Главная » Алфавитный раздел » Трезвение » Актуальная добродетель, или свобода от самообмана
Распечатать Система Orphus

Актуальная добродетель, или свобода от самообмана

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (3 голос: 3,67 из 5)

Недавно мне задали вопрос: как связаны между собою трезвение и трезвость – понятие из сферы духовной жизни и из области насущно-бытовой? Существует ли вообще эта связь двух практически однокоренных слов? По моему мнению, безусловно существует, и даже более глубинная, чем это может показаться на первый взгляд.

Трезвость, или точнее, трезвение – это одна из основных христианских добродетелей. Современным языком понятие “трез­вость” можно объяснить как потребность в абсолютно честном, незамутненном взгляде на самого себя и на окружающий мир. Этот взгляд невозможно взять и приобрести просто так, сказав себе, например: “С понедельника стану трезвомыслящим человеком”.

Как и другие христианские добродетели, трезвение неразрывно связано с настоящей, правильной духовной жизнью: усвоение его возможно только для человека верующего, постоянно обращающегося к Богу в покаянии и молитве. Тогда, исправляя свое сердце, человек исправляет и внутреннее зрение своей души – “око сердечное”.

Вообще ни одна добродетель не является некой “вещью в себе”, которой можно овладеть быстро и просто. Я очень люблю одно выражение преподобного Серафима Саровского, может быть, немного смешное, но простое и точное: “Доброде­тель – не груша, ее вдруг не съешь”. То есть это всегда плод определенных трудов и усилий. Трезвение приобретается, с одной стороны, постоянной духовной работой человека над собой, но, будучи обретено, оно, в свою очередь, открывает ему уже новые пути в том же духовном делании. Раскрытие в человеке добродетели возводит его на другую, гораздо более высокую ступень, а возрастание в любой добродетели бесконечно.

Трезвение – это свобода от самообмана, в духовном смысле – состояние, противоположное прелести. А человек в прельщении – это тот, кто доверился самому себе, своему испорченному, искаженному грехом мнению. Есть пословица: “Кривое правило и прямое сделает кривым”. Сегодня весь мир поражен этой болезнью, не сознавая ее опасности.

В духовной жизни прелесть проявляется как самоуверенность, исключительное доверие своим суждениям, когда собственное “я” становится единственным критерием в отношении человека к миру, Богу и ближним. Признаки прелести обычно бывают яркими и легко различимыми: экзальтация, видения, готовность человека слышать разного рода “голоса” и доверять им, изобретение новых учений и “религий”. К сожалению, с прельщенными людьми сейчас приходится встречаться все чаще и чаще, достаточно вспомнить известного всем Г. Грабового и его “учеников”.

Но и в повседневной жизни самомнение характерно сегодня практически для каждого. Чем публичнее род деятельности человека, тем заметнее последствия его самоуверенности. Наверное именно поэтому, наблюдая за некоторыми политиками, общественными, а порой и “религиозными” деятелями, мы поражаемся неадекватности их поступков и видим, что люди находятся в состоянии страшного самообмана. Тем не менее, повторяю, в той или иной мере самомнением поражен каждый человек, и это отражается на всей его жизни: действия, совершенные под действием страсти, пусть и неосознаваемой, имеют иногда самые неожиданные и чаще всего неприятные последствия.

Спасение без трезвости, конечно же, невозможно, потому что только человек, видящий самого себя таким, каков он есть, может правильно оценить ситуацию и в собственном внутреннем мире, и в мире окружающем. У преподобного Петра Дамаскина есть замечательные слова: “Начало спасения человека – это видение своих грехов, бесчисленных, как песок морской”. И действительно, человек, трезво оценивающий свои возможности, свои силы, свое состояние имеет шансы его исправить. Так же, как в случае болезни: врач, зная диагноз, может назначить правильное лечение. Но пока диагноз по какой-либо причине не определен, больной будет мучиться, не понимая, в чем дело.

Таково значение трезвости в духовном смысле. Второе значение этого слова – для многих и более привычное – обычно понимают как противоположность опьянению, подверженности определенной зависимости: алкогольной, наркотической. Я бы продолжил этот ряд, поставив рядом с пьянством и наркоманией современные виды зависимостей, актуализировавшихся буквально за последние годы: игроманию, пристрастие к виртуальной реальности. Все эти пороки имеют в своей основе поражение воли, обеднение души.

Опыт показывает, что пить (играть и т. д.) начинают люди, которые очень хотят быть уверенными в себе, но у них это не получается. Парадоксальным образом нетрезвость связана с тем, что человек хочет видеть свое положение достаточно высоким, а действительность показывает ему его реальное состояние. И если он не хочет с ним примириться, но и не собирается ничего исправлять в своей жизни – тогда неимение трезвости как духовной добродетели становится поводом для нетрезвости чисто практической – и человек уходит в иллюзорный мир.

Мы знаем, что главный фантазер – это диавол. Он знакомит с миром фантазий, иллюзий всех людей без исключения, потому что человеческая природа изначально повреждена грехопадением. И чем слабее сопротивление – тем больше внимания уделяет человек своим фантазиям. Очень часто вместо того, чтобы жить, он “проигрывает” свою жизнь, выстраивает альтернативный способ существования в своем воображении. И порой именно эта жизнь становится настолько увлекательной, что он каждую свободную минуту бежит от действительности в мир своих иллюзий и находит средства чисто материального свойства для того, чтобы пробыть как можно дольше и как можно “надежнее” в этом ирреальном мире[1].

* * *

Наше основное делание называется словом спасение. Но для того, чтобы стремиться ко спасению, надо осознать, что ты в опасности, и принять меры, чтобы этой опасности избежать. Поэтому трезвый взгляд на себя не имеет ничего общего с принципами современной популярной психологии, когда человеку объясняют: ты – такой вот, и в этом нет ничего страшного, нет поводов для беспокойства. Прими себя таким, какой ты есть! Всевозможные извращения – “вариант нормы”, наркомания – твое личное дело, только постарайся при этом не заразиться ВИЧ, употребляй одноразовые шприцы… Нам внушается, что в такого рода многообразии и заключается все самое хорошее в нашей жизни.

Показателен для нашего времени ставший очень популярным мультфильм “Шрек”. Я бы сказал, что эта “сказка на новый лад” полностью переворачивает цивилизационную парадигму человечества. Все мы воспитаны на сказках, в которых чудище превращалось в прекрасного принца, а лягушка – в красивую и мудрую царевну. И это было совершенно нормально, естественно, потому что уродство появлялось в результате действия злых сил и воспринималось как нечто однозначно отрицательное, с чем нельзя примириться. И сюжет сказки был основан на том, что это уродство волшебным образом преодолевалось, добро – и вместе с ним красота – побеждали зло[2]. В “Шреке” все наоборот: прекрасная принцесса превращается в огра-людоеда, и все довольны – пляшут, веселятся, радуются тому, что чудовища, которые живут рядом с нами – такие же, как и мы. Страшная сказка… И во многом характерная: она иллюстрирует собой очень устойчивую в современном мире тенденцию, которая имеет своей целью разрушение христианского фундамента нашей цивилизации.

Иногда нам говорят: какая разница – пойти на исповедь к священнику или на прием к психоаналитику? И тот, и другой помогают людям, разбирают какие-то движения души, помогают вглядеться в самого себя. Но есть не просто коренное различие, а полная противоположность духовной работы, как ее понимает христианство, и психоанализа – в отношении человека к своему “я”. Психоанализ основан на том, что человек, разглядев свои немощи, должен примириться с ними, иногда – “подкорректировать” отношения с окружающими людьми, исходя из того, что сначала надо “научиться любить самого себя”. Христианство дает человеку глубинное знание человеческой природы, показывая, что только труд покаяния дает ему возможность изменить себя с помощью Божией.

* * *

Каждый человек находится в состоянии внутреннего конфликта: между тем, каким он хочет себя видеть, и тем, каков он есть – а он всегда хочет видеть себя лучше! Самое трудное в жизни – признать правду. Мы лжем самим себе, изворачиваемся, пытаемся забыть свои грехи, злые, подлые поступки, предательства, которые мы совершили, стараемся заглушить в себе голос совести и жить так, как будто ничего этого не было. А лучший способ забыть все то, что не льстит нашему самолюбию – уйти в мир иллюзий.

Трезвость требует мужества. Единственная возможность вырваться из порочного круга любой зависимости – только покаяние в истинном смысле этого слова: то сокрушение пред Богом, которое ведет к изменению сознания, исправлению.

Мы говорим: человек создан по образу и подобию Божию, а это означает, что каждый из нас интуитивно знает, каким он должен быть. Даже самый погибающий человек не теряет в глубине души знания о том, в чем его жизнь сегодня не соответствует норме. Образ Божий в нас неразрушим, надо только обрести решимость к Нему вернуться.

Епископ Саратовский и Вольский Лонгин

«Альфа и Омега» №3 (47), 2006

 

1. Сказанное о фантазии никоим образом не относится к творческому воображению как Божиему дару. Это различение может стать темой отдельного исследования.^

2. В пьесе-сказке “Тень” Евг. Шварца звучит рассказ о том, как прекрасная принцесса вышла замуж за обманщика, который ее не любил, и от ужаса и омерзения превратилась в лягушку; но там это и воспринимается как трагедия. В пьесе, написанной с христианских позиций, “переворот” сказочного сюжета призван иллюстрировать именно разрушение нормального порядка вещей ложью и отсутствием любви. – Ред.^

 

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru