О пьянстве и трезвении

прот. Евге­ний Пейков

Не явля­ется ли полный отказ от спирт­ного чем-то про­ти­во­ре­ча­щим пра­во­слав­ному веро­уче­нию и тра­ди­циям? Апо­столь­ские пра­вила утвер­ждают, что гну­шаться вином тяжкий грех.

Дей­стви­тельно в цер­ков­ных кано­нах есть пра­вила, осуж­да­ю­щие гну­ша­ю­щихся вином. 51 апо­столь­ское пра­вило гласит – «Аще кто, епи­скоп, или пре­сви­тер, или диакон, или вообще из свя­щен­ного чина, уда­ля­ется от брака и мяса и вина, не ради подвига воз­дер­жа­ния, но по при­чине гну­ше­ния, забыв, что все добро зело, и что Бог, сози­дая чело­века, мужа и жену сотво­рил их, и таким обра­зом, хуля, кле­ве­щет на созда­ние: или да испра­вится, или да будет извер­жен из свя­щен­ного чина, и отвер­жен от Церкве. Такожде и миря­нин»1. О том же гово­рится в 53 апо­столь­ском пра­виле. Отме­тим, что эти пра­вила были названы собо­рами «апо­столь­скими», (упо­ми­на­ние о них есть в поста­нов­ле­ниях 1 и 3 все­лен­ских собо­ров) вслед­ствие их важ­но­сти, древ­но­сти и еди­но­мыс­лия с ново­за­вет­ными посла­ни­ями апо­сто­лов.

По мнению пра­во­слав­ных иссле­до­ва­те­лей2 их про­ис­хож­де­ние отно­сится ко вре­мени рас­цвета ереси гно­сти­ков во втором-тре­тьем веках и были состав­лены с целью огра­дить Цер­ковь от лже­уче­ний. (Гно­стики, от греч. «знание» счи­тали себя хра­ни­те­лями древ­них тайных знаний, закры­тых для про­фа­нов). Гно­сти­че­ские секты того вре­мени были весьма раз­но­об­разны и вое­вали между собой не менее оже­сто­ченно чем с пра­во­слав­ным хри­сти­ан­ством. В усло­виях этого посто­ян­ного про­ти­во­бор­ства для оправ­да­ния своих док­трин гно­стики не гну­ша­лись самыми гряз­ными мето­дами, под­де­лы­вая тексты и выда­вая свои сочи­не­ния за труды древ­них, авто­ри­тет­ных авто­ров. Так появи­лись апо­крифы, в т.ч нашу­мев­шее в недав­нее время «Еван­ге­лие от Иуды» и многие другие.

Одной из общих черт гно­сти­че­ских учений явля­ется заим­ство­ван­ная из фило­со­фии Пла­тона и дове­ден­ная до край­но­сти мысль о мате­рии и теле чело­века как о без­услов­ном зле и тем­нице духа. По этой при­чине Гно­стики отри­цали факт Бого­во­пло­ще­ния, Вос­кре­се­ния Хри­стова и ожи­да­е­мого нами все­об­щего вос­кре­се­ния. Мате­ри­аль­ный мир они пре­зи­рали как тво­ре­ние злого низ­шего боже­ства, «деми­урга» и из этого учения делали раз­лич­ные нрав­ствен­ные выводы. Были такие, что свое пре­зре­ние к плоти выра­жали край­ней рас­пу­щен­но­стью в плот­ских услаж­де­ниях, но боль­шин­ство при­дер­жи­ва­лись стро­гого аске­тизма, голо­дали, счи­тали невоз­мож­ным для себя вступ­ле­ние в брак, так как это, по их мнению, порож­дает новые тела, а значит умно­жа­ется зло в мире. Такое воз­дер­жа­ние сопро­вож­да­лось лице­мер­ной гор­до­стью и пре­зре­нием к людям, живу­щим в браке, пита­ю­щихся мясом и упо­треб­ля­ю­щим вино.

Посте­пенно это отно­ше­ние начало про­ни­кать и в среду пра­во­слав­ных, жела­ю­щих хра­нить дев­ство, пост и трез­ве­ние не из хри­сти­ан­ских сооб­ра­же­ний, а из гну­ше­ния, пре­зре­ния ко всему мате­ри­аль­ному. Чтобы пре­ду­пре­дить это зло, Апо­столь­ское пра­вило хвалит воз­дер­жа­ние от брака и упо­треб­ле­ния мяса и вина с хри­сти­ан­скою целью, т.е. как упраж­не­ние в доб­ро­де­тели, но оно резко осуж­дает всех, дела­ю­щих это по ере­ти­че­ским побуж­де­ниям, и пред­пи­сы­вает: каж­дому духов­ному лицу, при­дер­жи­ва­ю­ще­муся такого учения, ука­зы­вать прежде всего на еван­гель­ское учение, если же оно не послу­ша­ется и оста­нется упор­ным во зле, то тако­вого не только извер­гать из иерар­хи­че­ской сте­пени, но и вообще исклю­чать совсем из церкви, как после­до­ва­теля ере­ти­че­ского учения о воз­дер­жа­нии. Но тем, кто по хри­сти­ан­скому побуж­де­нию, ради упраж­не­ния в доб­ро­де­тели, воз­дер­жи­ва­ется всегда от мяса и вина, это пра­вило, как и 51‑е Ап. пра­вило, предо­став­ляет полную сво­боду.

О том же гово­риться в пра­ви­лах Анкир­ского (314 г.) и Ган­гр­ского собо­ров (прим. 341 г.) Послед­ний из кото­рых был созван против неко­его Евста­фия кото­рый со своими еди­но­мыш­лен­ни­ками, «воз­водя кле­вету на закон­ный брак, гово­рили, что никому из состо­я­щих в браке нет надежды на спа­се­ние у Бога. Пове­рив им, как мужья, так и жены, одни изго­няли своих жен, а другие, остав­ляя своих мужей, хотели жить цело­муд­ренно; потом, не вынося без­брач­ной жизни, впа­дали в пре­лю­бо­де­я­ние. После­до­ва­тели Евста­фия учили и дру­гому вопреки цер­ков­ному пре­да­нию и обычаю, и при­сва­и­вали себе цер­ков­ные пло­до­при­но­ше­ния, и жены у них оде­ва­лись в муж­ские одежды и стригли волосы. Они запо­ве­до­вали также поститься и в вос­крес­ные дни, а посты, уста­нов­лен­ные в церкви, отвер­гали и ели, гну­ша­ясь мясом, и в домах жена­тых людей не хотели ни молиться, ни при­ча­щаться, отвра­ща­лись жена­тых свя­щен­ни­ков и пре­зи­рали, как нечи­стые, те места, в кото­рых нахо­ди­лись муче­ни­че­ские останки, и осуж­дали тех, кото­рые имели деньги и не отда­вали их, как будто бы спа­се­ние было для них без­на­дежно, и иное многое запо­ве­до­вали в учили»3

Рас­смот­рен­ные нами пра­вила и опре­де­ле­ния в наши дни спра­вед­ливо могут быть отне­сены к после­до­ва­те­лям учений Л.Н. Тол­стого, Пор­фи­рия Ива­нова и многих других т.н. «трез­вен­ни­ков», а не к трез­вен­ни­кам пра­во­слав­ным, воз­дер­жи­ва­ю­щимся от вина из сооб­ра­же­ний духов­ных, педа­го­ги­че­ских, соци­аль­ных, из опа­се­ния про­из­ве­сти соблазн для немощ­ных. Такое воз­дер­жа­ние похва­ляет и апо­стол Павел «Лучше не есть мяса, не пить вина и не [делать] ничего [такого], отчего брат твой пре­ты­ка­ется, или соблаз­ня­ется, или изне­мо­гает.» (Рим. 14:21)

В то же время у апо­стола Павла мы читаем «Впредь пей не [одну] воду, но упо­треб­ляй немного вина, ради желудка твоего и частых твоих неду­гов» (1Тим. 5:23).

Много раз слышал, как этими сло­вами свя­щен­ного писа­ния оправ­ды­ва­ются пьющие не только «немного» и не только «вина». Если посмот­реть бес­при­страст­ным к вину взгля­дом, из этой цитаты видно, что ап. Тимо­фей совсем не упо­треб­лял вино, в том числе и в празд­ники, что не вызы­вало заме­ча­ний со сто­роны апо­стола Павла. Пово­дом к реко­мен­да­ции стали болезни одо­лев­шие подвиж­ника, воз­можно вслед­ствие чрез­мерно стро­гих постов и подви­гов. Поэтому нам, прежде чем оправ­ды­ваться этими сло­вами, сле­до­вало бы упо­до­биться свя­тому Тимо­фею в трудах, посте и подви­гах. При­ме­не­ние вина для лече­ния болез­ней желудка в наше время вряд ли оправ­дано, во-первых потому, что меди­цина изоб­рела много гораздо более полез­ных и менее рис­ко­ван­ных лекарств, во-вторых, потому, что совре­мен­ные алко­голь­ные изде­лия очень отли­ча­ются по своему хими­че­скому составу и про­цент­ному содер­жа­нию спирта от тех, что пили древ­ние. То вино, кото­рое сове­то­вал апо­стол Павел было очень близ­ким по составу к нату­раль­ному вино­град­ному соку и упо­треб­ля­лось в раз­бав­лен­ном водой виде. Состо­я­ние хри­сти­ан­ского обще­ства тоже отли­ча­лось от сего­дняш­него, в нем не было столько людей, испы­ты­ва­ю­щих болез­нен­ную страсть к вину. Для людей, борю­щихся с этой стра­стью даже неболь­шое коли­че­ство вина будет невы­но­си­мым муче­нием, кото­рое, скорее всего при­ве­дет к новому витку алко­голь­ной зави­си­мо­сти.

Об этом крас­но­ре­чиво гово­рит случай из жизни чело­века, обрет­шего в пра­во­сла­вии избав­ле­ние от недуга пьян­ства («Испо­ведь рус­ского алко­го­лика», опуб­ли­ко­вана в газете «Пра­во­слав­ный Санкт-Петер­бург» за июль 2003 г.).

«При­е­хав домой, в Питер, с радост­ной мыслью, что алко­го­лизм побеж­ден и вина я не выпью больше ни грамма, я про­дол­жил свой путь в Пра­во­сла­вие. Впе­реди была ясная цель позна­ния правды Божией, но мой путь омра­чило про­ис­ше­ствие. Ко мне в гости пришли пра­во­слав­ные друзья, чтобы отме­тить окон­ча­ние поста и свет­лый празд­ник Пасхи, начало сплош­ной сед­мицы. Пришли они с вином.

Помо­ли­лись, освя­тили стол. На мой отказ от вина все гневно стали осуж­дать меня, говоря, чти зло не в вине, а в неуме­рен­ном его упо­треб­ле­нии. Я согла­сился с ними и выпил. После их ухода жела­ние выпить еще и еще меня уже не поки­дало, став, нако­нец, нестер­пи­мым. Ни страх Божий, ни мысли о недо­пу­сти­мо­сти пьянки не смогли удер­жать меня. И все пока­ти­лось по ста­рому руслу. Посто­янно убеж­дал себя, что вино бла­го­слов­лено Богом и зла в нем нет, а зло во мне, зло, кото­рое я должен побе­дить. Неуме­рен­ное жела­ние побе­дить себя при­во­дило к оче­ред­ным срывам, и в итоге – при­вело к полной потере здо­ро­вья и инва­лид­но­сти.»

По мило­сти Божией, этот чело­век смог вновь побе­дить страсть и вер­нуться к трез­во­сти. Но сколько людей поги­бает, так и не рас­ка­яв­шись и не услы­шав еван­гель­ской вести по при­чине соблазна, посе­ян­ного в их немощ­ных душах нашим «празд­нич­ным» и повсе­днев­ным вино­пи­тием.

Но ведь в цер­ков­ных кален­да­рях напи­сано, что вино в празд­ники раз­ре­шено, и святые писали, что не вино виновно, а пьян­ство? (свт. Иоанн Зла­то­уст)

Часто пре­ступ­ники, оправ­ды­ва­ясь, гово­рят: Я не вино­ват, пьяный был, обви­няя не себя, а выпивку. И это не при­ни­ма­ется, а наобо­рот отяг­чает при­го­вор.

Дей­стви­тельно, гнез­дится грех не в веще­стве (каким бы оно ни было), а в сердце чело­века: «Ибо из сердца чело­века исхо­дят злые помыслы, убий­ства, пре­лю­бо­де­я­ния, любо­де­я­ния, кражи, лже­сви­де­тель­ства, хуле­ния: это осквер­няет чело­века…» (Мф. 15:19,20). Так и в пьян­стве вино­вато не вино, а сам чело­век, сердце кото­рого напол­нено без­ве­рием, отсут­ствием страха Божия, нече­стием, невоз­дер­жа­нием, рас­пу­щен­но­стью, рас­слаб­ле­нием душев­ных сил. Хотя вино и не гре­ховно, но крайне опасно, чрез него легко можно впасть во многие грехи, осо­бенно в рас­пут­ство (Еф. 5:18). Вино дей­ствует как сред­ство, помо­га­ю­щее про­ник­нуть стра­стям в еще не заблуд­шую совсем душу. Трез­вому чело­веку совесть пре­пят­ствует в совер­ше­нии рас­пут­ных дей­ствий, а после вина совесть при­туп­ля­ется, откры­вая дорогу гре­хов­ным похо­тям и жела­ниям. Не зря Св. Писа­ние срав­ни­вает его со змеем и решает про­блему пьян­ства реко­мен­да­цией даже не смот­реть на вино, а не только не пить его «Не смотри на вино, как оно крас­неет, как оно искрится в чаше, как оно уха­жи­ва­ется ровно: впо­след­ствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид» (Притч. 23:32).

Но и среди святых было мно­же­ство людей, не счи­та­ю­щих зазор­ным изредка упо­тре­бить немного вина и раз­ре­шить это уче­ни­кам?

Верно, но были и те, кото­рые для себя и своих чад этого не допус­кали. В жизни и учении святых часто мы наблю­даем довольно раз­но­об­раз­ные под­ходы к одним и тем же про­бле­мам. В зави­си­мо­сти от обсто­я­тельств, вре­мени, инди­ви­ду­аль­ных качеств при­хо­дя­щих, на одни те же вопросы дава­лись раз­лич­ные ответы. Наша задача понять, какие же из свя­то­оте­че­ских настав­ле­ний больше под­хо­дят к нашему вре­мени и народу. В Вопросе вино­пи­тия нашим людям лучше обра­титься за настав­ле­нием и при­ме­ром не к древним визан­тий­цам, перед кото­рыми про­блема мас­со­вого алко­го­лизма и алко­голь­ной дегра­да­ции народа не стояла, а к рус­ским святым отно­си­тельно недав­него вре­мени, кото­рые заме­чали тре­вож­ные при­знаки в миру и мона­сты­рях и выска­зы­вали своем мнение по этому поводу. При­ве­дем несколько цитат их тво­ре­ний и житий:

«…Хорошо не пить вино, осо­бенно вам, юней­шие, потому что от него воз­го­ра­ются стра­сти. Мы и без того имеем в себе вол­не­ние свой­ствен­ных есте­ству нашему стра­стей, для чего нам вво­дить в себя ещё и винных воз­бу­ди­те­лей? Вку­сите и уви­дите, как благо воз­дер­жа­ние от вина. Воз­дер­жи­ва­ю­щийся от него увидит себя не носи­мым помыс­лом, не воз­го­ра­е­мым душевно, но всегда трез­вен­ству­ю­щим в любви к Богу и рев­ност­ным ко всему луч­шему и содей­ству­ю­щему спа­се­нию.

Воз­дер­жи­ва­ю­щийся от вина Духа Свя­того носит в себе. Пиющий воду обле­ка­ется в одежду уми­ле­ния…» (Прп. Феодор Студит)4

«И ныне пища про­дол­жает сильно дей­ство­вать на душу, что осо­бенно заметно при упо­треб­ле­нии вина … По этой при­чине все ухме­ля­ю­щие напитки, особ­ливо хлеб­ные, воз­бра­ня­ются подвиж­нику, как лиша­ю­щие ум трез­во­сти, и тем победы в мыс­лен­ной брани.

Побеж­дён­ный ум, особ­ливо сла­до­страст­ными помыс­лами, усла­див­шийся ими, лиша­ется духов­ной бла­го­дати; при­об­ре­тён­ное мно­гими и дол­го­вре­мен­ными тру­дами теря­ется в несколько часов , в несколько минут.

Монах отнюдь не должен упо­треб­лять вина, – сказал пре­по­доб­ный Пимен Вели­кий. Этому пра­вилу должен после­до­вать и всякий бла­го­че­сти­вый хри­сти­а­нин, жела­ю­щий сохра­нить своё дев­ство и цело­муд­рие. Святые отцы сле­до­вали этому пра­вилу, а если и упо­треб­ляли вино, то весьма редко и с вели­чай­шею уме­рен­но­стью… Самые рев­ност­ные подвиж­ники бла­го­че­стия для пития упо­треб­ляют одну воду, избе­гая не только раз­го­ря­ча­ю­щих и ухме­ля­ю­щих напит­ков, но и пита­тель­ных, каковы все хлеб­ные напитки». (Свт. Игна­тий Брян­ча­ни­нов)5

«Хуже ли Я тебя упо­е­ваю из Чаши Моей, что ты пьёшь водку? – Мало разве Я веселю тебя, что ты пьёшь ещё для весе­лья уве­се­ля­ю­щее питие?» – Гос­поди! Твое весе­лье, от Чаши Твоей полу­ча­е­мое, совер­шен­ное, несрав­нен­ное: оно и сердце весе­лит и тела не обре­ме­няет нимало; а вино весе­лит сердце (Пс. 103:15), но и оту­ма­ни­вает и оде­бе­ляет его и тяжесть про­из­во­дит потом в душе и теле. «Или Тайны Мои не укреп­ляют твоего тела? – Но ты сам испы­тал сто­кратно, что они кре­пость, исце­ле­ние и здра­вие не только души, но и тела. – Итак, оставь пить водку. Не оту­ма­ни­вай своего сердца, не про­го­няй бла­го­дать Мою от себя: она нежна, тонка, цело­муд­ренна и легко оскорб­ля­ется малей­шим плот­ским уго­дьем. – Я люблю желу­док пост­ный, пита­ю­щийся про­стым хлебом и водою»6

Отчего про­ис­хо­дит жажда к вину? Оттого, что хри­сти­ане не имеют в сердце спа­си­тель­ной Божией бла­го­дати; оттого, что не жаждут своего веч­ного спа­се­ния, а по обо­льще­нию врага и соб­ствен­ному невни­ма­нию пре­не­бре­гают им как чем-то мало­важ­ным. Жажда боже­ствен­ной бла­го­дати, жажда своего спа­се­ния про­гнала бы всякую жажду вина и вообще чув­ствен­ных удо­воль­ствий, как пред­став­ле­ние жажды вечных сла­до­стей на небе­сах отни­мало у святых охоту к земным сла­до­стям. (Св. прав. Иоанн Крон­штадт­ский)6

«Старец Ири­нарх, – гово­рили они, – сидит в затворе и постится, носит на себе многие и тяже­лые железа, не пьет хмель­ного и мало ест да и братии учит делать тоже: пре­бы­вать «в трудах» и поститься, хмель­ного и в уста не брать, говоря, что это есть самое боль­шое зло; сле­дует, гово­рит, мона­хам быть, как анге­лам ни о чем не скор­беть и плоти своей не щадить: «мно­гими скор­бями над­ле­жит нам войти в Цар­ствие Божие» (Деян. 14:22).8

Что вино­пи­тие пре­кра­щено, пре­красно… Это самое лучшее посо­бие к тому, чтобы тело было всегда бодро, трез­венно и свежо. Вели­кое есть сие дело! (Свт. Феофан Затвор­ник)9

Пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский, по сви­де­тель­ству свя­щен­но­му­че­ника Сера­фима Чича­гова, «кушать не воз­бра­няя, бла­го­сло­вил всегда вволю, но вина – чтобы и запаха его у меня в оби­тели не было!»10

Этому при­меру сле­дуют многие оби­тели и в наше время.

Но в наше время тоже есть духов­ники, бла­го­слов­ля­ю­щие своих чад выпить за празд­нич­ным столом малень­кую рюмочку вина? Не про­ти­во­ре­чит ли это напи­сан­ному выше?

Не про­ти­во­ре­чит. Духо­нос­ные старцы знали точно, что полезно, а что нет их духов­ным чадам, поэтому иногда бла­го­слов­ляли, видя, что это не повре­дит. Мы же не знаем, как вино подей­ствует на нас и на сидя­щих с нами за столом. Сможем ли мы смот­реть в глаза чело­веку кото­рому нали­вали вино, если мы узнаем, что он потом стал алко­го­ли­ком, его жизнь раз­ру­ши­лась из-за пьян­ства? Можем ли мы сами счи­тать себя застра­хо­ван­ными от впа­де­ния в пагуб­ное при­стра­стие? Каждый алко­го­лик вна­чале своего паде­ния думал, что алко­го­ли­ком нико­гда не станет

Что же делать, если чело­век решил жить трезво, а свя­щен­ник бла­го­слов­ляет выпить вина?

Пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник в 14 сту­пени Лествицы опи­сы­вает эту ситу­а­цию, объ­яс­няя как посту­пать в подоб­ных слу­чаях.

«Видал я пре­ста­ре­лых свя­щен­ни­ков, пору­ган­ных бесами, кото­рые юным, не нахо­див­шимся под их руко­вод­ством, бла­го­сло­ве­нием раз­ре­шали на вино и прочее на пир­ше­ствах. Если имеют доброе о Гос­поде сви­де­тель­ство, то можем с их поз­во­ле­ния немного раз­ре­шить; если же они нера­дивы, то нам не должно в этом случае обра­щать вни­ма­ния на их бла­го­сло­ве­ние; а осо­бенно когда мы еще боремся с огнем плот­ской похоти.»11


При­ме­ча­ния:

1 «Пра­вила пра­во­слав­ной церкви с тол­ко­ва­ни­ями Нико­дима, епи­скопа дал­ма­тино-Истрий­ского» СПБ 1911.

2 Стра­ти­ла­тов И.А. «Древ­ность и важ­ность апо­столь­ских правил» СПБ 1996.

3 Павел Фло­рен­ский «Столп и утвер­жде­ние истины».

4 Прп. Феодор Студит. «Доб­ро­то­лю­бие». Т.4.

5 Свт. Игна­тий Брян­ча­ни­нов т.1 «Аске­ти­че­ские опыты».

6 Св. прав. Иоанн Крон­штадт­ский, «Днев­ник» т.4.

7 Св. Иоанн Крон­штадт­ский. Цит. по: «Спут­ник хри­сти­а­нина». М. 1993.

8 «Житие пре­по­доб­ного отца нашего Ири­нарха затвор­ника Ростов­ского Бори­со­глеб­ского мона­стыря».

9 Свя­ти­тель Феофан Затвор­ник. «Настав­ле­ния в духов­ной жизни».

10 Сщмч. Мит­ро­по­лит Сера­фим (Чича­гов). «Лето­пись Сера­фимо-Диве­ев­ского мона­стыря» 1903.

11 Лествица.

пол­но­стью это интер­вью опуб­ли­ко­вано в жур­нале «Живой Родник», январь 2008 года.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки