Страст­ная сед­ми­ца. Ве­ли­кая Среда

• Ве­ли­кое повечерие
• Утре­ня
• 6‑й час
• Ве­чер­ня

Цер­ков­но­сла­вян­ский Рус­ский

ВО СВЯ­ТЫЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ВТОРНИК
ПО­ВЕ­ЧЕ­РИЕ ВЕЛИКОЕ,

ВО СВЯ­ТОЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ВТОРНИК
НА ПОВЕЧЕРИИ

на нем­же по­ем три­пес­нец, тво­ре­ние гос­по­ди­на Ан­дреа Критскаго. По­ве­че­рие со­вер­ша­ем ве­ли­кое и на нем по­ем три­пес­нец пре­по­доб­но­го Ан­дрея Критского.

Глас 2. Песнь 3.

Глас 2. Песнь 3

Ир­мос: Неплод­ство­вав­ший мой ум, / пло­до­но­сен, Бо­же, по­ка­жи ми, / де­ла­те­лю доб­рых, на­са­ди­те­лю бла­гих, / бла­го­у­тро­би­ем Твоим. Ир­мос: Бес­плод­ный мой ум / пло­до­нос­ным, Бо­же, во мне яви, / Воз­де­лы­ва­тель доб­ро­го, на­са­ди­тель благ, / по ми­ло­сер­дию Твоему.
Кон­чи­ны вре­мя, об­ра­тим­ся про­чее, Хри­стос учит: / при­и­дет бо во мгно­ве­нии, при­и­дет и не умед­лит, / су­ди­ти ми­ру всему. Кон­чи­ны вре­мя: об­ра­тим­ся на­ко­нец – / Хри­стос учит; / ибо Он при­дет во од­но мгно­ве­ние, / при­дет и не за­мед­лит, / со­вер­шить суд над ми­ром Своим.
Вне­зап­ное Сво­е­го при­ше­ствия Хри­стос яв­ляя, ре­че, / Но­е­во древ­ле нена­деж­ное тле­ние, / на­ве­сти­ся хо­тя­щее земли. Вне­зап­ность Сво­е­го при­ше­ствия яв­ляя, / Хри­стос ска­зал, / что, как при Ное неко­гда, / неждан­ная по­ги­бель / сно­ва по­стиг­нет землю.
От­вер­зе­ся чер­тог, / укра­си­ся с ним Бо­же­ствен­ный брак, / Же­них близ при­зы­ва­яй нас, уго­то­вим­ся прочее. От­крыл­ся чер­тог, / с ним устро­ен и Бо­же­ствен­ный брак, / близ­ко Же­них, при­зы­ва­ю­щий нас; / от­ныне бу­дем готовы!
Си­мо­нов дом, невме­сти­ма­го вез­де, / вме­сти Тя Иису­се Ца­рю, / и же­на греш­ная ми­ром Тя помаза. Си­мо­нов кров вме­стил Те­бя, Иису­се-Царь, / не вме­ща­е­мо­го всем мiром, / и жен­щи­на греш­ная ми­ром Те­бя помазала.
Бла­го­во­ния та­ин­ствен­на­го ис­пол­не­на же­на, / пер­ва­го из­ба­ви­ся зло­во­ния Спа­се, мно­гих гре­хов. / Ми­ро бо ис­то­ча­е­ши жизни. Бла­го­во­ни­ем та­ин­ствен­ным ис­пол­нив­шись, же­на, / бы­ла из­бав­ле­на от преж­не­го зло­во­ния мно­гих гре­хов. / Ибо Ты, Спа­си­тель, / ис­то­ча­ешь ми­ро жизни.
Небес­ная пи­ще ал­чу­щим, жи­во­те сам сый, / ял еси Хри­сте с че­ло­ве­ки, про­яв­ляя снис­хож­де­ние Твое. Небес­ная пи­ща ал­чу­щих, / Сам ис­тин­ная жизнь! / Ты вку­шал, Хри­сте, с людь­ми, / про­яв­ляя Свое снисхождение.
Небла­го­дар­ный уче­ник, от­верг­ся Те­бе Хри­сте, / со­бо­ри­ще все­без­за­кон­ных лю­дей спод­ви­за­ше на Тя, / на пре­да­ние обращься. Без­рас­суд­ный уче­ник, / от­верг­ший Те­бя, Хри­сте, / взяв у без­за­кон­ни­ков це­лый от­ряд, / вел его про­тив Те­бя, / об­ра­тив­шись к предательству.
Сла­ва: Со От­цем Те­бе Сы­ну, и Ду­ху пра­во­му, / еди­но­му Есте­ству по­кла­ня­ю­ся и вос­пе­ваю, / Ли­цы раз­де­ляя, и Су­ще­ством соединяя. Сла­ва: Со От­цом Те­бе, Сы­ну, и Ду­ху пра­во­му, / еди­но­му Су­ще­ству по­кло­ня­юсь и вос­пе­ваю, / Ли­ца раз­ли­чая в Нем, / а есте­ством соединяя.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Рожд­шая Тя Аг­ни­ца, Пас­ты­ря и Агн­ца, / прис­но мо­лит Иису­се Бо­же, / о всех лю­дех ве­ру­ю­щих в Тя. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Аг­ни­ца, Ро­див­шая Те­бя, / Пас­ты­ря и Агн­ца, / непре­стан­но хо­да­тай­ству­ет, Иису­се Бо­же, / за всех, на зем­ле рож­ден­ных, ве­ру­ю­щих в Тебя.

Се­да­лен, глас 1. По­до­бен: Лик ангельский:

Се­да­лен, глас 1

Се лу­ка­вый со­вет во­ис­тин­ну со­бра­ся неистов­но, / яко осуж­ден­ни­ка осу­ди­ти, го­ре се­дя­ща­го, / яко Су­дию всех Гос­по­да: / ныне со­би­ра­ет­ся с Пи­ла­том Ирод, Ан­на, вку­пе же и Ка­иа­фа, / ис­пы­та­ти еди­на­го долготерпеливаго. Вот, по­ис­ти­не злое со­ве­ща­ние / со­бра­лось с на­ме­ре­ни­ем враж­деб­ным / что­бы осу­дить как под­су­ди­мо­го Гос­по­да всех, / на вы­со­те как Су­дия Си­дя­ще­го. / Ныне со­би­ра­ет­ся с Пи­ла­том Ирод, / и Ан­на вме­сте с Ка­иа­фой / ис­пы­тать Еди­но­го Долготерпеливого.

Песнь 8.

Ир­мос: В ку­пине Мо­и­сею, Де­вы чу­до, / на Си­най­стей го­ре Про­об­ра­зив­ша­го ино­гда, / пой­те, бла­го­сло­ви­те / и пре­воз­но­си­те во вся веки.

Песнь 8

Ир­мос: В тер­но­вом ку­сте Мо­и­сею / чу­до Де­вы Про­об­ра­зо­вав­ше­го / неко­гда на Си­най­ской го­ре, / пой­те, бла­го­слов­ляй­те и пре­воз­но­си­те во все века!

Не неве­дый вре­мя на­ше­го скон­ча­ния, дер­жай ве­ки, / день оный не ве­де­ти пред­ре­че, / но пре­де­лы всем по­ло­жи к смиреномудрию. Не по неве­де­нию вре­ме­ни кон­чи­ны на­шей / пред­рек ве­ка Дер­жа­щий, / что не зна­ет дня то­го: / но по­ло­жив этим для всех пре­де­лы скромности.
Егда ся­де­ши Су­дие, раз­лу­ча­яй, яко­же ре­кл еси, / пас­тырь от овец коз­ли­ща Спа­се, / сто­я­ния она­го из­ба­ви нас, / не ли­ши же нас Бо­же­ствен­ныя дес­ни­цы Твоея. Ко­гда Ты вос­ся­дешь, Су­дия, / от­де­ляя, как ска­зал Ты, Пас­тырь, коз­лов от овец / не ли­ши нас, Спа­си­тель, сто­я­ния с той сто­ро­ны, / где Бо­же­ствен­ная дес­ни­ца Твоя.
Ты еси Пас­ха на­ша, / по­жре­ный за всех, яко Аг­нец и Жерт­ва, / и пре­гре­ше­ний очи­ще­ние, / и Твоя Бо­же­ствен­ныя стра­сти пре­воз­но­сим Хри­сте, во вся веки. Ты – Пас­ха на­ша, за­клан­ный за всех, / как Аг­нец, и Жерт­ва, и о со­гре­ше­ни­ях уми­ло­стив­ле­ние; / и мы Твои Бо­же­ствен­ные стра­да­ния / пре­воз­но­сим, Хри­сте, во все века.
Дре­ву упо­до­би­ся, и се­лу, и хра­мине, все жи­тие ду­ше моя: / тем­же стя­жи к Бо­гу го­то­во серд­це, / да не что тле­ни­ем пло­ти оставиши. Мель­ни­це упо­доб­ле­на для те­бя, и по­лю, и до­му, / вся жизнь, ду­ша моя: / по­то­му при­об­ре­ти устрем­лен­ное к Бо­гу серд­це, / что­бы ни­че­го тлен­но­го не оста­вить плоти.
Не к фа­ри­сеом Спа­се, / ни к Си­мо­ну ток­мо из­во­лил еси во храм на снедь вни­ти, / но уже и мы­та­ри вку­пе и блуд­ни­цы, / Твое по­чер­па­ют милосердие. Не к фа­ри­се­ям, Спа­си­тель, / не толь­ко к Си­мо­ну од­но­му / бла­го­во­лил Ты прид­ти на тра­пе­зу: / но уже и мы­та­ри, и вме­сте – блуд­ни­цы / чер­па­ют Твое милосердие.
Среб­ро­лю­бие ра­чи­тель­ству­яй пре­да­тель Иуда, / о ис­то­щив­шем­ся ми­ре пе­ча­ше­ся: / про­чее же о про­да­нии Вла­ды­ки, / к без­за­кон­ным при­шед о цене согласоваше. К среб­ро­лю­бию при­вер­жен­ный пре­да­тель Иуда / стал об ис­тра­чен­ном мv­ре бес­по­ко­ить­ся; / вско­ре же – о том, как Вла­ды­ку про­дать: / к без­за­кон­ным при­дя, он о цене договаривался.
О бла­жен­ных рук! / О вла­сов и устен це­ло­муд­рен­ныя блуд­ни­цы! / Ими­же воз­лия, Спа­се, ми­ро на но­зе Твои, / оти­ра­ю­щи я, и ча­сто облобызающи. О бла­жен­ные ру­ки! / О во­ло­сы и уста блуд­ни­цы бла­го­ра­зум­ной! / Ими она воз­ли­ла, Спа­си­тель, ми­ро на но­ги Твои, / оти­рая их и непре­стан­но лобзая.
Воз­ле­жа­щу Те­бе Сло­ве, же­на пред­став­ши, и у ног ры­да­ю­щи, / сткля­ни­цу Спа­се ис­то­щи ми­ра / на гла­ву Те­бе без­смерт­на­го мира. Ко­гда воз­ле­жал Ты, Сло­во, / же­на, пред­став и у ног Тво­их ры­дая, / мv­ра ал­вастр из­ли­ва­ла на гла­ву Твою, / Спа­си­тель, бес­смерт­ное Миро!
Бла­го­сло­вим От­ца и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха, Господа. Бла­го­сло­вим От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха, Господа.
Со От­цем Сы­на и Свя­та­го Ду­ха, / Свя­тую Тро­и­цу в Бо­же­стве еди­ном сла­вим, во­пи­ю­ще: / Свят, Свят, Свят еси во веки. Со От­цом Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, / Свя­тую Тро­и­цу во еди­ном Бо­же­стве / мы сла­вим, воз­гла­шая: / “Свят, Свят, Свят Ты вовеки!”
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Мо­лит­ва­ми Спа­се, Пре­чи­стыя Тво­ея Ма­те­ре, и Тво­их апо­стол, / ми­ло­сти Твоя нам низ­посли бо­гат­но, / и мир Твой по­даждь лю­дем Твоим. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Моль­ба­ми, Спа­си­тель, Пре­чи­стой Ма­те­ри Тво­ей / и Тво­их апо­сто­лов, / ми­ло­сти Твои нам нис­по­шли обиль­но / и мир Твой по­дай на­ро­ду Твоему.
Та­же: Хва­лим, бла­го­сло­вим, по­кла­ня­ем­ся Гос­по­де­ви, по­ю­ще, и пре­воз­но­ся­ще во вся веки. Хва­лим, бла­го­слов­ля­ем, по­кло­ня­ем­ся Гос­по­ду, вос­пе­вая и пре­воз­но­ся Его во все века.
Ир­мос: В ку­пине Мо­и­сею, Де­вы чудо: Ир­мос: В тер­но­вом ку­сте Моисею:

Песнь 9.

Ир­мос: Пре­есте­ствен­но пло­тию за­чен­шую во чре­ве, / от От­ца без­лет­но пред­воз­си­яв­шее Сло­во, / в пес­нех немолч­ных / ве­ли­ча­ем, вернии.

Песнь 9

Ир­мос: Сверхъ­есте­ствен­но пло­тию За­чав­шую во чре­ве / от От­ца вне вре­ме­ни пред­вос­си­яв­шее Сло­во / в пес­но­пе­ни­ях неумол­ка­ю­щих ве­ли­ча­ем, верные.

Де­ла­ния вре­мя, спа­се­ния на­ме­ре­ние: / та­лант взем­ши, древ­ний об­раз, ду­ше моя, / ку­пи веч­ную жизнь. Вре­мя тру­да, цель – спа­се­ние: / по­лу­чив та­лант – древ­ний об­раз, ду­ша моя, / при­об­ре­тай веч­ную жизнь.
Яко све­щи свет­лыя укра­сив­ше ду­ши, / Же­ни­ху при­хо­дя­щу к нетлен­но­му бра­ку, / преж­де за­клю­че­ния две­рей, вни­дем с Ним. Как све­тиль­ни­ки свет­лые укра­сив ду­ши / к при­хо­ду Же­ни­ха на нетлен­ный брак, / преж­де за­тво­ре­ния две­ри / вой­дем вме­сте с Ним.
По­ка­за­ти хо­тя Иису­се, / пре­есте­ствен­ное Тво­е­го сми­ре­ния всем, / ял еси в до­му Си­мо­но­ве ве­че­ряв, ал­чу­щих пище. По­ка­зать же­лая всем, Иису­се, / сверхъ­есте­ствен­ное Твое сми­ре­ние, / Ты вку­шал на ве­че­ре в до­ме Си­мо­на, / ал­чу­щих Пища!
Хлеб сый жи­во­тво­ря­щий, / снел еси Иису­се с Си­мо­ном фа­ри­се­ем, / да блуд­ни­ца при­об­ря­щет неку­пи­мую бла­го­дать Твою, ис­то­ща­ни­ем мира. Хлеб по­ис­ти­не жи­во­твор­ный, Иису­се, / вку­сил Ты пи­щи с Си­мо­ном фа­ри­се­ем, / что­бы блуд­ни­ца при­об­ре­ла не про­да­ва­е­мую Твою бла­го­дать / из­ли­я­ни­ем мvра.
Ру­це мои сквер­на­ве, устне блуд­ни­чи во мне, / нечи­сто мое жи­тие, рас­тлен­ны уды, / но осла­би ми, и оста­ви, во­пи­ет блуд­ни­ца Христу. “Ру­ки мои сквер­ны, / уста мои – как у блуд­ни­цы, нечи­ста моя жизнь, / все чле­ны те­ла рас­тлен­ны; / но от­пу­сти мне и про­сти”, – / взы­ва­ет блуд­ни­ца Христу.
При­ступль­ши же­на к но­га­ма Тво­има Спа­се, / воз­ли­ва­ше ми­ро, бла­го­уха­ния ис­пол­ня­ю­щи, / и ми­ра ис­пол­ня­е­ма дел очищения. При­сту­пив к но­гам Тво­им, Спа­си­тель, / же­на воз­ли­ва­ла ми­ро, / бла­го­уха­ни­ем на­пол­няя все во­круг, / и ми­ром уми­ло­стив­ле­ния о де­лах сво­их / ис­пол­ня­ясь сама.
Аро­ма­ты бо­га­тею, доб­ро­де­тель­ми же ни­щет­ствую, / яже имам, Те­бе при­но­шу: / даждь Сам, яже има­ши, и осла­би ми, и оста­ви, / во­пи­ет блуд­ни­ца Христу. “Аро­ма­та­ми я бо­га­та, / доб­ро­де­те­ля­ми же скуд­на; / что имею, Те­бе при­но­шу: / дай мне Сам то, что име­ешь, / и от­пу­сти мне и про­сти”, – / взы­ва­ет блуд­ни­ца Христу.
Ми­ро у мене тлен­ное, / ми­ро у Те­бе жиз­ни, / ми­ро бо Те­бе имя из­ли­ян­ное на до­стой­ныя, / но осла­би ми, и оста­ви, / во­пи­ет блуд­ни­ца Христу. “У ме­ня – ми­ро тлен­ное, / у Те­бя ми­ро жиз­ни, / ибо имя Те­бе – Ми­ро, из­ли­тое на до­стой­ных; / но от­пу­сти мне и про­сти”, – / взы­ва­ет блуд­ни­ца Христу.
Сла­ва: Без­на­ча­лен еси От­че, / несо­зда­нен еси Сыне, / со­пре­сто­лен и Ду­ше, / еди­но три Есте­ством, и три Ли­ца­ми, / един Бог истинный. Сла­ва: Без­на­ча­лен Ты, От­че; / не со­здан Ты, Сын; / ра­вен Им пре­сто­лом и Дух, / Трое – од­но Есте­ством, / и три – Ли­ца­ми: / еди­ный Бог истинный.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­це, упо­ва­ние чту­щих Тя прис­но, / не пре­стай мо­ля­щи из Те­бе Ро­див­ша­го­ся, / из­ба­ви­ти мя бед, и вся­ких искушений. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­ца, на­деж­да чту­щих Те­бя все­гда, / не пе­ре­ста­вай мо­лить от Те­бя Рож­ден­но­го / об из­бав­ле­нии ме­ня от бед / и все­воз­мож­ных искушений.
Вме­сто До­стой­но: ир­мос 9‑я пес­ни: Сверхъ­есте­ствен­но пло­тию За­чав­шую: И зем­ной поклон.

Три­свя­тое по От­че наш: Кондак дня. За­тем Гос­по­ди сил, с на­ми пре­будь: И про­чее, как обычно.

ВО СВЯ­ТУЮ И ВЕ­ЛИ­КУЮ СРЕДУ,
НА УТРЕНИ,

ВО СВЯ­ТУЮ И ВЕ­ЛИ­КУЮ СРЕДУ
НА УТРЕНИ

по ше­сто­псал­мии Ал­ли­лу­иа, на глас 8, По­сле ше­сто­псал­мия Ал­ли­лу­ия, на глас 8.

И тро­парь три­жды, глас 8:

Тро­парь, глас 8

Се Же­них гря­дет в по­лу­но­щи, / и бла­жен раб, его­же об­ря­щет бдя­ща: / недо­сто­ин же па­ки, его­же об­ря­щет уны­ва­ю­ща. / блю­ди убо ду­ше моя, / не сном отя­го­ти­ся, / да не смер­ти пре­да­на бу­де­ши, / и Цар­ствия вне за­тво­ри­ши­ся, / но вос­пря­ни зо­ву­щи: / Свят, Свят, Свят еси Бо­же, / Бо­го­ро­ди­цею по­ми­луй нас. Вот, Же­них при­хо­дит в пол­ночь, / и бла­жен тот раб, ко­го най­дет Он бодр­ству­ю­щим, / но, на­про­тив, недо­сто­ин тот, ко­го Он най­дет бес­печ­ным. / Смот­ри же, ду­ша моя, не будь по­беж­де­на сном, да не бу­дешь смер­ти пре­да­на, / и за­клю­че­на вне Цар­ствия, / но вос­прянь, взы­вая: / Свят, Свят, Свят Ты, Бо­же, / по мо­лит­вам Бо­го­ро­ди­цы по­ми­луй нас! (3)
И сти­хо­сло­вие.

По 1 сти­хо­сло­вии се­да­лен, глас 3.
По­до­бен: Кра­со­те девства:

По­сле 1 стихословия
се­да­лен, глас 3

Блуд­ни­ца при­сту­пи к Те­бе, / ми­ро со сле­за­ми из­ли­ва­ю­щи на но­зе Твои Че­ло­ве­ко­люб­че, / и смра­да зол из­бав­ля­ет­ся по­ве­ле­ни­ем тво­им! / Ды­ша же бла­го­дать Твою уче­ник небла­го­дар­ный, / сию от­ла­га­ет, и смра­дом оде­ва­ет­ся, / среб­ро­лю­би­ем про­дая Те­бе. / Сла­ва Хри­сте бла­го­у­тро­бию Твоему. Блуд­ни­ца при­сту­пи­ла к Те­бе, / ми­ро со сле­за­ми из­ли­вая на но­ги Твои, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / и от смра­да зол из­бав­ля­ет­ся по­ве­ле­ни­ем Тво­им! / Ды­шав­ший же бла­го­да­тию Тво­ею уче­ник небла­го­дар­ный, / ее от­вер­га­ет и нечи­сто­тою по­кры­ва­ет­ся, / по среб­ро­лю­бию про­да­вая Те­бя. / Сла­ва, Хри­сте, ми­ло­сер­дию Твоему!
Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.

По 2‑м сти­хо­сло­вии се­да­лен, глас 4.
По­до­бен: Уди­ви­ся Иосиф:

По­сле 2 стихословия
се­да­лен, глас 4

Иуда льстец, среб­ро­лю­бия ра­чи­тель­ству­яй, / пре­да­ти Тя Гос­по­ди, со­кро­ви­ще жи­во­та, лест­но по­уча­ше­ся, / ото­ну­ду­же и упи­вся, те­чет ко иудеом, / гла­го­лет без­за­кон­ным: / что ми хо­ще­те да­ти, и аз вам пре­дам, / во еже рас­пя­ти Его? Иуда ве­ро­лом­ный, к среб­ро­лю­бию при­вер­жен­ный, / за­мыс­лил Те­бя, Гос­по­ди, жиз­ни со­кро­ви­ще, пре­дать ко­вар­но; / по­то­му как пья­ный и спе­шит он к Иуде­ям, / го­во­рит без­за­кон­ным: “Что вы мо­же­те мне дать, / и я пре­дам вам Его на распятие?”
Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.

По 3‑м сти­хо­сло­вии се­да­лен, глас 1.
По­до­бен: Гроб Твой:

По­сле 3 стихословия
се­да­лен, глас 1

Блуд­ни­ца в пла­че во­пи­я­ше Щед­ре, / оти­ра­ю­щи теп­ле пре­чи­стеи Твои но­зе вла­сы гла­вы сво­ея, / и из глу­би­ны сте­ня­щи: / не от­ри­ни мя, ни­же омер­зи Бо­же мой, / но при­и­ми мя ка­ю­щу­ю­ся, / и спа­си яко един Человеколюбец. Блуд­ни­ца с пла­чем взы­ва­ла, Ми­ло­серд­ный, / оти­рая с теп­лой ве­рой пре­чи­стые Твои но­ги / во­ло­са­ми го­ло­вы сво­ей, / и из сер­деч­ной глу­би­ны сте­ная: / “Не от­ринь ме­ня и не возг­ну­шай­ся мною, Бо­же мой, / но при­ми ме­ня, ка­ю­щу­ю­ся, и спа­си / как еди­ный Человеколюбец!”
Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.
Чте­ния же вся от ска­за­ния, еже от Мат­феа свя­та­го Еван­ге­лия дне. Таже:

Еван­ге­лие от Иоан­на, за­ча­ло 41:
[Ин. 12, 17 – 50]

Еван­ге­лие от Иоанна
за­ча­ло 41Б

Во вре­мя оно, сви­де­тель­ство­ва­ше на­род сый со Иису­сом, егда Ла­за­ря воз­гла­си от гро­ба и вос­кре­си его от мерт­вых. Се­го ра­ди и сре­те Его на­род, яко слы­ша­ша Его сие со­твор­ша зна­ме­ние. Фа­ри­сее убо ре­ша к се­бе: ви­ди­те, яко ни­ка­я­же поль­за есть, се мир по Нем идет. Бя­ху же нецыи Ел­ли­ни от вшед­ших, да по­кло­нят­ся в празд­ник. Сии убо при­сту­пи­ша к Фи­лип­пу, иже бе от Виф­са­и­ды Га­ли­лей­ския, и мо­ля­ху его, гла­го­лю­ще: гос­по­ди, хо­щем Иису­са ви­де­ти. При­и­де Фи­липп, и гла­го­ла Ан­дрео­ви: и па­ки Ан­дрей и Фи­липп гла­го­ла­ста Иису­со­ви. Иисус же от­ве­ща има, гла­го­ля: при­и­де час, да про­сла­вит­ся Сын Че­ло­ве­че­ский. Аминь, аминь гла­го­лю вам: аще зер­но пше­нич­но пад на зем­ли не умрет, то еди­но пре­бы­ва­ет: аще ли умрет, мног плод со­тво­рит. Лю­бяй ду­шу свою, по­гу­бит ю: и нена­ви­дяй ду­шу свою в ми­ре сем, в жи­во­те веч­нем со­хра­нит ю. Аще кто Мне слу­жит, Мне да по­след­ству­ет: и иде­же есмь Аз, ту и слу­га Мой бу­дет. И аще кто Мне слу­жит, по­чтит его Отец Мой. Ныне ду­ша Моя воз­му­ти­ся, и что ре­ку? От­че, спа­си Мя от ча­са се­го, но се­го ра­ди при­и­дох на час сей. От­че, про­сла­ви имя Твое. При­и­де же глас с небе­се: и про­сла­вих, и па­ки про­слав­лю. На­род же сто­яй слы­шав, гла­го­ла­ху: гром бысть. Инии гла­го­ла­ху: ан­гел гла­го­ла Ему. От­ве­ща Иисус, и ре­че: не Мене ра­ди глас сей бысть, но на­ро­да ра­ди. Ныне суд есть ми­ру се­му: ныне князь ми­ра се­го из­гнан бу­дет вон. И аще Аз воз­не­сен бу­ду от зем­ли, вся при­вле­ку к Се­бе. Сие же гла­го­ла­ше, на­зна­ме­нуя, ко­ею смер­тию хо­тя­ше умре­ти. От­ве­ща Ему на­род: мы слы­ша­хом от за­ко­на, яко Хри­стос пре­бы­ва­ет во ве­ки: ка­ко Ты гла­го­ле­ши, воз­не­сти­ся по­до­ба­ет Сы­ну Че­ло­ве­че­ско­му? Кто есть Сей Сын Че­ло­ве­че­ский? Ре­че же им Иисус: еще ма­ло вре­мя свет в вас есть. Хо­ди­те, дон­де­же свет има­те, да тьма вас не имет: и хо­дяй во тме, не весть, ка­мо идет. Дон­де­же свет има­те, ве­руй­те во свет, да сы­но­ве све­та бу­де­те. Сия гла­го­ла Иисус, и от­шед скры­ся от них. То­ли­ка зна­ме­ния со­твор­шу Ему пред ни­ми, не ве­ро­ва­ху в Него. Да сбу­дет­ся сло­во Ис­а­ии про­ро­ка, еже ре­че: Гос­по­ди, кто ве­ро­ва слу­ху на­ше­му; и мыш­ца Гос­под­ня ко­му от­кры­ся? Се­го ра­ди не мо­жа­ху ве­ро­ва­ти, яко па­ки ре­че Ис­а­иа: осле­пи очи их, и ока­ме­нил есть серд­ца их, да не ви­дят очи­ма, ни ра­зу­ме­ют серд­цем, и об­ра­тят­ся, и ис­це­лю их. Сия ре­че Ис­а­иа, егда ви­де сла­ву Его, и гла­го­ла о Нем. Оба­че убо и от князь мно­зи ве­ро­ва­ша в Него, но фа­ри­сей ра­ди не ис­по­ве­до­ва­ху, да не из сон­мищ из­гна­ни бу­дут. Воз­лю­би­ша бо па­че сла­ву че­ло­ве­че­скую, неже сла­ву Бо­жию. Иисус же воз­з­ва, и ре­че: ве­ру­яй в Мя, не ве­ру­ет в Мя, но в По­слав­ша­го Мя. И ви­дяй Мя, ви­дит По­слав­ша­го Мя. Аз свет в мир при­и­дох, да всяк ве­ру­яй в Мя, во тме не пре­бу­дет. И аще кто услы­шит гла­го­лы Моя, и не ве­ру­ет, Аз не суж­ду ему: не при­и­дох бо, да суж­ду ми­ро­ви, но да спа­су мир. От­ме­та­яй­ся Мене и не при­ем­ляй гла­гол Мо­их, имать су­дя­ща­го ему: сло­во, еже гла­го­лах, то су­дит ему в по­след­ний день. Яко Аз от Се­бе не гла­го­лах, но по­сла­вый Мя Отец, Той Мне за­по­ведь да­де, что ре­ку, и что воз­гла­го­лю. И вем, яко за­по­ведь Его жи­вот веч­ный есть: яже убо Аз гла­го­лю, яко­же ре­че Мне Отец, та­ко глаголю. В то вре­мя сви­де­тель­ство­вал на­род, ко­то­рый был с Иису­сом, ко­гда Он воз­звал Ла­за­ря из гроб­ни­цы и воз­двиг его из мерт­вых. По­то­му и вы­шел на­род к Нему на­встре­чу, что услы­ша­ли, что Он со­тво­рил это зна­ме­ние. Фа­ри­сеи же ска­за­ли друг дру­гу: вы ви­ди­те, что ни­че­го вы не до­сти­га­е­те, вот мир по­шел за Ним. Из шед­ших на по­кло­не­ние в Празд­ник бы­ли неко­то­рые Эл­ли­ны. Они при­шли к Фи­лип­пу, ко­то­рый был из Виф­са­и­ды Га­ли­лей­ской, и про­си­ли его, го­во­ря: гос­по­дин, мы хо­тим ви­деть Иису­са. При­хо­дит Фи­липп и го­во­рит Ан­дрею; при­хо­дят Ан­дрей и Фи­липп и го­во­рят Иису­су. Иисус же от­ве­ча­ет им, го­во­ря: при­шел час быть про­слав­лен­ным Сы­ну Че­ло­ве­че­ско­му. Ис­тин­но, ис­тин­но го­во­рю вам: ес­ли зер­но пше­нич­ное, упав на зем­лю, не умрет, оно оста­ет­ся од­но; ес­ли же умрет, при­но­сит мно­го пло­да. Лю­бя­щий ду­шу свою гу­бит ее, и нена­ви­дя­щий ду­шу свою в ми­ре сем в жизнь веч­ную со­хра­нит ее. Ес­ли Мне кто слу­жит, за Мною да сле­ду­ет, и где Я, там и слу­га Мой бу­дет. Ес­ли кто Мне слу­жит, по­чтит его Отец. Те­перь ду­ша Моя сму­ще­на, и что Мне ска­зать? От­че, спа­си Ме­ня от ча­са се­го; но ра­ди это­го Я при­шел, на час сей. От­че, про­славь Твое имя. Раз­дал­ся то­гда го­лос с неба: и про­сла­вил и еще про­слав­лю. На­род же, сто­яв­ший и слы­шав­ший, го­во­рил: это гром. Дру­гие го­во­ри­ли: Ан­гел го­во­рил с Ним. От­ве­тил Иисус и ска­зал: не для Ме­ня го­лос этот, но для вас. Те­перь суд ми­ру се­му; те­перь князь ми­ра се­го из­верг­нут бу­дет вон. И Я, ко­гда воз­не­сен бу­ду от зем­ли, всех при­вле­ку к Се­бе. Это Он го­во­рил, да­вая по­нять, ка­кою смер­тью пред­сто­я­ло Ему уме­реть. От­ве­тил Ему на­род: мы слы­ша­ли в За­коне, что Хри­стос пре­бы­ва­ет во­век, а как же Ты го­во­ришь, что дол­жен быть воз­не­сен Сын Че­ло­ве­че­ский? Кто этот Сын Че­ло­ве­че­ский? Ска­зал им Иисус: еще ма­лое вре­мя свет меж­ду ва­ми. Хо­ди­те, по­ка име­е­те свет, что­бы тьма вас не объ­яла. И хо­дя­щий во тьме не зна­ет, ку­да идет. По­ка име­е­те свет, ве­руй­те в свет, что­бы стать вам сы­на­ми све­та. Это ска­зал Иисус, и уй­дя скрыл­ся от них. По­сле то­го, как Он столь­ко зна­ме­ний со­тво­рил пе­ред ни­ми, они не ве­ри­ли в Него, дабы ис­пол­ни­лось сло­во Ис­а­ии про­ро­ка, ко­то­рое он ска­зал: Гос­по­ди, кто по­ве­рил слы­шан­но­му от нас, и ру­ка Гос­под­ня ко­му от­кры­лась? Они по­то­му не мог­ли ве­рить, что еще ска­зал Ис­а­ия: Он осле­пил их гла­за и сде­лал жест­ким их серд­це, что­бы не уви­де­ли они гла­за­ми и не по­ня­ли серд­цем, и не об­ра­ти­лись. И Я ис­це­лю их. Это ска­зал Ис­а­ия, по­то­му что уви­дел сла­ву Его и ска­зал о Нем. Впро­чем, и из на­чаль­ни­ков мно­гие уве­ро­ва­ли в Него, но из-за фа­ри­се­ев не ис­по­ве­ды­ва­ли, что­бы не быть от­лу­чен­ны­ми от си­на­го­ги; ибо воз­лю­би­ли сла­ву че­ло­ве­че­скую боль­ше, чем сла­ву Бо­жию. Иисус же воз­гла­сил и ска­зал: ве­ру­ю­щий в Ме­ня не в Ме­ня ве­ру­ет, но в По­слав­ше­го Ме­ня, и ви­дя­щий Ме­ня ви­дит По­слав­ше­го Ме­ня. Я в мир при­шел, как свет, что­бы ни один ве­ру­ю­щий в Ме­ня не пре­был во тьме. И ес­ли кто услы­шит Мои сло­ва и не со­хра­нит, Я не сужу его, ибо Я при­шел не су­дить мир, но спа­сти мир. Для от­вер­га­ю­ще­го Ме­ня и не при­ни­ма­ю­ще­го Мо­их слов есть су­дья: сло­во, ко­то­рое Я из­рек, оно бу­дет су­дить его в по­след­ний день. По­то­му что Я не от Се­бя из­рек, но По­слав­ший Ме­ня Отец Сам Мне за­по­ведь дал, что Мне ска­зать, и что из­речь. И знаю, что за­по­ведь Его есть жизнь веч­ная. Итак, что Я го­во­рю, – как ска­зал Мне Отец, так и го­во­рю.   Ин 12:17–50
Пса­лом 50, Пса­лом 50.

И три­пес­нец, тво­ре­ние гос­по­ди­на Космы,

Три­пес­нец гос­по­ди­на Кос­мы Маюм­ско­го, глас 2

его­же кра­естро­чие: Тет­ра­ди пса­ло. Си­есть В Сре­ду вос­пою. Ир­мо­сы по два­жды. Тро­па­ри на 12. По­сле­ди же ир­мос оба ли­ка вку­пе. Глас 2. Его ак­ро­стих: Тет­ра­ди пса­ло, то есть В Сре­ду вос­пою. Ир­мо­сы по­ем два­жды, тро­па­ри же на 12. И в кон­це по­ют ир­мос оба хо­ра вместе.

Песнь 3.

{Τ} Ир­мос: На ка­ме­ни мя ве­ры утвер­див, / раз­ши­рил еси уста моя на вра­ги моя, / воз­ве­се­ли бо ся дух мой вне­гда пе­ти: / несть свят, яко­же Бог наш, / и несть пра­ве­ден, па­че Те­бе, Господи.

Песнь 3

Ир­мос: На ска­ле ве­ры ме­ня утвер­див, / ши­ро­ко рас­крыл Ты уста мои про­тив вра­гов мо­их, / ибо воз­ве­се­лил­ся дух мой, вос­пе­вая: / “Нет свя­то­го, как Бог наш, / и нет пра­вед­но­го бо­лее Те­бя, Господи!”

{Ε} Во тщет­ных со­бо­ри­ще без­за­кон­ных, / и мыс­лию со­би­ра­ет­ся зло­нрав­ною, / осуж­де­на Из­ба­ви­те­ля из­ре­щи Тя Хри­сте. / Ему­же по­ем: Ты еси Бог наш, / и несть свят па­че Те­бе Господи. Вот­ще си­нед­ри­он без­за­кон­ных / с злоб­ным на­ме­ре­ни­ем со­би­ра­ет­ся / – осуж­ден­ным объ­явить Те­бя, Из­ба­ви­те­ля, Хри­сте, / Ко­то­ро­му мы вос­пе­ва­ем: / “Ты – Бог наш, / и нет свя­то­го, кро­ме Те­бя, Господи!”
{Τ} Лю­тый со­вет без­за­кон­ных, / при­тво­ря­ет­ся бо­го­бор­ныя ду­ши су­щий, / яко зло­по­треб­на пра­вед­на­го уби­ти Хри­ста. / Ему­же по­ем: Ты еси Бог наш, / и несть свят па­че Те­бе Господи. Злое со­ве­ща­ние без­за­кон­ни­ков, / в ду­ше бо­го­бор­че­ство но­ся­щих, / как неугод­но­го для них на­ме­ре­ва­ет­ся / умерт­вить пра­вед­но­го – Хри­ста, / Ко­то­ро­му мы вос­пе­ва­ем: / “Ты – Бог наш, / и нет свя­то­го, кро­ме Те­бя, Господи!”

Кондак, глас 4. По­до­бен: Вознесыйся:

Кондак, глас 4

Паче блуд­ни­цы Бла­же, без­за­кон­но­вав, / слез ту­чи ни­ка­ко­же Те­бе при­не­сох, / но мол­ча­ни­ем мо­ля­ся при­па­даю Ти, / лю­бо­вию об­ло­бы­зая пре­чи­стеи Твои но­зе, / яко да остав­ле­ние мне яко Вла­ды­ка / по­да­си дол­гов, зо­ву­щу Ти Спа­се: / от сквер­ных дел мо­их из­ба­ви мя. Боль­ше чем блуд­ни­ца без­за­ко­ний со­вер­шив, / слез по­то­ков я Те­бе во­все не при­нес; / но в без­молв­ной моль­бе при­па­даю к Те­бе Бла­гой, / с лю­бо­вью це­луя пре­чи­стые но­ги Твои, / дабы Ты да­ро­вал мне, как Вла­ды­ка, про­ще­ние дол­гов, / взы­ва­ю­ще­му Те­бе, Спа­си­тель: / “От дел мо­их нечи­стых ме­ня избавь!”
Икос: Яже пер­вее блуд­ни­ца же­на, / вне­за­пу це­ло­муд­рен­на яви­ся, / воз­не­на­ви­дев­ши де­ла студ­на­го гре­ха, и сла­до­сти те­лес­ныя, / по­ми­на­ю­щи студ мно­гий и суд му­че­ния, / его­же пре­тер­пят блуд­ни­цы и сквер­нии, / от ни­х­же пер­вый есмь аз, и бо­ю­ся, / но пре­бы­ваю в злом обы­чаи безум­ный. / Блуд­ная же же­на убо­яв­ши­ся, и пот­щав­ши­ся ско­ро при­и­де, / во­пи­ю­щи ко Из­ба­ви­те­лю: / Че­ло­ве­ко­люб­че и Щед­ре, / от сквер­ных дел мо­их из­ба­ви мя. Икос: Преж­де рас­пут­ная же­на / вне­зап­но це­ло­муд­рен­ной яви­лась, / воз­не­на­ви­дев де­ла по­стыд­но­го гре­ха / и на­сла­жде­ния те­лес­ные, / в уме имея ве­ли­кий стыд / и суд с по­сле­ду­ю­щим на­ка­за­ни­ем, / ко­то­ро­му блуд­ни­ки и рас­пут­ные под­верг­нут­ся. / Я яв­ля­юсь пер­вым из их чис­ла, / и, хо­тя стра­шусь, / но дер­жусь по­роч­но­го обы­чая, безум­ный. / Блуд­ная же же­на, убо­яв­шись / и при­ло­жив ста­ра­ние, ско­ро при­шла, / взы­вая ко Ис­ку­пи­те­лю: / “Че­ло­ве­ко­лю­би­вый и Ми­ло­серд­ный, / от дел мо­их нечи­стых ме­ня избавь!”
Си­нак­са­рий. Си­нак­са­рий.

Песнь 8.

{Ρ} Ир­мос: Гла­гол му­чи­те­лев по­не­же пре­воз­мо­же, / сед­ме­ри­цею пещь раз­жжен­на бысть ино­гда, / в ней­же от­ро­цы не опа­ли­ша­ся, / ца­ре­во по­прав­ше ве­ле­ние, / но во­пи­я­ху: вся де­ла Гос­под­ня Гос­по­да пой­те, / и пре­воз­но­си­те во вся веки.

Песнь 8

Ир­мос: По­сколь­ку пре­воз­мог­ло сло­во ти­ра­на, / в семь раз силь­нее разо­жже­на бы­ла неко­гда печь, / в ко­то­рой от­ро­ки, при­каз ца­ря пре­зрев­шие, / не опа­ли­лись, но взы­ва­ли: / “Все тво­ре­ния Гос­под­ни, вос­пе­вай­те Гос­по­да / и пре­воз­но­си­те во все века!”

{Α} Из­ли­ва­ю­щи же­на ми­ро чест­ное, / Вла­дыч­ню и Бо­же­ствен­но­му страш­но­му вер­ху Хри­сте, / сле­дов Тво­их пре­чи­стых при­кос­ну­ся, осквер­не­ны­ма дла­нь­ма, и во­пи­я­ше: / вся де­ла Гос­под­ня Гос­по­да пой­те, / и пре­воз­но­си­те во вся веки. Же­на, из­лив ми­ро дра­го­цен­ное / на Вла­ды­че­ствен­ную и Бо­же­ствен­ную / страш­ную гла­ву Твою, Хри­сте, / ка­са­лась пре­чи­стых ног Тво­их / осквер­нен­ны­ми ру­ка­ми и взы­ва­ла: / “Все тво­ре­ния Гос­под­ни, вос­пе­вай­те Гос­по­да / и пре­воз­но­си­те во все века!”
{Δ} Сле­за­ми омы­ва­ет но­зе, по­вин­ная гре­хом, Со­здав­ша­го, / и оти­ра­ет вла­сы сво­и­ми. / Тем­же в жи­тии со­де­ян­ных / не по­гре­ши из­бав­ле­ния, но во­пи­я­ше: / вся де­ла Гос­под­ня Гос­по­да пой­те, / и пре­воз­но­си­те во вся веки. Сле­за­ми омы­ва­ет но­ги Со­зда­те­ля / ви­нов­ная во гре­хах / и во­ло­са­ми сво­и­ми оти­ра­ет; / по­то­му она не ли­ши­лась от­пу­ще­ния / со­де­лан­но­го ею в жиз­ни, но взы­ва­ла: / “Все тво­ре­ния Гос­под­ни, вос­пе­вай­те Гос­по­да / и пре­воз­но­си­те во все века!”
{Ι} Свя­щен­но­дей­ству­ет­ся из­бав­ле­ние бла­го­нрав­ней, / от спа­си­тель­ных утроб же и слез ис­точ­ни­ка, / в нем­же ис­по­ве­да­ни­ем из­мыв­ши­ся, / не сты­дя­ше­ся, но во­пи­я­ше: / вся де­ла Гос­под­ня Гос­по­да пой­те, / и пре­воз­но­си­те во вся веки. Свя­щен­но­дей­ству­ет­ся из­бав­ле­ние же­ны бла­го­ра­зум­ной / спа­си­тель­ным устро­е­ни­ем серд­ца и по­то­ком слез, / в ко­то­ром она не усты­ди­лась / омыть­ся с ис­по­ве­да­ни­ем, но взы­ва­ла: / “Все тво­ре­ния Гос­под­ни, вос­пе­вай­те Гос­по­да / и пре­воз­но­си­те во все века!”
Та­же, Хва­лим, бла­го­сло­вим, по­кла­ня­ем­ся Гос­по­де­ви, по­ю­ще, и пре­воз­но­ся­ще во вся веки. Хва­лим, бла­го­слов­ля­ем, по­кло­ня­ем­ся Гос­по­ду, вос­пе­вая и пре­воз­но­ся Его во все века.
И па­ки ир­мос: Гла­гол мучителев: И сно­ва ир­мос: По­сколь­ку превозмогло:
Чест­ней­шую, не по­ем. Че­стью выс­шую: не поем.

Песнь 9.

{Ψ} Ир­мос: Ду­ша­ми чи­сты­ми, и несквер­ны­ми уст­на­ми, / при­и­ди­те, воз­ве­ли­чим Несквер­ную и Пре­чи­стую Ма­терь Ем­ма­ну­и­ле­ву, / Ею­же, из Нея к Рож­ден­но­му при­но­ся­ще мо­лит­ву: / по­ща­ди ду­ши на­ша, Хри­сте Бо­же, и спа­си нас.

Песнь 9

Ир­мос: Ду­ша­ми чи­сты­ми / и неосквер­нен­ны­ми уста­ми / да­вай­те воз­ве­ли­чим Непо­роч­ную и Пре­чи­стую Ма­терь Эм­ма­ну­и­ла, / при­но­ся чрез Нее хо­да­тай­ство / к от Нее Рож­ден­но­му: / “По­ща­ди ду­ши на­ши, Хри­сте Бо­же, / и спа­си нас!”

{Α} Нера­зу­мен яв­ль­ся, и лу­кав рев­но­об­раз­ник, / дар до­стой­но­бо­же­ствен сло­вом про­да­ет. / Им­же долг раз­ре­ши­ся гре­хов, / кра­дый лю­тый Иуда лю­бо­бо­же­ствен­ную бла­го­дать: / по­ща­ди ду­ши на­ша Хри­сте Бо­же, и спа­си нас. Ока­зав­шись небла­го­дар­ным / и ко­вар­ным за­вист­ни­ком, / лу­ка­вый Иуда оце­ни­ва­ет дар, до­стой­ный Бо­га, / ра­ди ко­то­ро­го был от­пу­щен долг гре­хов, / тор­гуя бо­го­лю­без­ной бла­го­да­тью. / По­ща­ди ду­ши на­ши, Хри­сте Бо­же, / и спа­си нас!
{Λ} Гла­го­лет шед без­за­кон­ным кня­зем: / что ми хо­ще­те да­ти, и аз Хри­ста вам ис­ко­ма­го хо­тя­щим пре­дам? / При­сво­е­ние Хри­сто­во Иуда от­ри­ну­вый зла­том: / по­ща­ди ду­ши на­ша Хри­сте Бо­же, и спа­си нас. “Что вы дать мне на­ме­ре­ны, / и я вам пре­дам по же­ла­нию ва­ше­му / Хри­ста, Ко­то­ро­го ище­те вы?” / – го­во­рит, при­дя к без­за­кон­ным на­чаль­ни­кам / Иуда, от­верг­ший за зо­ло­то бли­зость с Хри­стом. / По­ща­ди ду­ши на­ши, Хри­сте Бо­же, / и спа­си нас!
{Ω} О сле­пот­на­го среб­ро­лю­бия нече­сти­ве, / ото­ну­ду­же за­бве­ние по­лу­чил еси, / яко ду­ши ни­ка­ко­же рав­но­сто­я­те­лен мир, яко­же на­учил­ся еси: / от­ча­я­ни­ем бо сам се­бе уда­вил еси вжег­ся пре­да­те­лю: / по­ща­ди ду­ши на­ша Хри­сте Бо­же, и спа­си нас. О сле­пое твое среб­ро­лю­бие, непри­ми­ри­мый! / Из-за него ты впал в за­бве­ние то­го, / что да­же весь мир ду­ши не сто­ит, / как ты на­учен был; / и вот, на­ки­нув пет­лю на се­бя / с от­ча­я­ния, уда­вил­ся ты, пре­да­тель. / По­ща­ди ду­ши на­ши, Хри­сте Бо­же, / и спа­си нас!
Та­же ир­мос: Ду­ша­ми чистыми: Так­же ир­мос: Ду­ша­ми чистыми:

Ек­са­по­сти­ла­рий, три­жды, яко обычно:

Ек­са­по­сти­ла­рий

Чер­тог Твой ви­жду Спа­се мой укра­шен­ный, / и одеж­ды не имам, да вни­ду вонь, / про­све­ти оде­я­ние ду­ши мо­ея / Све­то­да­вче, и спа­си мя. Чер­тог Твой ви­жу я, Спа­си­тель мой, укра­шен­ным, / но одеж­ды не имею, что­бы вой­ти в него. / Сде­лай свет­лым оде­я­ние ду­ши мо­ей, / По­да­тель све­та, и спа­си ме­ня. (3)

На хва­ли­тех по­ста­вим сти­хи 4,
и по­ем сия са­мо­глас­ны, глас 1:

На “Хва­ли­те:”
сти­хи­ры на 4, глас 1

Те­бе Де­выя Сы­на, / блуд­ни­ца по­знав­ши Бо­га, / гла­го­ла­ше, в пла­чи мо­ля­щи­ся, / яко слез до­стой­ная со­де­лав­шая: / раз­ре­ши долг, яко­же и аз вла­сы: / воз­лю­би лю­бя­щую, пра­вед­но нена­ви­ди­мую, / и близ мы­та­рей Те­бе про­по­вем, / Бла­го­де­те­лю Человеколюбче. В Те­бе, Сыне Де­вы, по­знав Бо­га, / блуд­ни­ца го­во­ри­ла, мо­ля с ры­да­ни­ем, / как со­вер­шив­шая мно­го до­стой­но­го слез: / “От­пу­сти долг, как и я рас­пус­каю свои ко­сы; / воз­лю­би лю­бя­щую, спра­вед­ли­во нена­ви­ди­мую, / и я сре­ди мы­та­рей о Те­бе про­воз­гла­шу, / Благодетель-Человеколюбец!”
Мно­го­цен­ное ми­ро, / блуд­ни­ца сме­си со сле­за­ми, / и из­лия на пре­чи­стеи но­зе Твои, об­ло­бы­за­ю­щи: / оную абие оправ­дал еси, / нам же про­ще­ние да­руй / По­стра­да­вый о нас, и спа­си нас. Дра­го­цен­ное ми­ро / блуд­ни­ца сме­ша­ла со сле­за­ми / и из­ли­ла на пре­чи­стые но­ги Твои, их лоб­зая. / Ее Ты тот­час оправ­дал, / и нам про­ще­ние да­руй, / По­стра­дав­ший за нас, и спа­си нас.
Егда греш­ная при­но­ша­ше ми­ро, / то­гда уче­ник со­гла­ша­ше­ся пре­без­за­кон­ным. / Овая убо ра­до­ва­ше­ся, / ис­то­ща­ю­щи ми­ро мно­го­цен­ное: / сей же тща­ше­ся про­да­ти Без­цен­на­го. / Сия Вла­ды­ку по­зна­ва­ше, / а сей от Вла­ды­ки раз­лу­ча­ше­ся. / Сия сво­бож­да­ше­ся, / а Иуда раб бы­ва­ше вра­гу. / Лю­то есть ле­ность, ве­лие по­ка­я­ние: / еже мне да­руй Спа­се, / по­стра­да­вый о нас, и спа­си нас. Ко­гда греш­ни­ца при­но­си­ла ми­ро, / то­гда уче­ник сго­ва­ри­вал­ся с без­за­кон­ни­ка­ми. / Од­на ра­до­ва­лась, тра­тя ми­ро дра­го­цен­ное, / дру­гой же спе­шил про­дать Бес­цен­но­го. / Та Вла­ды­ку по­зна­ва­ла, / а этот от Вла­ды­ки от­да­лял­ся. / Та сво­бо­ду по­лу­ча­ла, / а Иуда ста­но­вил­ся ра­бом вра­га. / Страш­ное де­ло – небре­же­ние, / ве­ли­кое – по­ка­я­ние: / да­руй мне его Спа­си­тель, по­стра­дав­ший за нас, / и спа­си нас.
О Иуди­на ока­ян­ства! / Зря­ше блуд­ни­цу це­лу­ю­щую сто­пы, / и умыш­ля­ше ле­стию пре­да­ния це­ло­ва­ние. / Оная вла­сы раз­ре­ши, / а сей яро­стию вя­за­ше­ся, / но­ся вме­сто ми­ра злосмрад­ную зло­бу: / за­висть бо не весть пред­по­чи­та­ти по­лез­ное. / О Иуди­на ока­ян­ства! / От него­же из­ба­ви Бо­же, ду­ши наша. О жал­кая до­ля Иуды! / Ви­дел он блуд­ни­цу, це­лу­ю­щую сто­пы, / и за­мыш­лял ко­вар­но по­це­луй пре­да­тель­ский. / Она ко­сы рас­пле­ла, / а этот яро­стию свя­зы­вал­ся, / но­ся вме­сто мv­ра смер­дя­щую зло­бу: / ибо не уме­ет за­висть пред­по­чи­тать по­лез­ное. / О жал­кая до­ля Иуды! / От нее из­бавь, Бо­же, ду­ши наши!
Сла­ва, глас 2: Греш­ная те­че к ми­ру, / ку­пи­ти мно­го­цен­ное ми­ро, / еже по­ма­за­ти Бла­го­де­те­ля, / и ми­ро­про­да­те­лю во­пи­я­ше: / Даждь ми ми­ро, да по­ма­жу и аз / Очи­стив­ша­го вся моя грехи. Сла­ва, глас 2: Греш­ни­ца спе­ши­ла ра­ди по­куп­ки мv­ра, / стре­мясь по­ма­зать Мно­го­цен­ное Ми­ро – Бла­го­де­те­ля, / и ми­ро­вар­ни­ку взы­ва­ла: / “Дай мне ми­ро, что­бы по­ма­зать и мне / Из­гла­див­ше­го все мои грехи!”
И ныне, глас 6: По­гру­жен­ная гре­хом, / об­ре­те Тя при­ста­ни­ще спа­се­ния, / виждь и ми­ра со сле­за­ми рас­тво­ря­ю­щую, Те­бе во­пи­я­ше: / виждь со­гре­ша­ю­щих по­ка­я­ния ожи­да­яй. / Но Вла­ды­ко спа­си мя от вол­ны гре­хов­ныя, / ве­ли­кия ра­ди Тво­ея милости. И ныне, глас 6: Уто­па­ю­щая в гре­хах / об­ре­ла Те­бя, при­ста­ни­ще спа­се­ния / и, ми­ро со сле­за­ми из­ли­вая, Те­бе взы­ва­ла: / “Воз­зри, ожи­да­щий по­ка­я­ния со­гре­ша­ю­щих. / Так спа­си же ме­ня, Вла­ды­ка, от вол­не­ния гре­ха / по ве­ли­кой Тво­ей милости!”

На сти­ховне сти­хи­ры са­мо­глас­ны, глас 6:

Сти­хи­ры на сти­ховне, глас 6

Днесь Хри­стос при­хо­дит в дом фа­ри­сеов, / и же­на греш­ни­ца при­сту­пив­ши к но­гам, ва­ля­ше­ся во­пи­ю­щи: / виждь по­гру­жен­ную гре­хом, / от­ча­ян­ную де­я­ний ра­ди, / негну­ша­е­мую от Тво­ея бла­го­сти: / и даждь ми Гос­по­ди остав­ле­ние злых, и спа­си мя. В сей день Хри­стос при­хо­дит в дом фа­ри­сея, / и жен­щи­на-греш­ни­ца, по­дой­дя, / при­па­да­ла к но­гам Его, взы­вая: / “Взгля­ни на ме­ня, уто­нув­шую в гре­хе / и от­ча­яв­шу­ю­ся из-за дел сво­их, / но не от­верг­ну­тую Тво­ею бла­го­стью, / и дай мне, Гос­по­ди, про­ще­ние злых мо­их по­ступ­ков / и спа­си меня!”
Стих: Ис­пол­ни­хом­ся за­ут­ра ми­ло­сти Тво­ея, Гос­по­ди, воз­ра­до­ва­х­ом­ся, и воз­ве­се­ли­хом­ся: во вся дни на­ша воз­ве­се­ли­хом­ся. За дни, в ня­же сми­рил ны еси, ле­та в ня­же ви­де­хом злая. И при­з­ри на ра­бы Твоя, и на де­ла Твоя, / и на­ста­ви сы­ны их. Стих: На­сы­ти­лись мы ра­но утром ми­ло­стью Тво­ею, Гос­по­ди, и воз­ра­до­ва­лись и воз­ве­се­ли­лись. Во все дни на­ши воз­ве­се­ли­лись: за дни, в ко­то­рые Ты сми­рил нас, за го­ды, в ко­то­рые мы ви­де­ли злое. И воз­зри на ра­бов Тво­их и на де­ла Твои, / и ука­жи путь сы­нам их.   Пс 89:14–16
Про­ст­ре блуд­ни­ца вла­сы Те­бе Вла­ды­це, / про­ст­ре Иуда ру­це без­за­кон­ным: / ова убо при­я­ти остав­ле­ние, / ов же взя­ти среб­ре­ни­ки. / Тем­же Те­бе во­пи­ем про­да­но­му и сво­божд­ше­му нас: / Гос­по­ди сла­ва Тебе. Про­стер­ла блуд­ни­ца во­ло­сы к Те­бе, Вла­ды­ке, / про­стер и Иуда ру­ки к без­за­кон­ни­кам: / од­на – что­бы по­лу­чить от­пу­ще­ние, / дру­гой же – что­бы взять среб­ре­ни­ки. / По­то­му мы Те­бе взы­ва­ем, / про­дан­но­му и осво­бо­див­ше­му нас: / “Гос­по­ди, сла­ва Тебе!”
Стих: И бу­ди свет­лость Гос­по­да Бо­га на­ше­го на нас, и де­ла рук на­ших ис­пра­ви на нас, / и де­ло рук на­ших исправи. Стих 2: И да бу­дет си­я­ние Гос­по­да Бо­га на­ше­го на нас, и де­ла рук на­ших ис­правь у нас, / и де­ло рук на­ших ис­правь.   Пс 89:17
При­сту­пи же­на злосмрад­ная и осквер­не­ная, сле­зы про­ли­ва­ю­щи, / лю­бя­щи Спа­се, страсть ис­по­ве­да­ю­щи: / ка­ко воз­зрю к Те­бе Вла­ды­це? / Сам бо при­шел еси спа­сти блуд­ни­цу: / из глу­би­ны умер­шую мя вос­кре­си, / иже Ла­за­ря воз­двиг­ну­вый из гро­ба чет­ве­ро­днев­на: / при­и­ми мя ока­ян­ную Гос­по­ди, и спа­си мя. При­сту­пи­ла жен­щи­на смрад­ная и осквер­нен­ная, / сле­зы про­ли­вая на но­ги Твои, Спа­си­тель, / и свое стра­да­ние воз­ве­щая: / “Как я взгля­ну на Те­бя, Вла­ды­ку? / Но Ты Сам при­шел спа­сти блуд­ни­цу! / Ме­ня, умер­шую, из без­дны под­ни­ми, / воз­двиг­ший Ла­за­ря на чет­вер­тый день из гро­ба. / При­ми ме­ня, зло­счаст­ную Гос­по­ди, / и спа­си меня!”
Стих: Ис­по­вем­ся Те­бе Гос­по­ди, всем серд­цем мо­им, по­вем вся чу­де­са Твоя. Стих: Бу­ду сла­вить Те­бя, Гос­по­ди, всем серд­цем мо­им, воз­ве­щу все чу­де­са Твои.
От­ча­ян­ная жи­тия ра­ди, / и уве­до­мая нра­ва ра­ди, / ми­ра но­ся­щая при­сту­пи Те­бе во­пи­ю­щи: / да не от­вер­же­ши мене блуд­ную, Ро­ди­вый­ся от Де­вы: / да не пре­зри­ши моя сле­зы ра­до­сте ан­ге­лов. / Но при­и­ми мя ка­ю­щу­ю­ся, / юже не от­ри­нул еси со­гре­ша­ю­щую Гос­по­ди, / ве­ли­кия ра­ди Тво­ея милости. От­ча­яв­ша­я­ся по при­чине жиз­ни сво­ей, / и всем из­вест­ная сво­им нра­вом, / ми­ро дер­жа в ру­ках, / при­сту­пи­ла к Те­бе, взы­вая: / “Не от­ринь ме­ня, блуд­ни­цу, Ро­див­ший­ся от Де­вы; / не пре­зри мо­их слез, ра­дость Ан­ге­лов! / Но при­ми ме­ня, ка­ю­щу­ю­ся, / ко­то­рую не от­верг и со­гре­ша­ю­щей, Гос­по­ди, / по ве­ли­кой Тво­ей милости!”

Сла­ва, и ныне, са­мо­гла­сен, глас 8.
Тво­ре­ние Кас­си­а­ны инокини:

Сла­ва, и ныне, глас 8

Гос­по­ди, яже во мно­гия гре­хи впад­шая же­на, / Твое ощу­тив­шая Бо­же­ство, / ми­ро­но­си­цы взем­ши чин, / ры­да­ю­щи ми­ро Те­бе преж­де по­гре­бе­ния при­но­сит: / увы мне, гла­го­лю­щи, / яко нощь мне есть раз­жже­ние блу­да невоз­дер­жан­на, / мрач­ное же и без­лун­ное ра­че­ние гре­ха. / При­и­ми моя ис­точ­ни­ки слез, / иже об­ла­ка­ми про­из­во­дяй мо­ря во­ду. / При­к­ло­ни­ся к мо­им воз­ды­ха­ни­ем сер­деч­ным, / при­к­ло­ни­вый небе­са неиз­ре­чен­ным Тво­им ис­то­ща­ни­ем: / да об­ло­бы­жу пре­чи­стеи Твои но­зе, / и отру сия па­ки гла­вы мо­ея вла­сы, / их­же в раи Ева, по по­лу­дни, шу­мом уши огла­сив­ши, стра­хом скры­ся. / Гре­хов мо­их мно­же­ства, / и су­деб Тво­их без­дны кто из­сле­дит? / Ду­ше­спас­че Спа­се мой, / да мя Твою ра­бу не пре­зри­ши, / иже без­мер­ную име­яй милость. Гос­по­ди, во мно­гие гре­хи впав­шая же­на, / Твое ощу­тив­шая Бо­же­ство, / ми­ро­но­си­цы слу­же­ние взяв на се­бя, / с ры­да­ни­ем ми­ро Те­бе преж­де по­гре­бе­ния при­но­сит, – / “Увы мне”, воз­гла­шая, – / “ибо но­чью для ме­ня яв­ля­ет­ся страсть невоз­дер­жа­ния, / мрач­ной и без­лун­ной – лю­бовь к гре­ху! / При­ми мои ис­точ­ни­ки слез, / из об­ла­ков из­во­дя­щий во­ду мо­ря. / При­к­ло­нись к мо­им сте­на­ни­ям сер­деч­ным, / при­к­ло­нив­ший небе­са неиз­ре­чен­ным Тво­им са­мо­ума­ле­ни­ем. / Бу­ду ло­бы­зать пре­чи­стые Твои но­ги, / и еще отру их го­ло­вы мо­ей куд­ря­ми, / – те, шум от ко­то­рых Ева в раю по­сле по­лу­дня, / услы­шав уша­ми сво­и­ми, в стра­хе скры­лась. / Гре­хов мо­их мно­же­ство и су­дов Тво­их без­дну кто ис­сле­ду­ет? / Спа­са­ю­щий ду­ши, Спа­си­тель мой, / ме­ня, ра­бу Твою, не пре­зри, / име­ю­щий без­мер­ную милость!”
И абие, Бла­го есть: Три­свя­тое с по­кло­ны, и час 1‑й без сти­хо­сло­вия: Бы­ва­ют же и по­кло­ны по чи­ну их. И ли­тия. И от­пуст. И про­чее яко­же преж­де ука­за­ся в По­не­дель­ник Великий. И тот­час Бла­го есть:, Три­свя­тое с по­кло­на­ми и час 1‑й без ка­физ­мы, но с по­кло­на­ми по уста­ву. Ли­тия о усоп­ших и отпуст.

НА 6‑М ЧАСЕ

НА 6‑М ЧАСЕ

Тро­парь про­ро­че­ства, глас 8:

Тро­парь про­ро­че­ства, глас 8

Днесь лу­ка­вое со­бра­ся сон­ми­ще, / и на Тя тщет­ная по­учи­ша­ся. / Днесь от со­гла­сия удав­ле­ние Иуда об­ру­ча­ет, / Ка­иа­фа же нево­лею ис­по­ве­ду­ет: / яко един за всех вос­при­ем­ле­ши смерть во­лею, / Из­ба­ви­те­лю наш Хри­сте Бо­же, сла­ва Тебе. В сей день со­брал­ся ко­вар­ный си­нед­ри­он / и про­тив Те­бя за­мыс­лил тщет­ное. / В сей день за сго­вор с ни­ми с пет­лей Иуда об­ру­ча­ет­ся, / Ка­иа­фа же неволь­но ис­по­ве­ду­ет, / что Ты один за всех стра­да­ние при­ни­ма­ешь доб­ро­воль­но. / Ис­ку­пи­тель наш, Хри­сте Бо­же, сла­ва Тебе!
Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.

Про­ки­мен, пса­лом 133, глас 4:

Про­ки­мен, глас 4

Бла­го­сло­вит Тя Гос­подь от Си­о­на, / со­тво­ри­вый небо и зем­лю. Стих: Се ныне бла­го­сло­ви­те Гос­по­да вси ра­би Господни. Бла­го­сло­вит те­бя Гос­подь с Си­о­на, Со­тво­рив­ший небо и зем­лю. Стих: Вот, бла­го­слов­ляй­те ныне Гос­по­да, все ра­бы Гос­под­ни.   Пс 133:3, 1А

Про­ро­че­ства Ие­зе­ки­и­ле­ва чтение.
[Гла­ва 2, ст. 3 – 10, гла­ва 3, ст. 1 – 3]

Про­ро­че­ства Ие­зе­ки­и­ля чтение

Ре­че Гос­подь ко мне: сыне че­ло­вечь, по­слю тя Аз к до­му Из­ра­и­ле­ву, огор­че­ва­ю­щим Мя, иже огор­чи­ша Мя, са­ми и от­цы их от­вер­го­ша­ся Мене до днеш­ня­го дне. И сы­но­ве же­сто­ко­лич­нии, и твер­до­сер­деч­нии: Аз по­слю тя к тем, и ре­че­ши к ним: та­ко гла­го­лет Адо­наи Гос­подь. Аще убо услы­шат или убо­ят­ся: зане дом огор­че­ва­яй есть, и по­зна­ют, яко про­рок еси ты по­сре­де их. И ты сыне че­ло­вечь, да не убо­и­ши­ся их, ни ужа­сай­ся от ли­ца их: зане раз­сви­ре­пе­ют и обы­дут тя окрест, по­сре­ди бо скор­пи­ев ты жи­ве­ши: сло­вес их не убой­ся, и от ли­ца их не ужа­сай­ся, зане дом огор­че­ва­яй есть. И воз­гла­го­ле­ши сло­ве­са Моя к ним: аще убо услы­шат, или убо­ят­ся, зане дом про­гне­ва­яй есть. И ты сыне че­ло­вечь по­слу­шай Гла­го­лю­ща­го к те­бе, не бу­ди огор­че­ва­яй, яко­же дом пре­о­гор­че­ва­яй: от­вер­зи уста твоя, и снеждь, яже Аз даю те­бе. И ви­дех, и се ру­ка про­стер­та ко мне, и в ней сви­ток книж­ный. И раз­ви его пре­до мною, и в том пи­са­на бы­ша пред­няя и зад­няя: и впи­са­но бя­ше в нем ры­да­ние, и жа­лость, и го­ре. И ре­че ко мне: сыне че­ло­вечь, снеждь сви­ток сей, и иди, и рцы сы­ном Из­ра­и­ле­вым. И от­вер­зох уста моя, и на­пи­та мя свит­ком сим. И ре­че ко мне: сыне че­ло­вечь, уста твоя сне­дят, и чре­во твое на­сы­тит­ся свит­ка се­го дан­на­го те­бе: и снедох его, и бысть во устех мо­их яко мед сладок. Ска­зал Гос­подь ко мне: “Сын че­ло­ве­че­ский! По­шлю Я те­бя к сы­нам Из­ра­и­ле­вым, огор­ча­ю­щим Ме­ня, ко­то­рые огор­чи­ли Ме­ня; Они са­ми и от­цы их от­верг­ли Ме­ня до се­го­дняш­не­го дня, и сы­на­ми с упря­мым ли­цом и с же­сто­ким серд­цем [сде­ла­лись]. Я по­шлю те­бя к ним, и ты ска­жешь: “Так го­во­рит (Адо­наи) Гос­подь!” И вот, услы­шат ли они, или убо­ят­ся ли, – ибо они дом огор­ча­ю­щий – од­на­ко, по­зна­ют, что ты – про­рок по­сре­ди них. И ты, сын че­ло­ве­че­ский, не убой­ся их и не ужас­нись пред ли­цом их; ибо они бу­дут яз­вить и на­сту­пать на те­бя – и по­сре­ди скор­пи­о­нов ты оби­та­ешь; слов их не убой­ся и пред ли­цом их не ужас­нись, ибо они – дом огор­ча­ю­щий; и ска­жешь сло­ва Мои к ним, услы­шат ли они, дей­стви­тель­но, или убо­ят­ся ли, ибо они – дом огор­ча­ю­щий. И ты, сын че­ло­ве­че­ский, слу­шай Го­во­ря­ще­го те­бе и не стань огор­ча­ю­щим, как дом огор­ча­ю­щий; от­крой уста твои и съешь, что Я даю те­бе”. И уви­дел я, и вот, ру­ка про­стер­та ко мне, и в ней сви­ток книж­ный. И Он раз­вер­нул его пе­ре­до мною, и бы­ло на­пи­са­но на нём сна­ру­жи и из­нут­ри; и на­пи­са­но в нем: “Плач, и жа­лоб­ная песнь, и го­ре!” И ска­зал мне: “Сын че­ло­ве­че­ский! Съешь этот сви­ток, и пой­ди, и ска­жи сы­нам Из­ра­и­ле­вым”. И Он от­крыл уста мои, и на­пи­тал ме­ня этим свит­ком; и ска­зал мне: “Сын че­ло­ве­че­ский! Уста твои съе­дят и чре­во твоё на­пол­нит­ся этим свит­ком, дан­ным те­бе”. И я съел его, и был он в устах мо­их, как мед слад­кий.   Иез 2:3–10; 3:1–3

Про­ки­мен, пса­лом 134, глас 6:

Про­ки­мен, глас 6

Бо­я­щи­и­ся Гос­по­да, / бла­го­сло­ви­те Гос­по­да. Стих: Хва­ли­те имя Гос­подне, хва­ли­те ра­би Господа. Бо­я­щи­е­ся Гос­по­да, / бла­го­сло­ви­те Гос­по­да. Стих: Хва­ли­те имя Гос­подне, хва­ли­те, ра­бы, Гос­по­да.   Пс 134:20Б, 1
Чте­ние Еван­ге­лия. И по чи­ну Три­свя­тое с по­кло­ны и от­да­ем сти­хо­сло­вие ча­сов. Де­вя­тый же час на­чи­на­ем от Три­свя­та­го: в нем­же и по­след­нее бы­ва­ет чте­ние от Еван­ге­лия. Та­же гла­го­лем: Не пре­даждь нас: Три­свя­тое с по­кло­ны. Та­кож­де и бла­жен­ны. Тво­ря­ще и обыч­ныя по­кло­ны. Гла­го­лем же и кондак Ве­ли­кия Сре­ды, и хра­ма свя­та­го, или свя­тыя. Сла­ва, Со свя­ты­ми упо­кой: И ныне, хра­ма, Бо­го­ро­ди­цы. Аще же ни, гла­го­лем: Пред­ста­тель­ство хри­сти­ан: Гос­по­ди по­ми­луй, 40, и 3 ве­ли­кия по­кло­ны, и 12 ма­лыя. Три­свя­тое: и по­кло­ны 3. Гос­по­ди по­ми­луй, 12, и мо­лит­ва: Все­свя­тая Тро­и­це: Та­же, До­стой­но есть: Сла­ва, и ныне: и вме­сто от­пу­ста гла­го­лет на­сто­я­тель мо­лит­ву: Вла­ды­ко мно­го­мило­сти­ве: всю до кон­ца. Сей же гла­го­ле­мей мы ниц пад­ше на зем­лю, мо­лим­ся. И по ис­пол­не­нии тоя, нам во­став­шим, пре­кло­ня­ет­ся и той сам к бра­тии, и про­сит про­ще­ния, гла­го­ля: Бла­го­сло­ви­те от­цы свя­тии, и про­сти­те ми греш­но­му, яже со­гре­ших во всей жиз­ни мо­ей, и во всей свя­тей Че­ты­ре­де­сят­ни­це, сло­вом, де­лом, по­мыш­ле­ни­ем, и все­ми мо­и­ми чув­ст­вы. Бра­ти­ям же от­ве­щав­шим: Бог да про­стит ти чест­ный от­че. Та­же при­хо­дят и бра­тия два два, про­сят по­добне и тии про­ще­ния, гла­го­лю­ще: Про­сти мя от­че свя­тый: и про­чее, яко­же вы­ше пи­са­ся. И при­ем­ше про­ще­ние, идем в кел­лии на­ша, и мол­чим до ча­са ве­чер­ня­го. В со­бор­ных же хра­мех и при­ход­ских рос­ход не бы­ва­ет, но по про­ще­нии тре­звон в двои. На ча­сах чте­ние Еван­ге­лия и все по обыч­но­му уста­ву. На Изоб­ра­зи­тел­ных кондак Ве­ли­кой Сре­ды, и хра­ма свя­то­го. Сла­ва: Со свя­ты­ми упо­кой: И ныне: хра­ма Бо­го­ро­ди­цы или: За­щи­та хри­сти­ан: Гос­по­ди по­ми­луй, 40, и обыч­ные по­кло­ны. Три­свя­тое: и по­кло­ны 3. Гос­по­ди по­ми­луй, 12, и окон­ча­ние Изоб­ра­зи­тель­ных. Вме­сто же от­пу­ста на­сто­я­тель чи­та­ет мо­лит­ву: Вла­ды­ка мно­го­мило­сти­вый: все же мо­лят­ся, скло­нив­шись к зем­ле. По окон­ча­нии ее, ко­гда все вста­нут, кла­ня­ет­ся и на­сто­я­тель бра­тии и про­сит про­ще­ния, го­во­ря: Бла­го­сло­ви­те, от­цы свя­тые, и про­сти­те мне греш­но­му, все, в чем я со­гре­шил в те­че­ние всей жиз­ни мо­ей, и всей свя­той Че­ты­ре­де­сят­ни­цы, сло­вом, де­лом, по­мыш­ле­ни­ем, и все­ми мо­и­ми чув­ства­ми. Бра­тия же от­ве­ча­ют: Бог да про­стит те­бе, от­че свя­той. И под­хо­дя по два, так­же про­сят про­ще­ния, го­во­ря: Про­сти ме­ня, от­че свя­той: и идут в ке­льи свои.

ВО СВЯ­ТУЮ И ВЕ­ЛИ­КУЮ СРЕДУ
ВЕЧЕРА,

во све­тиль­нич­ное, обыч­ное сти­хо­сло­вие от Три­свя­та­го без по­кло­нов. Сти­хо­сло­вим же, и ка­физ­му 18: Ко Гос­по­ду вне­гда скор­бе­ти ми: без по­кло­нов. На Гос­по­ди воз­звах, по­ста­вим сти­хов 10 и по­ем са­мо­глас­ны, глас 1:

ВО СВЯ­ТУЮ И ВЕ­ЛИ­КУЮ СРЕДУ
НА ВЕ­ЛИ­КОЙ ВЕЧЕРНЕ

В ве­чер­нее вре­мя обыч­ное сти­хо­сло­вие без по­кло­нов. Ка­физ­ма 18. На Гос­по­ди воз­звах: сти­хи­ры на 10 и по­ем са­мо­глас­ны, глас 1:

Тебе Де­выя Сы­на, / блуд­ни­ца по­знав­ши Бо­га, / гла­го­ла­ше, в пла­чи мо­ля­щи­ся, / яко слез до­стой­ная со­де­лав­шая: / раз­ре­ши долг, яко­же и аз вла­сы: / воз­лю­би лю­бя­щую, пра­вед­но нена­ви­ди­мую, / и близ мы­та­рей Те­бе про­по­вем, / Бла­го­де­те­лю Человеколюбче. ВТе­бе, Сыне Де­вы, по­знав Бо­га, / блуд­ни­ца го­во­ри­ла, мо­ля с ры­да­ни­ем, / как со­вер­шив­шая мно­го до­стой­но­го слез: / “От­пу­сти долг, как и я рас­пус­каю свои ко­сы; / воз­лю­би лю­бя­щую, спра­вед­ли­во нена­ви­ди­мую, / и я сре­ди мы­та­рей о Те­бе про­воз­гла­шу, / Благодетель-Человеколюбец!”
Мно­го­цен­ное ми­ро, / блуд­ни­ца сме­си со сле­за­ми, / и из­лия на пре­чи­стеи но­зе Твои, об­ло­бы­за­ю­щи: / оную абие оправ­дал еси, / нам же про­ще­ние да­руй / По­стра­да­вый о нас, и спа­си нас. Дра­го­цен­ное ми­ро / блуд­ни­ца сме­ша­ла со сле­за­ми / и из­ли­ла на пре­чи­стые но­ги Твои, их лоб­зая. / Ее Ты тот­час оправ­дал, / и нам про­ще­ние да­руй, / По­стра­дав­ший за нас, и спа­си нас.
Егда греш­ная при­но­ша­ше ми­ро, / то­гда уче­ник со­гла­ша­ше­ся пре­без­за­кон­ным. / Овая убо ра­до­ва­ше­ся, / ис­то­ща­ю­щи ми­ро мно­го­цен­ное: / сей же тща­ше­ся про­да­ти Без­цен­на­го. / Сия Вла­ды­ку по­зна­ва­ше, / а сей от Вла­ды­ки раз­лу­ча­ше­ся. / Сия сво­бож­да­ше­ся, / а Иуда раб бы­ва­ше вра­гу. / Лю­то есть ле­ность, ве­лие по­ка­я­ние: / еже мне да­руй Спа­се, / по­стра­да­вый о нас, и спа­си нас. Ко­гда греш­ни­ца при­но­си­ла ми­ро, / то­гда уче­ник сго­ва­ри­вал­ся с без­за­кон­ни­ка­ми. / Од­на ра­до­ва­лась, тра­тя ми­ро дра­го­цен­ное, / дру­гой же спе­шил про­дать Бес­цен­но­го. / Та Вла­ды­ку по­зна­ва­ла, / а этот от Вла­ды­ки от­да­лял­ся. / Та сво­бо­ду по­лу­ча­ла, / а Иуда ста­но­вил­ся ра­бом вра­га. / Страш­ное де­ло – небре­же­ние, / ве­ли­кое – по­ка­я­ние: / да­руй мне его Спа­си­тель, по­стра­дав­ший за нас, / и спа­си нас.
О Иуди­на ока­ян­ства! / Зря­ше блуд­ни­цу це­лу­ю­щую сто­пы, / и умыш­ля­ше ле­стию пре­да­ния це­ло­ва­ние. / Оная вла­сы раз­ре­ши, / а сей яро­стию вя­за­ше­ся, / но­ся вме­сто ми­ра злосмрад­ную зло­бу: / за­висть бо не весть пред­по­чи­та­ти по­лез­ное. / О Иуди­на ока­ян­ства! / От него­же из­ба­ви Бо­же, ду­ши наша. О жал­кая до­ля Иуды! / Ви­дел он блуд­ни­цу, це­лу­ю­щую сто­пы, / и за­мыш­лял ко­вар­но по­це­луй пре­да­тель­ский. / Она ко­сы рас­пле­ла, / а этот яро­стию свя­зы­вал­ся, / но­ся вме­сто мv­ра смер­дя­щую зло­бу: / ибо не уме­ет за­висть пред­по­чи­тать по­лез­ное. / О жал­кая до­ля Иуды! / От нее из­бавь, Бо­же, ду­ши наши!
Глас 2: Греш­ная те­че к ми­ру, / ку­пи­ти мно­го­цен­ное ми­ро, / еже по­ма­за­ти Бла­го­де­те­ля, / и ми­ро­про­да­те­лю во­пи­я­ше: / Даждь ми ми­ро, да по­ма­жу и аз / Очи­стив­ша­го вся моя грехи. Глас 2: Греш­ни­ца спе­ши­ла ра­ди по­куп­ки мv­ра, / стре­мясь по­ма­зать Мно­го­цен­ное Ми­ро – Бла­го­де­те­ля, / и ми­ро­вар­ни­ку взы­ва­ла: / “Дай мне ми­ро, что­бы по­ма­зать и мне / Из­гла­див­ше­го все мои грехи!”
Глас 6: По­гру­же­ная гре­хом, / об­ре­те Тя, при­ста­ни­ще спа­се­ния, / виждь и ми­ра со сле­за­ми рас­тво­ря­ю­щую, Те­бе во­пи­я­ше: / виждь со­гре­ша­ю­щих по­ка­я­ния ожи­да­яй. / Но Вла­ды­ко спа­си мя от вол­ны гре­хов­ныя, / ве­ли­кия ра­ди Тво­ея милости. Глас 6: Уто­па­ю­щая в гре­хах / об­ре­ла Те­бя, при­ста­ни­ще спа­се­ния / и, ми­ро со сле­за­ми из­ли­вая, Те­бе взы­ва­ла: / “Воз­зри, ожи­да­щий по­ка­я­ния со­гре­ша­ю­щих. / Так спа­си же ме­ня, Вла­ды­ка, от вол­не­ния гре­ха / по ве­ли­кой Тво­ей милости!”
Днесь Хри­стос при­хо­дит в дом фа­ри­сеов, / и же­на греш­ни­ца при­сту­пив­ши к но­гам, ва­ля­ше­ся во­пи­ю­щи: / виждь по­гру­жен­ную гре­хом, / от­ча­ян­ную де­я­ний ра­ди, / негну­ша­е­мую от Тво­ея бла­го­сти: / и даждь ми, Гос­по­ди, остав­ле­ние злых, и спа­си мя. В сей день Хри­стос при­хо­дит в дом фа­ри­сея, / и жен­щи­на-греш­ни­ца, по­дой­дя, / при­па­да­ла к но­гам Его, взы­вая: / “Взгля­ни на ме­ня, уто­нув­шую в гре­хе / и от­ча­яв­шу­ю­ся из-за дел сво­их, / но не от­верг­ну­тую Тво­ею бла­го­стью, / и дай мне, Гос­по­ди, про­ще­ние злых мо­их по­ступ­ков / и спа­си меня!”
Про­ст­ре блуд­ни­ца вла­сы Те­бе Вла­ды­це, / про­ст­ре Иуда ру­це без­за­кон­ным: / ова убо при­я­ти остав­ле­ние, / ов же взя­ти среб­ре­ни­ки. / Тем­же Те­бе во­пи­ем про­да­но­му и сво­божд­ше­му нас: / Гос­по­ди сла­ва Тебе. Про­стер­ла блуд­ни­ца во­ло­сы к Те­бе, Вла­ды­ке, / про­стер и Иуда ру­ки к без­за­кон­ни­кам: / од­на – что­бы по­лу­чить от­пу­ще­ние, / дру­гой же – что­бы взять среб­ре­ни­ки. / По­то­му мы Те­бе взы­ва­ем, / про­дан­но­му и осво­бо­див­ше­му нас: / “Гос­по­ди, сла­ва Тебе!”
При­сту­пи же­на злосмрад­ная и осквер­не­ная, сле­зы про­ли­ва­ю­щи, / лю­бя­щи Спа­се, страсть ис­по­ве­да­ю­щи: / ка­ко воз­зрю к Те­бе Вла­ды­це? / Сам бо при­шел еси спа­сти блуд­ни­цу: / из глу­би­ны умер­шую мя вос­кре­си, / иже Ла­за­ря воз­двиг­ну­вый из гро­ба чет­ве­ро­днев­на: / при­и­ми мя ока­ян­ную Гос­по­ди, и спа­си мя. При­сту­пи­ла жен­щи­на смрад­ная и осквер­нен­ная, / сле­зы про­ли­вая на но­ги Твои, Спа­си­тель, / и свое стра­да­ние воз­ве­щая: / “Как я взгля­ну на Те­бя, Вла­ды­ку? / Но Ты Сам при­шел спа­сти блуд­ни­цу! / Ме­ня, умер­шую, из без­дны под­ни­ми, / воз­двиг­ший Ла­за­ря на чет­вер­тый день из гро­ба. / При­ми ме­ня, зло­счаст­ную Гос­по­ди, / и спа­си меня!”
От­ча­ян­ная жи­тия ра­ди, / и уве­до­мая нра­ва ра­ди, / ми­ра но­ся­щая при­сту­пи Те­бе во­пи­ю­щи: / да не от­вер­же­ши мене блуд­ную, Ро­ди­вый­ся от Де­вы, / да не пре­зри­ши моя сле­зы ра­до­сте ан­ге­лов, / но при­и­ми мя ка­ю­щу­ю­ся, / юже не от­ри­нул еси со­гре­ша­ю­щую Гос­по­ди, / ве­ли­кия ра­ди Тво­ея милости. От­ча­яв­ша­я­ся по при­чине жиз­ни сво­ей, / и всем из­вест­ная сво­им нра­вом, / ми­ро дер­жа в ру­ках, / при­сту­пи­ла к Те­бе, взы­вая: / “Не от­ринь ме­ня, блуд­ни­цу, Ро­див­ший­ся от Де­вы; / не пре­зри мо­их слез, ра­дость Ан­ге­лов! / Но при­ми ме­ня, ка­ю­щу­ю­ся, / ко­то­рую не от­верг и со­гре­ша­ю­щей, Гос­по­ди, / по ве­ли­кой Тво­ей милости!”

Сла­ва, и ныне, глас 8. Тво­ре­ние Кас­си­а­ны инокини:

Сла­ва, и ныне, глас 8

Гос­по­ди, яже во мно­гия гре­хи впад­шая же­на, / Твое ощу­тив­шая Бо­же­ство, / ми­ро­но­си­цы взем­ши чин, / ры­да­ю­щи ми­ро Те­бе преж­де по­гре­бе­ния при­но­сит: / увы мне, гла­го­лю­щи, / яко нощь мне есть раз­жже­ние блу­да невоз­дер­жан­на, / мрач­ное же и без­лун­ное ра­че­ние гре­ха. / При­и­ми моя ис­точ­ни­ки слез, / иже об­ла­ка­ми про­из­во­дяй мо­ря во­ду. / При­к­ло­ни­ся к мо­им воз­ды­ха­ни­ем сер­деч­ным, / при­к­ло­ни­вый небе­са, неиз­ре­чен­ным Тво­им ис­то­ща­ни­ем, / да об­ло­бы­жу пре­чи­стеи Твои но­зе, / и отру сия па­ки гла­вы мо­ея вла­сы, / их­же в раи Ева, по по­лу­дни, шу­мом уши огла­сив­ши, стра­хом скры­ся. / Гре­хов мо­их мно­же­ства, / и су­деб Тво­их без­дны кто из­сле­дит? / Ду­ше­спас­че Спа­се мой, / да мя Твою ра­бу не пре­зри­ши, / иже без­мер­ную име­яй милость. Гос­по­ди, во мно­гие гре­хи впав­шая же­на, / Твое ощу­тив­шая Бо­же­ство, / ми­ро­но­си­цы слу­же­ние взяв на се­бя, / с ры­да­ни­ем ми­ро Те­бе преж­де по­гре­бе­ния при­но­сит, – / “Увы мне”, воз­гла­шая, – / “ибо но­чью для ме­ня яв­ля­ет­ся страсть невоз­дер­жа­ния, / мрач­ной и без­лун­ной – лю­бовь к гре­ху! / При­ми мои ис­точ­ни­ки слез, / из об­ла­ков из­во­дя­щий во­ду мо­ря. / При­к­ло­нись к мо­им сте­на­ни­ям сер­деч­ным, / при­к­ло­нив­ший небе­са неиз­ре­чен­ным Тво­им са­мо­ума­ле­ни­ем. / Бу­ду ло­бы­зать пре­чи­стые Твои но­ги, / и еще отру их го­ло­вы мо­ей куд­ря­ми, / – те, шум от ко­то­рых Ева в раю по­сле по­лу­дня, / услы­шав уша­ми сво­и­ми, в стра­хе скры­лась. / Гре­хов мо­их мно­же­ство и су­дов Тво­их без­дну кто ис­сле­ду­ет? / Спа­са­ю­щий ду­ши, Спа­си­тель мой, / ме­ня, ра­бу Твою, не пре­зри, / име­ю­щий без­мер­ную милость!”
Вход со Еван­ге­ли­ем. Све­те тихий: Вход с Еван­ге­ли­ем. Свет отрадный:

Про­ки­мен, пса­лом 135, глас 4:

Про­ки­мен, глас 4

Ис­по­ве­дай­те­ся Бо­гу Небес­но­му, / яко благ, яко в век ми­лость Его. Стих: Ис­по­ве­дай­те­ся Бо­гу бо­гов, яко в век ми­лость Его. Про­слав­ляй­те Бо­га небес­но­го, / ибо Он благ, ибо во­век ми­лость Его. Стих: Про­слав­ляй­те Бо­га бо­гов, ибо во­век ми­лость Его.   Пс 135:26, 1, 2

Ис­хо­да чтение:
[Гла­ва 2, ст. 11 – 22]

1. Ис­хо­да чтение

Бысть во дни мно­гия оны, ве­лик быв Мо­и­сей, изы­де к бра­ти­ям сво­им сы­ном Из­ра­и­ле­вым: ра­зу­мев же бо­лезнь их, ви­де че­ло­ве­ка егип­тя­ни­на би­ю­ща неко­е­го евре­а­ни­на от бра­тии его сы­нов Из­ра­и­ле­вых. Обо­зрев­ся же се­мо и ова­мо, ни­ко­го­же ви­де: и по­ра­зив егип­тя­ни­на, скры его в пес­це. Из­шед же во вто­рый день, ви­де два му­жа евре­а­ни­на би­ю­щи­я­ся, и гла­го­ла оби­дя­ще­му: че­со ра­ди ты би­е­ши ис­крен­ня­го? Он же ре­че: кто тя по­ста­ви кня­зя и су­дию над на­ми? Еда уби­ти мя ты хо­ще­ши, им­же об­ра­зом убил еси вче­ра егип­тя­ни­на? Убо­я­ся же Мо­и­сей, и ре­че: аще си­це яв­лен бысть гла­гол сей? Услы­ша же фа­ра­он гла­гол сей, и ис­ка­ше уби­ти Мо­и­сеа. Оты­де же Мо­и­сей от ли­ца фа­ра­о­но­ва, и все­ли­ся в зем­ли Ма­ди­ам­стей: при­шед же в зем­лю Ма­ди­ам­скую, се­де при кла­дя­зе. Свя­щен­ни­ку же Ма­ди­ам­ско­му бе­ша сед­мь дще­рей па­су­щих ов­цы от­ца сво­е­го Иофо­ра: при­шед­ше же чер­па­ху, дон­де­же на­пол­ни­ша ко­ры­та, на­по­и­ти ов­цы от­ца сво­е­го Иофо­ра. При­шед­ше же пас­ты­рие из­гна­ша я: во­став же Мо­и­сей из­ба­ви их, и на­лия им, и на­пои ов­цы их. При­и­до­ша же к Ра­гу­и­лу от­цу сво­е­му, он же ре­че им: что яко уско­ри­сте при­и­ти днесь? Оныя же ре­ко­ша: че­ло­век егип­тя­нин из­ба­ви нас от пас­ты­рей, и на­чер­па нам, и на­пои ов­цы на­ша. Он же ре­че дще­рем сво­им: и где есть? И вскую си­це оста­ви­сте че­ло­ве­ка? При­зо­ви­те убо его, да яст хлеб. Все­ли­ся же Мо­и­сей у че­ло­ве­ка: и да­де Сеп­фо­ру дщерь свою Мо­и­сею в же­ну. Во чре­ве же за­чен­ши же­на, ро­ди сы­на, и на­ре­че Мо­и­сей имя ему, Гир­сам, гла­го­ля: яко при­шлец есмь в зем­ли чуж­дей. Еще же за­чен­ши ро­ди сы­на вто­ра­го, и на­ре­че имя ему Ели­е­зер, гла­го­ля: Бог бо от­ца мо­е­го По­мощ­ник мой, и из­ба­ви мя из ру­ки фараоновы. (Бы­ло) во дни те мно­гие: став взрос­лым, Мо­и­сей вы­шел к бра­тьям сво­им, сы­нам Из­ра­и­ле­вым. Ура­зу­мев же стра­да­ние их, ви­дит он че­ло­ве­ка, Егип­тя­ни­на, бью­ще­го ка­ко­го-то Ев­рея из бра­тьев его, сы­нов Из­ра­и­ле­вых. Огля­нув­шись же ту­да и сю­да, он ни­ко­го не уви­дел; и, по­ра­зив Егип­тя­ни­на, скрыл его в пес­ке. И вый­дя на дру­гой день, ви­дит он двух му­жей, Ев­ре­ев, де­ру­щих­ся; и го­во­рит обид­чи­ку: “За­чем ты бьешь ближ­не­го?” А тот ска­зал: “Кто те­бя по­ста­вил на­чаль­ни­ком и су­дьею над на­ми? Не убить ли ме­ня ты хо­чешь, так же, как убил вче­ра Егип­тя­ни­на?” Устра­шил­ся же Мо­и­сей и ска­зал: “Ес­ли так, то из­вест­но ста­ло это де­ло!” И услы­шал фа­ра­он об этом де­ле и ис­кал убить Мо­и­сея; но Мо­и­сей уда­лил­ся от ли­ца фа­ра­о­на и по­се­лил­ся в зем­ле Ма­ди­ам­ской. При­дя же в зем­лю Ма­ди­ам­скую, он сел у ко­лод­ца. А у свя­щен­ни­ка Ма­ди­ам­ско­го бы­ло семь до­че­рей, ко­то­рые пас­ли овец от­ца сво­е­го Иофо­ра. При­дя же, они чер­па­ли во­ду, по­ка не на­пол­ни­ли ко­ры­та, что­бы на­по­ить овец от­ца сво­е­го Иофо­ра. Но при­шед­шие пас­ту­хи про­гна­ли их. Мо­и­сей же, встав, из­ба­вил их, и на­чер­пал им, и на­по­ил овец их. И при­шли они к Ра­гу­и­лу, от­цу сво­е­му, и он ска­зал им: “Что это вы так ско­ро при­шли се­го­дня?” Они же ска­за­ли: “Ка­кой-то че­ло­век, Егип­тя­нин, из­ба­вил нас от пас­ту­хов, и на­чер­пал нам, и на­по­ил овец на­ших”. Он же ска­зал до­че­рям сво­им: “И где он? И по­че­му вы так оста­ви­ли то­го че­ло­ве­ка? По­зо­ви­те же его, что­бы он по­ел хле­ба”. И по­се­лил­ся Мо­и­сей у то­го че­ло­ве­ка; и от­дал он Сеп­фо­ру, дочь свою, Мо­и­сею в же­ну. За­чав же во чре­ве, жен­щи­на ро­ди­ла сы­на. И на­рек Мо­и­сей ему имя: Гир­сам, го­во­ря: “По­то­му что по­се­ле­нец я в зем­ле чу­жой”. И, еще за­чав, ро­ди­ла сы­на вто­ро­го, и на­рек он ему имя: Ели­е­зер, го­во­ря: “Ведь Бог от­ца мо­е­го – по­мощ­ник мой, и из­ба­вил Он ме­ня от ру­ки фа­ра­о­на”.   Исх 2:11–22

Про­ки­мен, пса­лом 137, глас 4:

Про­ки­мен, глас 4

Гос­по­ди, ми­лость Твоя во век, / дел ру­ку Тво­ею не пре­зри. Стих: Ис­по­вем­ся Те­бе Гос­по­ди всем серд­цем мо­им, и пред ан­ге­лы вос­пою Тебе. Гос­по­ди, ми­лость Твоя во­век, / дел рук Тво­их не пре­зри. Стих: Я про­слав­лю Те­бя, Гос­по­ди, всем серд­цем мо­им и пред Ан­ге­ла­ми вос­пою Те­бе.   Пс 137:8Б, 1А

Иова чте­ние:
[Гла­ва 2, ст. 1 – 10]

2. Иова чтение

Бысть яко день сей, и при­и­до­ша ан­ге­ли Бо­жии пред­ста­ти пред Гос­по­дем: и диа­вол при­и­де по­сре­де их пред­ста­ти пред Гос­по­дем. И ре­че Гос­подь диа­во­лу: от­ку­ду ты гря­де­ши? То­гда ре­че диа­вол пред Гос­по­дем: про­шед под­не­бес­ную, и об­шед всю зем­лю, при­и­дох. И ре­че Гос­подь к диа­во­лу: внял ли еси убо [мыс­лию тво­ею] ра­бу мо­е­му Иову; яко несть та­ко­ва от су­щих на зем­ли: че­ло­век незло­бив, ис­ти­нен, непо­ро­чен, Бо­го­че­стив, уда­ля­яй­ся от вся­ка­го зла, еще же при­дер­жит­ся незло­бия: ты же ре­кл еси име­ния его по­гу­би­ти вот­ще. От­ве­щав же диа­вол Гос­по­де­ви, ре­че: ко­жу за ко­жу, и вся ели­ка имать че­ло­век, даст за ду­шу свою. Оба­че посли ру­ку Твою, и кос­ни­ся ко­стем его, и пло­ти его, аще не в ли­це Тя бла­го­сло­вит. Ре­че же Гос­подь диа­во­лу: се пре­даю ти его, ток­мо ду­шу его со­блю­ди. Изы­де же диа­вол от ли­ца Гос­под­ня, и по­ра­зи Иова гно­ем лю­тым от ног да­же до гла­вы. И взя [Иов] чреп, да остро­га­ет гной свой, и той се­дя­ше на гно­и­щи вне гра­да. Вре­ме­ни же мно­гу ми­нув­шу, ре­че к нему же­на его гла­го­лю­щи: до­ко­ле тер­пи­ши, се по­жду вре­мя еще ма­ло, ча­ю­щи на­деж­ди спа­се­ния мо­е­го. Се бо по­тре­би­ся от зем­ли па­мять твоя, сы­но­ве твои и дще­ри, мо­е­го чре­ва бо­лез­ни и тру­ды, ими­же вот­ще тру­дих­ся с бо­лез­нь­ми: ты же сам в гнои чер­вей се­ди­ши, об­но­ще­вая вне без по­кро­ва, и аз ски­та­ю­щи­ся и слу­жа­щи, ме­сто от ме­ста пре­хо­дя­щи, и дом от до­му, ожи­да­ю­щи солн­ца, ко­гда зай­дет, да по­чию от тру­дов мо­их, и от бо­лез­ней, яже мя ныне об­дер­жат. Но рцы гла­гол некий ко Гос­по­ду, и умри. Он же воз­зрев ре­че к ней: вскую яко еди­на от безум­ных жен воз­гла­го­ла­ла еси? Аще бла­гая при­я­хом от ру­ки Гос­под­ни, злых ли не стер­пим? Во всех сих при­клю­чив­ших­ся ему, ни­чим­же со­гре­ши Иов уст­на­ма пред Бо­гом, [и не да­де безу­мия Богу]. На­стал же день тот, и при­шли Ан­ге­лы Бо­жии пред­стать пред Гос­по­дом; и диа­вол при­шел сре­ди них пред­стать пред Гос­по­дом. И ска­зал Гос­подь диа­во­лу: “От­ку­да ты идешь?” [И] (то­гда) ска­зал диа­вол пред Гос­по­дом: “Прой­дя под­не­бес­ную и обой­дя всю (зем­лю) я при­шел”. Ска­зал же Гос­подь диа­во­лу: “Об­ра­тил ты вни­ма­ние (мыс­лию сво­ею) на слу­гу Мо­е­го Иова, ибо нет та­ко­го, как он, сре­ди тех, кто на зем­ле, – че­ло­ве­ка, [по­доб­но­го ему:] без­злоб­но­го, прав­ди­во­го, непо­роч­но­го, бо­го­бо­яз­нен­но­го, уда­ля­ю­ще­го­ся от вся­ко­го зла? И он еще дер­жит­ся без­зло­бия; а ты ска­зал, что­бы име­ния его по­гу­бить на­прас­но. Воз­ра­зив же, диа­вол ска­зал Гос­по­ду: “Ко­жа за ко­жу; и всё, что есть у че­ло­ве­ка, он за ду­шу свою за­пла­тит. Но нет же: про­стер­ши ру­ку Твою кос­нись ко­стей его и пло­ти его, – ко­неч­но, он в ли­цо Те­бя бла­го­сло­вит!” Ска­зал же Гос­подь диа­во­лу: “Вот, пре­даю те­бе его; толь­ко ду­шу его сбе­ре­ги”. И ото­шел диа­вол от ли­ца Гос­под­ня и по­ра­зил Иова яз­вою злою с ног до го­ло­вы. И взял (Иов) [се­бе] че­ре­пок, что­бы счи­щать гной (cвой), и сел на ку­че на­во­за вне го­ро­да. Ко­гда же про­шло мно­го вре­ме­ни, ска­за­ла ему же­на его: “До­ко­ле ты бу­дешь это вы­дер­жи­вать, го­во­ря: Вот, я терп­лю еще ма­лое вре­мя, ожи­дая на­деж­ды спа­се­ния мо­е­го? Ибо вот, ис­чез­ла с зем­ли па­мять твоя, сы­но­вья (твои) и до­че­ри, бо­лез­ни чре­ва мо­е­го и тру­ды, ко­то­ры­ми я впу­стую по­тру­ди­лась с му­че­ни­я­ми. Ты же сам си­дишь в гни­ли, сре­ди чер­вей, про­во­дя ночь под от­кры­тым небом; и я – ски­та­ли­ца и слу­жан­ка, пе­ре­хо­дя­щая с ме­ста на ме­сто, из до­ма в дом, ожи­дая, ко­гда зай­дет солн­це чтоб успо­ко­ить­ся от му­че­ний мо­их и бо­лез­ней, ко­то­рые ныне охва­ты­ва­ют ме­ня. Но ска­жи некое сло­во к Бо­гу – и уми­рай!” Он же, взгля­нув на нее, ска­зал (ей): “Для че­го ты, как од­на из безум­ных жен­щин, ска­за­ла так? Ес­ли доб­рое мы при­ня­ли от ру­ки Гос­по­да, неуже­ли зло­го не пе­ре­не­сем?” Во всем этом, слу­чив­шем­ся с ним, ни в чем не со­гре­шил Иов уста­ми пред Бо­гом (и не про­из­нес без­рас­суд­но­го о Бо­ге). Иов 2:1–10
Та­же, Да ис­пра­вит­ся мо­лит­ва моя: За­тем, Да ис­пра­вит­ся мо­лит­ва моя:

Еван­ге­лие от Матфеа,
за­ча­ло 108: [Мф. 26, 6 – 16]

Еван­ге­лие от Матфея
за­ча­ло 108

Во вре­мя оно, Иису­су быв­шу в Вифа­нии, в до­му Си­мо­на про­ка­жен­на­го. При­сту­пи к Нему же­на, сткля­ни­цу ми­ра иму­щи мно­го­цен­на­го, и воз­ли­ва­ше на гла­ву Его воз­ле­жа­ща. Ви­дев­ше же уче­ни­цы Его, него­до­ва­ша, гла­го­лю­ще: че­со ра­ди ги­бель сия (бысть)? Мо­жа­ше бо сие ми­ро про­да­но бы­ти на мно­зе, и да­ти­ся ни­щим. Ра­зу­мев же Иисус ре­че им: что труж­да­е­те же­ну? Де­ло бо доб­ро со­де­ла о Мне. Все­гда бо ни­щия има­те с со­бою, Мене же не все­гда има­те. Воз­ли­яв­ши бо сия ми­ро сие на те­ло Мое, на по­гре­бе­ние Мя со­тво­ри. Аминь гла­го­лю вам: иде­же аще про­по­ве­да­но бу­дет Еван­ге­лие сие во всем ми­ре, ре­чет­ся, и еже со­тво­ри сия, в па­мять ея. То­гда шед един от обо­ю­на­де­ся­те, гла­го­ле­мый Иуда Ис­ка­ри­от­ский, ко ар­хи­ереом, ре­че: что ми хо­ще­те да­ти, и аз вам пре­дам Его? Они же по­ста­ви­ша ему три­де­сять среб­ре­ник. И от­то­ле ис­ка­ше по­доб­на вре­мене, да Его предаст. В то вре­мя, ко­гда Иисус был в Вифа­нии, в до­ме Си­мо­на про­ка­жен­но­го, по­до­шла к Нему жен­щи­на с але­баст­ро­вым со­су­дом ми­ра дра­го­цен­но­го и ста­ла воз­ли­вать Ему на го­ло­ву в то вре­мя, как Он воз­ле­жал. Уви­дев, уче­ни­ки воз­не­го­до­ва­ли и го­во­ри­ли: к че­му эта рас­то­чи­тель­ность? Ведь мож­но бы­ло бы это про­дать за боль­шую це­ну и дать ни­щим. Но Иисус, узнав, ска­зал им: что сму­ща­е­те жен­щи­ну? Доб­рое де­ло сде­ла­ла она для Ме­ня; ибо ни­щих вы все­гда име­е­те с со­бою, Ме­ня же не все­гда име­е­те; воз­лив это ми­ро на те­ло Мое, она сде­ла­ла это для Мо­е­го по­гре­бе­ния. Ис­тин­но го­во­рю вам: где ни бу­дет про­по­ве­да­но это Еван­ге­лие, во всем ми­ре, бу­дут го­во­рить и о том, что сде­ла­ла она, в вос­по­ми­на­ние о ней. То­гда один из Две­на­дца­ти, по име­ни Иуда Ис­ка­ри­от, по­шел к пер­во­свя­щен­ни­кам и ска­зал им: что хо­ти­те дать мне, и я вам пре­дам Его? Они же от­счи­та­ли ему трид­цать среб­ре­ни­ков. И с то­го вре­ме­ни он ис­кал удоб­но­го слу­чая пре­дать Его.   Мф 26:6–16
И про­чее по­сле­до­ва­ние Пре­ждео­свя­щен­ных. И по пре­не­се­нии чест­ных Да­ров по­кло­ны 3. И абие упражд­ня­ют­ся со­вер­шен­но в церк­ви бы­ва­е­мыя по­кло­ны. В кел­лиах же да­же и до Ве­ли­ка­го Пят­ка совершаются. И про­чее по­сле­до­ва­ние Ли­тур­гии Пре­ждео­свя­щен­ных Да­ров. И по­сле пре­не­се­нии св. Да­ров с пре­сто­ла на жерт­вен­ник 3 по­кло­на. И тот­час пре­кра­ща­ют­ся со­вер­ша­е­мые в церк­ви по­кло­ны. В ке­льях же они со­вер­ша­ют­ся до Ве­ли­кой Пятницы.
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки