Вос­крес­ные ек­са­по­сти­ла­рии и еван­гель­ские утрен­ние стихиры

На­ча­ло вос­крес­ных ек­са­по­сти­ла­рий, и утрен­них са­мо­глас­ных, си­речь еван­гель­ских сти­хир. И утрен­нии убо сти­хи­ры суть тво­ре­ние Льва ца­ря Пре­мудра­го; ек­са­по­сти­ла­рии же сы­на его Кон­стан­ти­на царя. Сти­хи­ры Еван­гель­ские утрен­ние – тво­ре­ние им­пе­ра­то­ра Льва Пре­муд­ро­го, ек­са­по­сти­ла­рии же – сы­на его, им­пе­ра­то­ра Константина.

ЕВАН­ГЕ­ЛИЕ УТРЕН­НЕЕ 1

Ек­са­по­сти­ла­рий 1:

Со уче­ни­ки взы­дем на го­ру Га­ли­лей­скую, / ве­рою Хри­ста ви­де­ти / гла­го­лю­ща власть при­я­ти выш­них и ниж­них, на­учим­ся: / ка­ко учит кре­ща­ти во имя От­ца, и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха, язы­ки вся, / и пре­бы­ва­ти с та­ин­ни­ки, яко­же обе­ща­ся, до скон­ча­ния века.

Ек­са­по­сти­ла­рий 1

С уче­ни­ка­ми со­бе­рем­ся на го­ре Га­ли­лей­ской, / что­бы ве­рою уви­деть Хри­ста, / о по­лу­че­нии Им вла­сти над гор­ним и доль­ним воз­ве­ща­ю­ще­го; / узна­ем, как Он учит кре­стить все на­ро­ды / во имя От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха, / и как обе­щал с по­свя­щен­ны­ми в Его тай­ны пре­быть / до скон­ча­ния века.

Бо­го­ро­ди­чен: Со уче­ни­ки ра­до­ва­ла­ся еси, Бо­го­ро­ди­це Де­во, / яко Хри­ста ви­де­ла еси вос­крес­ша­го от гро­ба три­днев­на, яко­же ре­че: / им­же и яви­ся, на­учая и яв­ляя луч­шая, / и кре­ща­ти во От­це, и Сыне, и Ду­се по­ве­ле­вая, / еже ве­ро­ва­ти нам То­го во­ста­нию, и сла­ви­ти Тя, Отроковице. Бо­го­ро­ди­чен: С уче­ни­ка­ми Ты ра­до­ва­лась, Бо­го­ро­ди­ца Де­ва, / ибо уви­де­ла Хри­ста, вос­крес­ше­го из гро­ба / на тре­тий день, как Он ска­зал. / Им и явил­ся Он, уча и от­кры­вая выс­шие тай­ны, / и кре­стить во имя От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха по­ве­ле­вая, / что­бы мы ве­ро­ва­ли вос­кре­се­нию Его / и сла­ви­ли Те­бя, Отроковица.

Утрен­няя сти­хи­ра, глас 1:

На го­ру уче­ни­ком иду­щим за зем­ное воз­не­се­ние, / пред­ста Гос­подь, и по­кло­нив­ше­ся Ему, / и дан­ныя вла­сти вез­де на­учив­ше­ся, / в под­не­бес­ную по­сы­ла­ху­ся / про­по­ве­да­ти еже из мерт­вых вос­кре­се­ние, / и еже на небе­са воз­ше­ствие: / им­же и во ве­ки спре­бы­ва­ти нелож­ный обе­ща­ся Хри­стос Бог, / и Спас душ наших.

Еван­гель­ская утрен­няя сти­хи­ра, глас 1

Уче­ни­кам, на го­ру вос­хо­див­шим, / пред Сво­им воз­не­се­ни­ем от зем­ли пред­стал Гос­подь. / И они, по­кло­нив­шись Ему / и узнав о дан­ной Ему по­всю­ду вла­сти, / бы­ли по­сла­ны в под­не­бес­ную про­воз­гла­сить / о вос­кре­се­нии Его из мерт­вых и вос­хож­де­нии на небе­са. / С ни­ми и пре­бы­вать во ве­ки обе­щал / чуж­дый лжи Хри­стос Бог / и Спа­си­тель душ наших.

ЕВАН­ГЕ­ЛИЕ УТРЕН­НЕЕ 2

Ек­са­по­сти­ла­рий 2:

Ка­мень узрев­ша от­ва­лен, ми­ро­но­си­цы ра­до­ва­х­у­ся, / ви­де­ша бо юно­шу се­дя­ща во гро­бе, / и той тем ре­че: се Хри­стос во­стал есть, / рцы­те с Пет­ром уче­ни­ком: / на го­ру при­спей­те Га­ли­лей­скую, та­мо вам явит­ся, / яко­же пред­ре­че другом.

Ек­са­по­сти­ла­рий 2

Ка­мень уви­дев от­ва­лен­ным, / ми­ро­но­си­цы ра­до­ва­лись, / ибо узре­ли они юно­шу, си­дев­ше­го во гро­бе, / и он им воз­ве­стил: / “Вот, Хри­стос вос­стал; ска­жи­те Пет­ру и всем уче­ни­кам: / По­спе­ши­те на го­ру Га­ли­лей­скую, / там явит­ся Он вам, / как пред­ска­зал Сво­им друзьям”.

Бо­го­ро­ди­чен: Ан­гел убо при­не­се Де­ве, еже ра­дуй­ся, / преж­де Тво­е­го за­ча­тия, Хри­сте, / Ан­гел же ка­мень от­ва­ли гро­ба Тво­е­го, / вме­сто пе­ча­ли ов убо ра­до­сти неиз­ре­чен­ныя зна­ме­ния, / ов же в смер­ти ме­сто по­да­те­ля Тя жиз­ни про­по­ве­дуя и ве­ли­чая, / и гла­го­ля вос­кре­се­ние же­нам, и таинником. Бо­го­ро­ди­чен: Ан­гел при­нес Де­ве при­вет­ствие “ра­дуй­ся” / пе­ред Тво­им, Хри­сте, за­ча­ти­ем; / Ан­гел же и ка­мень от­ва­лил от Тво­е­го гро­ба. / Пер­вый – вме­сто пе­ча­ли / зна­ме­ния неска­зан­ной ра­до­сти яв­ляя, / вто­рой же – вме­сто смер­ти / о Те­бе, По­да­те­ле жиз­ни, воз­гла­шая, / и ве­ли­чая Те­бя, и воз­ве­щая о вос­кре­се­нии / же­нам и по­свя­щен­ным в Твои тайны.

Утрен­няя сти­хи­ра, глас 2:

С ми­ры при­шед­шим яже с Ма­ри­ею же­нам, / и недо­уме­ва­ю­щим­ся, / ка­ко бу­дет им улу­чи­ти же­ла­ние, / яви­ся ка­мень взят, / и Бо­же­ствен­ный юно­ша уто­ляя мя­теж душ их, / во­ста бо, гла­го­лет, Иисус Гос­подь. / Тем­же про­по­ве­ди­те про­по­вед­ни­ком Его, / уче­ни­ком в Га­ли­лею те­щи, / и ви­де­ти Его вос­крес­ша из мерт­вых, / яко Жиз­но­дав­ца и Господа.

Еван­гель­ская утрен­няя сти­хи­ра, глас 2

Быв­шим с Ма­ри­ей же­нам, / при­шед­шим с бла­го­во­ни­я­ми / и недо­уме­вав­шим, как им до­стичь же­ла­е­мо­го, / явил­ся ка­мень ото­дви­ну­тый / и юно­ша Бо­же­ствен­ный, успо­ка­и­ва­ю­щий смя­те­ние их душ; / “Вос­стал ведь”, го­во­рил он, “Иисус Гос­подь; / по­то­му воз­ве­сти­те про­воз­вест­ни­кам, Его уче­ни­кам, / что­бы они спе­ши­ли в Га­ли­лею / и уви­де­ли Его, вос­крес­ше­го из мерт­вых, / как жиз­ни По­да­те­ля и Господа”.

ЕВАН­ГЕ­ЛИЕ УТРЕН­НЕЕ 3

Ек­са­по­сти­ла­рий 3:

Яко Хри­стос вос­кре­се, ник­то­же да не ве­ру­ет: / яви­ся бо Ма­рии, по­том же ви­ден бысть на се­ло иду­щи­ма, / та­ин­ни­ком же па­ки яви­ся воз­ле­жа­щим еди­но­на­де­ся­тим, / их­же кре­ща­ти по­слав, / на небе­са воз­не­се­ся, от­ню­ду­же и сни­де, / утвер­ждая про­по­ве­да­ние мно­же­ст­вы знамений.

Ек­са­по­сти­ла­рий 3

В том, что Хри­стос вос­крес, / ни­кто не дол­жен со­мне­вать­ся; / ибо явил­ся Он Ма­рии, / за­тем уви­де­ли Его шед­шие в се­ле­ние, / и сно­ва явил­ся по­свя­щен­ным в тай­ны, – / один­на­дца­ти воз­ле­жав­шим; / по­слав же их кре­стить, / на небе­са воз­нес­ся, от­ку­да и со­шел, / и под­твер­ждал их про­по­ведь мно­же­ством знамений.

Бо­го­ро­ди­чен: Воз­си­яв­шее Солн­це, яко от чер­то­га же­них, из гро­ба днесь, / и ад пле­нив, и смерть упразд­нив, / Те­бе Рожд­шия мо­лит­ва­ми, свет нам низ­посли: / свет, про­све­ща­ющ серд­ца и ду­ши: / свет, хо­ди­ти всех на­став­ля­ющ / на сте­зи по­ве­ле­ний Тво­их, и на путь мира. Бо­го­ро­ди­чен: Солн­це, взо­шед­шее в сей день из гро­ба, / как же­них из брач­но­го чер­то­га, / и ад пле­нив­шее и уни­что­жив­шее смерть! / По хо­да­тай­ствам Те­бя Ро­див­шей, свет нам нис­по­шли, / свет, про­све­ща­ю­щий серд­ца и ду­ши, / свет, на­став­ля­ю­щий всех хо­дить / по сте­зям по­ве­ле­ний Тво­их и пу­тя­ми мира.

Утрен­няя сти­хи­ра, глас 3:

Маг­да­лине Ма­рии / Спа­со­во бла­го­вест­ву­ю­щей из мерт­вых Вос­кре­се­ние и яв­ле­ние, / не ве­ру­ю­ще же уче­ни­цы, по­но­си­ми бы­ша о же­сто­сер­дии: / но зна­мень­ми во­ору­ж­ше­ся и чу­де­сы, / ко про­по­ве­да­нию по­сы­ла­ху­ся, / и Ты убо, Гос­по­ди, к на­чаль­но­му све­ту воз­несл­ся еси От­цу, / они же про­по­ве­да­ша всю­ду сло­во, чу­де­сы уве­ря­ю­ще. / Тем­же про­све­тив­ше­ся те­ми, / сла­вим Твое еже из мерт­вых вос­кре­се­ние, / че­ло­ве­ко­люб­че Господи.

Еван­гель­ская утрен­няя сти­хи­ра, глас 3

Уче­ни­ки, не ве­рив­шие Ма­рии Маг­да­лине, / бла­го­вест­во­вав­шей о вос­кре­се­нии из мерт­вых и яв­ле­нии Спа­си­те­ля, / уко­ря­е­мы бы­ли за же­сто­ко­сер­дие; / но, во­ору­жен­ные зна­ме­ни­я­ми и чу­де­са­ми, / бы­ли по­сла­ны на про­по­ведь. / И Ты, Гос­по­ди, к На­ча­лу све­та – От­цу воз­нес­ся, / а они по­всю­ду про­воз­гла­ша­ли сло­во, / чу­де­са­ми его удо­сто­ве­ряя. / По­то­му мы, ими про­све­щен­ные, / сла­вим Твое из мерт­вых вос­кре­се­ние, / че­ло­ве­ко­лю­би­вый Господи!

ЕВАН­ГЕ­ЛИЕ УТРЕН­НЕЕ 4

Ек­са­по­сти­ла­рий 4:

Доб­ро­де­тель­ми бли­став­ше­ся, / ви­дим пред­сто­я­ща в жи­во­нос­нем гро­бе / му­жа в бле­ща­щих­ся ри­зах: / ми­ро­но­си­цам пре­клонь­шим ли­ца на зем­лю, / небе­сы Вла­ды­че­ству­ю­ща­го вос­кре­се­нию да на­учим­ся, / и к Жи­во­та гро­бу с Пет­ром при­те­цем, / и со­де­ян­но­му удив­ль­ше­ся, / пре­бу­дем Хри­ста видети.

Ек­са­по­сти­ла­рий 4

Доб­ро­де­те­ля­ми за­бли­став, уви­дим в жи­во­нос­ном гро­бе / му­жей в бли­ста­ю­щих одеж­дах, / пред­став­ших ми­ро­но­си­цам, скло­нив­шим­ся ли­ца­ми к зем­ле; / убе­дим­ся в вос­кре­се­нии Вла­ды­че­ству­ю­ще­го небе­са­ми, / и к Жиз­ни во гро­бе по­спе­шим с Пет­ром, / и, свер­шив­ше­му­ся по­ди­вив­шись, / оста­нем­ся, что­бы узреть Христа.

Бо­го­ро­ди­чен: Ра­до­ва­ти­ся ве­ща­вый, пре­тво­рил еси / пе­чаль пра­ро­ди­те­лей, Гос­по­ди, / ра­дость вно­ся во­ста­ния Тво­е­го в ми­ре: / то­го убо Жи­во­да­вче, Рожд­шею Тя, / свет про­све­ща­ющ серд­ца, / свет щед­рот Тво­их низ­посли, / еже во­пи­ти Те­бе: / че­ло­ве­ко­люб­че Бо­го­че­ло­ве­че, / сла­ва Тво­е­му востанию. Бо­го­ро­ди­чен: “Ра­дуй­тесь” воз­гла­сив, / пе­чаль пра­ро­ди­те­лей из­ме­нил Ты, Гос­по­ди, / вме­сто нее вво­дя в мир ра­дость / о вос­кре­се­нии Тво­ем. / Нис­по­шли же свет его, По­да­тель жиз­ни, / ра­ди Но­сив­шей Те­бя во чре­ве, / свет ми­ло­сер­дия Тво­е­го, про­све­ща­ю­щий серд­ца, / что­бы нам взы­вать Те­бе: / “Че­ло­ве­ко­лю­бец, Бо­го­че­ло­век, / сла­ва Тво­е­му воскресению!”

Утрен­няя сти­хи­ра, глас 4.

Утро бе глу­бо­ко, / и же­ны при­и­до­ша на гроб Твой, Хри­сте, / но Те­ло не об­ре­те­ся же­ла­е­мое ими. / Тем­же недо­уме­ва­ю­щим­ся, / иже в ри­зах бле­ща­щих­ся пред­став­шии гла­го­ла­ху: / что жи­ва­го с мерт­вы­ми ище­те; / во­ста, яко­же пред­ре­че, / что не помни­те гла­гол Его? / Им­же ве­ро­вав­ша, ви­ден­ная про­по­ве­да­ху, / но мня­ху­ся лжа бла­го­ве­ще­ния: / та­ко бы­ша еще кос­ни уче­ни­цы. / Но Петр те­че, и ви­дев / про­сла­ви Твоя в се­бе чудеса.

Еван­гель­ская утрен­няя сти­хи­ра, глас 4

Бы­ло утро глу­бо­кое, и же­ны / при­шли ко гро­бу Тво­е­му, Хри­сте, / но не на­шли же­лан­но­го им те­ла. / По­то­му, ко­гда они недо­уме­ва­ли, / пред­став­шие им Ан­ге­лы в бли­ста­ю­щих одеж­дах воз­гла­ша­ли: / “Что ище­те жи­во­го меж­ду мерт­вы­ми? / Вос­стал Он, как пред­ска­зал. / По­че­му не помни­те вы слов Его?” / Им по­ве­рив, они воз­ве­сти­ли об уви­ден­ном; / но пу­стым по­ка­за­лось их бла­го­ве­стие, – / так бы­ли еще непо­нят­ли­вы уче­ни­ки. / Впро­чем, Петр по­бе­жал ко гро­бу и, уви­дев, / про­сла­вил в се­бе Твои чудеса.

ЕВАН­ГЕ­ЛИЕ УТРЕН­НЕЕ 5

Ек­са­по­сти­ла­рий 5:

Жи­вот и путь, Хри­стос во­ста из мерт­вых, / Кле­о­пе и Лу­це спу­те­ше­ство­ва, / има­же и по­зна­ся во Ем­мау­се, пре­лом­ляя хлеб: / ею­же ду­ши и серд­ца го­ря­ща бя­ху, / егда те­ма гла­го­ла­ше на пу­ти, / и пи­са­ния ска­зо­ва­ше, яже пре­тер­пе. / С ни­ма­же, во­ста, зо­вем, / яви­ся же и Петрови.

Ек­са­по­сти­ла­рий 5

Жизнь и путь – Хри­стос, вос­став из мерт­вых, / Кле­о­пе и Лу­ке со­пут­ство­вал, / и узнан был ими во Эм­мау­се в пре­лом­ле­нии хле­ба. / Их ду­ши и серд­ца го­ре­ли, / ко­гда Он го­во­рил с ни­ми на пу­ти / и изъ­яс­нял пи­са­ни­я­ми, что Он пре­тер­пел. / Вос­клик­нем вме­сте с ни­ми: “Он вос­стал / и явил­ся так­же Петру!”

Бо­го­ро­ди­чен: Пою без­чис­лен­ную Твою ми­лость, Твор­че мой, / яко Се­бе ис­то­щил еси, / по­не­сти и спа­сти че­ло­ве­че­ское есте­ство озлоб­лен­ное: / и Бог сый, из­во­лил еси, от чи­стыя Бо­го­от­ро­ко­ви­цы, / по мне бы­ти, и сни­ти да­же до ада, хо­тя ми спа­сти­ся, / мо­лит­ва­ми Рожд­шия Тя, Вла­ды­ко Всещедрый. Бо­го­ро­ди­чен: Вос­пе­ваю без­мер­ную Твою ми­лость, Со­зда­тель мой; / ибо Ты Са­мо­го Се­бя ума­лил, что­бы с небес сой­ти / и спа­сти есте­ство смерт­ных со­кру­шен­ное; / и, яв­ля­ясь Бо­гом, со­бла­го­во­лил, / ро­див­шись от чи­стой Бо­жи­ей От­ро­ко­ви­цы, / мне упо­до­бить­ся и сой­ти до ада, / же­лая спа­сти ме­ня, Сло­во, / по хо­да­тай­ствам Ро­див­шей Те­бя, / Вла­ды­ка всемилосердный.

Утрен­няя сти­хи­ра, глас 5.

О пре­муд­рых су­деб Тво­их, Хри­сте! / Ка­ко Пет­ру убо пла­ща­ни­ца­ми еди­не­ми, / дал еси ра­зу­ме­ти Твое вос­кре­се­ние, / Лу­це же и Кле­о­пе спу­те­ше­ствуя, бе­се­до­вал еси, / и бе­се­ду­яй не абие се­бе яв­ля­е­ши? / Тем­же и по­но­симь бы­ва­е­ши, яко един при­шель­ству­яй во Иеру­са­лим, / и не при­ча­ща­яй­ся в ко­нец со­ве­та их. / Но Иже вся к со­зда­ния поль­зе строя, / и яже о Те­бе про­ро­че­ствия от­крыл еси, / и вне­гда бла­го­сло­ви­ти хлеб, по­знал­ся еси им, / их­же и преж­де то­го серд­ца к по­зна­нию Тво­е­му рас­па­ла­с­та­ся, / иже и уче­ни­ком со­бран­ным уже / яс­но про­по­ве­да­ста Твое вос­кре­се­ние, / им­же по­ми­луй нас.

Еван­гель­ская утрен­няя сти­хи­ра, глас 5

О как пре­муд­ры су­ды Твои, Хри­сте! / Как Пет­ру од­ни­ми пе­ле­на­ми / Ты дал по­стиг­нуть вос­кре­се­ние Твое! / С Лу­кой же и Клео­пой пу­те­ше­ствуя, бе­се­ду­ешь, / и, бе­се­дуя, не сра­зу Са­мо­го Се­бя яв­ля­ешь. / По­то­му от них Ты при­ни­ма­ешь и упрек, / что Ты – один из при­шед­ших в Иеру­са­лим / и без­уча­стен к ис­хо­ду за­мыс­лов его. / Но, как все устра­и­ва­ю­щий тво­ре­нию на поль­зу, / Ты и быв­шие о Те­бе про­ро­че­ства рас­крыл, / и при бла­го­сло­ве­нии хле­ба был узнан те­ми, / чьи серд­ца и преж­де то­го го­ре­ли к по­зна­нию Те­бя. / Они и со­брав­шим­ся уче­ни­кам уже яс­но воз­ве­ща­ли / о вос­кре­се­нии Тво­ем, ко­то­рым по­ми­луй нас.

ЕВАН­ГЕ­ЛИЕ УТРЕН­НЕЕ 6

Ек­са­по­сти­ла­рий 6:

По­ка­зуя, яко че­ло­век еси Спа­се, по су­ще­ству, / по­сре­де став вос­крес от гро­ба, / и браш­на со­при­ча­стил­ся еси, / учил еси кре­ще­нию по­ка­я­ния. / Абие же к Небес­но­му воз­несл­ся еси От­цу, / и уче­ни­ком Уте­ши­те­ля по­сла­ти обе­щал еси, Пре­бо­же­ствен­ный Бо­го­че­ло­ве­че. / Сла­ва Тво­е­му востанию.

Ек­са­по­сти­ла­рий 6

По­ка­зы­вая, что Ты – че­ло­век по есте­ству, Спа­си­тель, / по вос­кре­се­нии из гро­ба Ты вку­сил с уче­ни­ка­ми пи­щи, / и став по­сре­ди них, учил их воз­ве­щать о по­ка­я­нии, / и воз­нес­ся пря­мо к Небес­но­му От­цу, / и обе­щал по­слать Уте­ши­те­ля уче­ни­кам. / Пре­бо­же­ствен­ный Бо­го­че­ло­век, / сла­ва Тво­е­му воскресению!

Бо­го­ро­ди­чен: Тво­рец со­зда­ния, и Бог всех, / плоть че­ло­ве­че­скую при­ят от пре­чи­стых кро­вей Тво­их, все­свя­тая Де­во, / и ис­тлев­шее мое все есте­ство но­во­со­де­ла, / па­ки яко­же преж­де рож­де­ства оставль по рож­де­стве. / Тем­же Тя вер­но вси вос­хва­ля­ем, зо­ву­ще: / ра­дуй­ся, Вла­ды­чи­це мира. Бо­го­ро­ди­чен: Со­зда­тель тво­ре­ния и Бог все­го, плоть смерт­ную при­нял / от чи­стой кро­ви Тво­ей, все­свя­тая Де­ва, / и, под­лин­но, все есте­ство на­ше по­гиб­шее Он об­но­вил, / со­хра­нив Те­бя по­сле ро­дов, как и до ро­дов, Де­вой. / По­то­му все мы с ве­рою про­слав­ля­ем Те­бя, вос­кли­цая: / “Ра­дуй­ся, Вла­ды­чи­ца мира!”

Утрен­няя сти­хи­ра, глас 6.

Ис­тин­ный мир Ты, Хри­сте, к че­ло­ве­ком Бо­жий, / мир Твой дая, по во­ста­нии уче­ни­ком, / при­страш­ны по­ка­зал еси я, / мня­щия дух ви­де­ти: / но ути­шил еси мя­теж ду­ши их, / по­ка­за­вый ру­це и но­зе Твои. / Оба­че не ве­ру­ю­щим еще, / бра­шен при­ча­ще­ни­ем, и уче­ний вос­по­ми­на­ни­ем, / от­верзл еси их ум, еже ра­зу­ме­ти Пи­са­ния: / им­же и От­че­ское обе­то­ва­ние обе­щав, и бла­го­сло­вив я, / от­сту­пил еси на небо. / Тем­же с ни­ми по­кла­ня­ем­ся Те­бе, / Гос­по­ди, сла­ва Тебе.

Еван­гель­ская утрен­няя сти­хи­ра, глас 6

Под­лин­но Ты, Хри­сте, – мир Бо­га с людь­ми! / Мир Твой уче­ни­кам по вос­кре­се­нии по­да­вая, / Ты в страх при­вел их: они по­ду­ма­ли, что ви­дят ду­ха; / но их ду­шев­ное вол­не­ние Ты успо­ко­ил, / им ру­ки Свои и но­ги по­ка­зав. / Меж­ду тем, как они все еще не ве­ри­ли, / Ты вку­ше­ни­ем пи­щи и на­по­ми­на­ни­ем уче­ний / от­верз им ум к ура­зу­ме­нию пи­са­ний. / И, Оте­че­ское обе­то­ва­ние им под­твер­див / и бла­го­сло­вив их, ото­шел на небо. / По­то­му мы вме­сте с ни­ми по­кло­ня­ем­ся Те­бе. / Гос­по­ди, сла­ва Тебе!

ЕВАН­ГЕ­ЛИЕ УТРЕН­НЕЕ 7

Ек­са­по­сти­ла­рий 7:

Яко взя­ша Гос­по­да, Ма­рии рек­шей, / на гроб те­ча­ста, Си­мон Петр, / и дру­гий та­ин­ник Хри­стов, его­же люб­ля­ше: / те­ча­ста же оба, и об­ре­то­ста пла­ща­ни­цы еди­ны внутрь ле­жа­ща, / и глав­ный же бе су­дарь кро­ме их. / Тем­же па­ки умол­ча­ста, / дон­де­же Хри­ста видеста.

Ек­са­по­сти­ла­рий 7

Ко­гда ска­за­ла Ма­рия, что взя­ли Гос­по­да, / к гроб­ни­це по­бе­жа­ли Си­мон Петр / и дру­гой, по­свя­щен­ный в тай­ны Хри­ста, ко­то­ро­го Он лю­бил; / бе­жа­ли же они вдво­ем и на­шли внут­ри / од­ни пе­ле­ны ле­жа­щие, / был же и плат с го­ло­вы Его от­дель­но от них. / По­то­му они сно­ва успо­ко­и­лись, / по­ка не уви­де­ли Христа.

Бо­го­ро­ди­чен: Ве­лия и пре­слав­ная мене ра­ди соде­ял еси, / Хри­сте мой мно­го­мило­сти­ве: / от Де­вы бо От­ро­ко­ви­цы ро­дил­ся еси неска­зан­но, / и крест подъ­ял еси, и смерть пре­тер­пев, / вос­кресл еси во сла­ве, / и на­ше есте­ство от смер­ти сво­бо­дил еси. / Сла­ва, Хри­сте, сла­ве Тво­ей, / сла­ва си­ле Твоей. Бо­го­ро­ди­чен: Ве­ли­кое и неслы­хан­ное ра­ди ме­ня / со­вер­шил Ты, Хри­сте мой мно­го­мило­сти­вый: / ибо от Де­вы-От­ро­ко­ви­цы Ты ро­дил­ся неизъ­яс­ни­мо, / и Крест при­нял, и смерть пре­тер­пел, / вос­крес во сла­ве и на­ше есте­ство осво­бо­дил от смер­ти. / Сла­ва, Хри­сте, сла­ве Тво­ей, / сла­ва Тво­ей силе!

Утрен­няя сти­хи­ра, глас 7.

Се тьма, и ра­но, и что у гро­ба, Ма­рие, сто­и­ши, / мно­гую тьму име­ю­щи в ра­зу­ме, / в ней­же, где по­ло­жен бысть во­про­ша­е­ши, Иисус? / Но виждь сри­щу­ща­ся уче­ни­ки, / ка­ко пла­ща­ни­ца­ми и су­да­рем вос­кре­се­ние об­ре­то­ша, / и по­мя­ну­ша яже о сих Пи­са­ния. / С ни­ми­же и ими­же и мы ве­ро­вав­ше, / вос­пе­ва­ем Тя жиз­но­дав­ца Христа.

Еван­гель­ская утрен­няя сти­хи­ра, глас 7

Вот – тьма и ран­нее утро. / И что у гро­ба ты сто­ишь, Ма­рия, / с глу­бо­ким мра­ком в уме? / Из-за то­го ты ищешь, где по­ло­жи­ли Иису­са; / но по­смот­ри на бе­гу­щих вме­сте уче­ни­ков, / как пе­ле­на­ми и пла­том / они в вос­кре­се­нии удо­сто­ве­ри­лись / и вспом­ни­ли пи­са­ния о том. / С ни­ми и мы, чрез них уве­ро­вав, / вос­пе­ва­ем Те­бя – жиз­ни По­да­те­ля Христа.

ЕВАН­ГЕ­ЛИЕ УТРЕН­НЕЕ 8

Ек­са­по­сти­ла­рий 8:

Два Ан­ге­ла ви­дев­ши внутрь гро­ба, Ма­рия удив­ля­ше­ся, / и Хри­ста не зна­ю­щи, яко вер­то­гра­да­ря во­про­ша­ше: / гос­по­ди, где по­ло­жил еси те­ло Иису­са мо­е­го? / Зва­ни­ем же То­го по­знав­ши бы­ти Са­мо­го Спа­са, / слы­ша: не при­ка­сай­ся Мне, ко От­цу от­хо­жду, / рцы бра­тии Моей.

Ек­са­по­сти­ла­рий 8

Двух Ан­ге­лов уви­дев внут­ри гро­ба, Ма­рия по­ра­жа­лась / и, Хри­ста не узна­вая, как са­дов­ни­ка Его во­про­ша­ла: / “Гос­по­дин, где по­ло­жил ты те­ло Иису­са мо­е­го?” / Но по воз­гла­су Его узнав, что это – Сам Спа­си­тель, / услы­ша­ла: “Не при­ка­сай­ся ко Мне, / Я ко От­цу от­хо­жу, – / ска­жи об этом бра­тьям Моим!”

Бо­го­ро­ди­чен: От Тро­и­цы ро­ди­ла еси, От­ро­ко­ви­це, / еди­на­го неиз­ре­чен­но, во двою есте­ству су­ща, / и су­гу­ба дей­ством и еди­на­го ипо­ста­сию. / То­го убо мо­ли прис­но, о иже ве­рою по­кла­ня­ю­щих­ся, / от вся­ка­го на­ве­та вра­жия из­ба­ви­ти­ся: / яко вси к Те­бе ныне при­бе­га­ем, / Вла­ды­чи­це Богородице. Бо­го­ро­ди­чен: Од­но­го от Тро­и­цы Ты ро­ди­ла неска­зан­но, От­ро­ко­ви­ца, / двой­ствен­но­го по есте­ству, двой­ствен­но­го по дей­ствию, / но еди­но­го по Ипо­ста­си. / Мо­ли же Его все­гда о по­кло­ня­ю­щих­ся Те­бе с ве­рою, / что­бы им от вся­ко­го ко­вар­ства вра­га из­ба­вить­ся, / ибо мы все к Те­бе ныне при­бе­га­ем, / Вла­ды­чи­ца Богородица.

Утрен­няя сти­хи­ра, глас 8.

Ма­ри­и­ны сле­зы не всуе про­ли­ва­ют­ся теп­ле, / се бо спо­до­би­ся и уча­щих Ан­ге­лов, / и ви­де­ния Са­мо­го Иису­са. / Но еще зем­ная мудр­ству­ет, яко же­на немощ­ная: / тем­же и от­сы­ла­ет­ся не при­ка­са­ти­ся Хри­сту. / Но оба­че про­по­вед­ни­ца по­сы­ла­ет­ся Тво­им уче­ни­ком, / им­же бла­го­вест­во­ва­ние но­ся­щи, / еже ко Оте­че­ско­му жре­бию вос­ход воз­ве­ща­ю­щи. / С нею­же спо­до­би и нас яв­ле­ния Тво­е­го, Вла­ды­ко Господи.

Еван­гель­ская утрен­няя сти­хи­ра, глас 8

Го­ря­чие сле­зы Ма­рии / не на­прас­но про­ли­ва­ют­ся; / ибо вот – она удо­сто­е­на и на­став­ле­ния Ан­ге­лов, / и ли­це­зре­ния Те­бя, о Иису­се! / Но еще о зем­ном она ду­ма­ет, как немощ­ная жен­щи­на, / и по­то­му при­кос­нуть­ся к Те­бе, Хри­сте, не до­пус­ка­ет­ся; / од­на­ко же как про­воз­вест­ни­ца по­сы­ла­ет­ся к Тво­им уче­ни­кам, / ко­то­рым со­об­щи­ла бла­гую весть, / воз­ве­щая о вос­хож­де­нии Тво­ем к Оте­че­ско­му на­сле­дию. / С нею удо­стой и нас яв­ле­ния Тво­е­го, / Вла­ды­ка Господи!

ЕВАН­ГЕ­ЛИЕ УТРЕН­НЕЕ 9

Ек­са­по­сти­ла­рий 9:

За­клю­чен­ным Вла­ды­ко две­рем, яко вшел еси, / Апо­сто­лы ис­пол­нил еси Ду­ха Пре­свя­та­го, мир­но ду­нув, / им­же вя­за­ти же и ре­ша­ти гре­хи ре­кл еси: / и по ос­ми днех Твоя реб­ра Фо­ме по­ка­зал еси, и ру­це. / С ним­же во­пи­ем: / Гос­подь и Бог Ты еси.

Ек­са­по­сти­ла­рий 9

Ко­гда во­шел Ты, Вла­ды­ка, при за­пер­тых две­рях, / апо­сто­лов ис­пол­нил Все­свя­то­го Ду­ха: / мир да­ро­вав им ду­но­ве­ни­ем, / ве­лел им свя­зы­вать и раз­ре­шать гре­хи; / и че­рез во­семь дней реб­ра Свои и ру­ки по­ка­зал Фо­ме, / с ко­то­рым и мы взы­ва­ем: / “Гос­подь и Бог Ты!”

Бо­го­ро­ди­чен: Тво­е­го Сы­на яко ви­де­ла еси от гро­ба вос­крес­ша три­днев­на, / Бо­го­не­вест­ная Пре­свя­тая Де­во, / всю скорбь от­ло­жи­ла еси, юже подъ­яла еси, яко Ма­ти, / егда узре­ла еси страж­ду­ща, / и ра­до­сти ис­полн­ши­ся, / со уче­ни­ки Его по­чи­та­ю­щи То­го, по­е­ши. / Тем­же иже Бо­го­ро­ди­цу Тя ныне ис­по­ве­да­ю­щих спасай. Бо­го­ро­ди­чен: Ко­гда Ты Сы­на Сво­е­го уви­де­ла, / вос­крес­шим из гро­ба в тре­тий день, / Бо­жия Неве­ста, все­свя­тая Де­ва, / то от­ло­жи­ла всю скорбь, / ко­то­рую, как Ма­терь, пре­тер­пе­ла, / взи­рая на Него страж­ду­ще­го; / и, ра­до­сти ис­пол­нив­шись, вме­сте с Его уче­ни­ка­ми, / тор­же­ствуя, вос­пе­ва­ла Его. / По­то­му и ныне спа­сай / ис­по­ве­ду­ю­щих Те­бя Богородицею.

Утрен­няя сти­хи­ра, глас 5.

Яко в по­след­няя ле­та, / су­щу поз­де от суб­бот, / пред­стал еси дру­гом Хри­сте, / и чу­де­сем чу­до из­вест­ву­е­ши, / за­клю­че­ным вхо­дом двер­ным, / еже из мерт­вых Твое вос­кре­се­ние. / Но ис­пол­нил еси ра­до­сти уче­ни­ки, / и Ду­ха Свя­та­го пре­по­дал еси им, / и власть по­дал еси остав­ле­ния гре­хов / и Фо­мы не оста­вил еси в невер­ствия по­гру­жа­ти­ся бу­ри. / Тем­же по­даждь и нам ра­зум ис­тин­ный и остав­ле­ние пре­гре­ше­ний, / бла­го­у­тробне Господи.

Еван­гель­ская утрен­няя сти­хи­ра, глас 5

Как бы в кон­це вре­мен, / в позд­ний час пер­во­го дня по суб­бо­те, / Ты явил­ся Сво­им дру­зьям, Хри­сте, / и чу­дом чу­до под­твер­жда­ешь, – / при­хо­дом при за­пер­тых две­рях / – Твое из мерт­вых вос­кре­се­ние. / И вот, Ты ра­до­сти ис­пол­нил уче­ни­ков, / и Ду­ха Свя­то­го им пре­по­дал, / и да­ро­вал власть про­щать гре­хи, / и не оста­вил Фо­му по­гру­жать­ся в вол­нах неве­рия. / По­то­му и нам по­дай зна­ние ис­тин­ное / и про­ще­ние со­гре­ше­ний, ми­ло­серд­ный Господи!

ЕВАН­ГЕ­ЛИЕ УТРЕН­НЕЕ 10

Ек­са­по­сти­ла­рий 10:

Ти­ве­ри­ад­ское мо­ре с детьми Зе­ве­де­е­вы­ми, / На­фа­наи­ла с Пет­ром же и со дру­ги­ма две­ма древ­ле, / и Фо­му имя­ше на ло­ве, / иже Хри­сто­вым по­ве­ле­ни­ем одес­ную вверг­ше, / мно­же­ство из­вле­ко­ша рыб: / Его­же Петр по­знав, к Нему бро­дя­ше, / им­же тре­тие яв­лей­ся, / и хлеб по­ка­за, и ры­бу на углех.

Ек­са­по­сти­ла­рий 10

На Ти­ве­ри­ад­ском мо­ре с сы­на­ми Зе­ве­де­е­вы­ми / На­фа­наил и Петр с дву­мя дру­ги­ми / и Фо­ма неко­гда бы­ли на лов­ле. / Они, по ве­ле­нию Хри­ста, за­ки­нув се­ти спра­ва, / вы­та­щи­ли мно­же­ство рыб. / Петр, узнав Его, к Нему по­плыл. / В тре­тий раз явив­шись им, / Он и хлеб пред­ло­жил им, и ры­бу на углях.

Бо­го­ро­ди­чен: Вос­крес­ша­го Гос­по­да три­днев­на от гро­ба, Де­во, / мо­ли о вос­пе­ва­ю­щих Тя, и лю­бо­вию бла­жа­щих: / Те­бе бо има­мы вси при­бе­жи­ще спа­си­тель­ное, и хо­да­та­и­цу к Нему: / на­сле­дие бо Твое, и ра­би есмы, Бо­го­ро­ди­це, / и к Тво­е­му за­ступ­ле­нию вси взираем. Бо­го­ро­ди­чен: Гос­по­да, вос­крес­ше­го в тре­тий день из гро­ба, / умо­ляй, Де­ва, о Те­бя вос­пе­ва­ю­щих / и с лю­бо­вию бла­жен­ной име­ну­ю­щих, / ибо Те­бя мы все име­ем при­бе­жи­щем спа­си­тель­ным / и по­сред­ни­цею пе­ред Ним; / ведь мы – на­сле­дие Твое и ра­бы Твои, Бо­го­ро­ди­ца, / и к Тво­е­му за­ступ­ни­че­ству все мы об­ра­ща­ем взоры.

Утрен­няя сти­хи­ра, глас 6.

По еже во ад со­ше­ствии, / и еже из мерт­вых вос­кре­се­нии, / скор­бя­ще яко­же до­сто­я­ше, / о раз­лу­че­нии Тво­ем, Хри­сте, / уче­ни­цы на де­ла­ние об­ра­ти­ша­ся, / и па­ки ко­раб­ли и мре­жи, и ло­ва ни­где­же. / Но Ты, Спа­се, яви­вся яко Вла­ды­ка всех, / одес­ную мре­жи по­ве­ле­ва­е­ши во­вре­щи, / и бысть сло­во де­ло вско­ре, / и мно­же­ство рыб мно­гое, / и ве­че­ря стран­ная го­то­ва на зем­ли: / ея­же при­ча­стив­шым­ся то­гда Тво­им уче­ни­ком, / и нас ныне мыс­лен­но спо­до­би на­сла­ди­ти­ся, / че­ло­ве­ко­люб­че Господи.

Еван­гель­ская утрен­няя сти­хи­ра, глас 6

По­сле со­ше­ствия во ад и вос­кре­се­ния из мерт­вых, / пе­ча­лясь, как и есте­ствен­но в раз­лу­ке с То­бой, Хри­сте, / уче­ни­ки к ра­бо­те об­ра­ти­лись; / и сно­ва – лод­ки, и се­ти, и уло­ва нет. / Но Ты, Спа­си­тель, явив­шись, как все­го Вла­ды­ка, / по­ве­ле­ва­ешь спра­ва от лод­ки за­ки­нуть се­ти, / и сло­во тот­час ста­ло де­лом: / и рыб мно­же­ство ве­ли­кое, / и тра­пе­за необы­чай­ная го­то­ва на зем­ле. / Как в ней при­ня­ли уча­стие то­гда Твои уче­ни­ки, / так и нас ныне мыс­лен­но на­сла­дить­ся ею удо­стой, / че­ло­ве­ко­лю­би­вый Господи!

ЕВАН­ГЕ­ЛИЕ УТРЕН­НЕЕ 11

Ек­са­по­сти­ла­рий 11:

По Бо­же­ствен­нем во­ста­нии, / три­жды Пет­ра, лю­би­ши ли Мя, во­про­шая Гос­подь, / Сво­их овец пред­ла­га­ет пас­ты­ре­на­чаль­ни­ка: / иже ви­дя, его­же люб­ля­ше Иисус, во след гря­ду­ща, / во­про­ша­ше Вла­ды­ку: сей же что? / Аще хо­щу, ре­че, пре­бы­ва­ти се­му, / дон­де­же и па­ки при­и­ду, / что к те­бе, дру­же Петре?

Ек­са­по­сти­ла­рий 11

По­сле Сво­е­го Бо­же­ствен­но­го вос­кре­се­ния / Гос­подь, три­жды во­про­сив Пет­ра: “Лю­бишь ли ты Ме­ня?” / на­зна­ча­ет его Сво­их овец пас­ты­ре­на­чаль­ни­ком. / Он, уви­дев то­го, ко­го Иисус лю­бил, во след иду­щим, / спро­сил Вла­ды­ку: “А он что?” / – “Ес­ли Я и хо­чу”, – ска­зал Гос­подь, / – что­бы он пре­бы­вал, до­ко­ле Я вновь не при­ду, / что те­бе до то­го, друг Петр?”

Бо­го­ро­ди­чен: О страш­ное та­ин­ство, о пре­слав­ное чу­до! / Смер­тию смерть все­ко­нечне по­губ­ле­на бысть. / Кто убо не вос­по­ет; и кто не по­кло­нит­ся Тво­е­му вос­кре­се­нию, Сло­ве, / и чи­сто рожд­шей Тя пло­тию Бо­го­ро­ди­це? / Ея­же мо­лит­ва­ми, всех ге­ен­ны избави. Бо­го­ро­ди­чен: О страш­ное та­ин­ство! / О необы­чай­ное чу­до! / Смер­тью со­вер­шен­но уни­что­же­на смерть. / Кто же не вос­по­ет Те­бя, / и кто не по­кло­нит­ся Тво­е­му вос­кре­се­нию, Сло­во, / и непо­роч­но по пло­ти ро­див­шей Те­бя Бо­го­ро­ди­це? / Ее хо­да­тай­ства­ми из­бавь всех от геенны.

Утрен­няя сти­хи­ра, глас 8.

Яв­ляя Се­бе уче­ни­ком Тво­им, Спа­се, / по вос­кре­се­нии Си­мо­ну дал еси овец паст­ву, / за люб­ве воз­да­я­ние, / яже о пастве по­пе­че­ния ищя. / Тем­же и гла­го­лал еси: / аще лю­би­ши Мя, Пет­ре, / па­си агн­цы Моя, па­си ов­цы Моя. / Он же абие по­ка­зуя дру­го­люб­ное, / о дру­зем уче­ни­це во­про­ша­ше. / Их­же мо­лит­ва­ми, Хри­сте, ста­до Твое со­хра­няй, / от вол­ков гу­бя­щих е.

Еван­гель­ская утрен­няя сти­хи­ра, глас 8

Яв­ляя Се­бя уче­ни­кам Сво­им по вос­кре­се­нии, Спа­си­тель, / Ты Си­мо­ну, в воз­да­я­ние за его лю­бовь, / ста­до овец вру­чил, с за­бо­тою па­сти их тре­буя. / По­то­му Ты и го­во­рил: / “Ес­ли лю­бишь Ме­ня, Петр, / па­си агн­цев Мо­их, па­си овец Мо­их”. / Он же, тот­час по­ка­зы­вая го­ря­чую лю­бовь, / о дру­гом уче­ни­ке спра­ши­вал. / По их хо­да­тай­ствам, Хри­сте, паст­ву Твою со­хра­няй / от вол­ков, рас­хи­ща­ю­щих ее.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки