Что делать, когда семья рушится

про­то­и­е­рей Вла­ди­мир (Хулап)
доктор бого­сло­вия, про­рек­тор по учеб­ной работе
Санкт-Петер­бург­ской Духов­ной Ака­де­мии

Семей­ная жизнь – это, конечно, радость, но и нередко серьёз­ные испы­та­ния. Бывает, супруги живут долгие годы вместе, а потом в один момент ста­но­вятся чужими друг другу, отда­ля­ются. Почему так про­ис­хо­дит?

 Ну, навер­ное, нельзя ска­зать, что это про­ис­хо­дит в один момент. Два чело­века, кото­рые любят друг друга — любят настолько, что они готовы дей­стви­тельно жить вместе, жить на про­тя­же­нии дол­гого пери­ода вре­мени — а в идеале всю жизнь, — они рано или поздно начи­нают стал­ки­ваться с тем, что вот этот период влюб­лён­но­сти или иллю­зий закан­чи­ва­ется, и ока­зы­ва­ется, что передо мной не вот тот ангел, не то такое, почти небес­ное суще­ство, кото­рое я себе наво­об­ра­жал в своих мечтах, в своих каких-то таких  розо­вых очках, а это кон­крет­ный чело­век — с кон­крет­ными про­бле­мами, со своими сла­бо­стями, со своими недо­стат­ками. И мои недо­статки тоже особо ярко и четко про­яв­ля­ются именно в тот период, когда два чело­века живут вместе. Но, навер­ное, никто не знает дру­гого чело­века так хорошо, как его супруг, поскольку именно когда два чело­века живут вместе, когда они еже­дневно про­во­дят зна­чи­тель­ную часть вре­мени в одной квар­тире, когда они про­во­дят сов­мест­ное время вместе, их вот этих два «я» могут либо вза­и­мо­до­пол­нять друг друга, вза­имно уси­ли­вать, помо­гать друг другу, если они к этому стре­мятся, либо наобо­рот — могут стать такими тор­мо­зами, скажем так, пре­пят­ству­ю­щими сов­мест­ному вот этому вза­им­ному их раз­ви­тию и рас­кры­тию. И поэтому, навер­ное, про­блема начи­на­ется во многом на этапе уже перед заклю­че­нием брака — зачем этот моло­дой чело­век и эта девушка заклю­чают брак, что они ожи­дают от супруга? Если муж­чине просто надо­ело гото­вить и сти­рать, и он хочет полу­чить дом­ра­бот­ницу – то, конечно, рано или поздно он столк­нется с тем, что жен­щина к этому не готова, или не готова к тому, что ее огра­ни­чи­вают вот уров­нем только вот такой домаш­ней бес­плат­ной рабо­чей силы.

Навер­ное, и с другой сто­роны, если жен­щина просто хочет какого-то мате­ри­аль­ного бла­го­со­сто­я­ния, достатка, хочет, чтобы муж при­но­сил и отда­вал ей боль­шую зар­плату, кото­рой она может уже рас­по­ря­жаться по своему соб­ствен­ному жела­нию, у мужа тоже рано или поздно воз­ник­нет пони­ма­ние того, что его просто исполь­зуют как вот такую кре­дит­ную кар­точку, с кото­рой можно в любое время неогра­ни­ченно сни­мать опре­де­лён­ное коли­че­ство средств.

Вот эта идея потреб­ле­ния может реа­ли­зо­вы­ваться и на более таком серьез­ном уровне — когда мы пыта­емся очень часто само­утвер­диться за счёт вот этого чело­века, самого близ­кого. С одной сто­роны, это самый близ­кий чело­век, а с другой сто­роны, нередко тем самым он и самый бес­прав­ный. У меня про­блемы какие-то на работе, меня ругает началь­ник, я не могу ему воз­ра­зить, я накап­ли­ваю в себе вот эту всю злость, и я при­хожу домой и срываю всё вот это на жене — на своём самом близ­ком чело­веке, кото­рая ничего ска­зать не может, кото­рая должна выслу­ши­вать всё то, что я не реа­ли­зо­вал вот на про­тя­же­нии рабо­чего дня. То же самое и у жены. Если она рабо­тает, у неё помимо работы еще масса других домаш­них дел, но и навер­ное, она наде­ется на то, что муж, ну, по край­ней мере, скажет ей какие-то лас­ко­вые при­ят­ные слова, обни­мет и поце­лует, а не уткнется в ком­пью­тер, в теле­ви­зор или в план­шет.

Воз­ни­кает такая стран­ная ситу­а­ция, когда люди наде­ются на сча­стье, но пред­став­ле­ние об этом сча­стье у разных людей с одной сто­роны разные. С другой сто­роны, очень часто каждый из них ставит во главу угла в семье свой личный эгоизм, свое личное «я». Это я говорю не в плане какого-то суж­де­ния, но каждый чело­век стре­мится реа­ли­зо­вать свое «я» в самых разных состав­ля­ю­щих своего чело­ве­че­ского бытия. И вот эта реа­ли­за­ция с хри­сти­ан­ской точки зрения своего «я» — это реа­ли­за­ция через любовь как слу­же­ние, через любовь не просто как источ­ник потреб­ле­ния, когда я исполь­зую свою супругу или своего супруга на уров­нях самых разных полу­че­ния удо­вле­тво­ре­ния – плот­ского, телес­ного, душев­ного, и так далее, но когда я пыта­юсь супругу что-то пода­рить, когда я пыта­юсь поста­вить себя на его место, когда я пыта­юсь посмот­реть на ситу­а­цию — в том числе кон­фликт­ную ситу­а­цию, его гла­зами, когда пыта­юсь про­жить жизнь таким обра­зом, чтобы сде­лать моего самого люби­мого чело­века хоть немножко более счаст­ли­вым.

И очень часто же про­ис­хо­дит таким обра­зом, что нор­маль­ный моло­дой чело­век и нор­маль­ная девушка заклю­чают брак, всё у них хорошо, а через несколько лет ока­зы­ва­ется, что он начи­нает пить или начи­нает изме­нять, или у нее воз­ни­кают какие-то серьез­ные про­блемы. Но всё это уже некий резуль­тат того, что люди к браку, как мне кажется, отно­си­лись довольно-таки невни­ма­тельно — вот с этого самого началь­ного пери­ода своего суще­ство­ва­ния. Если мы не чистим зубы каждый день утром и вече­ром, веро­ят­ность раз­ви­тия кари­еса уве­ли­чи­ва­ется во много раз, хотя мы не видим этого про­цесса — он очень мед­лен­ный и неза­мет­ный. Точно так же и здесь. Если не очи­щать вот эти наши чело­ве­че­ские отно­ше­ния, если не рабо­тать над ними, — а для хри­сти­а­нина это не просто какая-то там пси­хо­ло­ги­че­ская работа, но это работа, свя­зан­ная и с молит­вой за своего супруга, с молит­вой за свою семью, это и Таин­ство испо­веди, пока­я­ния, когда мы Богу при­но­сим рас­ка­я­ние и осо­зна­ние всех наших чело­ве­че­ских ошибок — не просто для того, чтобы ска­зать, вот какие мы плохие, но для того, чтобы что-то в нашей жизни изме­ни­лось; чтобы мы эти ошибки больше не повто­ряли. Вот когда эта работа начи­нает вос­при­ни­маться как основа сов­мест­ного семей­ного бытия, когда брак рас­смат­ри­ва­ется не просто как источ­ник удо­вле­тво­ре­ния удо­воль­ствия и насла­жде­ния — вот тогда в семью и может прийти насто­я­щая радость. Потому что рано или поздно в каждой семье — в веру­ю­щей, в неве­ру­ю­щей, — насту­пает период серьёз­ных кри­зи­сов, свя­зан­ных и с рож­де­нием ребенка, и с какими-то дру­гими семей­ными обсто­я­тель­ствами, когда просто объ­ек­тивно чело­ве­че­ская при­рода такова, что начи­на­ются серьез­ные про­блемы. Но вот как уже люди в состо­я­нии, в период вот этих про­блем будут отно­ситься друг к другу — будут они просто обви­нять друг друга, будут они наве­ши­вать какие-то ярлыки, будут они стре­миться видеть в супруге только нега­тив­ное, выис­ки­вать все какие-то отри­ца­тель­ные черные черты в его харак­тере и кон­цен­три­ро­ваться на них; или наобо­рот — взгляд будет совер­шенно другой, и в момент самых тяжё­лых испы­та­ний супруг будет ста­раться видеть вот то заме­ча­тель­ное, то пре­крас­ное, вот ту искру, тот образ Божий, кото­рый есть в самом близ­ком для него чело­веке; видеть то, что он или она полю­били, когда заклю­чали брак и ста­раться раз­ви­вать все это — то вот тогда, навер­ное, можно будет ска­зать, что воз­можно посто­янно воз­об­нов­лять эту любовь — воз­об­нов­лять не просто чело­ве­че­скими силами, но в том числе и с помо­щью Божией, поскольку Бог есть Любовь, и этим самым источ­ник чело­ве­че­ской, в том числе и семей­ной любви в част­но­сти. Но, конечно, суще­ствуют ситу­а­ции, навер­ное, когда весь про­цесс уже запу­щен, скажем так, настолько, что попра­вить что-то уже сложно. Хотя из моей пас­тыр­ской прак­тики и я бы, навер­ное, смог ска­зать, что если есть вза­им­ное согла­сие двух супру­гов на то, чтобы сохра­нить брак, на то чтобы рабо­тать над тем, чтобы этот даже раз­ру­шен­ный брак вос­ста­но­вить — всё это воз­можно.

А в каких слу­чаях Цер­ковь раз­ре­шает развод, бла­го­слов­ляет?

Я бы не сказал, что Цер­ковь бла­го­слов­ляет развод. Цер­ковь, скажем так, кон­ста­ти­рует факт. Брак для Церкви — это живой орга­низм. Когда созда­ется новая семья — а хри­сти­ан­ство назы­вают семью «малой Цер­ко­вью», воз­ни­кает новая кле­точка, кото­рая живет по вот этим своим зако­нам — она может раз­ви­ваться, делиться, но она может усы­хать, уми­рать, и всё может закон­читься печально. И поэтому, конечно, если мы посмот­рим на Свя­щен­ное Писа­ние, мы видим, что там Хри­стос гово­рит о том, что един­ствен­ная при­чина для раз­вода — это супру­же­ская измена. Далее, если мы посмот­рим на слова апо­стола Павла чуть-чуть попозже, тоже в Свя­щен­ном Писа­нии мы увидим: он гово­рит о том, что раз­ница в веро­ис­по­ве­да­нии супру­гов, если один супруг неве­ру­ю­щий, а другой веру­ю­щий, — неве­ру­ю­щий супруг, скажем так, пре­пят­ствует веру­ю­щему супругу активно вести его духов­ную цер­ков­ную жизнь — то это тоже может быть такой из причин. Далее пра­вила в отно­ше­нии раз­вода — и цер­ков­ного, и свет­ского, конечно, меня­лись на про­тя­же­нии исто­рии. Они сейчас у нас зафик­си­ро­ваны в доку­менте «Основы соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви», но по сути дела все их можно свести, навер­ное, к тому, что Цер­ковь просто кон­ста­ти­рует, что вот этот брак уже умер, он уже не суще­ствует, и поэтому она не дает бла­го­сло­ве­ние на развод. У нас нет какого-то чина раз­вен­чи­ва­ния — то есть брак цер­ков­ный в идеале явля­ется нерас­тор­жи­мым, но в том случае, если, напри­мер, была супру­же­ская измена, если вот есть такое актив­ное непри­я­тие и пре­пят­ство­ва­ние вере супру­гов; если, напри­мер, супруг на про­тя­же­нии многих лет отсут­ствует, пропал без вести; если супруг болеет каким-то тяже­лым забо­ле­ва­нием, кото­рое пре­пят­ствует супру­же­ским отно­ше­ниям, в том числе, напри­мер СПИДом; если речь идет о том, что в семье про­ис­хо­дит вот такое актив­ное наси­лие, когда муж там изби­вает жену или детей; если есть хро­ни­че­ский алко­го­лизм или нар­ко­ма­ния, и все эти вещи явля­ются объ­ек­тив­ными — Цер­ковь просто кон­ста­ти­рует, что этот брак как един­ство между двумя супру­гами, как един­ство, к кото­рому они при­званы во Христе — этот брак уже пере­стал суще­ство­вать, и поэтому она может дать уже бла­го­сло­ве­ние на повтор­ный брак, но, тем не менее, с при­ня­тием во вни­ма­ние всех вот этих обсто­я­тельств брака неудач­ного.

беседу вела Ека­те­рина Соло­вьёва

http://slovotv.ru/

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки