Библиотеке требуются волонтёры

Евангелие от Иоанна: в начале было Слово

Юрий Пущаев

«В начале было Слово» – фраза, с кото­рой начи­на­ется «Еван­ге­лие от Иоанна», явля­ется одной из самых попу­ляр­ных биб­лей­ских цитат. И, к сожа­ле­нию – одной из самых неверно пони­ма­е­мых.

Чаще всего в ней слышат некое под­твер­жде­ние важ­но­сти лите­ра­тур­ного труда. «В начале было слово», – веско и зна­чи­тельно гово­рит какой-нибудь писа­тель, имея в виду свое дра­го­цен­ное твор­че­ство. Также, эту фразу цити­руют еще и для того, чтобы утвер­дить пре­иму­ще­ство гума­ни­тар­ных наук перед нау­ками есте­ствен­ными и мате­ма­ти­кой, под­ра­зу­ме­вая при этом, что слово гораздо важнее и лучше чем число.

Однако, совсем не это хотел ска­зать Иоанн Бого­слов. Пол­но­стью первый стих его Еван­ге­лия звучит так: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». И глав­ный вопрос заклю­ча­ется в том, Что (или Кто) тут – Слово.

В ори­ги­наль­ном тексте Нового Завета на месте рус­ского – «Слово» стоит древ­не­гре­че­ское ὁ Λόγος (logos), кото­рое можно пере­во­дить не только как «слово», но еще и как «ум», «основа», «утвер­жде­ние», «разу­ме­ние», «зна­че­ние», «дока­за­тель­ство», «про­пор­ция» и т.д. Всего у него, ни много ни мало – около ста зна­че­ний. Пере­вод­чики Еван­ге­лия взяли самое первое зна­че­ние из сло­варя – «слово». Но с таким же успе­хом они могли пере­ве­сти logos и как «мысль», и как «разум». И это не было бы ошиб­кой, хотя, навер­ное, тогда пере­вод поте­рял бы в поэ­тич­но­сти и выра­зи­тель­но­сти, а смысл этого текста по-преж­нему остался бы непо­нят­ным.

Дело в том, что началь­ная фраза «Еван­ге­лия от Иоанна» была обра­щена, отнюдь не к нам. Тут нужно знать куль­турно-исто­ри­че­ские реалии той эпохи. Слова – Ἐν ἀρχῇ ἦν ὁ Λόγος, καὶ ὁΛόγος ἦν πρὸς τὸν Θεόν, καὶ Θεὸς ἦν ὁ Λόγος («В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог») – апо­стол Иоанн адре­сует прежде всего к интел­ли­ген­ции Рим­ской импе­рии. Поня­тие Логоса играло очень важную роль в антич­ной фило­со­фии. Еще живший в шестом веке до Рож­де­ства Хри­стова зна­ме­ни­тый древ­не­гре­че­ский фило­соф Герак­лит гово­рил, что в осно­ва­нии мира лежит Логос, кото­рый «люди не в силах постичь». Он пони­мал его как миро­вой разум, суще­ству­ю­щий в виде мета­фи­зи­че­ского огня, пери­о­ди­че­ски вспы­хи­ва­ю­щего и поту­ха­ю­щего. А во вре­мена при­ше­ствия Христа среди обра­зо­ван­ных слоев Рим­ской импе­рии была очень попу­лярна фило­соф­ская школа сто­и­ков. От Герак­лита стоики почерп­нули мысль о про­ис­хож­де­нии мира из огня и о пери­о­ди­че­ски повто­ря­ю­щемся воз­вра­ще­нии мира в огонь, а также учение о миро­пра­вя­щем Логосе, или законе, опре­де­ля­ю­щем все про­ис­хо­дя­щее. 

Кстати, в про­цессе исто­ри­че­ского рас­про­стра­не­ния хри­сти­ан­ства по всей Земле воз­никла необ­хо­ди­мость пере­вода Свя­щен­ного Писа­ния на языки других наро­дов. И тут началь­ная строка «Еван­ге­лия от Иоанна», задала очень непро­стую задачку фило­ло­гам и фило­со­фам. Напри­мер, китай­ские пере­вод­чики Нового Завета решили что в китай­ской фило­со­фии антич­ному Логосу соот­вет­ствует Дао, и пере­вели слова апо­стола Иоанна так: «В начале был Путь (Дао)».

В рус­ском же пере­воде эта фраза про­зву­чала, как всем сего­дня извест­ное – «В начале было Слово». Однако вовсе не о лите­ра­тур­ном слове гово­рит здесь Апо­стол, но – о Христе, Боге-Слове вопло­тив­шемся, жившем среди людей, умер­шем на Кресте за наши грехи и Своим вос­кре­се­нием открыв­шем чело­ве­че­ству путь к Жизни Вечной.

Вся еван­гель­ская исто­рия была ради­каль­ным ударом по мыс­ли­тель­ным при­выч­кам того вре­мени. Неда­ром другой апо­стол, апо­стол Павел гово­рил, что «мы про­по­ве­дуем Христа рас­пя­того – иудеям соблазн, элли­нам безу­мие». Дей­стви­тельно, исто­рия о рас­пя­том Боге каза­лась многим куль­тур­ным элли­нам, взра­щен­ным на антич­ной фило­со­фии, верхом безу­мия. Они не могли понять, как умер­ший и вос­крес­ший Бог, Бог-лич­ность, а не без­лич­ный уни­вер­саль­ный разум, может быть Лого­сом, Прин­ци­пом и Словом мира, по Кото­рому и Кото­рым он сотво­рен. Бог должен быть сво­бо­ден от любых границ и опре­де­ле­ний, считал какой-нибудь фило­соф. Это миро­вой разум, но не Лич­ность. Без­лич­ное уни­вер­саль­ное Что, а не Кто. Однако такой фило­соф не заме­чает, что в данном случае он просто-напро­сто ставит пре­делы Божию могу­ще­ству. Ведь он на самом деле гово­рит о том, что Бог чего-то не может. Но Бог может все, в том числе и быть Лич­но­стью, рож­ден­ным и несо­тво­рен­ным, стать Бого­че­ло­ве­ком. Бог все­мо­гущ. Он не огра­ни­чи­ва­ется ника­кой логи­кой, сколь угодно глу­бо­кой и утон­чен­ной.

журнал Фома

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки