Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


епископ Михаил (Лузин)

Толкование на Евангелие от Иоанна

Оглавление Глава 1 Глава 2

Глава 1

Божество Слова воплотившегося (1—18). Троекратное свидетельство Иоанна Крестителя об Иисусе Христе и себе самом (19—28, 29—34, 35—36). Первые ученики Христовы: Андрей и Иоанн (37—40), Пётр (41—42), Филипп (43—44) и Нафанаил (45—51).

    1. Ин. 1:1.
   В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.
    Быт. 1:1; Ин. 17:5; 1Ин. 1; Откр. 1:2, 19:13
    «Слово»: этим именем евангелист называет второе лицо достопоклоняемой Троицы — Сына Божия, как видно и из дальнейшей речи самого евангелиста (ст. 14). Открытое свыше Иоанну (Откр. 19:11, 13) и известное отчасти, прикровенно в Ветхом Завете (Пс. 32:6; Агг. 2:5-6; Прем. 18:16), это наименование Сына Божия 1) выражает особенное отношение Сына Божия к Богу Отцу. «Поелику рождение Сына есть рождение бесстрастное, потому евангелист и именует Его Словом, дабы из того, что есть в тебе, научить тебя тому, что превыше тебя. Как ум, рождающий слово, рождает без болезни, не разделяется, не истощается и не подвергается чему-нибудь, бывающему в телах: так и божественное рождение бесстрастно, неизреченно, непостижимо и чуждо деления» (Злат., ср. Феофил.). 2) Это наименование показывает отношение Сына Божия как Творца к твари. «Не погрешит в слове и тот, кто скажет, что Сын именуется Словом как соприсущий всему сущему: ибо что стоит не Словом?» (Григ. Б. 3, 99). Сын есть содетельная и содержительная вина всего сотворённого; ибо Им создано всё видимое и невидимое и всё Им содержится (Кол. 1:16-17). 3) Наименование сие выражает отношение Сына Божия в частности к разумным тварям — людям, как сообщившего им откровение об Отце. «Сын называется Словом потому, что Он так относится ко Отцу, как слово к уму, не только по бесстрастному рождению, но и по соединению со Отцем, и потому, что являет Его» (Григ. Б., там же). Евангелист «так наименовал Его и потому, что Сын пришёл возвестить нам об Отце: вся, елика слышах от Отца Моего, сказах вам» (Ин. 15:5; Злат.). «Он возвестил нам о свойствах Отца, подобно, как и всякое слово объявляет настроение ума» (Феофил.). 4) Наименование сие указывает на совечность Сына Отцу: ибо «как нельзя сказать, что ум бывает иногда без слова, так и Отец и Бог не был без Сына» (Феофил.). Нет ничего невероятного в том предположении, что евангелист утвердил и прояснил истинное учение о Слове воплотившемся в видах охранения этого учения от разных перетолкований и искажений, каким подвергалось оно, с одной стороны, в александрийско-иудейском филоновом учении, с другой — в ложных учениях начинавшегося около времени написания Евангелия развиваться так называемого гностицизма. — Это Слово, второе Лицо Пресвятой Троицы, Сын Божий, было в начале: выражение — «в начале» указывает у священных писателей на начало мира (Быт. 1:1; Пс. 101:26; Евр. 1:10); сообразно с сим слова евангелиста имеют такой смысл: Слово было уже, когда начинал устроиться мир, т. е. Слово было до устроения мира. Так, воплотившееся Слово Господь Иисус Христос изображает вечную славу Свою у Отца Небесного как такую славу, которую Он имел прежде бытия мира (Ин. 17:5). Если же Слово было прежде мира, то значит, оно было прежде времени, ибо начало мира есть вместе и начало времени, прежде сложения мира не было времени; а бывшее прежде времени было от вечности, следовательно, бытие Слова — вечное, безначальное. А что не имеет начала своего бытия, то не может иметь и конца; следовательно, бытие Слова в полном смысле вечное — безначальное и бесконечное. Соответственно сему, в 1-м своём послании, называя, как и далее в Евангелии (Ин. 1:4), Слово Словом жизни, ев. Иоанн прямо называет Его жизнью вечною (1 Ин. 1:1-2). «Невозможно и придумать что-нибудь такое, что было бы древнее сего начала: ибо сие последнее не было бы и началом, если бы далее его существовало что-нибудь» (Вас. В. 3, 82). — «Было»: не произошло или получило бытие, т. е. не начинает собою ряда творений, но — уже было, существовало, когда начиналось творение мира. «Что препятствовало евангелисту сказать: в начале сотворил Бог Слово? Моисей, говоря о земле, не сказал: в начале была земля, но — «сотворил» землю, и тогда стала быть. Если Моисей сказал так о земле из опасения, дабы кто не подумал, что земля не сотворена: тем более должен был сего опасаться Иоанн, если бы Сын был сотворён. Не сказал: Слово имело начало, но — «в начале было», выражением «было» возводя тебя к мысли, что Сын безначален» (Злат.), или «совечен Отцу» (Феофил.). Таким образом, целое выражение, которым начинается Иоанново Евангелие, «в начале было Слово», значит: Слово, Единородный Сын Божий, воплотившийся Господь Иисус Христос, не сотворено, не произошло во времени, но имеет безначальное бытие, следовательно, вечное (ср. Вас. В. 4, 374). — Слово было у Бога: учение об отношении Слова-Сына к Богу Отцу. Будучи вечным, как Бог Отец, Слово-Сын существовал всегда не отдельно от Бога Отца, но вместе — в единении с Ним. Тем не менее, однако же, Оно есть лицо особое, самостоятельное. «Не сказал евангелист: Слово было в Боге, но — «Слово было у Бога», показывая тем особность Слова, как лица, или Его личное различие от лица Бога Отца» (Злат.). «Евангелист здесь самым ясным образом говорит, что иной — Слово и иной Бог, т. е. Отец. Ибо если Слово было вместе с Богом, то очевидно вводятся два лица, хотя у них обоих и одно естество» (Феофил.). «Потом, чтобы кто-нибудь, слыша — в начале было Слово не признал Его и нерождённым, такая мысль предупреждается тем, что прежде замечания, что было Слово, сказано, что оно было у Бога» (Злат.). — «Слово было Бог»: как вечное, Слово есть лицо божественное, т. е. одного существа с Богом Отцом, и, следовательно, есть Бог, равночестный Богу Отцу. «Различай имена Отца и Сына, но признавай, что Они равны между собою. Отец есть Бог, и Сын также есть Бог. Они едино суть, потому что едино Их естество, но при единстве природы Они не смешиваются, Один в Другого не переходят, Один с Другим соединены, но Один от Другого различаются» (Ефрем Сирин).
    2. Ин. 1:2.
   Оно было в начале у Бога
    Притч. 8:22; Сир. 24:4
    Оно было в начале у Бога: повторение учения о вечном бытии Сына у Отца или нераздельно, но и неслиянно со Отцом, сделанное, без сомнения, с целью — глубже и сильнее напечатлеть учение сие в уме верующих. У людей прежде отец, потом сын, но не так у Бога, на которого человекообразно перенесены понятия отца и сына для того, чтобы, хотя несколько понятнее представить непостижимое для ума человеческого, в сущности, отношение лиц Святой Троицы по рождению второго лица от первого. «Чтобы ты, услышав — в начале было Слово и признав Его вечным, не подумал однако же, что жизнь Отца на некоторое расстояние, т. е. на большое число веков предшествует жизни Сына, и таким образом, чтобы ты не положил начала Единородному, евангелист присовокупляет: оно было в начале у Бога, т. е. Он так же вечен, как Сам Отец» (Злат.). В Боге Сын от Отца, но не после Отца; бытие Сына у Отца безначальное (ср. прим. к ст. 1) и, следовательно, бесконечное и, следовательно, вечное; Он был всегда, есть и будет всегда, тайна, превышающая ум человеческий.
    3. Ин. 1:3.
   Всё чрез Него на́чало быть, и без Него ничто не на́чало быть, что на́чало быть.
    Ин. 1:10; Кол. 1:16; Пс. 32:6
    Всё на́чало быть чрез Него: всё получило бытие, всё сотворено чрез Него (Быт. 1; Евр. 1:2; Кол. 1:16). — Всё: Ап. Павел, раскрывая ту же мысль о сотворении всего Словом, изречение всё поясняет так: всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое, престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли — всё Им и для Него создано (Кол. 1:16). Значит, в области всего сотворённого, ни на небесах, ни на земле, ни в духовном, ни в вещественном мире нет существа, нет вещи, которая бы не чрез Него получила своё бытие. Следовательно, Слово есть творец мира, следовательно, есть Бог. Оборот речи — чрез Него или Им не значит, что Слово несамостоятельный Творец мира, не первоначальная действующая причина творения мира, что будто бы Бог сотворил мир Словом, как художник орудием; такой оборот речи в Писании употребляется и тогда, когда речь идёт о причине первоначальной и самобытно-самостоятельно действующей (ср. 1Кор. 1:9, 12:8, 11; ср. Злат. и Феофил.). Здесь же «это так выражено для того только, чтобы кто-нибудь не стал почитать Сына нерождённым» (Злат.). Таким оборотом речи указывается здесь на то отношение Слова ко Отцу, по которому Бог Отец невидимый, обитающий во свете неприступном, является и всегда действует в Сыне, который есть посему образ Бога невидимого (Евр. 1:3); Сын же никогда не действует как бы отрешившись или отделившись от Отца, так что творческая деятельность Сына есть вместе деятельность и Отца, и воля Отца есть вместе и воля Сына (Ин. 5:19-20). — Без Него ничто не на́чало быть, что на́чало быть: повторение, разъяснение и усиление предыдущего выражения о творческой деятельности Слова. В мире сотворённом всё сотворено Им, не исключая ничего, но — только в мире сотворённом (что на́чало быть). «Дабы кто не подумал, что если всё произошло чрез Него, то и Дух Святый, евангелист нашёл нужным прибавить — что на́чало быть, т. е. то, что сотворено, но Дух не есть существо сотворённое» (Злат. ср. Феофил.). «Меня не устрашит и то, что — по сказанному — всё получило бытие чрез Сына, как будто под словом всё заключается и Дух Святой. Ибо не просто сказано «всё», но — всё, что на́чало быть. Не Сыном Отец, не Сыном и всё то, что не имело начала бытия» (Григ. Б. 3, 113).
    4. Ин. 1:4.
   В Нём была жизнь, и жизнь была свет человеков.
    Ин. 5:26, 14:6; Ин. 1:9; Пс. 35:10
    В Нём была жизнь: как в вечном, в Нём жизнь самосущая, дающая бытие всякой твари по сотворении; в Нём источник жизни всего живущего не по началу только жизни, но и по сохранению и поддержанию её. «Сказав о творении, что всё Словом получило бытие, евангелист говорит далее и о промышлении, что Слово не только сотворило, но оно же и сохраняет жизнь сотворённого» (Феофил., ср. Злат.). «Дабы никто не оставался в недоумении, каким образом Словом создано столько и таких тварей, евангелист прибавил: в Нём была жизнь… Сколько ни черпай воды из ключевого источника, источник ни мало не оскудевает. Так и творческая сила Единородного: сколько бы ни было создано и сотворено ею существ, она нисколько не умаляется. Или, лучше, приведу более ясный пример света, так как и сам евангелист вслед за сим говорит о нём: и жизнь была свет. Как свет, хотя освещает бесчисленные тысячи людей, однако ж, нисколько не оскудевает в своей светлости, так и Бог и до творения и по творению равно неоскудевающ, не истощается, не изнемогает от созидания многого. И если бы Ему нужно было создать тьмочисленные такие же миры, Он имеет довольно силы не только создать их, но и по сотворении сохранять бытие их. Итак, что сказано об Отце, то правильно можно сказать и о Сыне: о Нём мы живём и движемся и существуем» — Деян. 17:28. (Злат.). И сам Господь говорит о Себе, что Он имеет жизнь в Себе, следовательно, жизнь самосущую (Ин. 5:26, 21:17), называет Себя жизнью (Ин. 11:25, 14:6), и евангелист именует Его Словом жизни (1Ин. 1:1) и жизнью вечною (1Ин. 3:20), т. е. жизнью самосущею и источником всякой жизни. — Жизнь была свет человеков: изложив в предыдущих стихах учение об отношении Слова ко Отцу и миру вообще, евангелист рассматриваемыми словами и словами следующего стиха указывает на отношение Слова к людям, как источника их жизни духовной. Свет как на языке священных писателей, так даже и на обыкновенном языке человеческом есть символ духовного озарения, просвещения, особенно религиозно-нравственного, состояния блаженного и радостного (Прем. 7:29-30; Ис. 45:7, 59:9. см. прим. к Мф. 4:14-16, 5:14, 17), тогда как тьма есть состояние духовного невежества, ослепления, развращения и вообще греха (Ин. 12:35; 1Ин. 1:6, 8; Рим. 13:12-13; см. прим. к тем же ст. ев. Матфея). Посему слова евангелиста: жизнь была свет человеков имеют такой смысл: Слово, имеющее в себе жизнь самосущую, источник жизни для всего сотворённого, для человека в частности, есть источник духовного просвещения и озарения и таким образом источник истинной духовной жизни. «Евангелист называет Его светом и жизнью потому, что Он дал нам свет познания и в сем свете жизнь» (Злат., ср. Ин. 17:2-3; 1Ин. 5:20).
    5. Ин. 1:5.
   И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.
    Ин. 12:35; Лк. 1:78; 2Кор. 4:6
    Свет во тьме светит: вследствие отпадения человека и человечества от Бога и оставления его Богом, истинное боговедение и богопочтение в человечестве постепенно всё более и более затемнялись, истина превращалась в ложь и в этом смысле, по выражению апостола (Рим. 13:12), до воплощения Слова была во всём мире ночь — тьма, люди сидели во тьме и сени смертной (Мф. 4:16), язычествующее человечество утратило истину и в богопознании и в богопочтении, тьма религиозная покрывала всё человечество языческое. Но не совершенно Бог оставил всё человечество, оставив язычество ходить в путях своих. Он избрал один народ и даровал ему чистое откровение о Себе, вверил ему истину богопознания и богопочтения до времени обновления всего мира. Таким образом, во тьме всеобщей языческой лжи, охватившей почти всё человечество, в еврейском народе дан был светоч истины, — свет во тьме светится, — светится в законе Моисеевом — возможно полном для ветхозаветного человека откровении истины, светится в пророчествах — в особенности о Христе, светится в обетованиях — в особенности о Христе, светится в многообразных богоявлениях, в которых нельзя не видеть явлений впоследствии воплотившегося Слова. Так, Слово было светом мира не со времени только воплощения своего, но во все времена с самого сотворения человека, сначала полно осиявая первосозданного в раю, потом осиявая тех, кто не уклонялся от него сам, после падения первосозданного, потом сияя среди потемневшего человечества в народе еврейском, чрез закон, пророчества, обетования и богоявления. — И тьма не объяла его: как ни густа была эта тьма, объявшая всё человечество, она не осилила, не одолела, не подавила этого света (ср. Злат, и Феофил.), не затмила совсем лучей его; он продолжал светиться во тьме, и когда пришло определённое время, он озарил всю вселенную в устроении воплотившимся Словом Церкви своей, которой в полноте открыта истина богопознания и богопочтения и силу которой никакая тёмная сила сломить или одолеть уже не может (Мф. 16:18). С тех пор как чрез грех и во грехе ложь стала сильнейшим началом жизни и деятельности человека в противоположность истине, вся история человечества, в сущности, есть непрерывная борьба этих двух противоположных начал. По изволению Божию, начало лжи, постоянно и постепенно усиливаясь в человечестве до явления Сына Божия во плоти, охватило почти весь мир и — только один народ еврейский избран был из всего человечества быть носителем истины богооткровенной. Со времени этого избрания одного народа вся жизнь его стала борьбой языческой лжи с этой богооткровенной истиной или изъятие этого народа и порученной ему истины из круговорота языческой лжи; напор этой последней до такой степени был силён, по временам особенно, что и самый избранный народ предавался язычеству и его лжи. Но, несмотря на этот постоянный и усиленный напор языческой лжи, истина откровенная в народе еврейском непрерывно сохранялась у него до времени воплощения самой истины, свет во тьме светился, и тьма не могла одолеть его, осилить, подавить. «Ибо, свет сей, т. е. Слово Божие, непреоборим» (Феофил.).
    6. Ин. 1:6.
   Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн.
    Мф. 3.
    Был человек и пр.: в речь о вечном Слове Божием, творце всего, просветителе и оживотворителе людей, евангелист вводит речь о крестителе Иоанне, как свидетеле о сем Слове — свете. Несколько неожиданное выведение здесь Иоанна имеет своё глубокое основание, кажется, в том, что свидетельство Иоанна представляется здесь как совокупность свидетельств о Мессии всего ветхозаветного пророчества о Нём, а сам Иоанн — как последний и совершеннейший представитель всех ветхозаветных пророческих откровений о Мессии, свидетельство которого посему имеет величайшую важность и решающее значение. Свет — Слово всегда был в мире, и тьма язычества, несмотря на всю густоту её, не могла одолеть, осилить светения этого света, погасить его; он всегда светился в народе еврейском, хотя по временам несколько затемняемый напором языческой тьмы, и — вот, когда пришло время свидетельствовать о нём, явился последний и величайший из ветхозаветных пророков, более которого не восставал никто из рождённых жёнами (Мф. 11:11). — Был человек: этот чрезвычайный свидетель о свете был человек, а не высшее какое-либо существо, воплотившееся или явившееся в человеческом образе. — Посланный от Бога: в смысле чрезвычайного посланничества для особенных божественных целей, как посылаемы были и все ветхозаветные пророки. Это чрезвычайное посланничество Иоанна совершилось в то время, когда, будучи в пустыне, он услышал глагол Божий, повелевавший ему выступить на дело общественного пророческого служения как предтечи Мессии (Лк. 3:2 и далее); оно предуготовано было и обстоятельствами необычайными рождения Иоаннова и воспитания его в пустынях (Лк. 1), и строгой аскетической жизнью его там. Во всём видно было, что это не простой человек, а особенный чрезвычайный посланник Божий. Так и понял это народ еврейский, выходивший к нему, по его слову, исповедовать грехи свои и креститься. — Имя ему Иоанн: что значит благодатный, имя, наречённое ему Ангелом ещё прежде его рождения (Лк. 1:13), что́ указывало уже на особенное его избрание и предназначение.
    7. Ин. 1:7.
   Он пришёл для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него.
    Ин. 1, 1Ин., Ин. 5:33, 10:41
    Он пришёл: посланный Богом нарочито, как особенный чрезвычайный вестник, Иоанн пришёл к народу еврейскому, а в лице его и ко всему человечеству; миссия Иоанна была миссия общечеловеческая. — Для свидетельства, чтобы свидетельствовать о Свете: цель чрезвычайного посланничества Иоаннова. Выражение — «свидетельство, свидетельствовать» здесь более сильно, чем «проповедь — проповедовать» (Мф. 3 и парал.), даже более сильно, чем «пророчество — пророчествовать». Иоанн явился, прежде всего, как проповедник и именно проповедник покаяния; проповедник вместе с тем являл в себе пророка, который, по откровению Божию, прямо предрекал близкое открытие царства Мессии, или Церкви Христовой; наконец, по особенному божественному указанию при крещении Иисуса из Назарета, он стал свидетелем о лице именно сего Иисуса из Назарета, что он самый есть обетованный Мессия — Христос, свидетелем непосредственным и вполне верным. И все пророки ветхозаветные в общем смысле свидетельствовали о Мессии, — пророчествовали о Нём, но Иоанн, как пророк, по указанию Божию, перстом указавший на пришедшего уже Мессию, возвёл пророчество до наглядного и точного свидетельства очевидца и тем совершил, или окончил, всё ветхозаветное пророчество, став непосредственным свидетелем явившегося Мессии. Цель этого свидетельства Иоаннова общая — та, чтобы все уверовали чрез него, уверовали в Мессию-Христа, Спасителя мира. Иоанн должен был быть посредником веры Израиля и мира во Христа (ср. 5:33), — то же, что другими словами выражается — приготовить путь Господу, или приготовить людей к вступлению в царство Христово. Свидетельство такого чрезвычайного свидетеля о том, что именно Иисус из Назарета есть воплотившееся Слово, жизнь и свет мира человеческого, имело все признаки истины, по которым должно было веровать ему, и если не все уверовали этому свидетельству его, даже со временем отвергли Мессию своего, то это зависело уже не от недостатка силы и духа свидетеля и не от недостоверности свидетельства его, а от самих не уверовавших и отвергших это свидетельство. «И солнце затем восходит, чтобы всех осветить; но если кто, запёршись в тёмной комнате, не пользуется лучом его: то ужели в этом виновно солнце? Так и здесь. Иоанн послан был, чтобы все уверовали чрез него; если же этого не случилось, он не виноват» (Феофил.).
    8. Ин. 1:8.
   Он не был свет, но был послан, чтобы свидетельствовать о Свете.
    Он не был свет и пр.: усиленное указание различия величайшего из ветхозаветных пророков — свидетеля о Свете — от этого самого Света — Мессии. «Не просто и не без причины говорит сие евангелист: у нас свидетель нередко бывает выше и часто достовернее того, о ком свидетельствует. Чтобы сего не подумал кто и об Иоанне, евангелист тотчас предупреждает сие неправое мнение и, искореняя его, показывает, кто свидетельствующий и кто свидетельствуемый и как велико различие между свидетелем и тем, о ком он свидетельствует» (Злат.). «Светом можем назвать и всякого святого; но святой — свет не по естеству, а по причастию, ибо имеет светлость от истинного света» (Феофил.). То же Иоанн в отношении ко Христу.
    9. Ин. 1:9.
   Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир.
    Ин. 12:46, 3:19, 8:12, 9:5
    Был Свет истинный и пр.: прошедшее время (был), как и в последующих стихах до 14-го, употреблено потому, что речь идёт о Слове ещё до воплощения Его, как и в первых 4-х стихах, ибо только с 14-го стиха пошла речь о Слове воплотившемся. Слово было светом мира всегда и до своего воплощения (ст. 4 и прим., ср. Феофил.). — Свет истинный: слово — истинный обыкновенно противополагается слову неистинный, ложный, призрачный; но здесь мысль противоположения несколько иная. Господь называет Сам предтечу Своего светильником горящим и светящим (5:35), и свет от этого светильника истекал, конечно, не призрачный, не ложный, ибо то был свет непосредственно откровенной истины. Значит, мысль противоположения здесь та, что Иоанн сиял светом, хотя истинным, т. е. не призрачным и не ложным, но не собственным, а заимствованным, или излиянным на него от Бога; истинным же Светом называется Слово — Мессия, как свет самобытный, свет по самому существу, а не заимствованный, источник всякого света и просвещения. «Почему к слову Свет прибавлено здесь истинный? Потому что и человек, озарённый свыше, называется светом, но истинный Свет есть тот, который озаряет. Так и Иоанн был свет, но не истинный Свет, потому что если бы не был озарён, был бы мраком, а от постороннего озарения сделался светом» (Август.). — Просвещает всякого человека: кто не утратил способность к восприятию этого света или просвещения от Слова (ст. 12), иудей ли то или язычник (12:46). — Приходящего в мир: по складу греческой речи можно относить это выражение или к слову Свет, или к слову человека; в первом случае речь имеет такой смысл: Свет истинный (Слово — Мессия), приходя в мир, просвещает всякого человека; в последнем: Свет истинный просвещает всякого человека, приходящего в мир, или рождающегося. Первого толкования держатся между другими Кирилл Иерусалимский и бл. Августин; последнее почти общепринятое. Первое предпочитается потому, что Мессия иногда называется в этом же Евангелии Грядущим в мир (6:14; 18:37) и светом, пришедшим в мир (3:19; 12:46), и потому, что при слове человек прибавление — грядущий в мир, или рождающийся, представляется излишним; перестановка же подобная слов и предложений встречается у Иоанна нередко, например, здесь же в стихе 12. «Как, скажет иной, просвещает всякого человека, когда мы видим некоторых омрачёнными? Сколько зависит от Него Самого, Он просвещает всех. Ибо скажи, пожалуй, разве не все мы разумны? разве не все по природе знаем добро и противное ему? разве не имеем способности чрез размышление о тварях познавать Творца? Посему разум, данный нам, который и называется законом естественным, может быть назван светом, данным нам от Бога. Если же некоторые худо воспользовались разумом, те омрачили сами себя» (Феофил., ср. Злат. Последний разумеет — «благодать»).
    10. Ин. 1:10.
   В мире был, и мир чрез Него на́чал быть, и мир Его не познал.
    Ин. 1:3; 1Кор. 8:6; Кол. 1:16; Евр. 1:2
    В мире был: Слово, Творец и свет мира, с самого творения мира постоянно был в мире. Как вездесущий, присутствуя в мире, Он постоянно был в нём и как промыслитель и сохранитель его (ср. Феофил.), и как просветитель людей, открывая Бога и в видимой природе, и в совести людей (Рим. 1:20, 2:14-15), хотя мир и покрыт был тьмою неведения и нечестия и этот свет светился во тьме (ст. 5). — И мир через него на́чал быть: произошёл чрез Него (ст. 3 и прим.). — И мир Его не познал: не познал Его мир вообще как Бога своего и, уклонившись от истины Божией, создал себе много богов вместо Единого истинного Бога. Разумеется, здесь мир по преимуществу языческий в противоположность еврейскому народу, о котором речь в следующем стихе. Прекрасно и подробно эту мысль о непознании миром языческим истинного Бога и о виновности в сем самого мира языческого и о следствиях сего непознания раскрывает св. Ап. Павел в своём послании к Римлянам (Рим. 1:18-32).
    11. Ин. 1:11.
   Пришёл к своим, и свои Его не приняли.
    Исх. 19:5; Пс. 68:9
    Пришёл к своим: под своими разумеются иудеи — народ, избранный Богом, собственный Богу, или свой Богу (Втор. 7:6, 9:26; Ис. 27:9; Евр. 2:13). И свои Его не приняли: в общем смысле, не приняли так, как следовало и до́лжно было принять народу, особенно приготовляемому к принятию Его, или — не все приняли Его как следовало бы ожидать от народа, избранного Богом. И до воплощения Слова, когда Оно постоянно открывало Себя народу еврейскому в непосредственных действиях промышления о нём, в пророчествах, обетованиях, богоявлениях, народ еврейский в общем смысле относился к Нему не так, как бы следовало, и, часто отвергаясь Бога своего, ходил по путям языческим, повергался и блуждал в круговороте лжи языческой и таким образом не принимал Его; отверг и распял Его даже и тогда, когда Он воплотился и явился Учителем и Искупителем его.
    12. Ин. 1:12.
   А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими,
    1Ин. 2:1; Рим. 8:15; Гал. 3:26
    А тем, которые приняли Его и пр.: не все, впрочем, свои не приняли Его и не узнали Его. И прежде воплощения Его избранные Его знали Его, веровали в Него и ожидали видеть пришествие Его (Ин. 8:56; Мф. 13:16; Деян. 3:26). «Други Божии и все дивные мужи познавали Христа ещё прежде явления Его во плоти» (Злат., ср. Феофил). И по явлении Его во плоти многие из своих уверовали в Него, или приняли Его, хотя правда, что число таких избранных было не особенно велико сравнительно с числом званых (Рим. 9:27). Впрочем, не о своих только, но обо всех принявших Христа говорит евангелист в рассматриваемом стихе. Слово приняли евангелист поясняет словом уверовали; следовательно, принять Слово значит уверовать в Него как Мессию, Искупителя и Спасителя своего (Ин. 3:18, 9:35, 20:31). — Быть чадами Божиими: в особенном, исключительном смысле внутренней нравственной близости к Богу. Выражение очевидно образное, заимствованное из отношений отца к сыну сравнительно с отношениями его к рабам и наёмникам. По вере ставшие сынами Божиими находятся под особенным промышлением и попечением Божиим (Ин. 17:23; Рим. 8:31-32), с сыновним дерзновением обращаются к Богу (1Ин. 5:14-15) и делаются наследниками Божиими и сонаследниками Христовыми, наследниками вечных и нетленных благ в обителях Отца своего небесного (Рим. 8:17, 1Кор. 2:9), соблюдая здесь Его заповеди по чувству сыновней любви, а не из рабского страха (1Ин. 3:22; Ин. 14:15). «Если ты раб: бойся побоев; если наёмник: одно имей в виду — получить плату. Если стои́шь выше раба и наёмника, если ты сын: стыдись Бога, как отца, делай добро потому, что хорошо повиноваться отцу, хотя бы ничего не надеялся ты получить; угодить отцу само по себе есть награда» (Григ. Б.) Войти в такое отношение к Богу како Отцу — Господь дал власть верующим в Него. Не сказал евангелист: сделал чадами Божиими, усыновил Богу, но — дал власть соделываться чадами Божиими, дал возможность усыновления Богу. Потому евангелист сказал так, как объясняет св. Златоуст (ср. Феофил.), что 1) благодать не действует насильственно, не стесняет человеческой свободы и самовластия, но приходит и действует только в тех, кто желает её и заботится о приобретении её. В их власти соделываться чадами Божиими; если же не хотят, дар не приходит и не действует в них. Божие дело дать благодать, человеческое — представить веру; 2) потому, что с нашей стороны великое потребно тщание, чтобы сохранить чистым и незапятнанным данный нам в крещении образ сыноположения. Для сохранения чистоты недостаточно только того, чтобы креститься и веровать. Если мы хотим навсегда удержать в себе сию светлость, то должны вести достойную её жизнь. — Вера во имя Христово даёт верующему власть, право и возможность усыновления Богу потому, что верующий во имя Его или в Него верует вместе с тем в совершенное Им искупление себя вместе со всеми другими, а вера в искупление есть вера в примирение с Богом чрез прощение грехов, с чем вместе снимается с человека клятва законная и он вступает в отношения к Богу близкие, чистые, нравственные, первоначальные, каковы они были при невинном состоянии в раю, — отношения сына к любящему отцу. Таковую власть дал Господь принявшим Его. Но разве древние, подзаконные не имели её? «Правда, и они назывались сынами Божиими, но между нами и ими большая разность. Закон во всём имел тень будущего (Евр. 10:1) и не сообщал израильтянам сыноположения вполне, но как бы в образе и мысленном представлении. — У них как крещение было образом и тенью, так и сыноположение их прообразовало наше усыновление. Хотя и они назывались сынами, но в тени, и самой истины сыноположения не имели, как мы теперь имеем чрез крещение» (Феофил.).
    13. Ин. 1:13.
   которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились.
    Ин. 3:3, 8:33; 1Ин. 5:1, 4; Иак. 1:18; 1Пет. 1:23
    Которые не от крови и пр.: в это сыновство Богу вводит человека не плотское рождение, но рождение духовное, непостижимое, рождение от Бога, или возрождение, основание коего — в вере человека в искупительную смерть Христову. По этому-то рождению от Бога верующие и становятся сынами Божиими. Евангелист указывает здесь противоположность рождения плотского и рождения духовного, или возрождения, но и в этом плотском рождении указывает некоторые различия или степени восхождения от чисто чувственного и плотского к более совершенному в теократическом смысле. Не от крови: с подлинника (множественное число) «не от кровей». По объяснению бл. Августина, сим обозначает плотское соединение двух полов; выражением же — ни от хотения плоти указывается хотение жены в отличие от хотения мужа, которое представляется здесь выше хотения жены, как более полное и разумное осуществление творческого — плодитесь и множитесь и наполняйте землю (Быт. 1:28). Общее же выражение значит: усыновляет нас Богу не плотское рождение, а вера во имя Господа, имеющие которую суть рождённые от Бога — чада Божии в вышеуказанном смысле. Не поражается ли сим обычный предрассудок иудеев о правах своих на царство Мессии на основании плотского происхождения их от Авраама? Плотское рождение в этом отношении ничего не значит; только верующие и по этой вере рождённые от Бога имеют власть быть чадами Божиими или участниками в царстве Христа Спасителя, Который не стыдится братьями своими нарицать их (Евр. 2:11), почему они суть сонаследники Христу в Его благодатном царстве.
    14. Ин. 1:14.
   И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца.
    1Тим. 3:16; Евр. 2:14; 1Ин. 4:2; Откр. 21:3; Ин. 2:11, 1:17; Мф. 17 д. п.
    И Слово стало плотию: это Слово, о коем доселе шла речь как о вечном, ипостасном Сыне Божием, творце и промыслителе мира и духовном просветителе людей, не познанном языческим миром, не всеми признанном и принятом даже среди избранного народа, — это вечное Слово, по наступлении определённого времени, стало плотию, воплотилось, вочеловечилось и явилось на земле как человек — Господь Иисус Христос, не переставая быть Словом, Сыном Божиим, Богом. «Божие Слово, превечное, невидимое, непостижимое, бестелесное, начало от начала, свет от света, источник жизни и бессмертия, определение и слово Отца, приходит к своему образу, носит плоть ради плоти, соединяется с разумною душою ради моей души, очищая подобное подобным, делается человеком по всему, кроме греха» (Григ. Б.). Слово плоть, по библейскому словоупотреблению, имеет много значений. Здесь оно, без сомнения, имеет самое полное и чистое значение полного и чистого человека, состоящего из души и тела. В таком значении всего полного человека оно нередко употребляется в Библии как Ветхого, так и Нового Завета (ср. Ис. 40:5; Ин. 17:2-3; ср. Рим. 3; Феофил.). Посему выражение — Слово стало плотью значит: Слово восприняло полное человеческое естество, земное тело и разумную душу и, будучи Богом от века, стало Богочеловеком во времени. «Когда слышишь, что Слово стало плотью, не подумай, что Оно оставило собственную свою природу и превратилось в плоть, — но что, оставаясь тем, чем было, Оно стало тем, чем не было». (Феофил.). — И обитало с нами, или, точнее, — вселилось среди нас. Образ и выражение заимствованы от обитания или вселения Бога Иеговы среди народа Своего во Святом святых в скинии, потом во храме. Идея этого вселения Иеговы среди народа Своего (Исх. 25:8, 29:45; Лев. 26:11) у пророков ещё более раскрыта (Ис. 4:5, 57:15; Иоил. 3:21; Иез. 37 и др.) и, сообразно сему, Слово Божие воплотившееся представляется вселяющимся среди народа Своего открыто, тогда как Бог Иегова невидимо во Святом святых обитал среди народа Своего. Слово — с нами имеет ближайшее отношение к словам: которые приняли Его и уверовали во имя Его (ст. 12), к которым принадлежал Иоанн евангелист, и — эти верующие составляли первоначально то малое общество, как начаток нового избранного народа Божия, среди которого вселилось воплотившееся Слово и которые созерцали славу Его, не созерцаемую другими неверовавшими. — И мы видели славу Его: мы, т. е. ученики (1Ин. 1:1), или вообще верующие и только верующие, так как видение или созерцание этой славы возможно только очами веры; неверие не видело и не могло видеть этой славы, как это мы видим из всей евангельской истории; оно видя не видит, слыша не слышит, т. е. видя действия лица или события, не понимает их внутреннего смысла и значения и следов, не может видеть, например, Славы божественной в лице и действиях Господа Иисуса, как это видно, например, из образа действии в отношении ко Христу книжников и фарисеев. Видели: не внутренними только очами веры, как ветхозаветные, но и внешними телесными очами, во внешнем человеческом явлении Слова, и не в образах только и символах, как ветхозаветные, но в самой истине — действительности, ибо пред ними был, в самом деле, истинный воплотившийся Бог в истинном человеческом теле, истинный Богочеловек. Славу Его: слава — внешнее проявление величества невидимого Бога, особенное внешнее необычайное проявление Его внутреннего невидимого существа. Слава Божия является во всём мире (Пс. 18:1), так как весь мир есть внешнее отображение высочайших совершенств Божиих, но Бог благоволит и особенным образом являть славу Свою, каковых особенных явлений славы Божией среди народа еврейского было много в разных видах. Эту славу Божию в особенном необычайном явлении в лице Господа Иисуса Христа воплотившегося Слова, и притом в её полноте (ст. 16), и созерцали по вере ученики Его и верующие во имя Его. Созерцали они славу сию «во всём, что Он делал и говорил» (Феофил.), но особенно — в некоторых чрезвычайных проявлениях её, в преображении, воскресении, вознесении. Они созерцали славу Слова именно как Единородного от Отца, т. е. слава Божия могла так проявиться и проявляться только в Единородном от Отца, т. е. во всей её полноте (ст. 16), созерцаемой верою. «Выражение «как» означает здесь не уподобление и не сравнение, а подтверждение и несомнительное определение, как бы так сказал евангелист: мы видели славу, какую подобает и свойственно иметь единородному и истинному Сыну царя всех Бога» (Злат., ср. Феофил.). Он говорит так, «желая изобразить высочайшее и несравненное превосходство славы Сына Божия» (Злат.). Слово Единородный в приложении к Слову воплотившемуся Господу Иисусу употребляется только у одного ев. Иоанна (Ин.1:18, 3:16, 18; 1Ин. 4:9) и обозначает Его как единственного Сына (Лк. 7:12, 8:42, 9:38; Евр. 11:17), кроме Которого Бог Отец не имеет ещё сына в том же смысле, т. е. сына по существу, а не по благодати, как чада Божии в ст. 12 и др.; почему этот Единородный и единственный сын и существует от вечности с Богом и есть божественное лице, творец и промыслитель мира (ст. 1—3). В этом Единородном слава Божия открылась вполне во всей Его жизни, действиях, учении и пр., вообще в богочеловеческом Его существе, каковую славу верою и видением и созерцали Его ученики и все верующие в Него по мере веры. — От Отца: «т. е. из существа Отца» (Ориг.). — Полное благодати и истины: два основные вида явления славы Слова как Единородного от Отца — благодать и истина. Благодать означает собственно «благоволение, милосердие, любовь», потом — самые дары и благодеяния, оказываемые милосердием и любовью во всём их многообразном проявлении; истина — противоположность лжи или мнимому, призрачному, а также — образу, тени. В воплотившемся Слове — Господе Иисусе эта благодать как милость и дар излились вполне на всё человечество по вере, и истина во всем её обширном значении открылась людям, тогда как в Ветхом Завете, вообще говоря, благодать не вполне открылась, потому что фактически крестною смертью Мессии ещё не разрушено было греховное средостение между Богом и человеком; закон же вообще имел значение сеновное (Евр. 10:1) — прообразительное, имея истину только в будущем во Христе; благодать и истина в полном их проявлении осуществились только в христианстве и суть характеристические проявления славы Слова, как Единородного от Отца (ср. Феофил). «Мы видели славу не пророка, не ангела, не архангела, не горних сил, не иной какой созданной твари, какова бы она ни была, но видели славу Самого Владыки, Самого Царя, Самого истинного Единородного Сына, Господа всяческих. Неприступная слава сия, хотя и была сокрыта под покровом тела, однако ж, проявлялась в такой необычайной силе и светозарном сиянии, каким может блистать только слава Единородного от Отца, Господа славы» (Злат.).
    15. Ин. 1:15.
   Иоанн свидетельствует о Нём и, восклицая, говорит: Сей был Тот, о Котором я сказал, что Идущий за мною стал впереди меня, потому что был прежде меня.
    Ин. 1:27, 30, 8:58
    Иоанн свидетельствует и пр.: «Евангелист часто ссылается на свидетельство Иоанна, не потому, будто достоверность Владыки поставляет в зависимость от раба, но так как народ имел высокое понятие об Иоанне, то во свидетельство о Христе и ссылается на Иоанна, почитаемого им (народом) за великого и потому более всех заслуживающего доверия» (Феофил.). Опуская речи Крестителя к народу, сказанные до крещения Господа, изложенные другими евангелистами, Иоанн излагает свидетельства его о Христе, сказанные уже после крещения Христова, о которых другие евангелисты ничего не упоминают. — Иоанн свидетельствует, т. е. удостоверяет, разумеется, по непосредственному откровению Божию, чем свидетельствуется непреложная истинность и достоверность сего свидетельства. — И, восклицая: собственно — громким голосом кричит, или, как объясняет св. Златоуст (ср. Феофил.), «проповедует смело, свободно, без всякой боязни», открыто, всенародно (ср. Ин. 7:28, 37). — Сей Тот, о Котором я сказал: ссылается Креститель на свои слова, сказанные народу прежде, когда он многое благовествовал о Христе народу, поучая его (Лк. 3:18). Слова, подобные сказанным вслед за сим, записаны у первых трёх евангелистов с некоторым видоизменением в образе речи (Мф. 3, и парал.) и записаны, как произнесённые Иоанном ещё до крещения Христова, чем и объясняется в настоящем месте употребление прошедшего времени (я сказал). — Идущий за мною стал впереди меня: Мессия Иисус и родился и вступил в общественное служение несколько после Иоанна Крестителя, почему сей и выражается — Идущий за мною, т. е. явившийся после меня. Но этот Идущий за мною стал впереди меня, т. е. выше меня по достоинству, — то же, что у первых трёх евангелистов означается словами — крепльший меня, сильнейший меня (Мф. 3 и парал.). «Что значит: стал впереди меня? — Славнее и досточтимее меня. Не думайте, что я больше Его потому, что я прежде Его пришёл проповедовать. Я гораздо меньше Его, и в такой степени меньше, что недостоин быть в чине раба Его. Вот что означают слова: стал впереди меня. То же самое, иначе выражая, Матфей говорит: Которого обувь я недостоин понести» (Злат., ср. Феофил.). Потому что (Он) был прежде меня: вот причина, почему Он выше меня. — Прежде меня — собственно первый (πρῶτος, вместо πρότερος), первейший, чем я. Это выражение первый в приложении к Богу в Писании означает вечность Божию (Ис. 44:6; ср. Ис. 41:4; Откр. 1:17) или, собственно, точнее — безначальность, так как бесконечность обозначается при сем словом последний. Указывая причину, почему Мессия, явившийся после Иоанна, выше его, в том, что Он был прежде него, Креститель разумеет безначальное бытие Мессии, как вечного Слова Божия. Смысл этой речи Крестителевой, следовательно, таков: хотя Иисус из Назарета и родился и явился Израилю после меня, но Он выше меня, потому что Он выше всякого времени «по предвечному рождению от Отца» (Феофил.); Он безначальный, или, как несколько после изрёк Предтеча, Он есть Сын Божий (ст. 34).
    16. Ин.1:16
   И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать,
    Ин. 3:34; Кол. 2:9; Мф. 13:12; Рим. 1:17
    И от полноты Его и пр.: чья речь? Крестителя или евангелиста? Мнения не одинаковы, что, впрочем, большого знания не имеет, потому что чья бы речь это ни была, смысл её не изменяется и высота учения и истинность его нисколько от того не терпят. — От полноты Его: полноты божества или полноты божественных совершенств во Христе. Евангелист несколько выше (ст. 14) сказал о полноте в воплотившемся Слове благодати и истины, как существенных видов явления божественной славы. Ап. Павел прямее говорит о Христе Иисусе, что в Нём обитает вся полнота божества телесно (Кол. 2:9, 1:19; ср. Еф. 1:23, 3:19). В этой-то полноте божества во Христе Иисусе и указывается обильнейший, неиссякаемый источник благодати, которую могут почерпать из Него все верующие. — Мы все: т. е. верующие во имя Господа Иисуса как Мессии, как Сына Божия (ст. 12). Иоанн Креститель заключил собою ряд ветхозаветных пророков и праведников, которые все получили дары Духа или благодати по вере во Христа из полноты Его (Евр. 11). Креститель, оканчивая собою Ветхий Завет, начинал вместе с тем новый, и вот его пророческий взор (если считать вместе с блаж. Феофилактом эти слова словами Крестителя) объемлет полноту благодати, изливающейся из полноты Христовой на всех новозаветных верующих, и в сознании непреложной истинности сего он соединяет в одно общество и ветхозаветных и новозаветных верующих (все мы), как представитель тех и других, и созерцает излияние сих даров благодати как уже совершившееся, мы приняли. — Благодать на благодать, т. е. сугубую благодать или вообще множество, обилие благодати в её многоразличнейших проявлениях и видах. Все верующие, и ветхозаветные и новозаветные, получили от полноты Христовой: умилостивление Бога о грехах (1Ин. 2:2), примирение с Богом вследствие оправдания всех кровью Его (Рим. 5:10; Еф. 1:7), ниспослание Духа Святого с его многоразличными дарами духовными (Ин. 7:37-38, 14:16), усыновление Богу и вообще всяческие блага духовные. «Он имеет дары не по причастию, но Сам есть источник и податель даров, саможивый, самосветлый, самоистинный: Он не удерживает в себе богатства благ, но изливает его на всех, и, изливая на всех, Сам остаётся полон, нисколько не умаляется от сообщения другим, но всегда источает и всем сообщает блага, Сам оставаясь всегда при одинаковой полноте. Представим себе огненный поток, от которого зажигаются тысячи, миллионы светильников: не правда ли, что огонь остаётся в одинаковой полноте и после того, как он сообщил своё горение бесчисленным светильникам? Это всякому ясно. Если же и в телах делимых можно найти тело, которое нисколько не уменьшается, сообщая другим свою сущность, то гораздо возможнее такая неоскудеваемость для иной силы, бестелесной и простейшей» (Злат.).
    17. Ин. 1:17.
   ибо закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа.
    Деян. 7:38; Рим. 6:14, 7:14, 10:5, 15:8; Гал. 3:13, 24
    Ибо закон дан и пр.: основание и причина величия и неисчерпаемости благодати, почерпаемой из полноты Христовой, сравнительно с состоянием человека под ветхозаветным законом, где также по вере были дары благодати, но не в такой мере, как в Новом Завете. Вообще же состояние подзаконное было противоположно состоянию под благодатью, как в особенности раскрывает это св. Ап. Павел, главным образом, в посланиях к Римлянам, Галатам и Евреям. Закон был только тенью будущих благ (Евр. 10:1), то, что обряды закона изображали подобно тени, ясно открыто, пришло во исполнение, действительно совершено и подано Христом, ибо от Него произошла благодать и истина (ст. 14), только Он явил людям всё домостроительство спасения их. Закон Моисеев предписывал заповеди неудобоисполнимые во всей их полноте и поражал преступника проклятием, не давая ему, однако же, достаточно сил для достижения законной праведности (Гал. 3:10). Христова благодать снимает с человека проклятие законное, оправдывает пред Богом, примирив с Ним (Гал. 3:13; Рим. 3:9, 10), прощает и очищает грехи и даёт силы исполнять новозаветный закон так, что он кажется игом благим и бременем лёгким (1Ин. 1:9; Мф. 11:30), сообщая многоразличные дары духовные по мере веры (1Кор. 12 и далее). Закон дан чрез Моисея: как служителя (Евр. 3:5), который должен был передать другим только то, что сам принял; благодать же и истина произошла чрез Иисуса Христа, который есть Сам царь, действующий полновластно. «Приметь и то, что о ветхом законе сказал — дан чрез Моисея, ибо он был подчинённый и слуга; а о новом не сказал — дан, но — был, чтобы показать, что он произошёл от Господа нашего Иисуса Христа, как от Владыки, а не от раба, и в конец достиг благодати и истины. — Был — знак самостоятельности, дан — знак рабства» (Феофил., ср. Злат.). По всему этому именно только от полноты Христовой и можно получать благодать на благодать, т. е. черпать по мере веры, сколько кто может из этого неисчерпаемого источника благодати.
    18. Ин. 1:18.
   Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил.
    Ин. 6:46; 1 Ин. 4:12; 1 Тим. 6:16; Исх. 33:20; Мф. 11:27
    Бога не видел никто и пр.: связь речи такова: Мессия Иисус выше не только Моисея (ст. 17), но и всех пророков, ибо Он один только видел Бога, которого никто никогда не видел и, следовательно, один только Он имеет совершеннейшее познание о Нём и совершеннейшее, полное откровение о Нём. Видеть нередко употребляется в книгах библейских в смысле точно, совершенно познать. Бога неограниченного ограниченный ум человеческий точно познать не может, так как «божество необходимо было бы ограничено, если бы оно постигалось мыслью, ибо и понятие есть вид ограничения» (Григ. Б.). В этом смысле Бога никто никогда не видел, т. е. не имел полного и точного познания о Нём, как и Ап. Павел говорит ещё сильнее: Бога никто из людей не видел и не может видеть (1 Тим. 6:16). Сим не утверждается, что избранные люди совсем не видели Бога или не имели никакого понятия о Нём, а только показывается, что ви́дение Бога или познание Его воплотившимся Словом имеет несравненное превосходство пред всяким человеческим ви́дением или ве́дением Бога, ибо Он обладает ве́дением самого́ божественного существа и, следовательно, может сообщить о Нём совершеннейшее откровение. «Что мы скажем Исаии, который говорил: я видел Господа, сидящего на престоле высоком и превознесённом? Что Иезекиилю, который видел Господа сидящим на херувимах? Что Даниилу, который говорит: Ветхий деньми воссел? Что скажем самому Моисею, который говорил: яви мне Тебя Самого, да разумно вижду Тя (Исх. 33:13)? Им отвечает Сам Бог устами пророка: Я говорю к пророкам и умножаю ви́дения, и чрез пророков говорю в притчах (Ос. 12:11), т. е. Я являлся в образах и подобиях, а не тем, что Я есмь Сам в Себе. Не только пророки, но и Ангелы и Архангелы не видят Бога, каков Он в Своей сущности. Его зрят только Сын и Дух Святый; а созданное естество как может видеть несозданного?» (Злат., ср. Феофил.). И Моисею сказал Бог, что никто из смертных не может видеть лица Его и что величайший из пророков Моисей, по его просьбе, увидит только задняя Божия (Исх. 33:20, 23), т. е. «то, что после Бога доставляет нам познание о Нём, подобно тому, как отображение и изображение солнца в водах показывает солнце слабым взорам, которые не могут смотреть на него, потому что живость света поражает чувство» (Григ. Б.). — Единородный Сын (ср. прим. к ст. 14), сущий в недре Отчем, или в лоне Отца Он явил: быть в лоне значит быть в особенно близких отношениях к держащему на лоне или в лоне, — образная речь, заимствованная из обычая восточных народов при возлежании на вечерях лежать головою на лоне или прислонясь к груди лица особенно близкого (см. прим. к Мф. 23:6, 8 и Лк. 16:22). По изложенному выше (ст. 1—3) учению об отношении Слова к Богу, или Единородного Сына ко Отцу, можно находить в рассматриваемом выражении более полное и точное понятие о пребывании Единородного в лоне Отца, именно: сущий в лоне Отца значит — имеющий вечное бытие нераздельно со Отцем, и, следовательно, единосущный Отцу, «тождественный со Отцем по сущности. Единый от Единого и единственно Единый» (Григ. Б.). «Ибо Отец не имел бы в своих недрах Сына иносущного и Сын, если бы был рабом и одним из многих, не мог бы пребывать в недрах Владыки» (Злат.). Итак, «смотри, с какой полнотой вещает евангелист. Сказав: Бога никто не видел нигде, он не говорит далее: Сын, видевший Его, явил, но представляет нечто иное, высшее, чем видение: сущий в недре Отчем, ибо быть в лоне значит гораздо более чем только видеть... Кто пребывает в лоне, для того нет в нём ничего сокровенного... Дабы не подумали, что Сын знает Отца более всех, но не знает, каков Он в Своей сущности, евангелист говорит, что Сын пребывает в лоне Отца» (Злат.). «Слыша о недре Отца, не представляй ничего телесного в Боге. Евангелист употребил такое название с целью показать сродство, нераздельность и совечность Сына со Отцем» (Феофил.). — Он явил: открыл; следовательно, откровение о Боге, сообщённое человечеству Иисусом Христом, несравненно выше всех прежних откровений о Боге (Евр. 1:1). Он сообщил человечеству полное познание о Боге, насколько можно вместить оное ограниченному уму человеческому (Ин. 17:4, 6). Он научил человечество истинно поклоняться Троице единосущной и нераздельной и открыл прямой путь в Царство Небесное.
    19. Ин. 1:19.
   И вот свидетельство Иоанна, когда Иудеи прислали из Иерусалима священников и левитов спросить его: кто ты?
    Ин. 5:33
    Вот свидетельство Иоанна и пр.: доселе евангелист богословствовал о божестве воплотившегося Слова, вводя в свою речь и свидетельство о сем Иоанна Крестителя. Отселе начинается у евангелиста фактическое изложение евангельской истории. События, с которых евангелист начинает это изложение, случались уже после крещения Христова и после искушения Господа дьяволом в пустыне (Мф. 4 и далее и парал.), как видно из дальнейших хронологических указаний самого евангелиста: на другой день, на другой день (ст. 29, 35, 43), на третий день (2:1). Слава об Иоанне распространилась по всей Палестине, и его проповедь и действия заставляли многих думать, не он ли давно ожидаемый Мессия (Лк. 3:15). Синедрион иерусалимский, имевший обязанность наблюдать за религиозными делами и движениями страны и народа, почёл нужным, ввиду великого движения, произведённого явлением Крестителя, точнее дознать, что за лице Иоанн и именно — не Мессия ли ожидаемый он? Что такой именно смысл вопроса: кто ты, видно из ответа Иоаннова, что он не Христос (ст. 20), и из дальнейших расспросов и ответов. — Иудеи прислали: под иудеями разумеются здесь члены верховного судилища, или Синедриона, (ср. прим. к Мф. 5:22), как видно из характера самых допросов, предложенных Иоанну, допросов почти официальных, каковые могли быть предложены только от лица Синедриона и посланными или уполномоченными от него. — Священников и левитов: священники бывали членами Синедриона, но о левитах этого неизвестно; может быть, они в этом случае были нечто вроде полицейской стражи при посланных и уполномоченных священниках — членах Синедриона; может быть, эти люди были избраны по особому доверию к ним членов Синедриона, не будучи сами членами оного — во всяком случае, видно, что это была официальная депутация к Иоанну от верховного судилища иерусалимского, не лишённая некоторой торжественности, нарочито отправленная к Иоанну для разузнания от него о его лице и деле.
    20. Ин. 1:20.
   Он объявил, и не отрёкся, и объявил, что я не Христос.
    Ин. 3:28
    Он объявил, и не отрёкся, и объявил: усиленное уверение в истинности свидетельства Иоаннова, что не он есть Мессия; он не просто объявил, но с силою объявил, с подтверждением объявил, чтобы не нашли двусмыслия в словах его, определённо, уверительно объявил. — Я не Христос, это свидетельствует как нельзя яснее пред Синедрионом, что Иоанн не был обманщик. Слава его была велика; народ ожидал Мессии и расположен был видеть его в Иоанне (Лк. 3:15); он мог воспользоваться этим расположением народа в пользу своего мессианского достоинства, но не только не воспользовался, а с усилием, определительно, без всякого двусмыслия объявил, что он не Мессия. Синедрион должен был вполне поверить ему при подобных обстоятельствах, а равно должен был поверить и его свидетельству о действительно явившемся истинном Мессии, на Которого указывал Иоанн. Оказалось, впрочем, что первому он поверил, а последнему нет.
    21. Ин. 1:21.
   И спросили его: что же? ты Илия? Он сказал: нет. Пророк? Он отвечал: нет.
    Мф .11:14, 16:14, 17:10; Лк. 1:17
    Что же? ты Илия? Представляется, как будто посланные не ожидали такого ответа; может быть, и они не чужды были народного мнения о Иоанне как Христе? Если же он не Христос, кто же он? Его необычайное явление, его проповедь, его действия свидетельствуют, что он человек необыкновенный; не один ли он из тех великих мужей древности, которые, по мнению книжников-богословов тогдашних иудейских, должны были предварить народ о пришествии Мессии и явиться пред временем пришествия Его? Может быть, он Илия? Иудеи полагали, что пред пришествием Мессии явится Илия (см. прим. к Мф. 11:14). — Он сказал: нет. Иудеи полагали, неправильно толкуя пророчество Малахии (Мал. 3:1, 4:5), что явится именно Илия древний, Фесвитянин, лично, что он именно сойдёт с неба пред пришествием Мессии. Иоанн в этом смысле отвечает им: нет. Он отвергает, таким образом, ложное представление иудеев, но не отвергает того, что он есть предтеча Мессии, каковым должен быть Илия. Ибо сейчас же вслед за сим говорит, что он пришёл приготовить путь Господу (ст. 23), т. е. что он есть предтеча Мессии, т. е. Илия, но не древний, Фесвитянин, а человек с духом и силою Илии (Лк. 1:76), новый Илия, как и говорил о нём в этом смысле сам Господь (Мф. 11 и пар.). — Пророк? Иудеи воображали также, что Илия не один явится пред пришествием Мессии, а с Иеремиею или с кем-нибудь ещё из древних пророков (Мф. 16 и прим.). Иоанн говорит: нет в том же смысле, в каком сказал, что он не Илия, т. е. что он не воскресший древний Иеремия или какой-либо другой пророк лично, хотя опять сим не отрицается, что он есть предтеча Мессии и вместе с тем пророк, и — ещё величайший из пророков, как назвал его Христос (Мф. 11:11).
    22. Ин. 1:22.
   Сказали ему: кто же ты? чтобы нам дать ответ пославшим нас: что ты скажешь о себе самом?
    Кто же ты и пр.: посланные должны были прийти в недоумение от ответов Иоанновых; он не Мессия, не Илия, не пророк, а между тем явление его свидетельствует, что он необыкновенный человек, — кто же он? На народное мнение они не могли положиться, и притом мнение это не могло быть определённо и точно, — ещё неоткуда и не от кого было узнать, и посланные спрашивают решительного ответа от самого Иоанна — кто же он, что он сам о себе скажет, мотивируя этот настойчивый вопрос тем, что они должны принести определительный ответ Синедриону.
    23. Ин. 1:23.
   Он сказал: я глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу, как сказал пророк Исаия.
    Ис. 40:3; Мф. 3:3; Мк. 1:3; Лк. 3:4
    Я глас вопиющего и пр.: см. прим. к Мф. 3 и парал.
    24. Ин. 1:24.
   А посланные были из фарисеев;
    25. Ин. 1:25.
   И они спросили его: что же ты крестишь, если ты ни Христос, ни Илия, ни пророк?
    Посланные были из фарисеев: следовательно, особенные ревнители старческих преданий и блюстители (мнимые) чистоты еврейского правоверия (см. о них в прим. к Мф. 3:7). — Что же ты крестишь и пр.: вот причина, почему они посланы были спросить у Иоанна, кто он. Крещение было в то время в употреблении, но совершалось оно только над прозелитами язычниками, принимавшими веру иудейскую, — а не над природными иудеями. Иоанн изменил этот обычай и крестил всех приходивших к нему иудеев. Они полагали, на основании пророчеств (Иез. 36:25, 37:23; Зах. 13:1), что крещение имеет право совершать только имеющий прийти Мессия или Его предтеча, а между тем его совершает Иоанн, прямо объявивший им, что он не Мессия, даже не Илия, не пророк (в указанном смысле). Что же это значит? Какое же он имеет право совершать это действие, если он не только не Мессия, но даже не Илия и не пророк, т. е. не предтеча Мессии в их смысле? А между тем ещё действие, совершаемое им так публично, торжественно, всенародно, было прямым указанием, что всё общество, весь народ Божий не чист и требует очищения (Агг. 2:13) чрез омовение и покаяние. Что особенно не согласовалось с фарисейским самомнением и гордостью, и чем они — мелочные поборники всевозможных мелочных омовений и очищений внешних (Мк. 7:3-4), могли ещё оскорбляться и огорчаться. Не в этом ли может быть причина нарочитой заметки евангелиста, что посланные были из фарисеев, следовательно, так сказать, ещё лично, более других заинтересованные разъяснением для себя действий и лица Иоанна.
    26. Ин. 1:26.
   Иоанн сказал им в ответ: я крещу в воде; но стои́т среди вас Некто, Которого вы не знаете.
    Ин. 1:33; Мф. 3:11; Мал. 3:1, 4:1
    27. Ин. 1:27.
   Он-то Идущий за мною, но Который стал впереди меня. Я недостоин развязать ремень у обуви Его.
    Ин. 1:15, 30.
    Иоанн сказал им и пр.: смысл ответа Иоаннова тот, что его крещение есть только предварительное крещение, приготовительное к тому крещению, какое будет совершать пришедший уже Мессия, к крещению Духом Святым и огнём (Мф. 3 и прим. и парал.). Посланные, как видно, не поняли предшествующего ответа Иоаннова о себе как предтече (ст. 23), может быть, потому, что книжники указанного места из пророка Исаии не считали относящимся к Мессии и Его предтече, а потому и спросили — почему же он крестит, если он не Мессия, не предтеча Его в их смысле. Иоанн теперь яснее открывает им о себе как предтече (хотя не в их смысле) уже пришедшего Мессии и в этом указывает своё право и обязанность крестить, хотя это крещение есть только ещё предварительное. Теперь посланные могли яснее понять — кто такой Иоанн; не говорит же яснее о себе и Христе, оставляя место их вере, ибо вера, прежде всего, нужна, чтобы прийти к Мессии и вступить в Его начинавшее устрояться царство. — Я крещу в воде: см. прим. к Мф. 3 и парал. — Стоит среди вас: выражение, означающее не то, что в настоящую минуту Он стоит — находится между вами, но вообще — явился уже, пришёл к народу Своему, живёт между ними. — Которого вы не знаете: выражение указывает на вопрос посланных — что же ты крестишь, если ты не Христос; эта форма вопроса предполагает, что они не знают ещё явившегося среди них Мессию — Иисуса из Назарета. Если и узнан и принят Он был при крещении, то лишь некоторыми; вообще же иудеи ещё не знали Его. Он-то Идущий и пр.: см. прим. к ст. 15. — Я недостоин и пр. см. прим. к Мк. 1:7, и парал.
    28. Ин. 1:28.
   Это происходило в Вифаваре при Иордане, где крестил Иоанн.
    Ин. 10:40
    Это происходило: т. е. этот разговор Иоанна с посланными к нему от Иерусалимского Синедриона. — В Вифаваре: в весьма многих древних рукописях стоит — в Вифании. Может быть, местечко носило два имени, как это бывало в Палестине, бывает и везде. Во всяком случае, это не та Вифания, которая находилась близ Иерусалима, ибо об этой прямо замечается, что она была при Иордане. Ориген нашёл поселение с названием Вифавара почти прямо против Иерихона на восточном (Перейском или Галаадском) берегу Иордана. Здесь, вероятно, и крестил Иоанн, избрав место близ большого торгового города для удобства желавших креститься и слушать его проповедь о явившемся Христе.
    29. Ин. 1:29.
   На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит: вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира.
    Ин. 1:36; Апок. 5:6, 9; 1Ин. 3:5, 1:7, 2:2
    На другой день: не неопределённое — в другой день какой-либо, но определённое — на следующий день, т. е. на другой день после того дня, в который дан был Крестителем ответ посланным к нему из Иерусалима (ст. 19—27). — Идущего к нему Иисуса: идущего не для крещения (так как из дальнейших слов Иоанна видно, что это было уже после крещения, ст. 32—33), но для чего-то другого, о чём евангелист не счёл нужным сказать. — Вот Агнец Божий и пр.: иудеи заколали и вкушали агнца пасхального в воспоминание избавления первенцев их от избиения Ангелом при исшествии их из Египта (Исх. 12), и это был величайший и торжественнейший праздник их. Этот агнец пасхальный был прообразом Иисуса Христа (Ин. 19:33, 36; 1Кор. 5:7). Потом законом повелено было приносить при скинии ежедневно в жертву за грех на жертвеннике двух агнцев непорочных, одного утром, другого вечером (Исх. 29:36-42). Впоследствии, когда чрез пророков Бог благоволил всё яснее и яснее открывать образ будущего Мессии, когда пророки стали изображать Его как невинного страдальца за грехи людей для их искупления и примирения с Богом, величайший из пророков Исаия изобразил страждущего Мессию также под образом агнца, беспрекословно ведо́мого на заклание (Ис. 53:7). Величайший и последний из ветхозаветных пророков Иоанн Креститель теперь под этим именно образом и указывает народу в Иисусе пришедшего уже Мессию, имеющего пострадать за грехи людей, — дивное ясновидение, какого не имели, даже не могли долго понять и самые ближайшие ученики Господа, для которых речь Самого Господа о Своих страданиях долго оставалась закрытой, непонятной (Лк. 18:31-34). «Агнцем называет его, припоминая иудеям пророчество Исаии и прообразование из времён Моисея, чтобы чрез прообраз ближе привести их к истине» (Злат.). — Агнец Божий, т. е. от Бога исшедший и Самим Богом определённый на заклание (ср. Феофил.). — Который берёт, т. е. на Себя берёт, Сам, т. е. добровольно, грех, — общее вместо частного (ср. Феофил.), грех как совокупность всех грехов мира, т. е. всего, целого мира, не только иудеев, но и язычников. «Агнцы, которых заколали в Ветхом Завете, не уничтожали совершенно ни одного греха; но сей Агнец берёт на Себя грех всего мира, т. е. истребляет, изглаждает» (Феофил.). «И не сказал Иоанн: имеющий взять, или взявший, но — Который берёт. В самом деле, Он не тогда только принял на Себя грех, когда пострадал, но с того времени и доселе вземлет грехи, не так, как бы всегда был распинаем (ибо Он однажды принёс жертву за грехи), а так, что этою одною жертвою Он всегда очищает грехи» (Злат.). Это — первое, столь ясное при образности, учение об искупительной смерти Мессии, прежде только ещё старец Симеон Богоприимец указал, хотя не столь определительно, на сие (Лк. 2:34-35 и прим.).
    30. Ин. 1:30.
   Сей есть, о Котором я сказал: за мною идёт Муж, Который стал впереди меня, потому что Он был прежде меня.
    Ин. 1:15, 27
    Сей есть Тот и пр.: см. прим. к ст. 15. Троекратное повторение указания на превосходство пред Иоанном Иисуса (ст. 15, 27, 30.) для доказательства народу и ученикам, что не он, Иоанн, а Иисус из Назарета есть Мессия.
    31. Ин. 1:31.
   Я не знал Его; но для того пришёл крестить в воде, чтобы Он явлен был Израилю.
    Ин. 1:33; Мф. 3:14; Ин. 1:7; 1Пет. 1:20
    Я не знал Его: или лично не знал Его; или не знал, что Он есть обетованный Мессия, зная Его лично; или — достоверно и точно из особенного откровения не знал, что Иисус из Назарета есть Мессия. Склоняются и на то, и на другое, и на третье предположение, но вероятнейшим представляется первое, что Иоанн вовсе не знал лично Господа (ср. Злат.). Ев. Лука говорит о Иоанне: младенец возрастал и укреплялся духом, и был в пустынях до дня явления своего Израилю (Лк. 1:80), т. е. в пустынях южной части Палестины, на западном берегу Мёртвого моря. Господь же Иисус воспитывался и жил в Назарете Галилейском, т. е. в северной части Палестины, и ниоткуда не видно, что они, хотя и родственники, посещали один другого и знали друг друга. Такова была воля Божия, чтобы они не имели между собою человеческого соглашения до времени их явления на их великое дело (ст. 33). Вероятно, что от родителей своих, пока они были живы и он не удалился ещё в пустыни, Иоанн слышал о рождении Мессии от Девы Марии; вероятно, и Господь Иисус от пречистой Матери Своей слышал об обстоятельствах рождения чудного младенца от сродницы её Елисаветы. Но воля Божия была для них, без сомнения, выше естественного желания видеться, а воля сия была такова, что Иоанн при крещении только Мессии должен был узнать Его (ст. 33). — Чтобы Он явлен был: чтобы Иисус из Назарета торжественно провозглашён был Мессиею, давно ожидаемым и теперь пришедшим, и — не прежде, как именно в это время Мессия должен был быть явлен Израилю, — такова была непостижимая для ума человеческого воля Божия. До сего времени, до 30-летнего возраста, Он жил как частный человек.
    32. Ин. 1:32.
   И свидетельствовал Иоанн, говоря: я видел Духа, сходящего с неба, как голубя, и пребывающего на Нём.
    Мф. 3:16; Мк. 1:10; Лк. 3:22; Ис. 11:2, 61:1
    33. Ин. 1:33.
   Я не знал Его; но Пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нём, Тот есть крестящий Духом Святым.
    Ин. 1:6; Мф. 3:11; Деян. 1:5
    34. Ин. 1:34.
   И я видел и засвидетельствовал, что Сей есть Сын Божий.
    Ин. 3:34, 10:36
    Я видел Духа и пр.: это было при крещении Господа Иисуса, как о том повествуют первые три евангелиста (Мф. 3:13-17 и парал.). — Я не знал Его: усиленное, настойчивое утверждение того, что Иоанн не знал прежде Иисуса, может быть, нужно было для подозрительных фарисеев или скептиков саддукеев (приходивших также к Иоанну, хотя и не крестившихся), чтобы отклонить всякое подозрение о предварительном соглашении Иоанна с Иисусом относительно общего плана их деятельности. — Пославший меня и пр.: т. е. Бог, по голосу Которого Иоанн пошёл из пустыни проповедовать и крестить (Лк. 3:2-30). — На Кого увидишь и пр.: это был знак для удостоверения Иоанна в лице Мессии, по которому он безошибочно мог узнать Мессию и несомнительно, до наглядности, достоверно убедиться в сем. Этому сказанию самого Крестителя не противоречит сказание ев. Матфея, что Иоанн ещё до крещения, как только пришёл к нему Господь ещё до сошествия Духа Святого в виде голубя, узнал в Нём Мессию (Мф. 3:13-14). Он узнал Его по тому же таинственному предчувствию, по которому радостно взыграл во чреве матери своей, когда к ней пришла зачавшая во чреве Дева Мария (Лк. 1:41, 44); но совершенная уверенность в сем последовала в Иоанне, когда он сподобился увидеть предсказанный ему знак — схождение на Него Духа Святого, как голубя. — И я видел, свидетельствует Креститель, видел это схождение Духа Святого на крестившегося Иисуса и засвидетельствовал, т. е. не только сам был свидетелем, но и пред другими засвидетельствовал тогда же, что Сей есть Сын Божий. Голос с неба торжественно наименовал так Господа при крещении, и Креститель, повторяя его, свидетельствовал пред всеми о сем (см. прим. к Мф. 3 и парал.). «Где же Иоанн свидетельствовал об Иисусе, что Он есть Сын Божий? Этого нигде не написано. Агнцем он называет, а Сыном Божиим — нигде. Отсюда естественно предполагать, что и очень многое другое оставлено апостолами без записи, ибо не всё записано» (Феофил., ср. Злат.).
    35. Ин. 1:35.
   На другой день опять стоял Иоанн и двое из учеников его.
    Ин. 1:40
    36. Ин. 1:36.
   И, увидев идущего Иисуса, сказал: вот Агнец Божий.
    Ин. 1:29; 1Пет. 1:18; Ис. 53:7, 11
    На другой день: после вышеизложенного свидетельства об Иисусе как Агнце и Сыне Божием (29—34). — Стоял: в смысле — находился или пребывал, вероятно, там же, на берегах Иордана, исполняя своё служение — проповедуя и крестя. — Из учеников его: истинные ревнители веры, уразумевшие из слов и действий Иоанна Крестителя его истинное божественное посланничество и поверовавшие ему, вступили в близкое духовное общение с ним, как ученики с учителем, почему и называются учениками Иоанна. Сколько их было, неизвестно; но кроме двух, последовавших за Христом, оставались ещё другие, о коих упоминается в последующей истории, и не раз (Ин. 3 и далее; Мф. 11 парал.). — Двое из учеников его: один из них был Андрей (ст. 40), другой, без сомнения, Иоанн Богослов — писатель сего Евангелия (ср. у Злат.). Об этом можно заключать из того, что Иоанн в своём Евангелии обыкновенно, когда идёт о нём самом речь, или не называет себя совсем, или называет как-либо иначе (ср. Ин. 13:23, 18:15, 19:26, 20:3, 21:20), а равно и из чрезвычайной наглядности дальнейшего повествования, даже из подробного и тоже весьма наглядного изложения всех этих свидетельств Иоанновых. Для него и по человеческому чувству были незабвенны эти дни, когда он со слов Иоанна Крестителя узнал в Иисусе Мессию, Сына Божия, и по его же указанию пошёл за Ним, имел с Ним первую беседу и с тех пор стал преданнейшим, а вместе возлюбленным по преимуществу учеником Его. И вот эти незабвенные дни он вспоминает с особенною любовью, пересчитывает их один за другим, — в который что делалось, и вместе с тем, имея в виду показать в своём Евангелии, что Иисус есть Христос Сын Божий (Ин. 20:31), с особенной подробностью перечисляет ясные, определённые и решительные свидетельства о сем прежнего своего учителя, имевшего такой великий авторитет даже у не веровавших в Иисуса. — Увидев идущего Иисуса: о предшествующем дне замечено, что Иоанн, увидев идущего к нему Иисуса, произнёс своё свидетельство: здесь же говорится только — идущего, т. е. мимо идущего. — Увидев: воззрев на мимо идущего Иисуса, сказал — окружавшим его ученикам и народу. — Вот Агнец Божий: см. прим. к ст. 29. Более краткое свидетельство, чем предшествующее, но достаточное в настоящем случае после вчерашнего свидетельства.
    37. Ин. 1:37.
   Услышав от него сии слова, оба ученика пошли за Иисусом.
    Услышав слова сии: это торжественное повторение торжественного свидетельства об Иисусе как агнце Божием произвело особенное впечатление на бывших с Крестителем двух учеников его. Поняв из свидетельств Иоанновых, что Иисус есть обетованный и давно ожидаемый Мессия, они решились следовать за Ним, без сомнения, к величайшему утешению Иоанна, которого назначением было именно приведение людей ко Христу. — Пошли за Иисусом: или последовали за Иисусом. Выражение это (ακολουθεῖν) означает нередко в Евангелии — сделаться учеником, последователем; но в настоящем месте оно, по связи речи означает просто — пошли за Ним, не сделавшись ещё Его учениками. Они, конечно, имели в виду сделаться учениками Его, если возможно и благоугодно будет Господу Иисусу, но теперь шли за Ним просто для того, чтобы несколько сблизиться с Ним и узнать Его (Евф. Зиг.).
    38. Ин. 1:38.
   Иисус же, обратившись и увидев их идущих, говорит им: что вам надобно? Они сказали Ему: Равви, — что значит: учитель, — где живёшь?
    39. Ин. 1:39.
   Говорит им: пойдите и увидите. Они пошли и увидели, где Он живёт; и пробыли у Него день тот. Было около десятого часа.
    Ин. 1:47, 11:34; Откр. 6:1
    Обратившись и увидев: наглядное изображение первого обращения к ним Мессии, которое, вероятно, глубоко запало в восприимчивую душу одного из следовавших за Господом, — писателя этого Евангелия. — Что вам надобно: это, конечно, не был суровый вопрос, отбивавший охоту следовать за Ним, а кроткий и милостивый вопрос об их желаниях и намерениях, без сомнений известных Ему, как всеведущему, но о которых Он хотел узнать от них самих, чтобы они при этом высказали расположение души своей, открыли сердце своё к восприятию божественного учения (Злат., ср. Феофил.). — Равви́: почётное у иудеев название учителя, наставника (ср. прим. к Мф. 23:7). Иоанн писал своё Евангелие для уверовавших не только из иудеев, но и из язычников, не знавших еврейского языка, а потому и объясняет еврейское слово, и не только здесь, но и в других местах. — Где живёшь: вопрос, показывающий, что они хотят более внимательно и обстоятельно послушать Его, чем это можно сделать идучи дорогой, желание сблизиться с Ним, желание, конечно, добросердечное, не лукавое, которому Господь посему и удовлетворяет (Злат. и Феофил.). — Пойдите и увидите: дружеское приглашение, исполненное доброты и благожелания. Он готов принять их и теперь, как и всегда и всех, и удовлетворить их желаниям, какие они имеют и с какими последовали за Ним, предложить им Своё учение и пр. Они пошли — и пробыли день тот: это было, без сомнения, жилище кого-либо из друзей Господа. До сего времени постоянным Его местопребыванием был Назарет, а с сих пор Он переходил с места на место, не имея — как говорил Он Сам — где главу приклонить, останавливаясь иногда у друзей и близких. Где именно было это жилище, куда Господь привёл новых или первых своих последователей, неизвестно. Было около десятого часа: если счёт ведётся по еврейскому обычаю, по которому день начинается с 6 часов утра по нашему счёту, то это было время около четырёх часов пополудни; если же по римскому, по которому день начинался с полуночи, то — около 10 часов утра. «Евангелист говорит, что они пробыли у Него тот день, а для чего — об этом он не замечает, потому что цель сама по себе видна. Ибо ни для чего другого они и последовали за Христом и Христос их привлекал к Себе, как для назидания; и они в одну ночь насладились Его учением в таком обилии и с такою охотою, что немедленно оба пошли привлекать и других ко Христу» (Злат.).
    40. Ин. 1:40.
   Один из двух, слышавших от Иоанна об Иисусе и последовавших за Ним, был Андрей, брат Симона Петра.
    Ин. 6:8, 12:22; Мф. 4:18; Мк. 13:3
    41. Ин. 1:41.
   Он первый находит брата своего Симона и говорит ему: мы нашли Мессию, что значит: Христос;
    Ин. 1:50, 4:25; Пс. 2:2
    42. Ин. 1:42.
   и привёл его к Иисусу. Иисус же, взглянув на него, сказал: ты — Симон, сын Ионин; ты наречёшься Кифа, что значит: камень (Пётр).
    Ин. 2:25, 21:15; Мф. 16:18; Гал. 1:18, 2:7 д.
    Андрей, брат Симона Петра: см. пр. к Мф. 10:2. — Он первый находит: первый после Крестителя, Андрей начинает распространять проповедь об Иисусе из Назарета как Мессии, первый последовал за Господом, первый стал проповедовать о Нём и получил после название Первозванного. — Мы нашли Мессию: из свидетельства Крестителя и из собственного личного обращения с Господом в продолжение дня, при чём необходимо предполагается взаимная между ними беседа, Андрей (вместе с Иоанном, почему и говорит брату своему Петру — мы) вынес убеждение, что сей Иисус из Назарета, о котором свидетельствовал Иоанн, есть подлинно Мессия (что значит Христос). — Привёл его к Иисусу: чтобы Пётр сам из обращения с Иисусом мог убедиться в истине того, что говорит ему брат, т. е. что этот Иисус есть Христос, и Пётр действительно из первой же встречи с Господом мог убедиться в сем. Господь не зная ещё его, называет его по имени и отчеству и тут нарекает ему новое имя, которое как нельзя точнее выражает характер его. — Взглянув, или воззрев, на Него: этот взор читающий, так сказать, в душе человека, встреченного в первый раз, конечно, — взор не обыкновенного человека. — Кифа: сиро-халдейское слово, означающее то же, что значит греческое слово — Пётр, т. е. камень. Камень, или скала, есть символ твёрдости, и наименование так Симона указывает на его будущую твёрдость веры и твёрдость характера. Что мы [и] видим действительно во всей деятельности этого человека с тех пор, как стал он учеником Христовым, и особенно по вознесению Спасителя и по сошествии Святого Духа на Апостолов в день пятидесятницы. Указывая на это имя Симона, Господь после говорил, что на этой скале, на этом камне Он оснует Церковь Свою, которая до того будет прочна, что все силы ада не поколеблют её (Мф. 16 и прим.). Евангелист здесь не указывает, убедился ли теперь Симон, наименованный Петром, в словах брата своего Андрея, что Иисус из Назарета есть Мессия, но самое это молчание указывает, что убедился и поверовал. Посему-то, когда после Господь призывал уже его и Андрея быть неотлучными спутниками Его в качестве апостолов, оба они, по одному слову Христову, беспрекословно оставив всё, последовали за Ним, став неотлучными от Него учениками Его (Мф. 14:8-20 и парал.).
    43. Ин. 1:43.
   На другой день Иисус восхотел идти в Галилею, и находит Филиппа и говорит ему: иди за Мною.
    Ин. 6:5,7, 12:21, 22, 14:8, 9; Мф. 10:3 пар.
    44. Ин. 1:44.
   Филипп же был из Вифсаиды, из одного города с Андреем и Петром.
    На другой день: после предварительного призвания к апостольству Андрея и Петра (ст. 40—41; а может быть, и Иоанна с Иаковом, о чём сам евангелист из скромности умалчивает, но что не без оснований можно предполагать). — Восхотел идти в Галилею: возымев намерение, готовился идти в Галилею (о Галилее см. прим. к Мф. 2:22). Это — не то путешествие в Галилею, о котором повествуют первые три евангелиста, как о случившемся в начале вступления Господа в дело общественного служения, после крещения и искушения (Мф. 4:12; Мк 1:14; Лк 4:14). То путешествие в Галилею, о котором говорят первые три евангелиста, было уже после того, как Иоанн Креститель взят был под стражу, а это ещё ранее (ср. Ин. 3:24, 4:1-3). Об этом первые евангелисты умалчивают, и говорит один только Иоанн. — Находит Филиппа: ещё не на пути в Галилею, а только тогда, когда возымел намерение отправиться в путь. Кажется, это было там же — на берегах Иордана; не был ли Филипп даже учеником Иоанна Крестителя? По крайней мере, он был из Вифсаиды (см. прим. к Мф. 11:21), из одного города с Андреем, бывшим учеником Крестителя и теперь последовавшим за Господом Иисусом, и — Петром, которого брат его Андрей также привлёк ко Христу. Не при посредстве ли этих двух новых учеников Своих Господь нашёл и этого нового ученика? — Иди за Мною: это ещё не призвание к апостольскому служению, которое совершилось, по сказанию первых трёх евангелистов, после (Мф. 10:1 и прим. и парал.), но предварительное ознакомление Господа со Своим будущим учеником, как и с другими упоминаемыми в сей главе. Все они следуют вместе с Господом в Галилею, где вскоре все они были в Кане на браке (Ин. 2:2, 11). Может быть, все эти галилеяне были учениками Крестителя и теперь, ознакомившись с Господом, последовали за Ним на родину — в Галилею, куда Он предпринял теперь намерение отправиться.
    45. Ин. 1:45.
   Филипп находит Нафанаила и говорит ему: мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета.
    Ин. 21:2, 5:46; Лк. 24:27; Ис. 7:14; Иер. 23 д.; Лк. 3:23
    46. Ин. 1:46.
   Но Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? Филипп говорит ему: пойди и посмотри.
    Ин. 1:40, 7:41, 52; Мф. 4:13
    Находит Нафанаила: это — собственное имя сего Апостола (Нафанаил значит богодарованный, то же, что́ Феодор), а более обычное название его было по отцу его (как то нередко было у восточных народов, встречается и у нас в простонародии) Варфоломей — сын Фоломея (ср. прим. к Мф. 10 и парал.). — Мы нашли и пр.: это мы может подтверждать догадку, что Филипп вошёл в общение с Господом при посредстве своих соотчичей Андрея и Петра (ср. Феофил.); Андрей в тех же словах говорит брату своему Петру о Христе: мы нашли (ст. 41). — Андрей прямо говорит: нашли Мессию, Филипп выражает то же понятие иначе: нашли Того, о котором писали Моисей в законе и пророки, т. е. предречённого Моисеем и Пророками и обетованного праотцам и отцам нашим великого пророка и Спасителя — Мессию. «Нафанаил был человек точный и во всем дознавал истину, как это и Христос засвидетельствовал, и самое дело показало. Поэтому Филипп хорошо сделал, что отослал его к Моисею и пророкам, чтобы таким образом расположить Нафанаила к принятию Того, о Ком он проповедовал ему» (Злат.). Моисей — в законе: законом назывались у евреев пять книг, написанных Моисеем, или так названное впоследствии Пятикнижие. В нём много есть обетований и пророчеств о будущем Искупителе, каковы обетования Адаму и Еве (Быт. 3:15), Аврааму и Исааку (Быт. 12:7, ср. Гал. 3:16), пророчество Иакова (Быт. 49:10), Валаама (Чис. 24 и далее) и особенно ясное пророчество Моисея о пророке подобном ему, которое вся еврейская древность относила к имеющему прийти Мессии (Втор. 18:15-18). — И пророки: ветхозаветные чрезвычайные посланники Божии, истинные руководители правильной религиозно-нравственной жизни народной, часто пророчествовали о пришествии и лице Мессии, имеющего некогда прийти. Особенно много пророчеств о Нём у величайшего из пророков Исаии, которого Отцы Церкви справедливо называют ветхозаветным евангелистом, и цитатами из которого испещрены не только Евангелия, но и другие книги Нового Завета. — Иисуса, сына Иосифова: говорил так сообразно с мнением народным, не зная ещё преестественного зачатия и рождения Господа, который был только мнимым сыном Иосифа, будучи истинным сыном Девы Марии (Лк. 2 и далее; Мф. 1 и далее). — Из Назарета: где воспитан был и провёл своё детство и юность Господь Иисус, хотя рождён был в Вифлееме (Мф. 2:1; Лк. 2 и далее). Из этого последнего обстоятельства Филипп, как видно, не знал ещё, или говорил сообразно с мнением народным о происхождении Господа из Назарета (ср. Злат. и Феофил). — Из Назарета может ли быть что доброе: жители этого небольшого городка Галилейского не пользовались, как видно, хорошей репутацией, хотя и неизвестно, почему именно. Разве что хорошее может выйти из Назарета, — это мнение как будто стало пословицей. Если же ничего хорошего нельзя ожидать из Назарета, то возможное ли дело, чтобы Мессия, так давно всеми чаемый и желанный, эта надежда и утеха Израиля, произошёл из Назарета? (ср. Ин. 7:52). — Пойди и посмотри: это лучший ответ, какой мог дать Филипп Нафанаилу. Он не вступает с ним в прения о том, может или не может что доброе выйти из Назарета, а советует ему, отложив всякие предрассудки, пойти самому к Иисусу, видеть Его, говорить с Ним, по личному впечатлению составить своё собственное мнение и решить — правду ли говорит ему он, Филипп, что сей Иисус из Назарета есть Мессия.
    47. Ин. 1:47.
   Иисус, увидев идущего к Нему Нафанаила, говорит о нём: вот подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства.
    Рим. 9:6, 2:29, 3:4; Пс. 72:1
    Говорит о нём: не самому Нафанаилу, но окружающим Господа, вероятно, помянутым выше ученикам Его, так, впрочем, говорит, что и Нафанаил слышит слова Его, что видно из дальнейшего вопроса, предложенного Нафанаилом Господу (ст. 48). — Вот подлинно Израильтянин: истинный израильтянин не по рождению или происхождению только, но и по внутренним духовно-нравственным качествам или характеру. Как на отличительную черту характера Нафанаила, истинного израильтянина, Господь указывает на то, что в нём нет лукавства. Лукавство противоположно прямоте и честности в образе мыслей и действий; с ним необходимо соединён обман и лицемерие. Честность и прямота — таковы должны быть отличительные черты характера истого израильтянина, и таков был Нафанаил. Он не показывает, что верит тому, чему пока на самом деле не верит; он говорит прямо, что у него есть на душе, и говорит совершенно искренно. Господь не указывает сими словами, что в Нафанаиле нет недостатков душевных и духовных, а говорит только, что он честный и правдивый человек.
    48. Ин. 1:48.
   Нафанаил говорит Ему: почему Ты знаешь меня? Иисус сказал ему в ответ: прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя.
    3 Цар. 4:25
    Почему ты меня знаешь: Нафанаила, слышавшего эти слова Господа, они не могли не поразить. Он не видал и не знал Его, в первый раз с Ним встречается и вдруг слышит из уст Его добрый отзыв о себе, справедливость коего свидетельствовала ему собственная его совесть. Он не мог не удивиться такой верности суждения Господа, и естествен в устах его вопрос, почему же Он знает его? Из ответа на этот вопрос Нафанаил должен был уразуметь, что Господь — всеведущий. Он увидел, что Господь знал о разговоре его с Филиппом (прежде нежели позвал тебя Филипп) и ещё знал нечто, о чём никто не знал: когда ты был под смоковницею, Я видел тебя. Евангелист не поясняет, что значит эта загадочная речь Господа, но она до такой степени поразила Нафанаила, что он немедленно же убедился и исповедал, что говорящий с ним есть Мессия. Видно только, что Господь говорит о чём-то важном, что было с Нафанаилом под смоковницею (о смоковнице см. прим. к Мф. 21:19). Может быть, Нафанаил, по обычаю благочестивых евреев — удалялся в какое-либо уединённое место для благочестивых упражнений, молился, каялся и плакал под тенью этого дерева, вдали от взоров людских, в саду или роще, как и Сам Господь имел обычай молиться в таких местах (ср. Ин. 18:2; Лк. 6 и др.). — Я видел тебя: очевидно по ходу повествования, что разумеется не обыкновенное видение, не телесными очами; иначе в этом не было бы ничего особенного, что так могло бы поразить Нафанаила и извлечь из сердца его исповедание веры в Господа. Речь идёт о ви́дении в смысле знания Господом внутреннего состояния души Нафанаила, его мыслей, желаний, намерений, расположений, чувствований, по которым Господь так точно определил характер Нафанаила как истинного израильтянина.
    49. Ин. 1:49.
   Нафанаил отвечал Ему: Равви! Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев.
    Ин. 1:34, 4:29, 6:69, 12:13, 18:37; Мф. 15:32
   Равви́: см. прим. к ст. 38. — Ты Сын Божий: этим и следующим наименованием Нафанаил без сомнения выражает ту же мысль, какую выразил ему Филипп относительно лица Иисуса из Назарета (ст. 45), т. е. исповедует Его Мессиею давно предречённым и ожидаемым, теперь явившимся. Его совесть говорила ему, что Господь — сердцеведец, следовательно, не обыкновенный человек, а из этого он заключил, что Он точно Мессия. — Царь Израилев: одно из наименований Мессии, которое и написано было впоследствии на кресте Его (Ин. 19:18). Общая цель Иоаннова Евангелия — уверить, что Иисус есть Христос Сын Божий (Ин. 20:31); повествованием о Нафанаиле и Филиппе, Андрее, Петре и Иоанне евангелист даёт свидетельство верное и ясное, что с самого начала общественной деятельности Христовой лучшие люди еврейского народа, хотя и простого происхождения, уверовали и исповедали, что Иисус есть истинный Христос Сын Божий.
    50. Ин. 1:50.
   Иисус сказал ему в ответ: ты веришь, потому что Я тебе сказал: Я видел тебя под смоковницею; увидишь больше сего.
    Ин. 5:20, 14:12
    51. Ин. 1:51.
   И говорит ему: истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому.
    Ин. 5:20, 14:12, 3:13; Мф. 3 п.; Быт. 28:12
    Ты веришь и пр.: одобрение нравственного расположения Нафанаила, так скоро по одному слову Господа уверовавшего в Него как Мессию, одобрение, соединённое с некоторым радостным удивлением, что так быстро и живо выразилась эта живая и радостная вера. — Увидишь больше сего: будешь свидетелем более многочисленных и более важных, сильных и очевидных доказательств своей теперешней веры и исповедания; ты теперь поверил, видя и слыша один признак всеведения Моего, увидишь и услышишь больше сего. — Говорит ему: но вместе и другим, о которых выше была речь, новым ученикам Своим (говорю вам). — Истинно, истинно: только в Евангелии Иоанновом, и притом только в речах Господа, встречается эта повторительная форма речи (ср. Ин. 3:3, 5:19, 8:51, 12:24, 14:12, 21:18), тогда как в других Евангелиях употребляется однократное — истинно (Мф. 5:18, 16:28; Лк. 9 и др.). В этом виде (повторённое) слово это есть усиление уверения, что действительно, непреложно и необходимо то, что утверждается им. — Отныне: с сих пор, как вы стали близкими ко Мне учениками. — Небо отверстым и пр.: образ речи иносказательный. Образ заимствован из повествования книги Бытия о сновидении патриарха Иакова, в котором он видел лествицу от земли на небо, Бога, стоящего наверху её на небе и Ангелов Божиих, восходящих и нисходящих по ней (Быт. 28:12-13). Общий смысл сего изречения тот, что отныне, со времени вступления Мессии в дело своего служения, началась особенная близость небожителей с земножителями чрез Христа Иисуса, излияние особенных милостей Божиих на людей чрез Него. В таком смысле особенных милостей или благодеяний Божиих употребляется выражение — отверстое небо и в Ветхом Завете (Пс. 77:23-24). Соответственно сему слова будете видеть надобно разуметь не в смысле внешнего видения отверстого чувственным образом неба и Ангелов восходящих и нисходящих и не в смысле указания на какие-либо частные только события из жизни Господа, когда бы небо было отверсто и Ангелы восходили и нисходили (об одном только отверзении небес говорится в Евангелии, именно при крещении Христовом, когда ещё не были призваны Апостолы, Мф. 3 и парал.), но в смысле внутреннего созерцания фактов особенной близости неба или Бога и небожителей к земле чрез Иисус Христа. — Восходящих и нисходящих: выражение указывает на служебное значение Ангелов (Евр. 1:14). — Сына человеческого: смиренное наименование Господа, которым Он особенно любил называть Себя (см. прим. к Мф. 8:20) Итак, в частности сим выражением: Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому Господь указывает Нафанаилу и прочим ученикам Своим, что они будут свидетелями особенного чрезвычайного служения небожителей Ему, в чём они должны увидеть яснейшее свидетельство о Нём как особенном посланнике Божием, как о Мессии, и что должно укрепить веру их в Него более, чем один факт Его сердцеведения, по которому Нафанаил уверовал в Него. Так вся Его жизнь, опасности, которым Он подвергался и от которых чудесно избавлялся, события Его страданий, при чём в саду Гефсиманском явился Ангел для укрепления Его, воскресение, при котором были явления Ангельские, вознесение Его, когда также явились Ангелы, — всё это и подобное указывало ученикам, что Ангелы особенным, чрезвычайным образом служили Иисусу, и всё это теперь в общем созерцании Господь и представляет под образом Ангелов, восходящих и нисходящих на Сына Человеческого.

Оглавление Глава 1 Глава 2