Заменим сырьевой экспорт на продуктовый

Заменим сырьевой экспорт на продуктовый

Никакие внешние препоны не смогли помешать активно развивающемуся аграрно-промышленному комплексу России продавать свою продукцию за рубеж. Изменилось только направление экспорта при увеличении общего объёма.

Поставки российской сельхозпродукции в Турцию в этом году увеличились на 28% по отношению к прошлому году. В КНР экспорт тоже увеличился почти на столько же — 27%. А поставки в Индию выросли более чем в двар раза. Заместитель министра сельского хозяйства РФ Сергей Левин, комментируя «Российской Газете»эти данные, подчеркнул верность выбора направлений экспорта: перспективные рынки Азии, Африки и Ближнего Востока.

Замминистра также отметил поддержку государства сельхозпроизводителям. В частности, он указал на отмену штрафов по возврату субсидий, если плановые результаты по экспорту не были достигнуты. В целом были уменьшены требуемые объёмы экспорт продукции АПК и сняты ограничения на участие предприятий, получивших льготный инвесткредит.

Впрочем, переориентация на новые рынки нужна была и раньше, поскольку Европа и США очень высококонкурентные рынки, пробиться на которые можно было либо со значительной уступкой по цене, либо дополнительными затратами на лоббирование. При этом Индия, Китай, Индонезия, Филиппины, Вьетнам — это страны с растущей экономикой и растущим населением, которое нуждается в продовольствии.

С ростом экономики население страна Юго-Восточной Азии уже не хотят довольствоваться только рисом с овощами, увеличивая в своём рационе долю пшеницы и курицы. Китайцы готовы увеличить закупки нетрадиционных для китайской кулинарии масел — орехового, льняного, рисового и пионового. Наши производители способны удовлетворить спрос и на эту продукцию, хотя она и для них не вполне традиционна.

Президент Ассоциации КФХ, ЛПХ и кооперативов Ленинградской области и Санкт-Петербурга Михаил Шконда рассказал, что зерно и масложировая продукция, произведённая в регионе пойдёт на Восток после заключения контрактов. По его словам объём экспорта мяса и рыбы в КНР будет увеличен, поскольку на них уже найдены покупатели. В Китай также будет отправляться молоко. Не смотря на эти изменения, Шконда считает, что кардинальных изменений в экспортном направлении пока не произошло.

Ведущий научный сотрудник Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Денис Терновский подчеркивает необходимость не только количественного наращивания экспорта, но и качественного его изменения.

«Динамика экспорта должна быть отвязана от урожая зерновых и масличных, необходимо увеличивать долю мясо-молочной и готовой пищевой продукции. Вторым этапом развития экспорта должно стать расширение внутриотраслевой торговли продовольствием — формирование встречных потоков однородной продукции с различными свойствами», — отмечает эксперт.

Естественно, что переориентация российского сельскохозяйственного экспорта на Китай и страны Юго-Восточной Азии значительно увеличивает роль транспортной инфраструктуры Дальнего Востока. Раньше 75% прибыли агроэкспорта — это пшеница, отправляемая из Черноморских портов. При изменении направления придётся учитывать специфику восточного экспорта.

Китай активно покупает российскую сою, но в этом году разные факторы привели к тому, что рентабельность производства сои упала почти до нуля. Этому способствовал более низкий урожай, чем в прошлом году, падение цены до 30 тысяч рублей за тонну и удвоение затрат на ГСМ, удобрения, агрохимию, сельхозтехнику и запчасти. Дополнительные потери приносят пошлина в 20% и сильный рубль. (Во всём мире есть эта противоречие: импортёрам выгодно укрепление национальной валюты, а экспортёрам — ослабление, а потому все центробанки устраивают сезонные интервенции на валютный рынок, то покупая иностранные валюты, то продавая для корректировки курса.)

Глава АККОР Амурской области Владимир Юсупов, посетовав на эту неблагоприятную ситуацию, выразил опасение, что посевная площадь сои в Приамурье может сократиться на 10–25%. Чтобы дать финансовый поток производителям, Юсупов предложил уменьшить или вовсе убрать пошлину. В этом случае просто за счёт роста продаж можно сохранить прежнюю сумму отчислений в бюджет.

Производители зерна также столкнулись с похожей проблемой из-за сокращения экспорта в условиях только налаживания новых маршрутов. Решение тут может быть только в изменении подхода к формированию экспорта. Нужно уйти от сырья к готовой продукции и «полуфабрикатов». Снижение валютной выручки вынуждает переходит к экспорту более дорогих товаров. Кроме того, такое изменение экспортной политики позволит создавать в России новые перерабатывающие предприятия с новыми рабочими местами, что даст дополнительные доходы в бюджеты всех уровней. Жаль только, что нужно было ждать «жареного петуха», чтобы начать это делать более энергично.

Комментировать