Главная » Святые и святость » Святые и подвижники благочестия » Илья Муромец
Распечатать Система Orphus

Илья Муромец

( Илья Муромец 29 голосов: 4.21 из 5 )

Былинный герой или реальная историческая личность?

Илья Муромец – самый известный, но в то же время самый загадочный герой русского эпоса. Трудно найти такого человека в России, который не слышал бы никогда об этом славном богатыре из древнего города Мурома. Большинство знает о нем лишь то, что запомнилось им с детства из былин и сказок, и часто бывают поражены сложностью и многозначностью этого образа. Над разрешением загадок, связанных с ним, уже почти два столетия бьются ученые разных специальностей, но тайны все же остаются.

Наши предки XVI – начала XIX вв. не сомневались в том, что Илья Муромец – реальная историческая личность, воин, служивший Киевскому князю.

Привычный зачин былинных сказаний, где Илья выезжает «Из того ли города из Мурома, из того села из Карачарова», казалось бы, не оставляет места для сомнений в том, что он происходит из древнерусского города Мурома, где неподалеку от него до сих пор существует старинное село Карачарово. Но сомнения в происхождении былинного героя возникали и в прошлом веке, и в наше время. Известного богатыря пытаются связать с Черниговщиной, где есть города Моровийск и Карачев, и где также бытуют предания об Илье Муромце. Но если обратиться к обычной географической карте, то видно, что эта два города разделяют сотни километров и говорить о «Моровийском городе Карачеве» абсурдно. Между тем, нельзя не заметить, что Муром, Карачев, Чернигов, Моровийск и Киев лежат на одной линии. Это как раз и есть та самая «дорожка прямоезжая», которой ехал богатырь из родного Мурома в Киев «через те леса, Брынские, через речку Смородинную», через село Девять Дубов, неподалеку от Карачева. То есть, нет никакого противоречия между классическими былинами и карачевскими преданиями. Нелишне также заметить, что древний город Муром довольно долго входил в состав Черниговского княжества. Приурочение имени былинного героя к городу Мурому вполне соответствует и эпической, и исторической действительности. Муром и Муромское княжество были довольно значимыми как во времена Киевской, Владимиро-Суздальской, так и во времена Московской Руси, чтобы стать родиной Ильи Муромца.

Между тем русские летописи не упоминают его имени. Зато он является главным действующим лицом не только наших былин, но и германских эпических поэм XIIIв., основанных на более ранних сказаниях. В них он представлен могучим витязем, княжеского рода Ильей Русским. В документальном источнике имя этого известного героя впервые упомянуто в 1574г. Посланник римского императора Эрих Лассота, посетивший Киев в 1594г., оставил описание гробницы Ильи Муромца, находившейся в богатырском приделе Софийского собора.

Тайна смерти Ильи Муромца.

Объяснение этому факту может быть одно: имя простолюдина мозолило глаза родовитому боярству и опиравшимся на него князьям золотого века Киевской Руси. Поэтому оно и было вымарано из летописи как нежеланный и даже возмутительный прецедент головокружительного возвышения простого мужика.

Тем более что захоронен он был в приделе главного храма Киевской Руси – Софии Киевской – великокняжеской усыпальнице (где и князей-то не всех хоронили). Бояре же о погребении в Софии Киевской и мечтать не могли, так как для них это была честь неслыханная!

Вероятно, по этой причине в позднее время гробница «мужицкого боярина» была разрушена, в то время как гробница его товарища по часовне – сына древлянского князя Мала, Добрыни Никитича, – «уцелела». О сей знаменательной «памяти» со стороны власть предержащих в отношении неродовитого защитника Земли Русской сообщил в своих дневниках посол императора Священной Римской империи Рудольфа II Эрих Лясота, проездом побывавший в Киеве с 7 по 9 мая 1594 года, направляясь с дипломатическим поручением к запорожцам.

К тому времени заботу об останках легендарного человека взяла на себя Киево-Печерская лавра, где он покоится и поныне, в Ближних пещерах, под скромной надписью над гробницей «Илья из Мурома».

По церковному календарю день памяти Ильи Муромца, сына Ивановича 19 декабря по старому стилю, или 1 января по новому. Кстати, именно 1 января 1993 года на родине Ильи Ивановича, в селе Карачарове, торжественно установили икону преподобного Ильи Муромца (со вставленным в нее ковчежцем с частицей мощей богатыря, переданного в свое время Киево-Печерской лаврой) во вновь отстроенной церкви Гурия, Самона и Авива.

И именно благодаря архивным материалам Киево-Печерской лавры мы хотя бы приблизительно знаем даты жизни всенародно любимого ратника.

В 1638 году в типографии лавры была напечатана книга «Тератургима» монаха Киево-Печерского монастыря Афанасия Кальнофойского. Автор, описывая жития святых лаврских угодников, уделяет несколько строк и Илье, уточняя, что богатырь жил за 450 лет до написания книги, то есть в 1188 году.

События тех далеких лет крайне драматичны. В 1157-1169 годах Киев стал ареной междоусобных конфликтов за право великого княжения. Только за указанный период на киевском престоле сменилось 8 князей, в 1169 году стольный град был разорен Андреем Боголюбским (кстати, увезшим из Софии Киевской икону, известную сейчас как икона Владимирской Богоматери), а с 1169 по 1181 год Киевом правили 18 князей, некоторые из них даже по несколько раз. Вдобавок, в борьбу за великокняжескую власть вмешались половцы, совершившие в 1173 и 1190 годах опустошительные набеги на Киевские земли.

И при обследовании тела Ильи Муромца специалистами судебной медицины выяснилось, что былинный герой стал жертвой одного из таких набегов. По версии Сергея Хведчени (журнал «Вокруг света», № 1 за 1994 год), произошло это печальное событие в 1203 году во время опустошительного набега на Киев объединенных войск Рюрика и половцев. Город тогда взяли приступом, Киево-Печерский монастырь и Софийский собор разграбили, большую часть столицы сожгли дотла. По свидетельству летописцев, «такого разорения в Киеве дотоле не бывало». К тому году богатырь на склоне лет принял монашество в Киево-Печерском монастыре, так что, вероятно, там и стал Илья по прозвищу «Муромец» при постриге – истинное его имя в церковных хрониках не сохранилось. И естественно бывший воин не мог оставаться в стороне, защищая символ древнерусского православия и свою обитель.

Проведенная уже в XX веке медицинская экспертиза мумифицированных останков героя показала, что, судя по его ранениям, он не стал легкой добычей врагов. На теле Ильи Муромца было обнаружено несколько ран, из которых серьезной оказалась лишь одна – на руке от копья, а роковой – тоже копейная, но в области сердца. Отсутствуют лишь обе ступни ног. Кроме глубокой округлой раны на левой руке видно такое же значительное повреждение в левой области груди. Создается впечатление, что герой прикрыл грудь рукой, и ударом копья она была пригвождена к сердцу. Мощи облачены в монашескую одежду. Над гробницей находится образ святого Ильи Муромца.

Первое исследование останков богатыря проводилось в 1963г. Тогда, в ту советскую атеистическую эпоху, комиссия сделала заключение, что мумия принадлежит человеку монголоидной расы, а ранения имитированы монахами лавры. В 1988г. Межведомственная комиссия Минздрава УССР провела экспертизу мощей святого Ильи Муромца. Для получения объективных данных применялась самая современная методика и сверхточная японская аппаратура. Результаты исследований поразительны.

Любопытно, но еще в 1701 году посетивший катакомбы Киево-Печерской лавры странствующий священник Иван Лукьянов отмечал: «… видел храброго воина Илью Муромца в нетлении под покрывалом златым, рука у него левая пробита копием». Другую рану на груди паломник не мог видеть из-за золоченого покрывала.

Медэксперты датировали останки с честью павшего в бою ратника XII веком, и по версии Сергея Хведчени временной период жизни Ильи Муромца с 1148 по 1203 годы.

С современной точки зрения, росту богатырь был чуть выше среднего – 177 см, но в XII веке такой мужчина считался великаном, (и даже спустя 350 лет после гибели Ильи Муромца, в 1584 году, проезжий львовский купец Мартин Грюневег был поражен «мощами великана» древнерусской истории).

Впрочем, телосложением Илья Муромец действительно отличался от обычных людей – он был «ладно скроен и крепко сбит» – «косая сажень в плечах», как говаривали в старину. Феноменальная сила богатыря передалась по наследству и его далеким потомкам – роду карачаровских селян Гущиных, которые вполне могли, как их великий предок, в прошлом веке сдвинуть груз, который был не под силу и лошади.

Анатомы отметили в поясничном отделе тела Ильи искривление позвоночника вправо и явно выраженные дополнительные отростки на позвонках, затруднявшие движение богатыря в молодости вследствие ущемления нервов спинного мозга. О том же, кстати, повествуют былины, отмечая, что «тридцать лет сиднем сидел Илья и не имел в ногах хождения». И только «калики перехожие» – народные целители – вправили Илье позвонки и отпоили целебным травяным отваром, благословив его на ратные подвиги.

Факт наличия почитаемых мощей знаменитого богатыря нашел отражение и в самих эпических текстах. Так интересен конец былины «Илья Муромец и Калин царь» в исполнении сказителя Щеголенкова: «от этих татар да от поганых, окаменел его конь да богатырской, и сделались мощи да святыя да со стара казака Ильи Муромца». Все помнят с детства, что калики перехожие пророчествовали знаменитому богатырю, что «смерть ему в бою не писана». Поэтому в былинах и сказках о кончине героя повествуется различно: то он каменеет один, либо с другими богатырями; то живой ложится в гроб и там остается навеки; то вместе с Добрынею на Соколе Корабле куда-то уплывает, и с тех пор о нем нет вестей. Но как показала экспертиза мощей, пророчество калик, к сожалению, не свершилось.

Возраст былинного богатыря специалисты определили в 40-45 лет плюс 10 лет ввиду его специфического заболевания. По методу реконструкции мягких частей лица по черепу известного антрополога М. М. Герасимова ведущим специалистом в этой области, криминалистом и скульптором С. Никитиным был воссоздан скульптурный портрет Ильи Муромца.

По мнению Сергея Хведчени: «портрет мастеру явно удался. В нем воплощение спокойной силы, мудрости, великодушия и умиротворения. В его глазах нет раскаяния, он бился за правое дело и не даром прожил жизнь. Сильные руки богатыря опираются не на булатный меч, а на монашеский посох как символ последних лет его жизни, проведенных в монастыре».

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru