Илья Муромец

Оглав­ле­ние


Былин­ный герой или реаль­ная исто­ри­че­ская лич­ность?

Илья Муро­мец – самый извест­ный, но в то же время самый зага­доч­ный герой рус­ского эпоса. Трудно найти такого чело­века в России, кото­рый не слышал бы нико­гда об этом слав­ном бога­тыре из древ­него города Мурома. Боль­шин­ство знает о нем лишь то, что запом­ни­лось им с дет­ства из былин и сказок, и часто бывают пора­жены слож­но­стью и мно­го­знач­но­стью этого образа. Над раз­ре­ше­нием зага­док, свя­зан­ных с ним, уже почти два сто­ле­тия бьются ученые разных спе­ци­аль­но­стей, но тайны все же оста­ются.

Наши предки XVI – начала XIX вв. не сомне­ва­лись в том, что Илья Муро­мец – реаль­ная исто­ри­че­ская лич­ность, воин, слу­жив­ший Киев­скому князю.

При­выч­ный зачин былин­ных ска­за­ний, где Илья выез­жает «Из того ли города из Мурома, из того села из Кара­ча­рова», каза­лось бы, не остав­ляет места для сомне­ний в том, что он про­ис­хо­дит из древ­не­рус­ского города Мурома, где непо­да­леку от него до сих пор суще­ствует ста­рин­ное село Кара­ча­рово. Но сомне­ния в про­ис­хож­де­нии былин­ного героя воз­ни­кали и в про­шлом веке, и в наше время. Извест­ного бога­тыря пыта­ются свя­зать с Чер­ни­гов­щи­ной, где есть города Моро­вийск и Кара­чев, и где также бытуют пре­да­ния об Илье Муромце. Но если обра­титься к обыч­ной гео­гра­фи­че­ской карте, то видно, что эти два города раз­де­ляют сотни кило­мет­ров и гово­рить о «Моро­вий­ском городе Кара­чеве» абсурдно. Между тем, нельзя не заме­тить, что Муром, Кара­чев, Чер­ни­гов, Моро­вийск и Киев лежат на одной линии. Это как раз и есть та самая «дорожка пря­мо­ез­жая», кото­рой ехал бога­тырь из род­ного Мурома в Киев «через те леса, Брын­ские, через речку Смо­ро­дин­ную», через село Девять Дубов, непо­да­леку от Кара­чева. То есть, нет ника­кого про­ти­во­ре­чия между клас­си­че­скими были­нами и кара­чев­скими пре­да­ни­ями. Нелишне также заме­тить, что древ­ний город Муром довольно долго входил в состав Чер­ни­гов­ского кня­же­ства. При­уро­че­ние имени былин­ного героя к городу Мурому вполне соот­вет­ствует и эпи­че­ской, и исто­ри­че­ской дей­стви­тель­но­сти. Муром и Муром­ское кня­же­ство были довольно зна­чи­мыми как во вре­мена Киев­ской, Вла­ди­миро-Суз­даль­ской, так и во вре­мена Мос­ков­ской Руси, чтобы стать роди­ной Ильи Муромца.

Между тем рус­ские лето­писи не упо­ми­нают его имени. Зато он явля­ется глав­ным дей­ству­ю­щим лицом не только наших былин, но и гер­ман­ских эпи­че­ских поэм XIIIв., осно­ван­ных на более ранних ска­за­ниях. В них он пред­став­лен могу­чим витя­зем, кня­же­ского рода Ильей Рус­ским. В доку­мен­таль­ном источ­нике имя этого извест­ного героя впер­вые упо­мя­нуто в 1574 г. Послан­ник рим­ского импе­ра­тора Эрих Лас­сота, посе­тив­ший Киев в 1594 г., оста­вил опи­са­ние гроб­ницы Ильи Муромца, нахо­див­шейся в бога­тыр­ском при­деле Софий­ского собора.

Тайна смерти Ильи Муромца

Объ­яс­не­ние этому факту может быть одно: имя про­сто­лю­дина мозо­лило глаза родо­ви­тому бояр­ству и опи­рав­шимся на него кня­зьям золо­того века Киев­ской Руси. Поэтому оно и было выма­рано из лето­писи как неже­лан­ный и даже воз­му­ти­тель­ный пре­це­дент голо­во­кру­жи­тель­ного воз­вы­ше­ния про­стого мужика.

Тем более что захо­ро­нен он был в при­деле глав­ного храма Киев­ской Руси – Софии Киев­ской – вели­ко­кня­же­ской усы­паль­нице (где и князей-то не всех хоро­нили). Бояре же о погре­бе­нии в Софии Киев­ской и меч­тать не могли, так как для них это была честь неслы­хан­ная!

Веро­ятно, по этой при­чине в позд­нее время гроб­ница «мужиц­кого боярина» была раз­ру­шена, в то время как гроб­ница его това­рища по часовне – сына древ­лян­ского князя Мала, Доб­рыни Ники­тича, – «уце­лела». О сей зна­ме­на­тель­ной «памяти» со сто­роны власть пре­дер­жа­щих в отно­ше­нии неро­до­ви­того защит­ника Земли Рус­ской сооб­щил в своих днев­ни­ках посол импе­ра­тора Свя­щен­ной Рим­ской импе­рии Рудольфа II Эрих Лясота, про­ез­дом побы­вав­ший в Киеве с 7 по 9 мая 1594 года, направ­ля­ясь с дипло­ма­ти­че­ским пору­че­нием к запо­рож­цам.

К тому вре­мени заботу об остан­ках леген­дар­ного чело­века взяла на себя Киево-Печер­ская лавра, где он поко­ится и поныне, в Ближ­них пеще­рах, под скром­ной над­пи­сью над гроб­ни­цей «Илья из Мурома».

По цер­ков­ному кален­дарю день памяти Ильи Муромца, сына Ива­но­вича 19 декабря по ста­рому стилю, или 1 января по новому. Кстати, именно 1 января 1993 года на родине Ильи Ива­но­вича, в селе Кара­ча­рове, тор­же­ственно уста­но­вили икону пре­по­доб­ного Ильи Муромца (со встав­лен­ным в нее ков­чеж­цем с части­цей мощей бога­тыря, пере­дан­ного в свое время Киево-Печер­ской лаврой) во вновь отстро­ен­ной церкви Гурия, Самона и Авива.

И именно бла­го­даря архив­ным мате­ри­а­лам Киево-Печер­ской лавры мы хотя бы при­бли­зи­тельно знаем даты жизни все­на­родно люби­мого рат­ника.

В 1638 году в типо­гра­фии лавры была напе­ча­тана книга «Тера­тур­гима» монаха Киево-Печер­ского мона­стыря Афа­на­сия Каль­но­фой­ского. Автор, опи­сы­вая жития святых лавр­ских угод­ни­ков, уде­ляет несколько строк и Илье, уточ­няя, что бога­тырь жил за 450 лет до напи­са­ния книги, то есть в 1188 году.

Собы­тия тех дале­ких лет крайне дра­ма­тичны. В 1157–1169 годах Киев стал ареной меж­до­усоб­ных кон­флик­тов за право вели­кого кня­же­ния. Только за ука­зан­ный период на киев­ском пре­столе сме­ни­лось 8 князей, в 1169 году столь­ный град был разо­рен Андреем Бого­люб­ским (кстати, увез­шим из Софии Киев­ской икону, извест­ную сейчас как икона Вла­ди­мир­ской Бого­ма­тери), а с 1169 по 1181 год Киевом пра­вили 18 князей, неко­то­рые из них даже по несколько раз. Вдо­ба­вок, в борьбу за вели­ко­кня­же­скую власть вме­ша­лись половцы, совер­шив­шие в 1173 и 1190 годах опу­сто­ши­тель­ные набеги на Киев­ские земли.

Илья Муромец

И при обсле­до­ва­нии тела Ильи Муромца спе­ци­а­ли­стами судеб­ной меди­цины выяс­ни­лось, что былин­ный герой стал жерт­вой одного из таких набе­гов. По версии Сергея Хвед­чени (журнал «Вокруг света», № 1 за 1994 год), про­изо­шло это печаль­ное собы­тие в 1203 году во время опу­сто­ши­тель­ного набега на Киев объ­еди­нен­ных войск Рюрика и полов­цев. Город тогда взяли при­сту­пом, Киево-Печер­ский мона­стырь и Софий­ский собор раз­гра­били, боль­шую часть сто­лицы сожгли дотла. По сви­де­тель­ству лето­пис­цев, «такого разо­ре­ния в Киеве дотоле не бывало». К тому году бога­тырь на склоне лет принял мона­ше­ство в Киево-Печер­ском мона­стыре, так что, веро­ятно, там и стал Илья по про­звищу «Муро­мец» при постриге – истин­ное его имя в цер­ков­ных хро­ни­ках не сохра­ни­лось. И есте­ственно бывший воин не мог оста­ваться в сто­роне, защи­щая символ древ­не­рус­ского пра­во­сла­вия и свою оби­тель.

Про­ве­ден­ная уже в XX веке меди­цин­ская экс­пер­тиза муми­фи­ци­ро­ван­ных остан­ков героя пока­зала, что, судя по его ране­ниям, он не стал легкой добы­чей врагов. На теле Ильи Муромца было обна­ру­жено несколько ран, из кото­рых серьез­ной ока­за­лась лишь одна – на руке от копья, а роко­вой – тоже копей­ная, но в обла­сти сердца. Отсут­ствуют лишь обе ступни ног. Кроме глу­бо­кой округ­лой раны на левой руке видно такое же зна­чи­тель­ное повре­жде­ние в левой обла­сти груди. Созда­ется впе­чат­ле­ние, что герой при­крыл грудь рукой, и ударом копья она была при­гвож­дена к сердцу. Мощи обла­чены в мона­ше­скую одежду. Над гроб­ни­цей нахо­дится образ свя­того Ильи Муромца.

Первое иссле­до­ва­ние остан­ков бога­тыря про­во­ди­лось в 1963г. Тогда, в ту совет­скую ате­и­сти­че­скую эпоху, комис­сия сде­лала заклю­че­ние, что мумия при­над­ле­жит чело­веку мон­го­ло­ид­ной расы, а ране­ния ими­ти­ро­ваны мона­хами лавры. В 1988г. Меж­ве­дом­ствен­ная комис­сия Мин­здрава УССР про­вела экс­пер­тизу мощей свя­того Ильи Муромца. Для полу­че­ния объ­ек­тив­ных данных при­ме­ня­лась самая совре­мен­ная мето­дика и сверх­точ­ная япон­ская аппа­ра­тура. Резуль­таты иссле­до­ва­ний пора­зи­тельны.

Любо­пытно, но еще в 1701 году посе­тив­ший ката­комбы Киево-Печер­ской лавры стран­ству­ю­щий свя­щен­ник Иван Лукья­нов отме­чал: «… видел храб­рого воина Илью Муромца в нетле­нии под покры­ва­лом златым, рука у него левая про­бита копием». Другую рану на груди палом­ник не мог видеть из-за золо­че­ного покры­вала.

Мед­экс­перты дати­ро­вали останки с честью пав­шего в бою рат­ника XII веком, и по версии Сергея Хвед­чени вре­мен­ной период жизни Ильи Муромца с 1148 по 1203 годы.

С совре­мен­ной точки зрения, росту бога­тырь был чуть выше сред­него – 177 см, но в XII веке такой муж­чина счи­тался вели­ка­ном, (и даже спустя 350 лет после гибели Ильи Муромца, в 1584 году, про­ез­жий львов­ский купец Мартин Грю­не­вег был пора­жен «мощами вели­кана» древ­не­рус­ской исто­рии).

Впро­чем, тело­сло­же­нием Илья Муро­мец дей­стви­тельно отли­чался от обыч­ных людей – он был «ладно скроен и крепко сбит» – «косая сажень в плечах», как гова­ри­вали в ста­рину. Фено­ме­наль­ная сила бога­тыря пере­да­лась по наслед­ству и его дале­ким потом­кам – роду кара­ча­ров­ских селян Гущи­ных, кото­рые вполне могли, как их вели­кий предок, в про­шлом веке сдви­нуть груз, кото­рый был не под силу и лошади.

Ана­томы отме­тили в пояс­нич­ном отделе тела Ильи искрив­ле­ние позво­ноч­ника вправо и явно выра­жен­ные допол­ни­тель­ные отростки на позвон­ках, затруд­няв­шие дви­же­ние бога­тыря в моло­до­сти вслед­ствие ущем­ле­ния нервов спин­ного мозга. О том же, кстати, повест­вуют былины, отме­чая, что «трид­цать лет сиднем сидел Илья и не имел в ногах хож­де­ния». И только «калики пере­хо­жие» – народ­ные цели­тели – впра­вили Илье позвонки и отпо­или целеб­ным тра­вя­ным отва­ром, бла­го­сло­вив его на ратные подвиги.

Факт нали­чия почи­та­е­мых мощей зна­ме­ни­того бога­тыря нашел отра­же­ние и в самих эпи­че­ских текстах. Так инте­ре­сен конец былины «Илья Муро­мец и Калин царь» в испол­не­нии ска­зи­теля Щего­лен­кова: «от этих татар да от пога­ных, ока­ме­нел его конь да бога­тыр­ской, и сде­ла­лись мощи да святыя да со стара казака Ильи Муромца». Все помнят с дет­ства, что калики пере­хо­жие про­ро­че­ство­вали зна­ме­ни­тому бога­тырю, что «смерть ему в бою не писана». Поэтому в были­нах и сказ­ках о кон­чине героя повест­ву­ется раз­лично: то он каме­неет один, либо с дру­гими бога­ты­рями; то живой ложится в гроб и там оста­ется навеки; то вместе с Доб­ры­нею на Соколе Корабле куда-то уплы­вает, и с тех пор о нем нет вестей. Но как пока­зала экс­пер­тиза мощей, про­ро­че­ство калик, к сожа­ле­нию, не свер­ши­лось.

Воз­раст былин­ного бога­тыря спе­ци­а­ли­сты опре­де­лили в 40–45 лет плюс 10 лет ввиду его спе­ци­фи­че­ского забо­ле­ва­ния. По методу рекон­струк­ции мягких частей лица по черепу извест­ного антро­по­лога М. М. Гера­си­мова веду­щим спе­ци­а­ли­стом в этой обла­сти, кри­ми­на­ли­стом и скуль­пто­ром С. Ники­ти­ным был вос­со­здан скульп­тур­ный порт­рет Ильи Муромца.

По мнению Сергея Хвед­чени: «порт­рет мастеру явно удался. В нем вопло­ще­ние спо­кой­ной силы, муд­ро­сти, вели­ко­ду­шия и уми­ро­тво­ре­ния. В его глазах нет рас­ка­я­ния, он бился за правое дело и не даром прожил жизнь. Силь­ные руки бога­тыря опи­ра­ются не на булат­ный меч, а на мона­ше­ский посох как символ послед­них лет его жизни, про­ве­ден­ных в мона­стыре».

Илья Муромец

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки