Главная » Алфавитный раздел » Именины » Именины
Распечатать Система Orphus

Именины

(4 голоса: 3.75 из 5)

 

Оглавление

 

Потеря традиции^

Наверное, многим из нас была знакома такая картина: день рождения, вносится праздничный торт со множеством свечей и все гости поют: «Как на чьи-то именины испекли мы каравай, вот такой вышины, вот такой ширины… Каравай, каравай, кого хочешь, выбирай…».

Эти незамысловатые слова детской песенки, которую еще и по сей день можно услышать на праздновании дня рождения, напоминают нам о позабытой традиции празднования именин.

Что же это за праздник?

Часто именинами называют день рождения человека, считая, что это одно и то же. На самом деле это не так, хотя в старину (а часто и в наши дни), выбирая имя для новорожденного, было принято называть детей именем того святого, почитание которого выпадало на день рождения ребенка. Таким образом, считалось, что ребенок будет под покровительством этого святого, а день рождения действительно совпадал с именинами.

Именины — это день памяти святого, чьё имя было дано человеку при крещении. Иначе сказать, это День Ангела, день памяти своего небесного покровителя, дня святого, имя которого мы носим.

В прошлом именины считались более важным праздником, чем день «телесного» рождения. Кроме того, во многих случаях эти праздники практически совпадали, т. к. традиционно ребенка несли крестить на восьмой день после рождения: восьмой день — это символ Небесного Царства, к которому приобщается крещаемый человек, в то время как число семь — древнее сакральное число, обозначающее сотворенный земной мир.

Крестильные имена выбирались по церковному календарю (святцам). По старому обычаю выбор имени был ограничен именами святых, память которых праздновалась в день крещения. Позднее (особенно в городском обществе) от этого строгого обычая отошли и стали выбирать имена, руководствуясь личным вкусом и иными соображениями — в честь родственников, например.
Но именно при Крещении мы получаем свое церковное имя, с которым подходим к Таинствам Православной Церкви, с которым мы и отходим в вечность.

Это имя не всегда может совпадать с тем именем, которым нас назвали родители. Например, Анджела — это «паспортное», светское имя, которое родители по сентиментальным побуждениям дали малышке, а Ангелина — церковное имя, принятое при Крещении в честь прославленной Церковью преподобной жене — т. е. сербской королеве, ставшей монахиней.

Но как быть, если мы носим «приличное» православное имя, но крестили нас давно и неизвестно в честь кого? Как нам определить своего святого?
Если неизвестно, имя какого из одноименных святых мы носим, то согласно традиции, следует считать «своим» того святого, чья память в календаре приходится на сам день рождения или следует за днём рождения. Поэтому, несмотря на большое количество дат именин для некоторых имен, у каждого конкретного носителя имени могут быть всего одни именины в году, которые определяются датой его дня рождения. Хотя это и не мешает молитвенно отмечать и другие дни памяти своего святого Причащением святых Христовых Таин и благолепным застольем в кругу семьи.

Также в православном календаре существуют несколько дней в году, когда именины бывают всеобщими. Это, например, Неделя памяти всех святых (первое воскресенье после Дня Святой Троицы), и Неделя всех русских святых (второе воскресенье после Дня Святой Троицы), если мы носим имена русских подвижников благочестия.

Но в наши дни детей редко называют в честь святых, имя которых празднуется в день Крещения. Поэтому именины часто становятся отдельным праздником и их можно назвать духовным днём рождения, вхождения в Православную Церковь при особом покровительстве святого, имя которого ты носишь.

Это особенная греко-русская традиция, которой не знают, например, грузинская и болгарская православные церкви. Там человека называют не именем святого, а традиционными национальными именами, имеющими то или иное определенное положительное значение.

Тем более надо бы нам, жителям Великой России, ценить этот редкий обычай и возможность иметь, помимо ангела-хранителя нашего, еще и особого молитвенника за нас на Небесах перед Престолом Всевышнего. Надо бы повсеместно восстанавливать этот семейный и духовный праздник, как нить благородного преемства связывающий нас с благочестивыми обычаями многих поколений наших прославленных предшественников.

Надо бы, да не ценим. Казалось бы, в семье с празднованием именин появляется дополнительный к дню рождения праздник. Есть повод собраться за праздничной трапезой всей семьей, пригласить родных и близких, подарить и получить подарки, повысить культурный уровень семьи и приготовить программу торжеств — стихи, песни и пр.

Но… с сожалением приходится признать, что даже вечная склонность наших соотечественников праздновать всё что угодно, не «сработала» в этом случае, и истинная традиция празднования именин среди невоцерковленных россиян почти утеряна.

Мало того, при этом само понятие именин обросло целым ворохом суеверий, предрассудков и просто глупостей.

Например, рассуждают о «магии имени». Дескать, как и в честь кого назовут, так и проживешь.

В подрастерявшем за последние десятилетия веру народе считается, что если человека назвали, например, в честь великомученицы — будет всю жизнь мучиться и т. п., если преподобного — быть человеку бедным и так далее. А вот уж если в честь царя или великого князя — судьба малыша просто обязана быть блестящей, хоть и не делай для этого ничего! И листает лихорадочно будущая мама вместе с «опытными» родственниками православный календарь, читает краткие жития святых и с ужасом видит, что судьба её чаду уготована просто «катастрофическая»! Потому что то, что мы желаем себе и своим детям, резко отличается от того, что предлагает нам Церковь и что воплотили в своем жизненном подвиге многочисленные святые, имена которых мы, недостойные и ленивые, носим.

Как будто есть в православном календаре святые, жизнь которых «не годится» нам, дерзающим называть себя православными?! Как будто не к Богу ведет подражание жизни любого святого, в том числе и своего небесного покровителя?!

Хоть и называем мы себя православными, и дружно презираем иноверцев и сектантов, но как же отличаются наши личные, собственные ценности от церковных!

Чего желает большинство из нас? На словах да, конечно, Царства Небесного. А на деле?

Нам бы побольше денег и счастья, а «Царство Небесное» приложится нам»! Святости же мы недостойны, зато вполне, по собственному мнению, достойны благ земных.

Так вот отличие святых от нас не в особом устроении организма и свечении вокруг головы, а в том, что святые думали преимущественно о том, как бы в их жизни было «побольше Бога»!

Нам бы тихой и спокойной смерти, и ради этого мы готовы к вечным компромиссам со своей совестью, а святые не боялись идти на смерть, лишь бы только не отречься от Бога.

Мы боремся за свою правду всеми правдами и неправдами, а святые боролись за Правду Божию, а свои нужды и свою правду постоянно оставляли «на потом».
Конечно, имя оказывает определенное влияние на жизнь человека, дает ему некоторые жизненные ориентиры. Но это влияние никогда не заменит дар свободной воли человека, возможность самому устраивать свою жизнь и самому искать пути богообщения.

При всем разнообразии путей святости в христианстве подвиг всех святых по сути одинаков — они возлюбили больше Бога, чем суету этого мира. Не все они отказались полностью от «благ земных», но все они имели правильную иерархию ценностей — прежде всего Бог, Его Церковь, потом Отечество, семья, а уж потом и личные нужды.

Поэтому не столько наше имя влияет на нашу праведность или греховность, на нашу любовь к Богу и ближним, сколько наше личное стремление.

Будем искать Бога — станем подражать святым, именами которых нас назвали и тем прославим свое имя не суетной человеческой славой, а Славой Божией, Славой вечной. Если же будем искать только собственных удобств и наслаждений — все наши «царские» имена, в том числе и великое звание христианина, станут лишь нашим обличением и осуждением!

О значении имени в жизни человека^

Конечно, имя в первую очередь служит простому различению людей. Но есть в наших именах и более глубокий смысл, несводимый к простой функциональности различения.

Действительно, имя неотделимо от человека. Оно индикатор нашей культуры, нашей веры, наших жизненных ценностей. Имя — спутник, который сопровождает каждого из нас на долгой дороге жизни.

В прошлом имя могло быть определенным социальным знаком и указывать на место в обществе. Сейчас ситуация изменилась и, пожалуй, лишь монашеские (иноческие) имена резко выделяются из привычного нам русского именослова. Но есть еще и почти забытый ныне, таинственный смысл имени.

В древности люди придавали имени гораздо большее значение, чем сейчас. Имя всегда было значительной составляющей частью личности человека. Содержание имени соотносилось с внутренним смыслом человека, оно как бы вкладывалось ему внутрь. Имя управляло судьбой («хорошее имя — хороший знак»). Удачно выбранное для человека или самим человеком имя становилось источником силы и процветания, стимулом для самосовершенствования. Наречение считалось высоким актом со-творения, то есть человеческим участием в тайне творения, призыванием на нового человека благодати Божией.

В первобытном обществе к имени относились как к части тела, подобно глазам, зубам и т. д. Слитность души и имени казалась несомненной. Более того, считалось, что сколько существует имен — столько и душ, поэтому в некоторых племенах перед тем, как убить противника, полагалось выведать его имя с тем, чтобы использовать его в родном племени. Часто имена скрывались, чтобы не дать оружия врагу.

С произнесением имени обращались бережно, иначе жди неприятностей. В некоторых племенах категорически воспрещалось произносить имя вождя. В других — практиковался обычай присваивать старцам новые имена, придававшие новые силы. Считалось, что больному ребенку силу сообщало имя отца, которое кричали в ухо. Иногда даже называли дитя именем отца (матери), полагая, что часть жизненной энергии родителей поможет победить болезнь. Если же ребенок слишком много плакал, то это так же приписывали неверно выбранному имени.

У разных народностей долго сохранялась традиция наречения «обманных», ложных имен: истинное имя не произносилось в надежде, что смерть и злые духи, не знающие имени дезориентированы, и не смогут найти младенца.

Существовал у язычников и другой вариант защиты ребенка от нечистых сил. При рождении родители специально давали малышу непривлекательные, отпугивающие имена, такие как Некрас, Нелюба и даже Мертвой, которые, по мнению наших языческих предков, отвращали невзгоды и несчастья. Отсюда и многие наши необычные, «некрасивые» фамилии, например Некрасов. Отсюда и вечная привычка «прибедняться», постоянно жаловаться на жизнь, скрывать своё истинное положение дел, чтобы не «накликать беду».

Имя человека в Древнем мире^

Особенно, благоговейное отношение к имени, издревле было присуще человеку.
Общеизвестно, что в Древнем Египте личное имя тщательно оберегалось. Египтяне имели «малое» имя, известное всем, и «большое», которое считалось истинным: оно хранилось в тайне и произносилось лишь во время важных обрядов.

Особым почтением пользовались имена фараонов — в иероглифических текстах их выделяли специальной рамочкой — «картушем». С огромным уважением египтяне относились к именам умерших — неправильное обращение с которыми, по мнению древних, наносило непоправимый вред потустороннему бытию усопшего.

Имя и его носитель составляли одно целое. Характерен египетский миф, по которому «бог» Ра скрывал свое имя, но «богине» Исиде удалось-таки его выведать, вскрыв ему грудь — имя буквальным образом оказалось внутри тела!
Издавна изменение имени соответствовало изменению человеческой сути. Новые имена давались подросткам при инициации, т. е. при вступлении во взрослые члены общины. В Китае до сих пор существуют детские «молочные» имена, от которых отказываются при взрослении. В античной Греции люди, становясь жрецами, отрекались от старых имен, вырезали их на металлических дощечках и топили в море.

Условно говоря, отдаленные отзвуки этих представлений можно увидеть и в христианской традиции наречения новоначальных монахов иноческими именами, когда принявший монашеский постриг оставляет мир и свое прежнее мирское имя. В этом обычае запечатлено изначальное убеждение человека о необходимости кардинального изменения жизни при посвящении себя Богу вплоть до смены такой важной составляющей личности, как имени.
У многих народов запрещалось произносить имена языческих богов и духов, чтобы не привлекать их внимание, не впускать их разрушительное влияние в свою жизнь. Особенно опасно было называть злых духов, то есть «чертыхаться», и таким образом призывать «недобрую силу». До сих пор крайне неприлично для православного христианина является само употребление, особенно устное, слова «чёрт» и производных от него.

В этом есть определенный смысл. Если телесное существо не становится к нам ближе от произнесения его имени, то бесплотные силы, не имеющие четкого ограниченного пребывания и легко перемещающиеся в пространстве, через призывание их имени, быстро вступают с нами в контакт. И этот контакт, в случае общения с бесами, может быть для нас опасен. И наоборот, постоянное призывание в молитве Имени Божия вносит в нашу жизнь элемент освящения. На этом основана, например, практика непрестанного чтения Иисусовой молитвы, которая при правильном применении позволяет человеку достичь большой духовной высоты и богообщения.

Кстати, не во всех культурах называть Бога по имени считалось допустимым. Древние евреи из чувства особого благоговения не смели произносить Имя Божие: Ягве (Иегова) в Ветхом Завете — это «неизреченное Имя», священная тетраграмма (то есть сокращение из четырех букв), которую можно перевести как «Я есть Тот, Кто подлинно существует и является источником Своего существования «.

Согласно Библии переименования становятся знаком особого преображения, изменения цели существования. Так Господь дал особо значащие имена Аврааму, Сарре, Исааку, Измаилу, Соломону, переименовал Иакова в Израиль. Особый религиозный дар еврейского народа проявился во множестве имен, которые называют «теофорными», то есть «богоносными». Так через свое личное имя человек таинственным образом приобщался к Богу.

Имя в Православии^

В Православии мы дерзаем с благоговением призывать имя Божие, но помним, что недопустимо делать это всуе, то есть в пустых разговорах и клятвах.

Очевидно, что христианство, как проявление высшего религиозного опыта человечества, со всей серьезностью относится к личным именам. Это корениться в исповедании нашего Бога совершенной Личностью, Существом мыслящим, разумным. Поэтому, при всем понимании абсолютной неприменимости к Богу любых человеческих имен, мы с уважением относимся к тайне личности и к имени, являющимся отображением, символом этой тайны.

Тем более имя христианина отображает таинство неповторимой личности человека, вошедшего в Церковь Христову, оно предполагает личное общение с Богом. Именно в таинстве Крещения христианская Церковь принимает в свое лоно новую душу, связывает ее через личное имя с именем Божиим, называя нового воина Церкви христианином.

«Имя Твое именуем…», поём мы в воскресном гимне, то есть называемся Твоим именем. Именно это имя — «христианин» связывало воедино христиан первых веков перед лицом гонений языческого Рима. При этом мученики даже отказывались называть судьям свои прежние имена, ассоциирующиеся с суетной языческой жизнью.

Как писал протоиерей Сергий Булгаков, «человеческое именование и имявоплощение существует по образу и подобию божественного боговоплощения и наименования… всякий человек есть воплощенное слово, осуществленное имя, ибо сам Господь есть воплощенное Имя и Слово».

Примечательно, что долгое время православные иконы освящались не особым молитвенным чинопоследованием, как сейчас, а надписанием имени Христа или святого, изображенного на доске и начертанием круглого нимба, характерного для наших икон. Для этого даже существовал специальный священнослужитель при храме святой Софии в Константинополе и краска с добавлением святой воды.

***

Конечная цель христианского подвига подразумевает стремление к святости, поэтому и все имена христиан — святы.

Тем более нарекая младенца или иного входящего в Церковь человека именем уже канонизированного святого, Церковь старается направить его на истинный путь спасения и богопознания: ведь это имя уже «реализовалось» в жизни другого человека, освятилось его подвигом и молитвами. Поэтому естественно для носящего святое имя всегда хранить в себе образ жизни своего небесного покровителя, помощника и молитвенника и с благоговением почитать его икону и день его молитвенной памяти.

Но не всеми именами принято нарекать младенцем. Почтением к святым именам Господа и Богородицы объясняется то, что в православной традиции не принято давать имена «Иисус» и «Мария» в честь своих божественных носителей. Всех православных «Марий» до сих пор называют в честь св. Марии Магдалины, а редкое монашеское имя «Иисус» присваивается не в память Господа нашего Иисуса Христа, а ветхозаветного праведника Иисуса Навина.

Справедливости ради отметим, что многие канонические имена, естественно звучащие на греческом, например, языке, тоже вряд ли желательны для современных русских детей по причине их неблагозвучия, даже если они попадают на день рождения или крещения ребенка.

Такие примеры многочисленны: мужские — Варадат, Горазд, Евпроб, Екзуперанций, Епафродит, Иакисхол, Истукарий, Каздой, Кастрихий, Кукша, Мардарий, Медула, Мелхиседек, Павсикакий, Памфалон, Парфагапа, Примитив, Сасоний, Сосипатр, Соссий, Тиранн, Усфазан, Фармуфий, Худион, Хуздазат и другие. Женские — Андропелагия, Денеготия, Дросида, Екзуперия, Каздоя, Мартирия, Мастридия, Проскудия, Сосипатра, Феопистия, Хрисоплока, Христодула, Яздундокта и другие.

Родители должны помнить, что для их ребенка экзотически звучащее имя может стать тяжелым бременем, определяющим чрезмерную замкнутость или напротив, вынужденно агрессивный образ жизни. Поэтому при выборе неожиданно звучащего имени стоит проявить мудрость и осмотрительность, посоветоваться с родными и священником.

Как ласково звать малыша, нареченного, например, Гордием? «Горя» или «Гадя»?

***
Будет несправедливо вспоминая о имени Бога не упомянуть об одном важном моменте, связанном с этим именем.

Мы уже говорили о молитве Иисусовой, как о постоянном и благодатном повторении обращения ко Господу. В начале XX века в православном монашестве возникло характерное течение — имяславцы, которые утверждали, что в Имени Божием скрыто присутствие Бога, сила и энергия, исходящая от Самого Господа. В краткой форме это положение выражалось словами: «Имя Божие есть Бог». В имяславии Имя мыслилось как мост, соединяющий небесное и земное.

Это учение в крайних своих формах было официально осуждено Церковью, но, тем не менее, имяславцы успели оказать сильное влияние на русскую философию начала века. Например А.Ф.Лосев в 20-х годах написал работу «Философия имени», где дал глубокий анализ «мира как имени». Лосев пишет: «В любви мы повторяем имя и взываем к любимому через имя. В ненависти мы хулим и унижаем ненавидимое через его имя. И молимся мы и проклинаем через имена, через произнесение имени… Именем и словами создан и держится мир. Имя носит на себе каждое живое существо. Именем и словами живут народы, сдвигаются с места миллионы людей».

Происхождение русского православного именослова^

Первый обширный пласт русских имен возник в дохристианскую эпоху, то есть до X века.

Так же, как и в других культурах, причины возникновения того или иного имени могли быть самыми различными. Помимо религиозных мотивов, играли роль обстоятельства рождения, внешний облик, характер и т. д.

Имена со славянским корнями прославляли солнце (Ярослав — славящий солнце, т.е. Ярилу), мир (Владимир — т. е. владеющим миром), свет, силу и прочие доминанты духовного мира дохристианских язычников.

Скандинавские имена (Ольга — Хельга) также напоминали их носителям о грозных силах природы, определяющих жизнь человека.

Позднее, после Крещения Руси, эти имена, порой трудно отличимые от прозвищ, сосуществовали с христианскими календарными именами (вплоть до XVII века). Например, равноапостольный князь Владимир принял в Святом Крещении имя Василий, однако широко известен он именно под своим прежним именем.

Помимо основного имени у людей часто бывали и прозвища, которые имели даже священники. Бывало, что один человек мог иметь целых три личных имени: «прозвищное» и два крестильных имени (одно — явное, другое — потаенное, известное лишь духовнику).

Когда христианский именослов полностью вытеснил дохристианские «прозвищные» имена, они не ушли от нас насовсем, перейдя в другой класс имен — в фамилии (напр. Некрасов, Жданов, Найденов). Некоторые дохристианские имена канонизированных русских святых впоследствии стали календарными (напр. Ярослав, Вячеслав, Владимир).

С принятием христианства Русь обогатилась именословом всей человеческой цивилизации: с византийскими святцами к нам пришли греческие, еврейские, римские и иные имена. Со временем эти имена обрусели, да так сильно, что самими русскими именами стали древнееврейские — Иван да Марья. Вместе с тем следует иметь в виду высокую мысль о. Павла Флоренского: «нет имен ни еврейских, ни греческих, ни латинских, ни русских — есть только имена общечеловеческие, общее достояние человечества».

Каждой дате месяцеслова соответствует празднование памяти тех или иных святых. Основание выбора даты могут быть различными: день кончины, канонизации, обретения мощей, посвящения храма и проч.

Формирование месяцеслова, начавшееся с первых веков христианства, продолжается и доныне канонизационными актами Православной Церкви.
Каноническое написание имен иногда подвергалось исправлению. Самые значительные исправления произошли во время реформы патриарха Никона в 1670-х годах.

***

Послереволюционная история русских имен складывалась драматично: в соответствии с общей кампанией по борьбе с религией во всех её проявлениях проводилась массовая кампания «дехристианизации» именослова.

Революционное мракобесие некоторых слоев общества, сочетаемое с жесткой государственной политикой, было направлено на переустройство, а значит — и на переименование мира. Вместе с переименованием страны, ее городов и улиц, переименовывались и люди. Составлялись «красные святцы», выдумывались новые, «революционные» имена, многие из которых теперь звучат просто как курьезы (напр. «Малентро», т.е. Маркс, Ленин, Троцкий; «Даздраперма», т.е. Да здравствует Первомай, «Вилен» т.е. В.И.Ленин и т.д.).

Справедливости ради надо отметить, что процесс революционного имятворчества, характерный для идеологических революций вообще (он был известен и во Франции в конце XVIII века, и в республиканской Испании, и в странах бывшего «социалистического лагеря») продолжался в Советской России недолго, около десятилетия (20-30-е годы). Вскоре эти имена стали достоянием истории — здесь уместно вспомнить другую мысль о.Павла Флоренского: «имена не придумаешь», в том смысле, что они «наиболее устойчивый факт культуры и важнейший из ее устоев».

Но, тем не менее, советская десакрализация имен сделала свое дело. И в наши дни мало кто из носителей имен даже великих святых что либо знает о своих небесных покровителях или в той или иной степени чтит их память.

Разделение звучания имени, его поверхностного смысла и смыслового наполнения, то есть благоговейного соотнесения своей жизни с жизнью святого, привело и к широкому заимствованию имен из других культур — западно-европейских (напр. Альберт, Виктория, Жанна) и общеславянских христианских имен (напр. Станислав, Бронислава), имен из греческой и римской мифологии и истории (напр. Аврелий, Афродита, Венера) и т.д.

Имя перестало быть глубоким, стало носить лишь характер бирки. И хотя русское общество опять возвращается к календарным именам, но «дехристианизация» и перерыв в традиции привели к необычайному оскудению современного именослова, состоящего ныне всего лишь из нескольких десятков имен. Конечно, не обошлось тут и без естественного стремления «массовых культур» к усреднению и стандартизации.

Старые традиции празднования именин^

Как мы уже говорили, на Руси обычай давать второе — крещальное имя, восходит к X веку, ко времени Крещения Руси.

Несмотря на то, что день памяти своего святого с древности отмечался молитвой в храме и причащением святых Христовых Таин, что отражено и в различных летописях и даже Катихизисах, широкое празднование именин началось на Руси примерно с XVII века.

По обычаю, семья варила пиво, пекла имениннику калачи, караваи. С утра именинник с родными ходил в церковь, причащался, ставил свечи, прикладывался к иконе с ликом своего небесного покровителя и заказывал молебен за здравие. Днем друзьям и родственникам разносились именинные пироги, причем часто начинка и величина пирога имела особый смысл, определяемый характером отношений именинника и его близких. А вечером приходили гости, и устраивался праздничный ужин с песнями.

Особенно пышно справлялись царские именины (день Тезоименитства), которые считались государственным праздником. В этот день бояре и придворные являлись к царскому двору с тем, чтобы поднести подарки и принять участие в праздничном пире, за которым пели многолетие. Иногда царь самолично раздавал пироги. Народу разносились огромные именинные калачи. Позднее появились другие традиции: военные парады, фейерверки, иллюминация, щиты с императорскими вензелями.

***

После революции с именинами начали серьезную и планомерную идеологическую борьбу: обряд крещения был признан контрреволюционным, более того, в 20-30-х годах празднование именин подвергалось официальному гонению.

Диавол лишен дара творчества, поэтому вместо создания чего либо собственного советская власть лишь извратили церковные обычаи. Вселенские соборы были спародированы съездами коммунистической партии, иконы — повсеместными портретами вождей, погребение — гражданской панихидой. Также и Крещение попытались заменить на особый ритуал — «октябрины» и «звездины», при котором новорожденного в строгой последовательности поздравляли октябренок, пионер, комсомолец, коммунист, «почетные родители». Иногда младенца символически зачисляли в профсоюз и проч.
Борьба с «пережитками» доходила до анекдотических крайностей: так, в 20-х годах цензура запретила «Муху-Цокотуху» К. Чуковского за «пропаганду именин».

Как и многие другие культурные традиции, последние десятилетия находилось в забвении, Правда, искоренить вековые народные привычки оказалось трудно: до сих пор на день рождения поздравляют именинника, а если виновник торжества совсем юн, поют песенку: «как на … именины испекли мы каравай».
Но все возвращается на круги своя, и мы вновь поздравляем наших родных и знакомых с Днем Ангела (это название именин напоминает о том, что в старину небесных покровителей иногда называли Ангелами их земных тезок; нельзя, однако, смешивать святых покровителей с Ангелами-Хранителями, посылаемыми для попечения и охранения людей). Традиционно День Ангела относят на тот день памяти соименного (тезоименитого) святого, который следует непосредственно за днем рождения, хотя существует и традиция празднования именин в день памяти самого прославленного соименного святого, например, Св. Николая Чудотворца, апостола Петра, Св. Александра Невского и т. д.

Обязанности крестных^

Во время таинства Крещения младенец не может самостоятельно обещать оставаться верным Богу в течение всей своей жизни. Поэтому крещальные обеты дают за него его крестные родители. Эти люди (как правила совершеннолетние мужчина и женщина) должны быть достаточно воцерковленными людьми, искренне и осмысленно верующими.

В их задачу входит воспитание младенца в вере и благочестии, любви к Храму Божию. Они должны следить за регулярным причащением младенца, дарить на День Ангела подарки, иным образом участвовать в жизни семьи ребенка. Иными словами в лице крестных семья получает новых родственников по духу. Это родство может быть и крепче уз плотского родства.

Отсюда видно, какие высокие требования предлагает Церковь для крестных родителей. Но всегда ли мы руководствуемся этими требованиями при выборе крестных родителей для своих детей? Не часто ли крестными становятся случайные, практически неверующие люди, которые ни себе ни тем более наших детей не способны воспитать духовно и достойно?

Постоянно крестные забывают даже о том, что надо дарить подарки на день рождения, день Ангела и самое главное — при этом надо за крестников молиться, давать наставления в духовной жизни.

Родня, выбирая крестных, часто думает о материальной выгоде, совершенно не понимая, что крестный — это духовный наставник, который будет за ребенка молиться.

Но сегодня приходя крестить ребенка, мало кто интересуется, в честь какого святого назван ребенок, отсюда даже и не знают, когда у него День Ангела, когда отмечать именины, и как это делать.

О праздновании именин сегодня^

Мы сегодня много говорим о возрождении семьи. Это насущная проблема, коренящаяся не только в финансовых и материальных трудностях. Очень важна духовная составляющая мировоззрения молодых людей, отнять которую сегодня так стремятся разномастные «борцы за права и свободу человека». Не секрет, что много детей в малообеспеченных семьях, а богатые люди презрительно предпочитают «не плодить нищету».

Необходимо напомнить обществу, что жизнь человека, зацикленная только на удовлетворение собственных потребностей, обречена на забвение, потому что не привита к вечности.

Необходимо осмыслить духовное значение нашей жизни, вернуть благодатный смысл нашим именам. И возрождение традиции праздновать крещенным людям именины — прекрасный повод, идеальный праздник для укрепления семьи, замечательная традиция, которую надо вспомнить и насаждать.

Ведь история семьи в отличие от истории нашего Отечества, пишется такими небольшими и неприметными вещами и событиями. Куда более мелкие традиции бережно хранятся и отмечаются в семьях. А это — повод самый торжественный, самый святой. Это особый детский праздник, своеобразный Новый Год ребенка. Уж куда лучше, чем мнимые и чрезмерно политизированные праздники 1 мая, 8 марта.

Если мы хоть по факту крещения признаем себя православными, то надо приучать ребенка с детства молиться своему святому, отмечать день памяти этих святых прилично случаю, благочестиво подражая нашим предкам.

В этот день обязательно надо причаститься, да и вообще взять за обычай всякое празднование и всякое доброе дело начинать молитвой в храме и причащением. А затем в удобное время собрать родных и близких за праздничным столом, за которым должно быть много веселья, но мало пьянства.

Бесценной семейной реликвией должны быть крещальная одежда и крестильный крестик, который надо бережно хранить всю жизнь.

***

Задумывались ли Вы, как много в жизни зависит от Вашего имени? Оно как зерно дается нам в надежде, что мы вырастем в меру наших славных предков или даже превысим их свершения.

Наше имя через употребление в Таинствах привязывает нас к вечности, если только мы осознаем это и стремимся своей жизнью это показать.

Наше имя свидетельствует о надежде на преображение нашей жизни, пока так далекой от данных нами при крещении обещаний.

Оно дает нам эти важные качества, определяет наши стремления и свершения. Оно звучит для нас с рождения всю жизнь. Оно часть нашей личности. Берегите его и почитайте Того и тех, в честь кого мы, христиане, названы.

Источник: http://osiluan.ru

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Рейтинг@Mail.ru