Главная » Алфавитный раздел » Учительное известие » Известие учительное на современном языке
Распечатать Система Orphus

Известие учительное на современном языке

( Известие учительное на современном языке 7 голосов: 4.86 из 5 )

Перевод с церковнославянского священника Георгия Палехова

Оглавление

 

 

Каждый священнослужитель Русской Православной Церкви, открыв «Служебник»[1] , может во второй его части, сразу после чина заупокойной литии, обнаружить весьма любопытный документ, озаглавленный следующим образом:«Известие учительное, како долженствует иерею и диакону служение в церкви святей совершати и приуготовлятися к священнодейству, наипаче же к Божественной Литургии, и каковии бывают бедственнии и недоумении в скорости случаи, како в том исправлятися» [2]. Это наставление, для краткости именуемое «Известием учительным», является, по сути дела, подробной инструкцией, касающейся благочинного свершения величайшего Таинства Церкви Христовой – Божественной Евхаристии, установленной Самим Спасителем во время Тайной вечери (Мф. 26:26-28) и облеченного Его Церковью в исторические формы русско-византийской Литургии.

Диапазон сведений, сообщаемых в «Известии учительном», очень широк. От инструкции – как приготовить все необходимое для служения Святой Литургии, до заметки – о «…подаянии, приуготовлении и хранении» Святых Даров. Попутно в нем разрешается ряд недоуменных вопросов по поводу разных случаев, могущих приключиться во время Божественной Литургии.

Несмотря на скромное (по числу листов, а не по значению) место, занимаемое в «Служебнике», «Известие учительное» имеет довольно любопытную историю, звучащую в изложении профессора И.А. Карабинова [3] следующим образом…

Впервые «Известие учительное» появляется в московском издании «Служебника» 1699 года. Исходным документом для его составления послужило сочинение известного московского книжного справщика (как сказали бы сегодня, – редактора богослужебной литературы), чудовского инока Евфимия (вторая половина XVII века), носящее название – «Воумление [4] от архиерея чинному служению Божественной Литургии, и иныя нуждных случаев, ведение зело потребное». В предисловии к своему труду старец Евфимий пишет, что принялся за писание этого трактата, следуя желанию патриарха Иоакима иметь практическое наставление для будущих священнослужителей.

Однако патриарх так и не смог познакомиться с «Воумлением» до своей смерти в 1690 году. Его преемник, патриарх Адриан, в начале своего правления тяжело занемог и также не прочитал книгу. В итоге так и осталось – «…написание сие никем свидетельствовано».

«Воумление» несколько обширнее «Известия учительного» и дает наставления не только относительно Святой Литургии, но и некоторых других церковных чинопоследований и треб. Одним из источников «Воумления», а стало быть, и «Известия учительного» послужил «Трактат о Тайне Тела и Крови Христовых», помещенный в «Требнике» киевского митрополита Петра Могилы [5] в качестве приложения. Но самое интересное, что этот «Трактат» восходит к аналогичному по содержанию трактату «De defectibus», находящемуся в одобренной Тридентским Собором (1452–1563) редакции римского «Служебника» – «Миссала». Местами «Трактат» при «Требнике» Петра Могилы представляет не просто перевод, но – в значительной части – переработку этого латинского сочинения.

В свете вышеизложенных фактов не следует, однако, проявлять, что называется, ревность не по разуму и – отвергать «Известие учительное», как имеющее в основании «латинские измышления».

Следует помнить, что Православная Церковь часто подвергала рецепции, своего рода натурализации, «изобретения» инославных христиан. Даже и колокола, так сладко звучащие в католическом городе Молине (Бельгия), однажды наполнили русские звонницы малиновым звоном… А труд члена Доминиканского ордена брата Лоренцо Скупполи обратился под пером преподобного Никодима Святогорца в «Невидимую брань» – прекрасное пособие по православной аскетике.

Для русской литургической практики значение «Известия учительного» переоценить трудно. Каждый новоначальный иерей должен быть знаком с ним в обязательном порядке. По благословению правящего среднеазиатского архиерея, митрополита Владимира – сотрудник Ташкентского Епархиального управления иерей Георгий Палехов взялся за перевод «Известия учительного» на более близкий к нам русский язык. Эта работа была закончена отцом Георгием в 2001 году. В ней он не стремился создать какой-то принципиально новый текст. Его целью стало лишь максимальное приближение «Известия» к современной русской речи, но с сохранением слога первоисточника. Насколько ему это удалось, и приживется ли данный перевод в церковной практике, покажет время. Но уже сейчас хорошо видны несомненные достоинства труда отца Георгия – понятность и общедоступность древнего текста.

Роман Дорофеев

 


 

[1] «Служебник» в 2-х частях. Донской монастырь. Издательский отдел Московского патриархата. М., с.1991.

[2] Часть 2-я, с.486.

[3] Карабинов И.А., профессор. «О евхаристическом хлебе и вине». Доклад на Поместном Соборе 1917-1918 гг. в книге «Богослужебные указания на 2002 год, для священнослужителей». Издательский отдел Русской Православной Церкви. М., 2001.

[4] То есть – «наставление».

[5] Издан в 1646 году.

 

ИЗВЕСТИЕ УЧИТЕЛЬНОЕ

о том, как нужно иерею и диакону совершать служение в Святой Церкви и приготовляться к священнодейству, наиболее же всего к Божественной Литургии, и какие вскоре при этом могут произойти бедственные и недоуменные случаи и как в них исправляться

По благодатному закону Спасителя нашего Бога Иисуса Христа, Святая Церковь содержит семь Таинств: Крещение, Миропомазание, Евхаристию (Причащение), Покаяние, Священство, Брак, Елеосвящение. Все эти Таинства совершаются в святом храме священником, посвященным от архиерея, во известное спасение всех людей. Некоторые же из этих Таинств, по нужде, могут совершаться и в других местах.

Таинства Священства и Евхаристии, т.е. приношения бескровной жертвы Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа нигде, кроме как в освященном храме, не совершают, и не подобает совершать под великим грехом.

Условия, которые требуются для совершения этих Таинств, следующие:

– Храм святой (т.е. церковь), устроенный для собрания благодарственного Богу Всетворцу, в Троице Единому, молитвы, просвещения и очищения от грехов, должен быть освящен от самого архиерея, или в него должен быть прислан освященный антиминс и совершено освящение этого храма по чину священническому.

– Священник должен быть человеком избранным, честным, знающим священную грамоту и правильно рукоположенным от архиерея.

– Одеяния священные иерей должен иметь по установленному богопреданному чину: стихарь, епитрахиль, нарукавницы, пояс, фелонь. Диакон же – стихарь, нарукавницы и орарь, полагающийся на левое плечо. Божественные Литургии без этих одежд служить иерею и диакону не подобает. Если же иерей дерзнет совершить Таинство без этих одежд, то смертно согрешит и будет извергнут из сана.

– Прочие же святые Тайны, молитвы и пения в церкви совершаются в тех облачениях священных одежд, которые указываются для данного чина по уставу.

– Для совершения Тайны Святой, где совершается Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа, вначале необходимо следующее: хиротонисанный иерей от архиерея и твердое намерение и воля священника к совершению Тайны Тела и Крови Господней, чтобы через чиновное действие совершенно произошло преложение в сущую Плоть и Кровь Иисуса Христа.

– Вещества для этой Тайны приличны следующие: пять просфор из чистой пшеничной, квасной муки и виноградное вино. Просфоры из иного зерна, кроме пшеницы, или черствые, или заплесневелые, а также и вино, изготовленное из иных деревьев и ягодных соков, или скисшее, никак не следует использовать для этого Таинства.

– Совершение Тайны происходит молитвой и следующими словами с благословением руки иерея: И сотвори убо хлеб сей, честное Тело Христа Твоего. А еже в чаши сей, честную Кровь Христа Твоего. Преложив Духом Твоим Святым. Как мудрствует и содержит Святая Апостольская Восточная Церковь.

Обо всем этом должно известно быть всем иереям.

– Что без освященного храма, или освященной трапезы (антиминса), без священных одежд и необходимых вещей для службы, без твердого намерения иерея совершить Таинство или если не чисты просфоры и не из чистой пшеницы, если иерей не знает слов, которыми происходит совершение Таинства, или если иерей служить дерзнет просто так, или помраченным от многого пьянства, мало сознавая что делает, то не только сам смертно согрешит святотатским грехом, но и Тайна Тела и Крови Христа Бога нашего никак не совершится.

^ Как подобает служителю приготовляться к достойному служению Божественной Литургии и причащению Божественных Христовых Тайн

От мирского человека, также и от клирика, диакона или иподиакона, кроме правильно рукоположенного иерея, Тайна Святой Евхаристии никогда не освятится. Поскольку ничего из этого священнодейства они не смогут совершить, и только в тяжкое осуждение и в грех святотатства, дерзнувши, впадут.

Правильно же посвященный иерей и диакон готовиться к служению должен так:

– Прежде всего внимательно хранит себя от вещей, препятствующих достойному литургисанию и Пречистых Тайн причащению.

– Препятствия же наибольшие следующие: если он находится под клятвой, или в отлучении, или в запрещении от архиерея, или имеет в себе смертный грех.

– Если под клятвой, в отлучении или запрещении, находится наказанный, то никак да не дерзает служить Литургии, пока от наказавшего его не будет прощен и разрешен совершенно. Потому что, кто не разрешенным дерзнет священнодействовать, совершит грех святотатства и с новым и более тяжким грехом от Божественной службы возвратится и будет повинен Телу и Крови Господней. – Богоубийцей, вместе с неверными иудеями, убившими Христа, станет, и в суд себе и во осуждение причастится Пречистых Тайн.

– Также, если кто, будучи и мирским человеком, быв одержим какою-либо страстью и находящийся под запрещением от архиерея или иерея – своего духовного отца, и, пренебрегая того, к иному духовнику без разрешения перейдет и дерзнет Пречистых Тайн Тела и Крови Иисуса Христа причаститься, тоже пострадает и как богоубийца осудится.

– Если о смертном грехе обличает иерея совесть, то не дерзает литургисать, пока не очистит себя от этого греха сокрушением и болезнью сердечной и устным исповеданием перед своим духовным отцом, имея крепкое намерение больше не возвращаться к этому греху.

– Если же находящийся в смертном грехе, дерзнет, не исповедавшись и покаянием не очистив себя, – литургисать, то к греху смертному, в котором находится, другой более тяжкий смертный грех приложит, и Божественные Тайны в суд себе и во осуждение (недостоинства ради) примет.

– Если во время служения Божественной Литургии иерей познает, что находится в смертном грехе, то насколько сможет, великим болезнованием и жалостью умилит и сокрушит свое сердце, имея непременное намерение вскоре полно и сокрушенно исповедаться в своем грехе.

– Очень сильно препятствует к достойному служению и Пресвятых Тайн причащению и следующее: если кого иерей или диакон унизил, оскорбил или оболгал и знает, что тот гневается и скорбит на него, или если сам иерей и диакон, быв оболган или оскорблен от кого, гневается и скорбит, то никак да не дерзает литургисать. Но, идя прежде, по Господню повелению, помирится со своим братом и потом литургисает.

– Если же оскорбленный находится далеко, а в служении имеется большая необходимость, то иерей должен иметь доброе настроение, что когда увидится с ним, полностью помирится. И, сожалея крепко сердцем, по нужде литургисает.

– Также достойному служению и причащению Святых Тайн препятствует многоядение и многопитие с вечера. Необходимо всячески воздержаться от еды и питья с вечера, или весьма мало что вкусить. После же полуночи, конечно, не подобает вкушать ничего; если же и мало кто вкусит что после полуночи, то никак да не дерзнет литургисать, так как от полуночи начинается естественный день.

– Наконец же, всякий иерей и диакон, имеющий жену, перед литургисанием должен воздержаться несколько дней от общения с ней, а также и в день служения. Не воздержавшийся и служивший – тяжко согрешит.

От этих препятствий не только иерей, но и всякий христианин, хотящий достойно причаститься Божественных Христовых Тайн (кроме людей, находящихся в смертной нужде), должен весьма себя блюсти.

Есть также и другие препятствия к достойному служению и Святых Тайн причащению. Они, хотя и меньшие от вышеперечисленных препятствий, но стараться прилежно их искоренять и беречься также необходимо как иерею, так и каждому христианину.

– Первое – излишнее рассеяние помыслов, которые собрать воедино и обуздать можно теплой молитвой и усердным размышлением о Страстях Господних.

– Второе – внутреннее смущение, или тоскливость, которое отогнать от себя надо стараться упованием принятия благодати Божьей через причащение Пречистых Тайн.

– Третье – уныние, или разленение, которое надо отгонять бодрствованием, трезвением и бдением, или малоспанием.

– Над всеми же ними есть четвертое смущение – движение телесное, бывающее от осквернения во сне. Которое, если и без всякой со стороны иерея вины приключится, является препятствием к литургисанию (разве только ради великой нужды). Если же иерей сам виновен в этом: беседами, или скверными помыслами с вечера, или многоядением, или многопитием, или чрезмерным сном, то ни в каком случае не дерзает литургисать, пока не исповедается своему духовному отцу и не примет от него епитимию и разрешение.

Таким образом, теплой молитвой, слезами и сокрушением сердечным можно искоренить и все другие недостатки, возникшие как перед службой, так и во время нее.

– Во первых, иерей, приготовляясь к Божественному служению, от всех вышеперечисленных препятствий должен храниться.

– Во вторых, надлежит ему иметь сердечную болезнь о грехах, пусть даже и простительных, то есть повседневных.

– Также, если и в чем малом обличает его совесть, должен исповедаться своему духовному отцу и от него принять разрешение. Вкратце же сказать: постарается иметь все, что ведет к чистоте совести от грехов. Сердце свое очистит от всякой чувственной любви и от похотей и услаждений телесных, противящихся Любви Божьей, и чувства свои, находящиеся в рассуждении, если и не о запрещенных вещах, обуздает.

– Третье, иметь благое произволение, чтобы послужить Господу в преподобии и правде во все дни своей жизни, и это произволение обнаруживать в свое время благими делами.

– Четвертое, должен крепко возбуждать в своей душе и сердце голод и жажду (духовные) к Божественному брашну и питию, следующим двойственным размышлением: Первое – величеством этой Пребожественной Тайны, так как вещественно в ней Царь и Творец всей видимой и невидимой твари, Христос Бог и Человек, невидимо под видом хлеба и вина, в пищу верным предлагается и истинно дается. И пользой, происходящей от этой Тайны, так как достойно служащий и причащающийся Божественных Тайн, не только оставление грехов получает, но и сподобляется освящения и изрядной благодати; приобщается ведь Христу, Который есть неисчерпаемый источник освящения и благодати. Второе – недостаточностью и требованием, происходящим от своей нищеты (духовной); всякий, кто прибегает к этому Сокровищу, воистину принимает изобилие богатства Божественных даров и восполняет недостаток своей духовной нищеты. Также и с несомненной верой приступает к причастию Пречистых и Животворящих Тела и Крови Христовых Тайн, чтобы ими питать душу; это произволение и веру должны иметь не только иерей и диакон, но и всякий верный, хотящий причаститься. Ко всему же этому иерей и диакон, хотящие литургисать, когда изволят в предложении своем во славу Бога в Троице Святой славимого и в честь всех святых, в небесном раю веселящихся, для пользы же и оставления грехов себе и всем верным рабам Божьим, на земле живущим и в правоверии благочестно усопшим, обо всех живых и усопших, особо врученным молитвам иерея и о благостоянии Святой Соборной и Апостольской Восточной Церкви Литургию Божественную по уставу Господню и обычаю Церкви Святой Восточной, как Тайну, освящающую и как жертву, Бога умилостивляющую, совершать, должны непреложно знать, что в ней Дух Святой устами священника, по Божественным словам: и сотвори убо хлеб в Тело Христово, и вино (немного растворенное водой) в Кровь Его Божественную, преложив Духом Твоим Святым, – предложенное на престоле истинно пресуществит.

– Пятое, всячески старается с великой честью и глубоким смирением приступить к Божественной Тайне, помня Его величество и милосердие, и безмерную чистоту, – свою же худость, скверность и немощь. От этого великую благодать и радость приобретет человек.

– Шестое, прилежно старается стяжать в себе благоговение и размышление о Страстях Господних; через это же приобретет духовную надежду и любовь к Христовой Тайне, для чего также необходима прилежная молитва со вниманием. Служитель, приготовляя себя к достойному служению, или желая приобщиться Божественного Тела и Крови, должен с вечера, по чину церковному, совершить (или выслушать) вечерню. На ней же благоговейно да поучается в уме своем, умиленно размышляя, как Господь и Спас наш Иисус Христос, после спасительных Своих страстей, в пятницу вечером, быв распят на кресте ради наших грехов, умер ради нашего спасения, как один из воинов прободил копьем Ему ребра, из них же тотчас вышли кровь и вода, как потом Иосиф с Никодимом, сняв Тело Христово, плащаницей Его обвили и положили в гробе и как Мария Магдалина с Пречистой Матерью Господней с плачем и великим рыданием, в горести сердца видели это.

Совершая же повечерие и молитвы перед сном, и определенные для себя каноны, например: акафист Боговладычице, или Господу Иисусу, или каким– либо седмичным святым, или Ангелу своему Хранителю, благоговейно размышляет: как Пресвятая Душа Спасителя, Божеству сочетавшаяся, сойдя в ад и властно князя тьмы связав, царство его пленив и души, от века всех находящихся там праведных, от мучительства освободив, с Собою возвела, и в рай, даже еще до Своего Преславного Вознесения, вселила. Так, благодаря Его за все благодеяния, которые сотворил роду человеческому спасительной страстью и животворной Своей смертью, прилежно молит, да и его все согрешения очистив, избавит от вечной муки и Царства Своего сподобит.

Пречистую же Богородицу, соучастницу страстям и смерти Сына Своего бывшую и, видев все это, соболезновавшую, прилежно молит, – быть в этой жизни Предстательницей и Помощницей к деланию всех добродетелей, и да в день смерти, душу от всех диавольских нападок крепким Своим предстательством избавив, в Царстве Сына Своего вселила; так как все это, как Мать у Сына Своего, для всех, верно к Ней прибегающим, испросить может.

В утреннее же время службы, прежде рассвета, совершая полунощницу, о следующем благоговейно да размышляет: как Господь наш, в полночь, идя на вольную страсть, в саду так прилежно молился, что пот Его был как капли крови капающие на землю, как там был взят воинами и сначала к Анне, как злодей связанный, веден был и какие там поношения, уничижения, оплевания, биения же и, не счесть всего злого, вольно претерпел, чтобы нас от уз греховных и от мучительства и пленения диавола освободить.

Совершая же утреню, прилежно с умилением размышляет: как Господь в великом уничижении веден был от Анны к Каиафе и какие там испытания, лютые мучения, заушения, оплевания, надругания и немилостивые ударения, от полуночи и даже до утра, ради наших грехов вольно претерпел.

После же утрени, при совершении первого часа, благоговейно размышляет: как Спаситель наш в первый час дня был веден от Каиафы в претор – к Пилату, как злодей связанный, и как там, Судья всего мира, от беззаконных архиереев и старцев иудейских был оболган и, от неправедного судьи, – осужден.

Третий же час, в свое время благоговейно совершая, в умилении своего сердца прилежно размышляет: как Спаситель наш в третий час дня Пилатом был судим и какие там бесчисленные надругания и заушения перенес. Потом же, быв связан у мраморного столба, лютые раны, а также острым тернием венчание и другие нестерпимые муки претерпел, чтобы нас освободить от мучений диавола.

К этому же размышлять прилично и следующее: как Дух Святой в третий час дня в огненных языках на апостолов, находящихся на молитве, сошел и их просветил. Размышляя об этом, прилежно да молится Богу, чтобы подал и ему Духа Святого, как святым апостолам, к просвещению духовного разума и для достойного совершения Божественной службы.

Шестой же час совершая, благоговейно размышляет: как в шестом часу дня Спаситель наш, неся Свой Крест, был веден на распятие и как немилостиво четырьмя гвоздями на кресте, – на Голгофе, люто быв пригвожден, посреди двух разбойников висел распятым и как воины разделили Его ризы между собой, как проходящие мимо ругались на Него и разбойник, висящий слева от Него, хулил Его, и как тьма была по всей земле.

Девятый же час (когда в какое время поется) также со всяким благоговением совершая, внимательно размышляет о следующем: как Спаситель наш, желая спасения рода человеческого, на кресте вися, воззвал, говоря: жажду, и как оцтом, смешанным с желчью, был напоен, как Душу Свою Пресвятую в руки Бога Отца предал, и как все основания земли потряслись, камни распались, мертвые от гробов восстали и как один из воинов копьем прободил Ему ребра и тотчас из них вышли кровь и вода.

Обо всем этом вкратце упомянутом и о других спасительных страданиях Господних благоговейно размышляя, усердно с сокрушением сердца, если возможно, и со слезами, совершает молитвы часов.

На изобразительных же (если Литургии не будет) да благодарит усердно Спасителя, ради тех лютых страданий, которые вольно ради нас претерпел, чтобы от мучительства диавола нас освободить. И ради излияния Пречистой Его Крови, Ею же нас от клятвы законной искупил и род человеческий, умерший грехом, оживотворил, и теперь жизнь Дающей ради Его смерти. И прилежно в смирении сердца молится, да ради всех Святых благодеяний, ими же род человеческий облагодетельствовал, подал и ему благодать оставления грехов, чтобы достойно принести Ему бескровную жертву и неосужденно причаститься Святых Его Тайн.

Если же иерей, или диакон, или кто другой, готовясь к Причащению, назначенное церковное правило и все подобающее Божественному Причащению, самовольно по лени, или от небрежения, все или часть некоторую оставит, то смертно согрешит.

Если же иерей, упражняя себя в необходимых для человеческого спасения духовных вещах, то есть, слушая исповедь больных или здоровых, или причащая, или крестя больных, по недостатку времени перед началом Божественной Литургией вынужден будет оставить правило, то не согрешит. Только после Божественной Литургии все оставленное правило должен совершить, а молитвы ко Причащению все же неотложно сотворит перед Литургией.

Таким образом, и все желающие причаститься Таинства должны церковную службу и правило ко Святому Причащению исполнить со всей душой, и о Страстях Господних при этом стараться размышлять, если же кто не знает Писание, то иерей или диакон, или причетник должен их научить, чтобы этим убедить людей на большее желание Любви Господней. А если кто и Писание могущие читать, но о правиле церковном нерадящии и без сокрушения сердца, имея о себе высокое мнение, дерзнут приступить к этому страшному Таинству, да отступят от него, какого бы пола они не были и какое бы важное положение не занимали. И иерей, как отец духовный, да испытает его и отлучит от Святыни, пока не исправится и со вниманием должное не исполнит; страшно же есть впасть в руки Бога Живого, – в суд или в осуждение вкушая Тело и пия Кровь Господа нашего Иисуса Христа.

Иерей и диакон перед служением Божественной Литургии должен быть чист как душой, так и телом, и как чистое тело, так и чистые и целые одежды должен иметь на себе. Если же одежды будут весьма грязные, или разорванные, и иерей дерзнет в них служить, то смертно согрешит, поскольку этим уничижит Христа Бога, в Пречистых Тайнах Своих истинно пребывающего. Об этом всячески заботиться должны все священнослужители, имея хотя и нищие, но благообразные и чистые священные одежды. Также надлежит иметь голову причесанную, лицо и уста вымыты и ногти обрезаны, – все это ради чести Божественных Тайн, а также для того, чтобы люди, смотрящие на него и руку его лобызающие, чем-либо по этому поводу не огорчались.

Хорошо сделает всякий хотящий причаститься, если зубы с вечера почистит и уста свои вымоет, чтобы случайно ничего от воды утром в гортань (когда будет мыть уста) не попало и не послужило препятствием к службе, или причастию. Но если и утром осторожно вымоет уста так, что ничего от воды не проглотит, то без сомнения да служит.

^ О времени служения

Время служения Литургии есть, по древнему церковному обычаю, третий час дня, но также может и раньше и позже начинаться и совершаться Божественная Литургия, если будет такая необходимость; только не прежде рассвета дня, тем более, после полудня. Кто так начинает и совершает Литургию – согрешит. Но есть в Церкви особые урочные дни, в которые подобает литургисать после полудня, тем более, когда Литургия совершается вместе с вечерней, например: Преждеосвященные Литургии, Литургия в Великую субботу, Литургии в навечерие Рождества Христова и Богоявления и в день Пятидесятницы.

Вещи, необходимые перед служением и в служении, иерей должен иметь следующие:

Антиминс. Если антиминс будет порванным, дырявым, или испачканным настолько, что надписи, существующие на нем, а также и на пишемой бумаге (от архиерея), уже не распознаются, то является непригодным к служению. Дерзающий же на таком антиминсе служить, как уничижитель Божественных Тайн, смертно согрешит и подпадет епископскому наказанию, то есть запрещению или отлучению.

На престоле подобает быть: первой – срачице, второй – индитии; ими престол одевается до земли. На верху престола – литон (на нем простирается антиминс), из тонкого плотного полотна или шелковый и размером такой же, как антиминс.

И срачица, и индития, и литон должны быть чистыми, не разорванными и не дырявыми, а если обветшают, необходимо их поменять с молитвами по указанному чину. В церкви же, и в алтаре, и на святой Божьей трапезе все должно быть честно, чисто, цело, благообразно и выметено, – да не уничижаются Божественные Тайны нерадением иерея. И надлежит за этим прилежно следить.

Если церковь и престол (уже освященные), по случаю какой-либо смуты, или окроплением человеческой крови (от удара оружием или рукой, или чем-либо другим), или от какой-либо телесной нечистоты будут осквернены, то иерей никак да не дерзает служить, пока обычное (с архиерейским благословением) не будет совершено очищение. Пренебрегающий же этим смертно согрешит, и будет подлежать архиерейскому наказанию.

Если эти случаи приключатся при начатой уже Литургии перед Великим входом, то иерей должен перестать литургисать и, потребив хлеб и вино как благословленные, но не как Тело и Кровь Христову, так как не были еще освящены, совлечется священных одежд и уйдет, не совершив службы.

Если же приключатся после Великого входа, то иерей, не переставая, совершит начатую Божию службу. Потом же не дерзает служить еще, пока с епископским благословением, через обычные к этому молитвы, не очистит и не освятит то место.Если церковь будет осквернена от языческого нашествия, или от еретического или отступнического насилия, или если явный еретик там будет погребен, то иерей да не дерзнет литургисать, пока с особым епископским благословением не очистит и, по обычаю, не освятит церковь. Дерзающий же служить так дальше, без благословения, смертно согрешит, и наказанию епископскому будет подлежать.

Сосуды священные к служению необходимы следующие:

Потир или чаша, дискос, звездица и лжица. К этим сосудам необходимы три покровца: один для покрытия потира, второй – дискоса, третий для покрытия обоих. Покровцы должны быть из хорошей материи, чистыми и целыми.

Эти четыре сосуда должны быть золотыми, или серебряными, или, в крайнем случае, оловянными, но не из какой-либо меди, железа и тем более не из дерева; служащий же на таких сосудах согрешит, и будет подлежать наказанию епископа.

Всячески необходима для служения книга «Служебник», на память без нее произносить молитвы нельзя. Если иерей будет служить на память, – смертно согрешит, так как тогда могут случиться многие препятствия – забвение и запинки. И иерей может даже не иметь представления, что делает или что говорит, чем людей введет в сомнение и, явную ошибку, забывшись, может совершить.

Также, при совершении Божественной Литургии, обязательно должны быть зажжены свечи, три или четыре: на престоле, на жертвеннике и две перед иконами – для выхода. По великой же нужде необходимо иметь хотя бы две или одну свечу. Если иерей дерзнет литургисать без свечей, то смертно согрешит.

Наконец, должен быть в алтаре прислужник мужского пола. Если священник, не имея прислужника, сам будет выполнять его обязанности, тем более во время совершения Божественной Литургии, то этим уничижит и Тайны Божественные и Самого Христа сущего в них. И Невесту Его – Церковь, Ее же образ в это время на себе носит, вменит ни во что, и этим смертно согрешит.

Во время службы Божественной Литургии, иерей должен быть кроток, тих, мирен и благоговеен, взирать умными очами на своего Владыку, перед Ним же стоит, Ему же служит и Его же образ на себе носит.

Молитвы должен читать со всяким благоговением, благочестно, внимательно, прилежно и полностью, ничего не пропуская. Зная, что Бог их принимает от его уст как некий многоценный бисер.

Служить иерей должен со страхом и трепетом, со смиренным воззрением очей и благоговейным движением рук. И всеми своими действиями – благочестным стоянием и внешней позой отображать свою внутреннюю веру, ею же крепко научается, что престол есть седалище Небесного Царя – Судьи живых и мертвых, на нем же Он истинно сидит и множество ангелов вокруг со страхом невидимо Ему предстоят.

^ О веществе Тела Христова

Веществом для Таинства Тела Господа нашего Иисуса Христа является хлеб из чистой пшеничной муки, замешанный на простой воде и хорошо испеченный, квасной, не пересоленный, свежий и чистый; имеющий приятный и свойственный для хлеба вкус. Пресный же хлеб, даже если будет и пшеничным, во Святой Восточной Православно-кафолической Церкви веществом для Тела Христова служить не может. И служить на таком хлебе не следует.

Квасной же хлеб, но изготовленный из какого-либо другого зерна, кроме пшеницы, служить веществом для Тела Христова также не может. Дерзнувший же служить на таком хлебе, или на хлебе хотя и из пшеничной муки и квасном, но помазанным молоком, маслом или яйцами, или на хлебе зацветшем, заплесневелом, изгорчавшем, черством или сгнившем, очень тяжко согрешит и подпадет извержению из сана, так как Таинство на таком хлебе не совершится.

 

^ О веществе Крови Христовой

Веществом для Крови Христовой является вино из виноградных плодов, то есть источенное из виноградных гроздьев. Оно должно иметь свойственный для вина вкус и запах, быть годным к питию и чистым, а также не смешанным с чем-либо другим; только на проскомидии полагается влить немного воды в вино, а также после освящения Тайн вливается теплая вода, как указано по чину службы.

Вином не являются и не могут быть соки, изготовленные из различных овощей и ягод, то есть – яблочный, грушевый, вишневый, терновый, малиновый и другие им подобные.

Если же кто дерзнет служить на ином вине, кроме как виноградном, или соках, или на прокисшем вине, или смешанным с чем-либо другим, то тяжко и смертно согрешит и подпадет извержению из сана, так как Таинство на таком вине не совершится.

Если, совершая проскомидию, иерей, произнося слова: Абие изыде кровь и вода – не вольет в вино немного воды, а также, если после освящения Святых Тайн (когда влагает часть Святого Агнца в потир), не вольет в чашу теплой воды, или вольет вместо теплой воды холодную, то смертно, как преступивший церковное предание, согрешит.

Вливать же воду во время проскомидии, или после ее совершения в потир необходимо с тщательным вниманием, чтобы вино, от избытка воды, не изменило своего вкуса, так как Тайна на таком вине, изменившем свой вкус в водный, не совершится, и служащий тяжко и смертно согрешит.

^ О случаях, могущих приключиться во время служения Литургии

С веществом Тела Христова, то есть хлебом, могут произойти следующие случаи:

Если иерей, служа, перед освящением обнаружит, что хлеб, предложенный для освящения, подгнивший, или испечен не из пшеничной муки, или немного зацветший, или пресный, то тотчас его отложит и возьмет другой – пшеничный, свежий и чистый. И, проговорив: В воспоминание Господа и Бога… и все прочее, положенное на проскомидии, вынет новый агнец и, положив его на дискос, «пожрет» и «прободит». И таким образом, от того места, на котором остановился, продолжит и совершит службу.

Если же это произойдет перед произнесением самих Божественных слов, то начнет от молитвы: С сими и мы блаженными силами… и, повторяя ее, все по порядку совершит.

Также поступает, если после проскомидии перед Великим входом, или после входа, вдруг не окажется агнца на дискосе; или по причине чуда, или, быв взят мышью, или, упав куда, не может быть найден.

Если же после освящения иерей увидит негодность агнца, то сделает следующее: взяв другую просфору, пшеничную и свежую, все положенное на проскомидии над ней проговорит, вынет агнец и, от молитвы: С сими и мы блаженными силами…, продолжит и совершит службу.

Первый же агнец, после причащения Божественных Тела и Крови и после перенесения Их на жертвенник, потребит вместе с остатками Божественных Тайн.

Если же во время причащения, потребив часть, обнаружит негодность агнца, то сделает следующее: взяв, свежую пшеничную просфору и, прочитав над ней все положенное по проскомидии, вынет агнец, «пожрет» и «прободит», и, начав со следующего места: В нощь, в нюже предаяшеся… проговорит только те слова Господни, которые произносятся над хлебом (так как слова, которые говорятся над чашей, уже были сказаны). Далее, читая молитву: Поминающе убо… и Твоя от Твоих… поднимет только дискос с Божественным Агнцем. Также, читает молитву: Еще приносим Ти… и Господи, иже Пресвятаго Твоего Духа… вместе со стихами, и произносит над агнцем: И сотвори убо хлеб сей, Честное Тело Христа Твоего, преложив его Духом Твоим Святым. И читает молитву: Якоже быти причащающымся… Все же это произнесет тихо, не возглашая во второй раз, и таким образом причастится Божественных Тела и Крови Христовых и по порядку совершит Божественную службу.

Если перед освящением, иерей увидит непригодность хлеба для совершения Тайны Тела Христова, а другого, годного хлеба не окажется, то перестанет служить.

Если же это случится после освящения, то совершит службу до конца.

Во избежание всех этих случаев (наиболее же смертного греха, заключающегося в них), иерей должен следить, чтобы пекущие просфоры пекли их из чистой и хорошей пшеничной муки, а не из затхлой и негодной, и ради этого брать для службы одну лишнюю просфору.

Также на черствой просфоре, пролежавшей много дней, никто да не дерзнет служить. Еще не начиная проскомидию, иерей, взяв в руки просфору, должен проверить, в каком она состоянии и, для лучшей проверки, одну просфору преломить. Увидев же, что хлеб хороший, без всякого сомнения, с чистой и мирной совестью литургисает.

^ О случаях с веществом Крови Христовой

Если иерей перед освящением Крови (после освящения Тела) увидит, что вина в чаше нет, а только вода, то выльет ее в чистый сосуд и вольет вино и немного воды, говоря: Един от воин копием ребра Его прободе. Потом же начинает от следующих слов: Подобне и чашу по вечери, глаголя… и прочее.

Если же после освящения увидит, что нет вина в чаше, а только вода, поступит также.

Если это обнаружится во время причащения, то выльет воду в чистый сосуд, в чашу же вольет вино и немного воды, говоря: Един от воин копием… и прочее. И далее начинает от слов: Подобне и чашу по вечери, глаголя: пийте от нея вси… (все это говорится тихо). Также молитву: Поминающе убо… и, поднося только чашу, говорит: Твоя от Твоих… и молитву: Еще приносим Ти… и далее молится: Господи, иже Пресвятаго Твоего Духа… И пропустив слова, произносящиеся над хлебом, говорит: (если есть диакон, то вначале – Благослови, Владыко) А еже в чаше сей… и, благословляя только чашу, произносит: Преложив е Духом Твоим Святым… и прочие все молитвы. Таким образом, причастившись, совершит Божественную службу.

Воду же ту, после совершения службы и потребления остатков Божественных Тайн, вольет в святую чашу и потребит.

Если во время совершения проскомидии иерей забудет влить воду в вино и вспомнит об этом перед освящением, то вольет немного воды, говоря: Един от воин копием ребра Его прободе, и абие изыде кровь и вода, и видевый… Если же не вольет, то смертно согрешит.

Если вспомнит об этом после освящения, то уже ничего не вливает, кроме как «теплоту» в свое время.

Таким образом, необходимо и иерею, и диакону внимательно остерегаться этих случаев, чтобы не согрешить через свое нерадение смертно. Вино не должно быть прокисшим, заплесневелым и каким-либо другим образом негодным. Если иерей увидит негодность вина, то не дерзает на таком служить, так как всегда обо всем лучшем необходимо (и всем христианам) промышлять для угождения Господу Богу. Сказано ведь: Со страхом спасение свое содевайте… Относящиеся же с пренебрежением и нерадением к этому страшному служению тяжко пострадают.

^ О случаях освящения Святых Даров

Если служит несколько иереев, то слова Господни: Приимите, ядите…; Пийте от Нея вси…; Твоя от Твоих…; И сотвори убо хлеб сей…; А еже в чаши сей…; Преложив Духом Твоим Святым, – надо произносить всем вместе (не возглашая), а не каждому особо в отдельности.

Если иерей, служа, забыл, – произносил или нет слова Господни над хлебом и вином, или молитвы: Господи, иже Пресвятаго Твоего Духа… или слова «совершения»: И сотвори убо хлеб сей… А еже в чаши сей… Преложив Духом Твоим Святым,– и находится в недоумении (освятились Тайны или нет), излишне да не смущается, но, потихоньку прогнав этот помысл, заново проговорит слова Господни, начав со следующего места: В нощь, в нюже предаяшеся… и прочие слова, о которых усомнился, что не говорил, и далее до конца совершит все молитвы.

^ О прилучившихся недостатках служащего священника

Если иерей, литургисая, перед освящением Тела и Крови Господних почувствует тяжелое недомогание (не имея сил что-либо сделать) или вскоре умрет, то служба должна прекратиться.

Если же это случится после освящения, то другой священник, если будет там, должен совершить Божественную Литургию, начав с того места, где закончил первый.

Если разболевшийся священник не умер и может принять Божественные Тайны, то служащий вместо него священник, отломив небольшую часть от Святого Агнца и, почерпнув лжицей Божественной Крови, должен его причастить. Сам же, причастившись по чину, да совершит обычно службу.

Если же иного священника в это время рядом не окажется, чтобы совершить службу и потребить Святые Дары, то кто-либо из благоговейных и чистых мужей, взяв покровец и не касаясь голой рукою, хорошо покроет Дары, чтобы ничего не попало на дискос или в святую чашу, пока другой священник не придет. Который, придя, должен совершить полностью Божественную службу, или в другой день, или в этот же, только на другом престоле, начав с проскомидии, взяв новый агнец и освятив его по обычаю. Все это должен сделать иерей, потому что не присутствовал при совершении той Литургии. После же потребления нового освященного Агнца потребит и прежний Агнец, и Кровь Божественную выпьет, или, всыпав и влив в святую чашу, все вместе на жертвеннике потребит.

Если все это случится перед освящением Святых Даров, то другой, или и тот же иерей, совершив в дальнейшем полную Литургию, после отнесения на жертвенник Божественных Тайн и потребления их, потребит и оставшиеся хлеб и вино, но не как Тело и Кровь Христову, а как благословленные хлеб и вино.

Если иерей во время совершения проскомидии, или совершения Литургии, до Великого входа, будет позван ради смертной нужды, крестить или исповедовать не на далекое расстояние, то оставит на том месте служение и идет быстро туда и, сотворив больному при смерти все необходимое во спасение, возвратится и докончит Божественную службу. В церкви же во время своего отсутствия велит читать Апостол, или псалмы, или каноны, ради пришедших на службу людей. Если же задержится там по нужде и опоздает, то оставит совершение Литургии, а на следующий день утром совершит полностью Литургию и после потребления Святых Даров потребит и оставшиеся от незаконченной Литургии хлеб и вино, как было сказано выше. После же Великого входа и освящения Даров не должен прекращать совершать Литургию, полагаясь на волю Божию о болящем.

Если же по этому случаю Святые Дары, освященные или не освященные, за долгим отсутствием священника растлеются, т.е. хлеб заплесневеет и вино станет кислым, так что станут непригодными к потреблению, то священник, взяв их, всыплет в текущую реку.

Если иерей литургисав не причастится Божественных Тайн, кроме вышеприведенного случая, то тяжко согрешит и подлежит извержению из сана.

Если перед освящением Святых Даров попадет в святую чашу муха, то ее надо вынуть, обвить в бумагу и сжечь.

Если же попадет паук, или что-либо ядовитое, то вино должно быть вылито в другой чистый сосуд, а в святую чашу влито другое вино и немного воды, при этом иерей говорит следующие слова: Един от воин копием ребра Его прободе, и абие… И так совершит обычно Литургию, после же совершения службы испорченное вино выльет в текущую реку.

Если это случится после освящения и иерею страшно или мерзко будет попадшее вместе с Божественной Кровью проглотить, то тогда со всякой осторожностью, чтобы не капнуло никуда от Божественной Крови, должен вынуть попадшее, и трижды вином хорошо вымыть вынутое над другим потиром или чистым сосудом. Вино же это сохранить, а вынутое завернуть в бумагу, или в чистую тряпочку. И после совершения Литургии это попадшее вместе с бумагой или тряпочкой на каменной плите или чистом камне сжечь. Пепел надо вкопать под святой трапезой, или высыпать туда, где бывает умовение рук. Вино же то, которым омывалось попадшее, вылить в текущую реку. Если река находится далеко, то под престол, ископав ямку, где оно не будет попираться ногами.

Если зимой Кровь Божественная в чаше замерзнет, то иерей или диакон должен, согревая покровцы над огнем, обвивать ими святую чашу, пока не отмерзнет. Или, опустив в кипящую воду, держит с предосторожностью, чтобы ничего не попало в нее от воды, пока не отмерзнет.

Если что от Божественной Крови, по нерадению служащего иерея, прольется, то смертно согрешит. Если прольется на доску (и если возможно будет иерею нагнуться и достать), то языком слижет, если невозможно, то губой хорошо вытрет. Потом, остругав доску, стружки на каменной плите или чистом камне сожжет, а пепел закопает под престол.

Если прольется на голую землю, то необходимо срезать верхнюю часть земли на том месте, сжечь ее и закопать под престол.

Если же прольется на камень, то если возможно, должно быть слизано, хорошо губой вытерто и омыто чистой водой. Вода же должна быть собрана губой и сцежена под престол.

Если Божественная Кровь прольется на престольные облачения (индитию) или на антиминс, то сначала должна быть собрана губами, потом же антиминсной губой хорошо вытерта. После совершения Литургии, индитии со святой трапезы надо снять и то место, на которое пролилась Кровь, над святой чашей или антидорным блюдом трижды обмыть чистой водой. Воду же вылить в текущую реку или в ямку под престолом, а индитии, высушив, снова одеть на престол.

Если на покровец или на святую одежду попадет Святая Кровь, то сперва устами, потом же губой должна быть хорошо оттерта. А после совершения службы трижды хорошо обмыта водой над антидорным блюдом, а вода вылита в ямку под престол.

Если же на постланное на пол сукно или ковер прольется Божественная Кровь, то вначале губой оттирается это место, а потом хорошо обмывается над антидорным блюдом. Потом этот кусок плата с попавшей на него Кровью должен быть сожжен на камне, пепел же и вода, которой омывалось это место, должны быть высыпаны и закопаны под престол.

Если при каком-либо случае прольется вся, уже освященная Кровь, и почти ничего не останется в чаше, то этим остатком надо причаститься и совершить службу. С пролитой же Божественной Кровью поступить так, как было указано выше.

Если же ничего не останется в святой чаше, то вольет иерей еще вина и немного воды, говоря слова проскомидии: И абие изыде кровь и вода. И освятит, начав со следующего места: Подобне и чашу по вечери, глаголя: пийте от нея вси… и прочее, и молитвы: Поминающе убо… и Твоя от Твоих… при этом подносит только одну чашу, и Еще приносим Ти… и Господи, иже Пресвятаго Твоего Духа… со стихами. И, благословляя только одну чашу, говорит: А еже в чаши сей… и Преложив е Духом… и молитву: Якоже быти причащающымся… и все до конца, и таким образом причастится. Все эти молитвы и возгласы говорит тайно; в церкви же в это время поют приличные стихи, пока не исправится иерей в приключившемся случае, чтобы из-за этой задержки в службе люди в церкви стояли без уныния.

Необходимо быть очень внимательным к себе, когда это случится по какой-либо небрежности, и усердно плакать ради этого.

Если после причащения Святых Тайн иерей вскоре изблюет, то изблеванное должно быть собрано в льняные тряпочки и вложено в чистый сосуд и сохранено, пока хорошо не высохнет. И потом выброшено в текущую реку, или сожжено на каменной плите или на чистом камне. Также и земля, на которую оно попало, должна быть собрана и сожжена, а пепел вкопан под престол, или высыпан в реку.

Если некая частичка от Божественного Тела упадет на землю, то должна быть аккуратно поднята и положена на дискос. Земля же, на которую она упала, должна быть собрана и выброшена в текущую реку, или сожжена, а пепел вкопан под святую трапезу.

Если священник, имея неопрятные усы, по нерадению омочит их в Божественной Крови, то согрешит. Но если устами своими прежде хорошо их оближет, потом же вытрет покровцем, а еще лучше прежде приведет в порядок усы, то греха этого сможет избежать.

Когда иерей, служа, на ладонь правой руки возлагает Божественное Тело, или в соборе принимает от начальствующего, то никак рукой Его не стесняет, но, немного согнув ладонь (если принимает от начальствующего), левой рукой поддерживает. И не над головой, а над престолом держит. И, приклонив благоговейно голову, взирая со страхом и верою на Божественное Тело, говорит обычные молитвы и причащается. После же причащения хорошо осмотрит ладонь и, если какая частичка осталась, то языком возьмет ее в уста и хорошо излижет ладонь, чтобы ничего на ней не осталось. Потом, взяв антиминсную губу, хорошо отрет ладонь над дискосом, также и о литон.

Причастившись от святой чаши Божественной Крови, иерей свои уста должен хорошо облизать языком, а потом вытереть антиминсной губой. Пия же, оближет хорошо край чаши, чтобы не осталось на нем Божественной Крови, а потом вытрет губой.

Если Святой Агнец на дискосе так замерзнет, что невозможно иерею в свое время преломить Его, то на престоле, над сосудом с углями, положит святой дискос с Божественным Агнцем, покрыв Его звездицей и покровцем. И держит, пока не отмерзнет.

Если во время службы нападут враги: иноплеменники, еретики или язычники и убийцы, а потому служба никак не может быть продолжена, то иерей должен потребить Дары, чтобы не остались на поругание и попрание, а сам, если сможет, бежать. Но если останется, лучше сотворит, так как, будучи убитым, примет мученический венец.

Если же кто захочет, уничижая святую Православную веру, убить служащего иерея, то иерей должен не прекращая совершать службу, даже если и придется быть ему убитым. Так как если претерпит убиение, то будет причтен к мученикам.

Если во время Божественной службы загорится церковь, или от бури, или по какой другой причине начнет падать ее верх, то иерей сохранно с антиминсом должен взять Дары и выйти из церкви. И на другом, приличном месте, на том же антиминсе совершить Божественную службу, начав с того места, где остановился.

Если после освящения хлеба или вина будет явлено чудо, т.е. вид хлеба покажется в виде плоти или младенца, вино же в виде крови, и если вскоре не изменится этот вид, т.е. снова не покажется вид хлеба или вина, но останется неизменным, то иерей никак не должен этим причащаться. Так как это не суть Тело и Кровь Христовы, а чудо от Бога, явленное ради неверия или какой другой вины. Иерей же должен взять другую просфору (если изменится вид только хлеба) и, как было указано, все положенное по проскомидии над агнцем совершить и приготовить святой агнец и, отложив и сохранив претворенный чудом Агнец, начать с молитвы: С сими и мы блаженными Силами… и все по порядку совершить (над чашей же ничего не повторяет). Если же и в чаше вид вина изменился в кровь, то, вылив ее в другую чашу или приличный сосуд, вольет в чашу вино, произнеся все положенное по проскомидии, и обычно ее освятит. И, причастившись, совершит службу.

Если вскоре хлеб, принявший вид мяса или младенца, снова примет свой прежний вид, или в чаше, где была видна кровь, снова будет явлен обычный винный вид, то иерей, не закалая другого агнца и, не вливая другого вина в чашу, должен этим причаститься и совершить службу. Так как это есть истинные Тело и Кровь Христовы.

Наконец же, должен знать приходской иерей, что в каждый великий праздник, воскресенье и субботу должен служить Литургию (под страхом смертного греха). Так как если не будет литургисать в эти дни, то многим не даст возможности участвовать в Божественных службах, которые, по Божьему и церковному повелению, каждый христианин в эти дни должен слушать.

Ко всему этому должен знать и то, что в один день может совершить только одну Литургию и на одном престоле. Эта единичность Святой Жертвы знаменует одну смерть Христову, которую Он один раз ради нас принял, и одну Его страсть, которую за нас претерпел.

После совершения Божественной Литургии иерей должен сделать следующее:

Сразу же после причащения Божественных Тайн священник или диакон должен со всяким вниманием высыпать с дискоса в святую чашу остаток Божественного Тела, чтобы никакая крупица не упала и не осталась. И для этого, хорошо вытерев антиминсной губой дискос над чашей, внимательно проверит, не осталось ли что на нем. Также и с антиминса и литона, собрав губой, если что осталось, на дискос, всыплет в святую чашу. И хорошо посмотрит, чтобы ничего от крупиц не осталось на них.

Это иерей должен делать на каждой Литургии. И, под смертным грехом и извержением из сана, никогда антиминс или литон не отрясает над огнем или над водой. Так как на нем ни что иное, а только крупицы от Божественного Тела по нерадению иерея остаются. И ради этого, как было сказано выше, крупицы со всяким вниманием должны быть собраны на дискос, всыпаны в святую чашу и на жертвеннике иереем или диаконом потреблены.

После же совершения Божественной службы, во время потребления на жертвеннике остатков Святых Тайн, иерей должен быть очень внимателен, чтобы ничего от мелких крупиц или каплей Святых Даров не осталось в святой чаше. И ради этого не один только раз, но дважды, и трижды вымыв чашу, выпьет и потом губой или, предназначенным для этого платом вытрет. Губу же эту или плат оставит в святой чаше. На жертвеннике, когда на нем стоят Божественные Тайны, должна находиться зажженная свеча, пока не будет потреблена Святыня.

Пономарь и все служащие в алтаре должны быть научены от иерея со страхом, трепетом и благоговением ходить мимо жертвенника и святой трапезы в то время, когда на них находятся Божественные Тайны, и творить благолепные поклоны, проходя мимо или приближаясь к Ним.

Губу же литонную, а также и плат, когда загрязнятся и запылятся, сам иерей или диакон должен хорошо вымыть своими руками над алтарной умывальницей, чтобы всегда они были чистыми.

Сосуды священные, т.е. чаша, дискос, звездица и лжица, должны быть часто протираемы от пыли и влаги, чтобы не заржавели.

В конце, после совершения Божественной Литургии и потребления Божественных Тайн, прежде совлечения священных одежд, или после совлечения, но, не выходя из алтаря, иерей должен со всяким умилением и благодарным сердцем прочитать благодарственные молитвы по Святом Причащении.

Выйдя же из церкви, не сразу приступит к какому-либо делу, но некоторое время пребудет в молитвах и размышлении, – сподобившись такого Дара в святой Литургии. И, благодаря Бога, просит, чтобы во все дни его жизни сподоблял достойно принимать этот Дар.

В этот день должен также воздержаться от излишнего вкушения пищи, пития и сна, а имеющий супругу – от телесного совокупления с ней и всякой плотской любви. Все это ради любви и чести Небесного Царя, Его же в храм и обитель своей души принял.

 

^ Как хранить Божественные Тайны ради больных

Прежде всего приходской иерей (то же относится и к монастырям) должен следить, чтобы все сосуды, т.е. потир, дискос, звездица, лжица, кивот или гробница, золотые или серебряные, по большой же нужде – оловянные, были всегда приличны к службе и для хранения Божественного и Животворящего Тела Иисуса Христа. Так как в них совершается страшное Таинство, и Сам Господь Иисус видимо пребывает.

Все вещи церковные должны быть сделаны красиво – как священные одежды, святые кресты, украшенные драгоценностями евангелия, – и исполнены наподобие них. Если же невозможно где, по скудости, иметь золотые или серебряные сосуды, т.е. потир, дискос, звездицу, лжицу, кивот или гробницу, то тогда они должны быть оловянными (с ведома архиерея).

Кивот, в нем же хранятся Святые Тайны – Тело Господне, должен быть закрыт, иметь наверху Крест и всегда стоять с Божественными Тайнами на престоле, а не на другом месте.

Непосвященный человек никогда не должен его касаться, под страхом смертного греха и великой епитимии, разве только ради какой нужды.

Божественные Тайны по нужде могут быть освящены и высушены для хранения не только в Великий четверг, но и в любой другой день по чину Великого четверга.

Если кивот золотой или серебряный, но внутри позолочен, то Святые Тайны влагаются в него без подложенной вниз бумаги. Если кивот серебряный и не позолочен, или оловянный, то в него вначале стелится чистая бумага, а на нее ложатся Божественные Тайны.

Божественные Тайны, хранящиеся в кивоте, надо часто проверять со всякой должной для Них честью и поклонением, имея непокрытую голову и чистые руки. Если невозможно проверять каждый день, то хотя бы каждый второй или третий, чтобы они по нерадению и невниманию священника не заплесневели и не растлелись от влаги. Иначе иерей, как уничижитель Божественных Тайн, смертно согрешит, и будет подлежать извержению из сана.

Если увидишь, что Дары влажные, то раскрой антиминс на святом престоле и, со всякой осторожностью, выложи Дары из кивота на святой дискос и, открыв окна, просуши. Сам же следи, пока не высохнут Дары, чтобы ни муха, ни что другое не коснулось их, иначе смертно согрешишь.

Если по небрежению иерей, суша Божественные Тайны, припалит их, или оставит без внимания, и они растлеются от влаги, то смертно согрешит, и будет подлежать извержению из сана.

Если этот случай (чего да никогда не будет) все же произойдет, то никак никого не дерзай причащать этими Дарами. Но, взяв, другой агнец и приготовив по написанному ниже уставу, освяти на Божественной Литургии и, высушив, сохрани. И им причащай больных. Заплесневевшие же или растлевшие Дары на той же Литургии, всыпав с остатками Божественных Тайн в потир, потреби.

Когда же захочешь приготовить Святые Дары для необходимых нужд в Великий четверг или в другое время, то тогда возьми второй агнец и по чину, как в Великом посту для Преждеосвященной Литургии, все сотвори. Напаяй Святой Агнец Животворящей Кровью лжицей над святой чашей понемногу, с большим вниманием и прилежностью, чтобы не перемочить Его и чтобы не капнуло куда от излишества.

Сушить же напоенный Агнец на святом престоле подобает так: прежде разверни антиминс и, взяв из кивота Агнец, положи на дискос и покади окрест Него. И, сотворив поклон, со всяким благоговением раздроби святым копием на частички.

После раздробления положи каменную плиту или кирпич возле края антиминса, справа от себя, а сверху чистый горшочек, железный или медный, с горящим углем. И, достойно поклонившись, возьми святой дискос с раздробленными Божественными Тайнами и положи его сверху горшочка, внимательно следя и переворачивая святым копием частички, пока постепенно, не пригорая не высохнут Божественные Дары. Когда святой дискос хорошо нагреется, сними его и поставь на святой антиминс или на покровец, чтобы не попалились Святые Дары. Когда же дискос немного остынет, снова положи его сверху горшочка с углем. И так повторяй до тех пор, пока не высохнут, как следует, Дары. Сухие Дары со всяким вниманием положи в святой кивот. Закрыв кивот, положи его на свое место и, совершив поклон, сверни антиминс.

Где же Божественная служба совершается каждый день, например, в больших городах или монастырях, то там можно иметь запасные Дары без предварительного сушения следующим образом: не закалая два агнца, а, взяв часть от служебного, напои ее Божественной Кровью, как было указано выше, и храни до утра. И так поступая каждый день, не будешь иметь необходимости в сушении Даров, а вместе с этим избегнешь и всех бедственных случаев, связанных с сушением.

^ О подаянии, принятии и хранении Божественных Тайн и о поклонении Им

Все священнослужители должны с подобающей честью совершать в храме свое служение, оказывать должное поклонение Тайнам Божьим и иметь желание о частом принятии этого Дара. Приходские же иереи должны поучать своих прихожан, чтобы с чистой совестью всякий пол, если возможно во все праздники, если же нет, то хотя бы в каждый из четырех постов, приготовлялись к Причащению. И чтобы со смиренным и чистым устроением тела приступали к Божественным Тайнам.

Если, кроме обычных четырех постов, кто захочет приступить к Святому Причащению, то должен прежде попоститься семь дней, пребывая в церковных и домашних молитвах (по нужде же постятся три, или только один день) и приготовляя себя к чинному исповеданию своих грехов.

Находящиеся же в супружестве должны в те дни воздержаться от супружеского совокупления.

Перед восьмым днем должен исповедать перед иереем все свои грехи и с вечера ничего не вкушать. Не могущие же, ради малости лет или старости, полностью воздержаться от пищи, могут немного поесть. После же полуночи все должны воздержаться. Также в молитвах, поклонах и духовных размышлениях должны пребывать, насколько возможно, готовящиеся. А не умеющим читать и находящимся на большом расстоянии от церкви, иерей должен дать свое домашнее правило.

После обычных утренних церковных молитв все хотящие причаститься и не умеющие читать должны остаться в церкви, чтобы выслушать читаемое иереем правило ко Святому Причащению и обычные часы. Умеющие же читать, читают все это сами дома.

К началу святой Литургии все должны собраться в церковь и, стоя со страхом и благоговением, молиться и слушать святую службу. Во время причащения приступят к чаше чинно, с глубоким смирением и Христу, истинно присутствующему в Тайнах под видом хлеба и вина, каждый совершит один земной поклон с крестообразно сложенными на груди руками, исповедуя распятого Христа и имея к Нему любовь. Приняв Тайны, проглотят их и, после того, как священник покровцем вытрет уста, облобызают край святой чаши, как само Христово ребро, из него же истекли кровь и вода. И, немного отступив, кланяются не до земли, ради сохранения принятых Тайн, и стоят на своих местах не разговаривая друг с другом и, тем более, не плюя, пока антидор и вино с теплотой не подадут им. И стоя неисходно до конца святой Литургии, совершают благодарственные молитвы по Святом Причащении.

Известно также будет тебе, иерей, что если случится быть большому количеству причастников, то никак не дерзай (по недостатку в святой чаше Божественной Крови или Тела) доливать вино или всыпать простой хлеб в чашу, иначе тяжко согрешишь и подпадешь извержению из сана. В таком случае повели не причастившимся подождать до следующего утра и, отслужив утром, причасти их. Или, взяв из кивота Божественные Тайны, хранящиеся ради больных, всыпь их в святую чашу и причасти по обычаю.

Входя в храм Божий и взирая на святой Алтарь, со страхом должное поклонение должны совершать священнослужители и все люди. Стоя же в храме представляют себя стоящими как бы на небе перед Самим Богом и приносящими Ему молитвы как присутствующему рядом, что Бог и обещал нам.

Входя в алтарь, прежде всего сними головной убор и сотвори поклон. Подойдя к Божественному престолу, сотвори более низкий поклон и все, что будешь делать в алтаре, делай со всяким смирением и благоговением, как перед лицом Бога, здесь присутствующего. Выходя же, также вначале низко поклонись Божественным Тайнам.

Когда будешь говорить перед святыми Царскими вратами ектению, вначале благоговейно сними головной убор, поклонись и тогда начинай. После окончания тоже поклонись. Когда случится проходить мимо Царских врат, также сотвори поклон.

Наконец же, всякий священнослужитель и причетник Церкви, совершив ночное, утреннее, дневное или вечернее церковное служение, должны воздать Господу Богу благоговейное поклонение, что Ему от нас и от всех людей приятно принимать. Так как ради такого поклонения святым Божественным Тайнам и благоговейного поведения, особую и изобильную благодать получит каждый от Христа Бога.

Служащих в алтаре, т.е. пономарей, иерей должен особо учить, чтобы с великим страхом и трепетом и со всяким благоговением входили в святой Божий Алтарь и делали положенное им дело, сознавая, что там присутствует на престоле Сам Христос Бог; входя в алтарь и выходя из него, они должны низко кланяться. Престола же Божественного, тем более самих Божественных Тайн находящихся на нем, а также служебных сосудов и других священных вещей они не должны касаться, чтобы не впасть в грех; могут касаться только светильников, свеч, кадила и других меньших священных вещей.

Ради чести Божественных Тайн никто от несвященных в алтарь не должен входить, женщины же никогда.

Пономари должны по возможности часто исповедаться и причащаться Божественных Тайн и трезвенно и благочестно пребывать в добродетелях. Они должны вносить в алтарь просфоры, вино, воду, фимиам и огонь, зажигать и гасить свечи, приготовлять кадило и теплоту и подавать иерею. Алтарь чинно и чисто подметать и убирать, как пол, так и стены, потолок и кровлю, – от пыли и паутины.

Престол же и жертвенник могут убирать и очищать, чтобы не было на них пыли или грязи, только иерей, диакон или иподиакон; не священная рука не должна их касаться.

В церкви и на паперти пономари должны также часто очищать от пыли и грязи образы, стены, потолок, пол и кровлю. Алтарную и церковную грязь не следует выбрасывать в места непотребные, но, или в реку, или в непопираемое ногами место.

Ко всему этому, не только иерей и алтарные священнослужители, но и все благочестивые христиане, когда увидят в церкви или несомыми к больным Божественные Тайны, должны почтить Их благолепным поклоном.

Также придя в святой храм, во время всякого пения, подобает кланяться в молитвах Господу Богу по чину или уставу Церкви, что должны все с тщанием делать и начатки трудов своих, – мольбы, моления и благодарения приносить. Пения же и чтения церковные (Священное Писание, Апостол, Псалтирь, писания святых Учителей церковных, духовные песни) слушая, должны вразумляться и непрестанно воспевать в своих сердцах Господа Бога. И этому подобает иерею своих прихожан и духовных детей всегда поучать. Да познают в этом волю Божью и повеление Матери своей Церкви.

Надлежит также знать иерею, что все христиане единой веры и единой нашей Церкви, не имеющие на себе отлучения и клятвы, искренне приносящие на исповеди покаяние, живущие благочестно и не имеющие от духовника запрещения, могут с подобающей честью причащаться Тела и Крови Христовых. Также и подростков, которые могут исповедоваться, и младенцев (по вере приносящих их) подобает причащать Святых Тайн во освящение души и тела и в принятие благодати Господней.

Недостойные же должны быть всячески отлучены от этого Таинства. – Кто имеет на себе клятву от епископа, или запрещение от духовного отца, или отлучение. Также и явные грешники: блудники и блудницы, имеющие наложниц и сами наложницы, прелюбодеи, лихоимцы, чародеи, ворожеи, святотатцы, картежники, игроки в кости, хульники, сквернословы и все, творящие бесчинства, зависть и укоры, и им подобные. И пока они искренне не покаются и плоды, достойные покаяния, не сотворят, и соблазны, которые явно делали и делают, своим покаянием также явно не истребят, причастия Святых Тайн не должны сподобляться.

Неявных же грешников, исповедующихся в этих грехах, исправляй благоразумно, чтобы не возник какой соблазн для других людей (по их высокомерию), и чтобы то лицо, быв или допущенным до Причастия или отлученным от Него, не стало находиться у них в подозрении.

Лишенным же рассудка или обмершим Божественные Тайны подавать нельзя, можно только тогда, когда они приходят в себя и бывают умны и с сокрушением сердечным исповедают свои грехи, а также ходят в церковь, молятся Богу и слушают церковные молитвы (тем более, если не обретаются у них другие недостатки), – тогда могут причаститься.

За истинное благочинное и правильное соблюдение того, чтобы благоугождать Господу Богу со тщанием и хранить Церковное предание в чистоту души и тела, даст Господь повсюду Своим людям мир и милость, и благоденствие всем благочестно живущим на земле. Потом же и наследие на Небесах всерадостных вечных красот подарит, что да будет получено христианскими православными душами благодатию Иисуса Христа, предстательством Всеславной Пречистой Девы Богородицы Марии и молитвами всех святых. Аминь.

Якутская Духовная Семинария

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru