Изве­стие учи­тель­ное на совре­мен­ном языке

пере­вод с цер­ков­но­сла­вян­ского свя­щен­ника Геор­гия Пале­хова

Оглав­ле­ние

Виньетка

 

Каждый свя­щен­но­слу­жи­тель Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, открыв «Слу­жеб­ник»[1] , может во второй его части, сразу после чина заупо­кой­ной литии, обна­ру­жить весьма любо­пыт­ный доку­мент, оза­глав­лен­ный сле­ду­ю­щим обра­зом: «Изве­стие учи­тель­ное, како дол­жен­ствует иерею и диа­кону слу­же­ние в церкви святей совер­шати и при­уго­тов­ля­тися к свя­щен­но­дей­ству, наи­паче же к Боже­ствен­ной Литур­гии, и како­вии бывают бед­ствен­нии и недо­уме­нии в ско­ро­сти случаи, како в том исправ­ля­тися» [2]. Это настав­ле­ние, для крат­ко­сти име­ну­е­мое «Изве­стием учи­тель­ным», явля­ется, по сути дела, подроб­ной инструк­цией, каса­ю­щейся бла­го­чин­ного свер­ше­ния вели­чай­шего Таин­ства Церкви Хри­сто­вой – Боже­ствен­ной Евха­ри­стии, уста­нов­лен­ной Самим Спа­си­те­лем во время Тайной вечери (Мф. 26:26–28) и обле­чен­ного Его Цер­ко­вью в исто­ри­че­ские формы русско-визан­тий­ской Литур­гии.

Диа­па­зон све­де­ний, сооб­ща­е­мых в «Изве­стии учи­тель­ном», очень широк. От инструк­ции – как при­го­то­вить все необ­хо­ди­мое для слу­же­ния Святой Литур­гии, до заметки – о «…пода­я­нии, при­уго­тов­ле­нии и хра­не­нии» Святых Даров. Попутно в нем раз­ре­ша­ется ряд недо­умен­ных вопро­сов по поводу разных слу­чаев, могу­щих при­клю­читься во время Боже­ствен­ной Литур­гии.

Несмотря на скром­ное (по числу листов, а не по зна­че­нию) место, зани­ма­е­мое в «Слу­жеб­нике», «Изве­стие учи­тель­ное» имеет довольно любо­пыт­ную исто­рию, зву­ча­щую в изло­же­нии про­фес­сора И.А. Кара­би­нова [3] сле­ду­ю­щим обра­зом…

Впер­вые «Изве­стие учи­тель­ное» появ­ля­ется в мос­ков­ском изда­нии «Слу­жеб­ника» 1699 года. Исход­ным доку­мен­том для его состав­ле­ния послу­жило сочи­не­ние извест­ного мос­ков­ского книж­ного справ­щика (как ска­зали бы сего­дня, – редак­тора бого­слу­жеб­ной лите­ра­туры), чудов­ского инока Евфи­мия (вторая поло­вина XVII века), нося­щее назва­ние – «Воум­ле­ние [4] от архи­ерея чин­ному слу­же­нию Боже­ствен­ной Литур­гии, и иныя нужд­ных слу­чаев, веде­ние зело потреб­ное». В пре­ди­сло­вии к своему труду старец Евфи­мий пишет, что при­нялся за писа­ние этого трак­тата, следуя жела­нию пат­ри­арха Иоакима иметь прак­ти­че­ское настав­ле­ние для буду­щих свя­щен­но­слу­жи­те­лей.

Однако пат­ри­арх так и не смог позна­ко­миться с «Воум­ле­нием» до своей смерти в 1690 году. Его пре­ем­ник, пат­ри­арх Адриан, в начале своего прав­ле­ния тяжело зане­мог и также не про­чи­тал книгу. В итоге так и оста­лось – «…напи­са­ние сие никем сви­де­тель­ство­вано».

«Воум­ле­ние» несколько обшир­нее «Изве­стия учи­тель­ного» и дает настав­ле­ния не только отно­си­тельно Святой Литур­гии, но и неко­то­рых других цер­ков­ных чино­по­сле­до­ва­ний и треб. Одним из источ­ни­ков «Воум­ле­ния», а стало быть, и «Изве­стия учи­тель­ного» послу­жил «Трак­тат о Тайне Тела и Крови Хри­сто­вых», поме­щен­ный в «Треб­нике» киев­ского мит­ро­по­лита Петра Могилы [5] в каче­стве при­ло­же­ния. Но самое инте­рес­ное, что этот «Трак­тат» вос­хо­дит к ана­ло­гич­ному по содер­жа­нию трак­тату «De defectibus», нахо­дя­ще­муся в одоб­рен­ной Три­дент­ским Собо­ром (1545–1563) редак­ции рим­ского «Слу­жеб­ника» – «Мис­сала». Местами «Трак­тат» при «Треб­нике» Петра Могилы пред­став­ляет не просто пере­вод, но – в зна­чи­тель­ной части – пере­ра­ботку этого латин­ского сочи­не­ния.

В свете выше­из­ло­жен­ных фактов не сле­дует, однако, про­яв­лять, что назы­ва­ется, рев­ность не по разуму и – отвер­гать «Изве­стие учи­тель­ное», как име­ю­щее в осно­ва­нии «латин­ские измыш­ле­ния».

Сле­дует пом­нить, что Пра­во­слав­ная Цер­ковь часто под­вер­гала рецеп­ции, своего рода нату­ра­ли­за­ции, «изоб­ре­те­ния» ино­слав­ных хри­стиан. Даже и коло­кола, так сладко зву­ча­щие в като­ли­че­ском городе Молине (Бель­гия), одна­жды напол­нили рус­ские звон­ницы мали­но­вым звоном… А труд члена Доми­ни­кан­ского ордена брата Лоренцо Скуп­поли обра­тился под пером пре­по­доб­ного Нико­дима Свя­то­горца в «Неви­ди­мую брань» – пре­крас­ное посо­бие по пра­во­слав­ной аске­тике.

Для рус­ской литур­ги­че­ской прак­тики зна­че­ние «Изве­стия учи­тель­ного» пере­оце­нить трудно. Каждый ново­на­чаль­ный иерей должен быть знаком с ним в обя­за­тель­ном порядке. По бла­го­сло­ве­нию пра­вя­щего сред­не­ази­ат­ского архи­ерея, мит­ро­по­лита Вла­ди­мира – сотруд­ник Таш­кент­ского Епар­хи­аль­ного управ­ле­ния иерей Геор­гий Пале­хов взялся за пере­вод «Изве­стия учи­тель­ного» на более близ­кий к нам рус­ский язык. Эта работа была закон­чена отцом Геор­гием в 2001 году. В ней он не стре­мился создать какой-то прин­ци­пи­ально новый текст. Его целью стало лишь мак­си­маль­ное при­бли­же­ние «Изве­стия» к совре­мен­ной рус­ской речи, но с сохра­не­нием слога пер­во­ис­точ­ника. Насколько ему это уда­лось, и при­жи­вется ли данный пере­вод в цер­ков­ной прак­тике, пока­жет время. Но уже сейчас хорошо видны несо­мнен­ные досто­ин­ства труда отца Геор­гия – понят­ность и обще­до­ступ­ность древ­него текста.

Роман Доро­феев

ИЗВЕ­СТИЕ УЧИ­ТЕЛЬ­НОЕ

о том, как нужно иерею и диа­кону совер­шать слу­же­ние в Святой Церкви и при­го­тов­ляться к свя­щен­но­дей­ству, наи­бо­лее же всего к Боже­ствен­ной Литур­гии, и какие вскоре при этом могут про­изойти бед­ствен­ные и недо­умен­ные случаи и как в них исправ­ляться

По бла­го­дат­ному закону Спа­си­теля нашего Бога Иисуса Христа, Святая Цер­ковь содер­жит семь Таинств: Кре­ще­ние, Миро­по­ма­за­ние, Евха­ри­стию (При­ча­ще­ние), Пока­я­ние, Свя­щен­ство, Брак, Еле­освя­ще­ние. Все эти Таин­ства совер­ша­ются в святом храме свя­щен­ни­ком, посвя­щен­ным от архи­ерея, во извест­ное спа­се­ние всех людей. Неко­то­рые же из этих Таинств, по нужде, могут совер­шаться и в других местах.

Таин­ства Свя­щен­ства и Евха­ри­стии, т.е. при­но­ше­ния бес­кров­ной жертвы Тела и Крови Гос­пода нашего Иисуса Христа нигде, кроме как в освя­щен­ном храме, не совер­шают, и не подо­бает совер­шать под вели­ким грехом.

Усло­вия, кото­рые тре­бу­ются для совер­ше­ния этих Таинств, сле­ду­ю­щие:

  • Храм святой (т.е. цер­ковь), устро­ен­ный для собра­ния бла­го­дар­ствен­ного Богу Все­творцу, в Троице Еди­ному, молитвы, про­све­ще­ния и очи­ще­ния от грехов, должен быть освя­щен от самого архи­ерея, или в него должен быть при­слан освя­щен­ный анти­минс и совер­шено освя­ще­ние этого храма по чину свя­щен­ни­че­скому.
  • Свя­щен­ник должен быть чело­ве­ком избран­ным, чест­ным, зна­ю­щим свя­щен­ную гра­моту и пра­вильно руко­по­ло­жен­ным от архи­ерея.
  • Оде­я­ния свя­щен­ные иерей должен иметь по уста­нов­лен­ному бого­пре­дан­ному чину: сти­харь, епи­тра­хиль, нару­кав­ницы, пояс, фелонь. Диакон же – сти­харь, нару­кав­ницы и орарь, пола­га­ю­щийся на левое плечо. Боже­ствен­ные Литур­гии без этих одежд слу­жить иерею и диа­кону не подо­бает. Если же иерей дерз­нет совер­шить Таин­ство без этих одежд, то смертно согре­шит и будет изверг­нут из сана.
  • Прочие же святые Тайны, молитвы и пения в церкви совер­ша­ются в тех обла­че­ниях свя­щен­ных одежд, кото­рые ука­зы­ва­ются для дан­ного чина по уставу.
  • Для совер­ше­ния Тайны Святой, где совер­ша­ется Тело и Кровь Гос­пода нашего Иисуса Христа, вна­чале необ­хо­димо сле­ду­ю­щее: хиро­то­ни­сан­ный иерей от архи­ерея и твер­дое наме­ре­ние и воля свя­щен­ника к совер­ше­нию Тайны Тела и Крови Гос­под­ней, чтобы через чинов­ное дей­ствие совер­шенно про­изо­шло пре­ло­же­ние в сущую Плоть и Кровь Иисуса Христа.
  • Веще­ства для этой Тайны при­личны сле­ду­ю­щие: пять просфор из чистой пше­нич­ной, квас­ной муки и вино­град­ное вино. Просфоры из иного зерна, кроме пше­ницы, или черст­вые, или заплес­не­ве­лые, а также и вино, изго­тов­лен­ное из иных дере­вьев и ягод­ных соков, или скис­шее, никак не сле­дует исполь­зо­вать для этого Таин­ства.
  • Совер­ше­ние Тайны про­ис­хо­дит молит­вой и сле­ду­ю­щими сло­вами с бла­го­сло­ве­нием руки иерея: И сотвори убо хлеб сей, чест­ное Тело Христа Твоего. А еже в чаши сей, чест­ную Кровь Христа Твоего. Пре­ло­жив Духом Твоим Святым. Как мудр­ствует и содер­жит Святая Апо­столь­ская Восточ­ная Цер­ковь.

Обо всем этом должно известно быть всем иереям.

  • Что без освя­щен­ного храма, или освя­щен­ной тра­пезы (анти­минса), без свя­щен­ных одежд и необ­хо­ди­мых вещей для службы, без твер­дого наме­ре­ния иерея совер­шить Таин­ство или если не чисты просфоры и не из чистой пше­ницы, если иерей не знает слов, кото­рыми про­ис­хо­дит совер­ше­ние Таин­ства, или если иерей слу­жить дерз­нет просто так, или помра­чен­ным от мно­гого пьян­ства, мало созна­вая что делает, то не только сам смертно согре­шит свя­то­тат­ским грехом, но и Тайна Тела и Крови Христа Бога нашего никак не совер­шится.

^ Как подо­бает слу­жи­телю при­го­тов­ляться к достой­ному слу­же­нию Боже­ствен­ной Литур­гии и при­ча­ще­нию Боже­ствен­ных Хри­сто­вых Тайн

От мир­ского чело­века, также и от кли­рика, диа­кона или ипо­ди­а­кона, кроме пра­вильно руко­по­ло­жен­ного иерея, Тайна Святой Евха­ри­стии нико­гда не освя­тится. Поскольку ничего из этого свя­щен­но­дей­ства они не смогут совер­шить, и только в тяжкое осуж­де­ние и в грех свя­то­тат­ства, дерз­нувши, впадут.

Пра­вильно же посвя­щен­ный иерей и диакон гото­виться к слу­же­нию должен так:

  • Прежде всего вни­ма­тельно хранит себя от вещей, пре­пят­ству­ю­щих достой­ному литур­ги­са­нию и Пре­чи­стых Тайн при­ча­ще­нию.
  • Пре­пят­ствия же наи­боль­шие сле­ду­ю­щие: если он нахо­дится под клят­вой, или в отлу­че­нии, или в запре­ще­нии от архи­ерея, или имеет в себе смерт­ный грех.
  • Если под клят­вой, в отлу­че­нии или запре­ще­нии, нахо­дится нака­зан­ный, то никак да не дер­зает слу­жить Литур­гии, пока от нака­зав­шего его не будет прощен и раз­ре­шен совер­шенно. Потому что, кто не раз­ре­шен­ным дерз­нет свя­щен­но­дей­ство­вать, совер­шит грех свя­то­тат­ства и с новым и более тяжким грехом от Боже­ствен­ной службы воз­вра­тится и будет пови­нен Телу и Крови Гос­под­ней. – Бого­убий­цей, вместе с невер­ными иуде­ями, убив­шими Христа, станет, и в суд себе и во осуж­де­ние при­ча­стится Пре­чи­стых Тайн.
  • Также, если кто, будучи и мир­ским чело­ве­ком, быв одер­жим какою-либо стра­стью и нахо­дя­щийся под запре­ще­нием от архи­ерея или иерея – своего духов­ного отца, и, пре­не­бре­гая того, к иному духов­нику без раз­ре­ше­ния перей­дет и дерз­нет Пре­чи­стых Тайн Тела и Крови Иисуса Христа при­ча­ститься, тоже постра­дает и как бого­убийца осу­дится.
  • Если о смерт­ном грехе обли­чает иерея совесть, то не дер­зает литур­ги­сать, пока не очи­стит себя от этого греха сокру­ше­нием и болез­нью сер­деч­ной и устным испо­ве­да­нием перед своим духов­ным отцом, имея креп­кое наме­ре­ние больше не воз­вра­щаться к этому греху.
  • Если же нахо­дя­щийся в смерт­ном грехе, дерз­нет, не испо­ве­дав­шись и пока­я­нием не очи­стив себя, – литур­ги­сать, то к греху смерт­ному, в кото­ром нахо­дится, другой более тяжкий смерт­ный грех при­ло­жит, и Боже­ствен­ные Тайны в суд себе и во осуж­де­ние (недо­сто­ин­ства ради) примет.
  • Если во время слу­же­ния Боже­ствен­ной Литур­гии иерей познает, что нахо­дится в смерт­ном грехе, то насколько сможет, вели­ким болез­но­ва­нием и жало­стью умилит и сокру­шит свое сердце, имея непре­мен­ное наме­ре­ние вскоре полно и сокру­шенно испо­ве­даться в своем грехе.
  • Очень сильно пре­пят­ствует к достой­ному слу­же­нию и Пре­свя­тых Тайн при­ча­ще­нию и сле­ду­ю­щее: если кого иерей или диакон унизил, оскор­бил или обо­лгал и знает, что тот гне­ва­ется и скор­бит на него, или если сам иерей и диакон, быв обо­лган или оскорб­лен от кого, гне­ва­ется и скор­бит, то никак да не дер­зает литур­ги­сать. Но, идя прежде, по Гос­подню пове­ле­нию, поми­рится со своим братом и потом литур­ги­сает.
  • Если же оскорб­лен­ный нахо­дится далеко, а в слу­же­нии име­ется боль­шая необ­хо­ди­мость, то иерей должен иметь доброе настро­е­ние, что когда уви­дится с ним, пол­но­стью поми­рится. И, сожа­лея крепко серд­цем, по нужде литур­ги­сает.
  • Также достой­ному слу­же­нию и при­ча­ще­нию Святых Тайн пре­пят­ствует мно­го­яде­ние и мно­го­пи­тие с вечера. Необ­хо­димо вся­че­ски воз­дер­жаться от еды и питья с вечера, или весьма мало что вку­сить. После же полу­ночи, конечно, не подо­бает вку­шать ничего; если же и мало кто вкусит что после полу­ночи, то никак да не дерз­нет литур­ги­сать, так как от полу­ночи начи­на­ется есте­ствен­ный день.
  • Нако­нец же, всякий иерей и диакон, име­ю­щий жену, перед литур­ги­са­нием должен воз­дер­жаться несколько дней от обще­ния с ней, а также и в день слу­же­ния. Не воз­дер­жав­шийся и слу­жив­ший – тяжко согре­шит.

От этих пре­пят­ствий не только иерей, но и всякий хри­сти­а­нин, хотя­щий достойно при­ча­ститься Боже­ствен­ных Хри­сто­вых Тайн (кроме людей, нахо­дя­щихся в смерт­ной нужде), должен весьма себя блюсти.

Есть также и другие пре­пят­ствия к достой­ному слу­же­нию и Святых Тайн при­ча­ще­нию. Они, хотя и мень­шие от выше­пе­ре­чис­лен­ных пре­пят­ствий, но ста­раться при­лежно их иско­ре­нять и беречься также необ­хо­димо как иерею, так и каж­дому хри­сти­а­нину.

  • Первое – излиш­нее рас­се­я­ние помыс­лов, кото­рые собрать воедино и обуз­дать можно теплой молит­вой и усерд­ным раз­мыш­ле­нием о Стра­стях Гос­под­них.
  • Второе – внут­рен­нее сму­ще­ние, или тоск­ли­вость, кото­рое ото­гнать от себя надо ста­раться упо­ва­нием при­ня­тия бла­го­дати Божьей через при­ча­ще­ние Пре­чи­стых Тайн.
  • Третье – уныние, или раз­ле­не­ние, кото­рое надо отго­нять бодр­ство­ва­нием, трез­ве­нием и бде­нием, или мало­спа­нием.
  • Над всеми же ними есть чет­вер­тое сму­ще­ние – дви­же­ние телес­ное, быва­ю­щее от осквер­не­ния во сне. Кото­рое, если и без всякой со сто­роны иерея вины при­клю­чится, явля­ется пре­пят­ствием к литур­ги­са­нию (разве только ради вели­кой нужды). Если же иерей сам вино­вен в этом: бесе­дами, или сквер­ными помыс­лами с вечера, или мно­го­яде­нием, или мно­го­пи­тием, или чрез­мер­ным сном, то ни в каком случае не дер­зает литур­ги­сать, пока не испо­ве­да­ется своему духов­ному отцу и не примет от него епи­ти­мию и раз­ре­ше­ние.

Таким обра­зом, теплой молит­вой, сле­зами и сокру­ше­нием сер­деч­ным можно иско­ре­нить и все другие недо­статки, воз­ник­шие как перед служ­бой, так и во время нее.

  • Во-первых, иерей, при­го­тов­ля­ясь к Боже­ствен­ному слу­же­нию, от всех выше­пе­ре­чис­лен­ных пре­пят­ствий должен хра­ниться.
  • Во-вторых, над­ле­жит ему иметь сер­деч­ную болезнь о грехах, пусть даже и про­сти­тель­ных, то есть повсе­днев­ных.
  • Также, если и в чем малом обли­чает его совесть, должен испо­ве­даться своему духов­ному отцу и от него при­нять раз­ре­ше­ние. Вкратце же ска­зать: поста­ра­ется иметь все, что ведет к чистоте сове­сти от грехов. Сердце свое очи­стит от всякой чув­ствен­ной любви и от похо­тей и услаж­де­ний телес­ных, про­ти­вя­щихся Любви Божьей, и чув­ства свои, нахо­дя­щи­еся в рас­суж­де­нии, если и не о запре­щен­ных вещах, обуз­дает.
  • Третье, иметь благое про­из­во­ле­ние, чтобы послу­жить Гос­поду в пре­по­до­бии и правде во все дни своей жизни, и это про­из­во­ле­ние обна­ру­жи­вать в свое время бла­гими делами.
  • Чет­вер­тое, должен крепко воз­буж­дать в своей душе и сердце голод и жажду (духов­ные) к Боже­ствен­ному брашну и питию, сле­ду­ю­щим двой­ствен­ным раз­мыш­ле­нием: Первое – вели­че­ством этой Пре­бо­же­ствен­ной Тайны, так как веще­ственно в ней Царь и Творец всей види­мой и неви­ди­мой твари, Хри­стос Бог и Чело­век, неви­димо под видом хлеба и вина, в пищу верным пред­ла­га­ется и истинно дается. И поль­зой, про­ис­хо­дя­щей от этой Тайны, так как достойно слу­жа­щий и при­ча­ща­ю­щийся Боже­ствен­ных Тайн, не только остав­ле­ние грехов полу­чает, но и спо­доб­ля­ется освя­ще­ния и изряд­ной бла­го­дати; при­об­ща­ется ведь Христу, Кото­рый есть неис­чер­па­е­мый источ­ник освя­ще­ния и бла­го­дати. Второе – недо­ста­точ­но­стью и тре­бо­ва­нием, про­ис­хо­дя­щим от своей нищеты (духов­ной); всякий, кто при­бе­гает к этому Сокро­вищу, воис­тину при­ни­мает изоби­лие богат­ства Боже­ствен­ных даров и вос­пол­няет недо­ста­ток своей духов­ной нищеты. Также и с несо­мнен­ной верой при­сту­пает к при­ча­стию Пре­чи­стых и Живо­тво­ря­щих Тела и Крови Хри­сто­вых Тайн, чтобы ими питать душу; это про­из­во­ле­ние и веру должны иметь не только иерей и диакон, но и всякий верный, хотя­щий при­ча­ститься. Ко всему же этому иерей и диакон, хотя­щие литур­ги­сать, когда изво­лят в пред­ло­же­нии своем во славу Бога в Троице Святой сла­ви­мого и в честь всех святых, в небес­ном раю весе­ля­щихся, для пользы же и остав­ле­ния грехов себе и всем верным рабам Божьим, на земле живу­щим и в пра­во­ве­рии бла­го­честно усоп­шим, обо всех живых и усоп­ших, особо вру­чен­ным молит­вам иерея и о бла­го­сто­я­нии Святой Собор­ной и Апо­столь­ской Восточ­ной Церкви Литур­гию Боже­ствен­ную по уставу Гос­подню и обычаю Церкви Святой Восточ­ной, как Тайну, освя­ща­ю­щую и как жертву, Бога уми­ло­стив­ля­ю­щую, совер­шать, должны непре­ложно знать, что в ней Дух Святой устами свя­щен­ника, по Боже­ствен­ным словам: и сотвори убо хлеб в Тело Хри­стово, и вино (немного рас­тво­рен­ное водой) в Кровь Его Боже­ствен­ную, пре­ло­жив Духом Твоим Святым, – пред­ло­жен­ное на пре­столе истинно пре­су­ще­ствит.
  • Пятое, вся­че­ски ста­ра­ется с вели­кой честью и глу­бо­ким сми­ре­нием при­сту­пить к Боже­ствен­ной Тайне, помня Его вели­че­ство и мило­сер­дие, и без­мер­ную чистоту, – свою же худость, сквер­ность и немощь. От этого вели­кую бла­го­дать и радость при­об­ре­тет чело­век.
  • Шестое, при­лежно ста­ра­ется стя­жать в себе бла­го­го­ве­ние и раз­мыш­ле­ние о Стра­стях Гос­под­них; через это же при­об­ре­тет духов­ную надежду и любовь к Хри­сто­вой Тайне, для чего также необ­хо­дима при­леж­ная молитва со вни­ма­нием. Слу­жи­тель, при­го­тов­ляя себя к достой­ному слу­же­нию, или желая при­об­щиться Боже­ствен­ного Тела и Крови, должен с вечера, по чину цер­ков­ному, совер­шить (или выслу­шать) вечерню. На ней же бла­го­го­вейно да поуча­ется в уме своем, уми­ленно раз­мыш­ляя, как Гос­подь и Спас наш Иисус Хри­стос, после спа­си­тель­ных Своих стра­стей, в пят­ницу вече­ром, быв распят на кресте ради наших грехов, умер ради нашего спа­се­ния, как один из воинов про­бо­дил копьем Ему ребра, из них же тотчас вышли кровь и вода, как потом Иосиф с Нико­ди­мом, сняв Тело Хри­стово, пла­ща­ни­цей Его обвили и поло­жили в гробе и как Мария Маг­да­лина с Пре­чи­стой Мате­рью Гос­под­ней с плачем и вели­ким рыда­нием, в горе­сти сердца видели это.

Совер­шая же пове­че­рие и молитвы перед сном, и опре­де­лен­ные для себя каноны, напри­мер: ака­фист Бого­вла­ды­чице, или Гос­поду Иисусу, или каким– либо сед­мич­ным святым, или Ангелу своему Хра­ни­телю, бла­го­го­вейно раз­мыш­ляет: как Пре­свя­тая Душа Спа­си­теля, Боже­ству соче­тав­ша­яся, сойдя в ад и властно князя тьмы связав, цар­ство его пленив и души, от века всех нахо­дя­щихся там пра­вед­ных, от мучи­тель­ства осво­бо­див, с Собою воз­вела, и в рай, даже еще до Своего Пре­слав­ного Воз­не­се­ния, все­лила. Так, бла­го­даря Его за все бла­го­де­я­ния, кото­рые сотво­рил роду чело­ве­че­скому спа­си­тель­ной стра­стью и живо­твор­ной Своей смер­тью, при­лежно молит, да и его все согре­ше­ния очи­стив, изба­вит от вечной муки и Цар­ства Своего спо­до­бит.

Пре­чи­стую же Бого­ро­дицу, соучаст­ницу стра­стям и смерти Сына Своего бывшую и, видев все это, собо­лез­но­вав­шую, при­лежно молит, – быть в этой жизни Пред­ста­тель­ни­цей и Помощ­ни­цей к дела­нию всех доб­ро­де­те­лей, и да в день смерти, душу от всех диа­воль­ских напа­док креп­ким Своим пред­ста­тель­ством изба­вив, в Цар­стве Сына Своего все­лила; так как все это, как Мать у Сына Своего, для всех, верно к Ней при­бе­га­ю­щим, испро­сить может.

В утрен­нее же время службы, прежде рас­света, совер­шая полу­нощ­ницу, о сле­ду­ю­щем бла­го­го­вейно да раз­мыш­ляет: как Гос­подь наш, в пол­ночь, идя на воль­ную страсть, в саду так при­лежно молился, что пот Его был как капли крови капа­ю­щие на землю, как там был взят вои­нами и сна­чала к Анне, как злодей свя­зан­ный, веден был и какие там поно­ше­ния, уни­чи­же­ния, опле­ва­ния, биения же и, не счесть всего злого, вольно пре­тер­пел, чтобы нас от уз гре­хов­ных и от мучи­тель­ства и пле­не­ния диа­вола осво­бо­дить.

Совер­шая же утреню, при­лежно с уми­ле­нием раз­мыш­ляет: как Гос­подь в вели­ком уни­чи­же­нии веден был от Анны к Каиафе и какие там испы­та­ния, лютые муче­ния, зау­ше­ния, опле­ва­ния, над­ру­га­ния и неми­ло­сти­вые уда­ре­ния, от полу­ночи и даже до утра, ради наших грехов вольно пре­тер­пел.

После же утрени, при совер­ше­нии пер­вого часа, бла­го­го­вейно раз­мыш­ляет: как Спа­си­тель наш в первый час дня был веден от Каиафы в претор – к Пилату, как злодей свя­зан­ный, и как там, Судья всего мира, от без­за­кон­ных архи­ереев и стар­цев иудей­ских был обо­лган и, от непра­вед­ного судьи, – осуж­ден.

Третий же час, в свое время бла­го­го­вейно совер­шая, в уми­ле­нии своего сердца при­лежно раз­мыш­ляет: как Спа­си­тель наш в третий час дня Пила­том был судим и какие там бес­чис­лен­ные над­ру­га­ния и зау­ше­ния пере­нес. Потом же, быв связан у мра­мор­ного столба, лютые раны, а также острым тер­нием вен­ча­ние и другие нестер­пи­мые муки пре­тер­пел, чтобы нас осво­бо­дить от муче­ний диа­вола.

К этому же раз­мыш­лять при­лично и сле­ду­ю­щее: как Дух Святой в третий час дня в огнен­ных языках на апо­сто­лов, нахо­дя­щихся на молитве, сошел и их про­све­тил. Раз­мыш­ляя об этом, при­лежно да молится Богу, чтобы подал и ему Духа Свя­того, как святым апо­сто­лам, к про­све­ще­нию духов­ного разума и для достой­ного совер­ше­ния Боже­ствен­ной службы.

Шестой же час совер­шая, бла­го­го­вейно раз­мыш­ляет: как в шестом часу дня Спа­си­тель наш, неся Свой Крест, был веден на рас­пя­тие и как неми­ло­стиво четырьмя гвоз­дями на кресте, – на Гол­гофе, люто быв при­гвож­ден, посреди двух раз­бой­ни­ков висел рас­пя­тым и как воины раз­де­лили Его ризы между собой, как про­хо­дя­щие мимо руга­лись на Него и раз­бой­ник, вися­щий слева от Него, хулил Его, и как тьма была по всей земле.

Девя­тый же час (когда в какое время поется) также со всяким бла­го­го­ве­нием совер­шая, вни­ма­тельно раз­мыш­ляет о сле­ду­ю­щем: как Спа­си­тель наш, желая спа­се­ния рода чело­ве­че­ского, на кресте вися, воз­звал, говоря: жажду, и как оцтом, сме­шан­ным с желчью, был напоен, как Душу Свою Пре­свя­тую в руки Бога Отца предал, и как все осно­ва­ния земли потряс­лись, камни рас­па­лись, мерт­вые от гробов вос­стали и как один из воинов копьем про­бо­дил Ему ребра и тотчас из них вышли кровь и вода.

Обо всем этом вкратце упо­мя­ну­том и о других спа­си­тель­ных стра­да­ниях Гос­под­них бла­го­го­вейно раз­мыш­ляя, усердно с сокру­ше­нием сердца, если воз­можно, и со сле­зами, совер­шает молитвы часов.

На изоб­ра­зи­тель­ных же (если Литур­гии не будет) да бла­го­да­рит усердно Спа­си­теля, ради тех лютых стра­да­ний, кото­рые вольно ради нас пре­тер­пел, чтобы от мучи­тель­ства диа­вола нас осво­бо­дить. И ради изли­я­ния Пре­чи­стой Его Крови, Ею же нас от клятвы закон­ной иску­пил и род чело­ве­че­ский, умер­ший грехом, ожи­во­тво­рил, и теперь жизнь Дающей ради Его смерти. И при­лежно в сми­ре­нии сердца молится, да ради всех Святых бла­го­де­я­ний, ими же род чело­ве­че­ский обла­го­де­тель­ство­вал, подал и ему бла­го­дать остав­ле­ния грехов, чтобы достойно при­не­сти Ему бес­кров­ную жертву и неосуж­денно при­ча­ститься Святых Его Тайн.

Если же иерей, или диакон, или кто другой, гото­вясь к При­ча­ще­нию, назна­чен­ное цер­ков­ное пра­вило и все подо­ба­ю­щее Боже­ствен­ному При­ча­ще­нию, само­вольно по лени, или от небре­же­ния, все или часть неко­то­рую оста­вит, то смертно согре­шит.

Если же иерей, упраж­няя себя в необ­хо­ди­мых для чело­ве­че­ского спа­се­ния духов­ных вещах, то есть, слушая испо­ведь боль­ных или здо­ро­вых, или при­ча­щая, или крестя боль­ных, по недо­статку вре­мени перед нача­лом Боже­ствен­ной Литур­гией вынуж­ден будет оста­вить пра­вило, то не согре­шит. Только после Боже­ствен­ной Литур­гии все остав­лен­ное пра­вило должен совер­шить, а молитвы ко При­ча­ще­нию все же неот­ложно сотво­рит перед Литур­гией.

Таким обра­зом, и все жела­ю­щие при­ча­ститься Таин­ства должны цер­ков­ную службу и пра­вило ко Свя­тому При­ча­ще­нию испол­нить со всей душой, и о Стра­стях Гос­под­них при этом ста­раться раз­мыш­лять, если же кто не знает Писа­ние, то иерей или диакон, или при­чет­ник должен их научить, чтобы этим убе­дить людей на боль­шее жела­ние Любви Гос­под­ней. А если кто и Писа­ние могу­щие читать, но о пра­виле цер­ков­ном нера­дя­щии и без сокру­ше­ния сердца, имея о себе высо­кое мнение, дерз­нут при­сту­пить к этому страш­ному Таин­ству, да отсту­пят от него, какого бы пола они не были и какое бы важное поло­же­ние не зани­мали. И иерей, как отец духов­ный, да испы­тает его и отлу­чит от Свя­тыни, пока не испра­вится и со вни­ма­нием долж­ное не испол­нит; страшно же есть впасть в руки Бога Живого, – в суд или в осуж­де­ние вкушая Тело и пия Кровь Гос­пода нашего Иисуса Христа.

Иерей и диакон перед слу­же­нием Боже­ствен­ной Литур­гии должен быть чист как душой, так и телом, и как чистое тело, так и чистые и целые одежды должен иметь на себе. Если же одежды будут весьма гряз­ные, или разо­рван­ные, и иерей дерз­нет в них слу­жить, то смертно согре­шит, поскольку этим уни­чи­жит Христа Бога, в Пре­чи­стых Тайнах Своих истинно пре­бы­ва­ю­щего. Об этом вся­че­ски забо­титься должны все свя­щен­но­слу­жи­тели, имея хотя и нищие, но бла­го­об­раз­ные и чистые свя­щен­ные одежды. Также над­ле­жит иметь голову при­че­сан­ную, лицо и уста вымыты и ногти обре­заны, – все это ради чести Боже­ствен­ных Тайн, а также для того, чтобы люди, смот­ря­щие на него и руку его лобы­за­ю­щие, чем-либо по этому поводу не огор­ча­лись.

Хорошо сде­лает всякий хотя­щий при­ча­ститься, если зубы с вечера почи­стит и уста свои вымоет, чтобы слу­чайно ничего от воды утром в гор­тань (когда будет мыть уста) не попало и не послу­жило пре­пят­ствием к службе, или при­ча­стию. Но если и утром осто­рожно вымоет уста так, что ничего от воды не про­гло­тит, то без сомне­ния да служит.

^ О вре­мени слу­же­ния

Время слу­же­ния Литур­гии есть, по древ­нему цер­ков­ному обычаю, третий час дня, но также может и раньше и позже начи­наться и совер­шаться Боже­ствен­ная Литур­гия, если будет такая необ­хо­ди­мость; только не прежде рас­света дня, тем более, после полу­дня. Кто так начи­нает и совер­шает Литур­гию – согре­шит. Но есть в Церкви особые уроч­ные дни, в кото­рые подо­бает литур­ги­сать после полу­дня, тем более, когда Литур­гия совер­ша­ется вместе с вечер­ней, напри­мер: Пре­ждео­свя­щен­ные Литур­гии, Литур­гия в Вели­кую суб­боту, Литур­гии в наве­че­рие Рож­де­ства Хри­стова и Бого­яв­ле­ния и в день Пяти­де­сят­ницы.

Вещи, необ­хо­ди­мые перед слу­же­нием и в слу­же­нии, иерей должен иметь сле­ду­ю­щие:

Анти­минс. Если анти­минс будет порван­ным, дыря­вым, или испач­кан­ным настолько, что над­писи, суще­ству­ю­щие на нем, а также и на пише­мой бумаге (от архи­ерея), уже не рас­по­зна­ются, то явля­ется непри­год­ным к слу­же­нию. Дер­за­ю­щий же на таком анти­минсе слу­жить, как уни­чи­жи­тель Боже­ствен­ных Тайн, смертно согре­шит и под­па­дет епи­скоп­скому нака­за­нию, то есть запре­ще­нию или отлу­че­нию.

На пре­столе подо­бает быть: первой – сра­чице, второй – инди­тии; ими пре­стол оде­ва­ется до земли. На верху пре­стола – литон (на нем про­сти­ра­ется анти­минс), из тон­кого плот­ного полотна или шел­ко­вый и раз­ме­ром такой же, как анти­минс.

И сра­чица, и инди­тия, и литон должны быть чистыми, не разо­рван­ными и не дыря­выми, а если обвет­шают, необ­хо­димо их поме­нять с молит­вами по ука­зан­ному чину. В церкви же, и в алтаре, и на святой Божьей тра­пезе все должно быть честно, чисто, цело, бла­го­об­разно и выме­тено, – да не уни­чи­жа­ются Боже­ствен­ные Тайны нера­де­нием иерея. И над­ле­жит за этим при­лежно сле­дить.

Если цер­ковь и пре­стол (уже освя­щен­ные), по случаю какой-либо смуты, или окроп­ле­нием чело­ве­че­ской крови (от удара ору­жием или рукой, или чем-либо другим), или от какой-либо телес­ной нечи­стоты будут осквер­нены, то иерей никак да не дер­зает слу­жить, пока обыч­ное (с архи­ерей­ским бла­го­сло­ве­нием) не будет совер­шено очи­ще­ние. Пре­не­бре­га­ю­щий же этим смертно согре­шит, и будет под­ле­жать архи­ерей­скому нака­за­нию.

Если эти случаи при­клю­чатся при нача­той уже Литур­гии перед Вели­ким входом, то иерей должен пере­стать литур­ги­сать и, потре­бив хлеб и вино как бла­го­слов­лен­ные, но не как Тело и Кровь Хри­стову, так как не были еще освя­щены, совле­чется свя­щен­ных одежд и уйдет, не совер­шив службы.

Если же при­клю­чатся после Вели­кого входа, то иерей, не пере­ста­вая, совер­шит нача­тую Божию службу. Потом же не дер­зает слу­жить еще, пока с епи­скоп­ским бла­го­сло­ве­нием, через обыч­ные к этому молитвы, не очи­стит и не освя­тит то место.Если цер­ковь будет осквер­нена от язы­че­ского наше­ствия, или от ере­ти­че­ского или отступ­ни­че­ского наси­лия, или если явный еретик там будет погре­бен, то иерей да не дерз­нет литур­ги­сать, пока с особым епи­скоп­ским бла­го­сло­ве­нием не очи­стит и, по обычаю, не освя­тит цер­ковь. Дер­за­ю­щий же слу­жить так дальше, без бла­го­сло­ве­ния, смертно согре­шит, и нака­за­нию епи­скоп­скому будет под­ле­жать.

Сосуды свя­щен­ные к слу­же­нию необ­хо­димы сле­ду­ю­щие:

Потир или чаша, дискос, звез­дица и лжица. К этим сосу­дам необ­хо­димы три покровца: один для покры­тия потира, второй – дис­коса, третий для покры­тия обоих. Покровцы должны быть из хоро­шей мате­рии, чистыми и целыми.

Эти четыре сосуда должны быть золо­тыми, или сереб­ря­ными, или, в край­нем случае, оло­вян­ными, но не из какой-либо меди, железа и тем более не из дерева; слу­жа­щий же на таких сосу­дах согре­шит, и будет под­ле­жать нака­за­нию епи­скопа.

Вся­че­ски необ­хо­дима для слу­же­ния книга «Слу­жеб­ник», на память без нее про­из­но­сить молитвы нельзя. Если иерей будет слу­жить на память, – смертно согре­шит, так как тогда могут слу­читься многие пре­пят­ствия – забве­ние и запинки. И иерей может даже не иметь пред­став­ле­ния, что делает или что гово­рит, чем людей введет в сомне­ние и, явную ошибку, забыв­шись, может совер­шить.

Также, при совер­ше­нии Боже­ствен­ной Литур­гии, обя­за­тельно должны быть зажжены свечи, три или четыре: на пре­столе, на жерт­вен­нике и две перед ико­нами – для выхода. По вели­кой же нужде необ­хо­димо иметь хотя бы две или одну свечу. Если иерей дерз­нет литур­ги­сать без свечей, то смертно согре­шит.

Нако­нец, должен быть в алтаре при­служ­ник муж­ского пола. Если свя­щен­ник, не имея при­служ­ника, сам будет выпол­нять его обя­зан­но­сти, тем более во время совер­ше­ния Боже­ствен­ной Литур­гии, то этим уни­чи­жит и Тайны Боже­ствен­ные и Самого Христа сущего в них. И Неве­сту Его – Цер­ковь, Ее же образ в это время на себе носит, вменит ни во что, и этим смертно согре­шит.

Во время службы Боже­ствен­ной Литур­гии, иерей должен быть кроток, тих, мирен и бла­го­го­веен, взи­рать умными очами на своего Вла­дыку, перед Ним же стоит, Ему же служит и Его же образ на себе носит.

Молитвы должен читать со всяким бла­го­го­ве­нием, бла­го­честно, вни­ма­тельно, при­лежно и пол­но­стью, ничего не про­пус­кая. Зная, что Бог их при­ни­мает от его уст как некий мно­го­цен­ный бисер.

Слу­жить иерей должен со стра­хом и тре­пе­том, со сми­рен­ным воз­зре­нием очей и бла­го­го­вей­ным дви­же­нием рук. И всеми своими дей­стви­ями – бла­го­чест­ным сто­я­нием и внеш­ней позой отоб­ра­жать свою внут­рен­нюю веру, ею же крепко науча­ется, что пре­стол есть седа­лище Небес­ного Царя – Судьи живых и мерт­вых, на нем же Он истинно сидит и мно­же­ство анге­лов вокруг со стра­хом неви­димо Ему пред­стоят.

^ О веще­стве Тела Хри­стова

Веще­ством для Таин­ства Тела Гос­пода нашего Иисуса Христа явля­ется хлеб из чистой пше­нич­ной муки, заме­шан­ный на про­стой воде и хорошо испе­чен­ный, квас­ной, не пере­со­лен­ный, свежий и чистый; име­ю­щий при­ят­ный и свой­ствен­ный для хлеба вкус. Прес­ный же хлеб, даже если будет и пше­нич­ным, во Святой Восточ­ной Пра­во­славно-кафо­ли­че­ской Церкви веще­ством для Тела Хри­стова слу­жить не может. И слу­жить на таком хлебе не сле­дует.

Квас­ной же хлеб, но изго­тов­лен­ный из какого-либо дру­гого зерна, кроме пше­ницы, слу­жить веще­ством для Тела Хри­стова также не может. Дерз­нув­ший же слу­жить на таком хлебе, или на хлебе хотя и из пше­нич­ной муки и квас­ном, но пома­зан­ным моло­ком, маслом или яйцами, или на хлебе зацвет­шем, заплес­не­ве­лом, изгор­чав­шем, черст­вом или сгнив­шем, очень тяжко согре­шит и под­па­дет извер­же­нию из сана, так как Таин­ство на таком хлебе не совер­шится.

^ О веще­стве Крови Хри­сто­вой

Веще­ством для Крови Хри­сто­вой явля­ется вино из вино­град­ных плодов, то есть исто­чен­ное из вино­град­ных гроз­дьев. Оно должно иметь свой­ствен­ный для вина вкус и запах, быть годным к питию и чистым, а также не сме­шан­ным с чем-либо другим; только на про­ско­ми­дии пола­га­ется влить немного воды в вино, а также после освя­ще­ния Тайн вли­ва­ется теплая вода, как ука­зано по чину службы.

Вином не явля­ются и не могут быть соки, изго­тов­лен­ные из раз­лич­ных овощей и ягод, то есть – яблоч­ный, гру­ше­вый, виш­не­вый, тер­но­вый, мали­но­вый и другие им подоб­ные.

Если же кто дерз­нет слу­жить на ином вине, кроме как вино­град­ном, или соках, или на про­кис­шем вине, или сме­шан­ным с чем-либо другим, то тяжко и смертно согре­шит и под­па­дет извер­же­нию из сана, так как Таин­ство на таком вине не совер­шится.

Если, совер­шая про­ско­ми­дию, иерей, про­из­нося слова: Абие изыде кровь и вода – не вольет в вино немного воды, а также, если после освя­ще­ния Святых Тайн (когда вла­гает часть Свя­того Агнца в потир), не вольет в чашу теплой воды, или вольет вместо теплой воды холод­ную, то смертно, как пре­сту­пив­ший цер­ков­ное пре­да­ние, согре­шит.

Вли­вать же воду во время про­ско­ми­дии, или после ее совер­ше­ния в потир необ­хо­димо с тща­тель­ным вни­ма­нием, чтобы вино, от избытка воды, не изме­нило своего вкуса, так как Тайна на таком вине, изме­нив­шем свой вкус в водный, не совер­шится, и слу­жа­щий тяжко и смертно согре­шит.

^ О слу­чаях, могу­щих при­клю­читься во время слу­же­ния Литур­гии

С веще­ством Тела Хри­стова, то есть хлебом, могут про­изойти сле­ду­ю­щие случаи:

Если иерей, служа, перед освя­ще­нием обна­ру­жит, что хлеб, пред­ло­жен­ный для освя­ще­ния, под­гнив­ший, или испе­чен не из пше­нич­ной муки, или немного зацвет­ший, или прес­ный, то тотчас его отло­жит и возь­мет другой – пше­нич­ный, свежий и чистый. И, про­го­во­рив: В вос­по­ми­на­ние Гос­пода и Бога… и все прочее, поло­жен­ное на про­ско­ми­дии, вынет новый агнец и, поло­жив его на дискос, «пожрет» и «про­бо­дит». И таким обра­зом, от того места, на кото­ром оста­но­вился, про­дол­жит и совер­шит службу.

Если же это про­изой­дет перед про­из­не­се­нием самих Боже­ствен­ных слов, то начнет от молитвы: С сими и мы бла­жен­ными силами… и, повто­ряя ее, все по порядку совер­шит.

Также посту­пает, если после про­ско­ми­дии перед Вели­ким входом, или после входа, вдруг не ока­жется агнца на дис­косе; или по при­чине чуда, или, быв взят мышью, или, упав куда, не может быть найден.

Если же после освя­ще­ния иерей увидит негод­ность агнца, то сде­лает сле­ду­ю­щее: взяв другую просфору, пше­нич­ную и свежую, все поло­жен­ное на про­ско­ми­дии над ней про­го­во­рит, вынет агнец и, от молитвы: С сими и мы бла­жен­ными силами…, про­дол­жит и совер­шит службу.

Первый же агнец, после при­ча­ще­ния Боже­ствен­ных Тела и Крови и после пере­не­се­ния Их на жерт­вен­ник, потре­бит вместе с остат­ками Боже­ствен­ных Тайн.

Если же во время при­ча­ще­ния, потре­бив часть, обна­ру­жит негод­ность агнца, то сде­лает сле­ду­ю­щее: взяв, свежую пше­нич­ную просфору и, про­чи­тав над ней все поло­жен­ное по про­ско­ми­дии, вынет агнец, «пожрет» и «про­бо­дит», и, начав со сле­ду­ю­щего места: В нощь, в нюже пре­да­я­шеся… про­го­во­рит только те слова Гос­подни, кото­рые про­из­но­сятся над хлебом (так как слова, кото­рые гово­рятся над чашей, уже были ска­заны). Далее, читая молитву: Поми­на­юще убо… и Твоя от Твоих… под­ни­мет только дискос с Боже­ствен­ным Агнцем. Также, читает молитву: Еще при­но­сим Ти… и Гос­поди, иже Пре­свя­таго Твоего Духа… вместе со сти­хами, и про­из­но­сит над агнцем: И сотвори убо хлеб сей, Чест­ное Тело Христа Твоего, пре­ло­жив его Духом Твоим Святым. И читает молитву: Якоже быти при­ча­ща­ю­щымся… Все же это про­из­не­сет тихо, не воз­гла­шая во второй раз, и таким обра­зом при­ча­стится Боже­ствен­ных Тела и Крови Хри­сто­вых и по порядку совер­шит Боже­ствен­ную службу.

Если перед освя­ще­нием, иерей увидит непри­год­ность хлеба для совер­ше­ния Тайны Тела Хри­стова, а дру­гого, год­ного хлеба не ока­жется, то пере­ста­нет слу­жить.

Если же это слу­чится после освя­ще­ния, то совер­шит службу до конца.

Во избе­жа­ние всех этих слу­чаев (наи­бо­лее же смерт­ного греха, заклю­ча­ю­ще­гося в них), иерей должен сле­дить, чтобы пеку­щие просфоры пекли их из чистой и хоро­шей пше­нич­ной муки, а не из затх­лой и негод­ной, и ради этого брать для службы одну лишнюю просфору.

Также на черст­вой просфоре, про­ле­жав­шей много дней, никто да не дерз­нет слу­жить. Еще не начи­ная про­ско­ми­дию, иерей, взяв в руки просфору, должен про­ве­рить, в каком она состо­я­нии и, для лучшей про­верки, одну просфору пре­ло­мить. Увидев же, что хлеб хоро­ший, без вся­кого сомне­ния, с чистой и мирной сове­стью литур­ги­сает.

^ О слу­чаях с веще­ством Крови Хри­сто­вой

Если иерей перед освя­ще­нием Крови (после освя­ще­ния Тела) увидит, что вина в чаше нет, а только вода, то выльет ее в чистый сосуд и вольет вино и немного воды, говоря: Един от воин копием ребра Его про­боде. Потом же начи­нает от сле­ду­ю­щих слов: Подобне и чашу по вечери, гла­голя… и прочее.

Если же после освя­ще­ния увидит, что нет вина в чаше, а только вода, посту­пит также.

Если это обна­ру­жится во время при­ча­ще­ния, то выльет воду в чистый сосуд, в чашу же вольет вино и немного воды, говоря: Един от воин копием… и прочее. И далее начи­нает от слов: Подобне и чашу по вечери, гла­голя: пийте от нея вси… (все это гово­рится тихо). Также молитву: Поми­на­юще убо… и, под­нося только чашу, гово­рит: Твоя от Твоих… и молитву: Еще при­но­сим Ти… и далее молится: Гос­поди, иже Пре­свя­таго Твоего Духа… И про­пу­стив слова, про­из­но­ся­щи­еся над хлебом, гово­рит: (если есть диакон, то вна­чале – Бла­го­слови, Вла­дыко) А еже в чаше сей… и, бла­го­слов­ляя только чашу, про­из­но­сит: Пре­ло­жив е Духом Твоим Святым… и прочие все молитвы. Таким обра­зом, при­ча­стив­шись, совер­шит Боже­ствен­ную службу.

Воду же ту, после совер­ше­ния службы и потреб­ле­ния остат­ков Боже­ствен­ных Тайн, вольет в святую чашу и потре­бит.

Если во время совер­ше­ния про­ско­ми­дии иерей забу­дет влить воду в вино и вспом­нит об этом перед освя­ще­нием, то вольет немного воды, говоря: Един от воин копием ребра Его про­боде, и абие изыде кровь и вода, и виде­вый… Если же не вольет, то смертно согре­шит.

Если вспом­нит об этом после освя­ще­ния, то уже ничего не вли­вает, кроме как «теп­лоту» в свое время.

Таким обра­зом, необ­хо­димо и иерею, и диа­кону вни­ма­тельно осте­ре­гаться этих слу­чаев, чтобы не согре­шить через свое нера­де­ние смертно. Вино не должно быть про­кис­шим, заплес­не­ве­лым и каким-либо другим обра­зом негод­ным. Если иерей увидит негод­ность вина, то не дер­зает на таком слу­жить, так как всегда обо всем лучшем необ­хо­димо (и всем хри­сти­а­нам) про­мыш­лять для уго­жде­ния Гос­поду Богу. Ска­зано ведь: Со стра­хом спа­се­ние свое соде­вайте… Отно­ся­щи­еся же с пре­не­бре­же­нием и нера­де­нием к этому страш­ному слу­же­нию тяжко постра­дают.

^ О слу­чаях освя­ще­ния Святых Даров

Если служит несколько иереев, то слова Гос­подни: При­и­мите, ядите…; Пийте от Нея вси…; Твоя от Твоих…; И сотвори убо хлеб сей…; А еже в чаши сей…; Пре­ло­жив Духом Твоим Святым, – надо про­из­но­сить всем вместе (не воз­гла­шая), а не каж­дому особо в отдель­но­сти.

Если иерей, служа, забыл, – про­из­но­сил или нет слова Гос­подни над хлебом и вином, или молитвы: Гос­поди, иже Пре­свя­таго Твоего Духа… или слова «совер­ше­ния»: И сотвори убо хлеб сей… А еже в чаши сей… Пре­ло­жив Духом Твоим Святым,– и нахо­дится в недо­уме­нии (освя­ти­лись Тайны или нет), излишне да не сму­ща­ется, но, поти­хоньку про­гнав этот помысл, заново про­го­во­рит слова Гос­подни, начав со сле­ду­ю­щего места: В нощь, в нюже пре­да­я­шеся… и прочие слова, о кото­рых усо­мнился, что не гово­рил, и далее до конца совер­шит все молитвы.

^ О при­лу­чив­шихся недо­стат­ках слу­жа­щего свя­щен­ника

Если иерей, литур­ги­сая, перед освя­ще­нием Тела и Крови Гос­под­них почув­ствует тяже­лое недо­мо­га­ние (не имея сил что-либо сде­лать) или вскоре умрет, то служба должна пре­кра­титься.

Если же это слу­чится после освя­ще­ния, то другой свя­щен­ник, если будет там, должен совер­шить Боже­ствен­ную Литур­гию, начав с того места, где закон­чил первый.

Если раз­бо­лев­шийся свя­щен­ник не умер и может при­нять Боже­ствен­ные Тайны, то слу­жа­щий вместо него свя­щен­ник, отло­мив неболь­шую часть от Свя­того Агнца и, почерп­нув лжицей Боже­ствен­ной Крови, должен его при­ча­стить. Сам же, при­ча­стив­шись по чину, да совер­шит обычно службу.

Если же иного свя­щен­ника в это время рядом не ока­жется, чтобы совер­шить службу и потре­бить Святые Дары, то кто-либо из бла­го­го­вей­ных и чистых мужей, взяв покро­вец и не каса­ясь голой рукою, хорошо покроет Дары, чтобы ничего не попало на дискос или в святую чашу, пока другой свя­щен­ник не придет. Кото­рый, придя, должен совер­шить пол­но­стью Боже­ствен­ную службу, или в другой день, или в этот же, только на другом пре­столе, начав с про­ско­ми­дии, взяв новый агнец и освя­тив его по обычаю. Все это должен сде­лать иерей, потому что не при­сут­ство­вал при совер­ше­нии той Литур­гии. После же потреб­ле­ния нового освя­щен­ного Агнца потре­бит и преж­ний Агнец, и Кровь Боже­ствен­ную выпьет, или, всыпав и влив в святую чашу, все вместе на жерт­вен­нике потре­бит.

Если все это слу­чится перед освя­ще­нием Святых Даров, то другой, или и тот же иерей, совер­шив в даль­ней­шем полную Литур­гию, после отне­се­ния на жерт­вен­ник Боже­ствен­ных Тайн и потреб­ле­ния их, потре­бит и остав­ши­еся хлеб и вино, но не как Тело и Кровь Хри­стову, а как бла­го­слов­лен­ные хлеб и вино.

Если иерей во время совер­ше­ния про­ско­ми­дии, или совер­ше­ния Литур­гии, до Вели­кого входа, будет позван ради смерт­ной нужды, кре­стить или испо­ве­до­вать не на дале­кое рас­сто­я­ние, то оста­вит на том месте слу­же­ние и идет быстро туда и, сотво­рив боль­ному при смерти все необ­хо­ди­мое во спа­се­ние, воз­вра­тится и докон­чит Боже­ствен­ную службу. В церкви же во время своего отсут­ствия велит читать Апо­стол, или псалмы, или каноны, ради при­шед­ших на службу людей. Если же задер­жится там по нужде и опоз­дает, то оста­вит совер­ше­ние Литур­гии, а на сле­ду­ю­щий день утром совер­шит пол­но­стью Литур­гию и после потреб­ле­ния Святых Даров потре­бит и остав­ши­еся от неза­кон­чен­ной Литур­гии хлеб и вино, как было ска­зано выше. После же Вели­кого входа и освя­ще­ния Даров не должен пре­кра­щать совер­шать Литур­гию, пола­га­ясь на волю Божию о боля­щем.

Если же по этому случаю Святые Дары, освя­щен­ные или не освя­щен­ные, за долгим отсут­ствием свя­щен­ника рас­тле­ются, т.е. хлеб заплес­не­веет и вино станет кислым, так что станут непри­год­ными к потреб­ле­нию, то свя­щен­ник, взяв их, всып­лет в теку­щую реку.

Если иерей литур­ги­сав не при­ча­стится Боже­ствен­ных Тайн, кроме выше­при­ве­ден­ного случая, то тяжко согре­шит и под­ле­жит извер­же­нию из сана.

Если перед освя­ще­нием Святых Даров попа­дет в святую чашу муха, то ее надо вынуть, обвить в бумагу и сжечь.

Если же попа­дет паук, или что-либо ядо­ви­тое, то вино должно быть вылито в другой чистый сосуд, а в святую чашу влито другое вино и немного воды, при этом иерей гово­рит сле­ду­ю­щие слова: Един от воин копием ребра Его про­боде, и абие… И так совер­шит обычно Литур­гию, после же совер­ше­ния службы испор­чен­ное вино выльет в теку­щую реку.

Если это слу­чится после освя­ще­ния и иерею страшно или мерзко будет попад­шее вместе с Боже­ствен­ной Кровью про­гло­тить, то тогда со всякой осто­рож­но­стью, чтобы не кап­нуло никуда от Боже­ствен­ной Крови, должен вынуть попад­шее, и трижды вином хорошо вымыть выну­тое над другим поти­ром или чистым сосу­дом. Вино же это сохра­нить, а выну­тое завер­нуть в бумагу, или в чистую тря­почку. И после совер­ше­ния Литур­гии это попад­шее вместе с бума­гой или тря­поч­кой на камен­ной плите или чистом камне сжечь. Пепел надо вко­пать под святой тра­пе­зой, или высы­пать туда, где бывает умо­ве­ние рук. Вино же то, кото­рым омы­ва­лось попад­шее, вылить в теку­щую реку. Если река нахо­дится далеко, то под пре­стол, иско­пав ямку, где оно не будет попи­раться ногами.

Если зимой Кровь Боже­ствен­ная в чаше замерз­нет, то иерей или диакон должен, согре­вая покровцы над огнем, обви­вать ими святую чашу, пока не отмерз­нет. Или, опу­стив в кипя­щую воду, держит с предо­сто­рож­но­стью, чтобы ничего не попало в нее от воды, пока не отмерз­нет.

Если что от Боже­ствен­ной Крови, по нера­де­нию слу­жа­щего иерея, про­льется, то смертно согре­шит. Если про­льется на доску (и если воз­можно будет иерею нагнуться и достать), то языком слижет, если невоз­можно, то губой хорошо вытрет. Потом, остру­гав доску, стружки на камен­ной плите или чистом камне сожжет, а пепел зако­пает под пре­стол.

Если про­льется на голую землю, то необ­хо­димо сре­зать верх­нюю часть земли на том месте, сжечь ее и зако­пать под пре­стол.

Если же про­льется на камень, то если воз­можно, должно быть сли­зано, хорошо губой вытерто и омыто чистой водой. Вода же должна быть собрана губой и сце­жена под пре­стол.

Если Боже­ствен­ная Кровь про­льется на пре­столь­ные обла­че­ния (инди­тию) или на анти­минс, то сна­чала должна быть собрана губами, потом же анти­минсной губой хорошо вытерта. После совер­ше­ния Литур­гии, инди­тии со святой тра­пезы надо снять и то место, на кото­рое про­ли­лась Кровь, над святой чашей или анти­дор­ным блюдом трижды обмыть чистой водой. Воду же вылить в теку­щую реку или в ямку под пре­сто­лом, а инди­тии, высу­шив, снова одеть на пре­стол.

Если на покро­вец или на святую одежду попа­дет Святая Кровь, то сперва устами, потом же губой должна быть хорошо оттерта. А после совер­ше­ния службы трижды хорошо обмыта водой над анти­дор­ным блюдом, а вода вылита в ямку под пре­стол.

Если же на постлан­ное на пол сукно или ковер про­льется Боже­ствен­ная Кровь, то вна­чале губой отти­ра­ется это место, а потом хорошо обмы­ва­ется над анти­дор­ным блюдом. Потом этот кусок плата с попав­шей на него Кровью должен быть сожжен на камне, пепел же и вода, кото­рой омы­ва­лось это место, должны быть высы­паны и зако­паны под пре­стол.

Если при каком-либо случае про­льется вся, уже освя­щен­ная Кровь, и почти ничего не оста­нется в чаше, то этим остат­ком надо при­ча­ститься и совер­шить службу. С про­ли­той же Боже­ствен­ной Кровью посту­пить так, как было ука­зано выше.

Если же ничего не оста­нется в святой чаше, то вольет иерей еще вина и немного воды, говоря слова про­ско­ми­дии: И абие изыде кровь и вода. И освя­тит, начав со сле­ду­ю­щего места: Подобне и чашу по вечери, гла­голя: пийте от нея вси… и прочее, и молитвы: Поми­на­юще убо… и Твоя от Твоих… при этом под­но­сит только одну чашу, и Еще при­но­сим Ти… и Гос­поди, иже Пре­свя­таго Твоего Духа… со сти­хами. И, бла­го­слов­ляя только одну чашу, гово­рит: А еже в чаши сей… и Пре­ло­жив е Духом… и молитву: Якоже быти при­ча­ща­ю­щымся… и все до конца, и таким обра­зом при­ча­стится. Все эти молитвы и воз­гласы гово­рит тайно; в церкви же в это время поют при­лич­ные стихи, пока не испра­вится иерей в при­клю­чив­шемся случае, чтобы из-за этой задержки в службе люди в церкви стояли без уныния.

Необ­хо­димо быть очень вни­ма­тель­ным к себе, когда это слу­чится по какой-либо небреж­но­сти, и усердно пла­кать ради этого.

Если после при­ча­ще­ния Святых Тайн иерей вскоре изблюет, то избле­ван­ное должно быть собрано в льня­ные тря­почки и вло­жено в чистый сосуд и сохра­нено, пока хорошо не высох­нет. И потом выбро­шено в теку­щую реку, или сожжено на камен­ной плите или на чистом камне. Также и земля, на кото­рую оно попало, должна быть собрана и сожжена, а пепел вкопан под пре­стол, или высы­пан в реку.

Если некая частичка от Боже­ствен­ного Тела упадет на землю, то должна быть акку­ратно под­нята и поло­жена на дискос. Земля же, на кото­рую она упала, должна быть собрана и выбро­шена в теку­щую реку, или сожжена, а пепел вкопан под святую тра­пезу.

Если свя­щен­ник, имея неопрят­ные усы, по нера­де­нию омочит их в Боже­ствен­ной Крови, то согре­шит. Но если устами своими прежде хорошо их обли­жет, потом же вытрет покров­цем, а еще лучше прежде при­ве­дет в поря­док усы, то греха этого сможет избе­жать.

Когда иерей, служа, на ладонь правой руки воз­ла­гает Боже­ствен­ное Тело, или в соборе при­ни­мает от началь­ству­ю­щего, то никак рукой Его не стес­няет, но, немного согнув ладонь (если при­ни­мает от началь­ству­ю­щего), левой рукой под­дер­жи­вает. И не над голо­вой, а над пре­сто­лом держит. И, при­к­ло­нив бла­го­го­вейно голову, взирая со стра­хом и верою на Боже­ствен­ное Тело, гово­рит обыч­ные молитвы и при­ча­ща­ется. После же при­ча­ще­ния хорошо осмот­рит ладонь и, если какая частичка оста­лась, то языком возь­мет ее в уста и хорошо изли­жет ладонь, чтобы ничего на ней не оста­лось. Потом, взяв анти­минс­ную губу, хорошо отрет ладонь над дис­ко­сом, также и о литон.

При­ча­стив­шись от святой чаши Боже­ствен­ной Крови, иерей свои уста должен хорошо обли­зать языком, а потом выте­реть анти­минсной губой. Пия же, обли­жет хорошо край чаши, чтобы не оста­лось на нем Боже­ствен­ной Крови, а потом вытрет губой.

Если Святой Агнец на дис­косе так замерз­нет, что невоз­можно иерею в свое время пре­ло­мить Его, то на пре­столе, над сосу­дом с углями, поло­жит святой дискос с Боже­ствен­ным Агнцем, покрыв Его звез­ди­цей и покров­цем. И держит, пока не отмерз­нет.

Если во время службы напа­дут враги: ино­пле­мен­ники, ере­тики или языч­ники и убийцы, а потому служба никак не может быть про­дол­жена, то иерей должен потре­бить Дары, чтобы не оста­лись на пору­га­ние и попра­ние, а сам, если сможет, бежать. Но если оста­нется, лучше сотво­рит, так как, будучи убитым, примет муче­ни­че­ский венец.

Если же кто захо­чет, уни­чи­жая святую Пра­во­слав­ную веру, убить слу­жа­щего иерея, то иерей должен не пре­кра­щая совер­шать службу, даже если и при­дется быть ему убитым. Так как если пре­тер­пит уби­е­ние, то будет при­чтен к муче­ни­кам.

Если во время Боже­ствен­ной службы заго­рится цер­ковь, или от бури, или по какой другой при­чине начнет падать ее верх, то иерей сохранно с анти­мин­сом должен взять Дары и выйти из церкви. И на другом, при­лич­ном месте, на том же анти­минсе совер­шить Боже­ствен­ную службу, начав с того места, где оста­но­вился.

Если после освя­ще­ния хлеба или вина будет явлено чудо, т.е. вид хлеба пока­жется в виде плоти или мла­денца, вино же в виде крови, и если вскоре не изме­нится этот вид, т.е. снова не пока­жется вид хлеба или вина, но оста­нется неиз­мен­ным, то иерей никак не должен этим при­ча­щаться. Так как это не суть Тело и Кровь Хри­стовы, а чудо от Бога, явлен­ное ради неве­рия или какой другой вины. Иерей же должен взять другую просфору (если изме­нится вид только хлеба) и, как было ука­зано, все поло­жен­ное по про­ско­ми­дии над агнцем совер­шить и при­го­то­вить святой агнец и, отло­жив и сохра­нив пре­тво­рен­ный чудом Агнец, начать с молитвы: С сими и мы бла­жен­ными Силами… и все по порядку совер­шить (над чашей же ничего не повто­ряет). Если же и в чаше вид вина изме­нился в кровь, то, вылив ее в другую чашу или при­лич­ный сосуд, вольет в чашу вино, про­из­неся все поло­жен­ное по про­ско­ми­дии, и обычно ее освя­тит. И, при­ча­стив­шись, совер­шит службу.

Если вскоре хлеб, при­няв­ший вид мяса или мла­денца, снова примет свой преж­ний вид, или в чаше, где была видна кровь, снова будет явлен обыч­ный винный вид, то иерей, не зака­лая дру­гого агнца и, не вливая дру­гого вина в чашу, должен этим при­ча­ститься и совер­шить службу. Так как это есть истин­ные Тело и Кровь Хри­стовы.

Нако­нец же, должен знать при­ход­ской иерей, что в каждый вели­кий празд­ник, вос­кре­се­нье и суб­боту должен слу­жить Литур­гию (под стра­хом смерт­ного греха). Так как если не будет литур­ги­сать в эти дни, то многим не даст воз­мож­но­сти участ­во­вать в Боже­ствен­ных служ­бах, кото­рые, по Божьему и цер­ков­ному пове­ле­нию, каждый хри­сти­а­нин в эти дни должен слу­шать.

Ко всему этому должен знать и то, что в один день может совер­шить только одну Литур­гию и на одном пре­столе. Эта еди­нич­ность Святой Жертвы зна­ме­нует одну смерть Хри­стову, кото­рую Он один раз ради нас принял, и одну Его страсть, кото­рую за нас пре­тер­пел.

После совер­ше­ния Боже­ствен­ной Литур­гии иерей должен сде­лать сле­ду­ю­щее:

Сразу же после при­ча­ще­ния Боже­ствен­ных Тайн свя­щен­ник или диакон должен со всяким вни­ма­нием высы­пать с дис­коса в святую чашу оста­ток Боже­ствен­ного Тела, чтобы ника­кая кру­пица не упала и не оста­лась. И для этого, хорошо выте­рев анти­минсной губой дискос над чашей, вни­ма­тельно про­ве­рит, не оста­лось ли что на нем. Также и с анти­минса и литона, собрав губой, если что оста­лось, на дискос, всып­лет в святую чашу. И хорошо посмот­рит, чтобы ничего от крупиц не оста­лось на них.

Это иерей должен делать на каждой Литур­гии. И, под смерт­ным грехом и извер­же­нием из сана, нико­гда анти­минс или литон не отря­сает над огнем или над водой. Так как на нем ни что иное, а только кру­пицы от Боже­ствен­ного Тела по нера­де­нию иерея оста­ются. И ради этого, как было ска­зано выше, кру­пицы со всяким вни­ма­нием должны быть собраны на дискос, всы­паны в святую чашу и на жерт­вен­нике иереем или диа­ко­ном потреб­лены.

После же совер­ше­ния Боже­ствен­ной службы, во время потреб­ле­ния на жерт­вен­нике остат­ков Святых Тайн, иерей должен быть очень вни­ма­те­лен, чтобы ничего от мелких крупиц или каплей Святых Даров не оста­лось в святой чаше. И ради этого не один только раз, но дважды, и трижды вымыв чашу, выпьет и потом губой или, пред­на­зна­чен­ным для этого платом вытрет. Губу же эту или плат оста­вит в святой чаше. На жерт­вен­нике, когда на нем стоят Боже­ствен­ные Тайны, должна нахо­диться зажжен­ная свеча, пока не будет потреб­лена Свя­тыня.

Поно­марь и все слу­жа­щие в алтаре должны быть научены от иерея со стра­хом, тре­пе­том и бла­го­го­ве­нием ходить мимо жерт­вен­ника и святой тра­пезы в то время, когда на них нахо­дятся Боже­ствен­ные Тайны, и тво­рить бла­го­леп­ные поклоны, про­ходя мимо или при­бли­жа­ясь к Ним.

Губу же литон­ную, а также и плат, когда загряз­нятся и запы­лятся, сам иерей или диакон должен хорошо вымыть своими руками над алтар­ной умы­валь­ни­цей, чтобы всегда они были чистыми.

Сосуды свя­щен­ные, т.е. чаша, дискос, звез­дица и лжица, должны быть часто про­ти­ра­емы от пыли и влаги, чтобы не заржа­вели.

В конце, после совер­ше­ния Боже­ствен­ной Литур­гии и потреб­ле­ния Боже­ствен­ных Тайн, прежде совле­че­ния свя­щен­ных одежд, или после совле­че­ния, но, не выходя из алтаря, иерей должен со всяким уми­ле­нием и бла­го­дар­ным серд­цем про­чи­тать бла­го­дар­ствен­ные молитвы по Святом При­ча­ще­нии.

Выйдя же из церкви, не сразу при­сту­пит к какому-либо делу, но неко­то­рое время пре­бу­дет в молит­вах и раз­мыш­ле­нии, – спо­до­бив­шись такого Дара в святой Литур­гии. И, бла­го­даря Бога, просит, чтобы во все дни его жизни спо­доб­лял достойно при­ни­мать этот Дар.

В этот день должен также воз­дер­жаться от излиш­него вку­ше­ния пищи, пития и сна, а име­ю­щий супругу – от телес­ного сово­куп­ле­ния с ней и всякой плот­ской любви. Все это ради любви и чести Небес­ного Царя, Его же в храм и оби­тель своей души принял.

^ Как хра­нить Боже­ствен­ные Тайны ради боль­ных

Прежде всего при­ход­ской иерей (то же отно­сится и к мона­сты­рям) должен сле­дить, чтобы все сосуды, т.е. потир, дискос, звез­дица, лжица, кивот или гроб­ница, золо­тые или сереб­ря­ные, по боль­шой же нужде – оло­вян­ные, были всегда при­личны к службе и для хра­не­ния Боже­ствен­ного и Живо­тво­ря­щего Тела Иисуса Христа. Так как в них совер­ша­ется страш­ное Таин­ство, и Сам Гос­подь Иисус видимо пре­бы­вает.

Все вещи цер­ков­ные должны быть сде­ланы кра­сиво – как свя­щен­ные одежды, святые кресты, укра­шен­ные дра­го­цен­но­стями еван­ге­лия, – и испол­нены напо­до­бие них. Если же невоз­можно где, по ску­до­сти, иметь золо­тые или сереб­ря­ные сосуды, т.е. потир, дискос, звез­дицу, лжицу, кивот или гроб­ницу, то тогда они должны быть оло­вян­ными (с ведома архи­ерея).

Кивот, в нем же хра­нятся Святые Тайны – Тело Гос­подне, должен быть закрыт, иметь наверху Крест и всегда стоять с Боже­ствен­ными Тай­нами на пре­столе, а не на другом месте.

Непо­свя­щен­ный чело­век нико­гда не должен его касаться, под стра­хом смерт­ного греха и вели­кой епи­ти­мии, разве только ради какой нужды.

Боже­ствен­ные Тайны по нужде могут быть освя­щены и высу­шены для хра­не­ния не только в Вели­кий чет­верг, но и в любой другой день по чину Вели­кого чет­верга.

Если кивот золо­той или сереб­ря­ный, но внутри позо­ло­чен, то Святые Тайны вла­га­ются в него без под­ло­жен­ной вниз бумаги. Если кивот сереб­ря­ный и не позо­ло­чен, или оло­вян­ный, то в него вна­чале сте­лится чистая бумага, а на нее ложатся Боже­ствен­ные Тайны.

Боже­ствен­ные Тайны, хра­ня­щи­еся в кивоте, надо часто про­ве­рять со всякой долж­ной для Них честью и покло­не­нием, имея непо­кры­тую голову и чистые руки. Если невоз­можно про­ве­рять каждый день, то хотя бы каждый второй или третий, чтобы они по нера­де­нию и невни­ма­нию свя­щен­ника не заплес­не­вели и не рас­тле­лись от влаги. Иначе иерей, как уни­чи­жи­тель Боже­ствен­ных Тайн, смертно согре­шит, и будет под­ле­жать извер­же­нию из сана.

Если уви­дишь, что Дары влаж­ные, то рас­крой анти­минс на святом пре­столе и, со всякой осто­рож­но­стью, выложи Дары из кивота на святой дискос и, открыв окна, про­суши. Сам же следи, пока не высох­нут Дары, чтобы ни муха, ни что другое не кос­ну­лось их, иначе смертно согре­шишь.

Если по небре­же­нию иерей, суша Боже­ствен­ные Тайны, при­па­лит их, или оста­вит без вни­ма­ния, и они рас­тле­ются от влаги, то смертно согре­шит, и будет под­ле­жать извер­же­нию из сана.

Если этот случай (чего да нико­гда не будет) все же про­изой­дет, то никак никого не дерзай при­ча­щать этими Дарами. Но, взяв, другой агнец и при­го­то­вив по напи­сан­ному ниже уставу, освяти на Боже­ствен­ной Литур­гии и, высу­шив, сохрани. И им при­ча­щай боль­ных. Заплес­не­вев­шие же или рас­тлев­шие Дары на той же Литур­гии, всыпав с остат­ками Боже­ствен­ных Тайн в потир, потреби.

Когда же захо­чешь при­го­то­вить Святые Дары для необ­хо­ди­мых нужд в Вели­кий чет­верг или в другое время, то тогда возьми второй агнец и по чину, как в Вели­ком посту для Пре­ждео­свя­щен­ной Литур­гии, все сотвори. Напаяй Святой Агнец Живо­тво­ря­щей Кровью лжицей над святой чашей поне­многу, с боль­шим вни­ма­нием и при­леж­но­стью, чтобы не пере­мо­чить Его и чтобы не кап­нуло куда от изли­ше­ства.

Сушить же напо­ен­ный Агнец на святом пре­столе подо­бает так: прежде раз­верни анти­минс и, взяв из кивота Агнец, положи на дискос и покади окрест Него. И, сотво­рив поклон, со всяким бла­го­го­ве­нием раз­дроби святым копием на частички.

После раз­дроб­ле­ния положи камен­ную плиту или кирпич возле края анти­минса, справа от себя, а сверху чистый гор­шо­чек, желез­ный или медный, с горя­щим углем. И, достойно покло­нив­шись, возьми святой дискос с раз­дроб­лен­ными Боже­ствен­ными Тай­нами и положи его сверху гор­шочка, вни­ма­тельно следя и пере­во­ра­чи­вая святым копием частички, пока посте­пенно, не при­го­рая не высох­нут Боже­ствен­ные Дары. Когда святой дискос хорошо нагре­ется, сними его и поставь на святой анти­минс или на покро­вец, чтобы не попа­ли­лись Святые Дары. Когда же дискос немного осты­нет, снова положи его сверху гор­шочка с углем. И так повто­ряй до тех пор, пока не высох­нут, как сле­дует, Дары. Сухие Дары со всяким вни­ма­нием положи в святой кивот. Закрыв кивот, положи его на свое место и, совер­шив поклон, сверни анти­минс.

Где же Боже­ствен­ная служба совер­ша­ется каждый день, напри­мер, в боль­ших горо­дах или мона­сты­рях, то там можно иметь запас­ные Дары без пред­ва­ри­тель­ного суше­ния сле­ду­ю­щим обра­зом: не зака­лая два агнца, а, взяв часть от слу­жеб­ного, напои ее Боже­ствен­ной Кровью, как было ука­зано выше, и храни до утра. И так посту­пая каждый день, не будешь иметь необ­хо­ди­мо­сти в суше­нии Даров, а вместе с этим избег­нешь и всех бед­ствен­ных слу­чаев, свя­зан­ных с суше­нием.

^ О пода­я­нии, при­ня­тии и хра­не­нии Боже­ствен­ных Тайн и о покло­не­нии Им

Все свя­щен­но­слу­жи­тели должны с подо­ба­ю­щей честью совер­шать в храме свое слу­же­ние, ока­зы­вать долж­ное покло­не­ние Тайнам Божьим и иметь жела­ние о частом при­ня­тии этого Дара. При­ход­ские же иереи должны поучать своих при­хо­жан, чтобы с чистой сове­стью всякий пол, если воз­можно во все празд­ники, если же нет, то хотя бы в каждый из четы­рех постов, при­го­тов­ля­лись к При­ча­ще­нию. И чтобы со сми­рен­ным и чистым устро­е­нием тела при­сту­пали к Боже­ствен­ным Тайнам.

Если, кроме обыч­ных четы­рех постов, кто захо­чет при­сту­пить к Свя­тому При­ча­ще­нию, то должен прежде попо­ститься семь дней, пре­бы­вая в цер­ков­ных и домаш­них молит­вах (по нужде же постятся три, или только один день) и при­го­тов­ляя себя к чин­ному испо­ве­да­нию своих грехов.

Нахо­дя­щи­еся же в супру­же­стве должны в те дни воз­дер­жаться от супру­же­ского сово­куп­ле­ния.

Перед вось­мым днем должен испо­ве­дать перед иереем все свои грехи и с вечера ничего не вку­шать. Не могу­щие же, ради мало­сти лет или ста­ро­сти, пол­но­стью воз­дер­жаться от пищи, могут немного поесть. После же полу­ночи все должны воз­дер­жаться. Также в молит­вах, покло­нах и духов­ных раз­мыш­ле­ниях должны пре­бы­вать, насколько воз­можно, гото­вя­щи­еся. А не уме­ю­щим читать и нахо­дя­щимся на боль­шом рас­сто­я­нии от церкви, иерей должен дать свое домаш­нее пра­вило.

После обыч­ных утрен­них цер­ков­ных молитв все хотя­щие при­ча­ститься и не уме­ю­щие читать должны остаться в церкви, чтобы выслу­шать чита­е­мое иереем пра­вило ко Свя­тому При­ча­ще­нию и обыч­ные часы. Уме­ю­щие же читать, читают все это сами дома.

К началу святой Литур­гии все должны собраться в цер­ковь и, стоя со стра­хом и бла­го­го­ве­нием, молиться и слу­шать святую службу. Во время при­ча­ще­ния при­сту­пят к чаше чинно, с глу­бо­ким сми­ре­нием и Христу, истинно при­сут­ству­ю­щему в Тайнах под видом хлеба и вина, каждый совер­шит один земной поклон с кре­сто­об­разно сло­жен­ными на груди руками, испо­ве­дуя рас­пя­того Христа и имея к Нему любовь. Приняв Тайны, про­гло­тят их и, после того, как свя­щен­ник покров­цем вытрет уста, обло­бы­зают край святой чаши, как само Хри­стово ребро, из него же истекли кровь и вода. И, немного отсту­пив, кла­ня­ются не до земли, ради сохра­не­ния при­ня­тых Тайн, и стоят на своих местах не раз­го­ва­ри­вая друг с другом и, тем более, не плюя, пока анти­дор и вино с теп­ло­той не пода­дут им. И стоя неис­ходно до конца святой Литур­гии, совер­шают бла­го­дар­ствен­ные молитвы по Святом При­ча­ще­нии.

Известно также будет тебе, иерей, что если слу­чится быть боль­шому коли­че­ству при­част­ни­ков, то никак не дерзай (по недо­статку в святой чаше Боже­ствен­ной Крови или Тела) доли­вать вино или всы­пать про­стой хлеб в чашу, иначе тяжко согре­шишь и под­па­дешь извер­же­нию из сана. В таком случае повели не при­ча­стив­шимся подо­ждать до сле­ду­ю­щего утра и, отслу­жив утром, при­ча­сти их. Или, взяв из кивота Боже­ствен­ные Тайны, хра­ня­щи­еся ради боль­ных, всыпь их в святую чашу и при­ча­сти по обычаю.

Входя в храм Божий и взирая на святой Алтарь, со стра­хом долж­ное покло­не­ние должны совер­шать свя­щен­но­слу­жи­тели и все люди. Стоя же в храме пред­став­ляют себя сто­я­щими как бы на небе перед Самим Богом и при­но­ся­щими Ему молитвы как при­сут­ству­ю­щему рядом, что Бог и обещал нам.

Входя в алтарь, прежде всего сними голов­ной убор и сотвори поклон. Подойдя к Боже­ствен­ному пре­столу, сотвори более низкий поклон и все, что будешь делать в алтаре, делай со всяким сми­ре­нием и бла­го­го­ве­нием, как перед лицом Бога, здесь при­сут­ству­ю­щего. Выходя же, также вна­чале низко покло­нись Боже­ствен­ным Тайнам.

Когда будешь гово­рить перед свя­тыми Цар­скими вра­тами екте­нию, вна­чале бла­го­го­вейно сними голов­ной убор, покло­нись и тогда начи­най. После окон­ча­ния тоже покло­нись. Когда слу­чится про­хо­дить мимо Цар­ских врат, также сотвори поклон.

Нако­нец же, всякий свя­щен­но­слу­жи­тель и при­чет­ник Церкви, совер­шив ночное, утрен­нее, днев­ное или вечер­нее цер­ков­ное слу­же­ние, должны воз­дать Гос­поду Богу бла­го­го­вей­ное покло­не­ние, что Ему от нас и от всех людей при­ятно при­ни­мать. Так как ради такого покло­не­ния святым Боже­ствен­ным Тайнам и бла­го­го­вей­ного пове­де­ния, особую и изобиль­ную бла­го­дать полу­чит каждый от Христа Бога.

Слу­жа­щих в алтаре, т.е. поно­ма­рей, иерей должен особо учить, чтобы с вели­ким стра­хом и тре­пе­том и со всяким бла­го­го­ве­нием вхо­дили в святой Божий Алтарь и делали поло­жен­ное им дело, созна­вая, что там при­сут­ствует на пре­столе Сам Хри­стос Бог; входя в алтарь и выходя из него, они должны низко кла­няться. Пре­стола же Боже­ствен­ного, тем более самих Боже­ствен­ных Тайн нахо­дя­щихся на нем, а также слу­жеб­ных сосу­дов и других свя­щен­ных вещей они не должны касаться, чтобы не впасть в грех; могут касаться только све­тиль­ни­ков, свеч, кадила и других мень­ших свя­щен­ных вещей.

Ради чести Боже­ствен­ных Тайн никто от несвя­щен­ных в алтарь не должен вхо­дить, жен­щины же нико­гда.

Поно­мари должны по воз­мож­но­сти часто испо­ве­даться и при­ча­щаться Боже­ствен­ных Тайн и трез­венно и бла­го­честно пре­бы­вать в доб­ро­де­те­лях. Они должны вно­сить в алтарь просфоры, вино, воду, фимиам и огонь, зажи­гать и гасить свечи, при­го­тов­лять кадило и теп­лоту и пода­вать иерею. Алтарь чинно и чисто под­ме­тать и уби­рать, как пол, так и стены, пото­лок и кровлю, – от пыли и пау­тины.

Пре­стол же и жерт­вен­ник могут уби­рать и очи­щать, чтобы не было на них пыли или грязи, только иерей, диакон или ипо­ди­а­кон; не свя­щен­ная рука не должна их касаться.

В церкви и на паперти поно­мари должны также часто очи­щать от пыли и грязи образы, стены, пото­лок, пол и кровлю. Алтар­ную и цер­ков­ную грязь не сле­дует выбра­сы­вать в места непо­треб­ные, но, или в реку, или в непо­пи­ра­е­мое ногами место.

Ко всему этому, не только иерей и алтар­ные свя­щен­но­слу­жи­тели, но и все бла­го­че­сти­вые хри­сти­ане, когда увидят в церкви или несо­мыми к боль­ным Боже­ствен­ные Тайны, должны почтить Их бла­го­леп­ным покло­ном.

Также придя в святой храм, во время вся­кого пения, подо­бает кла­няться в молит­вах Гос­поду Богу по чину или уставу Церкви, что должны все с тща­нием делать и начатки трудов своих, – мольбы, моле­ния и бла­го­да­ре­ния при­но­сить. Пения же и чтения цер­ков­ные (Свя­щен­ное Писа­ние, Апо­стол, Псал­тирь, писа­ния святых Учи­те­лей цер­ков­ных, духов­ные песни) слушая, должны вра­зум­ляться и непре­станно вос­пе­вать в своих серд­цах Гос­пода Бога. И этому подо­бает иерею своих при­хо­жан и духов­ных детей всегда поучать. Да познают в этом волю Божью и пове­ле­ние Матери своей Церкви.

Над­ле­жит также знать иерею, что все хри­сти­ане единой веры и единой нашей Церкви, не име­ю­щие на себе отлу­че­ния и клятвы, искренне при­но­ся­щие на испо­веди пока­я­ние, живу­щие бла­го­честно и не име­ю­щие от духов­ника запре­ще­ния, могут с подо­ба­ю­щей честью при­ча­щаться Тела и Крови Хри­сто­вых. Также и под­рост­ков, кото­рые могут испо­ве­до­ваться, и мла­ден­цев (по вере при­но­ся­щих их) подо­бает при­ча­щать Святых Тайн во освя­ще­ние души и тела и в при­ня­тие бла­го­дати Гос­под­ней.

Недо­стой­ные же должны быть вся­че­ски отлу­чены от этого Таин­ства. – Кто имеет на себе клятву от епи­скопа, или запре­ще­ние от духов­ного отца, или отлу­че­ние. Также и явные греш­ники: блуд­ники и блуд­ницы, име­ю­щие налож­ниц и сами налож­ницы, пре­лю­бо­деи, лихо­имцы, чаро­деи, воро­жеи, свя­то­татцы, кар­теж­ники, игроки в кости, хуль­ники, сквер­но­словы и все, тво­ря­щие бес­чин­ства, зависть и укоры, и им подоб­ные. И пока они искренне не пока­ются и плоды, достой­ные пока­я­ния, не сотво­рят, и соблазны, кото­рые явно делали и делают, своим пока­я­нием также явно не истре­бят, при­ча­стия Святых Тайн не должны спо­доб­ляться.

Неяв­ных же греш­ни­ков, испо­ве­ду­ю­щихся в этих грехах, исправ­ляй бла­го­ра­зумно, чтобы не возник какой соблазн для других людей (по их высо­ко­ме­рию), и чтобы то лицо, быв или допу­щен­ным до При­ча­стия или отлу­чен­ным от Него, не стало нахо­диться у них в подо­зре­нии.

Лишен­ным же рас­судка или обмер­шим Боже­ствен­ные Тайны пода­вать нельзя, можно только тогда, когда они при­хо­дят в себя и бывают умны и с сокру­ше­нием сер­деч­ным испо­ве­дают свои грехи, а также ходят в цер­ковь, молятся Богу и слу­шают цер­ков­ные молитвы (тем более, если не обре­та­ются у них другие недо­статки), – тогда могут при­ча­ститься.

За истин­ное бла­го­чин­ное и пра­виль­ное соблю­де­ние того, чтобы бла­го­уго­ждать Гос­поду Богу со тща­нием и хра­нить Цер­ков­ное пре­да­ние в чистоту души и тела, даст Гос­подь повсюду Своим людям мир и милость, и бла­го­ден­ствие всем бла­го­честно живу­щим на земле. Потом же и насле­дие на Небе­сах все­ра­дост­ных вечных красот пода­рит, что да будет полу­чено хри­сти­ан­скими пра­во­слав­ными душами бла­го­да­тию Иисуса Христа, пред­ста­тель­ством Все­слав­ной Пре­чи­стой Девы Бого­ро­дицы Марии и молит­вами всех святых. Аминь.


При­ме­ча­ния:

[1] «Слу­жеб­ник» в 2‑х частях. Дон­ской мона­стырь. Изда­тель­ский отдел Мос­ков­ского пат­ри­ар­хата. М., с. 1991.
[2] Часть 2‑я, с. 486.
[3] Кара­би­нов И.А., про­фес­сор. «О евха­ри­сти­че­ском хлебе и вине». Доклад на Помест­ном Соборе 1917–1918 гг. в книге «Бого­слу­жеб­ные ука­за­ния на 2002 год, для свя­щен­но­слу­жи­те­лей». Изда­тель­ский отдел Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви. М., 2001.
[4] То есть – «настав­ле­ние».
[5] Издан в 1646 году.

Якут­ская Духов­ная Семи­на­рия

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки