Главная » Алфавитный раздел » Канонические препятствия к рукоположению » Канонические условия священства
Распечатать Система Orphus

Канонические условия священства

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (2 голос: 5,00 из 5)

чтец Вадим Уткин

Церковь Христова с первых веков своего устроения очень внимательно следила за избранием и поставлением на служение в священном сане. Канонические постановления Православной Церкви и учебные пособия по каноническому праву большое внимание уделяют требованиям к кандидатам в священство. Этим вопросам канонисты придают первостепенное значение, т. к. священнослужитель должен обладать определенными качествами, чтобы предстоять перед Богом от лица всей Церкви, занимать первенствующее место в общине и быть ее духовно-нравственным лидером. Требования, предъявляемые Церковью кандидатам в священство, направлены на то, чтобы сконцентрировать в клире лучшие силы христианского общества. Апостол Павел требовал, чтобы епископ не возлагал поспешно рук ни на кого (1Тим. 5:22). В «Луге Духовном» повествуется о том, как святитель Лев Великий в течение сорока дней пребывал в молитве к святому апостолу Петру, прося его, чтобы святой апостол своим предстательством испросил ему отпущение всех прегрешений. По прошествии этого срока апостол явился папе Льву и сказал: «Я молился о тебе и прощены тебе твои грехи, кроме рукоположения. В этом ты будешь давать ответ, правильно ли ты рукополагал поставленных тобою»1) (т. е. епископ несет ответственность за деятельность тех, которых он мог посвящать в церковные степени, не ознакомившись тщательно с их поведением и образом жизни).

За семидесятилетний период насаждения атеизма в нашей стране наиболее последовательно и жестоко истреблялись духовенство, храмы и научно-богословская литература. Все это сказалось на поставлении священнослужителей. Несмотря на активный рост приходов, духовность не прогрессирует. Скорее всего наоборот – это подтверждает данные статистики о заключенных в тюрьмах, воровстве, насилии, коррупции и других преступлениях. Все это, кажется, от того, что «соль земли», о которой говорил Спаситель (а это, по толкованию Церкви, в первую очередь преемники апостолов – духовенство и весь народ Божий – все христиане), утратила силу. Мы не только не предохраняем общество от загнивания и всеобщего разложения, но и сами иногда страдаем теми же недугами. Выход из создавшегося положения видится в подготовке достойных кандидатов в клирики. Очень многое в жизни и служении пастыря определяется правильным рукоположением. «И иных Бог поставил в Церкви…» (1Кор. 12:28). Сам Бог поставляет лиц, призываемых к особым служениям в Церкви. Поставление этих лиц совершается в Церкви и через Церковь. Местная Церковь избирала не тех, кто ей был угоден в человеческом порядке, а тех, кто предызбран был Богом. Начиная с апостольского времени, определялись те качества, которыми должны были обладать кандидаты в священнослужители. Они касались некоторых моральных сторон их жизни, времени их вступления в Церковь и доброго свидетельства у внешних. «Определяя качества кандидатов, Церковь стремилась установить некоторые эмпирические признаки, по которым можно было бы судить, действительно ли выбранное лицо соответствует воле Божией»2).

Постепенно условия, которым должен отвечать кандидат в священство, становятся условиями действительности самого поставления. Если эти условия выполнены, то таинство считается действительным, а если нет, то таинство рассматривается как недействительное. «Каноническая действительность таинств начинает превалировать над действительностью благодатной, затем совершенно ее заслоняет. Эмпирические признаки, по которым местная церковь судила о воле Божией, теряют свое прежнее значение и получают ценность сами по себе»3).

В первом послании апостола Петра говорится о том, что пресвитеры должны пасти стадо Божие, какое у них, «надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия; и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду» (1Пет. 5:2-3). Священнослужители должны быть образом для стада Божьего, которое им вверено. Они должны быть личным примером для того, чтобы им подражали остальные члены Церкви. Это предполагает, что моральный облик пастыря должен быть безупречным. В своем 21-м слове архиепископ Константинопольский святитель Григорий Богослов, указывая на недостойных священнослужителей, говорит, что они являются «произведением человеческой милости, а не делом благодати Духа»4). Итак, что же необходимо для того, чтобы рукоположение имело канонический статус, было бы действительно делом Святаго Духа. Как бы отвечая на этот вопрос, Церковь с самого начала предъявляла кандидатам на вступление в клир ряд требований.

I. Физические качества.

В Ветхом Завете телесные недостатки рассматривались как наказание Божие, а потому к священству допускались только те левиты, которые не имели физических недостатков (Лев. 21:21-23). В Церкви новозаветной физическое несовершенство не являлось препятствием к поставлению в священные степени. Основное отношение к этому вопросу выражено в двух апостольских правилах: «Аще кто лишен ока, или в ногах поврежден, но достоин быть епископом, да будет. Ибо телесный недостаток его не оскверняет, но душевная скверна» (77-е правило). «Глухий же и слепый да не будет епископ, не аки осквернен был, но да не будет препятствия в делах церковных» (78-е правило).

Церковь в своих канонических актах указывает и на возраст рукополагаемого. Первое предписание относительно возраста содержится в постановлении Неокесарийского собора: «Во пресвитера прежде тридесяти лет, аще и во всем достойный человек, да не поставляется, но да оставится в ожидании. Ибо Господь в тридесятое лето крестился и начал учить» (11-е правило). Наиболее точное указание на возраст клириков оставил Трулльский собор. В своем 14-м правиле он подтверждает 11-е правило Неокесарийского собора, предписав поставлять во пресвитеры лиц, достигших 30-летнего возраста. Кроме того, тем же правилом устанавливается минимальный возраст для поставления диакона – 25 лет. В определении возраста диакона несомненно сказалось влияние Ветхого Завета: левиты начинали свою службу в храме по достижении 25-летнего возраста (Числ. 8:24). Однако законодательные предписания относительно возраста поставляемых не были усвоены церковной практикой. Фактически все постановления о возрасте не исполнялись.

II. Духовные качества

Церковь поставляет на служение тех, кто состоит в ней, то есть вступил в нее через покаяние и веру. Вера является необходимым условием для призвания на служение в Церкви. Однако, от призываемого на служение требуется такая вера, которая могла бы служить примером для остальных членов Церкви. Довольно тяжело судить о степени и качестве веры. Но возможно определить такого рода состояния верующих, при которых может явиться сомнение в достаточной твердости веры. В 1-м послании к Тимофею апостол Павел указывает, что епископ «не должен быть из новообращенных, чтобы не возгордился и не подпал в осуждение с диаволом» (1Тим. 3:6). Первый Вселенский Собор предал этой рекомендации характер церковной нормы. Собор запрещает «тотчас по крещении возводить в епископство или пресвитерство» (2-е правило). Возбраняется рукополагать неофитов и 3-м правилом Лаодикийского Собора.

Церковное право требует, чтобы рукополагаемый в священные степени обладал в той или иной мере специальными богословскими знаниями. Это требование не имеет характера безусловной канонической нормы, так как отсутствие требуемых знаний не влечет за собой недействительности рукоположения. Апостол Павел пишет о том, что «епископ должен быть… учителен» (1Тим. 3:2), то есть речь идет о способности поучать других, а это предполагает знание истин христианской веры. Однако, сам по себе образовательный уровень не дает право на поставление в священство и не должен вызывать ослабления общих требований, предъявляемых кандидатам в священство. Фактически же, в большинстве случаев, вопрос о достоинстве поставляемых именно так и решался: окончание богословской школы почти автоматически давало право на рукоположение.

III. Моральные качества

Очень рано в Церкви устанавливается принцип, по которому обличенный в явном грехе, а потому состоящий в разряде кающихся, не может быть допущен в клир. Церковное законодательство главным образом говорило о такого рода моральных качествах, которые являлись необходимыми для кандидатов в клир. Так в послании к Тимофею апостол Павел научает, что «епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителен» (1Тим. 3:2). Кроме того епископ должен быть «хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией?» (1Тим. 3:4-5). В этом же послании содержится другая группа требований, которая относится к хорошей репутации клирика: «Епископ должен быть… не пьяница, не бийца, не сварлив, не корыстолюбив, но тих, миролюбив, не сребролюбив» (1Тим. 3:23).

Убийство, умышленное или неумышленное, исключало возможность рукоположения. Согласно 66-му апостольскому правилу, клирик, совершивший убийство, подвергается извержению. Это означает также, что и совершивший убийство не может быть допущен в клир. «Пролитие человеческой крови является решающим моментом для духовного лица, невзирая на обстоятельства и побуждения, вызвавшие это пролитие, и главным образом потому, что пролитие человеческой крови стоит в решительном противоречии со службой, совершаемой священником вообще, главным действием которой служит принесение Бескровной Жертвы в таинстве Евхаристии»5).

Миролюбие, которое требуется от служителя алтаря Господня, исключает не только убийство, но и вообще склонность к ссоре и драке. Это нашло свое каноническое выражение в том, что лица, имеющие степени священства, подлежат извержению, если бьют верных (27-е апостольское правило).

Следующее требование, которое церковные правила предъявляют к кандидату в священнослужители, заключается в его некорыстолюбии и несребролюбии. Одним из выражений корыстолюбия, которого не должно быть у ставленника, является взымание процентов, а особенно ростовщичество (44-е апостольское правило; 17-е правило Первого Вселенского Собора; 10-е правило Трулльского Собора). Необходимо также сказать о величайшем и страшном грехе симонии. «Присутствие греха симонии при поставлении на священную степень, согласно правилам, является таким обстоятельством, которое упраздняет действие благодати, делает рукоположение недействительным».6) 29-е апостольское правило гласит: «Аще кто, епископ или пресвитер, или диакон, деньгами сие достоинство получит, да будет извержен и он, и поставивший, и от общения совсем да отсечется». Согласно 30-му апостольскому правилу, епископы, которые получили свой сан через мирских начальников, подвергаются извержению и отлучению.

Согласно новозаветным писаниям, человек, готовящийся к пастырскому служению, должен быть безупречным, то есть не давать основания ни для каких нападок. Это относится ко всему моральному облику, но главным образом к целомудрию. Оно должно проявляться как в браке, так и вне брака. Христианское сознание всегда рассматривало прелюбодеяние, любодеяние и остальные плотские грехи тяжкими моральными преступлениями, которые влекли за собой длительное пребывание в состоянии отлучения. Само собой разумеется, что лица, повинные в этих преступлениях, не могли быть кандидатами на служения священнические. Тяжкие грехи (блуд, прелюбодеяние, содомия, гадание и чародейство, двоеженство, святотатство, отречение от веры), виновные в которых в Древней Церкви подлежали публичному покаянию, составляют препятствие к священству. 61-е апостольское правило постановляет: «Аще верный обвиняем будет в любодействе, или в прелюбодействе, или во ином каком запрещенном деле, и обличен будет, да не вводится в клир».

В пастырских посланиях упоминается еще об одном требовании, предъявляемом кандидатам в священство, а именно отсутствие неумеренного пристрастия к спиртному. Не осуждая употребление вина, апостол Павел несколько раз повторял в своих посланиях, что пьяницы не наследуют царствия Божия (1 Кор. 6, 10; Гал. 5, 21; Еф. 5, 17-18). Среди апостольских правил имеется два указания, которые подвергают извержению или отлучению клириков и верных, преданных этому пороку (42-е и 43-е апостольские правила). Естественно, что мирянин, страдающий этим пороком, не может быть кандидатом в священство.

Для того, чтобы хиротония была действительной и законной, необходимо выполнение ряда условий, которые касаются не только ставленника, но и рукополагающего.

Власть совершать рукоположения принадлежат епископам, и только им, как преемникам апостолов. Рукополагающий архиерей должен быть православным, не еретиком, канонически верно поставленным епископом, и рукополагать в соответствии с канонами Церкви по установленному чину. Викарные архиереи и епископы, ушедшие на покой, могут рукополагать лишь по благословению правящего епископа.

Сам чин хиротонии неповторяем. Рукоположение, единожды правильно совершенное, не повторяется ни при каких условиях.

Все вышеприведенные требования, выдвигаемые кандидату в священство, являются проявлением материнской любви Церкви к своим чадам. Тот, кто реально не сочетался со Христом, не стал сообразным Христу, не сможет привести народ в Царствие Божие. Из этого ясно следует, что необходимейшим актом подготовки к рукоположению является стремление к соответствию тем правилам и нормам, которые Церковь предъявляет желающему вступить в клир. Конечно, в современных условиях возникают недоумения и затруднения. Можно ли в наше сложное время применять эти правила к тем, кого крестили в младенчестве и потом не учили христианской жизни, кто лишь впоследствии, уже успев согрешить, пришел к осознанной вере и решительно отринул от себя эти грехи? Можно ли применять строгость церковных канонов и к тем, кто хотя и крестился в зрелом возрасте, но не был научен не только правилам жизни, но даже и истинам веры? Безусловно, решение подобных вопросов принадлежит в каждом отдельном случае епископу, который должен рукополагать человека сложной жизни. Однако очевидно, что христианская жизнь такого человека начинается только тогда, когда он обратился ко Христу сознательно и узнал в достаточной мере и о вероучении, и о правилах Церкви. Подтверждение этого находим в эпистолярном наследии величайшего подвижника благочестия святителя Игнатия Брянчанинова. В одном из своих писем он указывает на то, что «… когда человек обновится покаянием, тогда грехи юности его не препятствуют ему заботиться о душах ближних. Так понимала Церковь издревле; и святой Нифонт, епископ Кесарии Кипрской, по откровению Божию, принял на себя обязанности пастыря, хотя в юности и подвергался тяжким преткновениям. Житие его 23-го декабря…».7)

Особенно этой мыслью об обновлении покаянием необходимо проникнуться первейшим кандидатам в священнослужители – воспитанникам духовных школ. Познавая не только теоретически, но и опытно Христа, учащиеся духовных учебных заведений должны осознавать, что снисхождение к немощам человека не отменяет канонические условия рукоположения и дальнейшего служения пастыря.

Вместе с соответствием человека каноническим условиям рукоположения есть еще некоторые признаки Божьего избранничества. Прежде всего это некое глубокое чувствование самого человека, подсказывающее ему, что он должен стать священником. Иногда оно появляется еще в раннем возрасте, иногда в зрелом и неожиданно. Нередко это чувствование носит характер непоколебимой внутренней убежденности.

Человек, искренне желающий стать пастырем овец Христовых, должен усвоить, что только сердечное призвание и соответствие Богоустановленным законам жизнедеятельности Церкви является залогом успешного и плодотворного прохождения пастырского пути.

Примечания

[1] Иоанн Мосх. Луг Духовный. Гл. 149: издательство Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1896. С. 177.

[2] Афанасьев Н., прот. Екклезиология вступления в клир. – Киев: товарищество «Задруга», 1997. С. 78.

[3] Там же. С. 79.

[4] Григорий Богослов, свт. Собрание творений. – Т. 1. – Сергиев Посад, 1994. С. 309.

[5] Никодим (Милаш), еп. Правила Православной Церкви с толкованиями. – Т. 1 – репринт. – М.: Изд-во «Отчий дом», 2001. С. 144.

[6] Цыпин В., прот. Церковное право / Курс лекций. – М., 1994. С. – 140.

[7] Игнатий (Брянчанинов), свт. Письма о подвижнической жизни. – М.: Крутицкое Патриаршее подворье, 1995. С. 146.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru