Куда уводят мечты?

«Мечта — завет­ное жела­ние, иде­а­ли­зи­ро­ван­ная цель, суля­щая сча­стье», — утвер­ждает элек­трон­ная энцик­ло­пе­дия. «Нет, мечта — это погоня за раду­гой, кото­рая ничего не дает чело­веку, а только отни­мает у него время, данное Богом для спа­се­ния», — предо­сте­ре­гают пра­во­слав­ные авторы. «О чем ты меч­та­ешь?», — спра­ши­ваем мы, когда хотим лучше узнать чело­века. Почему мечты так важны для нас? Почему они могут быть опас­ными? Может ли чело­век не меч­тать? На эти не совсем про­стые вопросы отве­чает о. Андрей Канев, насто­я­тель при­хода в честь Вла­ди­мир­ской иконы Пре­свя­той Бого­ро­дицы г. Ека­те­рин­бурга.

— Отец Андрей, что такое мечты и зачем спо­соб­ность меч­тать дана чело­веку Богом?

— Одной из граней образа Божи­его в чело­веке явля­ются твор­че­ские спо­соб­но­сти. Уже Адаму Гос­подь дает запо­ведь труда, хра­не­ния и воз­де­лы­ва­ния рая. И здесь име­ется в виду не столько труд физи­че­ский (так как в раю у Адама не было ни в чем недо­статка), сколько труд духов­ный, позна­ние и изме­не­ние окру­жа­ю­щего мира. Хри­сти­ан­ство про­во­ци­рует и поощ­ряет твор­че­ские спо­соб­но­сти чело­века. Напри­мер, в Европе активно раз­ви­ва­ется наука и тех­ника, тогда как в Индии мы не наблю­даем подоб­ных про­цес­сов. Почему? Потому что евро­пеец осва­и­вает мир как хозяин. Он доста­точно бес­це­ре­монно про­ни­кает в «глу­бины миро­зда­ния», копает, иссле­дует то, что ему доступно. В хри­сти­ан­стве чело­век — дея­тель­ная лич­ность. И прежде чем что-то сде­лать, он должен при­ду­мать цель, пред­по­ло­жить способ ее дости­же­ния, помеч­тать о том, к чему он стре­мится.

— То есть мечты — это некий идеал?

— В том-то и дело, что мечты бывают разные. Давайте раз­би­раться. Можно пони­мать мечту как цель. Напри­мер, хра­мо­вое стро­и­тель­ство — это слож­ней­ший твор­че­ский про­цесс. Архи­тек­тор должен создать храм, кото­рый будет не только функ­ци­о­наль­ным зда­нием, впи­сан­ным в ланд­шафт, но и архи­тек­тур­ным выра­же­нием сути празд­ника, в честь кото­рого он освя­щен. Прежде чем начать состав­лять проект на бумаге, архи­тек­тор долго вына­ши­вает образ буду­щего храма. В резуль­тате полу­ча­ется храм, кото­рый славит Бога, Еван­гель­ское собы­тие или свя­того. Храм, кото­рый выра­жает и настро­е­ние архи­тек­тора, и ожи­да­ния насто­я­теля, и в целом дух вре­мени. Как инте­ресно бывает бро­дить по городу, в кото­ром встре­ча­ются храмы разных эпох, насколько они раз­личны! Это пример мечты, кото­рая ста­но­вится реаль­но­стью, так как изна­чально вос­при­ни­ма­лась чело­ве­ком как цель. У таких твор­че­ских меч­та­ний есть свое назна­че­ние и даже аске­ти­че­ский аспект.

— Какой же здесь может быть аске­ти­че­ский аспект?

— Очень серьез­ный. Любые твор­че­ские спо­соб­но­сти чело­век может напра­вить на благо и во зло. Еван­ге­лие гово­рит: «Добрый чело­век из доб­рого сокро­вища сердца своего выно­сит доброе, а злой чело­век из злого сокро­вища сердца своего выно­сит злое» (Лк. 6:45). Дей­стви­тельно, в нашем сердце живут стра­сти. Они-то и реа­ли­зу­ются в нашем твор­че­стве. При­ме­ров в совре­мен­ной куль­туре предо­ста­точно. В сфере искус­ства твор­че­ски ода­рен­ный чело­век создает такой яркий, при­вле­ка­тель­ный, но отрав­лен­ный стра­стями, фан­та­зий­ный мир и зара­жает им мил­ли­оны людей. Также если мы возь­мем сферу поли­тики, то увидим как ода­рен­ные, но страст­ные люди выду­мы­вали иде­аль­ное обще­ство, пыта­лись его постро­ить, и в резуль­тате страны захле­бы­ва­лись от крови и стра­да­ний. Сколько натво­рили зла эти гении — Маркс, Ленин, Сталин, Гитлер…

— То есть люди зара­жа­ются меч­тами, фан­та­зи­ями, а в итоге рож­да­ются очень кон­крет­ные стра­сти?

— Совер­шенно верно. Стра­сти порож­дают мечты, кото­рые, в свою оче­редь, порож­дают новые стра­сти. А затем все это нано­сит страш­ный вред жизни кон­крет­ных людей.

— Кроме твор­че­ской мечты в жизни чело­века бывают еще меч­та­ния.

— Меч­та­ния — особая тема. Чело­век может пре­да­ваться мечтам, кото­рые он даже и не соби­ра­ется осу­ществ­лять. Они, как пра­вило, очень некон­крет­ные, бес­цель­ные. Сидит некая особа и меч­тает: «Ах, кабы я была царица! Ах, если бы да кабы!» — хотя она цари­цей явно нико­гда не будет. Самый пока­за­тель­ный пример — Баль­за­ми­нов, кото­рый хотел жениться, но его удо­вле­тво­ряли мечты, поэтому к дей­ствиям он не пере­хо­дил. Так же и Обло­мов. Они не живут реаль­ной жизнью, нахо­дятся в туман­ной стране своих пред­став­ле­ний и обра­зов.

Осо­бенно уси­ли­лась роль таких меч­та­ний в жизни чело­века в эпоху пост­мо­дер­низма, когда вир­ту­аль­ный мир начал пре­об­ла­дать над реаль­но­стью. Напри­мер, чело­век может увле­ченно смот­реть сериал. Но он не просто смот­рит, он пере­жи­вает жизнь каж­дого пер­со­нажа во всех подроб­но­стях как реаль­ную. Такой зри­тель по-насто­я­щему про­жи­вает то, чего реально нет! Еще более яркий пример — мир ком­пью­тер­ных игр. Совре­мен­ная, очень слож­ная игра может захва­ты­вать даже не на два-три часа, а на месяцы.

Душа полу­чает пере­жи­ва­ния, ощу­ще­ния, инфор­ма­цию от тела, от наших чувств. А если эти чув­ства под­де­ланы? Сего­дня стре­ми­тельно раз­ви­ва­ются так назы­ва­е­мые 3D-тех­но­ло­гии: чело­век сидит в кино­зале, на его глазах спе­ци­аль­ные очки, дела­ю­щие кар­тинку объ­ем­ной, мак­си­мально прав­до­по­доб­ной; на его уши воз­дей­ствует «звук вокруг», а на его пальцы надеты сен­соры. В Японии, напри­мер, уже есть кино­те­атры, где задей­ство­вано обо­ня­ние. Через все органы чувств, кроме вкуса, нам навя­зы­вают под­дель­ные ощу­ще­ния. Смот­рите, как легко осу­ществ­ля­ется опас­ный отрыв чело­века от реаль­но­сти.

— А чем опасен этот отрыв?

— Чело­век начи­нает суще­ство­вать вне своего тела и ока­зы­ва­ется в «рас­сло­ен­ном» состо­я­нии. Хри­сти­а­нам понятно, что чело­век только тогда явля­ется чело­ве­ком, когда он цело­стен, когда его дух, душа и тело суще­ствуют в един­стве. Здесь же про­ис­хо­дит искус­ствен­ное умерщ­вле­ние чело­века. И чем дальше раз­ви­ва­ются эти тех­но­ло­гии и мас­со­вая куль­тура, тем страш­нее уро­ду­ется мир чело­века: реаль­ная любовь заме­ня­ется тех­но­ген­ным сур­ро­га­том, раз­дра­же­нием рецеп­то­ров, реаль­ная жизнь — сиде­нием за ком­пью­те­ром, реаль­ная борьба с грехом — вир­ту­аль­ной битвой с вир­ту­аль­ными мон­страми. Чело­веку, суще­ству­ю­щему в своем выду­ман­ном мире, в своих меч­та­ниях, уже не нужны живые люди, живое обще­ние и живые эмоции.

— Обыч­ные мечты про­стого хри­сти­а­нина тоже опасны? О креп­кой любя­щей семье, о сча­стье детей, о том, чтобы научиться молиться, по-насто­я­щему испо­ве­до­ваться?

— Эти мечты нужно поме­стить в разряд планов, но при этом пони­мать, что есть Божья воля, от кото­рой зави­сит их реа­ли­за­ция. Когда план пре­вра­ща­ется в меч­та­ния? Когда он ста­но­вится навяз­чи­вой идеей фикс: я не могу ни о чем другом думать, не могу молиться, не могу сосре­до­то­читься, я готов жизнь поло­жить, чтобы добиться реа­ли­за­ции своего плана, все мое сердце захва­чено этой мечтой. Это уже гре­хов­ное состо­я­ние.

— Почему?

— Потому что в этом случае он несво­бо­ден.

— Даже если меч­тать о чем-то, на первый взгляд, хоро­шем?

— Даже так. Если чело­век не может молиться и каяться, то его меч­та­ния гре­ховны. У св. Игна­тия Брян­ча­ни­нова в работе «Дух молитвы ново­на­чаль­ного» есть хоро­ший тезис: любая мысль, во время молитвы отвле­ка­ю­щая от молитвы, явля­ется гре­хов­ной, даже если она, на первый взгляд, очень благая. Святые отцы выде­ляют разные кате­го­рии помыс­лов от лука­вого во время молитвы. Во-первых, откро­венно гре­хов­ные, гряз­ные помыслы, целью кото­рых явля­ется сму­ще­ние чело­века (чело­век остав­ляет молитву, думая: «Как же я могу молиться Богу в таком состо­я­нии, когда в моем сердце откуда-то взя­лись блуд­ные кар­тинки?»).

Во-вторых, кощун­ствен­ные мысли, когда на ум при­хо­дят совер­шенно неве­ро­ят­ные бран­ные (часто матер­шин­ные) мысли в адрес Гос­пода или святых.

В‑третьих, часто молитва рас­се­и­ва­ется из-за быто­вых мыслей («нужно вски­пя­тить чайник», «рубашку не успею погла­дить» и так далее). И послед­няя кате­го­рия мыслей, кото­рые сва­ли­ва­ются на голову моля­ще­гося, это «святые», «бого­от­кро­вен­ные» мысли и «про­зре­ния» об устрой­стве мира, о Боге, назна­че­нии чело­века. Итак, любые мечты, меша­ю­щие молиться и каяться, как бы они ни были при­ятны, гре­ховны, ложны и, сле­до­ва­тельно, опасны для чело­века.

— О. Андрей, чело­века учат меч­тать с дет­ства, фор­ми­руя ему вполне кон­крет­ные мечты-идеалы. Напри­мер, в мульт­фильме «Лету­чий корабль» в каче­стве такого идеала-мечты про­го­ва­ри­ва­ется «Малень­кий домик, рус­ская печка… и ребя­ти­шек в доме орава — вот оно сча­стье!». Иде­а­лам мечтам научает и Цер­ковь. Ребе­нок это усвоил, вырос, стре­мится вопло­тить. Бьется-бьется, а мечта никак не сбы­ва­ется. И ока­зы­ва­ется, что у Бога на него совсем другие планы…

— Для ребенка уметь по-хоро­шему меч­тать — важное умение. Опре­де­лен­ная часть его жизни про­хо­дит в кон­такте со сказ­кой, игрой, фан­та­зи­ями. В сказ­ках про­иг­ры­ва­ются опре­де­лен­ные соци­аль­ные роли, пред­ла­га­ются спо­собы реше­ния кон­флик­тов. Роль сказки — позна­ко­мить ребенка с миром, а не просто раз­влечь его. Для сказки всегда было особое время — зимние вечера, ее рас­ска­зы­вали долго, несколько дней подряд. В сказ­ках пере­да­вался бес­цен­ный опыт поко­ле­ний, поэтому послу­шать сказку соби­ра­лась вся семья. Ребе­нок учился запо­ми­нать, сопо­став­лять, твор­че­ски доду­мы­вать, участ­во­вать в рас­сказе. Это необ­хо­димо для его умствен­ного, пси­хи­че­ского, куль­тур­ного, лич­ност­ного раз­ви­тия. В сказ­ках ребенку, дей­стви­тельно, при­ви­ва­лась опре­де­лен­ная система цен­но­стей и иде­а­лов. «Сказка — ложь, да в ней намек, добрым молод­цам урок». Сего­дня люди не умеют ни рас­ска­зы­вать, ни слу­шать, ни пони­мать сказки, пре­вра­щая их просто в раз­вле­че­ние. «Сказка — ложь», — на этом совре­мен­ный чело­век ставит точку.

Мало того, дети сего­дня вос­при­ни­мают биб­лей­ские исто­рии как сказки. Они не вос­при­ни­мают Ноя или Авра­ама как реаль­ных людей. Но ведь должна же быть диф­фе­рен­ци­а­ция! Я же вос­при­ни­маю рас­сказы отца о его жизни или рас­сказы деда о войне как насто­я­щую исто­рию нашей семьи. Почему же исто­рию, опи­сан­ную в Библии, читаю как ска­зоч­ную? Боль­шую роль в этом играет дет­ская Библия, в кото­рой за малень­ким рас­ска­зом идет боль­шая наро­чито ска­зоч­ная, лубоч­ная кар­тинка. Раз­ницы между таким изоб­ра­же­нием Авра­ама, Бабы Яги или Ивана-Царе­вича нет ника­кой. Вообще совре­мен­ный чита­тель не умеет встре­чаться с фан­та­зий­ным лите­ра­тур­ным миром.

И лите­ра­тура его этому не учит. Осо­бенно много про­блем есть у совре­мен­ной пра­во­слав­ной лите­ра­туры для детей. Во-первых, мы иногда любим елейно-при­торно гово­рить о чуде­сах, а не о том, что святые были живыми людьми, как и мы с вами, но кото­рые бла­го­даря своему ста­ра­нию стя­жали бла­го­дать. Во-вторых, в совре­мен­ной пра­во­слав­ной лите­ра­туре для детей герои до тош­ноты хру­стально-иде­аль­ные. При­мер­ные маль­чики и девочки, кото­рые не шалят, иде­ально учатся, ко всем при­вет­ливы, скучны малень­ким чита­те­лям, так как они не похожи на реаль­ных детей. Один мой зна­ко­мый про­ра­ба­ты­вает кучу подоб­ной лите­ра­туры в поис­ках хоро­ших книг для своего ребенка и недо­уме­вает: «Неужели в Церкви есть цен­зура, если во всех книж­ках все настолько „сахарно“, что читать это невоз­можно?». В Церкви нет цен­зуры, но и хоро­шей лите­ра­туры ката­стро­фи­че­ски мало. Воз­можно, так про­яв­ляет себя насле­дие плохой совет­ской лите­ра­туры, в кото­рой пионер-герой был во всех слу­чаях пио­не­ром, и во всем — героем.

Бывает и наобо­рот, когда герой до дур­ноты плохой и вся книга явля­ется опи­са­нием муче­ний этого дур­ного пер­со­нажа. И что даст такая книга ребенку?

Поэтому я часто реко­мен­дую читать не сусаль­ные пра­во­слав­ные книжки, а хоро­шую лите­ра­туру, в кото­рой рас­ска­зы­ва­ются прав­ди­вые исто­рии о жизни детей и под­рост­ков и реша­ются жиз­ненно важные вопросы. Напри­мер, на полках нашей при­ход­ской биб­лио­теки стоят книги В. Кра­пи­вина. Это фан­та­зий­ный мир, кото­рый при этом научает ребенка добру, спра­вед­ли­во­сти, умению отсто­ять свои идеалы, защи­тить сла­бого. Это путь, а не обман и меч­та­ния. Конечно, даже если у ребенка в ходе его раз­ви­тия и взрос­ле­ния сфор­ми­ро­ва­лась хоро­шая мечта-идеал, то она не обя­за­тельно сбу­дется. На все воля Божия.

— Недавно по радио педа­гог высту­пала на тему «Мечты и реаль­ность». Она утвер­ждала, что нужно четко сфор­му­ли­ро­вать свою мечту, обо­зна­чить срок ее реа­ли­за­ции, про­ду­мать сред­ства — и дело сде­лано, мечта реа­ли­зу­ется. Я поду­мала: «Как же это хорошо, заман­чиво звучит! Только Бога здесь нет». В совре­мен­ной свет­ской куль­туре подоб­ные идеи очень попу­лярны. «Ты можешь все, доста­точно только захо­теть!».

— Эти идеи не новы. Все язы­че­ство про­ни­зано жела­нием поко­рить себе судьбу, маги­че­ски под­чи­нить себе духов, заста­вить их испол­нять твои жела­ния. Пра­во­слав­ный чело­век не должен увле­каться подоб­ными идеями. Любую свою мечту он должен про­ве­рить верой, чтобы мечты-планы не шли против запо­ве­дей.

— Есть запо­ведь «воз­люби Гос­пода Бога твоего всем серд­цем твоим, и всею душею твоею, и всею кре­по­стию твоею, и всем разу­ме­нием твоим» (Лк. 10:25). Если я люблю Бога, то я Ему дове­ряю. Полу­ча­ется, что нужно быть гото­вым отка­заться от любой своей мечты. Эта запо­ведь ста­но­вится потол­ком для мечты.

— В идеале так и есть. Гос­подь гово­рит: «Ищите же прежде Цар­ства Божия и правды Его, и это все при­ло­жится вам» (Мф. 6:33).

— То есть нас должны «согре­вать», уте­шать, вдох­нов­лять только твор­че­ские мечты-планы? А все осталь­ные мечты, когда они не сбы­ва­ются, могут при­ве­сти к печали, унынию, недо­ве­рию к Богу?

— Мы не должны быть плен­ни­ками своих меч­та­ний и планов. Повторю, какой бы заме­ча­тель­ной мечта ни была — на все воля Божия. Мы должны быть рас­су­ди­тель­ными. Это каче­ство поз­во­лит дове­рять себе, не сда­ваться и не отча­и­ваться, даже если мечта почему-то не сбы­ва­ется. Есть хоро­шая рус­ская посло­вица: «Поми­рать соби­райся, а пше­ничку сей» — два плана, тре­бу­ю­щие актив­но­сти от чело­века. Я желаю чита­те­лям «Пра­во­слав­ного вест­ника» всегда пом­нить, что от нас — усилия по реа­ли­за­ции мечты, а резуль­тат — от Бога.

Ксения Воз­грив­цева

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки