Азбука веры » Молитвослов » Апокрифические молитвы
Система Orphus

Слово мирянина к мирянам в опровержение ложного сказания, известного под именем «Сон Богородицы»

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 10pt 8pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 


Виньетка

Составил Леонид Денисов. Типография Т-ва И. Д. Сытина. Пятннцкая ул., свой дом. Москва. – 1914.


^ Предисловие

Апокрифами или ложными, отреченными книгами (как их именовали в старину), называются такие безыменные произведения народной словесности, которые построены на библейских (ветхозаветных и новозаветных) свидетельствах и сказаниях, но содержат в себе вымышленные подробности, часто искажающие и извращающие смысл библейского повествования. Многие из этих апокрифов возникли в первые века христианства и обязаны своим существованием пылкой фантазии восточных еретиков, известных под общим именованием гностиков, часть которых, под именем манихеев или богумилов, впоследствии из Греции распространилась по Болгарии и Боснии. С принятием христианства нашими предками апокрифы из Византии через Болгарию проникли в Южную Россию, а отсюда постепенно, с расселением русского народа, продвинулись на север.

Получая апокрифы готовыми из Византии и Болгарии, жители Южной Руси делились этим благоприбретенным достоянием своим с северянами, которые отплачивали юг московскими переработками тех же апокрифов.

Некоторые из последних возникли уже на русской почве. в последующие века, иногда самостоятельно в Украине и Московской Руси.

К таким поздним апокрифам, вероятно, чисто-русского происхождении, принадлежит сказание или лист, иначе называемый молитвою, под названием «Сон Богородицы». Некоторые данные его содержании заставляют предполагать, что он появился в XVI или XVII веке; впрочем, с большею степенью вероятности можно указать на XVI столетие, как на время его появления.

«Сон» имеет несколько редакций или пересказов; общее число их доходит до тридцати. Мы выбрали ту редакцию «Сна», которая, кажется, полнее других и представляет более удобств и необходимости для разбора и опровержения. Она помещена в третьем выпуске «Памятников старинной русской литературы», издан. А. Пыпиным (СПБ., 1861, стр. 125-127).

Выписывая текст «Сна» по частям, мы сопровождаем каждую отдельную выдержку разъяснением и опровержением.


^ Сон Богородицы

Текст и опровержение ложного сказания, известного под именем: «Сон Богородицы».

Молитва. Во имя Отца и Сына и Св. Духа, аминь. Сон Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии. Так, т.-е. молитвою, называется иначе сказание или лист о сне Богородицы. Посмотрим прежде всего, справедливо ли оно именуется молитвою. Молитвою называется обращение наше к Богу с прошением, благодарением или славословием. Сообразно содержанию и молитвы наши бывают или просительные, или благодарственные, или хвалебные. К какому же роду молитв относится «Сон Богородицы»? В нем не высказываются ни прошения, ни благодарения, ни славословия Богу; поэтому он не молитва. Следовательно, его нельзя читать (как делает это простой народ) ни вместе или на ряду с молитвами ни вместо молитв, установленных православною Церковью.

Для того, чтобы показать всю нелепость и несообразность «Сна Богородицы», мы сейчас будем выписывать текст его по частям, сопровождая содержание «Сна» объяснениями и опровержениями.

Вот что читаем мы после заголовка:

«Опочивала Пресвятая Богородица во святом граде Вифлееме иудейстем, в месяце марте, тридцатом числе, во святой святыне, во святой горе, в вертепе над святою рекою, над Ерданию».

Что ни слово, то бессмыслица или противоречие! Прежде всего не было никакой необходимости, чтобы во сне было открыто Пресвятой Богородице что-либо о крестных страданиях Спасителя, о которых задолго до Рождества Христова ясно предсказывали ветхозаветные пророки, да и Сам Христос, как повествует св. Евангелие, говорил о том Своим ученикам, пред торжественным входом Своим в Иерусалим: Вот мы входим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие, и в третий день воскреснет (Матф. 20:18-19). А в самый день воскресения Спасителя, когда жены-мироносицы пришли ко гробу, ища тела Иисусова. что сказал им ангел в обличение их маловерия? Что вы ищете живого между мертвыми? Его нет здесь: Он воскрес; вспомните, как Он говорил вам, когда был еще в Галилее, сказывая, что Сыну Человеческому надлежит быть предану в руки человеков грешников, и быть распяту и в третий день воскреснуть (Лук. 24:5-7). Далее: святым градом издавна и у всех народов (у евреев, арабов, турок и христиан) называется исключительно Иерусалим, а не Вифлеем. Затем в сказании обозначено тридцатое число марта, но не говорится, какого года. Между тем посмотрите в исторических книгах Священного Писания, в творениях святых отцов, в писаниях историков христианской Церкви, – и вы всегда увидите точное обозначение года каждого совершившегося события. Что это такое за «святая святыня», в которой будто бы «опочивала Пресвятая Богородица»? А вот вам и ответ: Богородица почивала во святой горе, в вертепе, над святою рекою, над «Ерданию». По словам сказания выходит, что Богоматерь спала в горной пещере Вифлеема, которая, по воле составителя сказания, как бы повисла в воздухе над рекою Иорданом. Между тем Вифлеем, если считать расстояние по прямой линии, находится приблизительно в 35 верстах от устья реки Иордана, впадающего в Мертвое море. Это знает, конечно, любой из паломников, побывавших в Святой Земле. А таких у нас на Руси не один и не два человека; их немало, и каждый из них может порассказать другим, не бывшим в Палестине, и уверить их, что слова «Сна» – выдумка, ни на чем не основанная и доказывающая только нелепость этого вымышленного сказания, которому верить лишь по своему невежеству темный люд, наш простой народ.

«Ложилась Владычица спать и почивать. Владычице мало спалось и мало виделось». Обороты речи – не благоговейные, схожие с речью сказок и присловий народных или шуточных произведений народного творчества, а никак уже не свойственные складу сказания о священных событиях ветхозаветных или новозаветных.


«Видела вельми сон страшен и грозен и чуден про возлюбленного Сына Своего, про Самого про Иисуса Христа, Царя небесного, Спаса как бы его, Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия, поимана бысть и к жидом приведена бысть, связана и предана к жидом в руки на поругание, Господа нашего Иисуса Христа учеником его первым, Иудою Скариотским, ценою за тридесять серебренниц. И приведена бысть от жидовей Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия, в руце к Понтийскому Пилату игемону на распятие в третий день на кресте распяша, на трех древах, кедре и на кипарисе и на певге, промежду двумя разбойниками на горе Голгофе; в руце и в нозе гвоздми пригвоздиша и копием в ребро его прободоша, святую кровь пролияша: солнце померкло, луна кровию предася, небо и земля потрясеся, церковная завеса надвое раздрася сверху и донизу, камение распадеся, гробы отверзошася, и мнози усопших телеса восташа. И видела Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия, желчью налофна, тростию по главе биена, венец с главы сбиша, тернов венец на главу возложиша. Видела Господа Иисуса Христа, Сына Божия, за ноги таскана и телом его всем поругана и по святому лицу биена, оплевана бысть от беззаконных и нечестивых жидов, искуплен и во гробе положен и в землю погребен. И паки в третий день, по описанию, от гроба воскресе Христос. Видела Господа Спаса нашего Иисуса Христа, Сына Божия, со ангелы, херувимы и серафимы, воскресе Христос. Видела Господа, Бога и Спаса нашего Иисуса Христа на превышнем престоле, воскресе Христос».

Краткий пересказ об обстоятельствах крестных страданиий и смерти Спасителя, конечно, верен в главных чертах, хотя порядок самых страданий перепутан. Но речь опять-таки далекая от величественной простоты и священной важности евангельского повествования об этих событиях, ставших краеугольным камнем искупления рода человеческого. Сколько здесь неправильностей, неблагоговейных, простонародных выражений, неверностей исторических и грамматических. Прочтите внимательно, со смыслом, и вы убедитесь наглядно, как далек язык этой подделки от истинного благовествования св. апостолов, мужей, изобильно облагодатствованных и просвещенных Духом Святым. Кто это «поимана бысть, приведена бысть» и т. д.? Если это говорится о Господе пашем, как видно по смыслу сказания, то зачем же вставлять лишнее и безграмотное здесь «бысть»? Далее, разве первым учеником Господа был предатель Иуда Искариотский? Им был св. апостол Андрей Первозванный. Наконец обратите внимание на следующую рифмовку, напоминающую вирши, колядки, песню евангельскую и прочие стихотворные произведения, южнорусские по происхождению, с духовным содержанием: «предася, потресеся, раздрася, распадеся» и немного далее: «напоена, биена, сбиша, возложиша». Вот это место важно для определения времени, когда впервые был составлен и пущен в ход ловким грамотеем и книжником «Сон Богородицы» Указанные особенности «Сна», сближающие его с южнорусскими виршами, позволяют установить время его составления в XVI или XVII столетиях, и никак не ранее. И, действительно, до нас дошли и напечатаны в ученых сочинениях такие «Сны» малорусские и польские, относительно которых засвидетельствовало точно время их происхождения. Таков «Сон Богородицы» на польском языке:

Sen przenajsоietsztj panny, изданный в «Летописце Ерлича», Варшава, 1853, стр. 45, в конце которого находим приписку: «рisano ten Sen albo list pod rokiem 1546, miesiaca Augusta 25 dnia», т.-е. писан этот сон или лист в 1546 году, 25 августа. В конце вышеприведенной выдержки из славяно-русского «Сна» мы видим три предложения, кончающиеся словами «воскресе Христос», которые могли быть заимствованы, напр., из огласительного слова св. Иоанна Златоустого, читаемого на пасхальной утрене, стало быть, вошли сюда из состава православного пасхального богослужения, а не из евангельского повествования, в котором не встречается такого троекратного повторения слов «воскресе Христос», уместного вполне лишь в церковной проповеди, какою и является огласительное слово Злотоустого. Это лишний раз доказывает позднее происхождение и сборный состав «Сна Богородицы», о котором ведем теперь речь:

«И прииде к Ней Господь наш Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель миру сего, к Матери Своей, Деве Марии. Рече Ей Господь наш Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель мира сего: Мати Моя возлюбленная, госпожа Пресвятая Богородица, Дева Мария! Спишь ли Ты или так лежишь? Встань и убедись».

Во-первых, Господь наш Иисус Христос, совершенный Бог и совершенный Человек, Который Сам о Себе говорить: Научитесь от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем (Матф. 11:29) и Который никогда не называл себя Богом, а только Сыном Божиим или Сыном человеческим, и говорил только, что Он и Отец – одно, и что все предано Ему Отцом Его, – мог ли Он, обращаясь к Своей Матери, именовать Ее Богородицею? Так не только можем, но и должны Ее, Преблагословенную Матерь Господа нашего Иисуса Христа, Приснодеву Марию, называть мы, православные христиане. Затем, можем ли мы даже представить, чтобы Господь наш обращался к Своей Пречистой Матери с такими непочтительными, почти грубыми, выражениями, с какими, наверное, едва ли обратится к своей матери сын-христианин, не потерявший страха Божия и почитающий, по слову заповеди Божией, своих родителей?.. Нет, да не будет! Все это ложь, вымысел и небылица.

«И рече Ему Пресвятая Богородица, Дева Мария: Возлюбленный Сыне Мой, Господь Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель миру сего! глаголю Я тебе: спала есми Я во святом граде Ефлиеме иудейстем, в месяце марте, в тридцатом числе, во святой святыне, во святой горе, в вертепе, над святою рекою, над Ерданию, ложилась Я, Владычица, спать и почивать. Мне, Владычице, мало спалось, а во сне много виделось, сон видела и страшен, и грозен, и чуден, про Тебя, про возлюбленного Сына Моего, про Самого Иисуса Христа, Царя небесного – света, и нельзя Тебе поведать».

Пересказ сновидения Богородицы представляет повторение начала «Сна», которое было уже нами опровергнуто выше. Здесь мы встречаем только одну новую бессмыслицу, которая никак не может согласоваться с характером личности Богоматери. Богородица представляется здесь говорящею о Самой Себе: «Ложилась Я, Владычица, спать и почивать». Могла ли так говорить о Себе Матерь Божия, отличавшаяся высочайшим, превосходившим человеческое понимание смирением? Неизмеримая бездна Ее смирения, обнаружившаяся в виде смущения при Благовещении, не покидала Ее во все время Ее земной жизни. Неограниченное смирение вместе с безусловною верою и полнейшим послушанием воле Божией всегда сопутствовали Пресвятой Деве – Матери.

«И рече Ей Господь наш Иисус Христос, сын Божий, Спаситель мира сего: Гой еси ты, Мати Моя возлюбленная, госпоже Пресвятая Богородице, Дева Марие, и поведай Ми сон Свой, и что Ты еси во сне Своем видела про Меня?»

Какое неблагоговейное отношение к Иисусу Христу и Матери Божией проглядывает в этом простонародном обращении: «гой еси ты», которое так и кажется выхваченным из древне – русских былин про могучих богатырей – дружинников князя Володимира Красного Солнышка, или из исторических народных песен времен монгольского ига и торжества Московского княжества над Золотою ордою и выделившимися от нее царствами Казанским и Астраханским. Это древне – русское обращение, не заключавшее в себе первоначально ничего обидного, впоследствии стало употребляться в народных присловьях и сказках, где приобрело мало-по-малу характер насмешки или презрения. Неуместное употребление этого выражения довольно ярко обнаруживает самозванство составителя «Сна». Господь в этом отрывке представляется расспрашивающим Свою Матерь о содержании будто бы виденного Ею сна. Сообразно ли с всеведением Божиим такое представление? Ничуть! Он, испытуяй сердца и утробы человеческие, Сердцеведец, нуждается ли в праздных расспросах, когда Он знает все – и прошедшее, и настоящее, и будущее в жизни созданного Им мира и людей, и знает даже то, о чем никтоже весть, ни ангели небеснии, токмо Отец Мой един, как сказал Сам Спаситель Своим ученикам (Матф. 24:36)!.. Но продолжим «Сон».

«И рече Ему Пресвятая Богородица: Как бы Тебя, Господа Моего Иисуса Христа, поимана бысть жидовьями и приведена бысть, связана и предана к жидам в руки, учеником Твоим, превозлюбленным другом, Иудою Искарютским, ценою 30 сребренниц; и предана бысть в руце к Понтийскому Пилату, игемону, на распятие. И в третий день на кресте распяша на трех деревах, на кедре и на кипарисе и на певге, промежду двумя разбойвиками, на горе Голгофе, в руце и нозе его гвоздями пригвозденна. Един от воин прииде и копием в ребро прободоша, и абие изыде кровь и вода на исцеление всем православным христианам… Святым Никодимом пресвятое тело Твое со креста сняша, и благообразным Иосифом плащаницею чистою обмыв, во гробе положен и в землю погребен: солнце померкло, луна кровию предася, небо и земля потрясеся, церковная завеса раздрася надвое, сверху и до низу, камение распася, гробы отверзошася, и мнози усопших телеса восташа. И видела Тебя, Господа Иисуса Христа, по ланите заушена, и желчно напоена, тростию по главе биена, венец с головы сбиша, тернов венец на голову Твою возложиша. Видела Тебя, Господа Иисуса Христа, за ноги таскана, и телом Тебя всем поругана. Видела Тебя, Господа Иисуса Христа, от беззаконных жидов доругана бысть и оплевана бысть, и по святому пречистому лицу Твоему биен бысть. Видела Господа Иисуса Христа, паки в третий день гроба из мертвых воскресе Христос и вознесеся со славою на небеса и седше одесную Отца. И видела Тебя, Господа Иисуса Христа, со ангелы, с херувимы и серафимы, воскресе Христос. Видела Тебя, Господа Иисуса Христа, на превышнем престоле, воскресе Христос».

Здесь мы встречаем прежние несообразности, с прибавлением новых. Так, Иуда Искариотский называется даже «превозлюбленным другом» Спасителя! Снова перепутана последовательность событий последних дней земной жизни Иисуса Христа; снова заметно употребление простонародных выражений, в роде: «за ноги таскана», в приложении к Спасителю мира; снова не идущие к повествованию, хотя и вымышленному и сбивчивому восклицанию: «воскресе Хримтос!» Вновь ярко выступает наружу вся безграмотность самодельного сказания, когда читаешь, напр.: «распяша… на горе Голгофе, в руце и нозе его гвоздями пригвозденна». Затем уже прямо утверждается ложь, будто Спаситель был распят на третий день по взятии в саду Гефсиманском.

Продолжим выписки из «Сна».

И рече ей Господь наш, Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель мира сего: «Гой еси Ты, Мати Моя возлюбленная, госпоже Пресвятая Богородица, Дева Мария! доподлинно сон Твой не ложен, что Ты еси во сне Своем видела про Меня страсти, то все надо Мною сбудется. Аз на то от тебя родихся и сошел от Отца Моего с небеси, и смертию Моею крестною спасти испогибший род человеческий, а кровию Моею избавити и вывести из ада преисподнего, от огня геенского, от мучения, мытарств всех грешных и праведных, и паче Мне Твой сон… и воста и глаголю тебе сице». Здесь составитель «Сна» вступил уже на путь богохульства, дерзко говоря от лица

Самого Господа нашего и объявляя, будто этот «Сон» – «доподлинно не ложен».

Далее идут щедрые и широковещательные обещания читателям этого «Сна», расточаемые безграмотным писателем его с коварной целью отвлечь младенцев в вере от Церкви Христовой и установленных Самим Главою Ея, Господом нашим, св. таинств, целебных для телесного здравия и спасительных для души.

Выпишем все эти лживые и душепагубные обещания по порядку, а свое слово о них скажем потом.

1) Кто сей сон Твой, Пресвятая Богородица, спишет и в доме своем содержит в чистоте и с прилежностию, и дом тот сохранен будет и помилован от лукавого и от нечестивого духа, дьявольские силы: к тому человеку, к дому, к рабам не приступится и не прикоснется лихой и злой человек, и будет в том дому Дух Святой почивать, и будет счастие и умножение всякого плода, и ущербу ни в чем не будет.

2) Аще который человек пойдет в путь свой, а сей сон, святую молитву Твою, с собой несет в чистоте и с чистою прилежности, и тот человек сохранен будет и помилован от грому и от войны, и от бури наносные, и от лукавого и нечестивого духа, и диявольские силы; к тому человеку и не прикоснется диявол.

3) Аще который человек, раб Божий или раба, пойдет в лес на дело и на всякое помышление, а сей сон, святую молитву Твою, с собой несет в чистоте и с прилежностию, и тот человек сохранен будет и помилован от лесового, и от ползающего гада, и от всякого нечистого духа; и того человека, раба Божия, имярек, укусить и змия не может.

4) Аще кто пойдет на воду, раб Божий, имярек, а сей сон, святую молитву Твою, с собою несет в чистоте и с прилежностию, и тот человек, раб Божий, имярек, сохранен будет и помилован от морской бури, и от диявольского наваждения, демонского стреляния, и на воде утонуть не может, и не потопит море, и не будет погибели до нынешнего конца живота своего.

5) Аще который человек, раб Божий, имярек, поидет пред царя или пред управляющего или воеводу, а сей сон. святую молитву Твою, с собою несет в чистоте, и тот человек сохранен будет от напрасленные смерти и от всякого злого человека, и от супостата, и от немилостивого судии, и никакой судия не может противу того человека, раба Божия, на месте усидеть не может, а встанет на

ноги и будет тих и кроток и смирен сердцем, и будет с ним глаголать тихо, яко отец с чадом; и тот человек на суду стоит и не будет неправ, а будет всегда прав.

6) Аще кто первым браком или вторым браком идет венчаться, а сию святую молитву Твою с собой несет в чистоте и с чистотою и с прилежностию, и тот человек сохранен будет и помилован от диявольские силы, и к тому человеку не приступится и не прикоснется лихой и злой человек.

7) Аще которая жена беременна и не может родить младенца, или в болезни, а сей сон, святую молитву Твою, почитати над нею трижды и положить ей над главу, и ту прощу и, без болезни отпущения, будет здрава.

8) Аще в котором в дому кто дерзким, раб Божий имярек, будет какою злою болезнию, или сну у него нет, а сей сон, святую молитву Твою, над ним прочитал трижды, и положить ему над главу, как младенцу, как большому, рабу Божию имярек, и тот человек сохранен будет от всякой злой и падучей болезни и чернижной смерти, и будет на него сон легок, и тот человек получить здравие, долговечен будет на земли, в веке веков, аминь.

9) Аще который человек от сего временного света, раб Божий или раба Божия, имярек, будет преставляться, от сего временного света пойдет в будущую и бесконечную жизнь, на вечное и бесконечное житие, при смерти своей отца духовного у раба Божия или рабы не прилучится, а сию святую молитву Твою прочитать над ним трижды и положить ему умирающему над главу, а как разлучится душа от тела, то сей сон, святую молитву, положить с ним во гроб и в погребение, в землю, и ту душу ад не примет, а встретят ангелы, херувимы и серафимы и вся небесные силы, и понесут одесную престола славы Божия.

2) Аще который человек в первый и во второй брак пойдет, а сей сон, святую молитву Твою, с собою несет в чистоте, и тот человек сохранен будет и помилован от напрасленные смерти и от всякого злого человека, врага и супостата и оть неприятеля; никакое железо ранить не может, и на бою убить не будет.

Первое обещание касается дома того человека, который спишет и будет хранить этот «Сон»: «будет в том дому Дух Святой почивать». Так обещает поистине лукавый составитель «Сна»; но не то говорит нам слово Божие, по которому мы, православные христиане, обязаны направлять путь жизни своей. Что общего у света со тьмою (2 Кор. 6:14)? Просвещенные светом истинного учения Христова, последуем за этим Светом, а не будем толпиться, как неразумное стадо, за вожаком, за безыменным составителем безграмотного, кощунственного и даже еретического, как увидим при дальнейшем разборе «Сна Богородицы», который и мог быть составлен в свое время лишь темным невежественным изувером, в роде теперешних раскольников, отщепенцев православной Церкви, жаждущих и всячески старающихся переманить к себе, в свою мнимую безблагодатную «церковь» – церковников, или никониан, как они нас величают. Сами гибнут и нас хотят погубить. Но да не будет! Неложно истинное обетование Спасителя основанной Им Церкви: врата адова не одолеют ей (Матф. 16:18). Не в доме будет обитать Дух Святой, но в нас самих, если мы будем достойны, может жить Дух Божий. Не весте ли, пишет апостол Павел к христианам коринфской Церкви, яко храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас (1 Кор. 3:16)? Кто же достоин этого, чтобы Дух Святой обитал в нем? Разумеется, не тот, кто будет читать и почитать вымышленный, вздорный «Сон Богородицы!» Св. апостол в том же послании отвечает на это так: прилепляяйся Господеви един дух есть с Господем (1 Кор. 6:17). А вы, несмысленные, как некогда галаты, мнящие получить спасение и благодать от чтения и хранения у себя пресловутого «Сна», скажите, кто вы прельстил есть не покоритеся истин (Гал. 3:1). Или не весте, яко неправедницы царствия Божия не наследят (1 Кор. 6:9)? А ведь вы именно и стараетесь, как бы войти в царство небесное! Только стараетесь-то вы войти в него окольным и легким путем, забывая слова Спасителя, что «тесны врата и узок путь, ведущие в жизни» (Матф. 7:14), и что «царство небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Матф. 11:12).

Второе обещание составителя «Сна» придает ему значение заговора или зарока, что, конечно, утешает и радует неразумных чтителей этого ложного сказания, кощунственно названного здесь «святою молитвою». Крест Христов – это непобедимое оружие и лучшая охрана христианина против всяких бед и лукавых духов, исчезающих пред знамением крестным и побеждаемых силою распятого на кресте Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, – как бы отметается, забывается и уничтожается. Ему предпочитается бестолковый «лист», который по суеверному мнению чтителей «Сна», ставится выше креста Христова… Это ли не хула? Это ли не вымышление лжеименного разума, хитро раскидывающего сети для уловления младенцев веры и для отвлечения их, чад Церкви, от единой истинной Церкви Христовой?

Третье обещание делает «Сон» еще более похожим на народный заговор. Такие заговоры остались в нашем простом народе от времен давно минувших, когда русские люди, еще только что просвещенные св. крещением, не успели окончательно совлечь с себя ветхого человека, к вере христианской, плохо усвоенной, примешали свои языческие прежние верования и проявляли в своей обновленной жизни двоеверие и суеверие, против которых ратовали оружием слова Божия древние святители наши в своих проповедях, поучениях, словах и посланиях. Суеверная вера в защиту и помощь от заговоров есть остаток язычества, который давно бы пора бросить нам, православным христианам, если мы не хотим быть христианами лишь по имени, а не по делам.

Четвертое обещание придает «Сну» то же значение, что и третье. Лишь невежественное суеверие может питаться этими лживыми, обманными обещаниями, не имеющими ни смысла ни вероятия. Нам, христианам, следует не вверяться мнимому могуществу подобных заговоров, а полагаться на волю Божию, потому что ни один волос с головы нашей не упадет без воли Отца нашего небесного. Напротив, доверчиво относящихся к подобным суеверным сказаниям читателей и усердных читателей «Сна», по слову Спасителя, можно уподобить человеку безрассудному, иже созда храмину свою на песце (Матф. 7:26).

Пятое обещание – явная нелепость, никогда, разумеется, не сбывающаяся в жизни. Кажется, наглядно и ощутительно каждый из суеверных читателей «Сна» мог бы не раз в жизни убедиться в бесполезности и вздорности этого обещания, и мы справедливо можем только удивляться, как люди продолжают верить подобным басням, а не разубеждаются доселе в их лжи и беззастенчивом обмане, рассчитанном лишь на легковерие простого народа.

Шестое обещание, почти тождественное с дальнейшим десятым (о котором мы не будем уже говорить отдельно), носит на себе характер заговора. Эти обещания так же бессмысленны и недостойны никакого доверия в глазах христианина, как и прочие измышления «Сна», изобретенного, должно быть, каким-нибудь досужим предком теперешних раскольников, таким же упорным и невежественным изувером, как и современные нам глаголемые старообрядцы разных толков и согласий.

Седьмого обещания составитель «Сна» не умел даже выразить, как следует, и поэтому, кроме вздорности самого обещания, в словах, выражающих его, заключена явная для всех бессмыслица, именно: как это жена будет прощена и будет здорова без прекращения болезни? Чудно что-то, и даже не замысловато, а обнаруживает косность ума составителя этого ложного «Сна», хотя он, очевидно, и хотел как-то извернуться, но сам, по своей неразвитости, запутался в извитии словес своих.

В восьмом обещании мы неожиданно узнаем от составителя «Сна» о существовании какой-то раньше незнакомой нам чернижной смерти. Эта новинка, нам думается, и ему самому была неизвестна и поставлена им, вероятно, для того, чтобы ошеломить читателя, заставить его задуматься над смыслом непонятного слова и тем более приковать внимание ко «Сну», в котором, дескать, можно найти слова, которые не совсем-то смертным доступны для понимания. Непонятное от великого до малого привлекает к себе людей более, чем понятное, по самому свойству духовной природы нашей, не удовлетворяющейся видимым и конечным, а старающейся перенести центр мировой жизни по ту сторону земного существования и объяснить как будто понятным, видимое – невидимым и конечное – бесконечным. Эта особенность человеческого духа дает себя чувствовать и в этом коварстве составителя «Сна», с которым он умышленно (как мы думаем) поставил непонятное, загадочное выражение для большего привлечения читателя.

В девятом обещании заключается уже еретическое мудрование, которое, с большой вероятностью, указывает на раскольника, как на составителя «Сна». Здесь, хотя не явно, а преоткровенно отрицается важность исповеди Богу пред священником и получаемого через него отпущения грехов от Бога в таинстве покаяния. Такой противоцерковный взгляд на таинство покаяния, как и на остальные шесть таинств св. православной Церкви, выработался у раскольников, которые, за неимением законно поставленных пастырей, после самоличного отделения их от Церкви во времена святейшего московского патриарха Никона, стали отметать священство, а, стало быть, и совершаемые священниками церковные таинства. Даже разрешительная молитва, прочитываемая иереем при отпевании и полагаемая в гроб с усопшим, не имеет той безусловной силы, которая здесь приписывается ложному и вымышленному «Сну Богородицы». Таково ослепление закоренелых изуверов, которые, будучи сами слепы в деле веры, хотят руководить другими, и выходить, что слепец слепца водит, и обоим грозит участь вновь распинающих в себе Сына Божия (Евр. 6, 6). Напомним им что, по слову Самого Господа, кто будет хулить Духа Святого (как еретик и раскольник, составитель бессмысленного «Сна Богородицы», отрицающий св. таинства и пытающийся заменить таинство покаяния чтением лживого и нелепого сказания), тому не будет прощения во век, но надлежит он вечному осуждению (Марк. 3:10); что тягчайшему наказанию повинен будет тот, то попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь завета (как раскольники, не имеющие законно учрежденной иерархии, а следовательно и св. таинств), которого освящен, и Духа благодати оскорбляет (Евр. 10:20).

Теперь выпишем окончание «Сна», полагающее поистине венец безумия на главу составителя его.

11) Рече Господь Иисус Христос Сын Божий, Спаситель мира сего, Матери Своей, Деве Марии: Госпоже Пресвятая Богородица, Дева Мария, положена сия Твоя святая молитва, – сон Пресвятой Богородицы, – во святом граде Иерусалиме, во святой святыне, во святой, соборной, во апостольской церкви, и под престолом Господним, запечатана Твоя святая молитва 4-м иерусалимским патриархом. И прочитал Петр и Павел, райский помощник, Косма и Димиан, а печать: крест – небесная вышина, крест – земная ширина, крест – церковная красота, крест – морская глубина, крест – ангелом и архангелом похвала, крест – дому ограда, крест – царем держава, крест – верным утверждение, крест – православным жительство, крест – мне, рабу Божию, помощь, крест – демонам язва, крест – врагам победа, крест – бесов прогонитель. Ныне и присно и во веки веков, аминь.

Для усиления впечатления на простодушных читателей «Сна» здесь собраны воедино и св. град Иерусалим, и Иерусалимский храм, и гроб Господень, и печать иерусалимского патриарха. Но этим не ограничивается составитель «Сна»; ему недостаточно, мало этого, и он придумывает обмануть легковерных читателей «Сна» сообщением, что его безграмотную стряпню будто бы прочитали первоверховные апостолы Петр и Павел, и почему-то еще свв. Косма и Дамиан!.. Все это даже не стоит и опровергать; так это нелепо… и, если хотите, даже смешно, хотя смеяться и не кстати, если подумать, какое развращающее влияше на столько поколений имело и доселе имеет _ в глухих местах это бестолковое и безграмотное сочинение. Будет вполне уместно напомнить здесь ревнителям легкого и удобного способа спасения, что спасение свое мы должны устроять по слову Божию, по руководству св. православной Церкви, которая есть столп И утверждение истины (1 Тим. 3:15), и по примеру святых мужей и жен, благоугодивших Богу и прославленных Им за их праведную жизнь, увенчавшуюся дарами благодати и доставившую им вечное блаженство в царстве небесном.

Другой истины, кроме той, которую содержит св. православная Церковь Христова, нет нигде еще в целом мире, и ее не могут сообщить нам те волки в овечьих шкурах, против которых предупреждает нас Сам Спаситель, говоря: «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные» (Матф. 7:15), подобные татям и разбойникам, которые, по слову Св. Писания, не дверью входят во двор овчий, но перелазят инде (Иоанн. 10, 1), много таких волков и татей на свете; не следует нам, православным, обращать внимание и прилепляться не только духом, но даже слухом, к вымышленным ими басням. Это не наши слова, а апостольское наставление. Вот что говорит св. апостол Павел относительно этого: Аще… ангел с небесе благовестит вам паче (не то), еже (что) благовестихом вам, анафема да будет (Гал. 1:8).

От составителя

Поместив выше опровержение бессмысленного и ложного сказания, известного под именем «Сон Богородицы», мы сочли уместным приложить к нашему опровержению положительное указание на один из неисчетных источников действительной благодатной помощи, получаемой от Богоматери чрез Ее святые иконы. Для этого мы избрали икону Богоматери, известную под наименовашем «Взыскание погибших», и ниже сообщим знамения благодатной помощи Богоматери, полученной чрез три чудотворные иконы Ее этого наименования.

Жаждущих духовного света, утешения, исцеления и спасения душевного мы ведем не к мутному и сорному колодцу, каким представляются обещания «Сна Богородицы», а поистине к живоносному источнику исцелений, о светлой духовной радости о Дусе Святе.


^ Чудотворные иконы Пресвятой Богородицы, именуемые «Взыскание погибших»

(Празднование 5-го февраля).

Чудотворных икон Божией Матери, именуемых «Взыскание погибших», известно четыре.

Первая по времени прославленил находится в Москве, в Христо-Рождественской церкви, в Палашах. Она известна с конца XVIII века.

Вторая известна с начала XIX столетия и находится в Твери, в Воскресенской или Трех-Исповеднической церкви.

Третья известна с 1809 года, прославлена чудесами в 1853 году н находится в церкви села Никольского-Бор, Тарусского у., Калужской губернии.

Четвертая прославлена чудесами в шестидесятых годах истекшего столетия и находится в Раковском женском монастыре Самарской губернии и уезда.

Ниже мы даем описания благодатной помощи Царицы Небесной чрез эти святые иконы Ее, которые достойно чтутся чудотворными.


^ 1. Чудесное исцеление, полученное чрез икону Богоматери „Взыскание погибших», находящуюся в московской, Христо-Рождественской, в Палашах церкви

В церковной летописи, по просьбе настоятеля церкви, свящ. В. Никольского, записано прихожанином М. К. Иогилем описание следующего чуда: «4-го января текущего 1892 г. дочь наша, Татьяна, девочка по пятому году, заболела. При измерении температуры оказалось 40 градусов. Приглашен был доктор К-ов, нашедший у нее 5-го января сильное предрасположение к воспалению легких. Это именно то, чего опасались мы, я и жена моя, наиболее, так как при ее чрезвычайно слабой организации она только еще летом 1591 года вынесла воспаление в кишках. Я потерялся совершенно. Ударили к вечерне. Я пошел в свой приход Христо-Рождественской церкви, что в Палашах. Я не знал, собственно, зачем я шел. Я чувствовал, что молиться я не в силах. Из глубины души моей, поднималось чувство, похожее на ропот. «В такой великий день и такое несчастие!.. За что?..» – думал я. Войдя в церковь, я с тою же безотчетностью остановился пред иконою «Взыскание погибших». Ее неотразимо привлекающий, кроткий лик в один миг дал почувствовать мне всю ту бездну, какая открывалась теперь между мною и моим отчаянием и выражением лица Божией Матери, казалось, вот-вот готовой снизойти и облегчить мои страдания, лишь только сердце мое просится слезою мольбы о помиловании, о пощаде… И я стал молиться… Я не слышал службы, я не видел никого, я видел только Ее, и я молился и молился. О чем я молился, я не помню. Мне казалось, что я в огне. Я чувствовал, как с каждым словом молитвы все теплее становилось у меня на душе, все легче на сердце… Когда вечерня кончилась, и я вышел из церкви, я с крайним изумлением ощутить, что подавлявшее меня чувство страха оставило меня. Я был уже уверен в чем-то, что было так же хорошо, как хорошо было глубоко запечатлевшееся в душе моей кроткое, полное любви, выражение лица Богоматери… К вечеру этого дня температура у Тани понизилась до 38 градусов, а на следующий день девочка была почти уже совершенно здорова и, если оставалась еще в кроватке, то единственно по убеждению доктора, все еще сомневавшегося в ее выздоровлении. С той поры я не могу без теплых слез умиления и радости молиться пред иконою «Взыскание погибших» и не мог воздержаться от сообщения об этом знаменательном событии настоятелю Христо-Рождественской церкви. Ныне же сообщаю об этом письменно, дабы явленное нам Божиею Материю милосердие еще более укрепило в прибегающих к Ней надежду на Ее скорую и весьма нередко незаслуженную нами помощь»[1].


^ 2. Предание о чудотворной помощи Богоматери чрез Ее святую икону «Взыскание погибших», находящуюся в Тверской Восресенской церкви.

Существует предание, что однажды из дома одного прихожанина Воскресенской церкви, купца Семена Ивановича Голенкина, пропал лет семи мальчик; его искали самым тщательным образом и нигде не могли найти в течение двух недель. Родители мальчика, видя, что никакие естественные средства не помогают, обратились с усердною молитвою к Царице Небесной; пламенно полились они пред Ея иконою «Взыскания погибших», и пропадавший две недели мальчик был отыскав на паперти придела во имя Божией Матери. Взыскание погибших» целым и невредимым. И родители мальчика и все, кто искал его и принимал в нем участие, все приписывали обретение этого мальчика чудесной помощи Царицы Небесной[2].


^ 3. Исцеление раскаявшегося в своем неверии, полученное через чудотворную икону Божией Матери, именуемую «Взыскание погибших» и находящуюся в Раковском женском монастыре Самарской губернии и уезда

Постоянно сопровождающий св. икону летом, когда ее носят по окрестным селениям, монастырский священник во время служения молебна в одном доме невольно обратил внимание на «немого», который с «сильным воплем» остановился позади св. иконы, слегка дергая священника за облачение. При этом «немой» указывал на язык и св. икону и подал священнику монету. «Я предположил, – говорит священник, – что это – обыкновенный немой».

Когда перешли в другой, третий и следующий дома со св. иконой, немой с громким воплем следовал за св. иконой, повергаясь пред нею ниц во время молебнов.

«На пути я узнал – говорит священник, – что этот человек только что онемел».

В следующие дни этот человек постоянно сопутствовал св. иконе и посторонними лицами быть подводим для окропления св. водой и особенно для принятия св. воды с креста на посиневшую руку.

Всех поражало, что немой крестился левой рукой, а правая рука висит у него как плеть; при этом три пальца одеревеневшей правой руки закоченели, сложившись как бы для крестного знамения.

В праздничные и воскресные дни св. икона во время церковных служб всегда находилась в храме.

«22-го ноября, – говорит крестьянин села Перелюба Павел Н-ч Т. в своем собственноручно писанном показании, – мы с Петром Г. К-вым (онемевшим за кощунственное отношение к св. иконе Богоматери, крестьянином деревни Аловой, Алатырского уезда, Симбирской губернии) пошли ко всенощной. В половину службы Петр дернул меня за полу, мы вышли из церкви. Петр зарыдал со слезами. Я спрашиваю: что ты? Он показывает на уши. Значит – оглох».

По совету добрых людей он исповедовался и причастился св. таин.

«Что происходило во все это время в моей душе, высказать словами я не могу, – заявил потом Петр священнику, записавшему со слов Петра его «показание».

«Но все, что происходило со мной, я верил, что все это происходило по действию Божию… Я плакал и со слезами просил Бога помиловать меня и дал обещание пред св. иконой два года прослужить в Раковском монастыре чернорабочим без всякого вознаграждения. Я написал это обещание на записке и просил монахиню положить эту записку за св. икону».

Петр неотступно ходил за св. иконой, имея местопребывание у доброжелателя своего Павла Н-ча Т-ва. Всю семью этого доброхота поразило однажды то обстоятельство, что «немой» Петр по ночам говорить вполне явственно.

«Дайте воды», слышит вся семья от спящего Петра. «Обедня идет: звонят», слышит семья в другую ночь от Петра, остающегося днями немым.

Ужас напал на Павла, когда ночью от спящего Петра он услышал как бы суд над своим неверием и неверием других. «Накажи, Господи, неверующих! Матушка! Владыче…» явственно в одну ночь произнес спящий Петр. – Точно кто кинжалом ударил меня в грудь, – говорит Павел, – когда я услышал эти слова: и я – грешник, и я – неверующий. Всю ночь и проплакал. Петровы слова записал на бумагу, которую на утро передал священнику и всему народу сказал в церкви: «Я не верил ничему, а теперь верю и буду верить»…

Вскоре прекратилась у Петра глухота, и мало-по-малу стала двигаться и пораженная правая рука.

2 декабря св. икона из с. Перелюба проследовала в с. Черниговку, а Петра на монастырских лошадях повезли в обитель, где он по обещанию своему должен оставаться в течение двух лет, а Павел отправился туда же пешком.

Все еще «немой» Петр был представлен игумении монастыря, которая, выслушав рассказ о наказании Божием, постигшем прежде здорового человека, распорядилась оставить Петра в монастыре, благоразумно поручив «немого» особенному надзору благонадежной пожилой монахине.

Петра поместили в «людской», устроенной за стеной монастыря для рабочих монастыря из мужчин. Петру поручен был уход за монастырскими лошадьми. С 6 декабря 1898 г. Петр проживает в монастыре, в будние дни его никто почти не видит, ибо он занят своим делом. По праздничным дням он приходить к богослужению в церковь и всегда становится посредине храма, близ колонны, откуда особенно ясно виден лик Пречистой Богоматери, образ которой «Взыскание погибших» утвержден на верху алтаря главного храма, и лишь в конце богослужения спускается вниз по особенно устроенному приспособленно.

Петр привлекает к себе общее внимание богомольцев. Но вот 13 декабря новое несчастие постигло Петра: какая-то сила связала ему обе руки и сделала их неподвижными. Левая рука обняла правую около кисти и так застыла; нельзя было их никак разъединить. «Был со мной обморок», сообщал Петр впоследствии.

В то же время в ночь с 13 на 14 декабря развязался язык у немотствовавшего Петра.

Несчастный не знал, что ему теперь делать и как себя чувствовать: считать ли себя прощенным и помилованным или осужденным?!

На всех присутствовавших напал больший, чем прежде, ужас. «Куда годится этот безрукий человек? Какая от него услуга монастырю? Только лишний нахлебник, несчастный, требующий за собой ухода», так в себе размышляла сама игумения, рассказывавшая нам по порядку это замечательное происшествие.

«Пришлось к больному приставить для ухода какую-либо старшую из монахинь, и я, – говорит достопочтенная игумения, – распорядилась, чтобы в церкви тотчас же было совершено в присутствии самого больного и всех монахинь молебное пение Богоматери с акафистом о помиловании несчастного»… «Все мы молились пред чудотворным образом со слезами», рассказывали нам старшие сестры монастыря, приглашенные матерью игуменьею рассказать нам о случившемся. Во время молебнов больной сознательно и спокойно молился Богу, делая одни лишь поклоны и становясь на колени.

В остальное время он страдал, впадая в обмороки и подвергаясь судорогам. Больного окропляли не раз св. водою и мазали сцепленные руки св. елеем, взятым от лампады, которая неугасимо горит пред чудотворным образом «Взыскание погибших».

Затем в течение целой недели каждодневно совершалось молебное пение пред св. образом о возвращении здравия Петру. Больной Петр все это время пользовался уходом со стороны монахини Параскевы и прибывшего в монастырь своего прежнего благодетеля Павла Н-ча Т-ва.

«Я пришел в монастырь 16 декабря, – показал Павел Н – ч Т – в. – Увидался с Петром и обрадовался: он стал говорящий». Я его спросил: «Когда тебе Бог разрешил говорить?» Он мне сказал: «С 13 на 14 декабря». Тут Петр показал мне на связанные руки. Я ужаснулся; вижу, что левой рукой обнял около кисти правую; рука так и замерла. «Должно быть, так Богу угодно».

Монахиня и Павел Н – ч внимательно вслушиваются в те отрывистые речи, которые вел спящий Петр; сонливое состояние нередко нападало на Петра.

Вот раз, что слышал Павел. «Я слышал, как он (Петр) сказал: Кузьма Сергеевич! теперь не заставите меня крестом молиться!»

Монахиня Параскева рассказывала: «После всенощной больной Петр лег спать, а потом вдруг встал, приподнялся и говорит: «Взыщи нас погибающих! Я неверующий был, беззаконник, блудник… Вот казнитесь на меня! Батюшка отслужил молебен… Я хотел приложиться к образу; Она была такая прекрасная, но не мог, Она меня опалила»…

В другой раз монахиня слышала, как Петр во сне говорил сам с собою: «Теперь ты веруешь? – верую. Желаешь св. таин причаститься? – желаю. Вы не верите, что в обители есть чудотворная икона?.. Завтра ты будешь глаголати»… Действительно, вскоре язык у Петра развязался.

Петр получил исцеление в руках 18 декабря при следующих обстоятельствах, о которых письменно сообщил спутник Петра,

Павел Н-ч Т-в, остававшийся во время болезни Петра в Раковском монастыре.

«18 декабря я пошел ко всенощной. Петр пришел немного после меня и стал пред иконой Божией Матери, а я стоял позади него. Смотрю на него: он стоит и кланяется; креститься ему нельзя, потому что руки оставались все еще сцепленными. Петр подошел к церковной колонне и прижался к ней головой. Я вижу, что с ним происходит какая-то перемена. Я боялся, что он упадет, почему и сам подошел к Петру и стал его поддерживать: он весь трясся. Долго так мне пришлось его держать. Я про себя думал: «Опять с ним какое-нибудь наказание Божие!» Петр сильно вздрогнул и отошел на прежнее место. Он обратился взором на явленную икону и долго смотрел на нее. Потом вдруг повернулся и пошел из церкви. Я за ним тотчас же вышел. Петр вошел в свою комнатку и лег на кровать. Скоро он уснул, оставаясь вверх лицом; так прошло минут десять. Вдруг он вскинул обе руки к плечам и сильно взвизгнул, как будто чего-то испугался сильно. Потом сложил на правой руке три пальца для крестного знамения и опустил на лоб; так и заснул… А на меня напал в то время сильный ужас, так что и описать не могу», замечает очевидец происшествий. «Пролежав так несколько времени,

Петр вдруг говорить мне: «Павел Николаевич, дай мне денег на благодарный молебен»…

«Все, видевшие чудесные происшествия, совершившихся над Петром, ужаснулись, – говорит упомянутый очевидец. – Все очень обрадовались и даже от радости плакали», заключает свой рассказ Павел Николаевич.

Об этом поразительном событии монастырский священ. о. И. Воинов рапортом донес его преосвященству в феврале 1899 г. о поражении Петра немотою и параличом. Ранее доносил Его преосвященству священник с. Перелюба, Правдин, с приложением рукописи самого Петра, в которой он описал тяжкое наказание, которому он подвергается за свое неверие.

Его преосвященству угодно было поручить местному благочинному священнику П. Введенскому «проверить рассказ о дивном исцелении».

О. благочинный проверил рассказ, отобрав от всех очевидцев происшествия письменно и обстоятельно изложенные показания, в числе которых имеется и подписанное самим исцеленным сообщение о дивном исцелении.

Настоящее описание чуда составлено нижеподписавшимися, вследствие распоряжения его преосвященства на основании письменных документов, а также лично собранных сведений во время поездки в монастырь Раковский (14-15 июня 1899 года).

Протоиерей И. Панормов[3]



[1] См. брошюру свящ. В. Никольского «Чудотворная икона Божией Матери, Взыскание погибших, что при московской Христо-Рождественской, в Палашах, церкви». М., 1892, стр. 22—14.

[2] См. брошюру свящ. В. Троицкаго «Икона Божией Матери Взыскание погибших». Тверь, 1999, стр. 7.

[3] См. «Самарские Епарх. Ведомости» 1900, № 3, 117—127.