Молитвослов

Аудио-версия статьи

***

Молитвосло́в, или Молит­вен­ник (от др.-греч. εὐχολόγιον от др.-греч. εὐχή — «молитва» + др.-греч. λέγω — «гово­рить», «соби­рать») – в широ­ком смысле слова сбор­ник молитв и молит­вен­ных пес­но­пе­ний (напри­мер, круп­ные евхо­ло­гии как «Треб­ник, або Молит­во­слов» свт. Петра Могилы). В более узком, оби­ход­ном смысле слова – сбор­ник молитв, кото­рыми могут поль­зо­ваться миряне (хотя и не только миряне) как в рамках регу­лярно совер­ша­е­мого молит­вен­ного дела­ния, так и в особых жиз­нен­ных ситу­а­циях (в насто­я­щей статье речь идет о втором явле­нии). В совре­мен­ной пуб­ли­ци­стике слово молит­вен­ник исполь­зу­ется зна­чи­тельно реже, нежели слово молит­во­слов (первое нередко при­ла­га­ется к рев­ност­ным бого­моль­цам).

molitvoslov - Молитвослов

Исто­рия поня­тия

По фор­маль­ным при­зна­кам самым первым молит­во­сло­вом явля­ется Псал­тирь – сбор­ник молитв (про­си­тель­ных, пока­ян­ных, бла­го­дар­ствен­ных, хва­леб­ных) к Богу1.

Первые хри­сти­ан­ские сбор­ники молитв имели обще­ствен­ное бого­слу­жеб­ное при­ме­не­ние. Молитвы в разных сбор­ни­ках объ­еди­ня­лись по раз­но­об­раз­ным кри­те­риям: после­до­ва­ние молит­во­сло­вий суточ­ного круга (Часо­слов), молитвы святым в дни их памяти (Минеи), бого­слу­жеб­ные после­до­ва­ния цер­ков­ного года (Октоих), молит­вен­ные пес­но­пе­ния (Ирмо­ло­гий), псалмы (Сле­до­ван­ная Псал­тирь) и пр. В неко­то­рых слу­чаях одни и те же молитвы могли вхо­дить в разные сбор­ники.

Посте­пенно, тексты, изна­чально при­ме­няв­ши­еся, глав­ным обра­зом, в пуб­лич­ном бого­слу­же­нии, начали шире исполь­зо­ваться и в инди­ви­ду­аль­ном упо­треб­ле­нии (в келей­ной молитве). В первую оче­редь, это отно­сится к тек­стам суточ­ного круга бого­слу­же­ния, содер­жа­щимся в Часо­слове или его частич­ных ана­ло­гах (Сле­до­ван­ная Псал­тирь, Канон­ник). В част­но­сти, уже в XIV веке на Руси чин мефи­мона (пове­че­рия) содер­жался в виде келей­ного после­до­ва­ния и исполь­зо­вался в каче­стве при­выч­ного нам пра­вила «Молитвы на сон гря­ду­щим» из совре­мен­ного молит­во­слова2. Сви­де­тель­ства этому мы нахо­дим также и в Домо­строе, где келей­ное пра­вило сво­ди­лось к испол­не­нию бого­слу­жеб­ных молит­во­сло­вий суточ­ного и недель­ного круга:

«По все дни, в вечере, мужу с женою, и с детми, и с домо­чадцы и кто умеет гра­моте отпети вечерня, и пове­чер­ница, и полу­нощ­ница с мол­ча­нием и с кро­то­стию с сто­я­нием, и с молит­вою, и с поклоны; — пети внятно и еди­но­гласно. А после пра­вила, отнюдь, ни пити, ни ясти, ни молвы тво­рити всегда, а всему тому наук; а ложася спати, вся­кому хри­сти­а­нину по три поклона в землю пред Богом поло­жити; а в полу­нощи всегда тайно востав помо­ли­тися о своем согре­ше­нии, елико вме­стимо; а во утре, воста­вая, також тво­рити и комуждо про­тиву силы и по жела­нию, а не празд­ным женам кла­ня­тися до пояса»3.

Бла­го­даря кни­го­пе­ча­та­нию в период ран­него Нового вре­мени стали рас­про­стра­няться молит­вен­ные сбор­ники, отли­ча­ю­щи­еся от при­выч­ных бого­слу­жеб­ных книг, исполь­зу­е­мых келейно. Одной из первых таких книг была «Малая подо­рож­ная книга» (1522 г.), изда­вав­ша­яся кни­го­пе­чат­ней Фран­циска Ско­рины. Строго говоря, «Малая подо­рож­ная книга» была Сле­до­ван­ной Псал­ти­рью, снаб­жен­ной неко­то­рым коли­че­ством допол­ни­тель­ных тек­стов: Псал­тирь, Часо­слов, ака­фи­сты святым и Пре­свя­той Бого­ро­дице, каноны, тро­пари, кондаки, Шестод­нев, и два ака­фи­ста, сочи­нен­ные самим Ско­ри­ной с имен­ными акро­сти­хами4. Для XVI века харак­терна и обрат­ная тен­ден­ция – добав­ле­ние в Часо­слов (иногда от руки, после при­об­ре­те­ния напе­ча­тан­ного текста) попу­ляр­ных или важных для чело­века молитв, то есть «обо­га­ще­ние» напе­ча­тан­ного текста иными молит­во­сло­ви­ями в инди­ви­ду­аль­ном порядке (в рамках соб­ствен­ного келей­ного пра­вила или жела­ния кни­го­пе­чат­ника).

Именно «Малая подо­рож­ная книга» ста­но­вится про­то­ти­пом печат­ных «Ака­фист­ни­ков» XVII–XVIII веков, тексты кото­рых в свою оче­редь ока­зали реша­ю­щее вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние совре­мен­ного молит­вен­ного пра­вила5.

Посте­пенно в молит­во­словы добав­ля­лись иные молитвы, харак­тер­ные для той или иной мест­но­сти, или просто широко рас­про­стра­нен­ные в народе. Чтение бого­слу­жеб­ных после­до­ва­ний в каче­стве утрен­них и вечер­них молитв известно по край­ней мере до сере­дины XVI века. Пере­лом­ным для исто­рии молит­во­слова ста­но­вится XVII век, когда сна­чала в южно-рус­ских типо­гра­фиях Киева, а затем и в мос­ков­ских типо­гра­фиях начи­нают печа­таться сбор­ники молитв с близ­ким к совре­мен­ному после­до­ва­нию утрен­них и вечер­них молитв. После реформ патр. Никона эти молитвы ста­но­вятся обще­упо­тре­би­тель­ными и начи­нает скла­ды­ваться совре­мен­ный нам молит­во­слов для келей­ного чтения.

Иссле­до­ва­тель из МДА иеро­мо­нах Далмат (Юдин) в своей статье «Молитвы утрен­ние и вечер­ние в составе печат­ных сбор­ни­ков част­ного молит­вен­ного оби­хода: воз­ник­но­ве­ние и путь в мос­ков­скую книж­ность» выде­лял три этапа фор­ми­ро­ва­ния первых печат­ных собра­ний утрен­них и вечер­них молитв, кото­рые стали опор­ными стол­бами всех буду­щих пра­во­слав­ных молит­во­сло­вов:

  • Началь­ный этап с 1596 по 1622 годы;
  • Второй этап (тра­ди­ции келей­ного пра­вила Киево-Печер­ского мона­стыря) с 1625 по 1643 годы;
  • Третий этап (когда утрен­ние и вечер­ние молитвы попа­дают в мос­ков­ские печат­ные изда­ния) с 1658 по 1701 годы.

На первом этапе силами Вилен­ского пра­во­слав­ного брат­ства (Свято-Духово брат­ство), кото­рое имело свою кни­го­пе­чатню, в усло­виях гоне­ний на пра­во­слав­ных хри­стиан в Вели­ком кня­же­стве Литов­ском, уда­лось издать первый келей­ный молит­во­слов – «Молитвы повсе­днев­ные» (за основу были взят келей­ный устав Свято-Духова брат­ства). Отли­чи­тель­ной чертой этого сбор­ника был опре­де­лен­ного рода разрыв с пред­ше­ству­ю­щей тра­ди­цией собра­ния молитв, кото­рые опи­ра­лись на Часо­слов и бого­слу­же­ния суточ­ного круга. Парал­лельно с тру­дами вилен­ских бра­тьев при типо­гра­фии князя Кон­стан­тина Острож­ского в 1598 году под руко­вод­ством редак­тора Васи­лия Сураж­ского изда­ется «Псал­тирь с вос­сле­до­ва­нием», кото­рая также при­ме­ня­лась в каче­стве келей­ного молит­во­слова. Однако, данная «Псал­тирь» не повто­ряла в полной мере молит­вен­ных сбор­ни­ков пред­ше­ству­ю­щих эпох, в ней раз­ме­щался т. н. «Молеб­ник», кото­рый содер­жал молитвы «на нощь» (вечер­ние) и «от сна вставши» (утрен­ние). Редак­тор Васи­лий Сураж­ский взял за основу молит­вен­ное пра­вило вилен­ской общины, пре­об­ра­зо­вал их в два после­до­ва­ния по три­на­дцать молитв в каждом. Строго говоря, вся даль­ней­шая тра­ди­ция утрен­них и вечер­них молитв в молит­во­сло­вах — это при­ня­тие и кор­рек­ти­ро­ва­ние стан­дарта, задан­ного Васи­лием Сураж­ским. Назва­ние «на сон гря­дуще» в отно­ше­нии вечер­них молитв было вос­при­нято из вилен­ского сбор­ника «Молитвы повсе­днев­ные» в редак­циях 1596, 1601, 1609 и 1615 годов. Сбор­ник «Молитвы повсе­днев­ные» был также пере­ра­бо­тан, допол­нен и издан в 1611 году в новом вари­анте полу­чив­шим назва­ние Анфо­ло­гион (от греч. ̓Ανθολόγιον < ἀνθολογία — анто­ло­гия, букв. — собра­ние цветов, цвет­ник). На про­тя­же­нии XVII–XVIII веков данное назва­ние исполь­зо­ва­лось сино­ни­мично, наравне с поня­тием молит­во­слов6.

В 1625 году в Киево-Печер­ской лавре изда­ется Молеб­ник, назван­ный Ака­фи­стом. Назва­ние дан­ного сбор­ника про­ис­хо­дит из-за его стреж­не­вой струк­туры – трех ака­фи­стов (Бла­го­ве­ще­нию Пре­свя­той Бого­ро­дицы, Успе­нию Пре­свя­той Бого­ро­дицы и «Иисусу Слад­чай­шему» — послед­ний ака­фист в конеч­ном итоге попа­дет и во все совре­мен­ные молит­во­словы, а сам набор ака­фи­стов изме­нится). В этом же сбор­нике впер­вые появ­ля­ется выра­же­ние «на сон гря­ду­щим» в отно­ше­нии вечер­них молитв (а не «на сон грядущ» как в молит­во­сло­вах Васи­лия Сураж­ского и вилен­ской братии, хотя сбор­ники этих двух тра­ди­ций ста­но­вятся осно­вой, кото­рую дора­ба­ты­вают редак­торы Киево-Печер­ской лавры).

Смут­ное время стало для мос­ков­ской книж­ной тра­ди­ции пери­о­дом дли­тель­ного застоя. Лишь в 1625 году бла­го­даря уси­лиям монаха Арсе­ния Глу­хого изда­ется мос­ков­ский вари­ант «Псал­тири с вос­сле­до­ва­нием». Состав этого сбор­ника был сделан с опорой на келей­ное пра­вило Троице-Сер­ги­е­вой лавры. Вечер­ние молитвы обо­зна­чены в нем как «молитвы спаль­ные». Иеро­мон. Далмат при­хо­дит к выводу, что изна­чаль­ные печат­ные мос­ков­ские сбор­ники не насле­до­вали осо­бен­но­стей вилен­ских или киев­ских, однако, брали их как пример в орга­ни­за­ции текста7.

Именно нико­нов­ская справа бого­слу­жеб­ных и келей­ных сбор­ни­ков, кото­рая закон­чи­лась при патр. Иоакиме, и кото­рой де-факто руко­во­дил монах Чудова мона­стыря Евфи­мий, ученик иером. Епи­фа­ния (Сла­ви­нец­кого) объ­еди­нила мос­ков­скую и киев­скую тра­ди­цию молит­во­сло­вов, с при­о­ри­те­том киев­ских образ­цов (т. н. «литов­ских книг»). В част­но­сти, именно в Кан­но­нике 1679 года вместо чина «внегда востати от сна» поме­щены молитвы утрен­ние, а вместо «спаль­ных» молитв мос­ков­ской тра­ди­ции ука­заны «молитвы на сон гря­ду­щим». В своем письме монаху Иову старец Евфи­мий в конце XVII века также ука­зы­вает на те про­из­ве­де­ния, кото­рые он заим­ствует из киев­ской тра­ди­ции и кото­рые доныне исполь­зу­ются в совре­мен­ных молит­во­сло­вах (ака­фист Иисусу Слад­чай­шему, канон Ангелу Хра­ни­телю и пр.).

Статус и образ молит­вен­ника в XIX веке дается в статье «Молит­во­слов» в энцик­ло­пе­дии Брок­гауза и Ефрона за 1896 год, там же выде­ля­ются част­ное и пуб­лич­ное бого­слу­же­ние. В рамках част­ного бого­слу­же­ния основ­ной книгой явля­ется Молит­во­слов (за кото­рым по сте­пени важ­но­сти сле­дуют Пра­виль­ник – сбор­ник, содер­жа­щий пра­вила ко Свя­тому При­ча­стию и прочие молит­во­сло­вия для при­го­тов­ле­ния к Таин­ствам или бла­го­да­ре­ния за них, Ака­фист­ник – сбор­ник ака­фи­стов, Канон­ник – сбор­ник бого­слу­жеб­ных кано­нов и Святцы – сбор­ник, постро­ен­ный в хро­но­ло­ги­че­ском порядке с упо­ми­на­нием дат памяти святых и молитв, как пра­вило кондака и тро­паря, им). Молит­во­слов, согласно данной статье, объ­еди­няет наи­бо­лее важные части всех этих четы­рех книг, а также часть бого­слу­жеб­ных тек­стов Часо­слова8.

Окон­ча­тельно прак­тика утрен­него и вечер­него пра­вила, а также сам образ совре­мен­ного пра­во­слав­ного молит­во­слова (струк­тура текста и содер­жа­ния, набор молитв, сопро­во­ди­тель­ные тексты) скла­ды­ва­ется в совет­ское время, когда в огра­ни­чен­ном коли­че­стве изда­тель­ство Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии начи­нает выпус­кать типо­вые молит­во­словы для мирян.

Молит­во­слов в совре­мен­ной Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви

В 90‑е годы XX века после многих лет гоне­ний со сто­роны без­бож­ной совет­ской власти, стало воз­мож­ным изда­вать молит­во­словы (как и любую иную цер­ков­ную лите­ра­туру) в любом коли­че­стве и каче­стве. Отсут­ствие еди­ного и един­ствен­ного кни­го­из­да­тель­ского центра, а также какой-либо внеш­ней цен­зуры при­во­дит к мас­со­вому выпуску молит­во­сло­вов раз­ного объёма, в том числе тема­ти­че­ских.

Совре­мен­ный молит­во­слов обла­дает несколь­кими харак­тер­ными осо­бен­но­стями. По мнению игум. Евфи­мия (Мои­се­ева), молит­во­слов во всех его вари­ан­тах явля­ется наи­бо­лее чита­е­мой книгой среди пра­во­слав­ных веру­ю­щих9, даже более чита­е­мой, чем Свя­щен­ное Писа­ние. При этом, по сви­де­тель­ству литур­ги­ста свя­щен­ника Миха­ила Жел­това совре­мен­ные молит­во­словы «пора­жают почти полным отсут­ствием биб­лей­ского эле­мента»10, а боль­шая часть тек­стов имеет или позд­нее про­ис­хож­де­ние, или посвя­щена святым.

Суще­ствует мно­же­ство вари­ан­тов совре­мен­ных молит­во­сло­вов – начи­ная с клас­си­че­ских, в кото­рые входит стан­дарт­ный набор после­до­ва­ний: молитвы утрен­ние, молитвы на сон гря­ду­щим, канон пока­ян­ный ко Гос­поду нашему Иисусу Христу, канон молеб­ный к Пре­свя­той Бого­ро­дице, канон Ангелу Хра­ни­телю, после­до­ва­ние ко Свя­тому При­ча­ще­нию, Бла­го­дар­ствен­ные молитвы по Свят. При­ча­ще­нии, и два ака­фи­ста: Иисусу Слад­чай­шему и Пре­свя­той Бого­ро­дице. Данный, стерж­не­вой по своей сути, набор после­до­ва­ний допол­ня­ется иными молит­вами и чинами в зави­си­мо­сти от объема текста (т. н. Полные пра­во­слав­ные молит­во­словы могут вклю­чать в себя части Часо­слова, многие бого­слу­жеб­ные каноны и песни) и от тема­тики.

С точки зрения тема­тики суще­ствует огром­ное раз­но­об­ра­зие молит­вен­ни­ков, кото­рые раз­ли­ча­ются набо­ром тек­стов молитв или тех­ни­че­ским испол­не­нием изда­ния:

  • молит­во­словы для сла­бо­ви­дя­щих,
  • для детей,
  • для женщин (в широ­ком смысле слова),
  • для путе­ше­ству­ю­щих,
  • для воинов (воен­но­слу­жа­щих),
  • на всякую потребу (пред­став­ляют собой свое­об­раз­ные мир­ские треб­ники),
  • молит­во­словы об усоп­ших,
  • семей­ные молит­во­словы,
  • для заклю­чен­ных,
  • для боля­щих,
  • для ново­на­чаль­ных,
  • молит­во­словы на рус­ском и цер­ков­но­сла­вян­ском языках и пр.

Многие молит­во­словы также снаб­жа­ются поуче­ни­ями совре­мен­ных духов­ных авто­ров или свя­то­оте­че­скими тек­стами, энцик­ло­пе­ди­че­скими / сло­вар­ными ста­тьями, пояс­не­ни­ями и ком­мен­та­ри­ями к основ­ному тексту молитв, рецеп­тами пост­ной пищи и даже спо­со­бами при­го­тов­ле­ния тра­вя­ных отва­ров и чаёв.

Бла­го­даря тен­ден­ции к уве­ли­че­нию коли­че­ства форм вновь изда­ва­е­мых молит­во­сло­вов (имеем в виду содер­жа­тель­ную часть), суще­ствует про­блема попа­да­ния в молит­во­словы молитв неяс­ного или сомни­тель­ного про­ис­хож­де­ния (напр. «Молитвы задер­жа­ния»).


При­ме­ча­ния:

1 Сер­жан­тов П., диак. Ста­рей­ший молит­во­слов – URL: https://pravoslavie.ru/57230.html (дата обра­ще­ния: 10.04.2021).

2 Щепёт­кин А. В., диак. Молитва перед сном в Древ­ней Руси: чин мефи­мона по Сту­дий­скому Часо­слову XIV в. // Хри­сти­ан­ское чтение, №. 3, 2020. С. 38–46.

3 Како мужу с женою и домо­чадцы в дому своем моли­тися Богу, Гл. 12 / Домо­строй – URL: https://ru.wikisource.org/wiki/Домострой._По_рукописям_Императорской_Публичной_Библиотеки_(Яковлев_1867)/I/12 (дата обра­ще­ния: 10.04.2021).

4 Вер­хов­ская М. А. Личное молит­вен­ное пра­вило в литур­ги­че­ской прак­тике Рус­ской пра­во­слав­ной церкви // Вест­ник Свято-Фила­ре­тов­ского инсти­тута, №. 12, 2014. С. 113.

5 Желтов М. С., Прав­до­лю­бов С., свящ. Бого­слу­же­ние Рус­ской Церкви, X‑XX вв. // Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия. М.: Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия, 2000. [Ввод­ный том]: Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь. С. 503–504.

6 https://www.pravenc.ru/text/75532.html

7 https://bogoslov.ru/article/5233602#_ftn31

8 Молит­во­слов / Энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь Брок­гауза и Ефрона. т. XIXa (1896): Миха­ила орден — Мос­ков­ский Теле­граф, с. 628

9 Евфи­мий (Мои­сеев), игум. Важно, чтобы каждая молитва прошла про­верку цер­ков­ной жизнью: [Интер­вью]. — URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/2545640.html (дата обра­ще­ния: 10.04.2021).

10 Сопова А., Желтов Михаил, свящ. Часо­слов: бого­сло­вие еже­днев­ной молитвы. — URL: http://www.taday.ru/text/384810.html (дата обра­ще­ния: 10.04.2021).

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки