Главная » Смысл жизни » О Боге » О Божием бытии
Распечатать Система Orphus

О Божием бытии

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (3 голос: 3,67 из 5)

С благословения Первоиерарха Русской
Православной Церкви Заграницей
Митрополита Виталия

По материалам церковно-общественного
органа ПРАВОСЛАВНАЯ РУСЬ

 

 

О Божием бытии

У выдающегося мыслителя, математика Блеза Паскаля мы встречаем такую оценку людей: «Есть только три разряда людей: одни обрели Бога и служат Ему; люди эти разумны и счастливы. Другие не нашли и не ищут Его; эти люди безумны и несчастны. Третьи не обрели, но ищут Его; эти люди разумны, но еще несчастны».

Обретшие Бога, действительно, разумны и счастливы: «Блажен, кто верует: тепло ему на свете». Поэтому на вопрос: существует ли Бог? — такие люди смело и убежденно отвечают:

«Верую во Единого Бога…», «Близок к нам Бог» (Втор. 4:7);

«Мы познали тебя» (Осия, 8,2);

«С нами Бог» (Ис. 8:10);

«Он (не только) с Моисеем говорил» (Иоан. 9:29), но «многократно и многообразно говорил издревле (и другим) отцам в пророках. В последние же дни говорил нам в Сыне» (Евр. 1:1-2);

«Бог явился во плоти» (Тим. 3,16.);

«Все от Бога» (Кор.П,12);

«От Господа Бога направляются шаги человека»(Прт. 20,24);

«Судьба человека от Господа» (Прит. 29,26);

«Он имеет власть жизни и смерти» (Прем. 16:23);

«На все Господь и Его святая воля», «Без Бога ни до порога»;

Поэтому, «худо мне без Тебя, Господи» (блаж. Августин).

«Благодарю Тебя, Творец, что Ты дал мне радость пред Твоим творением, восторг пред делами рук Твоих. Я описал людям всю красоту Твоего творения, поскольку мой конечный ум мог постигнуть Твою бесконечность. Отпусти мне грех мой, если я сказал что-либо недостойное Тебя» (астроном Кеплер).

«Боже всемогущий! Ты призвал меня из ничтожества, и я падаю вниз у подножия трона Твоего» (историк фон Ранке).

Ампер не раз восклицал: «Как велик, о, как велик Бог!»

«Бог — истина, абсолют» (Н.И. Пирогов).

Так говорили и так говорят все верующие люди всех времен и всех народностей, как простые, так и образованные, как рядовые, так и выдающиеся мыслители, светила науки. Только безумец может сказать: «Нет Бога» (Псал. 13, 1; 52,2).

Какими же путями верующие постигают тайну Божества? Тремя:откровением, размышлением и наукой. Откровением называем мы все, что Бог открыл нам о Себе. Оно — двух родов: естественное и сверхъестественное. Первое — проявление Бога во внешнем мире, а второе — в Библии, как писанном слове Божием, и в Предании Церкви, как в написанном Божием слове, формально признанном вселенским церковным авторитетом.

Как историческое явление сверхъестественное откровение находится в ветхозаветной религии и христианской; делится же оно на подготовительное — Ветхий Завет и центральное — Новый Завет.

Естественное откровение

Что же говорит о Боге естественное откровение? «Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь» (Псал. 18:2). «От величия красоты созданий познается Виновник бытия их» (Прем. 13:5). «Невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривания творений видимы» (Рим. 1:20). «Спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Кто во всем этом не узнает, что рука Господня сотворила сие? В Его руке душа всего живущего и дух всякой человеческой плоти» (Иов. 12:7-10).

Потому-то и восклицают христиане: «И в небесах я вижу Бога» (Лермонтов). Это значит, что подобно тому как созерцание художественного произведения неизбежно наводит на мысль о самом художнике и дает ясное представление о силе и свойствах его таланта, так и созерцание и изучение мира с разнообразием и величием его явлений, с красотой различных форм его жизни, с гармонией и целесообразностью всех его сил неизбежно приводит к мысли о его Творце и дает представление о Его свойствах — всемогуществе, благости, премудрости.

Видимая природа является книгой, в которой красноречиво и доступными для всех языком вписаны дивные дела Божие. «Природа, — говорит Фламмарион в своей книге «Бог в природе», — не только показывает Бога, но и доказывает Его». «Натура, — по свидетельству Ломоносова, — есть некоторое Евангелие, неумолчно благовествующее Творческую силу, премудрость и величество. Не только небеса, но и недра земные поведают славу Божию. Его всемогущества, величества и премудрости — видимый сей мир есть первый, общий, неложный и неумолчный проповедник».

Другой ученый природу называет даже Библией. «Мир есть Библия природы, откровение Бога как Творца» (минералог Джемс Гейки). «Природа — живое одеяние Бога» (Гете).

«В творении я как бы осязаю Бога руками» (астроном Кеплер). «Мир есть самое наглядное доказательство бытия личного Бога, Творца всех вещей и Промыслителя мира» (зоолог Агассиз). «От зрелища неба — короткий путь к Богу», — написано на памятнике астронома Анджело Секки в Риме.

Здравый смысл

На помощь естественному откровению о Боге приходит и здравый смысл, и наука.

Десятилетняя Лена в большом смущении вернулась из школы. Еще при входе в дом она спросила маму:

— Правда ли, что Бога нет, что верить в Бога — это буржуазный предрассудок?

Мама привлекла к себе Лену и спросила ее:

— Скажи, откуда твой учитель узнал, что Бога нет?

Лена сказала, что, по словам учителя, во всех хороших, небуржуазных книгах написано, что Бога нет и что мир произошел сам собою.

— Дитя мое, сказала мать, есть Бог милостивый, Творец мира.

Лена с недоверием посмотрела на маму и спросила:

— А ты, мама, знаешь наверное, что Бог есть?

— Конечно, — сказала мать. — Посмотри на небо и землю, на цветы и деревья, на горы и реки, на множество звезд! Кто их создал?

— Всемогущий и милостивый Бог, — нерешительно сказала Лена. — Но учитель говорит, что все это появилось само собой.

Мама улыбнулась и спросила:

— Подумай, Лена, является ли что-либо само собой? Вот к завтрашнему дню ты имеешь от учителя письменную работу. Положи вечером на стол бумагу, чернила. Думаешь ли ты, что работа к утру сделается сама собой? Или вот мы имеем картофель, капусту и другую зелень. Думаешь ли ты, что суп сварится сам собой? Вот ты имеешь платье. Если учитель спросит тебя, кто сшил тебе платье, скажи ему, что оно появилось самой собой, как и весь мир.

Лена сказала:

— Нет, мама, учитель этому не поверит. Он знает, что платье само собой не сошьется.

— Видишь, — сказала мама. Если платье не может явиться само собой, то как же мог явиться весь необозримый мир и земля, и солнце, и миллионы звезд, и горы, и моря, и реки, и люди, и звери сами собой?

Лена сказала:

— Да, мама, ты права! Само собой ничего не может явиться, и если есть мир, то есть и Творец его — всемогущий и милостивый Бог. Но почему мы не можем видеть Бога? — спросила Лена.

Мать взглянула на солнце и сказала Лене:

— Посмотри на солнце!

Девочка посмотрела и тотчас же отвела глаза.

— Не могу смотреть на солнце, — сказала она — солнце блестит слишком ярко для моих глаз, и оно меня ослепляет.

— Так, — сказала мать. Без света и тепла солнечного не могут существовать ни люди, ни животные, ни растения. Но мы не можем на него смотреть. Его отблески сильнее наших глаз. А солнце — это лишь творение Божие. Как же мы можем видеть Бога, если и на творение Его не можем смотреть? «Бог во свете живет неприступном», — говорит слово Божие.

Телеологическое и онтологическое доказательства бытия Божия

Кроме этого так называемого космологического доказательства есть еще доказательства бытия Божия: телеологическое, онтологическое, нравственное, историческое.

Телеология — целесообразность устройства мира. Еще задолго до Рождества Христова люди приходили к идее верховного разума в мире. Целесообразность творения видели Сократ, Платон и другие философы. «Если есть разум в мире, то, следовательно, должен быть и Разумный Творец этого мира», — говорили они.

Онтологическое доказательство было сформулировано блаженным Августином. Нашему познанию присуще понятие о Боге, значит — Он реален. Правда, понятие о Боге у людей различно: каждый народ думает о Нем по-своему, почитает Его такими способами, какие он считает самыми лучшими и самыми угодными Богу. Известно, что древние египтяне воздавали божеские почести крокодилам, змеям и другим животным. Жители диких островов преклоняли колена пред солнцем или луною или слагали свою добычу перед кокосовым деревом, которому приписывали божескую чудодейственную силу.

В России зыряне и самоеды мазали салом губы своему истукану, когда просили у него чего-нибудь, и били его кнутом, когда просимое не получали; но и такая искаженная вера в Бога имеет свою цену: в ней сказывается попытка человека найти истинного Бога.

Нравственное и историческое доказательство бытия Божия

Суть нравственного доказательства — в совести, которая присуща всему человечеству. Откуда в нас живет тот нелицеприятный судья, называемый совестью, который осуждает человека за его дурной поступок? Разве мы не знаем случаев, когда преступник, совершивший преступление, например, убийство и избежавший суда и наказания, схоронивший, как говорится, все концы в воду, мучимый потом угрызением совести, добровольно сознается в преступлении и отдает себя в руки правосудия? Разве не свидетельствует все это о Божием бытии?

Ведь всякий закон предполагает законодателя, и чем он выше, тем мудрее законодатель; а какой людской закон может быть выше и чище требований долга и велений совести?

Кроме того, всему человечеству присуще стремление к правде. Но, увы, ее среди людей нет. Значит, она у Бога, который и восстановит ее в другой жизни человека.

Историческое доказательство. История ясно и определенно свидетельствует, что люди всех времен тянулись и тянутся к Богу. Как цветок тянется к солнцу, и от него получает свет и теплоту, без чего не может жить, так и постоянное тяготение человека к Богу происходит оттого, что только в Боге душа человека может найти все нужное ей для правильной и здоровой жизни. Если мы тянемся к Богу, значит, Бог существует как реальная Сила, ибо что тянет к себе, то существует. «Я нашел Бога именно потому, что Он существует. Нельзя найти то, чего нет», — говорил А.С. Пушкин.

Что люди всегда искали Бога, об этом сказал еще древний историк-моралист Плутарх: «Обойди все страны, и ты можешь найти города без стен, без письменности, без правителей, без дворцов, без богатств, без монет, но никто не видал еще города, лишенного храмов и богов, города, в котором бы не воссылались молитвы, не клялись именем божества».

Другой древний писатель, Цицерон, свидетельствует: «Нет племени столь дикого, нет человека, настолько потерявшего сознание о нравственных обязанностях, душу которых не освещала бы мысль о богах. И это памятование о богах произошло не от предварительного уговора и соглашения людей, утвердилось не в силу государственных постановлений или в силу законов, нет это единомыслие всех народов, которое должно быть почитаемо законом природы».

Если мы пройдем и теперь обитаемую нами землю по всем направлениям, то везде, где только найдем человеческое существо, хотя бы в самом диком состоянии, увидим, что его взор обращен к небу, везде, где только мыслит ум, находящийся хотя бы на самой низкой степени развития, найдем, что ему присуща мысль о Высочайшем Существе; везде, где только бьется человеческое сердце, оно радостно трепещет и содрогается, предчувствуя бытие того Существа; везде, где только раздается человеческая речь, хотя бы самая грубая, самая несовершенная, уже есть слово, означающее Бога. Словом, где люди, там и вера в Бога. Потому-то «этнография не знает безрелигиозных людей», — сказал немецкий географ Ратцель. Факт всеобщего верования людей неоспорим и говорит о том, что мысль о Боге глубоко хранится в душе человека, как принадлежность ее и как необходимое ее требование, или, как выражается А.С. Пушкин, «инстинкт веры присущ каждому человеку. Народ чувствует, что Бог существует, что Он есть Высшее Существо вселенной, одним словом, что Бог есть». Таковы доводы здравого смысла и естественного откровения о бытии Бога.

Что говорит наука о Боге?

Что же говорит наука о Боге в лице ее представителей? Прежде всего, разберем понятие науки, а потом рассмотрим ее цели и задачи. «Наука, по объяснению анатома У. Хольмса, есть мысль Бога, открытая человеком».

«Она — свидетельство о Боге в природе», — говорил профессор Киевского университета О.П.Светлов. «Ближайшим и всесторонним изучением она постоянно наталкивается на явные следы Бога во вселенной».

Зоолог Агассиз называет науку «переводом мыслей Творца на человеческий язык».

«Мое понятие о Боге, — читаем у биолога Ф.Чарльза, — только укрепляется и обогащается научными изысканиями».

«Познание природы есть путь к благоговению перед Творцом», говорит ученый Либих.

«В каком бы направлении мы не производили свои исследования, повсюду открываем яснейшие доказательства творческого Ума, действие премудрого и всемогущего Промысла в природе», — говорит геолог Ляйель.

«Чем яснее расширяется поле науки, — слышим от астронома Гершеля, —тем многочисленнее становятся доказательства существования всемогущей творческой Премудрости».

То же подтверждает и химик Бойль: «Истинный натуралист, куда бы ни проникал своим познанием тайн творения, неизбежно всюду видит в нем явный перст Божий».

Того же мнения и другой химик — Шэнбейн: «Кто непрерывно созерцает жизнь природы открытыми глазами, тот не только будет веровать, но убеждаться, что в пространстве нет ни малейшего места, где не открывалась бы самым удивительным образом во всем величии Божественная деятельность».

«Наука, — по мысли американского профессора С.Шманула, — усердное и искреннее стремление человека познать Бога, как он открывается в природе».

Такова наука по определению ее представителей. Что же касается цели и назначения науки, то об этом так говорят ученые: «Наука призвана оживлять и укреплять религиозные убеждения» (астроном Медлер).

«Цель ее — благовествовать неумолчно Творческую силу, премудрость и величество Бога» (М.В.Ломоносов); «свидетельствовать о Боге» (П. Светлов). «Привести к вере в Бога, ибо только вера во Всемогущего и Всеведущего Творца может разрешить загадки природы и человеческой жизни» (ботаник Геер). «Всякое основательное знание природы ведет к признанию Бога» (физик Эрнштед). Потому-то физик В.Томсон называет науку «лучшей помощницей и союзницей религии». «Наука сестра религии в том смысле, что она раскрывает часть законов, управляющих вселенной и жизнью человека. Это — ступени, возводящие к вере» (геолог Г. Силей).

«Создатель дал роду человеческому — по Ломоносову — две книги: в одной показал Свое величество, а в другой — свою волю. Первая — видимый сей мир, вторая — Священное Писание. В сих пророческих и апостольских боговдохновенных книгах истолкователи и изъяснители суть великие церковные учители. А в оной книге сложение видимого мира, математики, астрономы и прочие изъяснители божественных в натуру влиянных действий суть таковы, каковы в оной книге пророки, апостолы и церковные учители. Наука и религия суть родные сестры, дщери Великого Родителя: они никогда в распрю придти не могут, разве кто из некоторого тщеславия и показания своего мудрования на них вражду всклеплет».

Наука и вера взаимно дополняют и подкрепляют друг друга. Р. Майор добавил эту мысль русского ученого такими словами: «Естественно-научные истины относятся к религии, как ручьи и реки к океану».

«Наука и вера, — говорит один писатель, — это два цветка, выросшие из одного и того же корня. Сорвите один из них, погибнет и другой; наука без веры будет сомнением и отчаянием; вера без науки превратится в мечту, суеверие, в бред».

«Все величайшие ученые были верующими» (физиолог Д.Уольш). «Истинный натуралист не может быть атеистом» (Мэдлер). «Все истинно великие натуралисты всегда были людьми убежденными в бытии Бога и тем более, чем глубже проникали в тайны природы». (Шэнбейн). «Не ошибусь, если скажу, что я не знаю человека, который был бы в здравом уме и не веровал вБога» (проф. Шманул).

Относительно же ученых нашего века интересна анкета, проведенная в 1928 году по инициативе одной парижской газеты. Эта анкета была проведена среди выдающихся французских ученых, членов Академии наук, чтобы установить отношение современных ученых к религии. На основании этой анкеты установлено:

   а)  Ни один современный французский ученый не является атеистом;

   б)  Все подтверждают полную совместимость науки и религии;

   в)  Все указывают на неосновательность атеистических претензий.

Подобные же результаты дали и две другие анкеты среди американских и английских ученых. Ученый Шателье пишет: «Нет никакой несовместимости между наукой и религией. Это факт, доказанный опытом. Паскаль, Ампер, Коти и другие ученые были людьми глубоко религиозными, и в то же время великими учеными».

Но ведь есть среди ученых и атеисты, — говорят нам. Да, есть, но это нас не должно смущать, потому что неверующие — ничтожные единицы и являются исключением, а исключение только подтверждает общее правило; подобно тому как безумие отдельных лиц ничего не говорит против разумности человеческого рода, так и безбожие единиц не противоречит нашему положению. «Только мелкие люди находят, что ограниченный объем их собственного ума недостаточен для вмещения и науки, и веры» (Уольш).«Поверхностные умы щеголяют отрицанием существования чего-либо высшего, сверхматериального, но такое жалкое притязание отдельных лиц не может быть поставлено в вину науке; еще менее оно служит к ее пользе и чести» (Майор). В том же смысле говорит и Бэкон Веруламский: «Только поверхностное знание природы может удалять нас от Бога, более же глубокое и основательное знание, напротив, обращает к Нему». «Но с переменою времени, — по заключению Цэкклера, — может все измениться, и эти «ученые» опять станут читать по двум параллельным текстам о Боге: из книги природы и из Откровения».

Таким образом, атеизм отдельных лиц нисколько не колеблет всеобщности веры в Бога. Итак, откровение, размышление и наука неоспоримо доказывают существование Бога. Но хотя эти доводы и «верны и умудряют» (Псал. 18:8), однако «таким путем мы знаем Бога только отчасти» (физик В. Томсон). Поэтому и дано нам еще другое дополнительное, сверхъестественное откровение.

Сверхъестественное откровение

Из него мы узнаем, что:

1) Бог — Дух (Ин. 4:24);

2)  Он создал небо и землю (Быт. 2:4) Словом, т.е. Иисусом Христом (Ин. 1, 3; 1 Кор. 8, 6; Кол. 1,16);

3) Бог Один (Гал. 3:20), но Троичен в лицах (ипостаси) (Мф. 28,19; 1 Ин. 5, 7);

4) Всеведущ (Цар. 2, 3);

5) Всемогущ (Псал. 67:15);

6) Человеколюбивый, Милосердный, Долготерпеливый и Многомилостивый (Исх. 34:6);

7) Он творит правду (Псал. 102:6);

8) Прощает все беззакония, исцеляет все недуги, насыщает благими желаниями (Псал. 102, 3, 5,);

9) Он — Судья, Законодатель (Псал. 33:22);

10)  Бог — любовь (1Ин. 4:8);

11)  Он требует веры в Себя от человека. «Без веры невозможно угодить Богу, потому что без веры не может быть и надежды на Его милосердие и любви к Нему, а следовательно, и к человечеству, так как нет рассчета предпочитать интересы других своим;

12)  Христос — Спаситель мира (Ин. 4, 42; Ин. 4, 14; 1 Тим. 1,1);

13)  Благодать и истина чрез Иисуса Христа (Ин. 1:17);

14)  Этой благодатью мы спасены (Деян. 15:11);

15)  Он — Ходатай пред Отцом (1 Ин. 2, 1; Ин. 14, 6; Еф. 2,18);

16)  Дух Святой посылается верующим (Деян. 19:2);

17)  Он живет в нас (1Кор. 3:16);

18)  Учит нас и утешает (Ин. 14:26).

Кроме этого и еще многое другое известно нам о Боге из того же Откровения, но далеко не все, а лишь «отчасти знаем, как бы сквозь тусклое стекло, гадательное» (1Кор. 13:9,12). В Самом Себе, в Его Существе, «Бога никто никогда не видел» (1 Ин. 4, 12) и «видеть не может» (1Тим. 6:16) здесь, на земле, ибо «бездну богатства, премудрости и видения Божия» нельзя познать нашему ограниченному уму. «Непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его» (Рим. 11:33-34). Однако апостол уверяет нас, что мы непременно увидим Бога в Его Существе, а случится это тогда, когда будет «новое небо и новая земля» (Откр. 21:1); «тогда мы будем подобны Ему и увидим Его, как Он есть» (Иоан. 3:2).

Спаситель подтвердил эти слова, говоря: «Чистые сердцем Бога узрят» (Мф. 5:8). До того же момента мы постигаем Бога указанными способами, более или менее с той стороны, с какой Он обращается к нам Своими свойствами и обнаружениями.

Вот сколько доказательств бытия Божия! Вот сколько уверенности и утешения дают они верующим людям!

1)   Они говорят, что вера в Бога дает человеку непоколебимую опору в жизни. В самые трудные моменты жизни религия дает человеку силы и крепость. Еще греческий историк Ксенофонт сказал: «Самыми сильными и самыми мудрыми являются те города и народы, которые благочестивы».

2)  Религия дает нашей жизни содержание. Человек без Бога подобен позолоченной рамке без картины. Душа без Бога все равно как свет без солнца, ночь без звезд, тело без души, путник, не знающий, куда он идет, как дитя без родителей, как сердце без счастья. Без веры в Бога свет для человека превращается в бессмыслицу, в одну случайно возникшую и постоянно шумящую мельницу, зависящую от слепого случая. Без веры в Бога нет и высоких нравственных идеалов, нет и истинной радости и надежды, — остаются лишь животное прозябание и скотские удовольствия. Как отдельный человек, так и целые народы, если потеряли веру в Бога, теряют и свои идеалы и свои двигательные силы и основу своего существования.

3) Религия дает в жизни и счастье, и утешение. Ни кино, ни театры, ни музыка, ни веселые разговоры с близкими приятелями не утешат в тяжелые дни жизни. Только религия может дать утешение в страданиях; лишь религия обладает чудесной силой превращать страдания в радость. По словам американского психолога Джемса, «религия является одним из путей, по которому человек идет, стремясь к счастью, и на котором он это счастье находит. Религия обладает чудесной силой — даже самые невыносимые страдания человеческой души превращать в самое глубокое счастье». Она говорит всем: «придите ко мне, я вас отогрею, я вас утешу, я услажду вашу жизнь, облегчу вам мужество и терпение, ваши испытания сделаю легче переносимыми. Я освещу могучим лучом ваш темный извилистый путь. Страдающим я дам надежду; ищущим — свет, сомневающимся и отчаивающимся — убеждение и веру». Она говорит всем: «будьте братьями, помогайте друг другу, поддерживайте друг друга в вашем совместном пути! Ваша цель дальше этой материальной и преходящей жизни. Эта цель в том духовном будущем, которое соединит вас всех как членов одной семьи, где нет забот, нужд и бесчисленных страданий. И человечество поднимется великое и сильное в тот день, когда это учение, бесконечный источник утешения, будет понято и принято. В этот день зависть, ненависть, злоба угаснут в сердцах приниженных. Сильный, сознавая, что и он был слаб и может опять им быть, что его богатство не что иное, как дар свыше, станет отзывчивее, добрее к своим несчастным братьям. Наука, дополненная, оплодотворенная новой философией, изгонит все предрассудки и темноту. Не будет больше ни скептиков, ни неверующих. Вера простая, братская распространится между всеми нациями, заставить умолкнуть их неприязнь и соперничество. И земля освободится от бичей, ее терзающих…» (Е. Штейгель). Вот, почему бесконечно прав поэт, сказав: «Блажен, кто верует: тепло ему на свете…»

Что говорят атеисты?

Что же мы слышим от атеистов?

1)  «Бог — это только слово в словаре», — резонерствует советская комсомолка-парашютистка, — «я летала высоко, высоко в небесах, но нигде не видела ни Бога, ни ангелов». (Подобную мысль высказал и Гагарин.)

2)  «Я верю только тому, что вижу своими глазами. Бога же никто-никто не видел, значит Его нет».

3)  «Если Бог — дух, то почему Его изображают в виде человека с бородой или в виде голубя, или в виде огненных языков?»

4)  «Если Бог — дух, то как Он может прогуливаться (Быт. 3:8), приходить (Исх. 33:11), гневаться (Исх. 4:14), бороться с человеком (Быт. 32:28), сходить с неба посмотреть город (Быт. 11:5), бросать оттуда камни (Нав. 10:11), раскаиваться?» (Быт. 6:6).

5)  «Бог один, но Троица. Ведь это явный математический абсурд: если один, то никак не три, а если три, то не один».

6)  «В Божественном откровении говорится, что Бог не только в Троице, но гораздо в большем количестве, на что указывает имя Бога (Элогим — множественное число); Адам назван также Богом («один из Нас») (Быт. 3:22). Мало того, и все «люди — боги» (Псал. 81:6), «образ и подобие Божие» (Быт. 1:27). Какое же это единство Бога?»

7)   «Бог верующих не вездесущий, если Адам мог скрыться от лица Его между деревьями рая» (Быт. 3:8).

8) Верующие утверждают, что «человек не может видеть Бога» (Исх. 33:20). «Бога никто никогда не видел» (Ин. 4:12), а в другом месте Библии сказано: «Говорил Господь с Моисеем лицом к лицу» (Исх. 33:11); «Бог перестал говорить с Авраамом» (Быт. 17:22). Не только Моисей, «но и Аарон, Надав, Авиуд и семьдесят старейшин Израилевых видели Бога» (Исх. 24:9,10). Явное противоречие».

9)  «Верующие изображают Бога-Отца в виде старика «Ветхого днями» (Дан. 7:9), Его Сына в виде тридцатилетнего мужчины и уверяют, что Отец и Сын равны между собой и вечны, т.е. Оба Они одного возраста. Разве это не насилие над здравым смыслом?»

10) «Бог — выдумка правителей и духовенства».

11)  «Страх создал первых богов», — еще в глубокой древности так было сказано» (Лукреций и др.).

12) «Если бы, действительно, существовал Бог-Творец и Промыслитель, то Он жалел бы людей, как Свое творение, и не было бы так много обездоленных и обиженных. Люди страдают и никто не слышит ясно: небо пусто, и Бог верующих глух».

Такова почти вся аргументация атеизма. Что же ему ответить? Скажем сначала словами А.С. Пушкина: «Я часто задаю вопрос: для чего они, атеисты, кипятятся и говорят о Боге»? Они яростно воюют против Него, и в то же время не верят Ему. Мне кажется, что они теряют даром силы, направляя свои удары против того, что, по их мнению, не существует».

Возражения атеистам

А теперь разберем возражения по пунктам:

1) «Бог только в словаре, и я нигде в небесах не видела Его». Комсомолка не видела Бога, а Лермонтов видел Его более 100 лет тому назад, когда говорил: «И в небесах я вижу Бога». Того же мнения и все здравомыслящие люди: «Вечный, Вездесущий, Всемогущий Бог прошел предо мной: я не видел Его в лицо, но Его отражение охватило мою душу и погрузило ее в благоговение» (естествоиспытатель Линней).

«Милый друг! Иль ты не видишь,
Что все видимое нами
Только отблеск, только тени
От Незримого очами ?»

                  В. Соловьев.

Но Этот «Незримый очами» — Дух, и отыскивать Его внешними чувствами как человека или какой-либо предмет по меньшей мере странно. Что же касается Бога, как «только слова в словаре», то слава Тебе, Господи! Значит, и словарь подтверждает нашу мысль. Ведь каждое слово в нем есть выражение какой-либо мысли, название какого-либо предмета, т.е. всего того, что реально существует. Если слово Бог в атеистическом словаре еще не зачеркнуто, то оно лучше всего обличает безбожников в неправоте. Оно свидетельствует коротко и ясно, что на самом деле есть, действительно существует то, что названо этим словом, т.е. Бог. Отсюда наш совет: почаще вникайте в это слово в словаре.

  2) «Я верю только тому, что вижу своими глазами. Бога никто не видел — значит, Его нет». А видели вы свое рождение? А способ соединения души вашей с телом? Конечно, нет! Значит, вы не существуете? А видели вы запах, вкус, идеи, мысли? Конечно, нет! Значит ли, что всего этого нет и на самом деле? Конечно, все это существует, хотя мы и не видим его. Не видим же потому, что наши органы чувств весьма несовершенны. Есть, например, звуки, неуловимые для нашего уха. Музыкант с тонким слухом слышит четырнадцать обертонов прозвучавшей ноты, мы же два-три, а физика насчитывает их тысячи. Есть запахи настолько нежные, что они совершенно не ощутимы нашим обонянием. Художники видят десять цветовых оттенков там, где мы — всего три. Есть предметы совершенно неосязаемые. Словом, существует в мире множество вещей, красок, звуков, запахов, которые не воспринимаются нашими чувствами в силу ограниченности и несовершенства их. Но следует ли, что они нереальны? Отнюдь нет! Поэтому утверждение «верю в то, что вижу» — нелепость.

  3)  Верно: Бог — Дух и Существо Его неизобразимо. Но мы изображаем Бога не по Существу Его, а в том виде, в каком Он являлся людям. Видел Даниил Бога старцем (Дан. 7) — мы так и рисуем Его; жил Христос, как человек — так и фиксируем. Сходил Святой Дух в образе огненных языков или голубя — так и изображаем. Значит, наши иконы Бога — не изображение Бога-Духа, а изображение проявлений Божества на основании Божественного Откровения.

  4)   «Бог прогуливается» — символика, образность выражения в смысле «почил от дел Своих» (Быт. 2:3). «Бог приходит в стан» — здесь Ковчег Завета назван Богом (Цар. 6, 4). Изображение Бога с бородой, глазами, руками — тоже символика, условный способ представления Бога и Его жизни подобно тому, как смерть изображается с косой, ангелы — с крыльями, дьявол — с рогами и хвостом. Человеческие атрибуты приписываются Ему как символ мужества, всемогущества, всеведения и прочих свойств. Что же касается «раскаяния Бога» (Быт. 6:6), гнева (2Цар. 2:2), обоняния (Быт. 8:20), то все это — знак небезразличного отношения Его к человеческой судьбе. Борьба Бога с Иаковом понимается тоже не буквально. Иаков согрешил, обманул отца и воспользовался легкомыслием своего брата. Бог борется с Иаковом, т.е. поборает его грех своеволия и в знак этого дает ему другое имя — Израиль, т.е. как бы боровшийся с Богом. Бог говорит. На каком же языке? На этот вопрос праведный Иов отвечает: «Бог говорил… во сне человека, в ночном видении, во время дремоты на ложе… или человек вразумляется болезнью, жестокой болью в костях своих» (Иов. 33:15,19).

Слышит ли человек голос Божий? Да! Об этом у поэта-христианина читаем:

«Жизнь без Христа — случайный сон;
Блажен, кому дано два слуха,
Кто слышит и церковный звон,
И слышит вещий голос Духа».

Вот этот-то голос Бога и слышат верующие в Него, и невероятного здесь ничего нет. «Бог бросал камни с неба и сходил посмотреть город». И в данном случае — та же фигуральность выражения, указывающая на помощь Божию людям.

В подобных выражениях поэт Димитриев передает ощущение верующего человека:

«Гремит… Благоговей, сын праха,
Се Ветхий Денми с небеси
Из кроткой благотворной длани
Перуны сеет по земли…»

  5)  Относительно Святой Троицы. Если бы мы утверждали, что один равняется трем, а три равно одному, то, конечно, это было бы абсурдом. Но ничего подобного не говорят верующие. Хотя и сказано: «Три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Св. Дух: и Сии три суть едино» (1 Ин. 5,7), но это значит, что Бог один, а троичен в лицах (ипостасях). Поясняется эта истина очень просто: когда Бог Сам в Себе, тогда он Бог-Отец; проявление его в мире — Бог-Слово, а действие этого Слова — Дух Святой, короче говоря, Бог обнаруживает Себя чрез Сына Духом Святым. Один, но в трех Лицах.

  6) Богов не много, а один Бог. Если Адам назван Богом (один из Нас) и люди поименованы этим словом, то не в собственном смысле, а в том, что человек есть «искорка Божества», «родственник Божий» (Деян. 17:28), действительно, «образ и подобие Божие» (Быт. 1:26). В чем же выражается этот образ и подобие? Образ — значит изображение, портрет, фотография. Не тождество, а сходство, копия оригинала. Подобие — то же самое. Следовательно, оба эти слова — синонимы, но, тем не менее, и разнятся они между собой. Образ означает нечто реальное, уже существующее, и показывает, каков предмет в данное время. Подобие же показывает, чем должен быть этот предмет. К такому пониманию этого слова приводит и славянское выражение: «Яко подобает Тебе всякая слава» — подобает, т.е. должна быть воздана слава. Мы — люди — образ Божий в таком понимании: Бог — вечен и бессмертен, и мы — бессмертны. Он — вездесущ, и мы можем быть (духом) во многих местах одновременно. Бог — премудр, и мы мудры. Он — всемогущ, и мы можем много сделать. Он — всеблаг, и мы бываем добрыми и т.д. Мы — боги, так сказать, в миниатюре и рождаемся с божескими свойствами, но не всегда отличаемся подобием Божием. Это подобие нам необходимо приобрести, т.е. жить и действовать по указанию Бога. Значит, образ Божий — это зачатки идеала, а подобие — путь к его достижению, развитию, прогрессу (Мф. 5:48). Для иллюстрации и нашего положения возьмем зерно. Внутри него, в зачатке, все дерево с корнями, ветками, плодами во всей своей красоте, но… пока в скрытом, потенциальном виде. Чтобы надлежаще вырасти этому дереву, необходимо и влияние тепла, и влаги, и почвы. Так мы — образ Божий — внутри, в зачатке — с Божественной красотой, но, чтобы быть подобием Божием, должны расти, уподобляться Богу при соответствующих условиях.

  7) «Адам спрятался в раю, а Бог спрашивает его: где ты, Адам? Какой же Он всеведущий?» Что Бог всемогущий — это видели мы раньше, а зачем Он спрашивает Адама, ответим сейчас: «Не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. Обратитесь, обратитесь от злых путей ваших» (Иез. 33:11). Вот цель Бога при опросе Адама — навести его на путь раскаяния, пробудить сознание содеянного греха. Сколько здесь любви, нежности, терпения Творца к Своей твари! Безбожникам не понять этого: «Есть глаза у вас, а не видите» (Иер. 5:21), «ходите ощупью» (Ис. 59:10).

  8) Нет никакого противоречия и в утверждении верующих: «Бога никто никогда не видел» и «Моисей и старейшины видели Его». Существо Божие непостижимо и Его никто из людей не видел. Если сказано, что Моисей видел Бога, то опять не по Существу Его, а «ты увидишь Меня сзади» (Исх. 33:23), т.е. в проявлениях из рассматривания творений. Что же касается «старейшины видели Бога», то тут же в Библии и пояснение этого выражения в скобках:«место стояния Бога» (Ис. 24:10-11), «слава Господня» (стих 16). Значит, и старейшины видели Бога тоже не по Его Существу, а в образах Его, в славе Божией. Поэтому о противоречии здесь и говорить не приходится.

  9)  Никакого насилия нет над здравым смыслом, когда верующие признают равенство Отца и Сына. Так говорит Сам Сын Божий: «Я и Отец одно» (Ин. 10:30), «Отец во Мне и Я в Нем» (Ин. 10:38). «Видевший Меня, видел Отца» (Ин. 14:9). При равенстве Отца и Сына, однако, «Отец Мой более Меня»(Ин. 14:28), — и тут никакого противоречия. Это значит, что Сын предвечно рождается от Отца, Дух Святой предвечно исходит от Отца, а Бог Отец — ни рождается, ни исходит, в этом смысле Он, как бы «более»; наш разум мирится с этим учением. «Как всякая земная философия, — говорит один ученый, — основана на постулате: мы знаем, что дважды два равно четыре, но никто не в состоянии сказать, почему это так, так и небесная: нам указан факт, но объяснения его не дано».

  10)  «Бог выдумка людей». «Страх создал первых богов. Не умея объяснить грозных явлений природы, первые люди считали их проявлением божества и стали их боготворить». Но разве страх и религиозное чувство одно и то же? Ведь страх сам по себе нисколько не религиозен и между этими чувствами нет никаких точек соприкосновения. Страх перед грозными явлениями заключает в себе эгоистическое чувство грозящей опасности и порождает желание избежать этой опасности. Возьмите человека, не знающего законов природы, какое у него чувство во время грозы? Он закрывает с поспешностью окна, двери, прячется и бежит от опасности. Человек же религиозно настроенный не бежит от Бога, а наоборот, стремится к Нему, доверяется, любит, надеется, открывает Ему душу, говорит, что наболело, да так как никому из людей не скажет. Таким образом, эти два чувства диаметрально противоположны и из одного не может вытекать другое. А если так, то неверно, что страх создал Бога. В XVIII веке появилась новая теория происхождения веры в Бога, так называемая политическая. Французские философы-энциклопедисты считали религию делом государственной и церковной политики. «Веру в Бога, — говорили они, —выдумали люди, коим она была выгодна, т.е. правители и духовенство. Первые, при ее помощи, старались придать больший авторитет своим законам, а вторые с корыстной целью».

Правда некоторые правители, как, например, Моисей, Зороастр, Нума Помпилий, иногда пользовались религией для гражданских целей как средством поддержать авторитет своих законов. Но это не значит, что они, именно, и являются творцами религии. Ведь если правители пользовались религией, значит, она уже среди данного народа существовала, а если так, то ясно, что не они выдумали веру в Бога. Что же касается духовенства как изобретателей религии, то спрашивается, откуда же духовенство всего земного шара само-то взяло веру? Когда оно сумело сговориться так между собой? И как могло все человечество воспитаться религиозно? Из истории мы знаем, что духовенство не составляло необходимой принадлежности всех религий. Многие религиозные культы, как, например, русские славяне, не имели священников как особого класса. Там старший в роде совершал все богослужение. Значит, и эта теория несостоятельна. Религия древнее и правителей, и духовенства.

  11) «Небо пусто и Бог верующих глух». Эту ложь обличал еще древний философ Сенека в таких словах: «Кто осмелится утверждать, что Бог живет, вовсе не заботясь о нас? Разве не слышит Он умоляющие голоса? Разве не видит Он руки, поднятые с мольбой к небу?» Что Господь действительно слышит нас, об этом узнаем из слова Божия: «Он слышит меня, когда я призываю Его» (Псал. 4:4). «Он близок к сокрушенным сердцем и смиренным духом» (Псал. 33:19), «и от всех скорбей избавляет их» (стих 18).«Желания боящихся Его Он исполняет и вопль их слышит» (Псал. 144:19). «Хранит Господь всех любящих Его» (стих 20) «и пред лицом Его пишется памятная книга о боящихся Господа и чтящих имя Его» (Мал. 3:16). «Кто чтит Бога и твори же не всегда получается просимое от Бога, то только потому, что просим не на добро, а чтобы употребить для своего вожделения» (Иак. 4:3). Ту же мысль поясняет и Шекспир:

«Как часто мы, самих себя не зная,
У неба просим себе бед.
Но благо просьб наших не слышит
На благо нам…

О страданиях

12) Что же касается человеческих страданий, то и они нисколько не колеблют веры в Бога. Еще древний мудрец Эпиктет говорил: «Знай и помни, что если люди несчастны и страдают, то они сами в этом виноваты». То же и Библия подтверждает, указывая на существование во вселенной могущественнейшего, непреложного, сурового закона — обратного воздаяния, закона возмездия, причинности, абсолютной юстиции (Втор. 32,35; Иер. 17, 10; Рим. 2,6). Его значение в нравственной жизни Христос наглядно показал Своим афоризмом:«Кто напоит… только чашей холодной воды… не потеряет награды своей»(Мф. 10:42). Следовательно, самое незначительное добро ближнему и нам дает добро, и наоборот, поэтому «делай добро, и зло тебя не постигнет» (Товит. 12,2). «Какою мерою мерите, такой и вам будут мерить» (Мф. 7:2). «Взявшие меч, мечем и погибнут» (Мф. 26:52). «Может ли кто взять огонь за пазуху, чтобы не прогорало платье его? Может ли кто ходить по горящим углям, чтобы не обжечь ног своих?» (Прит. 6, 27, 28). «Кто чем согрешает, тот тем и наказывается» (Прем. 11:17). «Так как они сеяли ветер, то и пожнут бурю» (Осия 8,7). «Кто сеет скупо, скупо и пожнет, а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет» (2Кор. 9:6). «Что посеет человек, то и пожнет» (Гал. 6:7). Значит, «не Бог — творец зла» (преп. Иоанн Лествичник). «Он никого не искушает злом» (Так. 1,13). Поэтому, если мы несчастны и страдаем, то сами виновники этого: «мы страдаем за грехи свои» (Дан. 3, 28; 2Мак. 7, 32). Тут действие непреложного закона обратного действия. Случается то, что должно случиться, как результат нарушения известного закона. «Возьмите, — говорит один из публицистов, — раскаленное железо голыми руками и вы получите ожоги. Произойдет то, что должно было произойти от естественного проявления закона природы». Так и в нравственной жизни. Несчастье, страдание, горе — все те же ожоги своего рода, расплата за нарушение нами тех или иных законов. Об этом мудром, благодетельном законе говорят и наука, и повседневный опыт, и все истинные христиане.

В деятельности вселенной, в ее жизни, все тесно связано одно с другим. Каждое действие — результат предшествующего действия. Научная аксиома: угол падения равен углу отражения. Камень, брошенный вверх, непременно упадет вниз. Таков закон вещей в природе. Получается непрерывная цепь причин и действий: в сем и заключается жизнь мира. Из опыта же мы знаем:«не рой другому яму, сам в нее попадешь»; «как аукнется, так и откликнется»; «отольются волку овечьи слезки».

Каково же значение нашего страдания? Слово Божие говорит: «Оно для нашей пользы, чтобы нам иметь участие в святости Бога» (Евр. 12:10). «Голод, и язва, и скорбь, и теснота посланы, как бичи для исправления» (3Ездры. 16:20). «Скорби лучшие уроки» (Евр. 12:6) как педагогическая мера. Это ласка Божия, это отцовская рука (Втор. 8:5), руководимая любовью, хотя пожатие ее иногда болезненно для нас; это пилюля, хотя горькая, но лекарственная, и в ней великая очистительная сила: «сетование лучше смеха» (Еккл. 7:7).

Страдание — друг и благодетель, воспитывающий наше терпение (Рим. 5:3), мужество, энергию, стойкость духа, милосердие и другие качества. «Где больше нравственных качеств, доброты, дружбы? В той ли среде, где богатство, радость, беспечность, или там, где бедность, горе, болезни? Природа с ясностью показала, во что выливается жизнь без страданий. Возьмите в мире животных, так называемых, паразитов, кои при наименьшей затрате труда и энергии, удовлетворяют самым широким своим аппетитам, и что же мы увидим? Увидим изувеченных созданий, у коих с великим трудом можно найти нервные центры-аккумуляторы психической силы. Паразиты — выродки, ибо уклонились от благодетельного и развивающего влияния страдания. То же и с человеком. Таков закон Творца по отношению к тварям»(Сабатье) .

Но, будучи справедлив, Бог в то же время и милостив. (Псал. 17:26). Установив неизменный закон возмездия, Бог проявляет и милость к падшему созданию, «утешая его во всякой скорби» (Псал. 144, 14; 2 Кор. 1,4). «Он возлагает на нас бремя, но Он же и спасет нас» (Псал. 67:11). Вот, почему истинные христиане говорят:

«Не говори, что нет спасенья,
Что ты в печалях изнемог.
Чем ночь темней, тем ярче звёзды,
Чем глубже скорбь, тем ближе Бог»

                  (А. Майков)

«Страданием и горением определено добывать крупицу мудрости, не приобретаемой в книгах. Стоит только хорошенько выстрадать самому, как уже все страдающие становятся тебе понятны… Этого мало — самый ум проясняется» (Н.В. Гоголь). Поэт В.А.Жуковский пишет: «Земное страдание теряет свою мрачность, потому что являет нам Бога вблизи как помощника, кладущего руку Свою на нашу руку». У поэта И.Козлова, слепца, вся жизнь которого была рядом тяжелых страданий, читаем:

«При теплой вере — горя нет;
Она дружит нас с небесами;
В страданьях, в радости — Бог с нами,
Во всем печать Его щедрот.

Изведал я, что убивать
Не могут грозные страданья,
Пока мы будем сохранять
Любви чистейшей упованья.

Меня не крест мой ужасает, —
Страданье верою цветет, —
Сам Бог кресты нам посылает,
А крест наш Бога нам дает».

Последняя мысль особенно хорошо выражена Л.Андреевым в его «Савве»: «Вот горе мое, видите какое, на земле такого не бывает, а призови меня Бог и скажи: «на тебе, Еремей, царство Земное, а горе твое отдай мне», — не отдам. Слаще оно мне меду липового, крепче браги хмельной… Правду я узнал чрез мое горе… Христа, — вот Кого! И всегда предо мною лик Его чистый, куда ни повернись! Понимаешь, Господи, страдание мое?… Понимаю, Еремей… Так мы вдвоем с ним и живем». Писатель И. Гончаров говорит: «Страдания очищают душу, возвышают ее. Не быть причастным страданиям — значит не быть причастным всей полноте жизни… Да, вижу, как необходимы и эта борьба и волнения для жизни, как жизнь без них была бы не жизнь, а застой, сон». «Много несчастий принесет тебе жизнь, но ими то и счастлив будешь, и жизнь благословишь, и других заставишь благословить, что важнее всего»,— поучает Ф. М. Достоевский устами старца Зосимы. Вот как смотрят на страдания верующие люди!

Итак, рассмотрев все доводы безбожников, мы убеждаемся, что безбожие абсолютно недоказуемо: «так только пустой человек мудрствует» (Иов. 11:12). Поэтому и все возражения их не имеют никакой цены, что прекрасно подтвердил А.С. Пушкин: «Я очень хорошо сделал, что брал уроки атеизма: я увидел, какие вероятности представляет атеизм, взвесил их, продумал и пришел к результату, что сумма этих вероятностей сводится к нулю, а нуль только тогда имеет реальное значение, когда пред ним стоить цифра. Этой то цифры и не достает моему профессору атеизма» (А. О. Смирнова). Поэтому, «подлично суетны вы, у которых нет видения о Боге, которые из видимых совершенств не могли познать Сущего, и, взирая на дела, не познали Виновника…» (Прем. 13:1). «Вы безумны и несчастны» (Паскаль). «Придет на вас осуждение и за то, что нечестиво мыслили о Боге… и за то, что… коварно презирали святое…». (Прем. 14:30).

Зачем ходить в храм?

«Бог устроил церковь, как гавань, чтобы в ней
укрывшиеся от шума и треволнений жизненного
моря люди наслаждались великим покоем».

Иоанн Златоуст

Многие современные люди считают себя верующими, но в церковной жизни не участвуют, рассуждая так: «Зачем ходить в храм, ведь можно молиться и дома». И все-таки дома молиться почему-то не получается, а в церкви — длинные службы, сложные и непонятные, как пел В.Высоцкий, «… нет, и в церкви все не так, все не так, ребята». Людям, которые не видят смысла в посещении храма, которые считают возможной веру без Церкви, и адресованы эти строки.

Без церкви выросло несколько поколений советских людей. Веру в Бога большевики пытались заменить верой в коммунизм. Храмы разрушали, верующих преследовали, над ними смеялись, но, тем не менее, веру в народе истребить так и не удалось. Церковь, пройдя тяжелейшие испытания, выстояла, и сейчас мы видим ее возрождение. Само по себе это уже величайшее чудо, над которым стоит задуматься. Людям, не знакомым с Православием, не получившим религиозного воспитания, трудно изменить свою жизнь, многое в церковной службе остается неясным. Литургия и все, что происходит в храме, кажется странным и словно происходящим на чужом языке. Поэтому для многих современных людей вся вера выражается в том, чтобы «зайти в церковь поставить свечку». И целый пласт культуры, уникального духовного опыта, спасительного для потерявшейся души, остается в стороне. Участие в церковной жизни требует усилий, это духовный труд, а трудиться не хочется. Более простые и доступные средства всегда под рукой: можно выпить, развлечься, сходить куда-нибудь — и человек забылся на время, а о смерти лучше вообще не задумываться. Но человеческая душа так устроена, что она все равно тянется вверх, ищет какой-то высшей справедливости, устав от обмана и суеты.

Святые дары

В храме время словно бы остановилось. Православная церковь, как величайшую святыню, сберегла накопленный столетиями духовный опыт. Весь порядок церковной службы, уклад, даже язык остались неизменными. Менялись времена, менялась власть, а в церквях по-прежнему шла Литургия. Не прекращалась она и несмотря на гонения советских властей на верующих. Потому что Божественная Литургия всегда имела и имеет для верующих не условный, а вполне реальный смысл. Во время Литургии человек не только вспоминает о земной жизни Христа, не только молится Богу о своих житейских нуждах, но, что самое главное — реально соединяется с Ним в Таинстве Причащения.

Это таинство установлено самим Господом во время Тайной Вечери. «И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается» (Лк. 19-20.). Значение Евхаристии в том, что в ней человеку открывается доступ к Богу, дается возможность принести жертву своему Создателю, дается возможность соучастия в Голгофской жертве.

Таинство — важнейшее понятие в христианской жизни. Во время Евхаристии пресуществляется вино и хлеб в Кровь и Тело Господни. «Около Евхаристии совершает течение весь круг мирового бытия», — писал о. Павел Флоренский. Как телесные болезни нуждаются в лечении, так и наше духовное существо, поврежденное грехом, также нуждается в лекарстве. И такое «лекарство» — Причастие Святых Христовых Тайн. «Энергия тратится, все разрушается. Если не будет на земле Причастия, мир развалится» — так рассматривал Причастие Л.Н.Гумилев.

Отговорки

Современный человек, окруженный всеми «благами» цивилизации, привыкает к духовной лени, бездействию и сам себя лишает этого живого общения с Богом. Иногда в силу привычки или сложившегося жизненного уклада проходит мимо храма, оправдывая себя всевозможными отговорками. И лишь когда судьба преподносит ему неожиданный удар, он задумывается о Боге, о вечности, о своей душе и, уже не мудрствуя, идет в храм. Потому что «душа сама подсказывает», где искать спасения. Конечно, так бывает не всегда. Человек наделен свободной волей, у него всегда есть выбор: пойти в храм или не пойти. Именно свободный выбор нужен Богу. Сделать этот выбор порой бывает непросто. Иногда к этому шагу Господь ведет человека всю жизнь сквозь испытания, разочарования, сквозь успехи и провалы, счастье и болезнь, потери и обретения. В испытаниях душа человека или закаляется, или надламывается. Храм, помощь священника, молитва помогают противостоять жизненным трудностям, достойно переносить удары судьбы, слишком большие взлеты и падения, богатство и нищету. Церковь учит мудрости и терпению.

Церковь накопила драгоценный духовный опыт, мудрость. «Жития святых», предания, чудотворные образы, приносящие людям чудесную помощь и исцеления в болезнях, тысячи необъяснимых с точки зрения логики явлений постепенно открываются человеку, пришедшему в храм и обретшему веру. Православная церковь примером многочисленных своих подвижников показывает высокий идеал христианства, цель духовной жизни человека и его существования на Земле, учит достойно переносить трудности, закаляет душу, дает опору и защиту. Христианство учит настоящей, самоотверженной любви. Православие дает примеры такой любви. Достаточно вспомнить Преподобного Серафима Саровского, Иоанна Крондштадтского, старцев Оптиной пустыни, столь любимых в народе. Не зная Православной церкви, невозможно понять, в чем сила русского духа, невозможно до конца понять ни русскую историю, ни русскую литературу.

Иногда человек, впервые переступивший порог храма и пытающийся найти истину, надеется увидеть в храме святых и совершенных людей, а натыкается на какую-нибудь старушку, которая его одергивает и делает замечания. Человек сразу чувствует себя здесь чужаком. Его смущает то, что люди в храме, порой даже сами священники, имеют те же житейские недостатки. И тогда ставится под сомнение то самое важное, зачем он сюда пришел — а здесь ли нужно искать спасения? Но нужно помнить, что, приходя в храм, человек приходит к Богу, он приходит молиться, исповедоваться Самому Богу через посредство священника, облегчить свою душу. Заглянуть в себя, именно в себя, а не в душу другого человека. Священников, плохие они или хорошие, и других служителей храма судить может только Бог. И даже если у них есть человеческие недостатки, они поставлены Богом осуществлять свое служение.

Мы приводим ребенка в школу, несмотря на то, что некоторые учителя далеки от совершенства. Ведь мы должны дать своему ребенку образование. Или врач, выписывающий необходимое нам лекарство, может быть скупым, например. Нам это неважно. Мы думаем о том, чтобы избавиться от болезни, а не о том, какими качествами обладает этот врач, является ли он идеалом.

И все-таки, если в нашем несправедливом и жестоком мире и есть островки чистоты и добра, то где их искать как не в храме.

Николай Васильевич Гоголь в ответ на нападки на нашу Церковь западных католиков написал такие строки: «Как нам защитить нашу Церковь, и какой ответ мы можем дать им, если они зададут нам такие вопросы: «А сделала ли ваша Церковь вас лучшими? Исполняет ли всяк у вас как следует свой долг?» Что мы тогда станем отвечать им, почувствовавши вдруг в душе и в совести своей, что шли все время мимо нашей Церкви и едва знаем ее даже и теперь? Владеем сокровищем, которому цены нет, и не только не заботимся о том, чтобы это почувствовать, но не знаем даже, где положили его. У хозяина просят показать лучшую вещь в его доме, и сам хозяин не знает, где лежит она. Эта Церковь, которая, как целомудренная дева, сохранилась одна только от времен апостольских в непорочной первоначальной чистоте своей, эта Церковь, которая вся с своими глубокими догматами и малейшими обрядами наружными как бы снесена прямо с неба для русского народа, которая одна в силах разрешить все узлы недоумения и вопросы наши, которая может произвести неслыханное чудо в виду всей Европы, заставив у нас всякое сословье, званье и должность войти в их законные границы и пределы и, не изменив ничего в государстве, дать силу России изумить весь мир согласной стройностью того же самого организма, которым она доселе пугала, — и эта Церковь нами незнаема! И эту Церковь, созданную для жизни, мы до сих пор не ввели в свою жизнь!

Нет, храни нас Бог защищать теперь нашу Церковь! Это значит уронить ее. Только и есть для нас возможна одна пропаганда — жизнь наша. Жизнью нашей мы должны защищать нашу Церковь, которая вся есть жизнь…» (Н.В.Гоголь. Несколько слов о нашей Церкви и духовенстве. (Из письма к гр. А.П.Т-му).

Иногда будничная рутина мешает человеку посвятить воскресение посещению храма. «Шесть дней работай, а седьмой — Господу Богу твоему», — гласит заповедь. Шести дней в неделю вполне достаточно для решения всех житейских проблем. В воскресный день не в магазин за покупками, не на концерт, а в храм должна стремиться душа.

Молиться можно и дома?

Домашняя молитва отличается от молитвы общей, соборной. «Где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреди них», — так учил Господь. Если Он пребывает среди двоих или троих, то там, где десятки и сотни людей собраны во имя Его и молятся вместе, — Он несомненно должен присутствовать, и такая молитва имеет огромную силу.

Пребывая в храме, нужно понимать, что здесь происходит нечто очень важное, нужно заботиться о сохранении в своей душе благоговения. Иногда привычка убивает благоговение, приходит бесстрашие и ослабевает ощущение святости места. Это ведет к охлаждению веры и равнодушию к церковным таинствам. «Знаю твои дела, ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3:15,16) Эта так называемая «теплохладность», отсутствие горячей веры и истинной любви свойственна многим. Таковы сегодня и отношения между людьми — в семье между супругами, между родителями и детьми. Холод в душе становится привычным, и так постепенно проходит вся жизнь. Но не такой жизни ждет от нас Господь, не для того человеку дается жизнь, чтобы он провел ее в погоне за материальными благами, получив которые душа все равно не насытится, потому что она создана для более высокой цели.

Духовная лень обычно и есть причина того, что человек не идет в храм. Те, кто считают, что молиться можно и дома, обычно не молятся вообще. Телевизор сегодня для многих заглушает духовную потребность совершенствования живой души, общения с Богом.

Духовный опыт

Примеры горячей веры, истинной любви и действенной молитвы дают православному человеку жития святых, которых в истории церкви было немало и которые, как светильники, освещают его путь. Тысячи случаев исцелений и помощи в духовных нуждах зафиксированы и описаны в православной литературе. Сейчас эти книги доступны, в каждом храме достаточно просветительской литературы для читателей разной подготовки, людей любого возраста и образования. Человек, получивший блестящее образование, в духовном смысле может быть ребенком. И наоборот, не слишком образованный человек может быть духовно мудрым, и даже прозорливым (как, например, святые старцы). Вот почему христиане, посещающие храм, имеют своего духовного наставника. Человеку, неопытному в духовной сфере, необходимы именно духовные советы. Верующему таинственным образом открывается, что только за одно послушание своему духовному отцу Бог являет человеку свою милость.

Через духовника исповедник приносит покаяние Богу в содеянных грехах. И только священник, как Божий помазанник на Земле, имеет власть прощать грехи. На это указывается в Евангелии. Иисус Христос, обращаясь к ученикам своим, сказал: «Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Мф. 18:18). «Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20:21-23). Апостолы передали эту власть преемникам своего служения — пастырям Церкви Христовой. Именно они, священники, и поставлены в храме принимать нашу исповедь.

Исповедь и подготовка к ней иногда бывают мучительны. На первую исповедь решиться страшно, человек испытывает стыд и неловкость. Но если вспомнить слова Спасителя, то ложный страх уступает место решимости отсечь от себя грех, отделить себя от него. Тайна исповеди непреложна. За разглашение тайны исповеди священника могут отлучить от служения.

Самим Богом человеку дарована возможность очистить свою душу от греха. Разве это не щедрый дар?

Дары исцеления

Профессор философии В.Н Лосский пишет о Церкви, что она есть «средоточие вселенной, среда, в которой решаются ее судьбы. Все призваны войти в Церковь <...> Мир стареет и ветшает, а Церковь непрестанно оживляется и обновляется Духом Святым, источником ее жизни <...> Церковь есть нечто более великое, чем земной рай». (В.Н Лосский. «Очерк мистического богословия Восточной Церкви»).

Существует семь церковных таинств: Крещение, Миропомазание, Венчание, Евхаристия (причащение), Покаяние (исповедь), Священство (рукоположение) и Соборование (елеосвящение). Каждое таинство, совершаемое в церкви — это дар Бога человеку, важное событие в жизни, дающее благодать и духовные силы. Что дает человеку таинство Соборования?

Апостол Иаков говорит христианам: «Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь, и, если он сделал грехи, простятся ему (Иак.5,14 и 15). К таинству соборования (елеосвящения) прибегают болящие, так как иногда (учат святые отцы) болезнь посылается Богом за не исповеданные и забытые грехи. Это таинство имеет большую силу, поэтому во время Соборования в храме так много верующих.

В таинстве Елеосвящения человеку посылается свыше два Божьих дара: исцеление телесное и отпущение грехов. Разве не велики оба эти дара?

И теперь на вопрос «Зачем ходить в церковь, если можно молиться и дома?» — можно ответить: «Чтобы получить великие дары, которых мы, люди, может быть, и не заслуживаем за свои прегрешения, но которые Бог щедро дает каждому, искренне обращенному к Нему сердцем». В Церкви ищет человек спасения, исцеления, примирения с Богом — и находит его.

Говорят, что когда закрываются храмы, открываются тюрьмы. «Приходи в церковь, — учит Иоанн Златоуст, — чтобы в любых положениях оставаться невредимым, чтобы, вооружившись духовным оружием, стать неуязвимым и неподвластным дьяволу».

Л. Ю.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru