О мандорле

Виктор Кут­ко­вой

«Ман­дорла (итал. mandorla – мин­да­лина) – в хри­сти­ан­ской ико­но­гра­фии мин­да­ле­вид­ное сияние, среди кото­рого изоб­ра­жали Христа и Бого­ма­терь, когда хотели пред­ста­вить их в славе», – сооб­щает «Настоль­ная книга свя­щен­но­слу­жи­теля».

И все. В боль­шин­стве прочих источ­ни­ков све­де­ний не больше.

А вопрос, без­условно, инте­ре­сен и заслу­жи­вает вни­ма­ния.

Откуда ман­дорла берет свое начало?

mandorla01 - О мандорле

Про­ис­хо­дит она все от той же «хварны», о кото­рой мы гово­рили в статье «О нимбах»1. Но на уровне идеи она обя­зана вет­хо­за­вет­ной славе Божией (kabod).

mandorla02 - О мандорле

Если обра­титься непо­сред­ственно к памят­ни­кам, то легко обна­ру­жить боль­шое раз­но­об­ра­зие типов ман­дорлы: ее можно видеть и круг­лой, и мин­да­ле­вид­ной с закруг­лен­ным верхом и низом (вытя­ну­той по вер­ти­каль­ной оси сим­мет­рии в боль­шей или мень­шей сте­пени, и мин­да­ле­вид­ной с ост­рыми кон­цами вверху и внизу.

Она – един­ствен­ный, кажется, «пред­мет» в иконе, кото­рый может быть пред­став­лен фраг­мен­тарно из-за края ком­по­зи­ции: или в виде полу­круга, при­мы­ка­ю­щего к центру верх­ней лузги, или в виде чет­верти круга в верх­нем углу сред­ника.

И это уди­ви­тельно, потому что ман­дорла – иерар­хи­че­ски самый зна­чи­мый фор­мо­эле­мент иконы, кото­рый наряду с нимбом был осно­во­по­ла­га­ю­щим при постро­е­нии ком­по­зи­ции2.

mandorla04 - О мандорле

Кн. Евг. Тру­бец­кой, ана­ли­зи­руя ико­но­гра­фию нов­го­род­ской иконы, пред­став­ляет Св. Софию, «сидя­щую на пре­столе на темно-синем фоне звезд­ного неба». Такое тол­ко­ва­ние ман­дорлы настолько важно для извест­ного фило­софа, что он даже выде­лил кур­си­вом слова, отно­ся­щи­еся к ночной тьме. И в под­твер­жде­ние про­дол­жает: «То – пурпур Божьей зари, зачи­на­ю­щейся среди мрака небы­тия»3.

mandorla03 - О мандорле

Здесь, конечно, вызы­вают воз­ра­же­ние три пункта:

1. раз­де­ле­ние содер­жа­ния ман­дорлы и Св. Софии;
2. отож­деств­ле­ние мрака небы­тия с темно-синим фоном;
3. нераз­ли­че­ние изоб­ра­же­ния и изоб­ра­жа­е­мого.

То есть, раз­де­лить содер­жа­ние ман­дорлы и Образа, обле­чен­ного ею, рав­но­сильно тому, что про­ти­во­по­ста­вить содер­жа­ние нимба самому ним­бо­носцу – обла­да­телю этого нимба.

mandorla05 - О мандорле

Все ком­по­зи­ции, где при­сут­ствует ман­дорла («Пре­об­ра­же­ние», «Успе­ние», «Воз­не­се­ние», «Собор Архан­ге­лов», «Бого­ма­терь Зна­ме­ние», «О тебе раду­ется» и др.), не поз­во­ляют про­ти­во­по­ста­вить изоб­ра­жа­е­мого в ман­дорле по содер­жа­нию. Ибо ман­дорла – это обя­за­тельно небес­ный атри­бут, несу­щий в себе Боже­ствен­ное содер­жа­ние. Цен­тро­стре­ми­тель­ные круги тонально раз­ло­жен­ного синего цвета не «мрак небы­тия», сгу­ще­ние не тем­ноты, а «выш­него» Небес­ного (синего). Оно пере­хо­дит в каче­ствен­ный скачок (что о. Павел Фло­рен­ский назвал бы все тем же прин­ци­пом пре­рыв­но­сти), скачок – в осле­пи­тель­ную белизну или осле­пи­тель­ное золото риз Христа, а в нашем случае – в «бли­ста­ние небес­ного пур­пура» Св. Софии. Уже в этом заклю­чена услов­ность ико­но­писи. Отож­деств­лять сим­во­лич­ное изоб­ра­же­ние крас­но­ли­кого Ангела непо­сред­ственно с Самой Св. Софией было не только ложно, но и опасно.

«Мрака небы­тия» не может быть уже потому лишь, что при­сут­ствуют звезды, счи­та­ю­щи­еся сим­во­лом небес­ного света еще с пер­во­хри­сти­ан­ских времен. Значит и о небы­тии пустой раз­го­вор, так как ника­ких звезд оно не под­ра­зу­ме­вает: оно не-бытие, то есть полное и абсо­лют­ней­шее отсут­ствие любых свойств.

Тональ­ная рас­кладка синего цвета уже одними сту­пе­нями этой рас­кладки ука­зы­вает на дина­мику, на опре­де­лен­ную откры­тость чело­веку Боже­ствен­ных энер­гий, дей­ству­ю­щих «изнутри» ман­дорлы: именно они живо­тво­ряще пре­об­ра­зуют окру­жа­ю­щее. Отсюда – и изоб­ра­же­ние в ней стре­ло­вид­ных лучей (ман­дорла как энер­ге­ти­че­ский знак), изоб­ра­же­ние анге­лов, херу­ви­мов и сера­фи­мов, то есть небес­ных сил (ман­дорла как сила), самоё сияние в целом (ман­дорла как слава).

Энер­ге­ти­че­ское содер­жа­ние ман­дорлы и нимба дик­то­вало ико­но­писцу обво­дить их тонкой линией белого цвета, в то время как фигуры святых обрам­ля­лись по кон­туру, напро­тив, линией темной, кото­рая кон­трастно под­чер­ки­вала све­то­нос­ность фона, фона, так и назы­вав­ше­гося – «светом».

Иногда позади фигур обво­дился и позём в своей верх­ней части двумя лини­ями: темной, а выше – свет­лой. Надо ска­зать, темная линия здесь дей­стви­тельно при­над­ле­жит позёму, свет­лая же – фону – «свету». Слу­ча­лось, послед­няя, хоть и была свет­лой, но дела­лась темней, чем обводки ман­дорлы и нимбов, ибо эта ярко-белая ока­емка наи­важ­ней­ших фор­мо­эле­мен­тов сооб­щала о боль­шей энер­ге­тике, чем свет фона, при их сущ­ност­ной иден­тич­но­сти. Такое тональ­ное раз­ли­че­ние с одной сто­роны – обво­док «света», с другой – ман­дорлы и нимбов, сле­дует отне­сти к пара­ка­но­ни­че­ским поло­же­ниям, потому что встре­ча­ются иконы и без подоб­ных тональ­ных кор­рек­ти­ро­вок, где и «света», и нимбы, и ман­дорла обве­дены оди­на­ково – линией сте­риль­ного белого цвета.

На нимбах и ман­дорле она несла еще и допол­ни­тель­ную инфор­ма­цию, услов­ным языком говоря о доступ­но­сти «зрить телес­ными очами» неот­мир­ный свет, ощу­щать Боже­ствен­ные энер­гии. Если золото фона ука­зы­вает на осле­пи­тель­ный Боже­ствен­ный мрак, сквозь кото­рый не спо­собно про­ник­нуть зрение чело­века, то белиз­ной обво­док под­чер­ки­ва­ется воз­мож­ность по мило­сти свыше узреть посы­ла­е­мую нам Твор­цом бла­го­дать. Почему святые и счи­та­ются сви­де­те­лями Света, что такая воз­мож­ность предо­став­лена им Гос­по­дом по их чистым серд­цам. Сим­во­лика белого цвета ико­но­пис­цем пони­ма­лась рав­но­значно золо­тому, с той лишь раз­ни­цей, что белым – условно пере­да­вался Боже­ствен­ный свет по эту сто­рону бытия, золо­тым – по другую.

Потому и нимбы на иконе «Св. Троица» преп. Андрей Рублев делает белыми. Пред­веч­ному Совету Трех Ипо­ста­сей он в каче­стве анти­но­мии про­ти­во­по­став­ляет посе­ще­ние Авра­ама тремя анге­лами, то есть пре­мир­ному таин­ству Совета худо­же­ственно оппо­ни­рует земная, извест­ная из Библии исто­рия. И сред­ством выра­же­ния данной мысли явля­ется цвет.

Но, говоря о дина­мике внутри ман­дорлы, нельзя пройти мимо ее внеш­нихпере­ме­ще­ний. Как это пони­мать? Изоб­ра­же­ние ман­дорлы на иконах «Вос­кре­се­ние», «Воз­не­се­ние», «Успе­ние», «Св. София», «Бого­ма­терь Зна­ме­ние» и др. под­ра­зу­ме­вает или демон­стри­рует прямо опре­де­лен­ные дви­же­ния, свя­зан­ные непо­сред­ственно с сюже­том. Напри­мер: соше­ствие в ад Спа­си­теля; воз­не­се­ние Его на небо; при­ше­ствие Сына по Успе­нии Бого­ма­тери;исхож­де­ние Пре­муд­ро­сти Божией из гор­него в доль­нее (в чем, соб­ственно, и заклю­чен экзи­стен­ци­аль­ный смысл данной иконы; тем не менее, всякое сим­во­ли­че­ское изоб­ра­же­ние Вто­рого Лица Св. Троицы запре­щено 82‑м пра­ви­лом Пято-Шестого Все­лен­ского Собора); рож­де­ние = приход в мир Эмма­ну­ила.

Дру­гими сло­вами, в каждом случае можно наблю­дать пре­об­ра­зо­ва­ние дина­мики из внут­рен­ней во внеш­нюю. И ман­дорла пред­стает здесь как знак такой дина­мики, знак дви­же­ния. Греч. energia пере­во­дится как «дей­ствие». Пре­по­доб­ный Иоанн Дамас­кин обо­зна­чает боже­ствен­ные энер­гии образ­ными выра­же­ни­ями «дви­же­ния» (kinzis).

Образ и ман­дорла есть всегда одно целое: она – как бы изоб­ра­зи­тель­ная тран­скрип­ция исхо­дя­щей энер­гии Образа; та или иная сим­мет­рич­ная кон­фи­гу­ра­ция (подчас с отдель­ными про­стре­лами вовне) воз­ни­кает в зави­си­мо­сти от бого­слов­ской трак­товки и от пла­сти­че­ских задач, реша­е­мых в ком­по­зи­ции.

Здесь опять символ с «дву­сто­рон­ним дви­же­нием». Повто­рим: если это дви­же­ние цен­тро­стре­ми­тельно, то оно, чаще всего трех­сту­пен­ча­тое, есть нарас­та­ние Небес­ного с каче­ствен­ным скач­ком содер­жа­ния, если – цен­тро­беж­ное, то оно пред­став­ляет нам исхож­де­ние боже­ствен­ных энер­гий от Пер­во­об­раза.

Но как тогда объ­яс­нить настен­ные изоб­ра­же­ния неко­то­рых святых в меда­льо­нах, кото­рые, на первый взгляд, внешне не отли­ча­ются от ман­дорлы? (См., напри­мер, «Св. Лавр» в Успен­ском соборе г. Зве­ни­го­рода кисти Андрея Руб­лева). О каких исхож­де­ниях боже­ствен­ных энер­гий, о какой дина­мике можно гово­рить здесь?

Если мы посмот­рим вни­ма­тельно и вдум­чиво, то увидим: внешне все-таки ман­дорла отли­ча­ется от меда­льона. Уже хотя бы тем, что в меда­льоне не изоб­ра­жа­ются кос­ми­че­ские атри­буты и сияние. Да и ман­дорла мно­го­ва­ри­антна по своей кон­фи­гу­ра­ции, а меда­льон – только круг­лый. Это первое. Второе: ман­дорла, прежде всего, свя­зана с выше­пе­ре­чис­лен­ными ком­по­зи­ци­ями («Пре­об­ра­же­ние», «Успе­ние», «Вос­кре­се­ние» и т.д.), она не рисо­ва­лась вне сюже­тов. А меда­льоны сплошь вне­сю­жетны. Третье: вполне логично пред­по­ла­гать в реаль­ном мире об исхож­де­нии боже­ствен­ных энер­гий от святых. Если мы гово­рим об отоб­ра­же­нии боже­ствен­ного света в нимбах этих святых, то почему нельзя гово­рить об исхож­де­нии боже­ствен­ных энер­гий непо­сред­ственно через самих святых? И не явля­ется ли меда­льон попыт­кой условно изоб­ра­зить… нет, не сами боже­ствен­ные энер­гии, а про­цесс их исхож­де­ния?

Свя­ти­тель Гри­го­рий Палама учит: “Боже­ствен­ная бла­го­дать, дающая обо­жеств­ле­ние, есть не Боже­ствен­ное есте­ство, а Его «энер­гия»; это – «лучи Боже­ства», про­ни­зы­ва­ю­щие мир, «несо­тво­рен­ный свет» или «бла­го­дать». Бог не огра­ни­чен в своей энер­гии: Он цели­ком при­сут­ствует в каждом луче Своей боже­ствен­но­сти. Это Его про­яв­ле­ние есть «слава Бога»”.4 Заме­тим, та же, – что све­ти­лась осле­пи­тель­ным отблес­ком на лице Моисея. Но почи­таем еще Паламу: «Еди­не­ние с Богом в Его энер­гии, иначе говоря, посред­ством бла­го­дати, поз­во­ляет нам участ­во­вать в есте­стве Бога, но наше есте­ство не ста­но­вится, однако, Божьим есте­ством». При обо­жеств­ле­нии тварь «оста­ется тварью, хотя и пре­вра­ща­ется посред­ством Бла­го­дати в бога».5

mandorla06 - О мандорле

Потому святые и изоб­ра­жа­ются в ман­дорле (правда, крайне редко) или в меда­льо­нах, так похо­жих на ман­дорлу, но изоб­ра­жа­ются без лучей, ибо не святые явля­ются источ­ни­ком обо­жеств­ля­ю­щей энер­гии. Когда же пред­став­лен Сам Хри­стос, сияние или лучи в ман­дорле при­сут­ствуют, как пра­вило.6 Да и древ­нее назва­ние ман­дорлы «слава» эти­мо­ло­ги­че­ски гово­рит о его про­ис­хож­де­нии от «слово»; «Слово» же пони­ма­ется хри­сти­а­нами неиз­менно как Вторая Ипо­стась Св. Троицы.

Три луча из ман­дорлы в «Пре­об­ра­же­нии» ука­зы­вают на фавор­ский свет как энер­гию сущ­но­сти, свой­ствен­ную всем трем Лицам Святой Троицы.

Но на нов­го­род­ской иконе-таб­летке «О Тебе раду­ется» вокруг Бого­ро­дицы, сидя­щей на пре­столе, мы видим тоже сияние и даже звезды. И это не слу­чайно. Во-первых, на коле­нях у Нее сидит Богом­ла­де­нец Гос­подь Иисус Хри­стос, Царь Небес­ный. Во-вторых, Сама Бого­ро­дица – чест­ней­шая Херу­вим и слав­ней­шая без срав­не­ния Сера­фим – Царица Небес­ная, и потому Царица, что Дева Мария – един­ствен­ная во всем чело­ве­че­стве лич­ность, кото­рая пол­но­стью соеди­ни­лась с Богом, кото­рая не под­ле­жит ни вос­кре­се­нию, ни суду. Именно это обсто­я­тель­ство поз­во­ляет ико­но­писцу изоб­ра­жать Матерь Божию в ман­дорле с соот­вет­ству­ю­щим золо­тым сия­нием.

Оста­лось отве­тить на вопрос о дина­мике в связи с меда­льо­ном. Здесь надо обра­тить вни­ма­ние на то, где он чаще всего поме­щался. Его можно встре­тить на той или иной стене храма, но чаще всего на сфе­ри­че­ских плос­ко­стях: будь то под­пруж­ные арки (моза­ики киев­ской Св. Софии) или цилин­дри­че­ское осно­ва­ние столба (цер­ковь Успе­ния на Воло­то­вом поле под Нов­го­ро­дом). А что такое сфе­ри­че­ская плос­кость? Это плос­кость, отли­ча­ю­ща­яся осо­бен­ной актив­но­стью по отно­ше­нию к смот­ря­щему чело­веку: она или «обни­мает» его – или застав­ляет зри­теля обойти себя. Нередко, нахо­дясь даже на стене, меда­льоны рас­по­ла­га­ются в люне­тах (нов­го­род­ская ц. Спаса Пре­об­ра­же­ния на Ильине), то есть опять-таки в ее наи­бо­лее «актив­ной» гео­мет­ри­че­ской части. Абсо­лютно зако­но­мерно в самом центре арки снизу – в шелыге – как пра­вило, изоб­ра­жался крест. И тоже в меда­льоне. Крест осенял всех вхо­дя­щих и ухо­дя­щих при­хо­жан.

mandorla09 - О мандорлеmandorla07 - О мандорле

Суще­ствует два вида меда­льона: просто круг, обрам­лен­ный коль­цом иного цвета, и круг а‑ля ман­дорла, с поло­сами синего цвета, утем­ня­ю­щи­мися к центру. Первый – это древ­ний символ веч­но­сти, откро­ве­ния и совер­шен­ства; в таком меда­льоне часто писали и Спаса-Эмма­ну­ила на иконе «Бого­ма­терь Зна­ме­ние». Второй – несет в себе те же сим­во­ли­че­ские зна­че­ния, но к ним добав­ля­ется дина­ми­че­ский акцент, о кото­ром мы гово­рили. Святой пока­зан не просто пре­бы­ва­ю­щим в цар­стве веч­но­сти (как в первом случае), а пре­бы­ва­ю­щим в нем активно по отно­ше­нию к моля­ще­муся чело­веку.

mandorla03 - О мандорле

До сих пор, ана­ли­зи­руя вопрос о ман­дорле, мы гово­рили как о явном, но анти­но­ми­че­ский прин­цип цер­ков­ного искус­ства застав­ляет нас обра­тить вни­ма­ние и на тайное. Если в «Пре­об­ра­же­нии» Хри­стос на фоне ман­дорлы уче­ни­ками зрим до боли в глазах, то в «Успе­нии» (уже после Пяти­де­сят­ницы) Он совер­шенно ими не заме­чаем. На данное обсто­я­тель­ство обра­тил вни­ма­ние акад. Б.В. Рау­шен­бах: «Взоры всех пер­со­на­жей обра­щены к уми­ра­ю­щей Марии, и никто не смот­рит на Христа, хотя совер­шенно оче­видно, что появ­ле­ние Христа среди Его уче­ни­ков потрясло бы их тем более, что Он появ­ля­ется в сия­ю­щих и све­тя­щихся одеж­дах, напо­до­бие того как это изоб­ра­жа­ется в иконах «Пре­об­ра­же­ние».7

На при­ве­ден­ных и других при­ме­рах ученый объ­яс­няет это тем, что ман­дорла есть пере­дача «мето­дом сече­ний» мисти­че­ского про­стран­ства, но он исклю­чает такое тол­ко­ва­ние в ком­по­зи­ции «Пре­об­ра­же­ние», где дик­тует свои права сим­во­лика, а не гео­мет­рия изоб­ра­же­ния.

Но искус­ство Пра­во­сла­вия всегда вклю­чает в себя глу­бо­кую сим­во­лику; трудно вспом­нить пример ее отсут­ствия. Гео­мет­ри­че­ское ико­но­пис­ное про­стран­ство не пере­стает быть сим­во­лич­ным.

О том же гово­рит и Б.В. Рау­шен­бах, пока­зы­вая, что с вывет­ри­ва­нием сим­во­ли­че­ской основы живо­пись теряла и бого­слов­скую глу­бину. «Гра­ницу между миром види­мым и неви­ди­мым стали пока­зы­вать изоб­ра­же­нием обла­ков. Веро­ятно, с этого вре­мени утвер­ди­лось пред­став­ле­ние о том, что Бог, ангелы и святые «живут на обла­ках», то неле­пое пред­став­ле­ние, кото­рое совер­шенно законно исполь­зу­ется совре­мен­ными кари­ка­ту­ри­стами».8

Дей­стви­тельно, под вли­я­нием запад­но­ев­ро­пей­ской живо­писи фраг­мен­тар­ный тип ман­дорлы в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве икон нового вре­мени пишется непре­менно с обла­ками, а круг­лая и эллип­со­вид­ная ман­дорла нередко дела­лась одно­цвет­ной (цвет бывал разный, без всяких тональ­ных рас­кла­док), с солн­це­вид­ным сия­нием, исхо­дя­щим от Образа; иногда по внеш­нему краю такой ман­дорлы тоже про­пус­ка­лось оже­ре­лье из обла­ков. Полу­чают самое широ­кое рас­про­стра­не­ние и одно­цвет­ные меда­льоны в сте­но­пи­сях. Меда­льона с тональ­ными рас­клад­ками цвета прак­ти­че­ски нет. Но и здесь тра­ди­ция изоб­ра­жать свя­того без лучей усто­яла.

mandorla08 - О мандорле

Однако, исходя из того же анти­но­ми­че­ского прин­ципа цер­ков­ного искус­ства, ико­но­пи­сец пред­став­ляет нам ман­дорлу, как вполне мате­ри­аль­ную форму, пред­мет, кото­рый поз­во­ли­тельно взять руками. На упо­мя­ну­той нов­го­род­ской иконе «София Пре­муд­рость Божия» (XVI век) можно заме­тить: Бого­ро­дица держит не Богом­ла­денца, а ман­дорлу с нахо­дя­щимся внутри Эмма­ну­и­лом. То же самое мы видим на фреске собора Св. Софии в Охриде (ок. 1040 г.), где Бого­ма­терь изоб­ра­жена уже сидя­щей на троне; пояс­ной извод этой ико­но­гра­фии в наши дни исполь­зо­вал архи­манд­рит Зинон, рабо­тая над ико­но­ста­сом Сера­фи­мов­ского при­дела Тро­иц­кого кафед­раль­ного собора (г. Псков).

Преображение Господне. Синай
Пре­об­ра­же­ние Гос­подне. Синай

То есть подоб­ная трак­товка ман­дорлы при­суща как нынеш­нему вре­мени, так – и тыся­че­лет­ней дав­но­сти. Еще до ико­но­бор­че­ства на моза­ике «Пре­об­ра­же­ние» (VI век.), что нахо­дится в мона­стыре св. Ека­те­рины на Синае, ман­дорла пред­став­лена в клас­си­че­ском виде. Но уже здесь древ­ний моза­ист пони­мает ее анти­но­ми­че­ски: с одной сто­роны, ман­дорла – небес­ный «атри­бут», полный мисти­че­ского смысла, с другой – мате­ри­аль­ная форма, на кото­рую опи­ра­ется ногами Хри­стос. Даже зна­чи­тельно позже, когда язык пра­во­слав­ного искус­ства сло­жился пол­но­стью, встре­ча­ются более реа­ли­сти­че­ские изоб­ра­же­ния, на кото­рых Спа­си­тель стоит не в ман­дорле, а на Фаворе, прямо на плос­ко­сти лещадки (ман­дорла нижним краем упи­ра­ется в Фавор или захо­дит за гору). Что ука­зы­вает на иное пони­ма­ние явле­ния или на иную поста­новку пла­сти­че­ских задач. Но, с другой сто­роны, не без­осно­ва­тельно пред­по­ла­гать о сни­же­нии семан­тики, а значит, о бого­слов­ском обед­не­нии и искрив­ле­нии иконы, когда изоб­ра­жа­е­мое начи­нало отож­деств­ляться с изоб­ра­же­нием.

Резю­ми­руем: если вер­нуть ман­дорле ее искон­ное назва­ние «слава», то можно ска­зать: синай­ский мону­мен­та­лист накрепко усвоил ново­за­вет­ную истину: «Бог Отец есть Отец славы (Еф. 1:17); Сын Божий есть сияние славы Его (Евр. 1:3) и Сам имеет у Отца Своего славу прежде мир не бысть (Ин. 17:5), равным обра­зом Дух Божий есть Дух славы (1Петр. 4:14)».

Это, без­условно, глав­ный тезис, кото­рый лежал в основе осмыс­ле­ния ман­дорлы древними изо­гра­фами.

Что, впро­чем, отнюдь не озна­чает его пони­ма­ния чисто раци­о­на­ли­сти­че­ски и нату­ра­ли­сти­че­ски.

Ико­но­пи­сец был, прежде всего, духо­вид­цем.

Любо­пытно: визан­тий­ские иконы XIV века встре­ча­ются как с ман­дор­лой, так и без нее. Это – резуль­тат бого­слов­ских споров вар­ла­а­ми­тов с пала­ми­тами. Если ман­дорла изоб­ра­жа­лась, то мастер, напи­сав­ший эту икону, при­над­ле­жал к исих­аст­ским кругам, если не изоб­ра­жа­лась, он при­над­ле­жал к «гума­ни­стам».

«То, что про­све­щен­ным – сияние славы, то невер­ным – ослеп­ле­ние…» (св. Кирилл Иеру­са­лим­ский, IV век).

Лучше не ска­жешь.


При­ме­ча­ния:

1 «О нимбах»
2Подроб­ней об этом см.: Гусев Н.В. Неко­то­рые приемы постро­е­ния ком­по­зи­ции в древ­не­рус­ской живо­писи XI–XVII веков // Древ­не­рус­ское искус­ство. Худо­же­ствен­ная куль­тура Нов­го­рода. М., 1968. С. 131.
3Тру­бец­кой Евге­ний, князь. Умо­зре­ние в крас­ках: Три очерка о рус­ской иконе. М.: Инфо–Арт, 1991. С.52.
4Цит. по: Лос­ский Н.О. Исто­рия рус­ской фило­со­фии. М.: Совет­ский писа­тель, 1991. С. 462.
5Цит. по: Лос­ский Н.О. Исто­рия рус­ской фило­со­фии. М.: Совет­ский писа­тель, 1991. С. 463.
6Здесь опять дают о себе знать пара­ка­но­ни­че­ские поло­же­ния ико­но­писи.
7Рау­шен­бах Б.В. Про­стран­ствен­ные постро­е­ния в живо­писи. М., 1980. С. 154.
8Рау­шен­бах Б.В. Про­стран­ствен­ные постро­е­ния в живо­писи. М., 1980. С. 159.

Православие.ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки