Главная » Духовная жизнь » Милосердие » О милостыне
Распечатать Система Orphus

О милостыне

( О милостыне 4 голоса: 5 из 5 )

священник Сергий Николаев

 

Сострадание, способность переживать чужую беду или боль, тревожиться за чью-то судьбу в большей или меньшей степени свойственно каждому человеку. Это чувство как бы врожденное, и отсутствие его говорит о неком изъяне психики человека, болезненности. А вот проявление своего сострадания в поступках — милосердие — это дело свободной воли личности и ее особенное достоинство. Милостивого человека Господь удостаивает особенной благодати — блаженства, так высоко стоит милостыня в очах Господа. “Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут” (Мф. 5:7), — говорит Спаситель. То есть за милостыню нам обещана конкретная награда — милость Божия, отпущение наших грехов.

Что же такое милостыня? Когда мы отдаем что-либо, принадлежащее нам, отдаем не по закону или долгу, не с целью получить от человека что-то большее, то по доброте сердца мы творим милостыню. Она может быть выражена в жертве от своего достатка, в жертве своего свободного времени, труда, душевного участия, в слове утешения, в прощении обиды, в молитве за кого-то. Святитель Иоанн Златоуст говорит о милостыне: “Великое дело милостыня. Возлюби ее, которой нет ничего равного, она может и загладить грехи, и избавить от суда. Ты молчишь, — а она стоит и защищает… Столько-то благ от милостыни, а мы не радим и не заботимся? Дай, по возможности, хлеба. Нет у тебя хлеба? Дай, овол (мелкая монета). Нет овола? Дай чашу холодной воды. Нет и этого? Поплачь с несчастным, и получишь награду; ибо награда дается не за вынужденное, но за свободное дело”.

Для верующего человека милостыня является естественным делом веры. “Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его? Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто-нибудь из вас скажет им: “идите с миром, грейтесь и питайтесь”, но не даст им потребного для тела: что пользы? Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе” (Иак. 2:14-17). Апостол Иаков говорит о бездейственном сострадании как о мертвом деле, о вере бездеятельной как о вере мертвой.

Милостыня, пожалуй, самое простое и доступное любому богоугодное дело, способное животворить нашу веру. Нет ничего легче и спасительнее, чем милостыня. А насколько она важна для христиан, мы можем судить по тому, как заботилась о милостыне первая Апостольская Церковь. В Деяниях святых апостолов читаем, что многие христиане приносили деньги для раздачи неимущим (Деян. 4:32-37). Что принято было “ежедневное раздаяние потребностей” (Деян. 6:1-6) и для этого были выбраны и поставлены “семь человек изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости” (Деян. 6:3). Апостол Павел советует: “Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог” (2Кор. 9:7).

Любит Бог… И на нашу щедрость отвечает щедростью. В нашем Рождественском храме один престол посвящен святителю Тихону Амафунтскому. Святитель Тихон родился в семье хлебного торговца. Был он жалостлив к нищим и еще отроком часто подавал милостыню. Не имея ничего своего, Тихон раздал отцовский хлеб. Отец был очень огорчен и выговаривал сыну за самовольство. Но мальчик отвечал ему: “Я слышал, что дающий нищим дает взаймы Господу. Пойди открой кладовые и увидишь, что Господь уже вернул Свой долг”. Отец открыл кладовые и увидел, что они наполнены прекрасным хлебом. Картину, изображающую милостыню отрока Тихона, можно увидеть на своде Тихоновского придела в Христорождест-венском храме.

Иногда люди проявляют разумную, как им кажется, бережливость и не спешат с делами милосердия, говоря себе: “Подожду, когда разбогатею, а сейчас и для себя-то не хватает”. Для них можно вспомнить давнюю историю. В одной обители было принято в Великий Четверг раздавать монастырский хлеб нищим. Но однажды случился в этой местности неурожай, и братия монастыря, боясь остаться без пищи, упросила настоятеля не раздавать обычную милостыню. Когда же через некоторое время открыли житницу, то увидели, что пшеница проросла и не может быть употреблена в пищу. Так Господь наказал маловеров за неразумную экономию.

Но есть в истории Церкви и другой пример. Богатая женщина, похоронив мужа и не нуждаясь в большом имении, стала раздавать обильную милостыню. Она повсюду искала нуждающихся людей и благотворила им. Родные роптали на нее: “Ты совсем лишишься достатка, ты сама станешь нищей”. Но милосердная вдова продолжала щедро раздавать. И вот она раздала все. Через день на город напали варвары, он был разграблен и сгорел. Лишь часть жителей спаслась бегством и среди них вдовица. Она единственная не потеряла ничего, ей нечего было оплакивать.

Милостыня станет нашей заступницей в день Страшного суда. …Жил очень скупой человек. Он никогда не подавал милостыни. Однажды он заболел. В горячке приснился ему сон. Видит он, что, умерший уже, стоит он на последнем Суде. Перед ним Ангел держит весы. На одной чаше сложены его грехи. Их целая гора. И на другую чашу Ангел положил небольшую краюшку хлеба. И эта краюшка начинает перетягивать гору грехов. “Что это?” — спросил человек у Ангела. — “Это твоя милостыня, она почти перетянула чашу греха”. — “Но я никогда не подавал милостыни”, — удивился скупой.

— “Да, ты не подавал, но однажды в досаде ты швырнул в голодного нищего краюхой хлеба, чтобы прогнать его. Вот она, эта нечаянная милостыня”, — отвечал Ангел. Человек проснулся. Он все понял. После выздоровления он воспользовался возможностью помилования — давал щедрую милостыню. “Блажен разумеваяй (понимающий) на нища и убога, в день лют избавит его Господь” (Пс. 40:1).

В прежние времена воскресные и праздничные дни было принято посвящать делам милосердия. Православные после церковной службы посещали больных, заключенных, одиноких. Приносили кто что мог. Так и говорили: “навестить больницу, темницу и вдовицу”. В один московский храм ходит очень пожилой человек. Ходит он на раннюю литургию. После службы он некоторое время отдыхает в храме на лавочке. Как-то мы разговорились. “Хожу после службы в дом престарелых. Рядом здесь. Принесу с собой батон, а иногда немного карамели. Им особо ничего не надо, кормят пока. А вот поговорить не с кем. Есть лежачие, им еще труднее. Вот и хожу Христа ради. Поговорю, чаю попью с ними, им радость”.

Спаситель принимает и самый малый дар: “И кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды… истинно говорю вам, не потеряет награды своей” (Мф. 10:42).

Можно заметить, что люди милосердные, добрые, щедрые на милостыню более спокойны и оптимистичны. А те, кто разбирает нуждающихся на тунеядцев, бездельников и недостойных, отвечающие на жалобу или просьбу: “Сам виноват”, “много вас”, — эти люди больше боятся жизни, они более беспокойны. Конечно, ведь душа наша знает и чувствует все, и то, что, не оказавши милости, и мы не вправе рассчитывать на милость Господа.

Но есть один род милостыни особый. Во всякий день каждый верующий церковный человек, читая вечерние молитвы, произносит и такие слова: “Помяни, Господи, плодоносящих и доброделающих во святых Твоих церквах, и даждь им яже ко спасению прошения и жизнь вечную”. Те, кто ходит в церковь, за каждой службой слышат слова священника или диакона “Еще молимся … о создателях святого храма сего… о плодоносящих и добродеющих во святем и всечестнем храме сем, труждающихся…” Это сугубая ектения, или просьба к верующим помолиться особо о приносящих плоды своих трудов и трудящихся в храме людей. Кто же эти люди? И почему молятся о них особо, прося Господа исполнить их прошения (если они, конечно, ко спасению), прося даровать им вечную жизнь?

Основав земную Церковь, Спаситель заботы о ее материальном существовании возложил на милосердие ее членов. Так Сам Иисус, покинув родной дом, три с половиной года жил как странник и пришелец милосердием и участием некоторых людей: Марии и Марфы из Магдалы, их брата Лазаря, Своей родственницы Саломии, некоего Симона и других. И после крестной смерти Спасителя Ему послужили богатые люди — Иосиф из Аримафеи, отдавший свою гробницу для погребения Христа, и Никодим, купивший все необходимое для этого обряда.

Традиционно и для чад Православной Церкви заботиться о священнослужителях и о Доме Божием — храме.

Рождественский храм в селе Заозерье построен на средства и попечением Гавриила Васильевича Рюмина. Сын его, Николай Гаврилович, и купец Платон Михайлов позаботились пристроить приделы Никольский и Тихоновский. Семья местных фабрикантов Барановых щедро благотворила этому храму. Заботы о нем были уделом В.С.Чайкова. Он был старостой Рождественского храма в конце прошлого века. Эти люди жертвовали свои собственные средства, умение и время на строительство и украшение нашего храма. Естественно, что мы молимся о милостивцах. В архивах многих церквей сохранились имена благотворителей, на чьи средства были произведены те или иные работы, куплены иконы или утварь.

Конечно, не все имена сохранились в записях, но Господь принял их жертву и знает их. А мы молимся о “плодоносящих и доброделающих”. Многие заботы, связанные с жизнью храма, берут на себя безвозмездно, то есть Христа ради, милосердные прихожане и даже нездешние верующие люди. Кто-то моет полы, кто-то поет, кто-то чинит и шьет облачение. И о них мы молимся.

Участие в строительстве и украшении церквей всегда очень ценилось нашими соотечественниками. Глядя на величественные здания и благолепие убранства православных храмов, не лишне будет вспомнить, что свою лепту в это великолепие внесла каждая семья из окрестных селений. Из каких средств ни явилась бы сумма на строительство нового храма или на ремонт ветшающего, но часть ее всегда составляли милосердные приношения прихожан и даже нездешних, незнакомых людей. Сборщики с кружками, собирающие “на храм”, ходили повсюду. У Николая Алексеевича Некрасова есть стихотворение “Влас”, где поэт подробно и удивительно ярко рисует жизнь сборщика милостыни на строительство церкви. Как он

Ходит в зимушку студеную,
Ходит в летние жары,
Вызывая Русь крещеную
На посильные дары.

И дают, дают прохожие:
Так из лепты трудовой
Вырастают храмы Божии
По лицу земли родной.

На храм Христа Спасителя в прошлом веке собирали средства по всей Руси пятьдесят лет. И хотя требуемая сумма никак не могла быть составлена из народных пожертвований (основные средства дала казна), но участвовать в строительстве храма мог каждый, ведь этот храм был задуман как благодарственная жертва, как свеча от всего русского народа.

Но храм нужно не только построить или отремонтировать. Для того, чтобы он мог жить, чтобы в нем могла беспрепятственно совершаться служба, кто-то должен заботиться о тепле, о свете, о чистоте, об утвари.

Вы приходите в храм, видите сияющие подсвечники, промытые окна, чистые пелены у икон. Кто потрудился над этим? В каждом храме есть свои трудолюбивые и милосердные прихожанки, которые поддерживают чистоту в храме, помогают чинно совершаться богослужению, наблюдают за порядком. Осень ли, весна, прошел ли дождь, много дорожной грязи остается на полу после службы. Все это нужно вымыть. Да еще вычистить подсвечники, вымыть стеклышки у икон, лампадки. Постирать и погладить облачение. Сменить пелены у икон к празднику. И много, много чего еще, что только они, труженицы, знают. Случится ли, придет на службу не знающий церковного порядка человек, они подскажут ему, при случае и поправят: “Уж не обессудь, в чужой монастырь со своим уставом не ходят”. И все это они делают не за плату, а безвозмездно, Христа ради. Это их милостыня. Жертва. Кто был в Рождественском храме и рассматривал центральный иконостас, тот, может быть, заметил на верхнем ярусе фигуры женщин с кувшинчиками в руках, поднимающихся как бы по горным уступам к каменному отверстому Гробу Спасителя. Это жены-мироносицы, несущие ароматное масло, чтобы помазать тело распятого Иисуса. Масло и в древнем, и в современном религиозном искусстве — символ милости. Милостыня, оказанная Христу, то есть ради Христа, как бы поднимает этих женщин к Самому Воскресшему Богу. “Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут” (Мф. 5:7). И стоит мне, придя в храм, лишь только взглянуть на изображения спешащих к Гробу Господню мироносиц, как в памяти сами возникают имена наших рождественских “мироносиц”, так иногда называют милосердных тружениц, подвизающихся в церкви. “Еще молимся о здравии Анны, Марии, Антонины, Раисы, Лидии, Татианы…”

Казалось, милосердие никак не может быть подвергнуто осуждению. Но враг человеческий, ненавистник нашего спасения и здесь пытается помешать доброму делу. “Зачем такая трата средств на содержание и украшение храма? Можно ведь эти деньги отдать неимущим и тем послужить Христу”, — повторяют вслед за приезжими проповедниками некоторые горе-христиане. В ответ на эти упреки можно вспомнить одну евангельскую историю. Однажды в доме, где трапезовал Спаситель, к нему подошла женщина с алавастровым сосудом драгоценного мира и возлила ароматы на Иисуса. “Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим” (Иоан. 12:5), — вознегодовал один из учеников. Был это Иуда, позже предавший Христа. “Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому, что был вор” (Иоан. 12:6).

Так вот чьи слова повторяют некоторые “милосердные к неимущим” христиане! Что же ответил Иуде Христос? “Оставьте ее … ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня — не всегда” (Иоан. 12:7-8). Благотворение Христу выше нежели благотворение человеку. Храм мы называем Домом Божиим, невидимо в нем пребывает Господь. Украшение и содержание храма — желанная и драгоценная для Господа жертва.

Преподобный Еразм, возлюбив Божии храмы, отдал на Печерскую церковь все свое значительное состояние. Но лукавый враг стал через некоторое время смущать его: “Лучше бы ты отдал свои деньги нищим. Они бы молились о тебе”. Видно, лукавый не гонится за новшеством, и пользуется привычными методами. Еразм впал в уныние, думая, что ошибся в доброделании. А потом и вовсе обратился к беспутной жизни. Но Господь не оставил его. Когда Еразм тяжело заболел и печерская братия была готова к тому, что он так и умрет без покаяния, и очень печалилась о нем, явилась болящему Божия Матерь и сказала: “Еразм! За то, что ты украсил церковь Мою, и Я украшу тебя и возвеличу славою в царстве Сына Моего. Встань, покайся и прими ангельский образ (монашество), а в третий день я возьму тебя чистым к Себе, так как ты возлюбил благолепие дома Моего”. Блаженный Еразм выполнил указанное и, очистившись покаянием, в третий день почил в мире. Это замечательный пример особого Божиего благоволения к устроителям и украшателям храмов.

К этой давней истории мне хотелось бы добавить и две современные. Одна из них случилась с прихожанкой нашего храма. Умер пожилой хороший, сердечный человек, прихожанин Христорождественского храма. Через некоторое время вдова его обратилась ко мне с вопросом. Дело в том, что племянница почившего увидела его во сне, и он сказал ей: “Со мной все хорошо, мешает только то, что мы забыли отослать деньги, которые обещали”. Что это за обещание и что за деньги, племянница не знала и пересказала сон вдове. Та сразу вспомнила, что незадолго до смерти мужа смотрели они телевизор, передачу о храме святого апостола Андрея Первозванного. Назвали в передаче и расчетный счет. Супруги почему-то решили послать туда некоторую сумму. Да за делами — забыли. Теперь женщина пришла с вопросом, что же ей делать? Как поступить? Видно, не простое это дело — милосердие к Дому Божию.

Помню еще одну историю, рассказанную одной знакомой. Она, пожилая женщина, каждое лето ездила работать каменщицей на реставрацию или строительство церквей. Помогала бесплатно — Христа ради. Однажды она взяла с собой пятилетнего внука. Через некоторое время, уже по возвращении, мальчик рассказал ей: “Мне сегодня ночью Ангел Божий сказал, что меня записали в живую книгу за то, что я подносил кирпичики на стройке”. Что это за “книга живая”? Пятилетний малыш был церковный мальчик, он знал про Ангелов, но о “живой книге”, или Книге Жизни, слышал впервые. Что ж, может, из этих кирпичиков и сложится для него лестница в Царство Небесное.

Милосердная жертва доступна каждому. Придя в храм, вы покупаете свечу, ставите ее перед иконой. Что это? Нужна ли свеча Спасителю, или Божией Матери, или Святому? Нет. Свеча — это символ вашей горячей молитвы. А заплатив за нее деньги, вы даете жертву на храм. Но если вы покупаете свечу с огорчением сердца, то лучше не покупайте ее вовсе. Господь примет вашу молитву и без нее. “Уделяй по расположению сердца”, — говорит Апостол (2Кор. 9:7). Людей, редко бывающих в церкви, смущают ящички или кружки, имеющие надписи “на ремонт”, “на общую свечу”, “на масло”. Некоторым кажется, что с них беспрерывно требуют деньги. Но это не так. На поднос или в кружку вы кладете деньги лишь тогда, когда сами этого желаете и столько, сколько желаете. Но скажите, приятна ли Господу ваша жертва, если она дается не от чистого сердца, с огорчением, с пересудами или по принуждению? “Награда дается не за вынужденное, но за свободное дело”. Но не будем заниматься математическими подсчетами: кто кому? Бог ли нам, мы ли Богу. Проще, не сомневаясь, исполнить заповедь “просящему — дай!” Каждый сколько может.

Во время строительства Константинопольского храма одна богатая вдова, римлянка по имени Марция подарила храму восемь парфировых колонн необычайной ценности. На свои средства она доставила их морем из Рима в Константинополь. А Спаситель указал на бедную вдову, положившую в сокровищницу храма всего две лепты, как на самую щедрую благотворительницу. Кто сколько может.

Прежде каждый храм имел своих попечителей, богатых благодетелей, на средства которых, в основном, и содержался. После политического переворота 1917 года казалось, что о благотворительности для церкви не могло быть и речи. Но никакая политическая система не может отменить Бога. Господь все Тот же, заповеди все те же. Известно множество случаев, когда люди, занимавшие значительные должности, не имеющие возможности открыто прийти в храм, благотворили ему. Кто-то помогал достать дефицитный, особенно после войны, стройматериал. Кто-то ставил свою подпись на разрешении подключить храм к энергосети. А какой-то, пусть даже начальник, оберегал от притеснений.

Сейчас директора, владельцы предприятий, а также люди с большими возможностями беспрепятственно могут благотворить нашей Церкви. Появилось новое слово — спонсоры. Слава Богу, некоторые люди входят в наши проблемы, помогают. Мы даже завели отдельную книжечку — синодик поминать благотворителей. Без них в современных экономических условиях ни один храм не выжил бы, как, впрочем, и в дореволюционные годы. Отопление, свет, крыша, газ — это наши заботы. Но это и люди. За решением каждой проблемы стоит человек или несколько, которые не по долгу службы, не из какой-то корысти, престижа или моды, а по расположению сердца уделяют храму то, чем могут помочь. Будь то деньги, материалы, трудовые руки, квалифицированный совет. Мы радуемся за них, ибо по словам Апостола: “Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет” (2Кор. 9:6).

И все же бывает грустно. Одна пожилая прихожанка сказала, что даже во время войны наш храм выглядел лучше, потому что люди больше заботились о нем. Их сердца лежали к храму, он был своим. Теперь всем все равно. Очень жаль, но похоже на правду. Не всем, но очень многим все равно. Все труднее найти помощников.

Да, иногда кажется, что уйдут от болезней или по старости наши “мироносицы” и некому будет заботиться о Доме Божием, некому петь на клиросе, печь просфоры. Грустно.

Но тогда я вспоминаю раннее утро, “утро глубоко”, как поется в пасхальном песнопении, и группу женщин с кувшинчиками масла, спешащих к каменному Гробу. Вспоминаю наш Рождественский иконостас с фигурами мироносиц, поднимающихся в гору, и печаль проходит.

И верится, что опять кто-то придет, чтобы отдать свое любящее сердце и трудовые руки, свои таланты и умение ради Господа, ради Христа, как щедрую милостыню родному храму. Да и не может быть иначе. Без дел милосердия нам не спастись, не подняться к воскресшему Спасителю. А потому, братья и сестры, не будем забывать о чудесной милостыне. И пусть она стоит за нами, когда мы с надеждой взываем к Господу даже в самой короткой молитве: “Господи, помилуй”. Аминь.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru