Главная » Духовная жизнь » Милосердие » О щедрости (христианин и деньги)
Распечатать Система Orphus

О щедрости (христианин и деньги)

( О щедрости (христианин и деньги) 1 голос: 5 из 5 )

диакон Давид Джеймс (США)

 

Оглавление

 


Сбор средств и церковное домостроительство

Для многих в наше время сбор средств на нужды церкви – почти то же, что интимные супружеские отношения для супер-благочестивого англичанина викторианской эпохи: неприятная обязанность. И духовенство, и миряне видят в сборе пожертвований на приходские нужды лишь досадную помеху в духовной жизни прихода, а в худшем случае – даже недопустимое вторжение посторонних материальных факторов в личную духовную жизнь.

В глазах большинства, материальное положение прихода – словно реклама во время интересной телепередачи: нечто совершенно отдельное от самой программы, и по форме, и по содержанию. Сбор пожертвований полностью выпадает из церковной службы. Духовенство сплошь и рядом поддается соблазну сокращать и затушевывать в проповедях и разговорах с прихожанами все то, что касается денег, якобы ради пользы нашего главного дела – богослужения.

Случается, эту тему прячут, будто в луковую шелуху, в многослойную обертку привычных благочестивых штампов; из-за многократных повторений человек вовсе перестает на нее откликаться. Распространен предрассудок, что ни вера, ни знания не способны помочь нам разобраться в ней всерьез.

Если вам, как и большинству, «денежная тема» неприятна, виной тому, скорее всего, именно этот предрассудок; вы упускаете из виду, что говорит о деньгах и о вашем отношении к ним, словами Писания, Сам Христос. Многие с удивлением узнают, что Спаситель говорит не только о мире, прощении грехов, молитве, жертве и Царствии Божием: Он указывает на глубокие корни как добра, так и зла, в том, как человек относится к своему собственному «стяжанию». Этот предмет, по сравнению с другими, занимает весьма важное место в Евангелии: ему посвящена шестая доля всех изречений Спасителя и каждая третья из Его притч.

Материальные средства, как сами по себе, так и в своей связи с человеком, были в центре внимания Церкви на всех этапах ее истории. Все мы, как пастыри, так и миряне, должны твердо уяснить себе: совершенно недопустимо смотреть на них как на «грязную тематику». Напротив: во всех церковно-просветительных программах этой теме следует уделять то же почетное место, какое Сам Господь уделял ей, наряду с церковной догматикой и христианским благочестием. Каждый из нас, от иерея, служащего перед алтарем, до ребенка, впервые осеняющего себя знаком Креста, должен постоянно учиться отвественному отношению к материальному имуществу и к обязанностям, которые оно на нас налагает.

С самого начала надо указать различие между «сбором средств» и «церковным домостроительством». Сбор средств помогает достижению тех или иных практических целей, в то время как церковное домостроительство помогает людям быть щедрыми. Церковное домостроительство (Тит. 1:7) можно определить как материальное и трудовое соучастие Христу в Его подвиге любви к людям.

В этой связи отметим две важнейшия стороны церковного домостроительства. Во-первых, это христианская обязанность делиться теми дарами, которые мы получаем от Бога – основанная в свою очередь на твердом убеждении, что именно от Бога все наше благосостояние. Во-вторых же, это тяга христианина к освобождению от земных оков, которые в условиях современной жизни сводятся главным образом к деньгам и имуществу. Первая из этих двух сторон обращена к новой жизни; вторая – к отказу от старой. Тем самым, церковное домостроительство неразрывно связано с подлинным христианским обращением: освободиться от того, что связывает и соединиться с тем, что освобождает.

Следует убедиться в том, что наше отношение к материальному достатку имеет прямую связь с нашей духовной жизнью, не в меньшей мере чем молитвы или другие стороны так называемой религиозной деятельности. Господь говорит в Нагорной беседе: «Идеже бо есть сокровище ваше, ту будет и сердце ваше» (Мф. 6:21). Как вы обращаетесь с деньгами, что вы о них думаете, как вы их расходуете, какие усилия ради них вы готовы приложить и на что вы готовы их жертвовать, – все эти вопросы в той или иной мере характеризуют ваш внутренний мир, вашу иерархию ценностей, ваше сердце.

Обратите внимание на причинно-следственную связь в словах Спасителя: Он не утверждает, что «где ваше сердце, там и будет ваше сокровище». Проведите опыт: купите ценных бумаг на такую сумму, чтобы колебания их стоимости были для вас не безразличны. А затем проследите за собой: на какой странице вы станете открывать свежую газету: можно побиться об заклад, что это будут биржевые известия. Интерес, забота, внимание невольно идут вслед за деньгами. «Идеже бо есть сокровище ваше, ту будет и сердце ваше»: иными словами, где наш главный материальный вклад, там наша душа открывается во всей глубине, там она всего серьезней, внимательней, восприимчивей.

Итак, разговор о деньгах способен стать ключом к двери души человека, если не каждого, то очень многих. Тем самым, правильно поставленное церковное домостроительство оказывается магистальной дорогой духовного роста. Именно об этой возможности напоминают нам слова Спасителя о сокровище и сердце; поэтому так важно, чтобы у нашего домостроительства была прочная православная богословская основа.

Всем нам хорошо известно, что исчерпывающий ответ на фундаментальные жизненные вопросы способна дать лишь религия. Относится это, конечно, и к вопросам о деньгах, имуществе и его употреблении. И в то же время как редко вспоминаем мы православное богословие когда заходит речь о материальном обеспечении приходов, и как плохо справляемся мы с этим делом!

^ Три характерные ошибки

Итак, серьезный разговор о материальном достатке, о деньгах и пожертвованиях, может проникнуть до глубины души православного христианина, поскольку на этом предмете так или иначе сосредоточены его повседневные заботы. Конечно, в каждом приходе будет свой подход к этой теме; но полезно будет указать на три распространенных метода, которые везде и повсюду одинаково безуспешны и неизменно приносят с собой замешательство, огорчения, раздоры и злобу.

Бухгалтерский метод

Согласно этому методу, ответственные лица заранее подсчитывают, сколько денег понадобится приходу в предстоящем году. Допустим, оказалось, что предвидится увеличение расходов на 15%. Тогда прихожан ставят в известность, что каждому из них надлежит увеличить прошлогоднее пожертвование на 15%, и все будет в порядке.

В таком подходе целый ряд дефектов. Прежде всего, здесь центр внимания не там где следует (пусть так оно было издавна, от этого не легче): не на щедрости людей, а на требуемой сумме. Это неизбежно, когда речь заходит о бюджете, о финансовых отчетах, справках и планах. Рассуждайте сколько угодно о христианской щедрости, а люди вас не услышат: их внимание будет занято статьями бюджета, неоправданными расходами, экономией средств и т.п.

Кроме того, бухгалтерский метод по самой своей природе несправедлив. Он основан на предположении, что все семьи прихода в одинаковой мере разделяют друг с другом финансовую нагрузку, пропорционально своим доходам. Излишне говорить, что предположение это в корне ошибочно: лишь сравнительно небольшая группа всегда жертвует львиную долю средств, а прочие, отнюдь не малоимущие, обходятся мелочью. Тем самым увеличение пожертвований на столько-то процентов означает немалое бремя для первых, а вторые, даже «выполнив план», остаются как были.

Далее, здесь мы всегда ограничиваемся минимумом: мы знаем заранее, сколько процентов можно «испросить» у прихожан и с уверенностью получить просимое. Тем самым, подобный подход приноравливается к ситуации вместо того, чтобы изменить ее: он ничем не помогает людям завтра стать лучше, чем они суть сегодня.

Еще один вопрос в связи с бухгалтерским методом – побуждение к пожертвованию, в том виде как оно складывается в сознании людей. Это может быть ответственность за состояние прихода, желание помочь тому или иному делу, или даже личная приверженность, отклик на просьбу настоятеля. Подобные побуждения, хоть и законные сами по себе, скрывают от человека духовный аспект христианской щедрости, подлинный ее смысл в отношении православного христианина к Богу.

В церковной жизни есть разные уровни личной приверженности. Первый – своей церковной общине и епархии, второй – Православной Церкви в целом. Но над ними есть и третий уровень – Самому Богу в лице Его Сына, личная верность Самому Христу! В нормальных условиях эти три уровня проявляются совместно, дополняя друг друга; но нередко равновесие между ними нарушается, и приверженность земным лицам и предметам скрывает от людей лицо Сына Божия, становясь почвой для характерных в наше время расколов и ересей.

Ведь и в самом деле, насколько проще быть верным своему приходу чем своему Спасителю. Поэтому, занимаясь текущими делами у себя приходе, надо быть настороже, чтобы не потерять из виду Христа. И пускай мы говорим, что церковное домостроительство – это духовная задача; на практике в течение многих лет мы привыкли полагаться на земные побуждения. Полезно будет каждому из нас внимательно спросит свою совесть об этом перед тем, как идти на исповедь.

Метод «Как вам не стыдно»

Здесь вниманию верующих предлагают такие, например, факты: жители США ежегодно расходуют (в цифрах прошлых лет) на косметику 3 миллиарда долларов, на сигареты – еще 3 миллиарда, на зрелища – 10 миллиардов, на выпивку – 12 миллиардов, а в сумме на церкви и благотворительность – 1.5 миллиарда. Вслед за тем, в явном или неявном виде, задается вопрос: «И вам не стыдно??» Вопрос вполне правильный, но, как часто бывает, от этого еще далеко до дела. Ведь когда Господь ответил книжникам и фарисеям: «Воздайте кесарю кесарево, а Богу Богово», с Ним никто не спорил, однако никто и пальцем не пошевелил, чтобы исполнить сказанное.

Тут нет места никаким сомнениям. Приведенная статистика отражает истинное состояние современного американского общества, и православные христиане в известной мере разделяют со всеми остальными этот печальный сдвиг в иерархии ценностей. Самоугождение стало нашей национальной целью, любовь к удовольствиям – национальной особенностью. Мы должны понять, что в этом нет ничего здорового и доброго, что это симптом тяжелой духовной болезни; мы должны просить Бога о прощении и милости, чтобы нам научиться любить Его, а не самих себя и свои капризы.

Но данный метод, как и предыдущий, подходит к делу не с того конца. Акцент на ощущении вины, сколь бы законным и заслуженным оно ни было, способен лишь усилить наше внимание к собственным чувствам и еще больше затемнить для нас суть дела. Волей-неволей, люди станут по-прежнему искать довольства собой, если вы их пристыдите и это довольство нарушите. Даже и само расточительство у многих становится как бы наркотиком для стимуляции этого чувства. Распространяемый в обществе культ довольства собой – сам по себе тяжелая духовня болезнь: можно ли использовать его как иструмент для сбора средств?

Бесспорно, ощущение вины в людях – вины за то, в чем они действительно виноваты – необходимо развивать и поддерживать: ведь именно с него начинается покаяние и исправление. Но делать это нужно ради души человека и ее духовного роста, а никак не ради статей бюджета. В исключительном случае можно допустить, что настоятель, обращаясь к людям за помощью, вынужден будет воззвать к их совести; но как метод сбора средств это недопустимо. Пускай прихожане и добавят пожертвований, но с какой мыслью? «Ладно, так и быть дадим ему, только бы отвязался и перестал действовать на нервы…» Нетрудно понять, что подобный метод в конце концов ведет не к созиданию, а к разрушению прихода.

Метод «Подайте на бедность»

Этот метод широко распространен и имеет несколько большее право на существование, чем первые два, поскольку он отражает реальность финансового положения прихода: беда только в том, что реальность мало что значит для людей, поглощенных собственными «ценностями» вместо Божьяго дела. К ним обращаются с призывом помочь приходу в трудных материальных обстоятельствах и перечисляют все те расходы, необходимость которых понятна каждому: ремонт крыши, тротуара или фундамента, оплата нанятых работников, или подготовка программы для приходской школы. Все сводится к очень простой формулировке: «Наша родная церковь – в нужде. Пожалуйста, будьте так добры, помогите!..»

Разумеется, можно ожидать, что многие откликнутся – но при этом не обойтись без печальных последствий. В такой ситуации иные подвергаются непреодолимому соблазну «наказать» настоятеля, приход или епархию за те или иные грехи, вымышленные или истинные. Другие испытывают извращенное удовольствие от свалившейся на них «власти кошелька». Третьи отказывают просто «из принципа», не важно какого и почему: это дает им некую иллюзию свободы, не требуя никакой ответственности.

Метод «Подайте на бедность» опять-таки воздействует на чувство, но уже не вины, а жалости. Жалость, однако же, как и вина, ненадежное основание для церковного домостроительства. Сочувствие, участие, ответственность – другое дело.

Снова можно добавить, что в особых случаях, в условиях острого финансового кризиса, настоятель может апеллировать к состраданию прихожан и вправе ожидать от них щедрого отклика. Но постоянные «просьбы на бедность», с одной стороны, извращают облик св. Церкви как таинственного Тела Христова и светлой Его Невесты, а с другой – подчеркивают бедственное духовное состояние прихода.

+ + +

Заметим, что в нормальной приходской жизни вообще нет места никаким «методам сбора средств» – за исключением чрезвычайных происшествий. В нормальных условиях прихожане жертвуют в достаточном размере, совершенно добровольно, безо всякого понуждения или напоминания, из любви к своему Спасителю и Его св. Церкви, созданной Его Кровью для нашего спасения. К сожалению, однако, православным в США далеко до этой нормы: я не знаю ни одного прихода, где она хоть как-то воплощалась бы в жизнь. Церковное домостроительство в Русской Зарубежной Церкви страдает мелочностью и неуверенностью; это означает, что мы пренебрегли евангельским предупреждением: «Всякому, емуже дано будет много, много взыщется от него». Обратите внимание: взыщут, а не попросят о пожертвовании…

Но есть, разумеется, выход из этого горького положения, выход, основанный на православном учении, проверенный православным опытом и свободный от описанных выше недостатков. Книга Бытия открывается такими словами: «В начале сотворил Бог небо и землю»; и Ветхий, и Новый Завет постоянно говорят нам о Боге как о хозяине вселенной. Бытописатель, перечислив всевозможные достижения рук человеческих – здания, стада, деньги, – предупреждает: «Да не речеши в сердце твоем: крепость моя и сила руки моея сотвори мне силу великую сию. И помянеши Господа Бога твоего, яко Той даде тебе крепость, еже сотворити силу…» (Втор. 8:17-18).

Все, что бы у нас ни было, – это Божии дары, и в наши руки они попадают лишь Его волею. Св. пророк и царь Давид обращается ко Всевышнему с такой молитвой: «И кто аз есмь, и кто людие мои, яко возмогохом сия Тебе благовольне обещати? Твоя бо суть вся, и от Твоих дахом Тебе… Господи Боже наш, ко всему множеству сему, еже уготовах, да созиждется дом Имени святому Твоему, от руку Твоею суть, и Тебе вся» (1Пар. 29:14-16). О том же речь св. пророка Малахии в обличение людей, пренебрегающих обязанностью жертвовать на Храм: «Еда обольстит человек Бога? Зане вы обольщаете Мя. И ресте: «В чесом обольстихом Тя?» Яко десятины и начатцы с вами суть» (Мал. 3:8). И в Новом Завете о том же принципе говорит притча о талантах: все, что мы имеем, мы получаем от Бога.

А если получаем, то, стало быть, несем ответственность за употребление. Притча о нанятых работниках напоминает нам, что наша «плата» – это по существу дар, нами не заработанный. Словами, произнесенными от лица Самого Бога, «Разве я не властен в своем делать, что хочу?», Евангелие возвещает нам, в Чьей собственности находится мир. «Господня есть земля и исполнение ея», все то, что получают от Него люди. В основе православного взгляда на материальное благосостояние, доходы, расходы и пожертвования, лежит именно этот принцип.

Однако есть у него и другая, высшая сторона, сияющая в сердце каждого верующего. Высший дар Бога – это Его собственный Единородный Сын, Господь и Спаситель Христос, и через Него – сила Святого Духа, которой мы живем. И все остальные Его дары, будь то земля, жизнь, радость и совершенство души и тела, должны быть для нас мостом к восприятию Его благодатной жертвенной любви.

^ Почему мы жертвуем

Непосредственный ответ на этот вопрос совершенно ясен из сказанного: наша жертва – благоданость Богу за Его любовь. Мы щедры, потому что Бог щедр; мы даем, потому что нам дано: что может быть прямее, проще и чище такого побуждения к щедрости?

Крайне существенно, однако, донести до сознания верующего всю глубину и смысл этого побуждения. Проповедь жертвы из благодарности – это проповедь о творческом и молитвенном обращении к Творцу, а не о статьях приходского бюджета. Пожертвование тем самым становится делом духовной жизни человека, а не хозяйственной жизни прихода. Человек становится христианином в существенной сфере своего земного бытия – в денежной сфере, – а не высокомерным «спонсором приходских мероприятий».

Нет и не может быть иного основания для церковного домостроительства. Если же такое основание заложено, то можно рассчитывать на богатые духовные плоды, как для всего прихода, так и для каждого верующего в отдельности.

+ + +

Какую же форму принимают пожертвования, построенные на таком надежном православном основании? Здесь мы переходим к вопросу о десятине, о которой немало говорится и пишется в самых разных кругах. 10%-е отчисление от доходов на Церковь рассматривается многими как стандарт церковного домостроительства, и тому есть целый ряд причин: 1) десятина основана на св. Писании; 2) она единообразна и зависит только от личных доходов, а не от церковного бюджета; 3) она освящена древнейшей традицией; 4) она предельно проста и психологически прямолинейна.

При этом, по слову апостола Павла, мы живем уже не под законом, а под благодатью. И вот что говорит св. Иоанн Златоуст: «Сказано: горе тому, кто не дает милостыни; и если так оно было при Ветхом Завете, то тем более и при Новом. Если так устроено было помогать бедным, когда допускалось и стяжание богатства, и пользование им, и забота о нем, то кольми паче теперь, при том устроении, которое требует от нас отдать все, что мы имеем? Ибо чего они в прошлом не исполняли? Они платили десятину, и еще десятину сверх десятины на вдов, сирот и странников; а вот теперь некто говорит в изумлении о ком-то другом: «Посмотрите-ка, он дает десятину!» Какое бремя позора в этих словах: что было в обычае у евреев, стало дивным для христиан! И если тогда опасности подвергался тот, кто не давал десятины, задумайтесь, как велика эта опасность ныне.» (ИV проповедь на Послание к Ефесянам).

Православный христианин, помня о том, что все наше стяжание – от Бога, и стремясь с благодарностью вернуть Ему хоть что-то, не станет ограничиваться десятой долей. Больше того, милостыня, которая вместе с молитвой и постом образует сердцевину христианской жизни, даже не начинается до тех пор, пока мы не отдадим десятину по закону: «Всяка десятина земли, от семени земного, и от плода древяного, Господня есть: свято Господу» (Лев. 27:30). Никаким пожертвованием мы не можем «отплатить» Богу за Его Жертву, но, желая принести Ему дар любви – милостыню, – мы должны прежде отдать Ему то, что Он от нас требует: «Еже аще приидет в число под жезл десятое, будет свято Господу» (Лев. 27:32).

Десятина вместе с милостынью всегда позволяет нам принести этот дар, как бы мы ни были бедны материально и растеряны духовно. Отчислите одну десятую (или ту долю, которую вы хотите отдавать Богу) от вашего годового дохода, разделите ее на 52, по числу недель в году, и это станет суммой вашего регулярного пожертвования. Сумма это вряд ли будет круглой – что-нибудь вроде $72.11, – но это только к лучшему: ваше сознание отвлечется от конкретных цифр и остановится на самом факте пожертвования определенной части дохода, а за счет округления приносимой суммы увеличится ваша милостыня.

Итак, перечислим преимущества десятины как метода личных пожертвований для православного христианина. 1) В центре внимания – существо дела: собственный доход и отчислямая Богу доля. 2) Пожертвование измеряется честной мерой, укорененной в св. Писании, а не количеством долларов, не бюджетными статьями и не оглядкой на соседей. 3) Восстанавливается справедливость по отношению к людям с разным доходом: десять процентов остаются теми же десятью процентами, от какой бы суммы дохода они не были отчислены.

Всяк дар совершен свыше есть, сходяй от Отца светов. Отдавая Его Церкви часть этих даров, мы следуем славному примеру Его собственной любви. «В первый же день недели каждый пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволяет ему состояние» (1Кор. 16:2).

 

 

^ Чем мы обязаны Христу

«И взя Господь человека, егоже созда, и введе его в рай сладости, делати его и хранити» (Быт. 2:15). Когда Господь окончил шесть дней творения и увидел, что все сотворенное Им «добро зело», он поставил человека, живой образ и подобие Самого Себя, в центре мироздания, распорядителем его и хранителем.

Вся земля и исполнение ее оставались Господними, но радость и честь трудиться для Небесного Отца была предоставлена человеку. Так оно и продолжалось некоторое время, пока Адам помнил, что все принадлежит Богу, пока был в согласии с Его волею, поддерживая в райском саду установленный Творцом порядок.

Беда пришла в тот момент, когда у человека возникла мысль, что он ничем не хуже Бога: что по крайней мере часть Его творения (плоды древа познания добра и зла) принадлежат лично ему, и что Бог не имеет никакого права его ограничивать в распоряжении ими. Иными словами, человек решил, что он сам лучше знает. Он как бы выступил с Декларацией Независимости: я, мол, сам о себе позабочусь. И Бог принял у человека эту декларацию и прервал то согласное общение, в котором Он с ним был прежде. Так был потерян рай.

И человек, как это бывает при большинстве «освобождений» и разводов, обнаружил печальный факт: мнившаяся ему свобода обернулась рабством, и вместо рая ему осталась пустыня. Хуже того, оказалось, что оттолкнув от себя любящего Отца, он приобрел двух злобных, беспощадных хозяев по имени Грех и Смерть.

Но Бог по доброте Своей не оставил людей у них во власти. С самого начала Он стал звать их назад, к Себе, обращаясь к тем немногим, кто сохранял Ему верность. Енох угодил Богу и «преложен бысть не видети смерти» (Евр. 11:5); Ной имел довольно веры чтобы построить ковчег, пренебрегая насмешками соседей. Потом Бог призывает Авраама, и тот, оставив покойный и богатый город, отправляется в странствие по безвестной земле. В обрядах жертвоприношений и в законе Моисея Бог учит людей отдавать Ему лучшую часть своего имущества, как Царю и Владыке вселенной. Конечно, этими дарами и жертвами не может исправиться испорченный и обремененный грехом человек (Евр. 9:9), и Богу нет нужды в говяжьем мясе и козлиной крови (Пс. 49:13): это всего лишь учеба для юного человечества, «тень будущих благ, а не самый образ вещей» (Евр. 10:1). Устами Своих святых пророков Бог предупреждает, что формального исполнения жертвенных обрядов Он не приемлет: «Жертвы нечестивых мерзость Господеви» (Прит. 21:27).

А потом, когда исполнилось время, Бог послал Своего Бессмертного и Единородного Сына, рожденного по закону от жены, принять смерть для нашего искуплениия. Высший дар отчей любви засвидетельствован знакомыми словами Самого Христа: «Тако бо возлюби Бог мир, яко и Сына Своего Единородного дал-есть, да всяк веруяй в-онь не погибнет, но имать живот вечный» (Ин. 3:16).

Христос страдал и умер не за безгрешных – иначе никому из нас не было бы спасения. Апостол Павел, ссылаясь на Псалтирь, напоминает: «Вси уклонишася, вкупе непотребны быша» (Рим. 3:12). Напротив, Христос – «Агнец Божий, вземляй грехи мира» (Ин. 1:29); «еще грешником сущым нам, Христос за ны умре» (Рим. 5:8). Став человеком и приняв крестную смерть, Он открыл двери рая Адаму и всем, кто жил верою под законом Ветхого Завета; нам же Он дал новую жизнь, новое рождение. «Не от крови, не от похоти плотския», но «водою и Духом», мы получили дар стать сыновьями Бога.

Итак, мы облагодетельстваны не только первым, но и вторым Творением. Мы не только образ и подобие Небесного Творца; силою Святого Духа мы становимся Его детьми – частью Единого Тела Христова (1Кор. 12:12-13). «…Не отступил-еси, вся творя, дондеже нас на небо возвел-еси и Царство Твое даровал-еси будущее» (Литургия св. Иоанна Златоуста).

Многим ли тогда отличается наша обязанность перед Господом от обязанности Адама в раю? Не на нас ли лежит забота о Его Доме? Дерзнем ли мы сводить ее к «уплате членских взносов»? Вместе с прав. Авраамом мы помним, что мы – пришельцы и странники в этом мире, что мы ничего в него не принесли, и безусловно ничего не унесем с собою. Воистину, Господня земля и исполнение ея! С благодарностью Богу за все, что у нас есть, и за саму жизнь, как телесную, так и вечную, наша обязанность перед ним становится уже не частичной, а всецелой, полной, как напоминает нам, повторяя Моисея, Сам Спаситель: «…Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем умом твоим и всею крепостию твоею» (Мк. 12:30).

Тому, кто отвергает эту обязанность, кто не хочет всецело принадлежать Богу, кто не признает, что всем обязан Христу и не верит, что Он способен вести нас по жизни, руководить нами в том, как мы обращаемся с Его дарами, – тому, пожалуй, незачем читать дальше. Невредно ему будет задуматься и о том, стоит ли ему вообще числить себя христианином: ни себе, ни другим, проку от этого нет.

Тот же, кто принимает Христа как Господа и Владыку своей жизни, имеет основание называться христианином. В помощь православному христианину – домоправителю (т.е. распорядителю, поверенному) в таинственном Доме Господнем, – в содействие его целостной жизни в Господе, написаны эти строки.

^ Что нам вверено

Чем же именно распоряжаемся мы от имени Домовладыки Христа? Коль скоро, как было сказано, мы принадлежим Ему полностью, безусловно и безраздельно, то и домоправительство наше распространяется буквально на все. Господь нередко сравнивает нераскаянных грешников со злыми, безчестными, беззаботными и неблагодарными слугами (см. напр. Мф. 21:33-43) и, как мы видели выше, такова же была природа грехопадения первого человека. А сегодня у нас перед глазами – наглядные результаты массового уклонения людей от своих домоправительских обязянностей: мясорубка безконечной войны, обжорство одних и голод других, истребление и загрязнение природы, и многое другое.

Итак, давайте сделаем краткий учет всему тому, что вверено нам от Господа, в порядке сравнительной важности: 1) Св. Таинства Христовы и проповедь Его Евангелия; 2) жизнь – наша собственная, и тех, кто поручен нашей заботе; 3) здоровье; 4) окружающие нас люди; 5) время; 6) способности и образование; 7) материальное благосостояние, собственность; 8) гражданская должность.

1) Св. Таинства Христовы и проповедь Его Евангелия. Проповедовать слово Божие «всей твари» вменено нам в обязанность (Мк. 16:15); совершаемые в нас святые Таинства приносят благодать в этот мир. Само слово «литургия» означает по-гречески «общее дело»; можем ли мы пренебрегать этим общим делом Его благодати?

2) Жизнь. Мы должны ценить человеческую жизнь и охранять ее, защищать слабых, беззащитных, стариков, детей, – и до рождения, и после. Но прежде всего должны мы ценить человеческую душу в себе и в других, жизнь вечную, а не временную, искать прежде всего Царствия Божия и в таком убеждении воспитывать своих детей.

3) Здоровье. Мы должны помнить, что наше тело – это храм Святого Духа, и не приносить ему вреда всеми теми грехами, которые так распространены в современном мире.

4) Окружающие нас люди. Мы должны любить людей как самих себя, и общаясь с ними видеть в каждом из них образ Самого Христа, как бы мало на Него похожими они ни казались.

5) Время. Каждая минута данной нам жизни должна нести в себе частицу победы Христа над смертью, для чего апостол и заповедал нам дорожить временем, непрестанно молиться и всякое дело делать во имя Господне.

6) Способности и образование. Все наши таланты и дарования, как развитые, так и дремлющие в нас, мы должны посвящать Богу и искать их применения для Его вечного Царства и Его св. Церкви: «Дары различны, но Дух один и тот же, и служения различны, а Господь один и тот же… Ибо, как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело: так и Христос» (1Кор. 12:4-12).

7) Материальное благосостояние, собственность. Будучи «приставниками» при своем имуществе, мы должны обеспечивать себя и своих близких всем необходимым, заботиться о бедных, о проповеди Слова Божия, о Его святых храмах. «…Доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере» (Гал. 6:10).

8) Гражданская должность. Мы должны отдавать себе отчет в том, что никакая привилегия или власть, данная нам в силу нашей гражданской должности, не принадлежить нам самим. Как и все прочее, она всего лишь поручена нам: «Дадеся Ми всяка власть на небеси и на земли» (Мф. 28:18).

Как видно, хотя мы начали наш разговор с материального имущества и денег, место для них нашлось лишь в самом конце списка. Из этого, разумеется, вовсе не следует, что ими можно пренебрегать: часто оказывается, что менее значительные предметы в первую очередь требуют нашего внимания. В том, как мы распоряжаемся земным имуществом, оказывается спрятан ключ ко многим другим сторонам нашей жизни. Связано это, кроме всего прочего, с тем, что люди склонны превращать богатство в ложного бога – идола. Ап. Павел предупреждает: «Умертвите убо… лихоимание, иже есть идолослужениие» (Кол. 3:5). И Сам Спаситель напоминает нам о нашем неизбежном выборе: служить либо Богу, либо богатству (Мф. 6:24), как и о том, что где будет наше богатство, там будет центр притяжения для нашего сердца.

А если так, неизбежен следующий вопрос:

^ Как и сколько жертвовать?

Ясный ответ на него дает нам св. Писание. Прежде всего мы должны отдать себя самих, целиком и полностью, Господу Богу – иначе пользы от наших даров будет не больше, чем от Каиновой жертвы (2Кор. 8:5). Далее, нами не должно двигать ни тщеславие, ни чувство превосходства, ни налоговые льготы [пояснение для русских читателей: в США таким способом невозможно ничего «выгадать», но в некоторых случаях пожертвования на церковь или благотворительность не облагаются федеральным подоходным налогом], ни даже упреки совести. Мы должны жертвовать Небесному Отцу из благодарности за Его дар – за жертву Его Единородного Сына, – с чистым сердцем, как Он Сам требует от нас: «…Прежде смирися с братом твоим, и тогда пришед принеси дар свой» (Мф. 5:24). Мы должны жертвовать с радостью, «доброхотна бо дателя любит Бог» (2Кор. 9:7), и более всего – с любовью к Богу и ближнему. Ведь даже раздай мы все имение наше бедным, если сделаем это без любви – пользы не будет никакой (1Кор. 13:3).

Лишь если мы жертвуем с молитвой, любовью и смирением, наши видимые дары Господу могуть иметь какую-то цену. Но в св. Писании мы находим и более конкретные указания: «Тогда, какое место изберет Господь Бог ваш, чтобы пребывать имени Его там, туда приносите все, что я заповедую вам: всесожжения ваши и жертвы ваши, десятины ваши и возношения рук ваших, и все, избранное по обетам вашим, что вы обещали Господу» (Втор. 12:11). Столь же конкретны слова ап. Павла: «В первый же день недели каждый пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволяет ему состояние» (1Кор. 16:2). Значит, каждую неделю в воскресение мы должны приносить в церковь нашу десятину, в тот приход, которому мы принадлежим. Тогда и просфора (по-гречески «приношение»), которую мы подаем в алтарь для молитвенного поминовения, становится полноценным символом «возношения рук наших».

Итак, кто должен жертвовать? Каждый православный христианин. Когда? Каждое воскресение. Как? С радостью и чистым сердцем. Сколько? Не менее десятой части от того, что Господь дает нам.

Обязанность десятины распространяется на всех одинаково, и на бедных, и на богатых. И если бы православные сегодня хоть в какой-то мере ее исполняли, материальные возможности Церкви возросли бы неизмеримо. В среднем по США пожертвования православных составляют полпроцента от их дохода: ничего, кроме стыда, эта цифра не вызывает. Двадцать лет тому назад, когда мы зарабатывали куда меньше, мы жертвовали почти вшестеро большую долю – около 3%.

Однако, как было сказано, во исполнение Ветхого Закона христианину дан Новый Закон – закон любви. Так что вопрос «Сколько?» приобретает совсем другой вид: «Сколько денег из своего дохода мне следует оставить для себя и своей семьи?» И ответ на него уже не представляет никаких затруднений: «Ровно столько, сколько необходимо». А какова эта реальная необходимость, нам откроет Господь, к Которому мы обратимся с искренней и трезвой молитвой в каждом конкретном случае.

Если мы примем такое правило – начиная с молитвы, определять свои потребности и отдавать все, что их превышает – большинство православных семей в США станут жертвовать на Божие дело гораздо больше 10% дохода. Чем еще нам откликнуться на Его щедрость?

Некоторые, возможно, поставят мне в вину, что я не учитываю тех неимущих старушек, живущих на пособие, с трудом сводящих концы с концами, и аккуратно кладущих свой доллар на тарелку каждое воскресение. И надо сказать, что многие из них жертвуют куда больше тех, чей доход в десятки раз выше. Однако не в этом дело: всем известно, как высоко оценил Господь мизерную жертву вдовы по сравнению с обильными приношениями состоятельных людей (Мк. 12:41). Но если бы все мы жертвовали, сколько от нас требуется, у нас в приходах вообще не было бы неимущих и голодных, и для этого не приходилось бы обращаться за государственным пособием.

После всего сказанного, вопрос о пожертвованиях переходит из объективной сферы в субъективную, личную: «Почему я не отдаю Господу столько, сколько Он от меня требует? Люблю ли я Его? Доверяю ли Ему, что не останусь голоден и наг? Верю ли я в Него?…»

^ «Исключения» и «оправдания»

Поскольку заповедь о приношении десятой части нашего дохода сформулирована в Писании совершенно недвусмысленно, не допуская никаких разночтений, и адресована ко всем до единого, мы должны заключить, что те, кто ее не исполняет, либо а) не утверждены в православной вере, либо б) незнакомы с Господними заповедями, либо в) сознательно или бессознательно подыскали себе какое-то «исключение», хотя никакие исключения здесь невозможны.

Группам а) и б), состоящим, очевидно, из тех, кто недавно пришел или возвратился в Церковь, помогут воцерковление и православное образование. Что же касается группы в), то необходимо извлечь на свет Божий все типичные «исключения» и «оправдания» и показать их полную несостоятельность.

В некоторых анкетах предлагают уклончивые или неопределенные варианты ответа: «в основном», «отчасти» и пр. Но Христос не дает нам на выбор такого разнообразия. На вопрос «Любиши ли Мя?» приходится отвечать либо «да», либо «нет». «Аще любите Мя, заповеди Моя соблюдите» (Ин. 14:15). Все заповеди. Не большинство, не почти все, а все без исключения.

Что же мешает нам исполнять Его заповедь о пожертвованиях?

Денежные заблуждения

У многих моих знакомых, не исключая и православных, встречаются заблуждения относительно денег вообще, в которых им крайне трудно разобраться. Похоже, что дьявол обманывает их, как прародителей в раю, или Каина, или евреев в пустыне, которые сделали себе золотого тельца вместо Истинного Бога. Ведь подобно тому, как св. таинства служат видимым проявлением невидимой Божией благодати, так и деньги могут стать чем-то вроде витрины всех наших трудов и всей нашей жизни. Поэтому, когда у человека нет ясного понятия о смысле и содержании своей жизни, у него с неизбежностью появятся заблуждения о «своих» деньгах, и наоборот.

Для одних деньги – это сила. Много денег, много дорогих вещей – и они чувствуют себя на высоте положения. «У денег свой язык», – гласит старинная пословица, и на этом языке они нашептывают нам свои безбожные бредни, кошмарную пародию на евангельскую истину. Другие надеются купить на свои деньги любовь, – но забыв, откуда она приходит, они сами теряют способность любить и быть любимыми и остаются, как у разбитого корыта, с одной видимостью, шелухой, цветной оберткой вместо любви. Разочарованные, они тогда пытаются купить людей, превратить их в свою собственность, и в результате вместо любви получают ненависть рабов к рабовладельцу.

Некоторым приходит в голову купить себе вечную жизнь, либо посредством медицинских ухищрений, либо, наоборот, с помощью памятников своему величию: зданий и улиц, названных в их честь, статуй и надгробий, воздвигнутых потомками, влиятельных организаций и фондов, устроенных на их деньги. Похоже, они намерены подписать контракт со смертью. Не о таких ли сказано «Иже бо аще хощет душу свою спасти, погубит ю»?

Иные даже не прочь подкупить Самого Бога. Когда обясняешь им, что это невозможно, они не скрывают недовольства и говорят, что обязательно найдут сговорчивого священника, который им это дело устроит, – а за деньгами, мол, они не постоят. Что ж, пусть попробуют. Надо бы им только учесть, что на «это дело» во всем мире не хватит денег.

Есть, впрочем, и такие, кто жертвует, причем весьма щедро, на церковь или на благотворительные цели, – но только с условием, чтобы их щедрость стала всем известна. В годовом финансовом отчете, либо в приходском листке, так или иначе требуют признательности от публики за исполнение Божией заповеди… Словно евреи во времени пророка Илии, хромают они «на оба колена»; неготовые предать себя всецело Христу Богу, они должны быть готовы к печальному финалу: «Изыдет дух его, и возвратится в землю свою; в той день погибнут вся помышления его». «Кая бо польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетить?» (Мф. 16:26)

«Мне самому не хватает!»

Говорящий так, или думающий, сталкивается с противоречием. С одной стороны, ему известна заповедь о пожертвовании десятой части дохода; с другой, как ему представляется, его потребности исчерпывают (а часто и превышают) его средства. Очевидный для всякого христианина выход – пересмотреть все свои «потребности» и исключить из них баловство, капризы и расточительство, которыми так изобилует современная жизнь. Сигареты, водка, регулярные посещения ресторанов, дорогих магазинов, «салонов красоты», увеселительных и распивочных заведений, горы модных тряпок, лотерейные билеты, азартные игры, новая «престижная» машина, безчисленные гастрономические выверты, безумные «круизы» и «программы отдыха» в отелях со звонкими названиями, и просто барахло без числа и меры, от которого некуда деться, – все это не имеет ни малейшего отношения к христианскому образу жизни.

При всем том нельзя забывать, что среди нас существует нужда; есть люди, у которых не остается лишнего цента от расходов на самое необходимое для себя и особенно для своих близких. В частности ради них от нас требуется усердие в пожертвованиях. Им следует со смирением принести свою символическую лепту и надеяться на Божию милость. Господь не оставляет без внимания приходящих к Нему с чистым сердцем; Он укажет способ пожертвования не менее, а подчас и более плодотворный, чем наличные деньги – трудовую помощь в церкви, уход за больными, престарелыми, одинокими. Их молитва за нас, за наши грехи, имеет особую цену перед лицом Господа.

На практике, однако, когда говорят «Мне самому не хватает», чаще всего подразумевают следующее: «Мне не хватает решимости и целеустремленности чтобы изменить свою жизнь, как того требует Христос». Словно семя, упавшее между тернием, они бы и рады жить по-христиански, но, не имея мужества всецело предать себя Богу, «от печали и богатства и сластьми житейскими ходяще подавляются, и не совершают плода» (Лк. 8:14). Как богатый юноша, слыша призыв «Следуй за Мною», они «отходят с печалью» от Спасителя.

Некоторые, возможно, спросят в искреннем недоумении: «Какая разница, сколько именно я дам на церковь? Все равно ведь немного!» Для мира, в самом деле, разницы никакой. Но для вас самих, и для Бога, Который вас любит, колоссальная разница. Господь ответил на этот вопрос, приняв от мальчика пять хлебов и напитав ими пять тысяч человек; и до сего дня, принимая от нас немного домашнего хлеба и недорогого вина, Он питает всех нас Своим Пречистым Телом и Своей Честной Кровию.

Малый дар в руке праведного лучше приношения князей. Кто исчислит, сколько голодных накормила, сколько храмов воздвигла во славу Божию, сколько живых душь привела ко Господу медная копейка на церковной тарелке? Думаю, больше, чем золото и серебро. А мы, сегодняшние обитатели богатейшей страны в истории человечества, мы, живущие куда лучше, чем цари былых времен, – какова наша щедрость? какова мера нашей благодарности Творцу за все безмерные Его к нам благодеяния?

«Я пожертвую потом, когда тверже встану на ноги…»

Блаж. Августин рассказывает, как он молился прежде своего обращения: «Господи, сделай меня целомудренным, но только потом». К сожалению, православным такое настроение далеко не чуждо, особенно молодым и потому самым способным для работы Богу. Промедление и нерешительность, словно гангрена, пожирает их жизнь, которая становится сплошной цепью неисполненных планов; они сходят в могилу, либо продолжая строить планы, либо забросив даже это занятие за явной ненадобностью. Они словно отвечают Спасителю на Его призыв: «Да, да, Господи! Сейчас иду за Тобой! Только вот закончу учебу – устрою семью – куплю дом – подрастут дети – получу повышение по службе – расплачусь за учебу детей – выйду на пенсию…»

Из Евангелия мы знаем один случай, как некто очнулся от своей «хорошей жизни» в аду. Оказалось, что поправить дело уже невозможно: «пропасть велика утвердися» между ним и отцом Авраамом (Лк. 16:19-31). А другой, подобно многим из нас, посвятил массу энергии обеспечению своего благосостояния, заготовил запасы на будущее. И что из этого вышло? «Рече же ему Бог: «Безумне, в сию нощь душу твою истяжут от тебя; а яже уготовал-еси, кому будут?»» Такова судьба тех, кто «не в Бога богатеет» (Лк. 12:20-21).

«Я и без того жертвую немало!»

Пожертвования на особые цели и по особому поводу (строительство и украшение храмов, иконы, облачения, помощь жертвам войны, больным и нуждающимся, просветительская и миссионерская работа, и многое другое), как и собственноручное участие во всех этих делах, разумеется, очень существенны и всегда приветствуются. Но нельзя забывать при этом о нашей основной «материальной ответственности» – о регулярном пожертвовании определенной доли дохода. Какая-либо замена возможна лишь в единственном случае крайней нужды, о чем было сказано выше.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru