Обычай молиться перед едой

свя­щен­ник В. Шумов

Пре­ди­сло­вие архи­манд­рита Мака­рия (Вере­тен­ни­кова)

Наш совре­мен­ник, подвиж­ник бла­го­че­стия, отец Сера­фим Выриц­кий (†  1949) оста­вил такое настав­ле­ние: «Как часто мы болеем из-за того, что не молимся за тра­пе­зой, не при­зы­ваем Божие бла­го­сло­ве­ние на пищу. Раньше все делали с молит­вой на устах: пахали – моли­лись, сеяли – моли­лись, соби­рали урожай – моли­лись. Сейчас мы не ведаем, какие люди гото­вили то, что мы вку­шаем. Ведь часто еда при­го­тов­лена с хуль­ными сло­вами, руга­нью, про­кля­тьями. Поэтому обя­за­тельно нужно окроп­лять тра­пезу Иор­дан­ской (Кре­щен­ской) водой, – она все освя­щает, и можно не сму­ща­ясь вку­шать то, что при­го­тов­лено.

Всё, что мы вку­шаем, – это жертва любви Божией к нам, людям; через пищу вся при­рода и ангель­ский мир служат чело­веку. Поэтому перед тра­пе­зой нужно осо­бенно усердно помо­литься. Прежде всего мы при­зы­ваем бла­го­сло­ве­ние Отца Небес­ного, читая молитву «Отче наш…». А там, где Гос­подь, там и Божия Матерь, там и Ангелы, поэтому поем: «Бого­ро­дице Дево, радуйся…» и тро­парь Ангель­ским Силам: «Небес­ных воинств Архи­стра­тизи…». Неда­ром мы гово­рим: «Ангела за тра­пе­зой» – и воис­тину Ангелы с нами за тра­пе­зой, когда мы с молит­вой и бла­го­да­ре­нием вку­шаем пищу. А там, где Ангелы, там и все святые. Поэтому мы поем тро­парь свя­ти­телю Нико­лаю, при­зы­вая вместе с ним бла­го­сло­ве­ние всех святых на нашу тра­пезу.

Так и моли­лись всегда перед едой у батюшки, и он бла­го­слов­лял своих духов­ных чад неукос­ни­тельно соблю­дать это молит­вен­ное пра­вило» [Старец иерос­хи­мо­нах Сера­фим Выриц­кий (Васи­лий Нико­ла­е­вич Мура­вьев) (1885–1949), М., 1996. – с. 43, 45]. Эти мысли еще более акту­альны в наши дни, когда, с одной сто­роны, мы начи­наем всё больше осо­зна­вать необ­хо­ди­мость воз­рож­де­ния пра­во­слав­ных тра­ди­ций, а с другой сто­роны, в обще­стве воз­росло дей­ствие демо­ни­че­ских сил. Поэтому изда­ва­е­мая до сих пор лите­ра­тура с рецеп­тами блюд для пра­во­слав­ного хри­сти­а­нина важна, но ещё более важна куль­тура хри­сти­ан­ского при­го­тов­ле­ния пищи и бла­го­го­вей­ного её вку­ше­ния. Для этой цели пере­из­да­ется редкая ныне бро­шюра свя­щен­ника В. Шумова.

архи­манд­рит Мака­рий (Вере­тен­ни­ков)

***

И, взяв пять хлебов и две рыбы, воз­зрел на небо, бла­го­сло­вил и, пре­ло­мив, дал хлебы уче­ни­кам… (Мф. 14:19)

В этих словах гово­рится о чуде, совер­шён­ном Спа­си­те­лем в пустыне. Пять тысяч мужей, кроме жён и детей, стало быть всего 10 тысяч, слу­шали слово Спа­си­теля о цар­ствии Божием, слу­шали целый день и с таким насла­жде­нием пита­лись этою нетлен­ною пищей, что забыли о пище веще­ствен­ной, необ­хо­ди­мой телу. Быть может, они сами и долго ещё не вспом­нили бы об этой необ­хо­ди­мой потреб­но­сти, если бы не напом­нили о том Спа­си­телю Его уче­ники. Уче­ники подо­шли к Спа­си­телю и ска­зали: «Место здесь пустын­ное, а время позд­нее, отпу­сти народ, чтобы он в сосед­них горо­дах и сёлах купил себе хлеба». – «Вы дайте им ясти», – сказал Спа­си­тель. Но что было дать, когда после стро­гого обыска, ока­за­лось у всего народа только пять хлебов и две рыбы? Несмотря на такое малое коли­че­ство, Спа­си­тель велел най­ден­ное подать Ему и, воз­зрев на небо, бла­го­сло­вил, эти хлебы и рыбы, и, пре­ло­мив, дал уче­ни­кам; уче­ники же пре­по­дали народу. И дивное дело, – ели все и насы­ти­лись, и даже ока­зался оста­ток, – собрано 12 коро­бов кусков, как бы в дока­за­тель­ство, что не в вооб­ра­же­нии было всё слу­чив­ше­еся, но на самом деле.

Такова сила и могу­ще­ство нашего Спа­си­теля! В Его боже­ствен­ных руках слабое и немощ­ное дела­ется мощным, малое и ничтож­ное обра­ща­ется в вели­кое. Кто не узнает здесь Того, Кото­рый из праха сотво­рил чело­века, из ничего, единым словом Своим, создал мир? Так понял народ и это чудо, – он при­знал Боже­ствен­ного Чудо­творца истин­ным Мес­сией и хотел поста­вить Его даже царем, но Иисус Хри­стос укло­нился от этой чести, потому что быть царем земным не вхо­дило в план боже­ствен­ного домо­стро­и­тель­ства о спа­се­нии рода чело­ве­че­ского. Цар­ство Его не от мира сего.

В чуде Хри­сто­вом для нас, между прочим, поучи­тельно то, как Иисус Хри­стос при­сту­пил к насы­ще­нию народа. «Воз­зрев на небо, бла­го­слови», гово­рит еван­ге­лист. Итак, обра­ще­ние к Отцу Небес­ному, про­слав­ле­ние Его, одним словом – молитва, вот что пред­ше­ство­вало этой бла­го­дат­ной тра­пезе. И у нас есть бла­го­че­сти­вый обычай пред вку­ше­нием пищи обра­щаться с молит­вой к Богу. Не дорого ли для нас, что этот добрый обычай освя­щён при­ме­ром самого Иисуса Христа? Но в наше время многие стали укло­няться от этого обычая. К чему и зачем, гово­рят, это делать? Это ничего не зна­ча­щий обряд. Но похо­дят ли на правду такие речи? Зачем, в самом деле, нужно молиться пред вку­ше­нием пищи и пития?

Пред­ставьте, что у вас есть вещь, пода­рен­ная вам вашим другом, бла­го­де­те­лем, люби­мым вами братом, отцом, мате­рью, сест­рой или женой. Как вы обра­ща­е­тесь с этою вещью? Когда уви­дите её или когда ста­нете упо­треб­лять её, вы непре­менно вспом­ните того, кто пода­рил её вам, и если тот чело­век жив, вы поже­ла­ете ему заочно доб­рого здо­ро­вья, а если умер – Цар­ства Небес­ного. Точно так и здесь. Что такое пища, вку­ша­е­мая нами? Это дар Отца Небес­ного, пода­ю­щего нам на всякий день без всяких со сто­роны нашей заслуг, един­ственно по Своей мило­сти. Как же, садясь за стол, не вспом­нить Того, Кто питает нас? Как не восчув­ство­вать и не ска­зать пред Ним так: «Ничего, Гос­поди, нет у нас нашего, всё от Тебя. Ты, о нас про­мыш­ляя, посы­ла­ешь всё нужное для нашей жизни. Бла­го­слови же упо­треб­лять дар Твоей бла­го­сти во славу Твою и с поль­зою для нас». Так мы должны испо­ве­до­вать свою зави­си­мость от Бога; так должны сви­де­тель­ство­вать, что чув­ствуем Его мило­сти к нам. А что же делают те, кото­рые не хотят молиться пред столом и после стола? Они не хотят при­знать себя в зави­си­мо­сти от Бога; они себе, своим силам при­пи­сы­вают то, что имеют; они таким обра­зом как бы отни­мают у Бога то, что дей­стви­тельно исхо­дит от Него, явля­ются гор­дыми, небла­го­дар­ными. А гор­дость и небла­го­дар­ность, вы знаете, какие тяжкие грехи. И в этих-то грехах виновны те, кото­рые не сле­дуют обычаю молиться Богу пред вку­ше­нием пищи. Но дей­стви­тельно ли от Бога дается нам пища? Непре­менно так. Труд зем­ле­дельца нико­гда бы не увен­чался успе­хом, если бы Гос­подь в одно время не послал на его ниву дождь, в другое – теп­лоту сол­неч­ную. Да он не мог бы и тру­диться, если бы Гос­подь не даро­вал ему сил к трудам. Боль­ной разве спо­со­бен к чему-нибудь? И мы с вами разве имели бы когда что-нибудь, если бы одному из нас Он не дал хоро­ших спо­соб­но­стей душев­ных, дру­гому – креп­ких сил телес­ных, тре­тьему – средств к обра­зо­ва­нию себя, чет­вёр­тому – бла­го­де­те­лей. Иной живёт в боль­нице или бога­дельне, ест чужой хлеб – но и это всё от Бога. Это Он посы­лает людям слабым, бедным бла­го­де­те­лей; это Он вла­гает в сердца людей бога­тых жела­ние помочь бедным, поза­бо­титься об участи их; ради Него – во Имя Его ока­зы­ва­ется и самая помощь. Значит, всё от Бога, свой ли, чужой ли хлеб мы едим. Значит, каждый, кто бы он ни был, должен молиться пред вку­ше­нием пищи и по вку­ше­нии.

Пищу мы вку­шаем для под­креп­ле­ния сил, для под­дер­жа­ния жизни телес­ной. Так, но всегда ли дости­га­ется эта цель? Вместо пользы от пищи не полу­ча­ется ли иногда вред? Вместо здо­ро­вья не при­но­сит ли она иногда болезнь, даже смерть? Бывает нередко – садятся за столь здо­ро­выми, а выхо­дят боль­ными. Потому-то, при­сту­пая ко вку­ше­нию пищи, и необ­хо­димо воз­не­сти молитву к Богу, чтобы на пользу, а не во вред нашему телу послу­жила вку­ша­е­мая нами пища, чтобы дух наш был весел после еды, а тело крепко и бодро. И поверьте, кто молится не маши­нально, не кое-как, а со вни­ма­нием и бла­го­го­ве­нием, тот при пра­виль­ном, уме­рен­ном упо­треб­ле­нии пищи полу­чает жела­е­мое. Такой чело­век через молитву испра­ши­вает бла­го­сло­ве­ние на свою пищу, потому вку­шает её с поль­зой для своего здо­ро­вья.

Молитва делает пищу не только полез­ною, но и при­ят­ною. При молитве и самое про­стое, неизыс­кан­ное куша­нье ста­но­вится при­ят­нее, сла­дост­нее, чем рос­кош­ные яства бога­чей и сла­сто­люб­цев. Эту истину я поясню при­ме­ром. Неда­леко от Кон­стан­ти­но­поля в глу­бо­ком без­мол­вии жил святой отшель­ник. Все почи­тали этого пустын­ника, и многие для пользы душев­ной посе­щали его. Одна­жды в одежде про­стого воина пришел к этому старцу рим­ский импе­ра­тор. При раз­го­воре при­шед­ший гость, увидал вися­щую на стене кор­зину с сухим хлебом. Ему захо­те­лось вку­сить этого хлеба. Старец очень этому обра­до­вался, принес дере­вян­ную чашку с водой, поло­жил туда сухой хлеб и, помо­лив­шись, сел со своим гостем за тра­пезу. По окон­ча­нии стола старец принес свежей воды и подал гостю. После тра­пезы гость открылся, кто он, и потом сказал: «Вот я и родился царём, и теперь цар­ствую, но нико­гда не вкушал хлеба, не пил воды с такою при­ят­но­стью, с какою ныне ел и пил у тебя. Как сладка мне твоя пища!» – «Мы, монахи, при­ни­маем пищу свою с молит­вой и бла­го­сло­ве­нием, оттого наше брашно, хоть и худое, бывает сладко. А в ваших домах пьют и едят без молитвы, с шумом и празд­но­сло­вием, и оттого бога­тые и рос­кош­ные тра­пезы бывают у вас без­вкусны – им недо­стает услаж­да­ю­щего бла­го­сло­ве­ния Гос­подня». Пой­мите из рас­ска­зан­ного, что значит молитва перед вку­ше­нием пищи.

Не сле­дуйте, братие, тем, кото­рые не молятся, садясь за тра­пезу. Такие люди в учи­тели нам не годятся. Навер­ное можно ска­зать, что они и в другое время или нико­гда не молятся, или молятся, но мало, вообще холодны к молитве. Кто Бога помнит, Его любит, тот не может забыть о Нём при поль­зо­ва­нии дарами Его, тот не посты­дится воз­не­сти к Нему молитву, хотя бы с ним тут никто не молился. Помо­лясь Богу пред столом, и за столом будьте в молит­вен­ном настро­е­нии, с мыслью о Христе и тут не рас­ста­вай­тесь, – так и думайте, что вот с вами Хри­стос, неви­димо при­сут­ству­ю­щий. Потому и за столом избе­гайте смеха, празд­но­сло­вия, неумест­ных рас­ска­зов, шуток. Если во время стола силь­нее, чем в другое время, чув­ству­ется потреб­ность пого­во­рить, то гово­рите сте­пенно. Помните, что в других местах даже в мол­ча­нии вку­шают хлеб. Дай нам, Гос­поди, на всякое время и на всяком месте питать в себе чув­ство страха Твоего, и тогда бы, что бы ни стали мы делать – пить или есть, или иное что тво­рить, по слову Апо­стола, всё во славу Божию будем делать. Да будет с нами так.

Аминь!

См. также Молитвы перед и после вку­ше­ния пищи

изда­тель­ство Мос­ков­ского Подво­рья Свято-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой Лавры, Москва 1997

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки