Библиотеке требуются волонтёры
Азбука веры Православная библиотека протоиерей Александр Петрович Рождественский Вновь открытый еврейский текст книги Иисуса сына Сирахова и его значение для библейской науки

Вновь открытый еврейский текст книги Иисуса сына Сирахова и его значение для библейской науки

Источник

Речь, произнесенная на годичном акте С.-Петербургской Духовной Академии 11 февраля 1903 года.

Летом 1896 года лица, прикосновенные к ветхозаветной библейской науке, были в высшей степени заинтересованы появившимся в одном английском журнале известием о замечательном открытии, обещавшем принести великую пользу науке1. Среди полуистлевших обрывков древних рукописей, привезенных с Востока двумя английскими дамами2, был найден лист с еврейским текстом книги Иисуса сына Сирахова. Этот лист не остался одиноким: вскоре между связками папирусов, вывезенных разными английскими путешественниками преимущественно из древнего книгохранилища при Каирской синагоге3, оказалось еще несколько отрывков того же текста, и в настоящее время больше половины всего еврейского текста книги стало достоянием науки4.

Неканоническая книга, носящая в славянской Библии название: «Книга Премудрости Иисуса сына Сирахова» и представляющая собою прекраснейший сборник нравоучительных притчей, высоко ценилась как отцами христианской церкви, называвшими ее «вместительницей всякой добродетели»5. Так и евреями, несмотря на то, что она не была включена в канон их священных книг: древнееврейские писатели, вплоть до 10 века пo P.X., часто приводили выдержки из нее, иногда же, подобно и христианским писателям, признавали за ней авторитет, равный книгам каноническим6. Уже из этого обстоятельства, а также из прямого свидетельства блаж. Иеронима7 и особенно – внука самого писателя книги, переводчика ее на греческий язык8, видно, что первоначально она была написана на еврейском языке. И выдержки из нее у еврейских писателей, приводимые, именно, на еврейском языке, твердо свидетельствуют нам, что первоначальный еврейский текст книги, виденный в 4 веке блаж. Иеронимом, был в употреблении до 10 или 11 века пo P.X.9 Но с тех пор всякие следы еврейского текста книги исчезают, и до самого последнего времени она была известна только в переводах греческом, сирском u других, более поздних и стоящих от них в зависимости10. Понятно поэтому, что вновь открытый еврейский текст книги Иисуса сына Сирахова всеми встречен был с великой радостью, как подлинный, первоначальный ее текст, в нем увидели давно утраченный оригинал книги, знаменитейшие из современных библеистов принялись за изучение найденного текста, и в короткое время появилось несколько трудов, посвященных его разбору11.

Но здесь случилось нечто неожиданное. В самый разгар работы над изучением вновь открытого текста, когда ученые наперерыв старались выяснитъ отношение существовавших доселе древних переводов к еврейскому «оригиналу», комментировали его и предлагали в нем уже свои поправки и улучшения, – раздался вдруг голос, доказывавший, что вновь открытый еврейский текст вовсе не представляет собой оригинального текста книги Сираховой, а есть только перевод на еврейский язык давно известных греческого и сирского текстов, сделанный в 10 или 11 веке пo P. X. Легко представить, как поразила всех эта гипотеза, тем более, что, несмотря на свою очевидную фантастичность, она была обставлена довольно вескими, на первый взгляд, доказательствами. Дело в том, что найденные листки с евр. текстом книги Сираховой резко отличаются от еврейских списков канонических книг Ветхого Завета: эти последние списки почти ничем не разнятся один от другого, в них во всех содержится одинаковый текст, почти без всяких вариантов12, между тем найденные листки с текстом книги Сираховой испещрены примечаниям на полях с массой вариантов к тексту; а главное, здесь же встречаются заметки на персидском языке, которые и дали первый повод к подозрению оригинальности вновь найденного текста. Профессор арабского языка в Оксфордском университете Марголиуз так перевол одну из персидских заметок: «вероятно, этого не было в оригинальном тексте, это было устно передано переводчиком»13 – и этого для него было достаточно, чтобы построить сложную гипотезу о происхождении евр. текста. Какой-то еврей, живший в Персии в 10–11 веке пo P. X.,– таков смысл гипотезы, – пожелал дать своим соплеменникам возможность читать на древнееврейском языке книгу Иисуса сына Сирахова, о достоинствах которой он был много наслышан. Он добыл себе сирский текст книги, но, не обладая знанием языков, обратился к учителю, который бы прочитал для него этот текст; по указанию учителя, был приглашен для той же цели ученый грек, который обратил внимание еврея на преимущества греческого текста книги, сравнительно с сирским, и за приличное вознаграждение перевел для него греческий текст на персидский язык. Получив, таким образом, возможность читать сирский и греческий тексты в персидской передаче, неутомимый еврей принялся за возстановление по ним еврейского текста книги, пользуясь иногда параллельными местами из др. священных книг В.Завета. Следы этой работы и видны в массе примечаний, написанных на полях вновь найденных рукописей: это вовсе не варианты, собранные из разных списков книги, а именно разные опыты восстановления текста; фразы более удачные вносились в текст, а менее удачные записывались на полях рукописи14.

Такова фантастическая история происхождения евр. текста, сочиненная Марголиузом: не даром ее называют «романом»15. Гипотеза эта вызвала против себя горячие возражения16, но не осталась и без сторонников, принявших ее, по крайной мере, отчасти17. Конечно, нет такого открытия, после которого не возникало бы подобных споров, старающихся уронить его значение; сомнение в таких случаях вполне естественно и законно. Но следует заявить, что сомнение Марголиуза и, тем более, его гипотеза построены на очень шатких основаниях. Прежде всего, персидская приписка, давшая к ним повод, относится, всего вероятнее, не к тексту, а к примечанию на поле, за которым она непосредственно следует: в этом примечании содержится талмудическая цитата со ссылкой на книгу Сираха, и приписка отмечает, что в тексте книги нет подобного выражения, что оно взято не из книги, а «устно сообщено носителем предания», т.е. автором соответствующего места талмуда18. Варианты, приводимые на полях рукописи, состоят часто в самом незначительном изменении слов, мнаписанных в тексте, – напр. в замене одной буквы другой, близкой к ней по начертанию, в перестановке тех же букв в слове и т. под. Если бы верно было предположение Марголиуза, что варианты эти суть разные попытки точнее передать по-еврейски бывшие у переводчика тексты, то они состояли бы в подборе синонимов, – выражений, одинаковых по смыслу с теми, какие приняты в тексте, хотя и непохожих по написанию: в настоящем же своем виде варианты евр. текста естественнее всего объяснить, как разночтения нескольких списков текста, тщательно собранные и отмеченные переписчиком. Что евр. текст книги Сираховой существовал не в одном только списке, это видно и из самых найденных теперь отрывков: они принадлежат ни к одной и той же рукописи, а к четырем, во многом отличающимся одна от другой19: в них содержится, кроме того, прямое указание на «другие списки», из которых брались варианты20, а еврейский ученый Саадия Гаон, живший в 10 веке пo P. X., говорит о существовании в его время такого списка книги Сираховой, который, во всяком случае, отличался от дошедших до нас, – в нем евр. текст был снабжен знаками масоретской пунктуации, как и книги канонические, найденные же теперь отрывки такой пунктуации не имеют21. Было бы невероятно допустить, что вновь сделанный каким-то безвестным автором перевод книги на евр. язык нашел такое широкое распространение среди евреев, что вскоре по составлении разошелся во множестве списков, причем за самое короткое время его списки успели приобрести множество вариантов: ведь если он был составлен даже в 10 веке, то между его составлением и написанием найденных теперь рукописей прошло никак не больше ста лет22. Внимательное рассмотрение тех текстуальных доказательств, какие приводит проф. Марголиуз в подтверждение и раскрытие своей гипотезы, совсем ее не подтверждает: не входя в подробный разбор их, заметим, что в тех случаях, где он старается установить зависимость еврейскаго текста от сирского и греческого переводов или от предполагаемой персидской их передачи, везде можно предполагать обратное, – первоначальность текста еврейского и зависимость от него греческого и сирского23. А что важнее всего, – в новом евр. тексте есть такие места, которых нет ни в греческом, ни в сирском переводах. Особенно замечателен в данном отношении целый псалом из четырнадцати стихов, следующий после Сир. 51,12 (по греч. тексту, a пo слав. и лат. 51.17). По своему содержанию он стоит в тесной связи с контекстом, нo в греческом и сирском переводах почему-то опущен и, значит, не мог быть взят из них предполагаемым составителем евр. текста24.

Спор об отношении вновь открытого евр. текста книги Сираховой к существующим ее текстам нельзя еще считать законченным, многое требует детальной проверки и тщательного рассмотрения; но по всему сказанному можно судить, что правда на стороне тех, которые считают евр. текст оригинальным, – прямым потомком того списка, который вышел из рук самого Иисуса сына Сирахова, – хотя, конечно, и он не свободен от случайных погрешностей, неизбежных при многократном переписывании текста, в течение целого тысячилетия. Во всяком случае, уже в настоящее время можно отметить важное значение нового открытия для ветхозаветной библейской науки во многих отношениях.

Прежде всего, то состояние, в котором дошел до нас еврейский текст книги Иисуса сына Сирахова, приподнимает несколько завесу с весьма темного вопроса о происхождении нынешнего еврейского текста ветхозаветной Библии, так называемого масоретского. Кому приходится иметь дело с еврейским текстом, легшим в основу и русского перевода Библии, и сравнивать его с текстом греческого перевода LXX толковников, родоначальником нашей славянской Библии, тот невольно обратит внимание на поразительную разницу в сохранности, так сказать, этих двух представителей библеского текста. В то время, как списки и издания греческого перевода от самых древних до новых, имеют между собой массу различий, часто весьма важных, списки еврейского текста Библии замечательно согласны между собой: между греческими кодексами вы найдете разницу не только в словах, нo в целых стихах и даже обширных отделах, которые имеются в одних списках и опущены в других25. Рукописи еврейские сходны даже в таких мелочах, как начертание некоторых букв, известным образом уклоняющиеся от общепринятого в том или другом стихе: одни буквы пишутся побольше, другие поменьше, есть буквы пересеченные пополам или опрокинутые навзнич, – все эти уклонения строго соблюдаются в еврейских рукописях, несмотря на целые века, разделяющие их написание26. Конечно, работа человека не может быть полным совершенством, и переписчики еврейских рукописей также допускали иногда небольшие описки, отступления от своих оригиналов27, но подобных вариантов в еврейском тексте так немного на общее количество рукописей, и они так незначительны, что нисколько не нарушают общего впечатления от еврейского текста, как замечательно хорошо сохранившегося. Впечатление это невольно подкупало в свою пользу исследователей еврейского текста, и он долго считался неповрежденным «подлинником» св. книги, в нем видели верную и точную копию того самого текста, который написан был рукою боговдохновенных ветхозаветных писателей и который еврейские книжники сохранили свободным от человечских наслоений и искажений, проникших в значительном количестве в тексте всех древних переводов. Даже христианские писатели первых веков по P.X. преклонялись пред этим бьющим в глаза преимуществом еврейского текста. И Ориген проверял по нему греческий перевод, а блаженный Иероним решился заменить древний латинский перевод Библии, основанный на греческом, своим собственным пероводом прямо с еврейского текста, который он называл «еврейской истинной» (hebraica veritas); в новое же время, особенно после реформации, на еврейский текст стали смотреть как на единственно истинный, по которому следует исправлять уклоняющиеся от него переводы28, этот взгляд долгое время господствовал и в нашей русской науке. Но, по мере того, как библейская наука шла вперед, тщательное изучение и сравнение между собой еврейского текста и древних переводов показало, что эти переводы нельзя огульно обвинять в намеренной порче текста или заведомо неправильной его передаче: вернее думать, что самый еврейский подлинник, с которого они были сделаны, имел существенные отличия от нашего масоретского текста. Это столь естественное соображение, а равно и другие весьма веские основания, заставили науку отказаться от исключительного предпочтения еврейского текста в его современном состоянии тем видам еврейского текста, с которых были сделаны древние переводы, и в настоящее время наука видит в нем только один из видов древнего текста Бииблии. А если так, то возникает вопрос: как же объяснить замечательное сходство между собой различных еврейских рукописей, столь необычное для текста переводов? Ответ может быть только один: вскоре после начала христианской эры всеми евреями был принят и авторизован один какой-то список Библии, который затем и стал переписываться со всей тщательностью, так что сохранившиеся доселе еврейские рукописи все восходят к этому одному списку. Как получился такой список, был ли он выработан трудами многих еврейских ученых посредством сличения между собой разных списков, или же авторитет непогрешимости был укреплен за одним списком по каким-либо случайным обстоятельствам, – потому, напр., что он принадлежал всеми почитаемому еврейскому учителю (в роде равви Акпбы), – это оставалось не решенным29. Но подлежит сомнению только то, что в первые христианские века у евреев шла горячая работа над текстом своих св. книг: существует несколько вариантов к тексту, указание которых относят именно к этому времени, тогда же текст св. книг был разделен на крупные и мелкие отделы, и установлено твердое предание относительно его чтения, хотя он и оставался еще без гласных знаков30.

И вот вновь открытый текст книги Сираховой может дать нам некоторое представление о той работе, благодаря которой получился нынешний единообразный масоретский текст Библии. О ней заставляют догадываться те многочисленные варианты, которыми испещрены поля некоторых листков, принадлежавших, очевидно, к одному списку. Здесь к некоторым словам приводится иногда по два, по три варианта, которые часто состоят только в орфографических поправках текста, нередко представляют, даже явно, ошибочные чтения. Есть основание думать, что некоторые разночтения брались из такого списка, который имел уже свои варианты: до Сир. 45,9 разночтения приводятся в обильном количестве, а затем почти исчезают; дело объясняется персидской заметкой к указанному месту: «этот список досюда», – этот неполный список и послужил, очевидно, для сличения текста предыдущих глав31. Отсюда видно, как тщательно производилась евреями работа по установке своего библейского текста; собирались его списки, сличались между собой, все разночтения заносились на поля одного списка, при чем не опускалось ни одно, самое малейшее отклонение в написании слов, отмечались даже заведомо неправильные чтения. Для книги Сираховой, как не принятой в св. канон евреев, дело на этом и остановилось, и далее не пошло; – не то было в отношении к книгам каноническим. Здесь, нужно полагать, работа собирания вариантов получила свое завершение в окончательной установке одного текста, принятого и объявленного каким-либо всеми признанным авторитетом в качестве единственно правильного и не поврежденного. Этот авторизованный еврейский текст Библии и стал затем переписываться для богослужебного и частного употребления, а все остальные списки, с ним несогласные, в том числе и все списки с вариантами, по которым производилась кропотливая работа установки библейского текста, были уничтожены. Иначе ничем нельзя было бы объяснить того обстоятельства, что все нынешние списки еврейскаго текста Библии не имеют никаких следов существовавших когда-то в нем разночтений. Но рукописи стоявшей вне канона книги Сираховой не подверглись такому уничтожению, они были только изъяты из употребления и скрыты при синагоге, – и теперь, вынесенные на свет Божий пo прошествии многих веков, они дают нам возможность судить по ним и о других книгах, когда-то подвергавшихся, очевидно, подобной критической обработке.

Такой вывод относительно еврейского текста канонических книг, сделанный по аналогии, в самое последнее время получил неожиданное подтверждение в новом весьма важном открытии, о котором возвещено в одном английском журнале от 14 января (н. ст.) текущего года32. Доселе не было известно ни одной строки еврейского текста до-масоретского вида, и все предположения относительно того, что он отличался от нынешнего, покоились на гипотезах, правда, как мы сейчас видем, твердо обоснованных: не было фактического подтверждения этих предположений. Теперь наука, по-видимому, обладает таким подтверждением своих априорных предположений: открыт лист древнего папируса, отнесенный первыми его обозревателями ко 2 веку по Р.Х. и содержащий еврейский текст десяти заповедей Божиих с продолжением из Второзакония 6,4: «Слыши Исраилю: Господь Бог наш Господь един есть» и т.д. Текст этот имеет несколько отличий от масоретского, и замечательно, – эти отличия в нем совпадают с текстом, лежащим в основе греческого перевода LXX толковников, а, следовательно, и нашего славянского. Открытие это будет иметь, несомненно, громадное значение, как для истории еврейского текста Библии, так и для подтверждения высокого авторитета перевода LXX; для нас же в настоящую минуту важно отметить, что оно укрепляет те выводы, которые сделаны нами по анологии, на основании вновь открытого еврейского текста книги Иисуса сына Сирахова, – именно, что еврейская Библия, так высоко ценившаяся прежде, особенно протестантами, не должна пользоваться преобладающим авторитетом сравнительно с древними переводами, а должна иметь равночестное с ними значение при установке подлинного текста св. книг.

Hо отсюда следует, что и предпочтение одного какого-либо из переводов Св. Писания еврейскому тексту или другим переводам столь же неправильно. Римская церковь, как известно, утвердила авторитет своей латинской Библии (Вульгаты)33, но неумолимая действительность не замедлила показать ошибочность такого решения. Папа Сикст V,издавший латинскую Библию в 1590 году, объявил ее «истинною, правильною, подлинною и несомненною» для публичного и частного употребления (vera. legitima, authentica et indubitata in omnibus publicis privatisque disputationibus) и строжайше запретил изменять в ней малейшую частицу (ne minima particula mutata, addita vel detracta): нo уже через два года (1592), пo распоряжению Климента VIII было выпущено в свет новое издание, во многом отличающееся от предшествующего, – оно то и считается официальным текстом латинской церкви. Конечно, и оно далеко не свободно от ошибок, как потому, что не совсем точно передает первоначальный текст Вульгаты, потерпевший много изменений и искажений до появления этого издания, так и потому, что самый латинский перевод – Вульгату нельзя считать представителем чистого библейского текста. Отсюда для ученых папистов большое затруднние при толковании Библии: им приходится признаваться на деле, что авторизованный их церковью латинский перевод не всегда передает подлинный, первоначальный библейский текст. Открытие еврейского текста книги Сираховой заставило их лишний раз убедиться в этом: конечно, авторизованный латинский перевод, основанный на греческом тексте, оказался далеко не совпадающим с еврейским. Но нужно отдать честь латинским ученым: это обстоятельство вовсе не заставило их спорить против подлинности еврейского текста и отстаивать, во что бы то ни стало, авторитет Вульгаты, – напротив, они с величайшим усердием изучают его и отдают ему должное34. Такое невольное и молчаливое сознание папистов в несостоятельности объявленного непогрешимым папой положения о догматическом достоинстве латинского перевода Библии в высшей степени поучительно и для нас. И у нас было время, когда, в противовес предпринятому переводу Св.Писания на русский язык, некоторые ревнители старины предлагали авторизовать славянскую Библию и назначить ее для исключительного употребления в церкви и в домашнем быту. Ho, пo словам митрополита московского Филарета, «Святейший Синод не провозгласил текста славянского исключительно самостоятельным и тем прозорливо преградил путь затруднениям и запутанностям, которые в сем случае были бы те же, или еще большие, нежели какие в римской церкви произошли от провозглашения самостоятельным текста Вульгаты»35. Изданием, на ряду со славянской и русской Библии, открыта возможность свободного исследования библейского текста, при помощи целокупного текстуального предания, без одностороннего предпочтения одного какого-либо вида текста другому. И если славянский и русский переводы книги Сираховой не совпадают с вновь открытым еврейским ее текстом, то не имеется никаких препятствий к составлению нового перевода, который бы ближе и точнее передавал подлинный текст этой неканонической книги36.

Для истории библейского канона, т. е. собрания св.книг в один твердо определенный состав, новое открытие также имеет несомненное значение. Наша Библия содержит в себе строго определенное количество св.книг: ни прибавить к ним другой какой-либо книги с тем, чтобы и она получила авторитет боговдохновенности, ни убавить из них, лишить какую-либо книгу присущего ей авторитета, никто не в праве. Когда же совершилось такое соединение св.книг в одно целое, законченное, куда уже нет доступа другим книгам? По преданию, живущему как в церкви христианской, так и у евреев37, завершение библейского канона, всего собрания св. книг относится ко временам великих послепленных радетелей о благе своего народа, последних боговдохновенных писателей Ветхого Завета, Ездры и Неемии; после них уже ни одна книга не была принята в канон, не вошла в число священных, хотя бы по своему содержанию она была вполне благочестива и написана на священном древнееврейском языке. Книга Сирахова служит достаточным подтверждением этого предания. Содержание ее не могло явиться препятствием к принятию ее в канон, скорее напротив: не даром она заслужила название «сокровищницы добродетелей». Доселе можно было ссылаться на ее язык: хотя издревле имелось твердое предание о том, что она первоначально известна была в еврейском подлиннике, но пока его не было в наличности, можно было утверждать, что с первых же времен после ее написания еврейский подлинник был вытеснен греческим переводом и вскоре совсем затерялся. Теперь отпало и это основание: новое открытие доказало с очевидностью, что еврейский текст книги был во всеобщем и довольно обширном употреблении до 10 века по Р.Х. Почему же всеми почитаемая книга, написанная на еврейском языке, осталась вне свящ. канона? Нужно думать, единственно потому, что она появилась после его завершения, когда не было уже авторитета для признания ее священной: между завершением канона и ее написанием протекло свыше двухсот лет38. Отсюда и обратное заключение: если столь почтенная еврейская книга, как «притчи» сына Сирахова39, не попала в канон только потому, что была написана позже его завершения, то все книги, принятые в канон, написаны никак не позже ее и не позже окончательного завершения канона, т.е. времени Ездры и Неемии. Это заключение, вполне совпадающее с церковным преданием, особенно важно для нас в виду старания отрицательной критики отодвинуть составление некоторых св. книг ко временам как можно более поздним: если бы книга Даниила, некоторые псалмы и проч.были составлены уже в маккавейские времена, как думают критики, не стесняющиеся преданием, то эти писания никогда не попали бы в канон, о чем и свидетельствует нам пример книги Иисуса сына Сирахова40.

Таково неблагоприятное для отрицательной критики значение нового открытия. Но еще более неблагоприятна для нее полемика по вопросу об оригинальности еврейского текста, о которой мы говорили раньше. Сам Марголиуз, нанося удар всеобщему убеждению в подлинности найденного текста, ясно сознает решающее значение своей гипотезы для состоятельности современной библейской критики. Выпуская в свет свою брошюру о происхождении вновь открытого еврейского текста книги Сираховой, Марголиуз вызывает ученых гебраистов доказать, что он ошибается, или признаться в крайней недостаточности своих знаний: если они могли ошибиться на целых тринадцать веков в определении времени происхождения вновь найденного еврейского текста, то как же они могут с уверенностью говорить о времени написания еще более древних священных книг Ветхого Завета?41 И в самом деле, посмотрите, с каким видом непогрешимости ученые библеисты отрицательного направления решают вопросы не только о столетии и десятилетии, – даже о годе, когда написана та или другая священная книга, – исключительно на основании ее языка и содержания! Достаточно найти в ней несколько слов и выражений, относимых почему-либо к позднейшему времени, достаточно в ее содержании заметить нечто такое, что не вяжется с представлением, заранее составленным о той эпохе, к какой относит себя св.книга, – и она немедленно отодвигается на целые века позже, а собственные ее показания о времени своего написания признаются подложными или ошибочными. Не поможет ей ни всеобщее предание древности, подтверждающее ее собственное показание о себе, ни авторитет новозаветных св.писателей и даже Самого Христа: все приносится в жертву выводам новой науки. В Пятокнижии не раз говорится о том, что «написа Моисей вся словеса Господня» (Исх.24:4 ср.17,14, 34,27, Числ. 33:2, Вт.31 гл.), в книгах Иисуса Навина (1,7–8,8, 31,34, 23:6), Царств (3Цар.2:3, 4Цар.14:6. 18, 6:12). Паралипоменон (2Пар.34:14) и во многих др. свидетельствуется о «законе Моисеевом», в Новом Завете Сам Господь Иисус Христос ясно и прямо говорит о том, что Моисей был писателем книг, содержащих закон ветхозаветный (особенно см. Ин.5:46 дал.), таково же было согласное предание еврейской и христианской церкви, – но всего этого недостаточно для новейших ученых: на основании внутренних и внешних признаков, взятых из самого же Пятокнижия, они смело отвергают древнее предание о написании его Моисеем и разбивают его на несколько отделов, составленных будто бы в разное время и разными лицами42. Книга пр.Исаи передана нам древностью как единая книга великого пророка, поставившего свое имя и обозначавшего время своей жизни в ее начале (Ис.1:1), – о его книге говорит и Иисус сын Сирахов (48:25); но в настоящее время ее делят по крайней мере на две части, принадлежащие двум различным пророкам, время жизни которых разделяется двухсотлетним промежутком. Так и со многими книгами Ветхого Завета. Даже самую малую из ветхозаветных писаний, книгу пр.Авдия, состоящую всего из одной главы в 21 стих, не оставляют в покое, и в ней находят возможным выделить части, не находившиеся будто бы в первоначальной книге пророка. При этом не довольствуются только общим указанием тех или иных отделов, разнящихся от остального состава св.книг по своему позднейшему происхождению; нет, уверенность в своих силах простирается у современных ученых так далеко, что они находят возможным судить о каждой фразе, даже об отдельных словах, и произносить свой авторитетный приговор о времени их внесения в книгу. Если поверить радикальным критикам, то вся работа ветхозаветных писателей, особенно позднейших, очень напоминала работу современных газетных тружеников, вооруженных ножницами и клеем, и составляющих свои статьи из обрезков чужих: буквально такое впечатление получается при взгяде на новейшее критическое издание еврейского текста Библии, выходящее под редакцией знаменитейших представителей отрицательного направления, – в нем эти обрезки, разновременные по происхождению, отмечены разными красками43. Если принять во внимание, что дело идет о памятнике, который даже в самых поздних по написанию частях отстоет от нашего времени слишком на две тысячи лет, который написан на языке мертвом, известном нам почти исключительно из самого же этого памятника, – то решительность суждений современных ученых покажется прямо удивительной: кому приходилось иметь дело с критикой гораздо более близких к нам памятников, написанных на родном для исследователя языке, тот знает, как трудно бывает сказать решительное слово о его составных частях, – тем более трудно это относительно столь древнего памятника, какова ветхозаветная Библия. При таких условиях невозможен и прямо ненаучно оставлять без внимания не только свидетельство о себе самих св. книг, но и вообще древнее о них предание, особенно такое, которое закреплено и подтверждено в Новом Завете: носители и выразители древнего предания жили гораздо ближе во времени написания тех книг, о которых они свидетельствуют, и имели гораздо больше возможности собрать о них верные сведения: предполагать же, что древние меньше нас дорожили знанием истины или что они намеренно вводили в заблуждение своих читателей, у нас нет оснований.

И вот теперь дана была возможность современным ученым, столь самонадеянным в решении вопросов о времени происхождения каждой строчки в еврейской Библии, проявить на деле свое знание и определить, к какому времени следует отнести составление вновь открытого еврейского текста книги Иисуса сына Сирахова. Задача, по-видимому, более легкая, чем разбить на части Пятокнижие: книга Сирахова гораздо моложе и, следовательно, ближе к нашему времени, чем Пятокнижие. И оказалось, что при решении этой задачи возможны ошибки приблизительно на 1300 лет! Конечно, можно возразить, что тут ошибка со стороны одного только ученого, и что за ошибку одного нельзя упрекать всех. Да, более вероятно то, что ошибся Марголиуз; но он – не безызвестный в науке профессор арабского языка в Оксфордском университете, и за ним пошли другие ученые также не последнего ранга44: этого не случилось бы, если бы его теория была слишком легковесна. С другой стороны, сами возражения на гипотезу Марголиуза написаны совсем не в том уверенном тоне, какого можно было бы ожидать при заведомо грубой ошибке: этот тон гораздо скромнее того, в каком ученые говорят о книгах канонических, трактуя их как учитель – ученические сочинения. Факт остается фактом: при поверке на деле познания современных ученых в области древнееврейского языка оказались очень невысокими, – иными они и не могут быть при доступных для нас научных средствах, – и, во всяком случае, они далеко недостаточны для того, чтобы на них можно было опираться в решении вопроса о времени написания той или другой ветхозаветной книги. А так как то же самое открытие, которое подорвало силу этого критерия, подтвердило достоверность предания о том, что книга Сирахова существовала первоначально на евр. языке, то получается естественный вывод: следует больше верить преданию и меньше надеяться на собственные заключения, раз дело идет относительно столь древней эпохи.

Последняя половина этого вывода подтверждается новым открытием и с другой стороны, пожалуй, еще более убедительно. Всеобщее предание о том, что книга Сирахова написана первоначально на языке еврейском и что, существовавшие доселе, тексты ее переведены с еврейского, располагало некоторых в попытке восстановить ее еврейский первообраз при помощи наличных текстов: стоило только перевести эти тексты обратно на еврейский язык, в случаях же их разногласия между собой постараться при помощи побочных соображений определить древнееврейское чтение. Такие попытки и были сделаны, между прочим, и сам Марголиуз пытался восстановить еврейский текст книги Сираховой45. С открытием древнего еврейского текста книги всем этим опытам предстояла проверка, и оказалось, что ни один их них не представляет даже более или менее близкого подобия вновь открытому тексту. В одном из его изданий приводится в высшей степени поучительная табличка, в которой наглядно показано, насколько попытки восстановить еврейский текст книги не достигают своей цели46. Между тем конъектуры – один из любимейших приемов современных исследователей библейского текста, практикуемый ими в широких размерах. Конечно, если безспорно то, что современный евр.текст Библии не везде сохранил для нас первоначальное чтение в тех местах, где существующий еврейский текст, на основании достаточных данных, приходится отвергнуть; в таких случаях толкователь обязан, прежде всего, восстановить то, что было в тексте первоначальном, не испорченном позднейшими изменениями, и затем уже толковать не перевод, всегда более или менее неточный, а предполагаемый еврейский оригинал. Но такое восстановление текста должно всегда опираться на твердое текстуальное предание: на параллельные места из других свящ. книг, на контекст и особенно – на свидетельство древних переводов; и работа по восстановлению текста должна производиться со всей осторожностью и тщательностью, чтобы вместо священных слов Библии не поставить собственных измышлений. В последнее время получил особенно широкое применение среди библейских критиков новый способ восстановления текста поэтических св.книг: устанавливают первоначально стихотворный размер, каким данная книга написана, и затем стараются при помощи сокращений, дополнений и изменений получить такой текст, который бы строго соответствовал этому размеру47. Такой прием мог бы быть допущен только при двух непременных условиях: если бы совершенно известны были законы еврейской поэзии и стихотворной речи, и если бы имелись данные для уверенности в том, что св. стихотворцы никогда, ни в одном пункте не оступали от этих законов. А так как наши знания относительно еврейской поэзии очень ограниченны, и, с другой стороны, всегда возможны оступления самих авторов от одного принятого стихотворного размера, нередкие даже у современных художников слова, – то прием этот должен быть отвергнут с решительностью. Между тем проф. Марголиуз старался восстановить евр. текст книги Сираховой при помощи именно этого приема, и неудивительно, что вновь открытый еврейский текст ясно доказал несостоятельность такого метода: предвзятые взгляды ученого не оправдались. Не в этом ли причина горячих стараний разочарованного реставратора подорвать подлинность вновь найденного текста, как не оправдавшего его ожиданий? Если же этот текст – подлинный еврейский оригинал книги Сираховой, то он даст хороший урок современной библейской науке отрицательно-критического направления и заставляет нас крепче держаться предания церковного при толковании священных книг Ветхого Завета.

Библейская наука ставит своей задачей полное раскрытие для ума и сердца человеческого содержания свящ. книг в том их виде, как они изложены были боговдохновенными мужами древности. Написанные по внушению Божию и переданные для хранения и руководства современникам, они в течение последующих веков подвергались судьбе, общей со всеми писаниями человеческими: текст их переписывался многократно и не всегда тщательно, они переводились на другие языки, списки их подвергались порче и уничтожению, – и в настоящем своем виде Библия лежит перед нами во множестве разноязычных переводов и в нескольких сотнях древних списков, часто весьма различных между собой. Но истина одна, св. писатели оставили после себя единый текст своих боговдохновенных книг, все разности текстов произошли уже впоследствии от несовершенства хранителей этого драгоценного достояния человеческого, – отсюда для библейской науки открывается обязанность найти эту истину, восстановить древний неповрежденный текст боговдохновенных книг в том самом виде, как он вышел из-под трости первых священных писцов. Выполняя эту обязанность, наука сравнивает между собой различные древние списки текстов Св. Писания, отыскивает внебиблейские свидетельства о состоянии свящ. текста во времена отдаленной древности и, пользуясь всеми возможными способами, шаг за шагом, со всей осмотрительностью восходит к искомой истине. И каждое новое приобретение на этом пути, каждое открытие, проливающее новый свет на прошлые судьбы Библии в руках человеческих, помогает науке в ее непрестанном стремлении к истине. Особенно важны для науки такие открытия, которые дают ей в руки давно потерянные виды св. текста, являющиеся желанными и достоверными свидетелями древнего состояния св. книг. Будем надеяться, что новые открытия, обогатившие науку на границе двух веков, – далеко не последние, что за ними явятся новые, может быть, еще более важные открытия, – вновь найденный отрывок до-масоретского евр. текста десятословия дает полное основание к этой надежде. Каждое из таких открытий, – одно больше, другое меньше, – приближает библейскую науку к ее заветной цели – передать человеку боговдохновенные св. книги, его драгоценное наследие от седой древности, в безпримесно-чистом виде.

Э.-о. профессор А.Рождественский

* * *

1

«The Expositor» 1896, July p. 1–15; cp. «Христианское Чтение» 1897, октябрь, стр. 526–529; 1898, март, стр. 449–450.

2

Mrs. Lewis и Mrs. Gibson, – первая уже ранее была известна в библейской науке открытием знаменитого древнейшего списка Евангелия на сирском языке, – Codex Syrus Sinaiticus palimpsestus. Cp. Urtext und Übersetzungen der Bibel in übersichtlicher Darstellung. Sonderabdruck aus der 3-ten Aufl. der Realenеyklopädiе für protestantische Theologie und Kirche. Leipzig, 1897. S. 232–233.

3

Так называемая гениза́ גְּנִיזָה от евр. глагола גנז «скрывать»;

сюда складывались, во избежание профанации, священные рукописи, пришедшие в ветхость или по другой какой-либо причине изъятые из употребления. Талмуд требовал «скрывать пришедшие в ветхость списки Закона в могиле ученого» (Meg. 115а), – впоследствии для этой цели стали отводить особое помещение при синагогах. F. Buhl, Kanon und Text des Alten Testaments. Leipzig 1891. S. 7, 85.

4

В коллекции Mrss. Lewis и Gibson открытъ S. Scheehter’oм только один первый лист, содержаиций Сир. 39,15–40.8; дальнейшие девять листов той же рукописи, содержащие Сир. 40,9– 49,11, были найдены Cowley’eм, и Neubauer’ом среди рукописей, приобретенных для Бодлеянской оксфордской библиотеки Sаусе’ом, – эти десять листов и вошли в издапие Cowley and Neubauer 1897. В том же году S. Schechter нашел среди привезенных им из Каира рукописей еще семь листов того же списка евр. текста книги Иис. с. Сир., содержащие Сир. 30,11 –31, 11; 32.1–33,з; 35,9–36,21; 37,27–38,27:49,12–51,30, и кроме того четыре листа другой рукописи того же самаго евр. текста книги Сир.: последние содержат Сир. 3,6–7,29; 11,34–16,26. В издание Sсhechter and Taylor 1899 г. и вошли эти одиннадцать листов. Затем G. Margoliouth среди рукописей, приобретенных для Британского Музея, нашел еще два листа первого списка (он теперь обозначается буквой В), как раз заполнившие два промежутка между ранее найденными листами, именно Сир. 31,12– 32,1 и 36,24–37,26, и напечатал их текст в журнале The Jewish Quarterly Review 1899, оct. 1–33. A в апреле 1900 r. (p. 466–480) в том же журнале были воспроизведены еще два листа второго списка (он обозначается А), заполняющие промежуток в тексте между Сир. 7,29 и 11,34 и открытые Elkan Nathan Аdler’ом. Здесь же (р. 456–465) напечатан текст третьего сииска (С), два листа которого открыты Schechtеr’ом в каирской коллекции Кэмбриджского университета; последние содержат отдельные стихи и отрывкн Сир. 4, 5, 25, 26 и 36 глав. Из этого третьего списка (С) сохранилось и еще два листа, открытые и обнародованные J. Levi (из библиотеки евр. консистории в Париже, куда были пожертвованы Ротшильдом) и M. Gaster’oм, – оба из каирской генизы·.первый содержит отрывки из Сир. 6 и 7 гл. и напечатан в Revue des Etudes Juives 1900, jan.-mar. p. 1–30, второй – из Сир. 18, 19, 20, 37 гл., напечатан в Jew. Qu. Review 1900, july p. 688 sqq. Наконец, среди купленных Ротшильдом рукописей J. Levi нашел лист еще четвертого списка текста книги Сираховой (обозначен D), в котором содержится Сир. 36,29–38.1, и напечатал его в той же книжке Revue dеs Etudes Juives (p. 1 sqq). Можно надеяться, что при дальнейшем разборе привезенных из Каира сокровищ будут найдены и другие, доселе недостающие части книги, и наука будет обладать полным еврейским, ее текстом. Cp. Encyclopaedia Bibliea Т. К. Cheyne and J. Sutherland Black, Vol. 11 col. 1166.

5

Πανάρετος y блаж. Іеронима Praefatio in libros Salomonis, Migne Patrol. lat. t. XXVIII, col. 1242. Отцы и учители церкви весьма часто приводили цитаты из книги Іис. с. Сир., пользуясь при этом теми же формулами, с которыми они приводили и места из канонических св. книг: ἡ γραφὴ λέγει, ἡ σοφία λέγει и т.п. Cm. Cursus Scripturae Sacrae. Introductio auct. R. Cornely S. J. II, 2. Parisiis, 1887, p. 255–257.

6

Выдержки из книги Иисуса с. Сир. приводились у евр. писателей иногда с той же формулой, как и выдержки из канонических книг: שנאמר «как сказано». A. Cowley and Ad. Neubauer, The; original Hebrew of a portion of Ecclesiasticus. Oxford, 1897, p. X.

7

Fertur et πανάρετος Iesu tilii Sirach liber, et alius ψευδεπίγραφος qui Sapientia Salomonis inseribitur. Quorum priorem Hebraicam reperi, non Ecclesiasticum, ut apud latinos, sed Parabolas praenotatum, – 1. c.

8

В предисловии к греческому тексту книги Иисуса с. Сир. (оно по-славянски печатается и в некоторых изданиях нашей славянской Библии) внук писателя разсказывает о своих трудах пo переводу (μεθερμηνεῦσαι) книги, которые, пo его словам, были далеко нелегки: οὐ γὰρ ἰσοδυναμεῖ αὐτὰ ἐν ἑαυτοις Ἑβραϊστι λεγόμενα καὶ ὅταν μεταχθῇ εἰς ἑτέραν γλώσσαν. ΙΙο изданию Η. Β. Swete, The Old Testament in greek according to the Septuagint. Vol. II. Cambridge, 1891, p. 644.

9

Еврейским текстом книги Иисуса с. Cиp. пользовались в своих сочинениях рабби Натан (9 века пo P. X.), р. Саадия Гаон (10в.) и даже живший в 11 веке поэт и философ Соломон ибн-Габироль. Последуищие евр. писатели, если и приводили еврейские притчи Иисуса с. Сир., то брали их у Саадии Гаона; знаменитые ученые Раши († 1105 г.) и Маймонид (†1204) не знали уже евр. текста книги Сираховой. Cowley and Neubauer op. c. p. X–XI, cp. E. Kautzsch, Die Apoеryphen und Pseudepigraphen. Β. I. Tübingen 1900, S. 255–256.

10

Греческий перевод, сделанный, пo свидетельству предисловия, внуком самого писателя, сохранился до нас во множестве списков одной и той же древней рукописи; это видно из того, что во всех списках заметна случайная, ошибочная перестановка отделов, стоящих в правильном порядке в сирском тексте, во вновь открытом еврейском и даже в латинском, хотя и составленном по греческому тексту: отдел 33,25–36,13а поставлен в греч. списках раньше отдела 30,25 – 33,16а; только один из известных доселе кодексов сохраняет правильный порядок (248 по изданию R.Holmes and J.Parsons» Vetus Testamentum Graecum cum variis lectionibus. Oxonii. 1798 – 1828). Из остальных переводов один сирский сделан прямо с евр. текста; все остальные (два древне-латинских, – блаж. Иероним, к сожалению, не перевел книги Сираховой с еврейского, как перевел книги канонические, – коптско-сагидский, афонский, армянский, сиро-екзапларный и славянский, отчасти арабский, сделанный собственно по сирскому тексту) стоят в прямой зависимости от греческого перевода. E. Kautzsch, О. с. S. 242–254, ср. N. Peters, Dеr jüngst wiederaufgefundene Hebräische Text des Buches Ecclesiasticus. Freiburg im Breslau 1902, s. 35*- 72*.

11

В названном сейчас сочинении Peters’а перечисление литературы, относящейся к данному предмету, занимает пять страниц (VII-XI). Под руками у нас были:

A. Е. Cowley and Ad. Neubauer, The Original Hebrew of a portion of Ecclesiasticus (39,15 to 49:11). Oxford 1897.

S. Schechter and C. Taylor, The Wisdom of Ben Sira. Cambridge 1899.

R.Smend. Das hebräische Fragment der Weisheit des Jesus Sirach. Berlin 1897.

E. Schürer. Geschichte des jüdischen Volkes im Zeitalter Jesu Christi.

3 Aufl. III Bd, S. 157–166: «Jesus Sirach». Leipzig 1898.

Его же. Jesus Sirach в статье Apokryphen des Alten Testamentes (Realencyklopädie für protestantische Theologie und Kirche, 3 Aufl. von A. Hauck, I Bd. 1896, S. 650–652).

V. Ryssel. Die Sprüche Jesus’, des Sohnes Sirachs (E. Kautzsch, Die Apocrypheu und Pseudepigraphen des Alten Testaments I, 230 ff.). Tübingen 1900.

C. H. Toy. Ecclesiasticus (Encyclopaedia Bibliea, ed. T. K. Cheyne and J. Sutherland Black, Vol. II, London 1901), col. 1164–1179.

Norbert Peters, Der jüngst wiederaufgefundene Hebräische Text des Buches Ecclesiasticus. Freiburg im Breslau 1902.

Josephus Knabcnbauer S. J. Commentarius in Ecclesiasticum (Cursus Scripturae Sacrae Soc. Jesu presbyteris II, vi). Parisiis 1902.

Статьи в журналах: Jewish Quarterly Review, Revue des Etudes Juives, Revue Biblique, Revue Semitique, Biblische Studien. Theologische Studien und Kritiken, Theologische Quartalschrift, Zeitschrift für die alttestamentliche Wissenschaft за последние годы.

O.F. Fritzsehe. Die Weisheit Jesus-Sirach’s (Kurzgefasstes exeg. Handbuch z. d. Apocryphen V). Leipzig 1859.

Henry Wace. Apocrypha (The Holy Bible), Vol. II. London 1888. p. 1– 239.

Otto Zöckler. Die Apokryphen des Alten Testamentes (Kurzgefasster Kommentar zu den heilig. Schriften. A. IX. München 1891). S. 255–354.

12

Масоретские примечания к евр.тексту свв.книг, так называемые kepe и kemuб. Суть только поправки текста, предоженные масоретами, а не разночтения к нему.

13

ІІерсидская заметка, обратившая особенное внимание проф. D. S. Margoliouth’a (следует отличатъ от G. Margoliouth’a, см. прим. 4), написана на поле 1-го оксфордского листа, против Сир. 40,22: «благодати и доброты возжелает око твое, а паче обоих злака семене», по-евр.:

שדי. יחמידו עין ומשניהם צמחי שדה

т. е. «[приятность и красота] услаждают глаз,

Но большѳ той и другой – зелень поля».

Начало этого стиха в рукописи не сохранилось, вследствие повреждения краев листка. Над последним словом שדה стоит кружок, показывающий, что к этому именно слову относится вариант на поле с левой стороны: שדי, – это другая форма того же слова, употребляющаяся в поэтической речи. А с правой стороны против того же стиха имеется доволыю длинное примечание на евр. языке, которое гласит: «все дни бедняка несчастны, – сын Сирахов говорит: также и ночью. Ниже всех крыш крыша его, на верпшне гор виноградник его. Дождь с (других) крыш (попадает) на его крышу, земля с его виноградника (попадает) в (чужие) виноградники». А затем следует по-персидски, еврейскими буквами:

מי מאניד כו אין נא בינומכהי אצל

בוד אילא נאקול [מי]גופת

т. е. «вероятно, что этого не было в первоначальном списке, но это приведено устно по преданию», a по переводу проф. Margoliouth’a – «приведено устно переводчиком: слово נאקול по его мнению, значитъ «переводчик». Отсюда и выводится, что возстановитель текста производил свою работу при помощи переводчика, а в виду характера текста и персидских заметок, – что переводился именно текст греческий и сирский на персидский язык. Ho W. Bacher в The Jew. Qu. Review 1899 oct. p. 94 приводит веские доказательства в пользу того, что נאקול на̇кûл означает «выразителя предания», и такое понимание совершенно совпадает с контекстом, если иметь в виду, что заметка относится не к самому тексту книги Сираховой, а к словам о бедняке, приведенным на поле: атих слов действительно нет ни в евр. тексте книги, ни в греч. и сир. переводах, между тем в вавилонском талмуде (Synhedrin 100b) они приводятся буквально, с той же ссылкой на «сына Сирахова» (cм. Cowley a. Neubauer p. XXVIII, proverb LXVI). Очевидно, составитель персидской заметки искал этих слов в еврейском тексте книги и, не нашедши, записал свое предложение, что их и не было в первоначальном тексте, что они были приняты в талмуд по преданию. Это доказывает, между прочим, что и он смотрел на настоящий еврейский текст как на первоначальный текст книги Сираховой.

14

D. S. Margolionth. The Origin of the «Original Hebrew» of Ecclesiasticus. London 1899.

15

W.Bacher. An hypothesis about the hebrew fragments of Sirach (Jew. Qu. Review 1899 oct. 98): «this is the romance pictured to himself by Prof. D. S. Margoliouth of Oxford».

16

ІІротив гипотезы D. S. Margoliouth'a вскоре же после ее обнародования высказались S.Schеchter (The Critical Review 1899 oct., 1900 mar.). W. Bacher I. c., С. Taylor (The Wisdom of B.S. p. LXX–LXXV), Ed. König (Die Originalität des neulich entdeckten hebr. Sirachtextes. Freiburg i. B. 1899) и мн. др.

17

G. Bickell, Der hebräische Sirachtext eine Rückübersetzung (Wiener Zeitschrift, für Kunde des Morgenlandes 1899, XIV, S. 251 ff.). Как видно из самаго заглавия статьи, Биккель полагает, что евр. текст не есть текст оригинальный, – он представляет перевод с сирского текста. Отчасти к тому же заключению пришел и Jsrael Lévi (Revue des Et. Juives 1899 juill.– sept. p. 308).

18

См. прим. 13.

19

См. примечание 4.

20

К Сир. 45,9 персидское примечание гласит: «Эта рукопись досюда» (Conley a.Neubauer p. 24–25); в примечаниях к Сир. 32,1 (Sclechter a. Taylor, p. 56) и 35,20 (ibid. p. 59) также говорится о «других списках».

21

Рабби Саадия Гаон говорил о книге Сираховой по поводу нападок на него караимов за то, что они свои послания, написанные по-еврейски, снабжал знаками гласных и акцентов. Высоко ценя только св. книги и отвергая всякое предание, караимы упрекали его в стремлении присвоить своим писаниям авторитет, равный с библейскими книгами, которые, по еврейскому преданию, были снабжены гласными и акцентами при самом Синайском законодательстве: употребляя эти знаки в своих посланиях, Саадия выдавал и их как-бы за боговдохновенныя. В ответ на такое обвинение Саадия указывал, что эти знаки имеются не только в св. книгах, принятых в еврейскую Библию, но и в списках книги бен Сира, книги Премудрости Елеазара бен-Ирай (или Ири) и в свитке Гасмонеев. Первая и есть книга Сирахова (вторая в настоящее время неизвестна, третья издана М. Gaster’oм). В доказательство этого Саадия приводит семь (собственно восемь) изречений Сираха на еврейском языке. Отсюда с несомненностью следует, что, во-первых, еврейский текст книги существовал во времена Саадии, во-вторых, что книга эта еще тогда пользовалась у евреев высоким уважением, так как одинаково со священными книгами была снабжена масоретской пунктуацией. Так как найденные теперь отрывки такой пунктуации не имеют, то, значит Саадия пользовался иным, не дошедшим до нас списком. См. Cowley а. Neubauer,p. X–XI.

22

На основании палеографических признаков, рукописи, отрывки которых теперь найдены, относят к 11 веку. Cowley а. Neubauer p. XII, Schechter a. Taylor p. 8. Cp. Church Qu. Review 1902 apr. p. 171–172.

23

Подробный разбор приводимых D. S. Margoliouth'oм примеров сделан W.Bacher’ом, Taylor’ом, Кönig’ом II. сс. Для примера рассмотрим два–три места, на которые ссылается Margoliouth. Сир. 43,13 (слав. 14): «Повелением Его (Господа) потщася снег, и ускоряет молнию судьбою Своею», – по-евр. первая половина стиха читается:

גבורתו תחוה ברק

т. е. «могущество Его чертитъ молнию». Каким образом, вместо слова «молния», появилось в греч. переводе слово «снег», или наоборот? Проф. Margoliouth утверждает, что в греческом переводе стояло здесь первоначально слово χειμῶνα «бурю» – «повелением Своим Он укротил бурю», – затем из χειμῶνα вышло, по ошибке переписчика, χιόνα «снег», как читается ныне. Персидский переводчик греческого текста передал последнее слово персидским барф, но реставратор евр. текста прочитал это слово неправильно – барк «молния» – так он и написал в тексте (ברק вместо ברף: арабская и персидская буква к ק отличается от п или ф פ только тем, что над одним и тем же знаком ставится для обозначения первой – две точки, второй – одна). Но если даже допустить это персидское посредство, то не правильнее ли полагать, что именно греческое слово «снег» явилось ошибочно вместо еврейского «молния», которое здесь совершенно подходит и к контексту (во второй половине параллелизма употреблено слово זיקות, вариант на ноль – זיקים «стрелы молнии», ср. Пр. 26,18, Ис 50:11)? Между тем вовсе ненужно прибегать к посредству персидского языка, чтобы объяснить, как из «молнии» получился «снег»: в том же евр. тексте книги Сир., 32,9–10, читается слово “"Ώ, при том в ближайшем соседстве с ברד, а барад значит «градъ», одна буква легко могла быть заменена другой, тем более что там же на поле приводится и ошибочное чтение ברד вместо ברק. Возможны и другие объяснения того же разночтения, но и этого достаточно, чтобы показать ненужность и шаткость гипотезы Margoliouth'a.

Сир. 43,2: «Солнце в явлении возвещающее во исходе, сосуд дивен, дело вышняго», -по-евр. первая половина читается: שמש מביע בצרתו חמה מופיע בצאתו

т. е. «солнце изливающее в печали его тепло», a пo чтению, приведенному на ноле: «сияющее при восходе своем теплотой». Чтобы понять, как из греческого «возвещает» получилось «изливает тепло», Margoliouth снова прибегает к персидскому языку и думает, что греческое слово διαγγέλλων было передано по-персидски выражением ши/хн афшан’дан, которое значит «произносить слово, говорить»; но шухн по-арабски значит «теплота» – отсюда и получилось еврейское неправильное чтение. Соглашаясь с тем, что здесь правильнее чтение греческое, а не еврейское, можно объяснить происхождение последнего гораздо проще. Прежде всего слово מביע «изливающее» греческий переводчик понял совершенно верно в том же смысле, в каком оно употребляется в Пс.18 (евр. 19),з: «день дни отрыгает глагол» יַבִּ֣יעַ אֹ֑מֶר «произносит слово». בצרתו есть ошибочное чтение вместо בצאתו, – это слово и отмечено на поле, как вариант; буквы ר и א могли бытъ поставлены одна вместо другой. Наконец, слово חמה «теплота», совсем здесь неуместное, явилось, нужно думать, по ошибке, как лишнее повторение следующего слова מה: это מה было ошибочно написано дважды, затем кто-либо заметил ошибку и старался исправить текст, но в виду того, что речь идет о солнце, предположил опущение буквы ח, отчего по исправлении и получилось:מה חמה. Если устранить все эти ошибки, то исправленный еврейский текст получит весьма ясный смысл:

«Солнце возвещает при восходе своем,

Как дивны дела Господни!»

В последней половине греческий перевод вместо «как дивны» читает σκεῦος θαυμαστόν «сосуд дивен»; вероятно, еврейские слова וֹרָא Nמַה־ ма-ннора́ переводчик, по слуху, принял за ман нοрά, и ман понял в значении «сосуд». Таким образом, как эти, так и все другие места, на которых опирается гипотеза проф. Margoliouth'a, вовсе не нуждаются в ней для своего объяснения.

24

Вот еврейский текст и перевод этого псалма (Сир. 51:12):

: כי לעולם חסדו הודו לייי כי טוב 1

: כי לעולם חסדו הודו לאל התשבחות 2

и т. дал., повторяется לשומר ישראל הודו 3

в каждом стихе. הודו ליוצר חכל 4

…… [הוד]ו לגואל ישראל 5

…… [הו]דו למקבץ נדהי ישראל 6

…… הודו לבונה עירו ומקדשו 7

…… 8 הודו למצמיח קרן לבוחר

…… הודו לבוחר בבני צרוק לכהן 9

…… הודו למגן אברהם 10

…… הודו לצו־יצהק 11

…… הודו לאביר יעקב 12

…… הודו לבוחר בציון 13

…… הודו למלך מלכי מלכים14

15 וירם קרן לעמו תחךה לכל חסידיו לבני ישראל עם קרבו הללויה

1. «Хвалите Господа, ибо благ, ибо на век милость Его!

2. Хвалите Бога славословий, ибо благ и т. д. (в каждом стихе).

3. Хвалите Стража Израилева, ибо благ...

4. Хвалите Создателя всех, ибо благ...

5. Хвалите Искупителя Израиля, ибо благ...

6. Хвалите собирающего изгнанников Израилевых, ибо благ...

7. Хвалите созидающего город Свой и святилище Свое, ибо благ...

8. Хвалите возвращающего рог дома Давидова, ибо благ...

9. Хвалите избравшего сынов Садока священниками, ибо благ...

10. Хвалите Щит Авраама, ибо благ...

11. Хвалите Скалу Исаака, ибо благ...

12.Хвалите Сильного Иаковова, ибо благ...

13. Хвалите избравшего Сион, ибо благ...

14. Хвалите Царя царей великих, пбо благ...

15. И вознесет Он рог народа Своего; хвала всем праведникам Его, сынам Израиля, народу ближнему Его. Хвалите Господа!»

Псалом этот стоит в непосредственной связи с предшествующими словами, которые как-бы вызывают это славословие Господу: «Сего ради исповемся Тебе и восхвалю Тя, и благословлю Имя Твое, Господи!» – Трудно объяснить, почему этот псалом был опущен переводчиками; может быть, он предназначался ими для помещения в ряду других песнопений, выделенных из св. книг, каковы, напр., две песни Моисея, песнь Анны, матери Самуила и др., – эти псалмы все вместе помещаются в некоторых греч. кодексах в особом отделе (cp. H. В. Swete, The Old Testament in greek. Vol.III, Cambridge 1894, p. 789 дал.).

25

Ср. H. В. Swete, An Introduction to the Old Testament in greek. Cambridge 1900, p. 478 и дал. Самым полным собранием вариантов греческого перевода LXX является до сих пор издание: R.Holmes e, J. Parsons.,Vetus Testamentum Graecum cum variis lectionibus. Oxonii, 1798–1827.

26

Haпp., вo всех почти списках в Исх. 34,7, Вт. 6,4, Пс. 80,16 некоторые буквы пишутся крупнее других, рядом с ними стоящих, в Быт. 23,2, Вт. 32,18, Прит. 28,17 – мельче, в Суд. 18,30, Ис. 80,14, Іов. 38,13 – выше линии других букв, в Числ. 25,12 буква вαв пишется пересеченною, в Исх. 32,25, Числ. 7,12 прямая черта в букве коф усечена, буква нун во многих местах пишется в опрокинутом виде и т. п. Cp. Carl Heinrich Gornill, Einleitung in das Alte Testament, 2-te Aufl. Freiburg i. B. 1892, S. 290.

27

Собрание вариантов еврейских рукописей Библии дано в изданиях: Kennicolt, Votus Testamentum hebraicum cum variis lectionibus. Oxonii 1776–1780. De-Rossi. Variae lectiones Veteris Testamenti. Parma, 1784–1788, и Supplementa, Parma, 1798.

28

Formula consensus ceclesiarum Helveticarum (1675 г.) гласит: «Hebraicus Veteris Testamenti codex quem ex traditione ecclesiae Iudaicae. cui olim oracula Dei commissa sunt, accepimus hodieque retinemus, tum quoad consonas tum quoad vocalia, sive puneta ipsa sive punetorum saltem potestatem, et tum quoad res tum quoad verba θεόπνευστος... ad cuius normam... universac quae extant versiones... exigendae et, sicubi deflectunt, revocandae sunt. Forum proinde sententiam probare neutiquam possumus, qui lectionem quam Hebraicus codex exhibet humano tantum arbitrio constitutam esse definiunt, quique lectionem Hebraicam quam minus commodam iudicant configere camque ex LXX. seniorum aliorumque versionibus Graecis... emendare religioni neutiquam ducunt». Cm. Henry Barclay Sweete, An Introduction to the Old Testament in greek. Cambridge, 1900, p. 436–437. Cp. отзыв o неповрежденности еврейского текста в известном учебнике Кэйля: K. F. Keil, I.ehrbuch der historisch-kritischen Emleitung in die kan. u. apokr. .Schriften des Alten Testamentes. Frankfurt a. M. 1873, S. 622 ff.

29

Еще Спиноза высказывал мнение, что все рукописи еврейскомасоретского текста опираются всего на два или на три первоначальных списка, а де-Лагарде объявил, что все они являются копией одного только списка, уцелевшего от всеобщего истребления в 1 или 2 веке пo P. X. и принадлежавшего, может быть, равви Акибе. См. С. Н/. Cornill, Einleitung in das Alte Test, 2 Auf. S. 291

30

Cм. Urtext und Übersetzungen der Bibel in übersichtlicher Darstellung. Leipzig, 1897. S. 7–10.

31

Обилием вариантов отличается рукопись В; в А их не так уже много, – всего пять или шесть, в С совсем нет вариантов, относительно D судить трудно, так как найден всего один лист этой рукописи; но и в нем один стих (37:25) написан на поле вторично в ином виде, чем в тексте, откуда можно заключить, что и в этой рукописи имелись варианты. Ср. N. Peters, Hebr. Text des B. Есclesiasticus, Freiburg i. Β. 1902, S. 21*.

32

«The Guardian» january 14, 1903, p. 62–63. Cm. об этом важном открытии особую заметку в след. книжке «Хр. Чтения» 1903 г.

33

См. Franz Kaulen, Einleitung in die Heilige Schrift Alten und Nenen Testaments. 3 Aufl. Freiburg i B. 1890. l-ter Th. S. 148 – l5l.

34

См., напр., названные выше труды профессора Падерборнского университета N.Peters'a и иезуита I.Knabenbauer'a

35

И. Чистович. История перевода Библии на русский язык. С.-Петербург, 1873. стр.168. Слова митр. Филарета взяты из известной записки его «О догматическом достоинстве и охранительном употреблении греческого седмидесяти толковников и славянского перевода Св. Писания».

36

В самое последнее время вышел в свет новый перевод на русский язык Евангелия от Иоанна, предназначенный «не для обращения в публике»: очевидно, чувствуется потребностъ в пересмотре существующего русского перевода, изданного по благословению Св. Синода.

37

Твердое и всеобщее предание о завершении ветхозаветного библейского канона при Ездре и Неемии выражено еще в неканонических и апокрифических писаниях Ветхого Завета (2Мак. 2,12, 3Ездр. 14 гл.), затем у Иосифа Флавия, в талмуде и у многих христианских писателей, см. «Введения в св. книги В.З.», напр., в Cursus Scripturae Sacrae auctoribus Societatus Jesu presbyteris (Cornely).

38

Написание книги Иисуса с. Сирахова, определяемое по времени жизни переводчика – внука автора и по прославлению в ней первосвященника Симона, падает, всего вероятнее, на начало 2 века до P. X., cp. Schürer, Gesch. d. jüd. V., III B., S. 159, a деятельность Ездры и Неемии относится ко второй половине 5 века до P. X.

39

Книга Иисуса сына Сирахова называлась у евреев «притчами», по свидетельству блаж. Иеронима (см. ирим. 6).

40

Все сказанное относится только к свв. книгам в их целом. Отдельные места в них могли быть добавлены и позже завершения канона, каковы, напр., надписания Псалмов, продолжение родословий в книгах Паралипоменон, Ездры и Неемии и т. под.

41

Cм. Expository Times 1899 aug.

42

Подробности относительно воззрения современной отрицательной критики на свв. книги В. Завета можно найти во многих курсах «Введения в Св.Писание В. Завета» и особенно в книге P. Hildebrand Höpfl, О. S. B.. Die Höhere Bibelkritik. Studie über die moderne rationalistische Behandlung der hl. Schrift. Paderborn 1902.

43

Разумеется издание: The Sacred Books of the Old Testament, a critical edition of the hebrew text, printed in colors, with notes, prepared by eminent Biblical scholars of Europe and America under the editorial direction of Paul Haupt. Leipzig.

44

Проф. D.S. Margolionth участвовал, между почим, в составлении введения в книгу Иисуса сына Сирахова и толкования на нее в издании Henry Wace. Apocrypha (см. Vol. II, p. 32, not. 1), ему принадлежит труд An essay on the place of Ecсlesiastiсus in Semitic literature, Oxford 1890, статья The language and metre of Eссlesiasticus в журнале» The Expositor 1890 apr. 295–320, may 381–391 и др. Cм. также прим. 17.

45

Обратный перевод книги Иисуса с.Сирахова на еврейский язык дали: Jeh.Löu Ben-Zeebh, Das B. Sirach, syr. Text, in hebr. Schrift, mit hebr. u. deutsch. Übersetzung u. kurzem hebr. Kommentar, Breslau 1798, дальнейшие издания: Wien 1807, 1818 и 1828; Is. S. Fränkel, Ketubhim acsharonim, Leipzig 1880; отчаcти O.F.Fritzsche в своем комментарии и D. S. Μαrgolionth в указанных выше статьях. Ср. O. Zöckler, Kommentar, S.260.

46

Cowley a. Neubauer, p.XVIII

47

В известном труде голландского ученого A. Kucnen’a Historisch-kritische Einleitung in die Bücher des Alten Testaments hinsichtlich ihrer Entstehung und Sammlung, autoris. deutsche Übersetzung von C. Th.Müller, 3-ter Th. Leipzig 1894, S. 12 ff. рассмотрены разные способы восстановления еврейского стихотворного размера и указана несостоятельность всех их.


Источник: Рождественский А.П. Вновь открытый еврейский текст книги Иисуса сына Сирахова и его значение для библейской науки // Христианское чтение. 1903. № 3. С. 381-407.

Комментарии для сайта Cackle