профессор Александр Иванович Садов

Профессор Евграф Иванович Ловягин

(† 27 марта 1909 г.)

5 апреля текущаго года исполнилось 10 лет со дня смерти профессора Василия Васильевича Болотова. За несколько дней до этой годовщины исполнилась первая годовщина со времени кончины другого нашего профессора, котораго дала Академии та же тверская епархия, Евграфа Ивановича Ловягина. B. B. Болотов, наша слава и гордость, ушел от нас в молодых летах, свершив на земле лишь малую долю того, что он мог сделать и сделал бы – для науки, Церкви и русскаго просвещения – при своих совершенно исключительных духовных дарованиях, удивительной силе мысли, поразителыю широких и глубоких знаниях, несравненной отданности научному делу и преданности истине. Е. И. Ловягин отошел в вечность уже тогда, когда день его жизни совсем склонился к вечеру, отошел как «патриарх» академической семьи; окруженный тем почтением, которое всегда вызывает просвещенный и благородный старец, с честию выполнивший труд своей жизни, указанный ему Всевышним.

Е. И. Ловягин был сын протоиерея, ректора тверского духовнаго училища, впоследствии протоиерея тверского кафедральнаго собора, магистра II курса С.-Петербургской Духовной Академии, Иоанна Яковлевича Ловягина; родился 10 декабря 1822 года. Е. И. Ловягин еще в низшей школе выделялся из сверстников своими познаниями. Есть сведения, что ученик Л., начиная с училища, шел всегда одним из первых или первым среди своих товарищей, хотя между последними были люди с большими дарованиями. По воспоминаниям, занесенным в «Историю тверской семинарии» г. Колосова, когда на приемном экзамене в семинарии были вызваны вторые ученики из всех училищ епархии, то оказалось, что второй ученик тверского училища Е. Л. «из всех предметов знал все отлично. Другие ученики были то по одному, то по другому предмету слабее; у Л. не было этого. Он был равно хорош во всем. Оказалось, что из вторых учеников Л. был лучше всех», как из первых выделялся тверской ученик, замечательно даровитый, А. Бухарев (впоследствии профессор архимандрит Феодор), а из третьих – также тверяк В. Владиславлев (впоследствии магистр московской академии и протоиерей). По принятии в семинарию Л. был зачислен вторым учеником в первое из трех отделений низшаго класса, первым же учеником был Бухарев; потом он опередил Бухарева и занял в списках первое место. В тверской семинарии Е. И. обучался с 1837 по 1843 год наукам богословским, философским, словесным, историческим, физико-математическим, и языкам: еврейскому, греческому, латинскому, немецкому и французскому.

В 1843 году студент семинарии Л. поступил в С.-Петербургскую Дух. Академию, в состав ея XVII курса. Если успехи студентов измерять и определять местами, которыя занимают они в разрядных списках, и получаемыми от наставников аттестациями, то нужно будет сказать, что студент Л., с первых лет студенчества заметно выделявшийся из числа сотоварищей, делал в академии успехи большие. В течении двух последних учебных годов, состоя в так наз. высшем отделении академии, он в списках преподавателей отдельных наук обыкновенно занимал места 1-е или 2-е, реже 3-е или 5-е, и очень редко низшия места, но никогда, кажется, не занимал в списках места ниже 10-го; словесныя и цифровыя (балловыя) аттестации его успехов всегда, кажется, были высшия. На так наз. внутреннем испытании студентов в декабре 1845 года Л. назван первым в числе студентов высшаго отделения, оказавших особые успехи; он выделился успехами по 11-ти предметам, наибольшему количеству предметов сравнительно с его товарищами по курсу. Отличившимся студентам определено было объявить одобрение в присутствии Правления и вписать имена их в «книгу успехов». На публичном испытании в июне 1846 г. Л. и некоторые другие студенты «отличились во всех предметах»; Л. в числе этих студентов назван первым. В списке студентов высшаго отделения, составленном после внутренних испытаний в декабре 1846 г., студент Л. поставлен первым. То же место занял он и при окончании академическаго курса. Между тем XVII курс не был беден весьма способными людьми. В составе его 55-ти человек были: М. А. Голубев, весьма памятный для Академии ея профессор; иеромонах Кирилл Наумов, позже епископ и доктор богословия; П. О. Никитский, впоследствии заслуженный протоиерей в Петербурге и почетный член родной Академии; иеромонах Леонтий Лебединский, умерший в сане митрополита московскаго; П. E. Колосовский, бывший баккалавром; В. В. Гречулевич, в монашестве Виталий, скончавшийся в епископском сане, известный основатель журнала «Странник» и духовный писатель; B. F. Никитин, впоследствии видный столичный протоиерей, и другие почтенные магистры и кандидаты.

По окончании курса исправлявший сначала (с 16 сентября 1847 года) должность помощника инспектора Академии, Е. И. Ловягин вскоре затем, одновременно с M. A. Голубевым и о. Кириллом Наумовым, назначен был баккалавром в родную Академию на вакансию по классу греческаго языка, именно с 31 октября 1847 г. В 1849 г., 22 марта, был утвержден в степени магистра за сочинение: «О заслугах св. Афанасия Великаго для Церкви в борьбе с арианством». Читавший сочинение, по поручению Св. Синода, архиепископ харьковский, впоследствии херсонский, Иннокентий, в небольшом общем отзыве о всех разсмотренных им диссертациях высказал, что «достоинство каждаго из сочинений, указанное членами Конференции, их разсматривавшими, не подлежит сомнению» и что «посему сочинители сих разсуждений имеют достаточное право на те ученыя степени, кои предназначены им Конференциею». В синодальном определении от 17 мая 1848 / 22 марта 1849 года об утверждении воспитанников Академии, в том числе Л-на, в ученых степенях, было изложено и дозволение Синода – «признанныя лучшими сочинения напечатать на счет академических сумм», под условием, впрочем, предварительнаго новаго внимательнаго пересмотра сочинений акад. Конференциею и пропуска цензурою. Дальнейшее внешнее движение Л. По учебной службе представляется в следующих главных чертах. В 1853 году, с 31 сентября (или – октября?) был он переведен на класс математики, которую, после назначения баккалавра математики И. Л. Янышева на вакансию священника православной церкви в Висбадене, было ему поручено преподавать в низшем отделении Академии временно с разрешения с.-петерб. митрополита от 20 февр. 1852 года; 23 ноября 1853 года, за усердное прохождение наставнической должности, был удостоен звания экстраординарнаго профессора. В апреле 1857 года возведен был, вместе с M. A. Голубевым, в звание ординарнаго профессора, на одну из двух, вновь учрежденых в Академии, по Высочайшему повелению, ординатур, согласно представлению ректора Академии епископа Макария, который указывал на обширность познаний и долговременную отлично усердную и полезную службу проф. Л., и ходатайству Академическаго Правления. По крайней ограниченности тогдашняго содержания академических наставников, Е. И. Л. принужден был занимать, одинаково с прочими сослуживцами, еще другия академическия должности. В ноябре 1847 г., он был определен на должность помощника секретаря Академическаго Правления; 23 августа 1853 года был определен на должность секретаря Академической Конференции и Внешняго Академическаго Правления, которую пред тем исправлял по должности помощника секретаря. В мае 1863 года, согласно желанию, был перемещен на должность секретаря с.-петербургскаго комитета духовной цензуры, которую оставил уже в 1893-м году. На последней должности, по имеющимся частным сведениям, он временами негласно исполнял и обязанности некоторых цензоров, оффициально называясь лишь секретарем цензурнаго комитета. Кроме того, Л. нес другия обязанности: с 30 ноября 1855 г. по 15 мая 1862 г. состоял делопроизводителем комитета, учрежденнаго при Академии для издания дух.-нрав. книг, назначаемых для чтения простому народу. 17 января 1868 года был назначен делопроизводителем временнаго комитета по преобразованию Дух. Академий, с правом голоса.

С введением академическаго устава 1869 года, которым кафедры физико-математических наук в дух. академиях были упразднены, Л. занял должность профессора греческаго языка и его словесности и вступил в исполнение обязанностей члена совета от церковно-практическаго отделения, согласно избранию на эту должность. В 1872 г. Советом Академии удостоен степени доктора богословия за диссертацию: «Об отношении писателей классических к библейским», на основании оффициальнаго отзыва богословскаго отделения Академии о диссертации (напеч. в Журнал. Совета за 1872 г., стр. 223–226), после защиты на диспуте 5 ноября 1872 г., и 13 ноября утвержден в степени Св. Синодом. В 1873 году был избран на должность помощника ректора по церковно-практическому отделению, которую проходил до введения устава 1884 года, ее уничтожившаго. Еще при действии устава 1869 г. состоял членом Академическаго Правления, в каковой должности был утвержден и по введении устава 1884 года. Последнюю должность Е. И. занимал до совершеннаго оставления службы при Академии в самом конце 1894 года. Не один раз временно исполнял обязанности инспектора Академии и неоднократно исправлял должность ректора (в вакационное время 1874 и 1875 г., с 1 мая по 8 ноября 1883 г., летом 1889 г. и осенью 1893 г.). По поручению совета производил в 1879 году ревизию печатных книг академической библиотеки с 1873 до 1879 г. и в разные годы исполнял другия поручения Совета: разсматривал сочинения, представлявшияся на ученыя степени и на премии, и проч.

Занятия Е. И. Ловягина в положении академическаго наставника были разнообразны. С начала своей преподавательской службы, именно с 1847–1848 учеб. года, он, как было уже упомянуто, в звании баккалавра, преподавал греческий язык. Как видно из сохранившихся конспектов занятий студентов высшаго и низшаго отделений Академии по классу баккалавра Л., занятия эти состояли в переводе, с филологическим разбором, «Катихизиса» Григория Нисскаго, Изложения веры Григория Чудотворца, различных слов Иоанна Златоуста, Григория Богослова, Василия Великаго, Кирилла Иерусалимскаго, Афанасия Великаго, Григория Нисскаго, бесед Макария Египетскаго, соч. Климента Александрийскаго «Наставник», отрывков Оригеновых книг против Цельса, отрывков из книги Иринея о ересях, Апологии Иустина, стихотворений Григория Богослова, диалогов Платона, Ксенофонтовых «Достопамятностей», отрывков из истории Геродота, Плутарховых «Изречений царей и полководцев». При чтении стихотворений излагались правила греческой просодии, а при чтении сочинений, писанных на различных греческих диалектах, объяснялись свойства и особенности диалектов. По переходе на класс математики, баккалавр Л., как видно из его собственноручных конспектов предметов, преподанных студентам, в разные учебные годы и полугодия излагал студентам разные отделы алгебры и геометрии. В архиве Св. Синода сохранилась, подписанная Е. И-м, обширная литографированная «Программа для преподавания алгебры», на которой сделана пометка: «Ректор Макарий, Е. В.», и «Прямолинейная тригонометрия» (на 9 листках), с подписью переписчика-студента: «Иван Осинин» (XXII курса, 1853–1857). Этими данными определяется, хотя только приблизительно, время, к которому относятся указанныя литографированныя издания. В 1865–1866 учебном году, состоя профессором математики в низшем отделении Академии, Л. преподавал также и греческий язык в высшем ея отделении. Были переводимы разговоры Платона «Евтифрон» и «Критон» и стихотворения Григория Богослова, прочитано о различных родах греческих стихотворений, о правилах просодии и составе стихов, сообщены сведения о различии Еразмова чтения от Рейхлинова и представлены соображения о преимуществе последняго пред первым.

После введения устава 1869 года, преподавательския занятия Л. всецело и уже окончательно сосредоточились на греческом языке и его литературе. Е. И. разсматривал в своих лекциях отдельныя стороны в сложном предмете кафедры. В разные годы он читал ο производстве греческих слов из корней, о значении суффиксов, о происхождении, характере и особенностях греческих диалектов (об ионическом диалекте им были даны и записки для литографирования студентами); излагал морфологию греческаго языка, сообщал руководящия указания относителыю греческой синонимики и проч.; разсматривал состав греч. стихов; излагал, в принятом им порядке (по родам литературнаго творчества), отделы из истории греч. литературы, совокупность которых, в течении ряда лет, составляла полный курс ея; на лекциях по истории литературы читались и разбирались и замечательные отрывки из памятников; временами предлагались также лекции по некоторым отделам греч. древностей. При классном систематическом чтении древних памятников Е. И. обычно занимался со студентами переводом и изъяснением диалогов Платона, отрывков из истории Геродота, речей Димосфена и Исократа, «Ἔργα καὶ ἡμέραι» Гезиода, Илиады и Одиссеи Гомера, при чем стихи одно время перелагались в аттическую прозу. Временами студентам задаваемы были разборы рапсодий с письменным изложением их содержания прозою. При действии устава 1869 года занимался со студентами IV курса обозрением учебников и пособий для изучения и преподавания греч. языка и авторами, назначенными для чтения в семинариях, назначал – для упражнения студентов – разборы сочинений, читавшихся в семинариях; тем же студентам одно время читал ο происхождении новогреческаго языка и его особенностях сравнительно с древним греч. языком. В разные годы Е. И. имел неодинаковое количество недельных лекций: 3, 4, 5, 6 и даже 7.

После ревизии Академии в 1875 году архиепископом литовским Макарием, профессор Л. принимал деятельнейшее участие в обсуждении способов для усиления студенческих занятий древними языками. В декабре 1875 года профессором Ловягиным, вместе с э.-орд. проф. Глориантовым. а также и другими членами церковно-практическаго отделения Академии, предположены были, для усиления изучения студентами классических языков в Академии, следующия меры: 1) производить испытания семинарских воспитанников на приемных экзаменах изустно и письменио по обоим классическим языкам; 2) установить, кроме классных, обязательныя для студентов домашния занятия по древним языкам, именно назначать студентам I и II курсов письменныя упражнения, а студентам III курса назначать. для самостоятельнаго изучения, отделы из древних авторов, с обязательством отдавать в этих своих работах отчет в присутствии товарищей или отдельно пред профессором; студентам IV курса, готовившимся к преподаванию древних языков в семинариях, излагать в системе греческия и римския древности, с которыми в предшествовавших курсах они могли знакомиться только отрывочно. В виду предстоявшаго увеличения обязанностей и трудов преподавателей, отделение признало необходимым иметь при штатных профессорах приват-доцентов по древним языкам. Некоторыя из этих мер, согласно определению Совета, были немедленно приведены в исполнение; о необходимости же учреждения приват-доцентур по древним языкам было сделано представление Св. Синоду, при чем, в виду того, что из ассигнованной на содержание всех приват-доцентов Академии суммы оставались свободными, за текущими выдачами, только восемь рублей, и вообще в виду недостатка штатной приват-доцентской суммы, возбуждено было ходатайство о разрешении производить вознаграждение приват-доцентам по древним языкам из штатной же (остаточной) суммы, ассигнованной на содержание лиц управления и учащих в Академии. Центральное управление духовнаго ведомства, в ответ на это ходатайство, нашло лишь возможным увеличить общую приват-доцентскую сумму на 400 руб. в год. В начале 1877–1878 учебнаго года проф. Л. входил в состав комиссии по вопросу об обязательном для всех студентов Академии изучении обоих древних языков. Коммиссия нашла и в октябре доложила Совету, что, в случае введения обязательнаго изучения обоих классических языков студентами Академии, необходимо будет назначить вновь такое же число уроков, какое назначалось дотоле для обоих языков вместе, именно не менее шести уроков в неделю сверх практических занятий, что такое изучение было бы желательно, в виду обстоятельств дела, ввести не ранее 1878–1879 учеб. года, начав его с 1 курса и продолжая в следующих, так чтобы с 1878–1879 уч. года изучение обоих языков было обязательно только для студентов 1 курса, с 1879–1880 года – для студентов двух первых курсов и т. д., и что желательно изучение латинскаго языка и в двух старших классах семинарии. Одобрив эти и некоторыя другия предположения комиссии, а равно и мнение одного из ея членов ο желательности распространить обязательность изучения обоих классических языков и на студентов IV курса, Совет ο своем постановлении сообщил учебному комитету при Св. Синоде, согласно его просьбе. Изложенныя предположения были приняты учебным комитетом и, затем, синодальным указом от 21 апреля 1878 г. сообщены Совету с.-петербургской, как и других академий, к руководству и исполнению. Хотя в центральном управлении и не было найдено нужным произвести в организации академических занятий древними языками более существенных изменений, в роде, например, указанных в особом мнении трех членов Совета, которыя могли бы вернее привести к усилению языкознания в Академии, тем не менее и указанныя меры, намеченныя при ближайшем участии профессора Л., могли принести свою долю пользы в этом направлении. С течением времени получило некоторое движение и другое предположение, настойчиво защищавшееся профессором Л., об ассигновании необходимой суммы на содержание двух приват-доцентов по древним языкам. В мае 1878 года к 400 р., отпускавшимся на этот предмет, было добавлено еще 800 р. в год (конечно, с вычетом 2% на пенсии) из духовно-учебнаго капитала. Новый порядок академических занятий древними языками был вводим с начала 1878–1879 учебнаго года, в заранее намеченной последовательности; в 1883–1884 учебном году в первых трех курсах было уже 12 недельных уроков по обоим древним языкам. Но со введением устава 1884 года студенты опять стали обязательно изучать лишь один из древних языков, о чем профессор Л., как и преподаватель латинскаго языка, мог только сожалеть; было уменьшено и количество учебных часов по древним языкам. Подготовление преподавателей древних языков для средних духовных школ из студентов Академии, при совершенно новой, к тому же, организации студенческих занятий по новому уставу в IV курсе, стала еще затруднительнее. Такой опытный преподователь, каким был Е. И. Ловягин, должен был чувствовать это сильно.

В некоторой связи с занятиями проф. Л. по должности наставника Академии находилось исполнение им некоторых поручений начальства. В 1858 г., 31 июля, в исполнение определения Св. Синода о переводе книг Св. Писания на русский язык, он вошел в состав образованнаго при С.-Петерб. д. Академии комитета для перевода евангелия от Матфея. В 1863 г., вместе с М. А. Голубевым и И. Е. Троицким, разсматривал, по поручению Академическаго Правления, вследствие определения Св. Синода, текст изданной Тишендорфом синайской рукописи Библии. Входил в состав комитета по переводу книг Ветхаго Завета, и, по поручению спб. митрополита, перевел с греч. языка книгу Товит и греческия места из книги Есфирь, в виде подготовительнаго труда к изданию Св. Синодом русскаго перевода книг Ветхаго Завета. В 1874 г. перевел с греческаго на русский язык Маккавейския книги, опять в виде приготовительнаго труда к синодальному изданию русскаго перевода свящ. книг. Кроме того, в течении многих лет, с самаго начала своей службы в Академии, переводил, по поручению духовных властей, для Св. Синода, с.-петербургскаго митрополита, синодальнаго обер-прокурора и центральных учреждений духовнаго ведомства, притом иногда в весьма краткий срок, согласно требованиям, весьма многие и иногда обширные документы (грамоты, письма, денежныя росписки и другия бумаги патриархов александрийскаго, антиохийскаго, иерусалимскаго и константинопольскаго и других греческих иерархов на имя Государя Императора, Св. Синода, первенствующаго в Синоде митрополита с.-петербургскаго и синодальнаго обер-прокурора, и документы, бумаги и письма греческих архимандритов и других духовных лиц, как и мирян, присылавшиеся в Св. Синод или его обер-прокурору) с греческаго языка на русский, подобно тому, как некоторыя другия деловыя бумаги переводили с греческаго языка на русский, по таким же поручениям, проф. Карпов, баккалавры Лобовиков и Вознесенский, а позже и И. Е. Троицкий, деловыя же бумаги с иных иностранных языков переводили, для центральнаго управления духовнаго ведомства другие наставники и служащия в Академии лица и в прежнее и в более новое время. В 1878 году Е. И. Ловягин, по поручению начальства, перевел с греческаго языка на русский целый обширный трактат митрополита анхиальскаго Василия, написанный в Халки в октябре 1874 г., о том, «дозволяют ли и как дозволяют священные каноны принимать священника, рукоположеннаго низложенным и схизматическим епископом». Е. И. Ловягин был одним из самых деятельных членов той – можно сказать – постоянной переводческой коммиссии, которою служила в течении длиннаго ряда лет академическая корпорация для высших сановников и учреждений духовнаго ведомства, и служила в огромном большинстве случаев совершенно безвозмездно.

В качестве профессора математики Л. принимал из книгохранилища духовно-учебнаго управления геодезические инструменты, заготовленные для Академии, именно: полную математическую готовальню, астролябию и мензулу с железными кольями и цепью, после того, как он признал эти приборы устроенными исправно и соответственно назначению и годными к употреблению. Составлял, вместе с баккалавром физики Глориантовым, списки инструментов, необходимых для надлежащаго устройства физико-математических кабинетов в некоторых семинариях. По поручению внутренняго академическаго правления, вследствие просьб духовно-учебнаго управлепия при Св. Синоде, свидетельствовал, вместе с баккалавром Глориантовым, физико-математические инструменты, заготовленные для некоторых семинарий, и даже следил, согласно тому же поручению, за надлежащею укупоркою этих инструментов, подобно тому, как подобныя же поручения приходилось раньше исполнять профессору B. H. Карпову и другим академическим наставникам, а множество других разнообразнейших поручений исполнялось для центральнаго чиновнаго начальства другими академическими наставниками. Разсматривал, по особым поручениям, некоторыя книги по математике и давал ο них отзывы, как это делал раньше профессор физико-математических наук в Академии Д. И. Ростиславов. После вводения в семинариях устава 1867 г., по поручению обер-прокурора Св. Синода, составил программы по преподаванию в семинариях алгебры, геометрии, тригонометрии и пасхалии. Программы были напечатаны и в 1870 году разосланы по семинариям для руководства.

Прослужив Церкви и отечественному просвещению, в положении наставника Академии, свыше 47 лет, Е. И. Ловягин, 3 декабря 1894 года, обратился в Совет Академии с просьбою об увольнении его от должности профессора с 1 января 1895 года. При увольнении от службы, объявленном синодальным указом от 9 янв. 1895 г., Е. И. состоял в чине тайнаго советника и имел, кроме орденских знаков низших степеней, знаки орденов Станислава 1-й степени, св. Анны 1-й степ. и св. Владимира 2-й степени и знак отличия безпорочной службы за 40 лет.

Предметы печатных работ Е. И. находились, естественно, в некоторой связи с его преподавательскими занятиями, как об этом можно отчасти судить и на основании хронологических сопоставлений. Эти работы предпринимались им частию по собственному почину, частию по обязанностям собственно академической службы, частию по поручениям высшей церковной власти. На основании имеющихся сведений, приводим в хронологическом порядке перечень редакционных и переводческих трудов, журнальных статей и отдельных изданий Е. И-ча, без уверенности, впрочем, в совершенной полноте и точности списка. Этой уверенности не может быть отчасти и потому, что некоторые труды Е. И-ча появились без подписи, или же подписаны только инициалами, иногда к тому же, повидимому, измененными.

«О заслугах св. Афанасия Великаго для Церкви в борьбе с арианством». (Магистерская диссертация). Спб. 1850.

«Акты о признании Еллинской Церкви самостоятельною». (Переводный труд – в «Христ. Чтении». 1851, ч. II, стр. 48 слл.)·

«Вечернее богослужение в день Пятидесятницы» («Христ. Чтение», 1853, I, 523).

«Св. Захария, отец Иоанна Предтечи и Крестителя Господня» («Хр. Чт.» 1854, II, 188).

«Камень соблазна» Илии Минятия, в переводе с новогреческаго (Спб., 1854).

«Не пецытеся на утрей» («Хр. Чт.» 1856, II, 261).

«Богослужебные каноны» на греческом, славянском и русском языках, изд. 1-е в 1855–1856 гг., изд. 2-е в 1861 г., изд. 3-е в 1875 г. Этот труд в первом его издании был удостоен 17 апреля 1857 года почетнаго отзыва от Императорской Академии Наук.

Заведывание, с 1856 года по 1865 год, редакцией, т. е. пересмотром и исправлением перевода бесед св. Иоанна Златоуста, а немного позже переводом некоторых творений Феодора Студита.

«Разбор суждений новейших естествоиспытателей о земном шаре, сравнительно с учением Слова Божия о видимом мире» («Хр. Чт.» 1859, II, 59. 157 и отдельно – Спб. 1859).

«Христианин – хозяин» («Дух. Беседа», 1859, № 47).

«О предположениях новейших геологов, несогласных с Свящ. Писанием» («Странник», 1860, т. II, 334 слл.).

«Обязанность каждаго православнаго христианина хранить свое православие» («Дух. Беседа», 1861, № 10).

«Иисус Христос, предсказывающий собственное воскресение» («Дух. Беседа», 1861, № 16).

«Слово в день Рождества Христова» («Хр. Чт.», 1861, II, отд. 1, 121).

«Чудесныя солнечныя явления при Иисусе Навине и пророке Исаии» («Странник», 1861).

«Богослужебные каноны» на славянском и русском языках (Спб., 1861).

«Разбор суждений новейших естествоиспытателей о Ноевом потопе, сравнительно с учением Слова Божия об этом предмете» («Хр. Чт.», 1861, II, отд. 2, 297 слл.; 1862, I, 589 слл.; 751 слл.; II, 19).

«Важность библейскаго сказания о сотворении видимаго мира». («Странник», 1863).

«Григорий Иванович Мансветов, обер-священник» («Странник» 1863).

«Состояние церковных дел в греческом королевстве» («Христ. Чт.», 1863, II. 125).

Участие в переводе книг Св. Писания (см. выше).

«Судьба православной Церкви на Ионийских островах» («Хр. Чт.», 1864, I, 102).

«Родословие Господа нашего Иисуса Христа» («Хр. Чт.», 1864, III, 349).

«Физическое происхождение и библейское значение радуги» («Странник». 1865, т. IV, стр. 16 слл.).

«Безполезныя забавы» («Дух. Беседа», 1865, № 35).

«Слово при погребении архиепископа кефалонскаго Агафангела» (перевод, 1865).

«Патриарха Фотия – Тайноводственное слово о Святом Духе» («Духовная Беседа», 1866, № 20 и слл.).

«Храм.св. Софии в Константипополе» («Духовная Беседа», 1867, № 26 слл.).

«Знают ли святые на небе о наших нуждах на земле?» («Хр. Чт.» 1867, I, 41).

«Событие воскресения Иисуса Христа». Из апологетических бесед Ю. Шикоппа («Хр. Чт.», 1869, I, 527).

«Апологетическия беседы о лице Иисуса Христа», соч. Юл. Шикоппа, пер. с нем., напеч. и изд. в 1870 году между сочинениями под общим заглавием: «Материализм, наука и христианство».

Участие в переводе с немецкаго языка сочинения румынскаго митрополита Андрея Шагуны – «Краткое изложение каноническаго права», которое печаталось в «Хр. Чт.» с 1870 г.

«Об отношении писателей классических к библейским по воззрению христианских апологетов» (Докт. дисс. Спб., 1872).

«Обзор новейшей апологетической литературы на западе» («Прав. Обозрение», 1874 и 1875).

Перевод «Греческой литургии св. апостола Иакова», с предисловием и примечаниями к тексту перевода – в 1-м выпуске «Собрания древних литургий восточных и западных в переводе на русский язык, изд. при «Христ. Чт.» (С.-Петербург, 1874 слл.), стр. 139–198. Перевод и редакция переводов греческих литургий, вошедших во 2-й выпуск названнаго «Собрания», и деятельнейшее участие в составлении 3-го выпуска. Перевод и редакция переводов литургий, помещенных в 4 и 5 выпусках, вместе с предисловиями к переводам и примечаниями, напеч. при «Хр. Чт.» за 1877 и 1878 г.1.

«Константин фон-Тишендорф и ученые труды его». Некролог. («Хр. Чт.», 1875, I, 77).

Перевод с немецкаго языка на русский 1-го тома «Апологетики» Эбрарда, напечат. между сочинениями под общим заглавием: «Материализм, наука и христианство».

«О форме греческих церковных песнопений», актовая речь, произнесенная в годичном собрании Академии в 1876 году («Хр. Чт.», 1876, I, 434, и отдельно в брошюре: «Годичный акт в спб. д. академии в 1876 г.»).

Перевод «Кондака и икосов препод. Романа Сладкопевца в честь св. апостолов» («Христ. Чт.», 1876. II, 208).

Редактирование полнаго собрания творений св. Мефодия, епископа Патарскаго, отца церкви III века, переведенных с греч. языка и изданных отдельною книгою (С.-Петерб., 1877; изд. 2-е 1905 г.).

«Лингвистическия основания различия человеческих языков». Актовая речь. («Хр. Чт.» 1879, I, 459, и отдельно в брошюре: «Годичный акт в Спб. д. академии в 1879 г.», Спб. 1879).

Заметка об издании: Гаммонд К. В. – Древния литургии; сборник текстов как оригинальных, как и переводных более важных литургий Церкви, из разных источников, с введением, примечаниями и литургическим словарем. Оксфорд, 1878 («Хр. Чт.», 1880, 1, 215).

«Новая греческая газета – Ἀλήθεια («Церк. Вестн.», 1880, № 43).

«Правила и практика церкви относительно присоединения к православию неправославных христиан А. Серафимова (отзыв в «Церк. Вестн.», 1881, №51–52).

«Акты о признании сербской церкви самостоятельною: 1) Соборное определение о православной церкви в Сербии. 2) Окружное послание к самостоятельным православным Христовым церквам («Хр. Чт.», 1882, I, 849).

«Две беседы патриарха Фотия по случаю нашествия Россов на Константинополь». Перевод («Хр. Чт.», 1882, II, 414).

«Библия в картинах знаменитых мастеров», изд. Суворина (Отз. в «Церкч Вестн.», 1882, № 29).

«О латинском культе Сердца Иисусова». Прот. А. Лебедева (Отз. в «Церк. Вестн.», 1882, № 40).

«Напоминания духовным воспитанникам» А. Мемнона (Отз. в «Церк. Вестн.», 1882, № 45).

«Русский проповедник XVII века и несколько статей из его соч. «Статир», изд. прот. Яхонтова (Отз. в «Церк. Вестн.», 1883, № 50).

«Права и обязанности пресвитеров» – Забелина (Отз. в «Церк. Вестн.», 1884, № 22).

«Избранныя места из греческих писаний св. отцев Церкви до IX века», с предпосланными историко-литературными сведениями об этих отцах и с примечаниями к тексту, – в двух частях. Спб. 1884–1885. Эти учебныя книги были составдены по предложению высшаго духовно-училищнаго начальства и изданы по определению Св. Синода для употребления в духовно-учебных заведениях. Названная христоматия в январе 1886 г. была удостоена Св. Синодом половинной премии (500 р.) митрополита Макария.

«Таврическая епархия» – преосвящ. Гермогена (Библиогр. заметка в «Церк. Вестн.», 1887, № 34), и друг.

Редактирование в 1894 году 1-го тома полнаго собрания творений св. Иоанна Златоуста для издания, предпринятаго С.-Петербургской Духовной Академией.

После увольнения от академической службы Е. И. Л-н жил вне круга привычных ему доселе дел и интересов. Было, правда, известно, например, что он получил приглашение участвовать в трудах коммиссии по пересмотру перевода богослужебных книг; но деятельнаго участия в ея занятиях, вследствие почти полной потери зрения и слуха и крайняго упадка сил, кажется, не принимал. Жил несколько в стороне и от Академии, хотя отчуждения от Академии в нем никогда заметно не было. Напротив, при каждой встрече, особенно в первые годы после оставления службы, с своими бывшими учениками и сослуживцами по Академии, он с интересом (притом интересом действительным, а не показным) осведомлялся о всех крупных событиях в академической жизни. Христианский долг исповеди и приобщения Св. Таин на Страстной неделе ежегодно старался исполнить не в иной, а именно в академической церкви, вместе со всею преподавательскою корпорациею, и этим как бы закреплял свою неразрывную связь с Академиею. В более ранние годы, когда Е. И. владел еще не умаленными от времени силами, эта связь выражалась, конечно, рельефнее и сильнее. Об Е. И. прежних лет можно было с полным правом сказать то, что выразила Академия в одном из своих годичных отчетов ο другом своем ветеране, старшем сослуживце Е. И-ча, умершем уже более 20 лет назад: «Это был среди нас самый сведущий и верный хранитель академических преданий, которыми он с нами всегда делился с величайшею готовностию и внимательностию к нашим мнениям, и даже в отставке, когда только мог, бывал среди нас, жил нашею жизнию и нас вводил в историческую жизнь нашей Академии».

В пятницу Страстной седмицы 1909 г. престарелый профессор скончался. Об его кончине и погребении см. «Церк. Вестн.» 1909, 15, 451. Над его гробом один из старейших его учеников и сослуживцев, проф. H. B. Покровский, сказал трогательную речь, а пишущий эти строки посвятил памяти покойнаго в еженедельном академическом журнале некролог («Ц. В.» 1909, 15, 452–455).

Материал для предшествующаго сжатаго очерка взят из бумаг архива Академии, из имеющихся в печати журналов Академическаго Совета, годичных отчетов и других изданий Академии, также из документов синодальнаго архива; некоторыя фактическия и библиографическия указания, за неимением у составителя очерка под руками соответствующих архивных материалов, взяты из известных изданий И. А. Чистовича и А. С. Родосскаго, книги В. И. Колосова: «История тверской дух. Семинарии» (Тверь, 1889) и из «Автобиографических записок» покойнаго протоиерея тверской Владимирской церкви B. F. Владиславлева, помещенных в «Тверск. Епарх. Вед.» за 1906 г. После смерти Е. И. Л-на, сын его, товарищ председателя ломжинскаго окружного суда И. Е. Ловягин, доставил автору настоящаго очерка копию краткой автобиографии покойнаго (к сожалению, не проверенную), назначенной, как говорил сам почивший, для «Православной Богословской Энциклопедии». Отсюда также брались некоторыя указания, если они, после проверки, оказывались правильными.

Подлинной, собственноручной автобиографии почившаго профессора составителю очерка разыскать оказалось невозможным.

* * *

1

Степень участия проф. Л. в издании русскаго перевода литургий не всегда может быть определена с точностью. В копии его автобиографии говорится глухо о «редакции и переводе нескольких древних литургий восточных и западных с предисловиями и примечаниями. «Хр. Чт.», 1874–1878 гг.».


Источник: А. Садов. Профессор Евграф Иванович Ловягин († 27 марта 1909 г.). // Журнал «Христiанское чтение, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академии". - СПб.: Типография М Меркушева. - 1910 г. - Часть II. - С. 1147-1162.

Вам может быть интересно:

1. Профессор Никандр Иванович Глориантов профессор Александр Иванович Садов

2. Труды и дни архиепископа Димитрия (Самбикина) архимандрит Иннокентий (Просвирнин)

3. Профессор Николай Никанорович Глубоковский профессор Алексей Иванович Сидоров

4. Сочинение Факунда, епископа Гермианского. В защиту трех глав профессор Александр Павлович Доброклонский

5. Памятники духовной литературы времен великого князя Ярослава I протоиерей Александр Горский

6. Недавно открытый апокрифический памятник «Песни Соломона» и попытка А. Harnaсk’а привлечь его к вопросу о происхождении четвертого канонического Евангелия профессор Сергей Михайлович Зарин

7. Греческий рукописный евангелистарий из собрания проф И. Е. Троицкого профессор Николай Никанорович Глубоковский

8. Николай, Мефонский епископ XII века, и его сочинения епископ Арсений (Иващенко)

9. Описание Евангелия, писанного на пергамине в Новгороде для Юрьевского монастыря в 1118-1128 годах архимандрит Амфилохий (Сергиевский-Казанцев)

10. К характеристике ученой деятельности профессора В.В. Болотова как церковного историка профессор Александр Иванович Бриллиантов

Комментарии для сайта Cackle