профессор Александр Иванович Сагарда

Святой Поликарп Смирнский

Содержание

1. Жизнь и пастырская деятельность св. Поликарпа. 2. Мученичество св. Поликарпа. 3. Послание св. Поликарпа к Филиппийцам.  

 

Святой Тайновидец слышал голос «Первого и Последняго, Который был мертв и, се, жив», говорящий – «И Ангелу Смирнской церкви напиши: знаю твои дела, и скорбь, и нищету (впрочем ты богат), и злословие от тех, которые говорят о себе, что они иудеи, а они не таковы, но – сборище сатанинское. Не бойся ничего, чтó тебе надобно будет претерпеть. Вот диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (Апок. 2, 8–10). Эти слова как бы прямо сказаны относительно св. Поликарпа, ангела Смирнской церкви, «отца христиан», «учителя, идущого от апостолов», пастыря, пребывшого верным Господу до конца и мученическим подвигом увенчавшого свое служение Ему и верным.

 

1. Жизнь и пастырская деятельность св. Поликарпа.

О жизни и деятельности св. Поликарпа до нашего времени сохранилось немного исторических свидетельств. Наиболее ценным в данном случае могло бы быть свидетельство Иринея, епископа Лионского, непосредственного ученика св. Поликарпа, но, к сожалению, от соответствующих его творений до нас дошли только сравнительно небольшие отрывки, сохраненные любовной рукой первого историка церкви, Евсевие Кесарийского. Что же касается «Житие Поликарпа» (Vita Policarpi), составление которого ранее усвояли Пионию, пострадавшему в Смирне при императоре Декии (249–251 г.), то оно, как утверждают новейшие изследователи, написано только в IV веке и по своему характеру таково, что не может быть признано вполне достоверным памятником1.

Родился св. Поликарп, полагают, в 69 или 70 году по Р. X. О раннейших годах его жизни «житие Поликарпа» повествует так2.

В то время, как в Смирне епископом был св. Вукол, там жила благочестивая и богатая вдова, по имени Каллиста. Ангел Господень, явившись ей во сне, повелел ей взять к себе на воспитание сироту-отрока Поликарпа. Так как у Каллисты не было детей, то она с готовностью взяла отрока и воспитывала его в благочестии, как своего родного сына. Когда же он вырос, вдова передала ему ключи от всех своих хранилищ и поручила ему заведывание всем, что было у нея в доме. Каллисте необходимо было отлучиться на некоторое время из дома. В ея отсутствие к св. Поликарпу в массе стали стекаться вдовы, сироты и вообще убогие, и все получали: кто – хлеб, кто – вино, иные – елей и т. д., так что все хранилища приемной матери оскудели. Когда же Каллиста чрез некоторое время возвращалась домой, один из слуг поспешил ей навстречу и стал жаловаться, что отрок ея все расточил. Сильно опечаленная этой вестью, особенно же огорченная тем, что так безразсудно поступил от Бога дарованный ей отрок, вдова, возвратясь домой, тотчас же отправилась в хранилища и нашла там множество сокровищ. Св. Поликарп молил Господа: «Господи Боже, Ты, Отец возлюбленного Сына Твоего, наполнивший при пророке Твоем Илии сосуды вдовы Сарептской, услышь меня, чтобы во имя Христово здесь все оказалось наполненным», и Господь услышал молитву его. Вдова готова была наказать слугу за клевету, но св. Поликарп защитил его. Он сказал Каллисте: «Молю, не наказывай за меня другого, но лучше меня подвергни его наказанию, ибо он не солгал, но достоин похвалы за верность госпоже; я же не зло расточил имение, но на бедных, и Бог, Отец возлюбленного Иисуса Христа, и бедных, напитал и ангела своего послал восполнить все твое имущество, чтобы и ты, по своему обычаю, имела, что дать убогим». Услышав и увидев все это, Каллиста была крайне изумлена и с того времени еще более прилежала вере и добрым делам; святого же Поликарпа она любила как сына, удивляясь его добродетели. После смерти вдовы Поликарп остался наследником всех ея имений, и еще более преуспевал в вере во Христа и добром жительстве. Он роздал все нуждающимся, самого же себя день и ночь приносил Богу, как священную жертву всесожжения, упражняясь в чтении Божествевных писаний, живя в великом воздержании и непорочном девстве, служа нуждающимся. Епископ Вукол полюбил св. Поликарпа и рукоположил его сначала в сан диакона, а затем и пресвитера, при общем сочувствии всей Смирнской церкви. «Блажен и он, поистине удостоенный осенить своею рукою такую главу и благословить своим голосом такую душу».

Когда св. Поликарп вступил в клир Смирнской церкви – неизвестно. Как он проходил там служение в сане диакона и пресвитера, об этом в его житии говорится крайне общо. В сане диакона св. Поликарп так же выделялся среди своих современников и сослужителей, как Стефан во времена апостолов. Отличавшийся красноречием и украшенный добрыми делами, он мужественно изобличал еллинов, иудеев и еретиков. Часто увещевая и убеждая св. Поликарпа, Вукол с трудом мог склонить его к тому, чтобы он, будучи еще в сане диакона, в церкви поучал народ, истолковывая и изъясняя тайны (μυστήρια), которые от многих были сокрыты (ἁ τοῖς πολλοῖς ἦν ἀπόκρυφα)3.

Отрывок из послание Иринея Лионского к Флорину, сохраненный Евсевием Кесарийским в его «Церковной Истории»4, дополняет данные житие Поликарпа одним чрезычайно ценным и важным сообщением.

Отроком св. Ириней, вместе с Флорином, впоследствии впавшим в учение, «которого не предавали бывшие до нас пресвитеры, которые обращались с самими апостолами», слушал беседы и наставление св. Поликарпа. «Тогдашнее я помню тверже, чем недавнее, – пишет св. Ириней, – (ибо, что мы узнали в детстве, то укрепляется вместе с душою и укореняется в ней), так что я мог бы описать даже место, где сидел и разговаривал блаженнай Поликарп; могу указать все входы и исходы его, начертать образ его жизни и внешний вид, изложить его беседы к народу, как он разсказывал о своем обращении с Иоанном и прочими самовидцами Господа, как он припоминал их слова и пересказывал, что слышал от них о Господе, Его чудесах и учении. Так как он слышал все от самовидцев жизни Слова, то и разсказывал все согласно с Писанием. По Божией милости ко мне, я тогда еще внимательно слушал Поликарпа и записывал слова его не на бумаге, но в моем сердце, – и по милости Божией всегда сохраняю их в свежей памяти. Могу засвидетельствовать пред Богом, что если бы этот блаженный и апостольский старец (πρεσβύτερος) услышал что-нибудь подобное (заблуждению Флорина), то воскликнул бы и заградив свой слух, по привычке своей сказал бы: «Благий Боже, до какого времени Ты сохранил меня, что я должен перенести это»; Потом ушел бы из того места, где, сидя или стоя, слышал такие речи».

Итак, св. Поликарп в дни юности своей слушал Иоанна, несомненно, апостола Иоанна, и других самовидцев Господа и, следовательно, свои наставления, свои истолкование тайн Божественных, которые впоследствии преподавал верующим, он почерпнул из чистейшого источника – проповеди непосредственных и ближайших учеников Господа. Окруженный народом, беседуя с ним, св. Поликарп «всегда учил только тому, что узнал от апостолов, что передает церковь и что одно только истинно». Об этом, – пишет Ириней Лионский, – свидетельствуют все церкви асийския, равно как и те, которые были преемниками Поликарпу до настоящого времени5.

Далее житие св. Поликарпа повествует, что епископу Вуколу было предвозвещено Господом, что после его смерти епископский престол в Смирнской церкви должен занять пресвитер Поликарп, а не кто-либо другой. Чувствуя приближение смерти, Вукол, взяв руку Поликарпа и положив ее к себе на грудь, заповедал ему пасти словесное стадо и со словами: «Слава Тебе, Господи», скончался6.

Наставленный апостолами в вере Христовой, возвещавший пастве учение Господа, слышанное им от апостолов, св. Поликарп апостолами же, как свидетельствует Ириней Лионский7 и Евсевий Кесарийский8, был поставлен в епископа Смирнской церкви. По сообщению же Тертуллиана9 и блаженного Иеронима10, в сан епискона св. Поликарпа возвел апостол Иоанн.

Для характеристики деятельности св. Поликарпа, в качестве предстоятеля Смирнской церкви, мы располагаем немногими данными. Выразительный образ Поликарпа-епископа дает св. Игнатий Богоносец, которому Поликарп стал лично известен только со времени путешествие Игнатие на мученичество в Рим. В своем послании к Полакарпу св. Игнатий пишет: «Уважая твое благочестивое расположение, утвержденное как бы на камне, я преисполнен благодарности к Богу, что удостоился видеть непорочное лицо твое, которым бы всегда желал наслаждаться о Боге». Далее священномученик Игнатий так характеризует Поликарпа: св. Поликарп «знает волю Божию», «ничего не делает без нея», «готов на всякое доброе дело Божие», «ко всем имеет терпение в любви», «проявляет большое усердие к своей деятельности», – вообще является «богодостойным епископом». «Как кормчим нужны ветры, или обуреваемому – пристань, так настоящему времени, – писал Игнатий Богоносец св. Поликарпу, – нужен ты для того, чтобы достигнуть Бога». «Стой твердо как наковальня, по которой бьют. Великому борцу свойственно принимать удары и побеждать». Св. Поликарп принимал удары и побеждал, не ограничивая круг своей деятельности пределами только Смирнской церкви, но являясь, по выражению блаженного Иеронима; «вождем всей Асии». Св. Ириней свидетельствует, что св. Поликарп почти постоянно «писал послание то к целым церквам для их укрепления, то к некоторым братиям для их наставление и увещания»11. Максим Исповедник упоминает о послании Поликарпа к Афинской церкви12.

К сожалению, из всего написанного св. Поликарпом до нашего времени сохранилось только одно его послание к Филиппийцам.

Свою пастырско-учительную деятельность св. Поликарп не ограничивал пределами однех только асийских церквей, но простирал ее и до Рима. Известно, что при папе Аниките св. Поликарп путешествовал в Рим. Поводом к этому путешествию послужили, полагают, во-первых, сильное распространение лжеучений среди римских христиан, во-вторых, разногласие между малоазийскими, с одной стороны, и всеми церквами, с другой, по вопросу о времени празднование Пасхи.

«Он прибыл в Рим, – говорит св. Ириней, – при Аниките, многих обратил от еретиков к церкви Божией, возвещая, что он принял от апостолов одну только истину, которая предана церковью. И есть слышавшие от него, что Иоанн, ученик Господа, в Ефесе пришел в баню и, увидев в ней Керинфа, выбежал из бани не мывшись и сказал: «убежим, чтобы не упала баня, потому что в ней враг истины – Керинф». И сам Поликарп, при встрече с Маркионом, сказавшим ему: «знаешь ли меня», отвечал: «знаю первенца сатаны». Такую осторожность имели апостолы и их ученики, что даже в слове не имели общение с кем-либо из тех, которые искажали истину»13.

Сущность разногласий между малоазийскими, с одной стороны, и всеми остальными церквами, с другой, тех разногласий, из-за которых, между прочим, престарелый Поликарп, как полагают, предпринял путешествие в Рим, по мнению покойного профессора В. В. Болотова14, заключалась в следующем. «Разность касалась собственно аа) дня празднование пасхи. Малоазийские христиане разрешали пост и совершали пасху в 14 день первого весеннего лунного месяца (нисана, в день законный ветхозаветной пасхи), в какой бы день недели это 14-е число ни случилось. Все прочие церкви «по апостольскому преданию» разрешали пост и «совершали таинство воскресение Господня» исключительно в воскресный день. Но разность в обряде этим несомненно не исчерпывалась. бб) Предпасхальный пост в разных церквах имел различную продолжительность (42 часа, один день, два и более). вв) Можно предполагать различие и в самом тоне празднования. Христиане западные (равно как и другие не малоазийские) держали перед пасхою строгий пост (в пятницу и субботу), затем бдение (с субботы на воскресенье, vigiliae), с которым соединено было ожидание второго пришествие Христова, наконец (после полуночи) совершали праздник Воскресение Христова: торжество открывалось евхаристиею (даже и в позднейшие века в этот день приобщались все, имевшие «мир» с церковью, т. е. неотлученные). По известиям о «четыренадесятниках» (т. е. позднейших, но упорно консервативных представителях малоазийского обряда), малоазийские христиане 14 нисана держали строгий пост, а вечером того же дня совершали праздник пасхи и евхаристию. Этим одним днем их пасха и ограничивалась. Воспоминание страданий Христовых было преобладающим моментом в малоазийском празднике: πανηγυρίξουσι τοῦ πάθους τὴν μνήμην. Таким образом разность в тоне празднование определяется тем, что малоазийские христиане совершали в пасху «таинство страдания», τὴν τοῦ πάθους ἀνάμνησιν, христиане всех других церквей – «таинство воскресение Господня», τὸ τῆς ἀναστάσεως μυστήριον. Празднование всех церквей, кроме малоазийских, выдвигало исторический момент: ежегодно христиане повторяли в своем воспоминании в раздельности последние дни земной жизни Христа, переживали их с теми религиозными чувствованиями (скорби и радости), которые естественно вызывает Евангельская историе последней вечери, страданий, смерти и воскресение Господа. Высочайший пункт пасхи здесь был воскресение Христа, светлая радость христианина. – Евсевий (V, 23) характеристично называет малоазийскую пасху, τὴν τοῦ πάσχα σωτηρίου ἑορτήν, – спасительным праздником пасхи. Празднование там стояло на почве догматической. Это не было празднование одного момента евангельской истории; ветхозаветная пасха претворилась лишь в новозаветный праздник спасения, как цельного факта в совокупности моментов, его составляющих. Не установление евхаристии, не страдание и смерть, и не воскресение Христа в отдельности (последнее было никак не 14 нисана), а все эти событие в синтезе, как единый догматически понимаемый факт искупление чрез страдания, составляли предмет празднования. Это был праздник, следовательно радость спасения, но тон этой радости получался серьезно-торжественный».

Несмотря на такое разногласие церкви малоазийские и западная при Поликарпе сохраняли между собой мир. «Когда блаженный Поликарп при Аниките приходил в Рим, – разсказывает св. Ириней15, – то оба они и касательно других предметов немного спорили между собой, но тотчас согласились, а об этом вопросе и спорить не хотели, потому что Аникита не мог убедить Поликарпа не собюдать того, что он всегда соблюдал, живя с Иоанном, учеником Господа нашего, и обращаясь с другими апостолами; ибо Аникита говорил, что он обязан соблюдать обычаи предшествовавших ему пресвитеров (τῶν πρὸ αὐτοῦ πρεσβυτέρων), при всем том, они однакож находились во взаимном общении, так что Аникита, по уважению к Поликарпу, позволил ему совершать (в своей церкви) евхаристию; и оба они разстались в мире, равно как в мире со всею церковью находились и соблюдавшие тот обычай и не соблюдавшие».

2. Мученичество св. Поликарпа.

Папа Аникита епископский престол в Риме занимал с 154–155 года по 166–16716. Таким образом путешествие св. Поликарпа могло иметь место не ранее конца 154 или начала 155 года. Вскоре, по возвращении из Рима, св. Поликарп, в то время 86-летний старец, закончил свою многотрудную земную жизнь мученическою смертью. Время его мученической кончины ранее обычно относили к царствованию императора Марка Аврелия, именно к 166 году. Но в 1867 году вышло сочинение французского ученого Ваддингтона17, которое произвело переворот в решении этого вопроса: кончину св. Поликарпа стали относить к 155–156 году18. Если в 155–156 году, то, следовательно, при императоре Антонине Пии (10 июля 138 – 7 марта 161 г.). Сам Антонин Пий, благородный и просвещенный государь, отличавшийся кротостью и добротой, не издавал эдиктов, направленных против христиан, но при нем продолжал действовать рескрипт Траяна на имя Плиния, в котором император писал своему наместнику в Вифинии: «Разыскивать христиан не следует, но если их обвинят и уличат, то их должно казнить. Однако, тот, кто не признает себя христианином и докажет это самым делом, т. е. поклонившись нашим богам, тот получит прощение за раскаяние, хотя бы прошедшее его было подозрительно». По этому рескрипту христиане подлежали преследованию уже за «самое имя», nomen ipsum, т. е. за одну принадлежность к христианскому обществу. Требовался только обвинитель. Сами же представители государственной власти в силу указа Траяна не должны были обращать внимание на вопли черни, чтобы против христиан принимались меры строгости. Но иногда власть под влиянием криков толпы, не имея на-лицо обвинителей, сама принимала на себя инициативу преследование против того или иного христианина. Это было незаконно с точки зрение основоположений римского права, однако нередко имело место. Обвинительный процесс против св. Поликарпа и является живым примером именно такого незакономерного процесса. В Смирне были отданы зверям 12 христиан из Филадельфии. Один из них, Квинт, сам явившийся пред трибуналом, увидя зверей, испугался и отрекся от Христа. Но другой, Германик, мужеством своим поразил всех, но его геройская смерть только возбудила ярость толпы. Послышались крики: «Смерть безбожным! Найти Поликарпа!» И Поликарпа нашли. Это было в великую пятницу, а на другой день, в великую субботу, он мученически скончался.

О мученичестве св. Поликарпа и его праведной кончине у нас есть драгоценнейшее свидетельство – послание Смирнской церкви к церкви Филомилийской во Фригии. В нем паства, св. Поликарпа с трогательной простотой, подробно и проникновенно повествует «всем святым кафолическим церквам, сущим во всяком месте», о последних днях своего маститого духовного вождя и о его мученической кончине.

Послание много раз издавалось. Ниже мы даем его перевод по изданию O. Gebhardt’а19.

Церковь Божие в Смирне – церкви Божией в Филомилии и всем святым кафолическим церквам, сущим во всяком месте: милость, мир и любовь Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа да умножится…

3. Послание св. Поликарпа к Филиппийцам.

О принадлежности этого памятника древне-христианской литературы Поликарпу свидетельствует Ириней Лионский, говоря, что из этого послание «желающие и пекущиеся о своем спасении могут узнать характер веры Поликарпа и его проповедь истины»20. Евсевий Кесарийский21 в своей «Церковной Истории» приводит несколько мест из послание Поликарпа к Филиппийам. По словам блаженного Иеронима, оно еще в его время читалось в малоазийских церквах при богослужении22. Послание к Филиппийцам написано вскоре после смерти св. Игнатие и вызвано просьбою христиан города Филипп, чтобы им было доставлено послание Игнатие к Поликарпу, а также и другие его послания, какие были у Поликарпа. «Написали мне вы и Игнатий, замечает в заключении своего послание Поликарп: что, если кто от нас отправится в Сирию, доставил бы он туда и письма от вас... Послание Игнатия, присланные им к нам, и другия, сколько их есть у нас, мы отправили к вам, согласно вашему требованию: они приложены при этом самом послании нашем» (гл. 13-я).

Послание к Филиппийцам23 состоит из 14 небольших глав. Все оно написано необычайно простым, евангельским языком, согрето теплотой искренней любви к верующим и проникнуто глубоким сочувствием к людям, особенно к бедным и несчастным. После обычного приветствия: «Поликарп и с ним пресвитеры Церкви Божией в Филиппах: милость и мир от Бога Вседержителя и Господа Иисуса Христа, Спасителя нашего, да умножатся», св. Поликарп продолжает: «Я весьма сорадовался вам в Господе нашем Иисусе Христе о том, что приняли у себя образцы истинной любви и, как прилично было вам, проводили связанных узами, которые суть царское украшение для истинных избранников Бога и Господа нашего. Радуюсь также и тому, что твердый корень вашей веры, известный с первых времен, пребывает и до-ныне и приносит плоды, достойные Господа нашего Иисуса Христа, Который претерпел за грехи наши самую смерть, но Которого воскресил Бог, расторгнув узы ада. Вы, не видев Его, веруете, и, веруя, радуетесь радостью неизреченною и преславною, каковой многие желают достигнуть, зная, что вы спасены благодатию, не делами, но по воле Божией чрез Иисуса Христа» (I гл.). «Это пишу вам, братья, о праведности не по собственному притязанию, но потому, что вы сами вызвали меня на это. Ибо ни мне, ни другому, подобно мне, нельзя достигнуть мудрости блаженного и славного Павла, который, находясь у вас, пред лицом живщих тогда людей, ревностно и твердо преподавал слово истины, и после, удалившись от вас, писал вам послания. Вникая в них, вы можете получить назидание в данной вам вере, которая есть матерь всех нас, за которою следует надежда и которой предшествует любовь к Богу, ко Христу и ближнему. Кто в них пребывает, тот исполнил заповедь правды. Ибо имеющий любовь далек от всякого греха» (III гл.). Св. Поликарп указывает Филиппийцам на учение апостола Павла, преподанное им словесно и письменно, как на чистейший источник познание истины. На свое же послание он смотрит только лишь как на напоминание этого учения. И, действительно, его послание представляет собой ряд кратких наставлений лицам разных званий, состояний и возрастов.

Говоря об общих обязанностях христианина, св. Поликарп пишет: «Всякий, кто не признает, что Иисус Христос пришел во плоти, есть антихрист. Кто не признает свидетельства крестного, тот от диавола; и кто слова Господни будет толковать по собственным похотям и говорить, что неть ни воскресения, ни суда, тот первенец сатаны. Будем непрестанно пребывать в нашей надежде и залоге оправдание нашего – Иисусе Христе, Который грехи наши вознес на Своем теле на древо, Который не сделал греха и в устах у Которого не обрелось лжи и Который все претерпел ради нас, чтобы нам жить в Нем. Будем подражателями Его терпения, и если будем страдать за имя Его – прославим Его. Ибо такой образ Он представил нам в Самом Себе, и мы уверовали в это» (VII-VIII гл.). В другом месте он наставляет верных: «будьте тверды и непоколебимы в вере, храните братство во взаимной любви и единении истины, оказывайте друг другу кротость Господа, никого не презирая. Когда можете благотворить, не откладывайте этого, ибо «милостыня избавляет от смерти». Все будьте уступчивы друг другу, чтобы «поведение ваше было безупречно среди язычников», и, таким образом, и вы получили бы похвалу за свои добрые дела, и имя Господне не подвергалось бы из-за вас хулению. Горе же тому, кем хулится имя Господне! Итак, всех учите умеренности и воздержанию, в которых, впрочем, вы и живете».

Пресвитерам св. Поликарп напоминает об их обязанности «быть благосердыми, милостивыми ко всем, обращать заблуждающихся, посещат всякого немощного, не пренебрегать вдов или нищого, всегда старатъся о добром пред Богом и человеками, воздерживаться от всякого гнева, лицемерия, несправедливости в суде, удаляться от всякого сребролюбия, не быть легковерными к наговорам на кого-либо, жестокими на суде, зная, что все мы должники греха» (VI гл.). Диаконам он внушает, что они «должны быть непорочны пред правдою, как служители Бога и Христа, а не человеков, не клеветники, не двуязычники, не сребролюбцы, воздержаны во всем, милосерды, старательны, должны поступать согласно с истиною Господа, Который сделался служителем всех». Юношам и девам заповедует «быть непорочными во всем, преимущественно же заботиться о целомудрии и удерживать себя от всякого греха» (V гл.).

Как должно относиться к людям, особенно впавшим в грех, об этом лучше всего говорит то место из послание св. Поликарпа, где речь идет о пресвитере Валенте, по любостяжанию утаившем, при участии жены, деньги, данные ему для бедных: «Я сильно опечалился из-за Валента, который некогда был у вас пресвитером, – пишет смиренный пастырь, – что он так забыл данный ему сан. Поэтому умоляю вас – берегитесь любостяжание и будьте чисты и правдивы. Я весьма скорблю, о братья, о Валенте и его жене: дай Бог им истинно покаяться. А вы будьте благоразумны в этом и не почитайте их за врагов, но старайтесь исправить их, как члены страждущие и заблудшие, чтобы здраво было все тело ваше. Поступая так, вы сами себя назидаете» (XI гл.).

Несмотря на то, что послание к Филиппийцам представляет собой по преимуществу ряд только нравоучительных наставлений, оно тем не менее дает материал для характеристики и догматического учение св. Поликарпа. На-днях вышел труд профессора Казанской академии Л. И. Писарева: «Очерки из истории христианского вероучение патристического периода. Том И-й. Век мужей Апостольских (I и начала II века)». Казань, 1915 г. Автор этой книги, между прочим, обращает внимание на то, как выпукло представлено у св. Поликарпа понятие о предании в его так сказать техническом смысле, – в смысле руководительного начала в Церкви и чрез Церковь. «В своем послании к Филиппийским христианам, после обращение к ним с увещанием «оставить суетные и ложные учение многих еретичествующих», Поликарп приглашает верующих «обратиться к преданному нам изначала слову» и, затем, приведши целый ряд нравоучительных увещаний, он опять обращается к ним с мольбой «повиноваться слову правды». Наконец, как бы заканчивая речь о преданном изначала слове, он заключает: «будьте тверды и непоколебимы в вере». В этом замечательном свидетельстве св. Поликарпа, составляющем целую стройную концепцию учение о предании, обращают на себя внимание изследователя следующие частные мысли: во-первых, здесь дается понятие о предании, как источнике христианского учения; во-вторых, указывается «изначальность» предания, как такое свойство, которым возводится его происхождение к самым основам христианства, и, в-третьих, оттеняется объем содержания... Самой последовательностью своих разсуждений св. Поликарп дает ясно понять, что предание, как слово, преданное изначала, он относит к области вероучение христианского, – к самым сокровенным и существенным пунктам этого вероучения: Христос пришел во плоти, Он совершил свидетельство крестное, даровал воскресение и возвестил суд в будущем. Замечательно, что указанные истины христианского учение сопоставляются в понятии о предании с «словами Самого Господа» – следовательно, в последних полагается источник предания. В этой концепции у Поликарпа дается таким образом еще четвертый признак предания, как преданного со «слов Господних», следовательно, оттеняется его боговдохновенность»24.

Не менее выпукло представлено в послании к Филиппийцам учение св. Поликарпа о лице Христа Спасителя, как Совершителя нашего спасения, которое стоит в связи с общим учением о сущности христианства. В противоположность докетам, св. Поликарп словами Иоанна Богослова говорил: «всякий, кто не признает, что Иисус Христос пришел во плоти, есть антихрист». Таким образом «отвержение во Христе истинного человечества он считал равносильным отрицанию самого христианства, ниспровержению его коренных основ. Он только в принятии Христом истинного тела человеческого полагал залог нашего оправдания; при чем в качестве условий искупительной жертвы Спасителя для него были несомненны – и факт Его страданий, и факт Его смерти и воскресение в истинном теле человеческом»25.

Верный ученик апостолов, учитель, идущий от них, «отец христиан», св. Поликарп «всегда учил только тому, что узнал от апостолов, что передает церковь и что одно только истинно»26; его творения, сохранись они все до нашего времени, представляли бы собой драгоценнейший памятник, обвеянный духом живого непосредственного апостольского предания, и давали бы нам яркую картину мыслей и переживаний духовного вождя Асии, а вместе с тем и всей его паствы. Поэтому снова с грустью приходится констатировать, что из всех творений св. Поликарпа до нас дошло только одно его небольшое послание к Филиппийцам.

* * *

1

Ср. Lichtfoot J. B., The Apostolic Fathers. Part II. S. Ignatius. S. Polycarp. 2 ed. Vol. I. London. 1889. P. 435–440, 642–645 и др.; Funk F. X., Patres Apostolici. Vol. II. Tübingae. 1891. P. LIX-LX; Bardenhewer O., Geshichte der altkirchlichen Litteratur. B. I. Freiburg im Br. 1902. S. 146, и др.

2

Греческий текст житие и латинский перевод его см. у F. X. Funk'a в его Patres Apostolici, v. II (Tübingae. 1891), p. 291–336.

3

Vita Polvcarpi, § 1–12. Funk, Patres Apostalici, v. II, p. 291–306.

4

Церковная история, V, 20. Kleine Ausgabe E. Schwartz'а, S. 207–208. Русский перевод этого отрывка см. у свящ. П. Преображенского. Сочинение сватого Иринея, епископа Лионского. Москва. 1871 г. Стр. 692; а также в переводе «Церковной Истории» Евсевия, изданном Петроградской духовной академией: Сочинение Евсевие Памфила. Т. I. С.-Петербург. 1848 года. Стр. 302–303.

5

Adversus haereses, III, 3. Ed. Stieren'а. t. I, p. 433–434. Русский перевод свящ. П. Преображенского. Сочинение святого Иринея, епископа Лионского, стр. 277–278.

6

Vita Poiycarpi, § 20. Funk, Patres Apostolici, II, p. 316.

7

Adversus haereses III, 3, 4. Stieren, t. I, p. 433; русский перевод, стр. 277.

8

Церковная История, III, 36. Schwartz, 114. Перевод Петроградской духовной академии, стр. 171.

9

De praescript. haer., 32.

10

De viris illustribus, 17. Ed. Richardson, p. 18.

11

Евсевий, Церковная Историе V, 20. Schwartz, 208. Русский перевод, стр. 303.

12

Migne, S. gr. IV, 17.

13

Евсевий, Церковн. История, V. 24. Schwartz, 213. Русский перевод, стр. 310–311.

14

Лекции по истории Церкви, II. Историе Церкви в период до Константина Вел. Посмертное издание под редакцией проф. А. И. Бриллиантова. С.-Петербѵрг. 1910. Стр. 430–431.

15

Послание к Виктору. Евсевий, Церковная История, V, 24. Schwartz, 213. Русский перевод, стр. 311.

16

Bardenhewer, Geschichte der altkirchlichen Litteratur. B. I. S. 147.

17

Waddington, Mémoire sur la chronologie de la vie du réuteur Aelius Aristide.

18

Проницательный ученый, проф. В. В. Болотов, разделяя эту последнюю дату, в пользу нея приводит в своих лекциях по истории Церкви, ранее цитированных нами (выпуск II, стр. 88–91), следующие соображения. «По точным словам св. Иринея, Поликарп сам говорил, что он «обращался с Иоанном и прочими (τῶν λοιπῶν) видевшими Господа». Сам Ириней пишет: «Поликари не только бывший учеником апостолов (ὑπὸ ἀποστόλων μαθητευθείς) и обращавшийся со многими (πολλῶν), видевшими Христа, но и от апостолов поставленный (ὑπὸ ἀποστόλων κατασταθείς) в Асию епископом (ἐπίσκοπος) в смирнской церкви» (III, 3, 4). Сам св. Поликарп (в тексте мученичества) говорит: «восемьдесят шесть лет я служу Христу», ὀγδοήκοντα καὶ ἓξ ἔτη δουλεύω αὐτῷ. Это значит – ααα) или: «мне 86 лет от рождения», σσσ) или (вероятнее): «уже 86 лет как я христианин». Если Поликарп пострадал в 155 году, то в 69 году он ααα) родился и около 100 года мог быть поставлен апостолами епископом в Смирне. Еще проще было, если он в 69 году обратился в христианство (σσσ). Но если он пострадал в 166 году, то лишь в 80 году он (σσσ) принял христианство, а может быть только еще родился (ααα) и лишь около 110 года стал епископом. Quaeritur: αα) мог ли в 110 году он быть поставлен апостолами? ββ) родившись в 80 году, мог ли он обращаться (допустим с 92–95 г.) со многими видевшими (60 лет тому назад) Господа?»

19

Acta martyrum selecta. Ausgewählte Märtyreracten und andere Urkunden aus der Verfolgungszeit der christlichen Kirche. Leipzig. S. 1–12.

20

Adversus haereses III, 3, 4. Stieren, t. I. p. 436. Русский перевод, стр. 278.

21

III, 36. Schwartz, 116–117. Русский перевод, стр. 174–175.

22

De viris illustribus, 17.

23

Греческий текст его с латинским переводом см. у Zalm’а В его Ignatii et Policarpi epistulae, martyria. Lipsiae 1876; p. 110–133; русский перевод у прот. П. Преображенского. Писание мужей Апостольских. СПб. 1895.

24

Стр. 326–328.

25

Там же, стр. 389.

26

Ириней Лионский, Adversus haereses, III, 3.


Источник: А. Сагарда. Святый Поликарп Смирнский. / Приходское чтение. Ежемесячное издание. № 14. Апрель 1915 г. — Пг.: Синодальная типография, 1915. — С. 460-473.

Вам может быть интересно:

1. О Святом Поликарпе и его послании к Филиппийцам протоиерей Петр Преображенский 2,4K 

2. Патрология – Глава VII. Святой Поликарп Смирнский архимандрит Киприан (Керн) 87,2K 

3. Пресвитеры Климента Александрийского профессор Александр Иванович Сагарда 1,2K 

4. Климент Александрийский, - "Извлечения из Феодота" и "Избранные места из пророческих книг" профессор Александр Иванович Сагарда 860 

5. "Ипотипосы" Климента Александрийского профессор Александр Иванович Сагарда 978 

6. Святой Иоанн Дамаскин и его литературная деятельность профессор Александр Иванович Сагарда 1,6K 

7. Несколько замечаний и наблюдений, как – «Post Scriptum» профессор Александр Иванович Пономарёв 662 

8. Окружное послание Смирнской церкви о мученичестве св. Поликарпа священномученик Поликарп Смирнский 11,2K 

9. А. С. Пушкин в отношениях к западноевропейским поэтам классикам профессор Александр Иванович Пономарёв 284 

10. Послание к Филиппийцам священномученик Поликарп Смирнский 13,5K 

Комментарии для сайта Cackle