протоиерей Александр Виноградов

Беседы о надежде христианской

Содержание

Беседа вступительная Беседа первая Беседа вторая Беседа третья Беседа четвертая Беседа пятая Беседа шестая Беседа седьмая Беседа восьмая Беседа девятая Беседа десятая Беседа одиннадцатая Беседа двенадцатая Беседа тринадцатая Беседа четырнадцатая Беседа пятнадцатая Беседа шестнадцатая Беседа семнадцатая Беседа восемнадцатая Беседа девятнадцатая, заключительная  

 

Беседа вступительная

Во имя Бога Отца вседержащего, и единородного Сына Его, Господа нашего Иисуса Христа и всесвятого и животворящего и всеосвящающего Духа Его, во имя пресвятой, единосущной и нераздельной Троицы, начинаю я, возлюбленные братья, к вам слово свое, с целью духовного и спасительного назидания вас, как вверенных Господом Богом пастырскому нашему попечению. Обязанность пастыря, его долг – возвещать вам пути спасения, с которых незаметно иногда, сбиваются стопы христианские: ваша же обязанность охотно посещать храм и внимательно слушать слово спасения. Спасение бесценно для каждого из нас, а посему и слово о спасении так же должно быть дорого для каждого христианина. Христианину следовало бы как можно чаще думать и размышлять о своем спасении; но знаете, братья, домашние не досуги, семейные и общественные занятия, как мало дают нам возможности со вниманием всматриваться в путь спасения. Нам на все есть время, но молиться Богу, учиться святому закону Его и делать добро ближнему нам все некогда и все не время, – с трудом и великим принуждением принимаемся мы за дело спасения, как будто мы заняты более важными делами. А врагу нашего спасения только и нужно то, чтобы нам некогда было заниматься дорогим нам спасением. Он, ясно видя это, еще более старается подставлять нам случаев, мешающих нашему богомыслию и доброделанию. Не будь на земле святых храмов, куда мы убегаем от суеты житейской, мы, пожалуй, и совсем бы от Бога отстали. Только иногда и опомнишься, когда придешь в храм Господень. «Если бы кто», говорит святой великий учитель Иоанн Златоуст, «вошел в мироварницу, или в подобных бы местах находился; то и нехотя облагоухался бы приятным благоуханием, кольми паче человек, в церковь ходящий, не может не благоухаться приятным учением евангельским и не обратиться к жизни святой» (бесед.33 на Иоанна Богосл.). Судите же после сего, возлюбленные христиане, как, среди мятежного, хлопотливого мира, необходим для нас святой храм, где мы молимся, где учимся и где сподобляемся благодати животворящей. Вот в этот то святой храм, как место отдыха от суетных, хлопотливых занятий, и прибегайте, братья подумать о своем спасении. Как только настанет день воскресный, так и откладывайте все домашние дела, и спешите сюда. Время, которое вы будете проводить в храме, время не потерянное, и убытка ни в общественных, ни в семейных делах не принесет никакого. Нам часто кажется, что ежели бы пореже ходить в церковь, то дела житейские наши подвигались бы быстрее и приносили бы нам более пользы, от выгоды во времени: но это нам кажется так, потому что мы весьма маловерны и забываем, что всякое даяние благое и всякий дар совершенный, одним словом, все наше счастье и довольство приходит к нам свыше, по мановению всещедрой десницы Отца нашего Небесного. «Отверзшу Ему руку всяческая исполнятся благости; отвращшу же Ему лице, возмятутся» (Пс.103:28–29). «Праведнии насладятся в богатстве лета многа, не праведнии же погибнут вскоре» (Притч.13:24). Отрадно, возлюбленные, надеяться, что вы будете не леностно посещать святой храм и внимательно слушать предлагаемые вам беседы, потому что кто не желал бы получить вечное спасение?

В настоящих собеседованиях наших я намерен предложить вниманию вашему учение о христианской надежде. Предмет, избираемый для нашего собеседования чрезвычайно важен и достоин полного и благоговейного вашего внимания. «Благословен человек, надеющийся на Господа Бога своего, и будет Господь упование его. И будет, яко древо насажденное при водах, и во влаге пустит корение свое: не убоится, егда приидет зной, и будет на нем стеблие зелено, и во время бездождия не устрашится, и не престанет творити плода» (Иер.17:7–8). Вот как прочно положение уповающего на Господа!

Возлюбленные братья! Собеседования мои с вами предположил я иметь в дни воскресные за утренним Богослужением. И какое время приличнее и удобнее для размышления о нашем душевном спасении, как не день воскресный, как не день избавления нашего от вечной смерти? И тем более, что мы, по заповеди Божьей, должны исключительно день воскресный посвящать Господу – не делать в оный никакого суетного, житейского дела. «Помни день субботний, еже святити его. Шесть дней делай и сотвориши в них вся дела твоя, день же седьмый Господу Богу твоему» (Исх.20:8–10).

Утреннее время потому я избрал временем наших собеседований, что утром, под осенением благоговейной молитвы пред Богом, мысли и внимание наше свежее и сердца наши впечатлительнее, да кроме сего утреннее размышление о душевном спасении будет полагаться в основу нашей доброй деятельности на весь святой день. После благоговейных наших размышлений о нашем спасении при начале дня, мы будем внимательнее к себе и во все течение дня, будем осторожнее в наших мыслях, в наших словах и тем более в делах наших – будем возбуждать себя хранить в святости день воскресный, a отселе будем приобщать себя и к всегдашней истинно христианской деятельности. В следующее воскресенье, Господу споспешествующу, будет о надежде христианской первая моя с вами беседа. Да благословит же нас ныне Отец наш Небесный, и мне недостойному вещателю воли Его, и слову моему, да пошлет свою благодать, а вас да соделает, не только усердными и внимательными слушателями слова священного, но и исполнителями святейшей воли Его. Аминь.

Беседа первая

Пред тем временем, когда Господу нашему Иисусу Христу надлежало, по неизреченной Его благости, пострадать за грехи мира, Он учитель Небесный, в последней прощальной беседе своей с учениками своими, говорил им: «дети! не долго уже быть Мне с вами. Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много. И когда пойду и приготовлю вам место; прийду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я. И если о чем попросите от Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне. Если о чем попросите во имя Мое Я то сделаю. И Я умолю Отца и даст вам другого утешителя, да пребудет с вами во век. Не оставлю вас сиротами, прийду к вам. Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое и Отец Мой возлюбит его и Мы приидем к нему и обитель у него сотворим. И вот Я сказал вам о том прежде нежели сбылось, дабы вы поверили, когда сбудется. Уже не много Мне говорить с вами. Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут; то чего ни пожелаете, просите и будет вам. Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. В мире будете иметь скорбь: но мужайтесь; Я победил мир» (Ин.13:33–34, 14:1–3,13–14,16,18,23,29–30, 15:7, 16:33). И глубоко, очень глубоко запечатлелась в сердцах апостолов эта последняя с ними беседа Господа и учителя вселенной Иисуса Христа. Они все, кроме предателя Иуды, поверили словам Его и крепко надеялись, что слова Его исполнятся во время свое. Они только и думали о том, как бы им, по следам своего Господа, достичь той славы Царства Небесного, которое уготовал Спаситель любящим Его и исполняющим повеления Его. Для достижения сего царства вечных радостей, они, не боясь никаких бед, никаких скорбей мира, не страшась никаких смертей, шли неуклонно путем, им указанным. У них так была крепка надежда на жизнь бесконечную, что они, еще при жизни, постоянно были исполнены желания отрешиться от сего грешного мира и поскорее перейти к сладчайшему своему Господу. Так они открыто выражали, что «желание имеют разрешиться и со Христом быть» (Флп.1:23), а иногда взывали: «кто меня избавит от сего тела смерти» (Рим.7:24); даже и презрели уже то блаженство, которым должны были наслаждаться в жизни будущей. «Меня уже приносят в жертву, – писал св. апостол Павел к Тимофею, – и время моего отшествия настало. Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил. А теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный судья, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его» (2Тим.4:6–8). При жизни своей они постоянно молились Господу и других учили непрестанно молиться, и молитва их всегда была услышана Отцом Небесным, Он, по молитве их, посылал им не только все потребное для жизни, но и особенную свою всесильную помощь, – и чего дивного и чудного не творили они для распространения на земле веры Христовой!!! Сколько чудес было сотворено ими?! Святые апостолы, имея целью привести христиан к вечному спасению, главной задачей своей поставляли утверждать их в надежде на всесильного Господа, и предостерегали от суетного, обманчивого упования на богатства и славу мира сего. Так святой апостол Павел завещевал Тимофею: «богатым, в нынешнем веце, запрещай не высокомудрствовати, ниже уповати на богатство погибающее, но на Бога жива, дающего нам вся обильно в наслаждение: благое делати, богатитися в делах добрых, благоподатливым быти, общительным, сокровищующе себе основание добро в будущее, да приимут вечную жизнь» (1Тим.6:17–19). А святой апостол Иаков увещевал верующих терпеливо ожидать от Господа Бога благ, которые не всегда Господь посылает тотчас после молитвы нашей. «Долготерпите братья Моя. Се и земледелец ждет честного плода от земли, долготерпя о нем, дóндеже приимет дождь ран и позден. Доготерпите убо и вы, утвердите сердца ваша» (Иак.5:7–8). И не на словах только святые апостолы выражали свою надежду на Господа. Они самим делом доказали это. Они все терпели на земле тяжкие гонения от врагов креста Христова и страдальчески скончались все за имя христианское. После них все древние христиане, памятуя обетования своего Спасителя и подкрепляясь учением св. апостолов, также не давали оскудевать своей надежде на обещания Господни и всегда верили, что верен есть обещавый. Мало они заботились о благах мира сего – о жизни настоящей, а более всего готовили себя, подвигами добрыми, к жизни будущей, обещанной Спасителем. Как ни гнали в то время их – последователей Христова учения, каким ни предавали мукам, сколько ни терзали их плоть, сколько ни проливали их крови, они оставались непоколебимы в вере во Христа Спасителя, в надежде наследовать обители в дому Отца Небесного, где и Христос есть одесную Бога седя. Не только мужи, но и жены, при всей слабости своей немощной природы, мужались за имя Христово, в надежде получить обетованное им Царство, и с радостью переносили все мучения, каким бесчеловечно подвергали их жестокие мучители, – даже самую смерть считали даром неба. Жития святых полны примеров непоколебимого упования Христиан первенствующих на Отца Небесного. Вот как сильна была надежда, как непоколебимо было упование на Господа Бога в древних христианах!

Все это я вам, братья, пересказал теперь для того, чтобы нагляднее определить, в чем заключается надежда христианская, о которой я положил беседовать с вами. Из обещаний нашего Спасителя и Господа и из твердого упования святых апостолов и христиан древних на исполнение сих обетований мы усматриваем, что христианская надежда и заключается в твердом и непоколебимом уповании на попечение о нас Отца Небесного и в несомненном ожидании исполнения тех обетований Господа нашего Иисуса Христа, какие изрек Он нам в святом Писании чрез св. своих учеников и апостолов. Господь сказал нам, что мы все получим от Него, чего ни попросим во имя Его и мы должны надеяться, что непременно получим, хотя не тотчас после прошения нашего; Господь обещал нам подавать не только пищу и одежду, но и все потребное для жизни настоящей; мы и не должны много, и в особенности, с ущербом для нашего спасения, заботиться о приобретении благ временных, а должны искать первее всего Царствия Божия и правды его. Господь обещал быть нашим защитником в скорбях, напастях и несчастьях наших; и мы должны к Нему, единому взывать о помощи, а не искать защиты себе у сильных века сего. Господь обещал послать нам Духа святого; и мы должны молить о неоскудном пребывании в нас благодати животворящей. Господь зовет всех последователей своих в нескончаемое Свое Небесное Царство; и мы должны ревностнее и усерднее прилежать об украшении душ наших добродетелями, и не должны иметь никакого сомнения о возможности вступить в царство блаженства. Вот в сем и заключается надежда христианская и вот, для лучшего удержания в памяти, краткий очерк человека, надеющегося на Господа: «надеющийся на Бога говорит: Бог не оставит и только один Бог. Силы мои изменят, другие люди изменят, князи изменят, – один Бог не изменит» (письма о христианск. жизни гл. 8, стран. 136). Такая надежда на Господа есть существеннейшая, после веры в Бога, добродетель, необходимая для нашего спасения. Сею то добродетелью и были преимущественно проникнуты святые апостолы и первенствующие христиане. Сим и закончим настоящую нашу беседу. В следующее воскресенье, при помощи Божией, будем беседовать о том, так ли одинаково ли, сильна в нас надежда на Господа, как сильна была она в древних христианах. Аминь.

Беседа вторая

Вы помните возлюбленные братья, что мы начали беседовать о надежде христианской; объяснено вашему вниманию, что предмет, избранный для нашего собеседования, вполне достоин благоговейного вашего внимания; определено было, в чем заключается надежда христианская и показано, как была сильна надежда на Господа Бога и на святые обетования Сына Его Господа нашего Иисуса Христа в древних христианах. В настоящей беседе мы намерены были сличить наше время с временем бывшим в первые века христианские и посмотреть на самих себя, и именно вникнуть, так же ли сильна в нас надежда на Господа и на святые обетования Божественного Сына Его, как была она сильна и непоколебима в христианах древних.

Всматриваясь в самих себя, можно, кажется сказать, что и мы имеем упованием, надеждой и опорой Отца нашего Небесного, – в беде часто обращаемся к молитве, в радости тоже не редко благодарим Бога, вообще, и в обыкновенном состоянии нашем, повидимому, не оскудеваем в молитве к Богу о ниспослании нам благ временных и вечных. Просим мы себе у Бога и Ангела мирна, хранителя душ и телес наших, просим себе у Господа доброго и полезного, просим прощения и отпущения грехов, просим христианской кончины живота нашего и доброго ответа на страшном судище Христовом, наконец сами себя и друг друга и весь живот наш Христу Богу предаем. Посмотришь на храм Божий, и здесь успокаиваешься и думаешь: не оскудела, Боже наш, Христе наш, Утешителю наш надежда наша на Тебя! Храм и в будни не без молящихся, а в дни праздничные едва уже вмещает в себе христиан усердных, и все это едиными усты и единым сердцем взывает: да приидет, Боже, Царствие Твое, да будет над всем и над всеми воля Твоя. Когда видишь все это в таком благочинном строе, то невольно думаешь, что и теперь в последователях Христа Спасителя одна надежда и самая неизменная надежда – это Бог, на которого единого полагается христианин, и в котором находит упование свое, прибежище свое и покров свой. С первого взгляда, братья, так и кажется это. Но если пристальнее всмотреться в жизнь современных христиан, то едва ли покажется это в таком благодатном свете. Чем ближе и глубже изучаешь жизнь христиан настоящего времени, тем поспешнее приходишь к заключению, что христиане современные не похожи на христиан древних.

Христиане первенствующие всегда крепкую надежду на Господа в жизни своей выражали. По образу жизни их так и видно было, что они желают быть Господними, что они, в надежде на обещания Господа, так и стремятся к Нему. Веруя, что всякое благо ниспосылается людям свыше от престола Божия и помня, что Господь Иисус Христос предвозвестил своим последователям не радость в сем мире, не удовольствия жизни, но скорбь, бедность и гонения, они очень мало заботились о приобретении благ временных – роскошь и богатство не проникали в среду их: напротив их главной заботой было приготовление себя к жизни вечной. Зная, что ни с какой скверной, ни с каким грехом нельзя взойти в Царство Божие, они старались постоянно очищать себя от грехов и украшаться добродетелями. Молитва, воздержание и дела милосердия ярко светились в тогдашней общине христианской. Но то ли самое теперь у нас? К несчастью и прискорбию нашему, братья христиане, мы должны сознаться, что характер жизни нашей мало уже уподобляется жизни христиан первых. У многих теперь, главной задачей жизни нашей, не забота о приготовлении себя к жизни будущей, не старание отучить себя от пороков и украсить себя добродетелями, а усердное и многозаботливое прилежание о устроении земного счастья для себя. Чтобы каждому из нас было хорошо и покойно, об этом много мы заботимся, но чтобы и другим также было безбедно, об этом весьма не многие прилагают свое попечение. Бывает, что мы и в церковь ходим и иногда усердно молимся Богу, но все это обратилось у нас в какой-то безжизненный обряд, не оставляющий глубокого и плодотворного следа на нашей жизни. В церкви молимся мы усердно, а дома опять принимаемся за обыкновенную суетную и греховную жизнь. Проясняется в нас надежда на Господа только тогда, когда придут на нас несчастья, болезни, недостатки, бедность. Как надвинутся на нас эти беды, только тогда и принимаемся крепко за Бога и, пока беды с нами, тогда мы ненавидим и обманчивый мир, отталкиваем от себя и дурные привычки, и готовы сделаться настоящими истинными христианами в духе христиан древних: но как только, по милости Божьей, рассеиваются над нами облака невзгод и бед, тогда мы опять, мало-помалу, начинаем забывать прямые свои христианские обязанности, опять начинаем приставать к миру, опять принимаемся за прежние грехи, – за излишнюю заботу о приобретении обманчивых благ мира сего, совсем почти забывая искать Царствия Божия и правды его. Так мы живем ныне. Но судя по такой жизни христиан настоящего времени нельзя однакоже сказать, что мы совсем потеряли надежду на Бога, на святые Его обетования и на блаженную жизнь, обещанную после смерти нашей, нет. Надежда на Бога и на святые обещания Его в нас остается, но только она заглушается в нас беспечностью в отношении к спасению, а беспечность эта происходит у нас от ложного и самонадеянного ожидания возможности покаяния, или при конце жизни нашей, или пред самой даже кончиной. Мы сознаем, что непреложны все обетования Божии, – сознаем, что для получения обетованного нам, нужно заниматься спасением души своей; но леность наша и привязанность к удовольствиям и суете мира сего отвлекают нас от этого самого важного дела. А враг спасения нашего постоянно внушает нам: еще поспеете, зачем торопиться, разве долго приготовиться к вечной жизни? Когда будете в летах преклонных, тогда и займетесь преимущественно своим спасением. Бог милосерд. Смотрите, как скоро прощал Он грешников, когда жил на земле. Таким образом, под тяжким гнетом лености, и увлекаясь мелочными и суетными заботами и развлечениями мира, и сверх сего под таким хитрым внушением врага нашего спасения, мы совершенно забываемся, мало помним Бога и не догадываемся, что мы не делом заняты, a бездельем, что мы миру служим, а не Богу и, привыкшие к миру, жалеем расстаться с удовольствиями его; наслаждаемся благами этого мира, в той надежде, что поспеем еще заняться своим спасением в старости, когда к удовольствиям света мы сделаемся совсем равнодушными. Вот, возлюбленные братья, какой отзывается беспечностью наша надежда на Господа. Мы надеемся, желаем получить от Его щедрой десницы все блага временные и вечные, но в тоже время хотим, чтобы эти блага доставались нам без всякого с нашей стороны упражнения в делах добрых, составляющих плод христианской надежды. В опасном положении находимся мы, братья, ведя такой образ жизни! Следует нам осмотреться, опомниться. «Осмотрись», говорит святитель Воронежский Тихон, «христианине! Ты Бога исповедаешь и слышишь слово Его святое и знаешь, что будет грешникам вечная мука и праведным вечная жизнь». Осмотрись! «Всяк творяй грех, раб есть греха» (Ин.8:34). «Не возможно Богу работати и мамоне» (Мф.6:24). Возлюбленный христианине! Бог высочайший твой благодетель, какого не было, нет и не может быть больше. Он, как создал тебя из ничего, так и все и всякое добро подает тебе. Без Его добра и минуты быть не можешь. Солнце, луна и звезды, которые тебе сияют, суть Его добро. Воздух, который сохраняет жизнь твою, Его добро есть. Земля, на которой ты живешь, которая плоды тебе и скотам твоим рождает, Его добро есть. Скоты, которые тебе служат, Его добро есть. Вода, которая тебя и скотов твоих напаяет и рыб, живущих в ней, Его добро есть. Пища и питье, которыми укрепляется и прохлаждается немощное тело твое, Его добро суть. Огнь и дрова, которыми варится пища твоя и согревается дом твой – суть Его добро. Одеяние, которым покрывается и согревается нагое тело твое, Его добро есть. Все это и прочее Он подает тебе невидимой и всесильной и щедрой рукою своей и подает от единой благости и любви к тебе. Естество бо Его такое есть, которое не может не благотворить. Получаешь благодеяния от Него, но помнишь ли Благодетеля и благодаришь ли Благодетеля? Осмотрись! Время жития нашего краткое и проходит, как вода мимотекущая и потерянное не возвращается, якоже слово сказанное: ты как проводишь его и в чем? Не в праздности ли, не в суете ли? Не в гуляньях ли и пиршествах? Не в снискании ли чести, славы, богатства? Осмотрись! Дано тебе от Бога к покаянию, а не к плотоугодию: тако ли убо провождаеши его, как Бог от тебе хощет? Осмотрись! Все человек в мире сем может сыскать: но потерянного времени сыскать не может. Смерть невидимой дорогой за человеком ходит и восхищает его тогда, когда не чает и там, где не чает, и таким образом, каким не чает. Чем более живем, тем более умаляется дней наших и приближаемся к концу жития нашего. Христианин! Помнишь ли ты час сей смертный, на который все святые взирали и плакали, час, в который следует всякому идти, или в блаженную, или в мучительную вечность и готовишься ли к тому истинным покаянием? Осмотрись! В чем застанет тебя в час тот, в том и суду Божию предстанешь. Осмотрись всякий христианин что и как ныне делаешь, говоришь и мыслишь! Не неради убо о себе возлюбленные! Бог хочет тебя спасти, да будет и твое хотение и спасешься. Кто чего усердно хочет, тот того усердно и ищет. Осмотрись убо душе моя! Како живешь, како обращаешься, како делаешь, говоришь и мыслишь, что любишь и что ненавидишь, в чем упокоеваешься, чем утешаешься и услаждаешься, чем огорчаешься и опечаливавшиеся и в чем надежду твою полагаешь? (сочин. св. Тихона Воронежского, т. 2, ч. 2 § 36). Аминь.

Беседа третья

Сличая в прошедшей беседе, возлюбленные братья, настоящее течение христианской жизни с жизнью христиан древних, мы усмотрели, что мы мало похожи на первенствующих христиан, что мы, по званию, действительно христиане, но в исполнении закона Христова рабы ленивые и беспечные. На первом плане у нас довольство настоящей жизни, старание всеми мерами достичь этого довольства, забота же о достижении блаженной будущности в вечном Царстве – забота второстепенная. Нам всегда думается, что мы поспеем заняться нашим спасением, приготовив наперед себе довольство настоящего житья нашего, или во время нашей дряхлости и в это же время не хотим убедиться опытом, что полного довольства, живя здесь на земле, мы никаким образом достичь не можем. Надежда на спасение в старости, также надежда безосновательная и ложная. Отсюда и открывается, что надежда наша на Господа Бога слаба. Как же нам исправить и укрепить надежду нашу на Господа, как нам основать в себе такую надежду на Бога, которая действительно отвлекла бы нас от излишнего увлечения заботами мира и удовольствиями его, привела бы нас к успокоению в Боге и затем сделала бы жизнь нашу полной не забот о богатствах, чести и славе, но любви к ближнему, сострадательности и милосердия – к охотному пособию в нищете и бедности – к заботе о блаженной вечной будущности? Для того, чтобы основать такую надежду на Отца Небесного надобно чаще и дольше думать о том, что мы очень удаляемся от нашего спасения, что мы теряем, судя по делам нашим, и самое имя последователей Христовых, надобно, для возбуждения в себе духовного бодрствования, приняться за чтение слова Божия, за чтение писаний святых отцов и современных сочинений духовного содержания. Если будем заниматься этим чтением, тогда, мало по малу, будет налаживаться жизнь наша на жизнь добрую и благочестивую. Чтение слова Божия, писания святых отцов и вообще книг содержания духовного, остепеняет человека среди пустой суеты мирской. Не думайте, чтобы заняться духовным чтением было трудно и на такое чтение не достало у вас времени. Это исполнить и легко и на это времени всегда найдете. Неужели думаете трудно утром, после утренней краткой молитвы, прочитать несколько из св. Евангелия, или Апостола, и неужели много потребуется на это времени? А совсем другим человеком будешь при своей деятельности, чем каким был бы, не прочитавши глаголов Божиих. И в праздники, когда мы свободнее от житейских дел, не лучше ли, не приличнее ли читать библию и журнал духовный? Всему свое время. На чтение светских сочинений – дни будничные и на чтение библии и вообще книг душеспасительных – дни праздничные. Будничных дней шесть в неделе, а праздничных один только.

Не добро, возлюбленные равнодушно относиться к исполнению главной нашей обязанности. Займемся хорошенько и приучим себя читать по несколько, ежедневно, из святого Евангелия, или Апостола на общедоступном нашем наречии, – приучим себя, и вообще, проводить день праздничный достойно его святости, а то нам православным стыдно становится пред инославными христианами, ежедневно уделяющими хоть малую долю своего времени на чтение Евангелия, и в благоговении и, особенно, в чтении слова Божия проводящими дни праздничные. Понемногу, понемногу, но в неделю то и довольно прочитается; прибавьте еще к этому чтение закона Божия в дни праздничные, тогда и очень важный прибыток будет у нас в знании закона Божественного. И как бы благолепно и назидательно было, если бы занимался чтением слова Божия отец, или мать семейства, a прочие члены семьи, с благоговейным вниманием, приникали бы слухом своим к читаемому Божию гласу. Ведь это бы походило на семейный патриархат, где тот час же нужно представлять Господа нашего Иисуса Христа, невидимо присутствующего среди благоговейной семьи и осеняющего ее святым благословением. «Идеже бо еста два, или трие собрани во имя Мое, ту есмь посреде их» (Мф.18:20), возвестил сам Господь.

И какую пользу принесет нам чтение слова божественного! В слове Божием каждая мысль, каждое слово животворит душу и невольно заставляет человека сосредоточиться в себе, обратить на себя внимание, и затем, сознать неправильный образ жизни и возбудить потребность исправления. Дочитаешься ли до того, что «Бог нам прибежище и сила, помощник в скорбех, обретших ны зело» (Пс.45:1), сейчас же легче покажется для тебя собственное твое несчастье, и блеснет тихая и покойная надежда на Господа; произнесешь ли слова: «смерть грешников люта» (Пс.33:22), тотчас дрогнет сердце и лихорадочное состояние охватит наше тело, a ведь подобные ощущения благодетельны для души, и не без доброго следа на ней проходят, Усмотришь ли еще изречение слова Божия: «возверзи на Господа печаль твою, и той тя препитает» (Пс.54:23), или: «приидите ко Мне вси труждающиися и обременении и аз упокою вы» (Мф.11:28), или: «просите и дастся вам» (Мф.7:7), – не прольют ли эти слова в душу крепкое упование на Бога, и не доведут ли до преданности вол Божией? А какое впечатление произведут следующие слова! «Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай и делай (в них) всякие дела свои; а день седьмый суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни (вол твой, ни осел твой, ни всякий) скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих. Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них: а в день седьмый почил. По сему благословил Господь день субботний и освятил его» (Исх.20:8–11). «Соблюдайте субботу; ибо она свята для вас: кто осквернит ее, тот да будет предан смерти. Кто станет в оную делать дело, та душа должна быть истреблена из народа своего» (Исх.31:14). Задумается и на долго всякий прочитавший это Божественное прещение, за нарушение святости дня праздничного, который мы исключительно должны посвящать, по заповеди, Господу Богу. Так и всякое изречение в слове Божием отрезвляет и остепеняет нас. А ведь, по истине сказать, возлюбленные братья, весьма многие из вас положительно в первый раз слышат это слово Божия прещения. Так и много есть в слове Божием такого, чего весьма многие никогда не слыхали. От того то мы и плохи, от того мы не так и живем, от того в нас надежда на Бога и отзывается беспечностью, что мы почти вовсе незнакомы с Божьим законом. Как быть добрым и истинным христианином, когда многие, очень многие и в руках не имели св. Библии, когда иной проживши полстолетия не позаботился прочитать, или прослушать, ни Апостола, ни Евангелия. Не мало можно удивляться такой беспечности, такому небрежению о главной и первейшей нашей обязанности. Иной чего, чего не перечитал, а святое Евангелие все-таки не прочитано. Святитель Воронежский Тихон сожалеет о подобных людях и говорит: «сладчайшего утешения лишаются те христиане, которые оставляют Божественное сокровище – слово Божие, Небесного Отца неоцененный дар, но забавляются в книжках, которые плоть увеселяют и к суете паче склоняют, нежели отводят от нее, и делают подобно тем, которые оставивши живой чистой воды источник, прибегают к мутным кладезям и жажду свою хотят утолить» (сочин. св. Тихон. Ворон., т. IX, гл. 14 § 514).

И так, возлюбленные братья, да будет же, в числе наших главных обязанностей, чтение слова Божественного! Постараемся, при помощи Божией, довести себя до такого состояния, в котором бы пришлось нам воскликнуть вместе с царем пророком: «благ мне закон уст Твоих, паче тысящ злата и сребра» (Пс.118:72). «Коль сладка гортани моему словеса Твоя; паче меда устом моим» (Пс.118:103). «Возрадуюся аз о словесех Твоих, яко обретаяй корысть многу» (Пс.118:162). О если бы нам довести себя до такого состояния, то в нас паче и паче укреплялась бы надежда на Господа. Аминь.

Беседа четвертая

За благоговейным чтением слова Божия и вообще книг душеспасительных необходимо следует молитва, как завершающее средство к укреплению в нас надежды на Господа Бога. Чтение священных книг и молитва взаимно способствуют нам основать и укрепить в себе правильную и постоянную надежду на Господа. Кто с благоговением читает слово Божественное, тот скорее располагается к частой молитве пред своим Создателем; ибо, читая слово Божие, не может не проникнуться и не сознать нужды в молитве, как самой необходимой потребности души своей. И наоборот: кто молится Богу и в молитве находит наслаждение для себя, тот не с меньшим наслаждением будет считать для себя и чтение слова своего Господа, как слова света, как слова вразумления, где христианин почерпает для себя мудрость христианской жизни, где он учится оправданиям Господним. Но что особенно в слове Божием нас может привлекать и располагать к молитве, так это чтение псалтыри. Вся книга псалмов Давидовых, можно выразиться, есть целая стройная и благоговейная молитва, где слышится вопль души кающегося грешника, где грешник созерцает милость Божию и где славословит Бога, как премудрого Творца и промыслителя. Чтение Псалтири внедряет благоговейное настроение в нашу душу. От того псалмы и читаются пред каждой и во время каждой службы церковной. Как бы благотворно было, если бы и дома, хотя вечернюю молитву, предваряли чтением псалма Давидова. После такого чтения молитва наша исполнена была бы теплоты и умиления. А лишь только молитва наша не будет холодна и рассеяна, это уже верный признак, что надежда наша на Господа укрепляется. Нам, братья, непременно нужно достигнуть того, чтобы чаще хотелось нам молиться, чтобы, при виде всякого священного предмета, являлось в нас благоговение, чтобы каждый благовест церковного колокола вызывал у нас молитвенное расположение, благотворную думу о нашем спасении, – нам нужно приучить себя чаще держать на устах и особенно в сердце своем молитву к Господу, к Пречистой Его Матери и всем святым. Если мы доведем себя до такого состояния, то мы сами ощутим в себе, что на душе у нас светлеет, ум наш будет трезвее, в сердце нашем затеплится огонь благодати животворящей; совесть наша, чувствуя себя постоянно пред очами Божьими, не поползнется одобрить худое желание, и предостережет нас от совершения поступков нечестных. И чем более будем навыкать к благоговению пред Богом, тем чаще будут вылетать из глубины души нашей молитвенные вздохи к Господу Богу, тем чаще будем находить потребность в молитве. При привычке нашей к молитве будет в нас надежда на Господа более и более укрепляться, а от укрепления надежды нашей на Бога и молитва наша более и более пламенеет. Без надежды на Бога не может быть усердной молитвы. «Уповающе на Тя молимся», читается в молитве церковной.

«Надежда, говорит один церковный проповедник, стоит на верху, как бы осеняет моление, моление стоит внизу и восходит под сенью ее на небо» (Преосв. Феофан, о Христ. жизн.). При благоговейном настроении у христианина все внимание будет устремлено на свое спасение. В таком состоянии он сознает себя беспомощным и только надеющимся сыном на Отца Своего Небесного, к нему будет обращаться с своими нуждами, от него единого будет ожидать себе помощи и милости во всех случаях; он всю жизнь свою вверит водительству Божию, каждый поступок будет совершать под осенением Божия благословения – только и будет мыслить: ты мой Бог, моя надежда и волос с головы моей не упадет без святой твоей воли! Христианин тогда до того положится на Господа, что и самая иногда медлительность Божия в ниспослании благ молящемуся не может поколебать его надежды, а может, напротив, сделать еще более твердым его терпение и более несомненным ожидание. «От оставления же молитвы все противное последует, говорит святитель Тихон; в оставляющем молитву оскудевает вера и исчезает: ибо человек сам-собою не может противиться искушению и так падает в бесстрашие и всякий грех; от сего последует развращенное и безбожное житие, a далее отчаяние, наконец явная погибель» (Сочин. св. Тих. Ворон, т. VI, § 236).

Спасительно, братья, привыкнуть к частой и благоговейной молитве. Мы, по истине говоря, мало молимся, и молиться много и долго считаем для себя делом очень трудным. Обыкновенно положено у нас молиться утром, когда встанем, и вечером, когда нужно ложиться спать. Но, сами знаете, с какой леностью совершаем мы и эти молитвы, и как мы торопимся кончить их. Вот, можно сказать, молитва домашняя не составляет для нас наслаждения. Всегда мы торопимся молиться Господу, тогда как в делах житейских, даже и в легкомысленных занятиях, мы не обнаруживаем своей торопливости. Такое нерадение к молитве у нас от того, что мы мало имеем в себе страха Божия, не помним страха вечных мучений, уготованных для беспечных грешников, – от того, что мало любим Господа Бога и мало заняты Божественным, – от того, что мы очень мало заняты чтением и слушанием священных и душеспасительных книг, мало разговариваем о предметах Божественных. После сего как нам быть внимательными и усердными к молитве, когда мы отстаем от думы о Божественном. Примитесь читать слово Божие, разговаривайте чаще о предметах душеспасительных, вздыхайте чаще из глубины своей души ко Господу о своем нечестии и направитесь, при осенении благодати Божией, на путь истинный. Тогда непременно сознаете, что молитва пред Богом есть весьма важное дело, которого христианин совершать небрежно никак не может. Ведь христианин в молитве своей с Господом Богом беседует, просит его о своих нуждах, благодарит за его щедрые благодеяния, славословит его величие. Так как же твари, да еще и грешной, быть небрежной в молитве пред своим Создателем – пред Владыкой всей вселенной?! «Понеже», говорит святитель Тихон, «не пользует та молитва, в которой язык молится, а ум празден; язык глаголет, а ум молчит; язык Бога призывает, а ум рассеивается по созданиям: того ради должно с помощью Божией о том стараться, дабы и ум то помышлял и делал, что язык глаголет и словеса в молитве не иное что были бы, как толкование и свидетельство совета и желания сердечного; от избытка бо сердца уста глаголали, а не токмо от памяти, и что сердце начнет и породит, то бы на устах являлось, по подобию воды, в котле кипящей, которая наверх издает пузыри, когда на дне котла горячеет и кипит. А по сему должно тщиться о том, что псаломник глаголет: «предзрех Господа пред мною выну» (Пс.15:8), дабы хотя и всегда, но наипаче в молитве Бога пред собою зреть, верой пред ним и раболепным смирением стоять, ему нужды свои предлагать и сердечным преклонением главу и колена преклонять, и тако ожидать милости от него: яко же делаем, егда предстоим земному монарху и от него милости просим. Такое устроение не попустит уму нашему рассеиваться в молитве. Того ради, когда хощем молитися, прежде начала молитвы помышлять и в уме положить должны мы то, что пред Богом хочем стать и о своей нужде его просить» (соч. свят. Тихон. Ворон, VI, § 245).

И так возлюбленные братья, помолимся же нашему Господу, чтобы Он сам Своей помощью привлек нас к молитве, чтобы Он, хоть на время молитв наших, отвлекал нас от помышления о заботах житейских и особенно от дум Богопротивных, чтобы Он научил нас смиренной и благоговейной молитве, какую подобает возносить грешной твари пред всесвятейшим и всесовершеннейшим владыкой вселенной, да тако молящиеся более и более на щедроты Его уповаем. Аминь.

Беседа пятая

Из прошедшей беседы нашей, вы усмотрели, возлюбленные братья, что молитва есть главное средство к укреплению в нас надежды на Господа, усмотрели также и то, что мы холодны к молитве, что мы мало молимся, рассеянно молимся, а по сему не излишне будет, если мы, в настоящем случае, продолжим слово наше о молитве и именно покажем, как нам сделаться усердными к молитве, как нам приобрести благоговейное настроение в душе нашей – такое настроение, находясь в котором мы постоянно бы зрели пред очами своими Господа Бога всевидящего, и ощущая Его присутствие пред собой, воздержались бы от совершения дел, противных святой Его воле? Для того, чтобы нам приохотить себя к молитве, нужно прежде всего приучить себя каждое воскресенье, каждый великий праздник, посещать храм Божий во время Богослужений, и при этом побудить себя входить в дом Божий – место особенного, невидимого присутствия Божия, и стоять в храме во время Богослужения, с глубоким благоговением, представляя при этом свое ничтожество пред великим Богом, которому предстоят в страхе и трепете силы Ангельские, много-очитии Херувимы и шестокрылатии Серафимы, немогущие взирать на сияние славы Божьей, но крылами лица свои закрывающие; нужно непременно вменить себе в обязанность преклонять колена и тела своего пред величием и милосердием Божиим, особенно во время важных минут священнодействия. Да и как не преклонить колена, если только со вниманием стоишь в святом храме, когда, например, услышишь велегласное исповедание церкви в святом символе: «нас ради человек и нашего ради спасения сшедшего с небес, и воплотившегося, и вочеловечившегося», и даже, за наши беззакония, за наши нечестия, распятого и страдавшего и погребенного. Сами колена подогнутся, если только это пение коснется нашего благоговейного внимания. Или как не повергнуться на землю в те минуты, когда иерей Божий воздевает руки свои к Господу Богу и просит Его о ниспослании всесвятого Духа на имеющие преложиться святые дары – хлеб в тело, и вино в кровь Христову, – в те минуты, когда престол в святом алтаре делается священной Голгофой, на которой приносится умилостивительная и очистительная жертва за грехи всего мира, когда тоже самое происходит на святом престоле, что происходило на священной горе, когда солнце меркло, земля тряслась и камни распадались, как не повергнуться в сии минуты, когда священник Божий призывает в ходатаи за грешный мир праотцов, отцов, патриархов, пророков, апостолов, мучеников, исповедников, постников и все души праведных, в вере скончавшихся и, в завершение всего, ходатаицу и предстательницу о мире Пресвятую Пречистую и Преблагословенную, славную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию. В это время вся церковь должна повергнуться, вместе с своим пастырем, слугой и совершителем святейшего таинства, пред бездной милосердия Божия, всю душу свою наполнить любовью, сознанием своего недостоинства, умилением и надеждой на милость Божию. При таком единодушном благоговении, в такие важные минуты священнодействий, благодать Всевышнего и Всеосвящающего Духа Божия изливается от престола агнца широкой струей, и наполняет души благоговейных молитвенников благоуханием Божественным, предохраняющим от заразы греха, наносящего опасные раны душе нашей. И этой то животворящей благодати лишаются те чада Божии, которые, и во время таких великих минут тайнодействий, остаются холодными посетителями святого храма, которые и в те минуты, когда осеняет храм облак благодати животворящей, не находят необходимым припасть пред престолом великой, всемирной жертвы и просить себе у Бога силы, вся немощные врачующей и оскудевающая восполняющей.

Привыкнув в святом храме приносить благоговейную молитву, мы поопасемся и в доме своем, пред священным изображением Господа и святых Его быть рассеянными в молитве, тем более, что уже из святого храма мы будем выносить в душе своей тот зачаток святых даров благодатных, который, возгреваясь в нас более и более благоговейным настроением нашим, исполнять будет и домашнюю нашу молитву непрерывно благоговейным умилением. Не сможет кто сообразить всего, об чем ему нужно молиться дома, пусть возьмет молитвенник и по нему совершает свою молитву. В молитвах церковных высказано все потребное для души нашей, выяснено все, в чем она нуждается, чего должна просить у Господа. В них возбуждается и смирение наше, и благоговение наше. Все молитвы, заключающиеся в молитвеннике, составлены святыми подвижниками веры и благочестия, сияющими теперь отблеском Божественного света в Царстве Небесном, а во время своей земной жизни подвизавшимися за свое спасение и в сем подвиге своем, на всех путях многотрудной жизни, самим опытом изучившие все нужды, все потребности души и тела. Это уже одно может породить в нас и внимание, и благоговение. Одни имена Василия великого, Иоанна златоустого и других Богомудрых составителей молитв могут располагать нас к глубокому благоговению, при чтении молитв ими составленных.

По прочтении молитв по молитвеннику, каждый может молиться пред Отцом Небесным о своих нуждах и собственными изречениями, как умеет. Пусть все выскажет Господу, как чадолюбивому Отцу, пусть поведает Ему все нужды свои, все печали сердца своего. Ведь обо всем можно молиться Господу, обо всем можно просить Его. Нельзя только просить Его о том, что противно святой Его воле – это будет грех.

Для того, чтобы мы, по своей привязанности к миру, не обращались к Богу с прошениями о вредном для нашего спасения, Господь наш Иисус Христос, во время своей земной жизни, научил учеников своих, а чрез них и всех верующих такой молитве, которая должна быть образцом всех молитв, в которой ясно выражено, как и о чем должен молиться христианин Отцу Небесному. Эта молитва называется у нас «молитва Господня». Нужно полагать, что каждый знает эту молитву, – что каждое дитя, едва начинающее лепетать, приучается своими родителями читать эту святую молитву. При церковном Богослужении молитва сия, по своей важности, поется во время Божественной литургии, пред самим временем приобщения верующих святым тайнам. В этой Господней молитве, как в самом чистом зеркале, отражается надежда на Господа Бога молящегося христианина. Обратим же внимание наше на эту святую молитву, вникнем в смысл ее в следующих собеседованиях наших и поучимся из нее, как и о чем должен молиться христианин пред Отцом Небесным, а теперь, в заключение нашего слова, с целью возбуждения нашего внимания, прочитаем с благоговением молитву Господа: «Отче наш, иже еси на небесех! да святится имя Твое, да приидет царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли; хлеб наш насущный даждь нам днесь, и остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим, и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. Яко Твое есть царство, и сила, и слава во веки. Аминь» (Мф.6:9–13).

Беседа шестая

Отче наш, иже еси на небесех!

 

Велика наша земля, братья, на которой мы живем. Относительно ее человек мал, до того мал, что можно назвать его едва заметной движущейся точкой; но если поднять взор наш от земли к верху на небо, где премудрой и всесильной десницей Бога утверждены великие и малые небесные светила, то этот обитатель земли покажется еще меньше, еще мельче, еще ничтожнее, – и подумайте! Как же этот человек должен быть мал, должен быть ничтожен пред Тем, Кто сотворил эту дивную вселенную, Кто простер эти небеса, как шатер (Пс.103:2), Кто сотворил великие светила солнце, луну, – Кто сотворил звезды (Пс.135:7–9), Кто утвердил землю на основаниях ее, так что она не поколеблется во веки и веки (Пс.103:5), как же должен мало значить этот человек пред Тем, чья рука управляет этой необъятной вселенной! И этот то ничтожный человек – этот обитатель земли подминает очи свои на небо, где неизреченно отразилась слава премудрости и всемогущества Творца, преклоняет колена свои пред величайшим Богом и, как младенец, пред любящим его отцом, смиренным лепетом уст своих взывает к содетелю вселенной и своему Творцу, осмеливаясь при этом называть Его отцом своим: «Отче наш, иже еси на небесех» ! Какое дерзновение! Как же должен быть после сего благ и милостив Отец Небесный, если Он попускает своему малому созданию называть Себя именем отца! На земле не скоро сыщешь таких вельмож, которые бы позволяли бедному незнатному нищему называть себя родным именем.

Кто же дал человеку такое право, что он осмеливается всесовершеннейшего Бога, на него же не смеют чины Ангельские взирати, называть отцом своим? Такое великое право называть содетеля необъятной вселенной отцом своим дано нам самим же Богом чрез возлюбленного Сына Его Господа нашего Иисуса Христа. Вот как о сем проповедует святой апостол Павел: «Когда пришла полнота времени, Бог послал Сына своего (единородного), который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А как вы сыны; то Бог послал в сердца ваши Духа Сына своего, вопиющего: Авва, Отче! По сему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий чрез Иисуса Христа» (Гал.4:4–7). И это почетное право, это высокое преимущество дано только тем людям, которые уверовали и имеют уверовать в Сшедшего с небес нас ради человек и нашего ради спасения и в Божественное Его учение. «Тем, которые приняли Его, – говорит святой Иоанн Богослов в своем Евангелии, – верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божьими» (Ин.1:12). И так вот откуда важное, присвоенное христианину, право именовать Бога отцом своим. Так велика любовь Божия! Бог Отец сына своего единородного не пощадил, но за нас грешников предал; Сын Божий Иисус Христос, быв послушлив даже до смерти, смерти же крестной, своими страданиями исходатайствовал падшему человечеству имя чад Божьих, не стыдясь и сам называть братьями своими верующих во имя Его. По сему, возлюбленные христиане, как же мы должны любить Бога, так любящего нас – малое Его создание, как мы должны любить Господа нашего Иисуса Христа, принесшего себя в жертву за избавление от грехов, разлучивших людей от Бога, творца их, – с каким же после сего благоговением, с какой преданностью должны мы предстоять пред Богом и взывать Ему: "Отче наш" !

"Отче наш"! Не меня одного Отец Ты Небесный, но всех нас, нарицающихся именем Христа Твоего, так должен думать христианин, произнося эти первые слова молитвы Господней, – я не смею называть Тебя Отцом моим по преимуществу, потому что я грешник, великий грешник и несмь достоин нарещися сын Твой. Дети, которые любят и почитают своих родителей, всегда послушны голосу отца и матери, а я твое создание, которому благоизволил Ты, по неизреченной любви своей, именоваться Сыном Твоим, непрестанно преступаю Твои повеления, как же могу назвать Тебя отцом моим?! Я недостойный последователь Христа Твоего осмеливаюсь только, вверяя себя молитвам благочестивых братий моих, взывать к Тебе из глубины смиренной души своей: наш Отче!

«Отче наш, иже еси на небесех» ! У каждого человека есть любопытство и сильное любопытство, которое влечет его внимание на свод небесный, усеянный мириадами светил, громче всякой проповеди, возвещающих силу и премудрость Творца. У христианина более, чем у кого-либо, обращено внимание на небо. Он там, кроме стройности и красоты творения Божия, созерцает умом своим и престол Бога Великого, где Он являет особенно славно свое присутствие, где силы бесплотные, постоянно блистая светом славы и благодати Божией, славословят Господа, где и души праведных, лицом к лицу, видят славу Божию, и предстательствуют пред Господом о грешном мире сем, – куда и сам каждый христианин желанием желает предстать по своем успении. Соображая все это молящийся Отцу Небесному и думает: Отец Ты наш! На небе Ты уготовал престол Свой; там неизреченная слава Твоя! Там возлюбленный Сын Твой, Господь наш Иисус Христос обещал уготовать место истинным своим последователям! Молю тебя, удостой и меня быть участником в небесной радости! Таков смысл первых слов молитвы Господней и такие думы должны наполнять душу молящегося христианина.

Дети Царя Небесного! Мы, после нашего крещения, за заслуги Господа нашего Иисуса Христа, «род избран, царское священие, язык свят, люди обновления, иже иногда не людие, ныне же людие Божии» (1Пет.2:9–10). Будем дорожить тем правом, тем великим преимуществом, по которому мы дерзаем Творца видимого всего и невидимого называть Отцом своим; позаботимся не оскорблять Его жизнью недостойной Его великого и пресвятого имени. «Великое, высокое и совсем небесное есть звание христианское», говорит Святитель Тихон,» почему должно быть от земных и мирских скверен и нечистот удаленное. Царская мира сего фамилия в рубищах не терпит ходити и от пороков, помрачающих славу его, бережется; но покрывается порфирой и виссоном и прочей утварью, царству земному приличной. Христианство есть фамилия Царя Небесного, которой рубища мирского смрада и скверны греховной крайне неприличны; но как одеяна порфирой и чистым виссоном правды Христовой, так и ходить в том царском украшении должна и благодатью Божией украшать себя утварью добродетелей христианских». Аминь.

Беседа седьмая

Отче наш, иже еси на небесех, да святится имя Твое!

 

Свят, свят, свят Господь Саваоф, воспевают силы бесплотные, предстоя престолу Вседержителя. Свят еси и пресвят Ты и единородный Твой Сын и святой Твой Дух, сливаясь с пением Ангелов, произносит и святая церковь устами священнослужителя, предстоящего престолу Божию в святом храме. Слово Божие во многих местах уверяет нас, что «праведен Господь, правды возлюби» (Пс.10:7); «праведен еси Господи и прави суди Твоя» (Пс.118:137). Если же Господь свят и праведен, то о чем же молится христианин словами молитвы: «да святится имя Твое» ? Если Бог вечно свят и праведен, то, конечно, нельзя предположить, чтобы верующий словами: «да святится имя Твое» умолял Господа оставаться Святым и праведным. Бог, и без этого моления, остается всегда святым по естеству своему и не может быть иным. «Не яко человек Бог колеблется, ниже яко Сын человечь изменяется» (Чис.23:19). «Праведен Господь во всех путех своих и преподобен во всех делех своих» (Пс.144:17); но мы молим тем Господа о том, чтобы Он научил нас достойно прославлять Его и осторожнее и благоговейнее обращаться с святым и великим именем Его. Сознавая святость и величие Бога, так ясно открывшиеся в Его творении, все народы, населяющие землю и верующие в Бога Небесного, не смотря на различие вер своих, имеют всегда глубокое благоговение пред именем Творца вселенной. Люди, просвещенные светом Евангельского учения, сравнительно пред не христианскими народами, имеют гораздо более побуждений к благоговейному обращению с именем Божиим. Рассматривая славное и исполненное дивной любви Божией, Божье домостроительство о спасении грешного человечества, христиане должны исполняться особенного благоговения пред именем всемилостивейшего и любвеобильного Бога. Созерцая, в окружающей нас природе дивные дела Божии, мы постоянно должны прославлять Господа Бога. В сем случае поучительный пример подает нам в своем лице св. Царь и пророк Давид. Все созерцаемое им в природе возбуждало его к прославлению Господа. Его поражало не только величие неба, страшные волны моря, но и малый ручеек и невзрачный кролик, – не только великое, но и малое из творения Божия – все вызывало из благоговейного сердца его исповедание и прославление имени Божия. Во всем он видел попечение Отца Небесного о сотворенном им. Неизлишне при сем будет прослушать нам восторг ветхозаветного праведника, при рассматривании им творения Божия и поучиться у него взирать на дела Божии. «Господи Боже мой, Ты дивно велик! – взывает св. Давид, – Ты облечен величием и благолепием, Ты облекся светом, как ризою, простер небеса, как шатер; облака сделал своею колесницею, шествуешь на крыльях ветра, Ты утвердил землю на основаниях ея, так что она не поколеблется в веки и веки. Ты провел источники по долинам, между горами текут воды, поят всех полевых зверей, дикие ослы утоляют жажду свою. При них обитают птицы небесные, сквозь ветви голос их раздается. Ты произрастаешь траву для скота, и зелень на пользу человека, чтобы произвести из земли хлеб. Ты сотворил высокие горны сернам, каменные утесы убежище кроликам. Ты сотворил луну, для указания времен, солнце знает свой запад. Ты простираешь тьму и делается ночь, во время коей бродят все лесные звери, львы рыкают, ища добычи, и требуя от Бога пищи себе. Возсиявает солнце, и они скрываются и ложатся в свои логовища. Выходит человек на дело свое и на (делание) работу свою до вечера. Как многочисленны дела Твои Господи! Все соделал Ты премудро; земля полна богатства Твоего. Вот великое и обширное море, там пресмыкающиеся, коим нет числа, животные малые и большие; там плавают корабли, там левиафан, которого Ты сотворил играть в нем. Все они от Тебя ожидают, чтобы Ты давал пищу им в свое время. Даешь им, приемлют; отверзаешь руку Твою, насыщаются благом. Сокроешь лице Твое, смущаются; возьмешь от них дух, умирают, и в прах свой возвращаются. Иегова Господи наш! Как величественно имя Твое по всей земле! Ты вознес величие Твое превыше небес. В устах юных и грудных детей Ты устрояешь себе хвалу. Когда взираю на небеса Твои, дела Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил: то что есть человек, что Ты помнишь его, и что есть сын человеческий, что Ты посещаешь его. Да будет Господу Богу слава во веки! Буду петь Господу во всю жизнь мою. Славьте Господа, провозглашайте имя Его; возвещайте в народах дела Его! Пойте Ему! Бряцайте Ему, повествуйте о всех чудесах Его, хвалитесь именем Его святым» (Пс.103:1–3,5,10–12,14,18–29, 8:2–5, 103:31,33, 104:1–3)! Вот к каким размышлениям приходил св. Давид, при рассматривании сотворенного дивной десницей Божией! К славословию имени Божия должны приходить и мы, при рассматривании всего сотворённого Господом. При взирании на сотворенное Богом и поражаясь величием Сотворшего, мы, сверх сего, еще живо представляя себе милость и любовь Божию в воплощении и страдании Бого-человека, с каким трепетом, с каким благоговением, с каким умилением должны величать и прославлять имя Божие! «Приидите же христиане, поклонимся, падем, приклоним колена пред лицем Господа, сотворшего нас» (Пс.94:6), и будем умолять Его, чтобы Он сам научил нас достойно прославлять всюду великое имя Свое, чтобы раскрыл наше разумение яснее видеть на всем и на нас самих дивные дела премудрости Своей и благости. Вот это первое, о чем мы должны просить Господа словами молитвы: «да святится имя Твое» !

Много на свете есть христиан, но в числе христиан много таких, которые не составляют одной семьи у святой матери церкви православной, но уклонившись из ее святых объятий и вымыслив себе нечто отдельное в христианском вероучении, основали отдельные вероисповедания; или иные, исказив по своему, обряды церкви православной, впали в душепагубный раскол; кроме сего есть на земле весьма много и таких народов, которые вовсе не знают истинного Бога, но по своей дикости и неразумию, поклоняются самодельным истуканам, признавая их за Бога, Творца своего; иные же, веруя в Бога Небесного не веруют в возлюбленного Сына Его, нас ради человек и нашего ради спасения сшедшего с небес, – таковы народ, рассеянный за грехи отцов своих, по всему лицу земли, Евреи и поклонники Магомета. Когда христианин молится: «да святится имя Твое» то тем самым умоляет еще Господа, чтобы Он, осветил Своею благодатью тех, которые имени Его не познали, привлек бы их к познанию учения Христа Спасителя, a тех, которые отделились от святой православной церкви, наставил познать свои заблуждения и затем ввел бы их опять в недра православия, да блистает все человечество светом истинного Боговедения и да славит единым сердцем и едиными усты великое имя Пресвятой Троицы.

В среде самих христиан православных есть не мало таких, которые нося на себе святое звание православных, далеко не соответствуют своему названию в жизни своей, и в делах своих часто являются нарушителями заповедей Божьих, непослушными к уставам матери своей церкви. Когда мы просим: «да святится имя Твое», то должны при этом обнять своим вниманием и сих братий наших и о вразумлении их молить Господа.

Наконец всего словами молитвы: «да святится имя Твое» мы должны просить Бога, чтобы Он помог и каждому из нас сберечь душу нашу чистой и украсить делами добрыми, да и другие люди, взирая на наши добрые дела прославили бы Отца нашего, иже на небесех. Аминь.

Беседа восьмая

Отче наш, иже еси на небесех, да святится имя Твое

 

Рассматривали мы, возлюбленные братья, первое прошение молитвы Господней; определен был смысл слов: «да святится имя Твое», и показано было, что христианин, произнося эти слова должен молиться Господу Богу во первых о том, чтобы Отец Небесный раскрыл душевные очи наши к яснейшему созерцанию дел своих, явленных в сотворении вселенной и в искуплении падшего человечества, а чрез это возбудил бы нас к прославлению великого Своего имени, – во вторых о том, чтобы Он осиял светом истинного Боговедения идолопоклонников и рассеял заблуждения людей иноверных, инославных и погибающих в расколе и в третьих о том, чтобы Он долготерпеливый Бог не оставил коснеть в грехах христиан православных и наконец о том, чтобы Он всесильный помощник наш сподобил всех нас сберечь душу нашу чистой, украсить ее добрыми делами к назиданию другим, да чрез сие из всего человечества, из всех народов, населяющих землю составился бы стройный и звучный орган к истинному и достойному прославлению величества Божия. В настоящее время еще продолжим нашу беседу о славе имени Божия и, обратив наше внимание на самих себя, найдем и укажем в себе те недостатки в нашем поведении, которые обнаруживают в нас оскорбление великого имени Бога. Недостатки наши, кривизны в нашей жизни, во всякое время подмечать благодетельно, но тем благодетельнее, тем целебнее приводить себе на память эти грехи за собой в святом храме, пред лицем благодатно-присутствующего Бога. Здесь не дома, рассеянности меньше, побуждений к благоговейным размышлениям много, а при этом скорее сознаешь свой грех, скорее обвинишь себя в неправом поступке, и, сверх сего, помолишься еще Господу о своем исправлении.

И так, возлюбленные братья, что же в нас есть оскорбительного для святого и великого имени Господа!

Каждый грех, сущий в нас, есть оскорбление святости Божией, но грехи, которые служат соблазном для других и которые резко выдаются от нас, есть оскорбление святости имени Божия по преимуществу. На сии последние грехи и укажем в настоящие минуты.

Первое, что чаще всего бросается в глаза – это частое, неуместное и неблагоговейное произношение весьма многими имени Божия в божбах и клятвах. Весьма многие из наших братий православных христиан до того привыкли к неблагоговейному употреблению имени Божия, что, почти на каждом шагу их, слышишь произношение этого святейшего имени на ряду с пустой речью. Отцы и матери, будучи сами заражены этим грехом, не замечают как этот грех делается гибельным достоянием их детей. И какое страшное самозабвение у этих невнимательных к себе братий наших. Забывают они, что небрежно и без внимания, и неуместно произносят имя, которое с благоговением и трепетом славится и воспевается гласами Ангелов и святых небожителей, – забывают и прямую заповедь спасителя: «не клястися всяко, ни небом, потому что оно престол Божий, ни землею, потому что она подножие ног Его» (Мф.5:34–35).

Второе, что оскорбляет святость имени Божия – это приписывание весьма многими успеха своих действий, своих занятий, своим силам, своему умению, своей опытности. Иные одобряют себя, что сумели нажить себе большое богатство; иные сознают себя преимущественнее других от своих почестей; иной в восторге от своего ума; иной рассказывает о своих достойных детях. Но что наши силы, что наше знание и наша опытность, что наши богатства, что честь наша, что наш ум, что наши достойные чада, как не дар всеблагого и премудрого Бога. «Отверзшу Ему руку всяческая исполнится благости» (Пс.103:28); аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии. В тех случаях, когда мы одарены совершенствами нашей души, когда имеем изобилие в наших прибытках, когда дети наши служат нам честью и украшением, – когда и прочее все хорошее с нами, мы должны видеть только одну милость к нам Божию – все это должны приписывать благости Божией, изливающей на нас обильные свои дары, а сами о себе должны помышлять, что мы окаяннейшие всех человек есмы и «не яко довольны есмы помыслити, что яко от себе, но довольство наше от Бога» (2Кор.3:5). Ему единому должны воздавать славу и честь, – не нам, не нам, но имени Его.

Третье, что оскорбляет святость имени Божия и что ныне не редко можно встретить – это вхождение в храм без благоговения, с отпечатком на лице своем не смирения, подобающего христианину, приступающему к престолу Владыки вселенной, но с весьма заметной отметкой надменности и рассеянности. Жалко смотреть на иного христианина, как он становится неприличен, начиная с первой минуты появления своего внутри святого Божия храма. И крестится он небрежно, и разговор для него в церкви нипочем; поклонов земных и коленопреклонений вовсе не исполняет. И это в доме Божием и пред лицем невидимого Бога. В храме Божием нельзя так себя вести. Здесь все должны предстоять лицу Божию с смирением и трепетом – здесь не место сознания земных отличий и преимуществ, – здесь царь и воин, богатый и убогий в равном достоинстве– здесь, все до одного, возлюбим друг друга; здесь один велик Бог, которому достойно и праведно, без различия чинов и знаков отличия, покланятися и припадати, – пред лицем которого да молчит всякая плоть человеча и ничтоже земное в себе да помышляет, – здесь одна только слава в вышних Богу!

Возлюбленные ученики и последователи Христовы, чада Божии! Вот какие проступки в поведении нашем, оскорбляющие святость имени Божия. Перечисленные погрешности служат соблазном для других. Многими эти грехи допускаются по легкомыслию, или по неясному пониманию всего великого и существеннейшего в нашей святой религии. Может быть иные и не подумали, как велики и тяжки эти погрешности на весах правды Божией. Будем же на будущее время следить за собой, как можно строже; будем осторожны в наших словах и не допустим, в наших обыкновенных разговорах, ни одного слова, которое бы отзывалось неблагоговением к нашему Создателю. Устроим себя так, чтоб и в манерах наших не было ничего неблагоговейного пред всем священным и освященным. Приучим взгляд наш зорче и глубже всматриваться в дивные дела Божии – Его премудрости и благости. Если совместим все это в нашем поведении, тогда великое и святейшее имя Божие будет святиться и прославляться не только устами нашими, но и сердцем и делами нашими – тогда лучи святости Божией отразятся и на нас самих – тогда жизнь наша будет проводником света на языки незнающие истинного Бога и, Его же послал есть Иисуса Христа. Аминь.

Беседа девятая

Отче наш, иже еси на небесех, да приидет царствие Твое!

 

«Наше житие на небесех есть, отонудуже и Спасителя ждем Господа нашего Иисуса Христа, иже преобразит тело смирения нашего, яко быти сему сообразну телу славы Его» (Флп.3:20–21). Так все мы веруем, православные христиане – все мы знаем, что здесь на земле нам не век вековать. Поживешь, поживешь, долго ли, коротко ли, а все-таки придет к нам неумолимая смерть. Иному здесь жить очень хорошо – одни только радости в жизни, да удовольствия, и как такому счастливцу не хотелось бы расстаться с своим счастьем: но безжалостная смерть не щадит и этого любимца счастья. Так все мы видим и знаем, что конец земного бытия нашего гроб и могила. Но видя над собой победы смерти, мы в тоже время знаем и твердо убеждены, что могила наша есть не конец нашего существования, а только место для временного отдыха, – только постель наша, на которой мы должны отдохнуть после тяжких трудов нашей многомятежной жизни, и с которой, после известного Создателю нашему времени отдыха, мы должны будем встать и, стряхнувши с себя все тяжелое нашей плоти, воспарить на небо, к престолу Отца нашего Небесного и, по указанию перста Божия, взойти в те обители, которые уготовал своим последователям Господь наш Иисус Христос. Все мы знаем, что там настоящее наше жительство, a здесь на земле мы, как в великой школе, при свете Божественного учения, должны только приготовлять себя к той святости жизни, какую надлежит иметь всем гражданам Царства Небесного. Знаем все мы, что Царство то Небесное вожделенно и полно одного только блаженства, о каком человек, при настоящем своем смысле, и вообразить не может. Знаем, что мы, по смерти своей, «внидем в радость Господа своего» (Мф.25:21), «восприимем наследие нетленно нескверно и неувядаемо, соблюдено на небесех нас ради» (1Пет.1:4), «царствие приимем и венец от руки Господни» (Прем.5:16), «не взалчем к тому, ниже вжаждем, не имать на нас пасти солнце и всяк зной, яко Агнец, иже посреде престола упасет нас, и наставит нас на животные источники вод, и отымет Бог всяку слезу от очей наших» (Откр.7:16–17), что мы вселимся во святом горнем Иерусалиме, «имущем славу Божию» (Откр.21:11), «где нощи не будет и не потребуют света от светильника, ни света солнечного, ибо Господь Бог будет просвещать нас, и воцаримся во веки веков» (Откр.22:5); тогда будем торжествовать над смертью: «где ти смерте жало» (1Кор.15:55), будем петь пресладкую песнь: аллилуйя. Знает все это истинный христианин и все внимание свое устремляет на полную вечных радостей жизнь. Все его сладкие мечты летят на небо – там он видит блаженство свое, – там – покой свой и, живя в здешнем мире, грустит о потере райского блаженства, и желанием желает внити в радость Господа своего, стать в ряду с избранными Божьими у славного Престола Божия, зреть славу Божию, и пети песнь: аллилуйя. Его умному взору представляется Спаситель и Господь, простирающий полные любви объятия своим последователям; его душевному уху слышится небесный и сладкий глас Его: «приидите ко Мне вси труждающиися и обременении и аз упокою вы» (Мф.11:28). «Приидите благословении Отца Моего, наследуйте уготованное Вам царствие от сложения мира» (Мф.25:34). Мир, среди которого он живет, считает не местом радости и счастья, но местом великого и трудного подвига, где кругом себя видит врагов, мешающих его доброделанию. И бывают такие времена в его жизни, что Он изнемогает под тяжестью подвига, и только одна святая вера в триединого Бога, только одна надежда на наследие вечного Царства за свой подвиг, окрыляет его дух, и придает крепость его ослабевающим силам. В такие тяжкие минуты искушений своих истинный последователь Христов одно мыслит и, возводя очи свои на небо, голосом, исполненным сердечного умиления, взывает к Господу Богу. Боже, «отче наш, иже еси на небесех»! Ты изрек в святом слове Твоем, что будет мир ненавидеть истинных Твоих последователей. Слово Твое сбылось. Верующим во имя Твое, и шествующим по путям спасительных Твоих заповедей, нигде нет покоя! Всюду не любят нас, везде презирают нас, часто именуют нас то ханжами, то лицемерами, – не редко и святые обычаи в нашей жизни называют религиозной неуместной строгостью. В целом мире видно оскудение правды и милости, упадок благочестия – самая вера в некоторых чадах Твоих делается шаткой! Скорбит сердце о сем верного твоего последователя, – трудно жить в мире рабам Твоим. О если бы пришел конец нелегким нашим подвигам, о если бы скорее приблизилось к нам Царствие Твое»!

К таким соображениям приходит истинный христианин, когда произносит слова молитвы: «да приидет царствие Твое». Так возлюбленные братья и все мы должны мыслить, когда останавливаем внимание свое на словах молитвы: «да приидет царствие Твое». Все мы православные христиане, при произнесении нами этих священных слов святой молитвы, в таких чувствах должны стоять пред Господом Богом: Господи и Боже наш, Отец наш Небесный! Ты, по неизреченной Твоей милости, даровал нам жизнь вечную, исполненную одних нескончаемых радостей! Там наша жизнь, a здесь мы пришлецы и странники и только на пути находимся к небесному нашему отечеству. Но хоть и коротка земная жизнь наша, мы все-таки опасаемся, чтобы нам, увлекшись ее удовольствиями, не пристраститься к ней, и вместо того, чтобы скорее спешить к вечному нашему отечеству, не сбиться с прямого пути и не бродить по распутьям, которые ведут в пагубу. Опасаясь этого мы и просим Тебя Отче наш, чтобы пришло к нам скорее то время, когда минуются соблазны и искушения и откроется славное Царство Твое, а до сего времени просим у Тебя благодати всеосвящающей, чтобы она наполнила все существо наше, и чтобы уже грех не царствовал в мертвенном теле нашем. В таких чувствах должны все мы, православные христиане стоять пред Господом, произнося слова молитвы: «да приидет царствие твое».

Так молитесь, возлюбленные братья, а на уме своем держите, чтобы и в жизни своей доказать наше желание Небесного Царствия. Мы на самом деле, своим поведением должны показать, что мы действительно здесь не коренные граждане и не должны увлекаться в мире тем, что будет затруднять приближение наше ко Царствию Божию, нашему небесному отечеству. Там истина нашей жизни, говорит один церковный проповедник, здесь только начало, приготовление, а посему не запасайся многим: будь, как странник… Это обязывает жить на земле, как на чужой стороне. Не то это значит, чтоб ничего не иметь, ничего не приобретать, а то, чтоб, сколько бы чего ни приобрел, сколько бы чего не пришло, чести, славы, богатства, не прилагать к тому сердца, а держать его в будущем своем отечестве… Все здешнее пусть будет, как чужое, как не родное. Не отвергай того, не презирай, но и принимай, как чужое, как тяготу некоторую, боля сердцем, что живешь не на своей родине и искренно желая и молясь скорее перейти в вечное свое жилище (Письма о христ. жизни стр. 142–143). Аминь.

Беседа десятая

Отче наш, иже еси на небесех, да приидет царствие Твое!

 

Благочестивый христианин, вращаясь в бурном море настоящей многомятежной жизни, перенося много бед и несчастий, и часто находясь в опасности от страстей и искушений, молится Господу Богу: «да приидет, Боже Царствие Твое», то славное царство, в котором, как в тихом пристанище, обещан покой от всех трудов и подвигов жизни мира сего. Но молясь о скорейшем приближении Царства Божия вечного и славного, христианин в тоже время помнит, что и здесь на земле, среди всех горестей, дарована от Господа возможность устраивать в душе нашей начаток блаженства жизни вечной. Прочитывая жизнеописания святых подвижников благочестия и Христовых страстотерпцев все мы, возлюбленные христиане не можем не усматривать, как истинные последователи Христовы находили радость в самих страданиях своих. Они радовались и в темницах, и под орудиями пытки, и радость их превосходит всякое описание. Эта радость, присущая Христовым последователям и среди горестей и страданий, и есть признаки устроения Царства Божия в душе нашей. «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк.17:21), сказал Господь Иисус Христос. Он, как бы так сказал чрез сии слова свои: ученики и последователи мои, хотя не радость в мире сем предрекаю вам – неудовольствия жизни – вы в мире скорбь иметь будете (Ин.16:33), мир будет ненавидеть вас, и правда ваша и святость ваша и всякое доброе дело ваше будет порицаемо и осмехаемо сынами века сего, от этого вы восплачете и возрыдаете, печальни будете (Ин.16:20): но мужайтесь! Печаль ваша обратится в радость, я сообщу вам такую силу, пошлю вам такого Утешителя, с которым вы и в гонениях и в скорбях ваших будете находить себе отраду и утешение, – будете иметь в себе радость совершенную (Ин.17:13), Царствие Божие внутрь вас будет.

По словам Спасителя нашего и Господа так и совершается в жизни нашей. Самим опытом мы удостоверяемся, что истинные счастливцы на земле не те, которые достигли высоких степеней славы и могущества, но те, которые пребывают в любви к Богу, которые исполняют свято волю Божию; с такими верными рабами своими всегда сам Бог, утешающий и подкрепляющий их. «Кто любит Меня, – говорит Господь, – тот соблюдет слово Мое, и Отец Мой возлюбит Его, и Мы прийдем к нему и обитель у него сотворим» (Ин.14:23). «Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь пребывает во Мне и Я в нем. Ядущий Меня жить будет Мною» (Ин.6:56–57). Вот где источник истинного счастья и блаженства и для здешней жизни у последователей Христовых! Добродетель и одна только добродетель – жизнь по Христовым заповедям, вот что христианину доставляет возможность ощущать в душе своей небесную радость здесь на земле. Вот неотъемлемое сокровище, которое и за могилу пойдет с христианином. Все прочее: богатство, слава, честь, счастье, здоровье, все это только принадлежность земной жизни, и здесь все это так непрочно, так обманчиво. Имущества нашего легко, при разных случаях, можем лишиться; злой язык может обесчестить наше имя; неправый суд может осудить нас, болезнь отнять у нас здоровье. Одно только – любовь наша к Богу, чистая добродетельная наша жизнь пред очами Его – постоянное и неотъемлемое наше достояние.

Благо было бы нам, возлюбленные братья, если бы грех не царствовал между нами, и если бы добродетели украшали жизнь христианскую! Тогда Господь Бог благодатно царствовал бы и в настоящей жизни в своих последователях, тогда ощутительно бы было в душах наших зачинание вечного блаженства, тогда ни богатства, ни слава, ни честь мира сего, не осилили бы в нас навыка к христианскому доброделанию, ни самые несчастья жизни, при помощи благодати Всесвятого Духа, не были бы страшны для нас, и не поколебали бы в душе нашей духовного мира, тогда христианство, как великое и дружное братство, имея постоянно в мыслях своих Бога, приобщаясь в таинстве Евхаристии Божественного естества святых тела и крови Христовых, на самом деле основало бы внутрь себя Царствие Божие, о котором сказано, что Царствие Божие внутрь вас есть.

Будем же усердно молиться о сем Господу Богу: «Отче наш, иже еси на небесех, да приидет Царствие Твое! Аминь».

Беседа одиннадцатая

Отче наш, иже еси на небесех, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли!

 

«Не еже бо хощу доброе, творю: но, еже не хощу, злое, сие содеваю» (Рим.7:19) писал о себе святой апостол. И мы братья должны сказать о себе тоже самое. При свете закона Божия и собственной совести мы знаем, что хорошо и что худо, что полезно душе нашей и что вредно; но несмотря на наше это знание, несмотря на наше умение различить доброе от худого, мы, в своих желаниях, склонны более к дурному, чем к хорошему и поэтому делаем более греховного, сем святого. Иногда после того, как сделаешь грех, не устоишь против греховных желаний, на душе-то становится и очень не легко – тотчас же заметишь, что сделал великую ошибку, что прогневал своим поступком Господа Бога нарушив Его святую заповедь и долго, долго думаешь после, как нехорошо исполнять свои греховные желания; но пройдет час за часом, день за днем, смотришь: опять порочная мысль влечет тебя ко греху, – борешься с ней, раздумываешь, наконец решаешься не поддаваться, а выходит, что снова сделаешься побежденным. Так склонны мы делать греховное, так погрешает в нас наша свобода! Все мы, например, читаем заповедь Божию: «чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли» (Исх.20:12), и, в тоже время, находим весьма не малое число таких детей, которые огорчают своих родителей недобрым своим поведением, которые осмеливаются на грубости и дерзости пред своими родителями; все мы знаем, что должны любить ближнего, как самого себя и не желать ему ничего такого, чего себе не желаем, но, зная это, большая часть людей, как часто радуются несчастью своего ближнего, и, в своих речах, не редко решаются накидывать тень порицания на честную жизнь своих близких. Всем нам известно, что пьянство есть великий грех, и что пьяницы царствия Божия наследити не могут (1Кор.6:10), но сколько есть христиан, которые, несмотря на то, что эта страсть мертвит тело и убивает душу, несет горе и недостатки в семью, лелеют в себе эту страсть, как любимое детище, и жалеют расстаться с ней. И сколько, сколько еще в нас противозаконного?! Так и тянет нас к греху, так и влечет нас делать то, что противно воли Божией, и что отводит нас истинного пути спасения.

Так, христиане, греховна воля наша! Несравненно больше она желает греховного, чем святого. Господь наш Иисус Христос в собственной жизни Своей показал нам пример жития христианского; кроме сего ниспослал на нас всемощную благодать Всесвятого Духа Божия, все немощное в природе нашей врачующую, и оскудевающее восполняющую: но мы не только не стараемся подражать святейшей жизни нашего Спасителя, не только не стараемся сохранять в душе своей благодать Божественную, но еще прогоняем ее от себя тяжкими грехами. Живем так, как нам хочется, а не как Бог велит – будто жизнь то наша шутка какая, игра какая, будто не придется никогда давать отчета в нашем житии на суде Божием. Опасно так проводить житие наше. О если постигнет нас при такой нашей греховности час смертный, куда мы годны тогда?! Скорее, братья, как можно поспешнее, с молитвой к Богу: «Отче наш, иже еси на небесех! Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли». Отец наш Небесный! Ты зришь, какие мы грешники; до того привыкли мы к греху, что святое и благоговейное нам и на ум нейдет; думаем мы только о настоящей жизни, как бы нам здесь попокойнее, да посчастливее время проводить. Видим уже мы, что такие самовольные наши желания, а за ними и дела наши, далеко заводят нас от пути спасения, видим мы это и сознаем грех свой, да сил не имеем настойчиво бороться с греховными желаниями, – к Тебе обращаемся и Тебя усердно просим Отче наш: пусть не наша греховная воля будет руководить нами, но Твоя святая воля, начертанная в святом слове Твоем: пусть опротивеет нам грех, пусть сделается все греховное непривлекательно нам, но благодатная помощь Твоя да расположит нас любить одно святое и Тебе приятное.

«Да будет воля Твоя яко на небеси и на земли». На небесах все святые Твои Ангелы, все святые Твои угодники непрестанно исполняют волю Твою, – от этого они и блаженствуют. И мы, в сердце нашем, начали бы ощущать блаженную вечную радость, если бы оно желало только одного святого, согласного с святой волей Твоей. Господи стопы наши направи по словеси Твоему, да не обладает нами всякое беззаконие!

Так, возлюбленные братья, находя в своей жизни много противного святой воле Божьей, молитесь Отцу Небесному, когда произносите слова молитвы: «да будет воля Твоя» и будьте уверены: Господь Бог, по своей безконечной любви к своему созданию, не отринет вашего моления. Не позабудьте только, сознавая вашу немощь, ваше бессилие, предавать себя всецело в волю Божию, и с благоговейным трепетом ожидайте от Господа вразумления и подкрепления; все это не замедлит придти к вам от Господа, при вашей преданности святой воле Его. И что придет к вам от Господа, радость ли, печали ли, все принимайте с покорностью и благодарением. Обращайте при этом все свое внимание ко Господу и говорите: да будет Господи над нами святая воля Твоя, всегда и во всем; Ты один ведаешь, что нам полезно, – Ты любишь нас более, чем мы умеем любить себя. Несчастья и горести, встречающиеся в жизни нашей, попускаются к нам от Господа, для душевной пользы нашей. Не будь у нас горестей в жизни, что тогда было бы с нами? Живя без горя и без печалей мы и Бога позабыли бы. С одними радостями в жизни, с одним счастьем, мы беспечно относимся к нашему спасению; в дни нашего счастья и благополучия мы легко забываем о будущей жизни нашей на небе, а от сего не вдумываемся в важность земной жизни, не помним о цели нашего на земле пребывания; только горе и беды и освежают наш ум и возбуждают нас пораздуматься и вспомнить о Боге и Его Божественных повелениях. Несчастья и беды, на нас приходящие, нельзя не признавать за благий дар Божий, к нам грешникам; потому что вразумляют нас, и ведут нас к раскаянию в нашей рассеянности, в нашей греховности.

Так чада Отца Небесного, произнося слова молитвы Господней: «да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли», будем умолять Отца нашего, иже на небесех, чтоб Он научил нас и помог нам исполнять с охотой и любовью святую волю Его, как исполняют ее небожители, и, с молитвой о сем, предадим себя всецело в распоряжение Отца Небесного, – да творит Он над нами святую волю Свою, и будем смиренны и безропотны, если Владыка вселенной и путем горестей поведет нас к вечному спасению. Аминь.

Беседа двенадцатая

Отче наш, иже еси на небесех, хлеб наш насущный даждь нам днесь!

 

Можно, возлюбленные братья, жить без золота, можно жить, не имея пышной и дорогой одежды, можно жить в убогой хижине, не умрешь и без лакомства, но ни как не проживешь без куска хлеба насущного. Пусть у человека всего будет много и денег, и каменья многоценного, пусть украшает он тело свое дорогим бархатом и многоценными материями, пусть чертоги, подобные царским, будут жилищем для него, но если лишить пищи такого знатного и богатого, что бы тогда за жизнь была для него? Не почел ли бы он себя наибеднейшим и несчастнейшим последнего нищего? О, по справедливости можно сказать, что такое положение человека есть самое тяжелое, самое несчастное – смертельное состояние. Много на свете есть тяжелых бед, но что может быть тяжелее беды от голода? Голод для человечества есть беда из бед, несчастье из несчастий. Тяжкие бедствия голода, за нечестие и тяжкие грехи, посылаются Господом Богом на человечество. Господь Бог терпит, терпит беззакония людей, ждет, ждет покаяния от грешников, вразумляет, вразумляет, сначала не так великими бедами грешное человечество, наконец, когда уже не внемлют люди беззаконные прещениям Божеским, поражает нечестивых такими страшными казнями, как голодом, мором и другими великими наказаниями. «И будут глады, и моры, и трусы по местам» (Мф.24:7), предвозвестил нам во святом Евангелии Божественный Спаситель. И сколько раз уже исполнялось святое слово Его? Сколько раз земля отказывалась приносить плоды свои человеку? Сколько и ныне не редко слышим мы о неурожаях в разных местностях земли? Приходится и ныне слышать, что в одном месте палящее солнце пожгло нивы, на обработку которых много было положено труда и состояния заботливыми пахарями. Сколько и ныне случается, что в то самое время, когда бы нужно было только показаться плоду на хлебном растении, сильные морозы убивают растение, и прекращают в нем плодоносную растительность. Сколько известий доносится до нас из разных местностей, где, или градом, или бурей сбило весь хлеб, и не оставило на месте ни одного цельного колоса, или где целые тучи насекомых напали на плодоносные поля и пожрали до корня все растения. Не вразумляет ли Господь Бог нас грешников этими неурожаями, этими гладами по местам? Не призывает ли этим самым нас грешников к покаянию и к житию добродетельному? Вонмите при этом христиане православные, как еще щадит нас Отец Небесный, как Он желает да не все погибнут, но да все в покаяние придут. Человечество, по тяжким грехам своим, по своевольной жизни своей, давно уже заслуживает грозного Божеского наказания, но Господь Милосердый наказывает еще не вдруг всех грешников, но, поражая одних, вразумляет тем самым других, да обратятся к Нему и да восплачут пред Ним о всех неправдах своих, о всех беззакониях своих, ими же нечествоваша. И беда будет, великая беда, если, за этими гладами и пагубами по местам, Господь поразит всех нас общим и тяжким гладом. Долго ли до этого? Известно из Святой Библии, как семилетним голодом поражал Господь целую страну Египетскую, известно как, во дни Илиины и в Израильской земле небо не давало дождя на землю три года с половиной. И ныне, в виду оскудения благочестия в христианском мире, не может ли Господь Бог запретить дождю, вовремя потребное, изливаться на землю; и ныне всемощная и всесвятая воля Его не может ли, разными грозными средствами, уничтожить все труды земледельца? Что после этого, как не голая пустыня земля наша? Что тогда, как не всеобщая беда наша? А все это может быть за тяжкие грехи!

Все это может быть, так и представляет себе, наученный прежними опытами, последователь Христа Спасителя, и страшась возможности такого наказания, и в то же время сознавая себя стоящим Божеского прещения, становится в молитвенное положение пред лице Бога Всесильного, и молится Ему: «Отче наш, иже еси на небесех! Хлеб наш насущный даждь нам днесь», и произнося эти слова святой молитвы, на такие размышления наводит себя: Отец наш Небесный! Ты возвестил нам чрез возлюбленного сына Твоего, что будут глады и пагубы по местам, возвестил нам также, что это только начало болезням. Уже видим мы не редко вразумляющий нас грешников Божественный перст гнева Твоего. Но не погуби нас до конца, не остави нас погибнуть в жестоком гладе, но хлеб наш насущный подавай нам на всякий день. Правда то, что все мы грешники и заслуживаем по делом нашим, тяжкого наказания, но потерпи еще и еще на нас. У нас есть желание переменить жизнь свою на настоящую жизнь христианскую, и мы надеемся, при помощи благодати Твоей, вести жизнь добродетельную. Хлеб и все дары Твои благие мы будем принимать от Тебя с благоговейным благодарением, и перестанем считать их лично своей собственностью; но наши житницы, наши дома отверсты будут для всех бедных братий наших, и мы уверены, что не оскудеют у нас тогда дары Твои, как не оскудевали мука и масло у вдовицы, питательницы пророка Божия. К такому молитвенному размышлению должен приходить христианин, произнося слова молитвы: «хлеб наш насущный даждь нам днесь».

Но молясь таким образом, и имея в мыслях своих такие благие намерения, мы, возлюбленные братья, и на самом деле, сколько сможем, должны осуществлять наши добрые предположения. Если мы сознаем, что все наше насущное пропитание не есть плод наших усиленных трудов, но дар Господа, дающего нам вся обильно в наслаждение; если мы знаем, что Бог может лишить нас всякого рода пищи, по одному мановению всесвятой воли своей и если мы, соображая все это, обещаем Господу Богу не скупиться на помощь беднякам, ближним нашим, от щедрот Господних, нам подаваемых; то и должны, немедля, приводить наше благое обещание в исполнение. Сколько, братья, мы видим около себя людей бедных, не имеющих ни собственного крова, ни в родстве своем таких, которые могли бы держать их у себя на пропитании. Не посылаются ли Господом Богом такие несчастные на наше попечение, на попечение особенно тех, у кого не иссякают щедроты Божии. Не обязаны ли мы, по смыслу заповеди Божией: «возлюбиши ближняго своего, яко сам себе» (Мк.12:31), общей думой, общими силами, приютить этих несчастных в теплом уютном уголке, дать им достаточное пропитание, и сим образом послужить, в лице их, самому Господу, а до тех пор, пока не дадим им правильно устроенной помощи, не обязаны ли мы, по возможности нашей, давать им приют у себя и дневное пропитание.

За помощью нищим, приходящим к нам за милостыней лежит на нас важнейшая обязанность уделять из своего достояния, сколько сможем, в те правильно организованные общества милосердия, которые поставили себе задачей помогать разного рода нуждам и бедности. Для исполнения нами сего святого дела обществами милосердия и попечительности устроены кружки и ведутся записи. Эти кружки, по благословению духовного священноначалия, ставятся на видных местах в св. Храме. Все сборы пожертвований, идущие этим путем, установлены для особенных надобностей. Одни из них идут в святой град Иерусалим, на устройство и поддержку, в самом святом граде, православного российского Храма и зданий, к нему принадлежащих, где поклонники из земли русской, после долгого и трудного путешествия, имеют приют себе и пропитание. Другие пожертвования обращаются в общество восстановления православной веры на Кавказе, где поклонники Магомета, силой огня и меча, подавили святую веру христианскую и из святых Храмов поделали себе мечети и где теперь снова воздвигаются алтари для принесения бескровной христианской жертвы, и где поставляются искусные в научении священники, для обращения иноверцев в нашу святую веру. Еще пожертвования поступают в наши западные губернии, где, от лет древних, процветала православная Греческая вера, и где ныне высятся во множестве Римские костелы, поражающие своей пышностью и где православные Храмы, бедные, полусгнившие, как сироты бедные. Есть еще две кружки, в которые принимаются доброхотные пожертвования, отправляемые в наши миссии идолопоклонников, в разных местностях нашей империи и обращаемые на бедных духовного звания нашей епархии. Из сих двух пожертвований первое весьма великой важности. Пожертвования на наши миссии служат необходимым пособием православным проповедникам святой веры нашей, обращаются на построение Храмов Божиих, взамен идолопоклоннических капищ, на украшение сих Храмов, и на заведение училищ, где бы можно было оглашать в истинах веры православной обращающихся от идолослужения. Пожертвования на бедных духовного звания – на престарелых и убогих служителей Св. Церкви или осиротевших их семейств, также достойны полного нашего внимания. Просящие этой милостыни – пастыри и учители ваши, отцы ваши, довольно потрудившиеся на пользу душ ваших.

Вот, возлюбленные, сколько вблизи нас случаев доказывать нам самим делом любовь нашу к ближнему; вот как много разнообразных возможностей, когда мы можем уделять требующим от щедрот Божиих, нам ниспосылаемых. Не поскупитесь же, но с усердием подавайте милостыню при каждом случае, особенно подавайте в организованные общества милосердия и попечительности, и всегда с радостью сие творите, а не воздыхающе. Не опасайтесь, не будете бедны от этого. Все это будет от вас взаем Богови, а это такой заимодавец, который в состоянии воздать более, чем сторицею. Посмотрите Его благие дары рассыпаются везде, и на земле, и в море, а к милостивым Он особенно милостив. Если когда не будете иметь возможности подать требующим, откажите с сожалением, что не можете оказать милость, и в самом деле скорбите о сем в сердце своем, и скорее молитесь Господу Богу: «Отче наш, иже еси на небесех! Хлеб наш насущный даждь нам днесь» и не только для нашего пропитания, но и для тех ближних наших, которые нуждаются в нашем пособии. Такая усердная молитва ваша, проникнутая благожеланиями, достигнет слуха Божия и Отец Небесный не только вам пошлет все необходимое для земной жизни вашей, но и всю землю будет благословлять на изобилие и плодородие. Аминь.

Беседа тринадцатая

Отче наш, иже еси на небесех, хлеб наш насущный даждь нам днесь!

 

В прошлое воскресенье, возлюбленные братья, обращено уже было наше внимание на слова молитвы Господней: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь». При размышлении нашем о значении сих слов мы пришли к тому заключению, что произнося сии слова святой молитвы, мы должны просить Отца Небесного, чтобы Он не попустил нам умереть от глада, но чтобы, по неизреченной милости своей, подавал нам на всякий день, необходимое для нас пропитание; сознали мы тогда, что хлеб и все дары благие, ниспосылаемые нам от Господа, не должны мы считать лично своей собственностью, хотя бы повидимому и казались они нам добытыми нашими трудами, но должны разделять благие дары Божии с людьми бедными. Указаны были тогда и особенные случаи благотворительности. При настоящем собрании обратим внимание наше еще на слова молитвы: «хлеб наш насущный даждь нам днесь» и, всмотревшись глубже в их смысл, укажем, чего еще можно просить у Господа Бога, произнося сии священные слова.

Пропитание составляет, действительно самую насущную потребность человека в здешней жизни. Без пиши и питья люди не могут продолжать своей жизни. Но кроме этих насущных потребностей человек необходимо нуждается еще в одежде и жилище. До того времени, пока прародители наши не согрешили против Бога, имели в себе такое свойство, что им не было надобности ни в одежде, ни в доме, но после согрешения своего, порча, как их собственной, так и всей окружающей их природы, довели их и всех их потомков до необходимости закрывать тело свое одеждой и устраивать себе кровы. Подчиняясь этой необходимости, люди, знающие над собой владыку вселенной, правильно и законно поступят, если, молясь о даровании им дневного пропитания, будут просить Господа и о не лишении их крова и одежды. Не видим ли мы, как часто многие из наших братий, имея у себя хороший достаток в одежде, имея у себя дом и все, к дому принадлежащее, в добром порядке, вдруг, или от собственной неосторожности, или от злобы людской, или от молнии лишаются всего, что имеют, и, на месте своих пепелищ, только горько вспоминают о прежнем своем довольстве. Не слышим ли мы, как иногда трясения земли, в одно мгновение, обращают в развалины целые города? Как же, после этого, нам не молиться Господу Богу и о том, чтобы Он всемилостивый Отец не попустил нам лишиться и дома нашего и одежды нашей, составляющих, в настоящем нашем состоянии, также насущную нашу потребность.

Молитесь, молитесь христиане Господу Богу, чтобы Он, кроме пропитания, даровал и охранял и домы ваши, и одеяния. Но молясь об этих потребностях ваших и сами прилагайте труд свой к приобретению себе необходимого. Особенно заботьтесь о сем люди семейные. Грешно вам будет, если вы допустите, что от вашего нерадения, от вашей беспечности, домы ваши будут с худой крышей, если сквозь стены их будет врываться ветер; грешно вам будет, если на вас и на домочадцах ваших не будет прочной, и приличной званию вашему, одежды; заботьтесь об этих надобностях ваших и семейств ваших, без лености трудитесь о приобретении необходимого для вас, а на уме своем держите, что все потребное для нашей жизни от Бога подается нам, и при труде своем не позабудьте молиться Господу: «Отче наш, иже еси на небесех, хлеб наш насущный даждь нам днесь» ; подай нам Господи и одеяние на слабое и болезненное тело наше, утверди святое благословение Твое и над домом нашим, где бы можно было нам иметь отдых от трудов наших, где бы и слабые дети наши имели покой себе.

И молясь таким образом, и с молитвой трудясь, веруйте и несомненно надейтесь, что Господь Бог благословит ваш честный труд, и подаст вам все нужное к сбережению вашего здоровья. Имея же необходимо нужное для каждого из нас, сообразно нашему званию, сим и будем довольны. Имея необходимое, о большем не заботьтесь, излишнего, что служит к лелеянию нашего тела, у Бога не просите. Все прочее не нужно для здешней жизни и если к вам, не по вашему желанию, а по воле Божией, будет притекать избыток, если спориться будет ваш труд и, за сим, потечет к вам богатство, не прилагайте к нему вашего сердца, не считайте его своим. Смотрите на такой достаток, как на Божие добро, вверенное вашему распоряжению, и опасайтесь тратить его на себя одних, под страхом наказания за это на суде Божьем. Господь Бог, если щедро награждает кого обилием даров своих, то это для того, чтобы, от сего изобилия, могли получить себе, потребное для себя, бедные наши братья – дряхлые и увечные. И сохрани Бог, если кто из тех избранных Божьих, на которых Господь изливает щедрые дары свои, сам приложит сердце свое к богатству текущему, будет делать употребление из него, противно намерению Божию, только для себя – на роскошь и расточительность, зажалеет раздавать избытки свои бедной братии: тогда такой лишится главного сокровища своего любви и милости к нему Божией. А какая польза будет, если человек окружит себя роскошью, если приобрящет мир весь, но отвергнет от себя любовь Божию. Богатства, сокровища, все роскоши наши, только временная услада наша, а на долго ли это? В любви же Божией к нам заключается не только земное наше благополучие, но и вечное спасение.

В настоящее время, не к похвале нашей, должны сознаться мы, что многие христиане православные более о себе и своем спокойствии заботятся, и забывают бедную братию. В настоящее время, в среде христиан, роскошь и расточительность со дня на день умножается и поглощает весь труд, все достояние. Подобный образ жизни в среде христиан, наших соотечественников, замечал еще святитель Тихон Воронежский, и предостерегал от гибельной для души роскоши. Весьма уместно и прилично, возлюбленные братья, и нам заключить слово свое предостережением святителя, пригодным и нашему времени. «Смотри на суету, говорит святитель, один построил такие-то и такие хоромы, один начал носить такую-то и такую одежду, один поставил такие-то и такие зеркала в доме своем, один начал в такой-то и такой карете ездить, такую и такую трапезу поставлять, в таком и в таком убранстве слуг предстоящих иметь. Видит то другой и подражает ему, видят то все, и делают то, что один. И так разливается везде и умножается роскошь, и час от часу более и более усиливается, и с роскошью умножается всякое зло, и поедает души человеческие, как пожар, который в одном доме начавшись, весь град или село пожигает, – или как моровая язва, которая в одном человеке начавшаяся, многих близ находящихся заражает и умерщвляет. Видим сию в отечестве нашем всепагубную язву, которая не телеса, но души христианские заразила. Как посмотреть на роскошь людей: то уже и купцы, которые прежде, как люди простые ходили и жили, все князьями и вельможами сделались; не хотят уже жить, как только в богатых и красных домах; не хотят сидеть, как только за богатой и, различных снедей исполненной, трапезой; не хотят вкушать, как только избранного и дорогого вина; не хотят ходить, как только в шелковых и красных одеждах, в лисьих, куньих и собольих шубах; не хотят проезжаться, как только английской каретой. И тако толикая суета, гордость и пышность мира сего вошла в христиан, и день ото дня умножается; что ежели бы предки наши восстали из мертвых, то не узнали бы своего отечества. Предки ваши жили в простоте и смирении, и потому по христиански и разумно жили: вы в гордости и пышности живете, и потому далеко от христианского жития отстоите. У предков ваших менее было роскошей, так более благочестия и менее нищих и убогих людей было; ибо менее они брали с людей и более давали убогим и нищим: у вас умножилось роскошей, так умножилось нищих и убогих, плачущих и кровавые слезы проливающих. Вы начали в богатых домах жить, так много находится таких, которые хижин не имеют, где главу подклонить. Вы начали богатую трапезу поставлять и дорогие вина пить, так многие начали не иметь дневного пропитания. Вы стали в богатом одеянии ходить, так видим, что многие в рубищах, многие полунаги ходят. Вы вздумали и захотели в каретах и на конях ездить богатых: так многие плачут и жалуются, что не имеют, чем землю пахать. О христиане, похотью мира сего упившиеся! На сие ли Христос наш позвал нас в веру свою святую? Он нам не роскоши, но кресты и скорби предлагает в мире сем: внидите узкими враты, «аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе и возьмет крест свой и по Мне грядет» (Мк.8:34). Но царствуйте, царствуйте зде с миром, когда хощете, веселитеся и утешайтесь роскошами вашими; ездите друг к другу в гости, пируйте, банкетуйте и танцы свои производите! Как то тамо будете ликовать и танцевать!... Читаем в святом Евангелии, что человек некий был богат и облачался в порфиру и виссон, веселясь на вся дни светло». Но видим там же, что по смерти ужасная ему перемена учинилась: по роскошах своих пошел в пламенное мучение, и, по дорогих винах, просит капли воды и не дается ему; слышит ответ: «чадо! помяни, яко восприял еси благая твоя в животе твоем» (Лк.16:19–26). Берегитесь убо возлюбленные, чтобы и вам не придти, по роскошах ваших, на оное место. Бог лиц не приемлет. Бог подал благая мира сего нам и позволил их употреблять, но на нужды наши, а не на роскоши.

Беседа четырнадцатая

Отче наш, иже еси на небесех, хлеб наш насущный даждь нам днесь!

 

Пища, одежда и жилище – это еще не все, чего мы испрашиваем, братья у Господа, произнося слова молитвы: «хлеб наш насущный даждь нам днесь». Пища, одежда и жилище такие предметы, которые сохраняют только наше тело, поддерживают и сберегают наше здоровье, но у нас есть кроме тела – наша бесценная бессмертная душа, а душе нашей не пригодна та пища, которой мы питаем наше тело, ей тяжела та одежда, которой мы покрываемся, ей мрачно то жилище, в котором мы покоим себя. Она алчет другой пищи, свойственной ее духовной природе, она ищет и нуждается в другом одеянии, она думает о ином жилище. Что же это за пища, которой можно питать нашу душу, что это за одежда, в которую мы должны облачать ее, и какое жилище нужно для нее?

Пища, христиане, которой мы должны питать нашу душу – это слово Божие, это святейшие тело и кровь Господа нашего и Спасителя. Как тленное тело наше, если отнять у него пищу, не может жить, но умереть должно, так и бессмертная душа наша, если отнять у нее, сродную ей, пищу – слово Божие, если лишить ее приобщения святых и животворящих таин Христовых, не долго наживет в чистоте и святости, но заразится грехом, и эта зараза проникнет все существо ее, а от этого умрет она для доброй мысли, для доброго дела, умрет для святости – умрет для Царствия Божия. «Истинно, истинно говорю вам, – говорит Спаситель, – если не будете есть плоти сына человеческого и пить крови Его; то не будете в себе иметь жизни» (Ин.6:53).

Одежда, в которую мы должны облекать нашу душу, пространно описана у святаго апостола. «Братие мои, – пишет святой апостол, – укрепляйтесь Господом и могуществом силы Его: облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней дьявольских; потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противустать в день злой и, все преодолев, устоять. Итак станьте, препоясавши чресла ваша истиной, и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир. А паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите и меч духовный, который есть слово Божие» (Еф.6:10–17). Вот в какое оборонительное вооруженное одеяние должны мы, по наставлению апостола, облекать нашу душу! Как же много мы должны прилагать своего попечения о таком одеянии для души нашей! Вот сколько у нее врагов лютых, которые постоянно воюют на нее!

Понятно теперь, что за пища, которая пригодна душе нашей, что за одежда, в которую нужно облекать ее; но какое же для нее мы можем устроить жилище? Зная, что душа наша, по своей природе, дух, уразумеваем, что и жилище для нее нужно, свойственное ее духовной природе. Это жилище и готово уже, братья, для души нашей. Оно устроено для нее самим Спасителем нашим, в дому Отца Небесного. «В дому Отца Моего обители многи суть» (Ин.14:2), говорит нам Господь наш Иисус Христос. Вот в этот то чертог Царя Небесного украшенный, – в это то место упокоения душ христианских мы и должны каждый устроить свою душу, и хоть и узким путем – путем скорбей и смирения шествовать нужно нам до чертога Небесного, мы, вооружаясь терпением, все свое старание должны употребить, чтоб не лишиться нам блаженной доли в небесных обителях.

И так, возлюбленные братья, если мы находим необходимым испрашивать у Господа для тленного тела нашего пищи, одежды и жилища, то с каким усердием, с каким постоянством, мы должны умолять Господа о напитании души нашей словом Божиим и святыми Христовыми Тайнами, о облачении ее истиной, праведностью, миром, верой и спасением, о водворении ее в небесный чертог жениха Небесного! Если не всегда просто и не трудно бывает напитать, одеть и приютить тело наше, о котором и заботиться то много не нужно; то какого же труда, какого попечения требует от нас наша душа – это сокровище наше, при напитании ее, свойственной ей, пищей, при одеянии ее одеждой, и при введении ее в небесный чертог нашего Спасителя, – какого труда все это стоит, если мы видим, как нам постоянно мешают заниматься нашей душой враги нашего спасения! Так, христиане, когда вы произнося слова молитвы Господней: «хлеб наш насущный даждь нам днесь», просите Бога, чтобы Он подавал вам все нужное и необходимое для вашего тела; то тем более, тем усерднее молитесь при этом о нуждах нашей души. «Душа не больше ли пищи», говорит Спаситель (Мф.6:25). Молитесь, чтобы щедродательный Бог соделал нас прилежными к назиданию в Божьем слове, чтобы Он своей благодатью привлекал вам к частому приобщению святых Христовых таин и, тем самым, чтоб избавил душу вашу от того голода, в котором томится она, когда лишается этой духовной пищи Божественной. Молитесь, чтобы Господь Бог не затворил от вас двери небесного чертога Своего, и тем не лишил вас Небесного своего Царствия, а для того, чтобы вам беспрепятственнее внити в чертог Небесный, молитесь неотступно Господу, что бы Он помог вам облачить вашу душу в ризу истины, праведности и святости. Аминь.

Беседа пятнадцатая

Отче наш, иже еси на небесех, хлеб наш насущный даждь нам днесь!

 

В прошлое собеседование наше, возлюбленные братья, приникая нашим благоговейным вниманием в смысл слов молитвы Господней: «хлеб наш насущный даждь нам днесь», мы уяснили себе, что, при произношении сих священных слов, мы должны умолять Отца Небесного не только о нуждах нашего тела, но и еще более о нуждах души нашей. Не позабудем же вменить себе в постоянную и неотложную нашу обязанность, прося у Господа необходимого для телесной жизни нашей, умолять Его и о даровании душе нашей сродных ей пищи и одежды и о водворении ее в Небесных обителях.

И как только, по молитве нашей, Господь Бог положит на сердце наше желание заняться святым делом, насущной потребностью нашей души, будем поспешнее приниматься за чтение слова Божия, не отлогая день за день приходить к исповеди и святому причащению и бегать неправды и неправедности, потому поспешнее, что бы не рассеялось наше святое желание. Знаете братья, что в таких случаях обыкновенно бывает с нами. Как только появится у нас святое желание заняться, например, чтением слова Божия, идти на исповедь и к святому причастию, в это время не дремлет враг нашего спасения. Он тогда столько подставит вниманию нашему дел житейских, столько предложит надобностей, что мы, смотря на них, и думаем: и это нужно, и это необходимо, и это сейчас же нужно исполнить, и таким образом, житейской суетой затемняются и рассеиваются наши святые желания, и мы, по обычаю, откладываем занятие святым делом до более свободного времени. А когда мы дождемся этого удобного и свободного времени? Враг нашего спасения о дурном очень заботлив. Он блюдет за всеми нашими действиями, за всеми даже мыслями нашими и если чуть только заметит, что мы хотим заняться своим спасением, что мы желаем заняться чтением слова Божия, что мы собираемся к соединению с Господом в таинстве Причащения, сей час же и начнет отводить нас от нашего намерения и если нам только ослабнуть, поддаться его хитрым внушениям, то мы никогда не выберем времени удобного и свободного для заботы о душе нашей, будем много заниматься нашим телом, и накормим его и оденем его, и взлелеем его, а душа то наша останется – бедная, забытая, и голодна то будет постоянно, и обнаженная, и в опасности лишиться чертога Христова. Всмотритесь хорошенько, и заметите, что мы постоянно бываем обмануты врагом нашего спасения. С раннего утра и до поздней ночи водит он нас, как ему хочется, и мы самыми покорнейшими слугами оказываемся у него. Встаешь, например утром, следовало бы помолиться усерднее Господу, поблагодарить Создателя, что он здрава и невредима воздвигл от сна и испросить у Него благословения на все дела наши, на все занятия дневные и потом почитать для себя и для семейных своих, особенно неграмотных, из слова Божия, а бывает на деле совершенно иначе. Встанешь с постели, умоешься по обыкновению, и станешь на молитву; но прежде, нежели поспеешь перекрестить лице свое, в голове так и толкутся разные надобности, разные задачи, по части хозяйственной, личной и общественной. Сей час же слышишь, что один язык читает молитву, а голова уже рассуждает о пользах тела; потому что все житейские надобности, в это время, как неотвязчивые просители, одна за другой, так и осаждают ее. Увлеченный христианин суетными заботами и оставляет дело первой должности, поклонится пред святой иконой раз, другой, и отправляется скорее к делам мира, о чтении слова Божия уже и не думает, и совсем не замечает своей важнейшей ошибки, в которую вовлечен своим коварным недругом, и в течении целого дня, не опомнится, кружась в вихре суеты житейской – будет делать дело, а на ряду с делом, безделья более наделает, и все это как будто так и следует; не размыслит жалкий, для чего он торопился в раннем утре воздать должное Богу, для чего он отнял насущное и необходимое у души своей. Не вспомнит он о ней и по окончании дневной деятельности. Наступит вечер, придет ночь, дела кончены, но, за то, не кончены бывают расчеты, счеты и рассуждения о дневных занятиях – чад суеты дневной доведет своего труженика до утомления и до молитвы ли опять? Тут и усталость появится у нас, и немощи телесные нам слышнее будут, и к постеле потянет наше тело, как гиря какая. Подумаем, подумаем о молитве и решим на том, что опять два, три поклона почтем для себя достаточным. И заметьте, возлюбленные, мы при этом остаемся совершенно покойны, как будто никакого опущения в делах наших не последовало. Видит все это Ангел хранитель наш и скорбит о нашей погибели, а враг нашего спасения торжествует свою победу над нами; спите говорит, и почивайте слуги мои верные, верные, неизменные. О душа наша бедная, несчастная, забытая!

Следите за собой далее: наступает день Христова воскресения, седьмой день в неделе, приходят другие великие праздники – дни, в которые нам исключительно должно пещись о нашем душевном спасении; но много ли, и в эти святые дни, обращено бывает нашего внимания на нашу душу забытую. Не та же ли суета у нас, как и в дни будничные?! Похожи ли, например, наши дни воскресные на христианские праздники. В эти то святые и великие дни торговля наша и усиливается, в эти то дни и некогда, по преимуществу, бывает посетить храм Божий; тогда то трактиры и гостиницы, с раннего утра, и бывают наполнены христианами, позабывшими о святости дня воскресного; тогда-то нетрезвость и плодит сквернословие. Что все это, как не хитрые ковы врага нашего спасения?

Так, возлюбленные, и в дни будничные, и в дни праздничные одинаково не заботимся мы о душе своей – совсем забываем о ней. Не слышит она у нас слова Божия, разве изредка; мало занята бывает разговорами спасительными – не питаем мы ее этой Божественной, сродной ей пищей. Мало этого, мы редко допускаем ее и до трапезы Божественной, на которой предлагается ей животворящая пища, Св. Тело и Кровь Христовы. Чадолюбивой матерью нашей Святой Церковью, для напитания душ наших этой святейшей пищей, определены четыре поста в году. Но не напрасно ли бывает приглашение Святой Церкви со страхом Божиим и верой приступить к Святейшей Чаше Божией в два поста, кроме великого и успенского? И в успенский пост не многие пекутся о напитании души своей Святыми Тайнами; даже и в великий пост некоторые оставляют эту главнейшую заботу о душе своей.

Подумайте же, возлюбленные братья, как мы мало заботимся о напитании души своей, как неохотно облекаем ее во всеоружие по наставлению Апостольскому, как не печемся о устроении ее во дворы небесные.

Подумаем, возлюбленные, и одумаемся, возбудим нашу ревность о душе своей; не будем слушаться хитрых и лукавых внушений нашего обольстителя; будем приобретать для нее потребное особенно в дни воскресные и праздничные; оставим в эти дни всякую заботу о приобретении временного и тленного благополучия; будем питать ее, особенно в эти дни, словом Божиим и беседой о драгоценном спасении; будем приходить к Исповеди и Святому Причастию, по крайней мере, в два поста в году; возлюбим вечное паче временного, а для успеха в сем святом подвиге нашем, будем умолять Отца Небесного, да подаст Он нам на всякий день хлеба насущного и для тела и для души нашей. Аминь.

Беседа шестнадцатая

Отче наш, иже еси на небесех, остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим.

 

"Один царь, – по сказанию Евангельской притчи, – захотел сосчитаться с рабами своими. И когда начал считаться; приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов. А как он не имел, чем заплатить; то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить. Тогда раб тот пал, и кланяясь ему, говорил: Государь! Потерпи на мне, и все тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Раб же тот, вышедши, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен. Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его, и говорил: потерпи на мне, и все отдам тебе. Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились, и, пришедши, рассказали Государю своему все бывшее. Тогда государь его призывает его, и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня. Не надлежало ли и тебе помиловать товарища своего, как и я помиловал тебя? И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга» (Мф.18:23–34).

Эта Евангельская притча, возлюбленные братья, широко объясняет смысл прошения молитвы Господней: «остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим». Сия притча сказана была Господом, по следующему случаю: однажды апостол Петр приступил к Иисусу Христу и сказал: «Господи! Сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? До семи ли раз?» Господь на сей вопрос апостола прежде кратко ответил, Он сказал Петру: «не говорю тебе: до семи, но до седмижды семидесяти раз» (Мф.18:21–22); потом, вслед за этим ответом, в разъяснение его, и изрек, прочтенную ныне нами, притчу. Из нее весьма ясно мы усматриваем, что Господь Бог, только под тем условием, простит нам грехи наши, если мы сами будем прощать обиды, причинённые нам нашими ближними. Такое заключение из притчи вывел сам Иисус Христос; Он сказал; произнеся притчу: «Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас, от сердца своего, брату своему согрешений его» (Мф.18:35).

Так, возлюбленные братья, когда вы произносите пред Господом слова святой молитвы: «остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим», и испрашиваете себе у Господа прощения грехов своих, обращайте ваше внимание на самих себя, и припоминайте, действительно ли вы оставляете должникам вашим, вашим оскорбителям, вашим недоброжелателям все, что кипело на них у вас в сердце вашем. Если вы, по вашем испытании, найдете, что у вас ничего нет враждебного в вашем сердце, ни на кого из ближних, что ни с кем у вас не нарушены мирные условия и дружеские отношения; тогда со дерзновением молите Господа, об оставлении прегрешений ваших. Господь презрит на вашу молитву. Если же, по вашем испытании, вы найдете, что имеете такого из ваших братий, с которым вы в разладе, и не примирились еще после вашей ссоры, у которого не просили прощения за вашу обиду, тогда прервите вашу молитву, потому что она не будет спасительна для вас, а твердо решитесь на неотложное примирение. Молитвой, которая не запечатлена духом мира и любви, не только не умилостивите Господа, но прогневаете Его. По наставлению слова Божия, и по смыслу слов: «яко же и мы оставляем должником нашим», во время молитвы, мы должны быть проникнуты глубоким смирением и полной любовью; любовь и смирение должны проникать, в это время, всю душу нашу. «Сия заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас» (Ин.15:12), завещал нам Господь; «сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит», (Пс.50:19), возвещает нам слово Божие. A где же будет любовь и смирение, когда мы, сознавая себя грешниками пред Господом, в то же время не скажем обидевшему нас своего слова прощения. Не лицемерна ли тогда будет наша любовь к Господу и наше смирение пред ним? «Кто говорит, я люблю Бога, – пишет св. Иоанн Богослов, в первом своем послании, – а брата своего ненавидит; тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, которого не видит» (1Ин.4:20)? И какое будет сознание своего ничтожества, какое проявление смирения пред Господом, если мы, молясь пред ним, не оставим мысли о своем достоинстве, о своей личности, и будем думать в это время, что мы оскоблены, что обесчещены своим ближним, что он без вины оскорбил нас, что он виновен пред нами. Пред лицем Господа не так должно думать. На молитве должно думать о себе, что хуже нас и на свете нет, что грешнее нас и найти нельзя, что все оскорбления, все бесчестия, нанесенные нам, все недобрые суждения о нас, за грехи наши нам достаются. И не только в мыслях своих нужно уничтожить вражду к своему ближнему, но на самом деле должно примириться с ним – именно: придти к нему, или написать ему и просить о прощении и примирении. Примирение наше не полно будет, если мы только мысленно смиримся с оскорбителем нашим; ему неизвестно будет о нашей искренности к нему. Обидчик наш не может проникнуть в тайник сердца нашего, и будет продолжать гневаться на нас, будет осторожен с нами, будет недоверчив к нам. А любовь христианская должна быть взаимная. Нам духовным отцам не редко случается слышать: «нет батюшка, я ничего не желаю недоброго – никакого зла моему обидчику». «А сходили ли вы, спросишь, примирились ли вы, писали ли вы о вашем умирении к обидевшему вас»? На этот вопрос очень не редко приходится слышать ответ отрицательный. Не заметна ли, по такому ответу, незаконченная вражда? Это значит: и хочется примириться, но переломить себя на примирение не хочется первому. Признак это не чистой любви христианской. «Любовь христианская, – по учению св. апостола Павла, – долго терпит, милосердствует, не превозносится, не гордится, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, все покрывает, все переносит» (1Кор.13:4–5,7). Сам Господь наш Иисус Христос какой пример подал нам любви и кротости! «Научитесь от Меня: ибо Я кроток и смирен сердцем» (Мф.11:29), говорил Он. Когда Он сладчайший Спаситель наш висел на кресте, когда, мимо угасающих очей Его, мелькали тени распинателей Его, Его мучителей – Его безвинного и Святейшего, – и в эти тяжкие минуты Он прощал всем все, на всех призывал милость Отца Своего Небеснаго. «Отче! прости им» (Лк. 23:34), глаголал Он Божественными устами Своими. Вот какие вины и каким врагам, с полной любовью, прощал Господь-Святейший. Могут ли равняться вины распинателей, вины мучителей, с теми обидами, с теми оскорблениями, которые наносят нам наши ближние. Иногда из-за ничтожных причин мы нарушаем мирные отношения. Иногда у нас вспыхивает целое пламя вражды из-за одного какого-нибудь слова, неосторожно, необдуманно сказанного братом нашим, показавшегося нам оскорбительным, но на самом деле, по намерению сказавшего, неимеющим и тени недоброжелательства. Бывает и так: найдутся люди, не молчаливые, и наскажут нам на добрых знакомых наших, что они отзывались о нас с нехорошей стороны – судили нас. Мы примем к сердцу такие неприятные нам известия, и пойдем в разлад с людьми добрыми, с друзьями своими; не объяснимся с ними, и сердимся, и по долгу гневаемся на них, a после окажется, что все переданное нам, или страшно преувеличено, или перетолковано, или вовсе ничего не бывало.

Возлюбленные христиане! Не держите в душе вашей никакой вражды, ни к одному из ближних своих. Это такая тяжелая ноша, которая не допускает молитв нашей возноситься к престолу Божию. Старайтесь уничтожать вражду в самом начале ее, и не допускайте ее укореняться в сердце вашем; особенно старайтесь о сем пред совершением молитвы вашей, пред шествием вашим в святый храм Господень, и, тем паче, во время вашего говения, когда вы намереваетесь приступить к Святым Тайнам Христовым. В сем последнем случае всего легче расположить себя к примирению. При представлении о Святейшей Чаше Господней всякая гордость смиряется, всякая страсть стихает. Оставите вы должником вашим и Господь оставит вам ваши долги. Аминь.

Беседа семнадцатая

Отче наш, иже еси на небесех, не введи нас во искушение.

 

«Трезвитеся, бодрствуйте, зане супостат ваш дьявол, яко лев, рыкая, ходит, иский кого поглотити» (1Пет.5:8), пишет св. апостол Петр. Этими словами, он предостерегает нас, возлюбленные христиане, от хитрых и лукавых дьявольских искушений. Он, как бы, так говорит нам: «смотрите христиане не забывайтесь, постоянно будьте внимательны к себе, следите за всеми вашими мыслями и желаниями, за всеми вашими поступками; обдумывайте, не греховны ли ваши мысли, желания и действия, не дьявол ли лукаво руководит вами, не путает ли он вас в свои коварные сети? Он безпрестанно хлопочет, чтобы как-нибудь совратить вас с пути спасения, лишить вас Небесного Царствия; он алчет вашей душевной погибели, и как голодный лев, рыкая, ходит, ища себе добычи». Так предостерегает нас святой апостол от сетей и козней дьявола. Такой опасный враг наш дьявол! Он не только на нас людей грешных нападает с своими злобными и лукавыми искушениями, но не обходит и людей праведных и благочестивых, – он даже дерзнул подойти с искушением к самому Господу Иисусу Христу, пред тем временем, когда нужно было изыти Ему на проповедь к роду человеческому. Вот, братья, каков враг нашего спасения! Вот к кому осмелился он подойти с искушением! К нам ли грешным не подойдет он с своим лукавством? И приходит, братья, и обольщает нас; мы по своей простоте и доверчивости, слушаемся нашего хитрого обольстителя, не отражаем его от себя, – иногда и не заметим, как завлечет он нас в свои хитрые сети. Вспомните, какая хитрость обнаружилась у него и в искушении Господа. «Бросься, говорит он Ему, с крыши вниз, ведь Ты Сын Божий, а Сына Божия, по писанию, святые Ангелы не допустят ушибиться, – они на руках снесут Тебя» (Мф.4:6). Вот каким благовидным предлогом прикрывает он свое искушение! Говорит, и свою речь подтверждает словом писания. Так он и часто делает – влечет нас ко греху, тащит в омут пороков, и, в тоже время, так сумеет обставить ход дела, что нам грехи, совершаемые по его внушению, кажутся грехами не страшными, маловажными; мы, опираясь на разные причины, легко извиняем себя в них, а иногда и вовсе их в грех не ставим. Так, например, наступит пост. Искуситель подходит к нам и на такие мысли нас наводит: «что за пост, зачем пост? Ведь ни в Евангелии, ни вообще в Новом завете нет подробных и определенных правил, что в пост постную пищу употреблять нужно вместо скоромной, там предписывается пост, как воздержание от пищи. Подробные правила о посте, которые записаны в уставе, составлены святыми отцами для монастырей, да и составлены в такой стране, где природа изобилует роскошными растительными снедями – там виноград, там маслины, там персики, там финики, – все там сладкое и гортань услаждающее; там легко можно поститься, при таком обильном и лакомом столе. A здесь, как можно держать вам пост по уставу? Смотрите, у вас здесь грибы, a ведь это пища вредная для здоровья; у вас постное масло, с которого изжога бывает, да и все, что вы кушаете в пост, не совсем здорово. В охранение здоровья, можно не следовать правилам устава, тем более, что наука уже доказала, что в постной пище многого не достает для пополнения убытка в вашем организме; потому что от постной пищи не произойдет правильного обмена материи в вашем теле. Кушайте скоромное, только по немного; тот же пост будет». Так лукаво внушает нам о посте враг нашего спасения, и как ни ясна ложь в таких внушениях его, не смотря на это, как многие увлекаются потоком таких мыслей и нарушают заповедь Церкви Божией, которая водится Духом Святым, которой глава Господь Иисус Христос, которая есть столп и утверждение истины, и не исполняют правил о посте. Сначала, когда совесть еще зазрит, стараются по немногу кушать скоромного, в святые дни постные, чтобы это похоже было на воздержание, а потом, при засыпающей совести, привыкая к греху, дадут себе полную волю, и в пост сделают для себя настоящий мясоед, и почти забудут, что пост идет у христиан православных. И поступая таким образом, успокаивают себя и совсем извиняют в этом грехе тем, что постная пища вредна для здоровья, забывая при этом, как предки наши были здоровы и крепки своими силами, когда все, от мала до велика, соблюдали посты, установленные святой церковью.

В другом случае подступает к нам искуситель наш и внушает: «Заводите спектакль! Что это, у вас город и театра нет! Знаете, как все будут благодарны вам за то, что вы, в час досуга, доставите невинное развлечение. У вас же и таланты, по этой части, имеются – отлично выполнять свои роли. Да и греха то в этом никакого не будет. Напротив еще, чрез это доброе дело можете сделать. Из вырученных за игру денег, иногда часть с благотворительной целью можете употребить». В ином месте и послушают этого внушения, заведут себе увеселение. А это только и нужно искусителю. Тогда он и на праздники втянет играть, – тогда, от усталости и утомления по ночам, и заутрени будут просыпать, и мало ли что он тогда привлечет сделать ему угодное, а Богу противное. Так, возлюбленные братья, опасен для нас дьявол, так он умеет соблазнить нас на все вредное для нашего спасения, так он своими лукавыми искушениями может совратить нас с пути истинно-христианской жизни, лишить нас правильного сознания; так он может греховные действия наши облекать в форму доброделания. До того он часто затемняет сознание некоторых из братий наших, что приходится разъяснять им, что они не доброе дело делают, а грех противный Божией заповеди. Так многие привыкают считать грех не в грех.

Так, братья, ослабели мы в христианском подвиге, так не стойки, не тверды мы бываем против соблазнов дьявольских, и так опасен для нас лукавый искуситель наш. При нашей слабости нам одно остается, возлюбленные, усердно молиться пред Господом, чтобы Он не попустил нас согрешать, по обольщению дьявольскому, чтобы Он раскрыл душевные очи наши к уразумению лукавства в вражьих обольщениях, чтобы Он подал нам твердость противостоять бесовским искушениям. Молитесь же всегда о сем, возлюбленные молитвой Господней: «Отче наш, иже еси на небесех, не введи нас во искушение», при молитве вашей, постоянно сличайте ваши мысли, ваши желания, ваши действия с заповедями Божьими, и если что окажется в вас противозаконного, тотчас же поймите, что это искушение в нас действует, что это дьявол влечет вас ко греху, и уже трезвитеся, бодрствуйте, по наставлению Апостола, и облецытеся во все оружие Божие, по возмощи вам противу козням дьявольским. «Дьявол поощряет тебя ко греху, говорит святитель Воронежский Тихон, но ты, в сердце твоем ответствуй ему: не хощу; ибо Богу противно, Бог запретил. Дьявол возбуждает в тебе скверную и блудную мысль; ты отвечай ему: Бог мой претил сие мне. Дьявол возбуждает в тебе гнев и злобу к отмщению, ты пресекай сию мысль глаголом Божиим, глаголя в сердце твоем: Бог того не повелел. Указует тебе дьявол на чужую вещь и подстрекает сердце твое к хищению той; говори в сердце твоем: Бог тое запретил: не укради, не пожелай. Тако и в прочих мыслях, противных закону Божию, восстающих в сердце твоем, поступай и смотри – согласная или противная закону Божию мысль твоя? Согласную приемли, и в дело производи: противную закону отражай, да не укрепившиеся, победит тебе» (Сочин. св. Тих. Ворон., т. X, § 23). Аминь.

Беседа восемнадцатая

Отче наш, иже еси на небесех, избави нас от лукавого.

 

Произнося это последнее прошение молитвы Господней, мы возлюбленные христиане молим Отца Небесного, чтобы Он избавил нас от всякого зла и бедствия. Много зла в жизни бывает – много бедствий. Не редко такие беды бывают с нами, что мы изнемогаем под их тяжестью. Часто эти несчастья приходят совершенно неожиданно, – наводят ужас и поражают своей тяжестью, когда и не помышляют о них. Так иногда царства и народы пребывают в тишине и благополучии; под мудрым управлением царей, все общественные и частные – семейные дела приносят довольство для всех; но потом вдруг прерывается плавное течение покойной и счастливой жизни народа, когда на него, как густая и мрачная туча, несется война – начинается кровопролитие, разорение. Иногда же войны нет, то другое бедствие постигает народ: появится язва моровая, или другие болезни разовьются – то холера, то горячки разных видов и иные не менее ужасные. Иногда же неурожаи пойдут, недостаток хлеба будет – голод в народе, а иногда и война, и болезни, и голод вдруг постигают какую-либо страну. Это ужасные несчастья! Бывает и так: постигают бедствия исключительно какой-либо город, или селение, или даже семейство одно. Представим себе, что в какой-либо семье отец, мать и дети – все до одного, живут без печали, в благополучии, – живут да радуются, и вот приходит час воли Божией, умирает отец семьи; остается вдова с своими малолетками. Вместо радости тяжкая печаль накрывает семью и забота безотрадная. Как жить, чем жить, думает осиротевшая жена, смотря на деток своих, и пьет горькую чашу постигшего, нежданного несчастья. Случается и среди полного довольства, в целом составе семьи, испытывать беды тяжкие. Так иногда и отец и мать живы и богатства много, и детей своих доведут до полного возраста, и воспитание им дадут дорогое; но свернется сын, или дочь с пути доброго – наслушается лукавых советников – богоотступников, потеряет веру в Бога Создателя своего, отречется своего Спасителя, будет глумиться над святыней христианской, не будет признавать Богоучрежденных ни начальств, ни властей, отвергнет советы и мольбу родителей, пустится во вся тяжкая до безобразия, и что тогда? О, скроются тогда радости семейные – мрачное облако глубокой горести покроет дом, – слезы и рыдания сделаются постоянным уделом сетующих родителей.

Не перечтешь, братья, разнообразие несчастий, постигающих нас в земной жизни нашей. Постигающие людей бедствия не только по наслышке бывают известны нам, но не редко совершаются пред очами нашими, и конечно все они попускаются Господом за грехи наши, для вразумления нашего, для обращения, чрез пример над другими, к жизни добродетельной, и целебны для душ наших. Но, возлюбленные, как ни по делом нашим приходят к нам беды и несчастья, как ни целебны они для нас, – тяжело их переносить. Не легко и на других смотреть, когда страдают они под тяжестью бед. При виде несчастий содрогается сердце наше. Сохрани нас Господи, говорит всякий при этом; избави нас Господи от всякого зла и бедствия.

Так, христиане, когда мы произносим слова молитвы Господней: «избави нас от лукавого», должны при этом обнять нашим вниманием все бывающие на земле несчастья, постигающие людей и, должны усердно умолять Господа, чтобы он избивал нас от всякого зла и бедствия, чтобы сохранил нас от глада, губительства, труса, потопа, огня, меча, нашествия иноплеменников, междоусобные брани, от умаления веры и любви между христианами, – должны умолять и «о еже милостиву и благоуветливу быти благому и человеколюбивому Богу нашему, отвратити всякий гнев, на ны движимый и избавити ны от належащего и праведного своего прещения, и помиловати ны» (послед. мал. осв. воды). «Обратитеся ко Мне, говорит Господь, и обращуся к вам, и не утвержду лица Моего на вас, яко милостив есм, и не прогневаются на вы во веки» (Иер.3:12). Видите, Господь обещает избавлять нас от бед, за грехи наши на нас посылаемых, когда мы обратимся к Нему. И так, когда мы видим около себя несчастья, когда болезни около нас, когда хлеб на нивах засыхает, если и еще что услышим страшное, то скорее будем обращаться к Господу и умолять Его, да избавит Он нас от лукавого и обещаем Ему оставить жизнь греховную. У Господа милость и многое у Него избавление. Видя наше раскаяние и усердное моление всемилостивый оставит ярость Свою и гнев Свой обратит на милосердие. В этом уверяет нас и история прошедшего. Ниневия, обширнейший и многолюднейший город царства Ассирийского некогда прогневал Господа тяжкими беззакониями. Все жители этого города, от царя до нищего, погрязли в нечестии и заслуживали конечной своей погибели. Чрез святого пророка Иону уже и время определено было погибели города; но жители Ниневии начали приносить покаяние и, вместе с царем своим, одевшись во вретища и наложив на себя самый строгий пост, умолять Господа о помиловании, и Господь отвратил гнев Свой от покаявшихся и пощадил Ниневию.

Возлюбленные братья! Беды и несчастья всегда бывают в мире – это перст Божий, грозящийся на грешников. Посему нам всегда нужно быть внимательными к самим себе и наблюдать за своим поведением, постоянно нужно проверять образ жизни нашей с святым законом Божиим. «Станьте же теперь пред лицем Господа и дайте ответ: искренно ли и все-ли искренно веруют у вас в Бога, в Троице покланяемого Отца и Сына и Святого Духа»? Не дивитесь такому вопросу! Ныне и в этом, как во многом другом, погрешают многие. Веруете ли, что все произошло от Бога, Его всемогущим Словом, а не самослучайно явилось на свет? Веруете ли, что все в мире и большое и малое – правится свободно благим и премудрым Промыслом Божиим, а не подчинено какому-то року непреодолимо-неизменного течения происшествий? Веруете ли, что мы созданы были для блаженства в раю, но преслушаниями заповеди Божией потеряли рай, – и вот ныне бедствуем в наказание за то? Веруете ли, что, из сего состояния падения, мы, ни каким образом, не можем высвободиться и спастись; что потому, всеблагой Бог, не хотя, да погибнет род наш, послал в мир Единородного Сына Своего – совершить спасение наше, и учредить на земле, открытый для всех дом спасения – Св. Церковь; что сия Богоучрежденная Церковь, хранящая единственно благонадежный и верный образ спасения, есть наша Православная, Восточная Церковь? – А так веруя, покорствуете ли всецело всем заповедям и установлениям Церкви? Ходите ли в храмы? Внимаете ли с охотой проповедуемому здесь слову Божию? Чтите ли праздники, и храните ли посты – все? Принимаете ли Святые Божии Тайны, как должно? Не отметаете ли суемудренно каких-либо молитвенных и осветительных учреждений церкви? Приемлете ли церковное чиноначалие, и сущему у вас священству послушны ли, как лику Богоучрежденному, в руководство вам на пути ко спасению? Усердно ли идете сим путем? Богатитесь ли добрыми делами, не упуская ни одного случая к творению их? Паче же храните ли чистым сердце свое от всех неправых чувств и расположений? Есть ли страх Божий? Мирны ли друг с другом? Не завидуете ли? Не подкапываете ли друг под другом? Не страдаете ли грехом осуждения и пересудов? Готовы ли к взаимо-содействию и взаимо-спомошествованию? Не преданы ли вы утехам, забавам, модам и другим чувственным удовольствиям и порокам? Дети почитают ли у вас родителей! Родители пекутся ли передать детям сокровище веры во спасение? Торгующие ревнуют ли о правых мерах и ценах? Судьи не забывают ли правды на суде? Блюстители порядка и безопасности всегда ли бдят и благо ли общее блюдут?

Осмотрите себя по всем сим и подобным пунктам! Если найдете, что по всем им вы правы, положите на сердце своем еще более преуспевать в правоте сей, с помощью Божией. А если найдете, что неисправным, позаботьтесь исправиться, – положите теперь же твердое к тому намерение и дайте слово в том всевидящему Богу, щадящему вас. Вот чего ожидает от вас Господь! Поспешите исполнить волю Его, чтобы, иначе и вас не коснулись беды, ходящие вокруг. Если какой воин, когда в воинском стане бьют тревогу, не проснется и не поспешит вместе с другими стать в ряды, во всех воинских доспехах, то, или от военачальника потерпит большое наказание, или, еще хуже, достанется в руки врагам. Смотрите, не потерпеть бы и нам чего подобного, если останемся погруженными в беспечность, когда кругом слышим воззвание к пробуждению. Конечно кто уразумеет ум Господень, и кто постигнет чего хочет Бог? Но касательно того, чего хочет Бог, окружая нас бедственными случаями, не трудно увидеть намерение Его. К ниневитянам послал Бог пророка с угрозой, что еще три дня и Ниневия превратится, если не покаются. Ниневитяне покаялись и Господь отменил угрозу Свою. А Ной, сколько лет проповедывал: покайтесь! иначе потопом потопит вас Бог! – Не послушали: – пришел потоп и взял все. Вот и у нас чужими бедами Господь внятно говорит нам: пробудитесь от усыпления, осмотритесь, исправьтесь! Будем внимательны, и все, что нужно исправить, исправим. Ведь закон суда Божия давно произнесен и отменить его никто не силен. Припомните, что написано в Евангелии! – столп Силоамский пал и побил 18 человек. Приводя сей случай, в поучении своем к народу, Господь вот что изрек: «думаете ли, что те 18 были грешнее всех живущих в Иерусалиме? Нет. Но говорю вам, что если не покаетесь, то все также погибнете» (Лк.13:4–5). Слыша сие, разумевая да разумеваем пути правды Божьей, и, по указании их, поспешим отвратить гнев Божий, всегда готовый, и удержать на себе милость Его, теперь нас покрывающую (Слов. Преосв. Феофан. к Тамб. паст. слов. 6). Аминь.

Беседа девятнадцатая, заключительная

Яко Твое есть царство и сила и слава во веки. Аминь.

 

В прошлое собеседование мое с вами, возлюбленные братья, объяснено было последнее прошение молитвы Господней. Вы знаете теперь, как христианин, произнося молитву Господню, просит Бога о всех потребностях души и тела своего, вверяя себя и всю жизнь свою Божию покровительству.

Молитва Господня заключается словами: «яко Твое есть царство и сила и слава во веки. Аминь». По своему важному значению великого внимания требуют от нас и сии заключительные слова; так как и они изречены самим Иисусом Христом. Во время Богослужений заключение, следующее за молитвой Господней, произносит один священник, но посему нельзя думать, будто только один священник может произносить заключительные слова молитвы, и что мирянину прочитывать сии слова непозволительно. Заключение святой молитвы должен прочитывать всякий христианин; потому что в словах: «Яко Твое есть царство, и сила, и слава, во веки. Аминь», он выражает конечное утверждение своей надежды на Господа и, обращая благоговейное внимание свое на всемогущество и бесконечное милосердие Отца Небесного, совершенно успокаивается в Боге, и к такой мысли приходит: земной царь не отказывает в милостях нуждающимся, Ты ли Царь вечный, Царь неба и земли – Царь и Владыка всея вселенной не приникнешь к моему молению, не прострешь щедрую руку Свою и не исполнишь по молитве моей – не пошлешь всего нужного, для душевного моего спасения и земного благоденствия; ты ли Господь всесильный, создавший дивную вселенную, не сможешь отвратить все беды, постигающие нас; Ты ли Царь славы, создавший человека для блаженства вечного, и чрез возлюбленного Сына своего взыскавший заблудшего, не поможешь нам, при нашей преданности святой воле Твоей, уготовить себя к вшествию в вечное Царство Твое – зреть неизреченную славу Твою. Так, вникая в смысл слов: «яко Твое есть царство, и сила, и слава во веки», христианин утверждается в уповании на Бога и делается непоколебимым в сем уповании. Аминь, восклицает христианин, произнеся всю молитву Господню, то есть, утверждает он: воистину «в Боге покой души моей, от Него спасение мое! Он твердыня моя и спасение мое, убежище мое, не поколеблюсь ни мало» (Пс.61:2–3).

На сем и заканчиваю, возлюбленные братья, беседы мои о надежде христианской. По вашей молитве о мне, Господь Бог помог мне указать вам, чем и как можно нам возбудить и укрепить в себе надежду нашу на Господа – Господь помог мне объяснить вам всю святую Его молитву. Не взыщите на безыскусственность моего слова. Главная цель моего с вами собеседования была та, чтобы слово мое соделать понятным каждому из вам, а посему я и не заботился о красоте и научности речи своей, но старался говорить с вами просто. Но как не безыскусственно слово мое, оно очень важно для вас, как слово вашего пастыря, которому вверено Господом указывать вам пути спасения и тем более, что оно имело себе в основании слово Божественное. Имея в виду ваше прилежное к моему слову внимание, я не стеснялся касаться, в беседах наших и пороков наших, обличал их, с целью нашего общаго исправления. Иначе и быть не должно. Зачем стесняться пастырю с своими духовными чадами. Между пастырем и пасомыми связь тесная, родная связь. На то и поставляется пастырь к пастве, чтобы хранить ее от грехов. «Проповедуй слово, – пишет святой апостол Павел – настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай, со всяким долготерпением и назиданием» (2Тим.4:2). «Пастырь должен людей учить неотменно, говорит святитель Тихон, к истинному покаянию приводить, страх Божий и любовь в сердцах человеческих насаждать, бесстрашных и нераскаянных грешников судом Божиим устрашать, смущаемых и сумнящихся, и к отчаянию склонных милостью Божьей и Евангельским утешением ободрять, суеверие, расколы и ереси искоренять. Когда люди, какие-бы они не были, беззаконнуют и ты известно знаешь, крайне берегись молчать, но везде беззакония их в слове твоем обличай, да неуподобишися псу немому, который не лает, хотя тати находят на дом и расхищают его, и волки нападают на стадо и поражают тое. Стани зде возлюблене и показуй пастырское дело свое, хотя бы следовало тебе и пострадать. Богатым и высоким людям, которые в пышности и гордости мира сего живут, ласкать берегись и пороки их уменьшать, или, что горше того, за ничто поставлять, да, не вместо учителя, ласкателем будешь, но всякий порок прямо обличай и истину везде и всегда свидетельствуй: Божие бо слово говоришь, яко посланник Божий. Пусть все таковые знают, что ты пастырь еси их и учитель, и слово о них имеешь воздать праведному Судии» (соч. св. Тихон. Ворон.). Видите, возлюбленные братья, как опасно пастырю молчать в то время, когда Он видит в своих пасомых уклонение от пути спасения. Памятуйте же о всем преподанном вам, и, при помощи благодати Божией воспроизводите слышанное вами учение в жизни вашей, да возрастит оно в душах и телесех ваших плод святости, во славу Отца Небесного и возлюбленного Сына Его Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа и всесвятого Духа Божия. Аминь.


Источник: Виноградов, Александр Иванович. Беседы о надежде христианской / [Соч.] Ключаря Владимирск. кафедрального, Успенск. собора прот. Александра Виноградова. - Владимир : печ. В.А. Паркова, 1882. - [2], 96 с.; 21.

Вам может быть интересно:

1. Беседы о православном приходе Александр Александрович Папков

2. Беседа с государем наследником, цесаревичем, великим князем Николаем Александровичем протопресвитер Василий Бажанов

3. Судьбы христианства и мира. Беседы в продолжение последней недели Великого поста епископ Иоанн (Соколов)

4. Беседа архимандрита Павла с одним из старообрядцев австрийского согласия о том, имели ли они, оставаясь без епископов, епископские действия, как утверждают некоторые из них архимандрит Павел Прусский

5. Беседа на Рождество Христово святитель Гавриил (Городков)

6. Сеятель благочестия или полный круг церковных бесед, поучений и слов. Том 1 протоиерей Василий Нордов

7. "Мы не должны бояться никаких страданий…". Творения. Том I священномученик Аркадий (Остальский)

8. Святыня Владимирского кафедрального Успенского собора протоиерей Александр Виноградов

9. Петр Могила, митрополит Киевский протоиерей Александр Горский

10. В. Г. Белинский и гр. Л. Н. Толстой об искусстве и литературе профессор Александр Иванович Пономарёв

Комментарии для сайта Cackle