Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf Оригинал (pdf)
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


профессор Алексей Петрович Лебедев

Успенский кафедральный собор в Ярославле

   

Содержание

Местоположение и исторический очерк собора Первый храм Второй храм Третий храм Основание и достопримечательности храма Внешний вид храма Внутреннее устройство храма Стенопись Святые мощи Сведения о жизни и обретении мощей свв. благоверных князей Василия и Константина Ярославских чудотворцев Архиерейские гробы Теплый собор во имя свв. благоверных князей Василия и Константина ярославских чудотворцев Ризница и библиотека Колокольня Владения Соборные Святыня, временно пребывающая в соборе Прибавление Протоиереи Старосты Слово в день обретения мощей святых благоверных князей Василия и Константина, Ярославских чудотворцев  

 

Местоположение и исторический очерк собора

   Там, где великий князь Ярослав положил основание городу Ярославлю построением деревянной крепости, или Рубленого Города, на живописной местности, называемой Стрелкой, где сливается Волга с Которостлью, красуется каменный златоглавый храм, осененный блестящими крестами, со стоящей при нем высокой колокольней, ярко сияющей позолоченными главой и крестом. Это Кафедральный собор Успения Божией Матери.
   В летописи Никона повествуется: «Константин (Всеволодович Мудрый) основал в Ярославле на дворе своем (т. е. близ княжеского дворца) соборную каменную церковь Успения 1. Это было в 1215 г. Но храм этот не сохранился до наших времен. В 1501 году пожар истребил его, разрушив самые стены его до основания и сокрыв их под кучами пепла 2. На месте сгоревшего храма второй, тоже каменный, воздвигнут был великим князем Иоанном Васильевичем III-м, но и этот храм, по тесноте своих размеров, в царствование Алексея Михайловича разобран и на месте его в 1646 г. построен новый, обширнейший 3. Это храм — нынешний, благолепно украшающий Ярославль.
   На основании этих кратких сведений, исторический очерк Собора мы представляем в следующих трех отделах или периодах:
   I. От основания первого храма до истребления его пожаром, т. е. от 1215 до 1501 года.
   II. От построения второго храма до конца его существования, т. е. от 1501 до 1646 года.
   III. От построения третьего храма, т. е. от 1646 года до нашего времени.

Первый храм

   Основателем Успенского соборного храма в Ярославле, как мы уже сказали, был князь Константин Всеволодович, названный Мудрым. Летописи не объясняют, что расположило князя соорудить это святилище. Но так как древние князья строили храмы большей частью в память каких-нибудь событий, то нельзя думать, чтобы построение и этого первого каменного храма в Ярославле не имело своей особенной причины. Для правильного взгляда на это дело, лучшее средство — обратиться к истории. Что же она повествует? Из происшествий, относящихся ко времени построения Собора, представляются нашему вниманию следующие довольно важные события. Великий князь Всеволод, приближаясь к смерти, объявил Константина, как старшего сына, наследником своего престола с тем, чтобы он уступил Ростов младшему брату своему Георгию. Но Константин не послушался отца, — не оставил своего удела, желая быть обладателем и целого великого княжества Суздальского. Раздраженный столь явным неповиновением, отец в многочисленном собрании бояр и духовенства назначил своим наследником второго сына, Георгия. Константина любили и уважали сановники и народ, но воля великого князя была для всех законом: все дали присягу Георгию. После смерти Всеволода братья ссорились между собой, оба считая себя обиженными. Наконец неудовольствие дошло до того, что они решились для Суздальской и Ростовской областей иметь особых епископов, тогда как эти области издревле принадлежали к управлению одной духовной власти, имевшей кафедру в Ростове 4. Ростовский епископ Иоанн много скорбел о таком положении дел и, наконец, отказался от епархии и удалился в Боголюбский монастырь где и умер в 1213 году 5. По смерти Иоанна, Константин избрал в епископы ростовского и суздальского духовника своего, ярославского Петровского монастыря игумена Пахомия. Рукоположение его в этот сан совершал в 1214 г. киевский митрополит Матфей. Но, по прибытии Пахомия из Киева на паству ростовскую, князь Георгий в 1215 году без согласия Константина учредил особенную епархию для Суздальской области, независимую от Ростовской 6. С того времени Константин, по словам одного старинного сказания, «вельми возлюби Ярославль и созда близ дворца своего первую в сем граде каменную соборную церковь, посвятив ее Небесной Владычице, покровительнице и заступнице нашей пред Богом» 7. Вот события, которые могли подвигнуть князя к построению храма.
   В каком виде был воздвигнут первый Успенский храм, сведений не имеем. Но, кажется, нельзя сомневаться в том, что основатель его, просвещенный Константин, храм этот устроил благолепно и украсил богато. Величественный Собор Успенский в Ростове и Преображенский в здешнем Спасском монастыре, построенные тем же Константином, могут служить тому доказательством 8. Нельзя также думать и того, чтобы Всеволод, сын Константина, и дети его Василий и Константин Всеволодовичи и другие удельные князья ярославские не прилагали попечения о благоустройств ярославского Успенского Собора, как ближайшего к их дворцу.
   Так, Успенский Собор, по всей вероятности, представлял много замечательного и по своей архитектуре и в других отношениях, но летописи об этом молчат. Впрочем, молчание это очень понятно. Тогдашнее время представляло одни грозные события. Полчища монгольские, как стаи диких зверей перебегали из одного места в другое, опустошая города и селения, а потому и внимание летописцев обращено было на одни кровавые происшествия. История показывает нам, что в один февральский месяц 1237 г. свирепые монголы сожгли 14 городов, в числе их и Ярославль 9. Быть не может, чтоб в это время не пострадал и Успенский Собор. Здесь можно думать, что он лишился многих драгоценностей: икон, сосудов, священных облачений, книг и проч.
   В половине XIII столетия Успенский Собор сделался усыпальницей ярославских князей. В нем погребены два сына первого ярославского удельного князя Всеволода Константиновича, Василий и Константин, просиявшие в последстви нетлением своих мощей и чудотворениями 10.
   В 1278 г. Успенский Собор был свидетелем бракосочетания князя белозерского Михаила Глебовича с дочерью ярославского князя Феодора Ростиславича Черного. Таинство брака совершал епископ ростовский (святой) Игнатий 11. Вот одно из светлых событий, совершившихся в ярославском Успенском храме, записанное летописцем.
   Затем, впродолжение более двух столетий, о ярославском Соборе не находим почти никаких сведений. Летописи повествуют только о том, что в 1501 г. пожар опустошил древнейшую часть Ярославля — Рубленый Город, и что при этом сгорели дворец княжеский и Успенский Собор, построенный Константином 12. Этим ограничиваются все известия о первом ярославском каменном соборном храме, существовавшем 286 лет.

Второй храм

   На месте обгоревшего соборного храма ярославцы решились построить новый. Но для возведения нового нужно было очистить место от развалин. При раскалывании фундамента были обретены нетленные мощи ярославских князей Василия и Константина, детей Всеволода, убиенного татарами на реке Сити, внуков великого князя Константина Мудрого, основателя первого храма. Мощи св. князей от места покоища перенесены были в Борисоглебскую деревянную церковь, стоявшую в земляном или Большом Городе, близ Успенского храма 13. Соборным определением, с соизволения великого князя Иоанна III-го, благоверные князья Василий и Константин причислены к лику святых, и мощи их для общего благоговейного поклонения до построения нового Собора находились в означенной церкви. Князь принял живое участие в сооружении нового соборного храма. Он прислал из Москвы для постройки его искусных мастеров. Долго ли строили храм, не знаем; известно только то, что, по окончании работ, мощи святых князей из Борисоглебской церкви перенесены были в новоустроенный Собор и переложены в новую раку, и что в 1504 г. в этом храме великий князь со своими детьми поклонялся св. мощам благоверных князей 14.
   Собор этот памятен сердцу русскому еще тем, что во время самозванцев и междуцарствия из-под сени его князь Дмитрий Михайлович Пожарский с ополчением, напутствованный благословением ростовского митрополита Кирилла, 28 июля двинулся на освобождение Москвы от врагов Руси. В этом же соборе, 21 марта 1613 г., Ярославль имел утешение встретить избранного на Царство Русское юного Михаила Федоровича Романова, когда он шествовал из Костромы в престольную Москву 15.
   С умножением жителей в Ярославле, храм, построенный Иоанном, сделался уже тесным для них. Нужно было построить новый в больших размерах. Мощи св. князей Василия и Константина на время перенесены были в церковь Казанского женского монастыря, где н находились до 1646 г., т. е. до окончательная устройства нового соборного храма 16. Храм Иоанна существовал 145 лет.

Третий храм

Основание и достопримечательности храма

   Третий, ныне существующий, храм построен в царствование Алексея Михайловича в 1646 г. и освящен Варлаамом, митрополитом ростовским и ярославским.
   Таким образом, над храмом этим пронеслось уже более 250 лет. Немало совершилось в течение этого времени событий. Скажем о главнейших из них:
   В 1654 г., во время смертоносной язвы, свирепствовавшей во многих местах России, не исключая и Ярославль, настоящий храм украсился иконой Одигитрии Смоленской Божией Матери, перенесенной в него из существовавшей тогда деревянной Троицкой церкви, оставленной без богослужения, по некоторому чудному откровению одному благочестивому мужу. После крестного хода с этой иконой вокруг Ярославля, смертоносная болезнь вскоре прекратилась 17.
   В 1658 г. июня 11, пожар истребил большую часть Ярославля и много церквей, в том числе и Собор немало пострадал от пламени. В этот пожар мощи святых князей Василия и Константина спасены были от сильного огня перенесением их на устье реки Которостли 18.
   В 1674 г. Иона, митрополит ростовский, в Соборе устроил теплый придел во имя святого равноапостольного князя Владимира и другой холодный — во имя святых благоверных князей Василия и Константина 19; в том же году он украсил Собор стенной живописью 20.
   После этого о ярославском соборе не находим никаких известий в продолжении 69 лет, т. е. до 1743 г. В этом году ростовский митрополит Арсений Мацеевич установил крестный ход с чудотворной иконой Владимирской Богоматери из ростовского собора в ярославской; в том же году, 3-го июля, почивающие в здешнем Соборе мощи святых князей Василия и Константина обносились вокруг Рубленого Города или кремля ярославского 21.
   В 1744 г., февраля 20-го, в Соборе, по, жалкой невнимательности причта, случился пожар, в который Собор понес весьма чувствительную утрату, едва не лишившись драгоценнейшего своего сокровища. Вот как это последовало: сторожа, по окончании обедни, погасив свечи, сложили огарки в деревянный ящик, стоявший близ гробницы св. благоверных князей Василия и Константина, и заперли Собор; но огарки, худо утушенные, загорелись и вспыхнули, пламя коснулось стоявшей над гробницей деревянной сени, дошло до самой гробницы и, к величайшей скорби ярославских жителей, мощи святых князей обгорели. Оставшиеся от них части были собраны в два ковчега и положены в новую раку, поставленную на прежнем месте между двух столбов на правой стороне храма. За такое невнимание к святыне, по резолюции митрополита Арсения Мацеевича, соборный протоиерей и прочие священники отрешены были от должностей при Соборе и определены к приходским церквам, а ключарь лишен священства и отослан в распоряжение провинциальной канцелярии 22.
   Для здешнего собора, по значению его между другими соборными храмами ярославской епархии, особенно замечателен 1788 год. В этом году, после 793-летнего существования архиерейской кафедры в Ростове, она перенесена была в Ярославль, и вскоре затем местным архиереям, ростовским и ярославским, повелено именоваться ярославскими и ростовскими. Первым архиепископом ярославским был Арсений Верещагин 23. С этого времени ярославский Успенский Собор сделался кафедральным.
   Архиепископ Арсений учредил крестный ход, в день памяти св. Леонтия епископа ростовского, 23-го мая, из кафедральнаго Собора в Леонтьевскую кладбищенскую церковь 24. Ход этот и до ныне совершается ежегодно.
   1806 г. марта 28-го в соборе погребено тело архиепископа Павла Пономарева.
   1824 г. апреля 3-го в Соборе погребено тело архиепископа Симеона Крылова-Платонова
   Успенский Собор, оставаясь холодным, заключал в стенах своих только придел теплый во имя святого князя Владимира, но придел этот, по тесноте своей далеко не соответствовал числу приходящих в него богомольцев. Для устранения этого неудобства, преосвященный Авраам, архиепископ ярославский, в 1832 г. к холодному Собору пристроил теплый и 22-го января 1833 года освятил его во имя св. благоверных князей Василия и Константина, ярославских чудотворцев.
   1876 г., декабря 21-го, в Соборе погребено тело архиепископа Леонида Краснопевкова.
   Теперь обозрим внешнее и внутреннее устройство холодного храма.

Внешний вид храма

   Храм этот сооружен в стиле византийско-русского зодчества. Он — каменный, одноэтажный, холодный. Главный корпус здания имеет вид правильного, почти равностороннего, четырехугольника, возвышающегося перпендикулярно от основания до кровли. Восточная или алтарная часть храма выдается четырьмя полукружиями, или абсидами; она ниже Собора почти целым ярусом. В Соборе два входа, с северной и западной сторон, восьмиугольной фигуры, с колоннами. К входным северным дверям ведет чугунное трехступенчатое с площадкой возвышение. Наружные стены Собора, кроме пилястр (лопаток) с впадинами, никаких украшений не имеют. В этих углублениях или отделах, сведенных в дугообразную фигуру, заключаются окна, расположенные в два яруса. В нижнем ярусе окна широкие, прямоугольные, а в верхнем — узкие, продолговатые, оканчивающиеся полукружием. На сверной, западной и южной стенах окон по три внизу и по три вверху. На восточной стене, в среднем большом полукружии три окна, в боковых — по одному. Папертная или входные пристройки заключают по четыре окна. Кровля на Соборе, четырехскатная, покрыта по железным стропилам листовым железом, окрашенным медянкой. Над кровлей Собора, на круглых каменных трибунах, возвышаются пять глав. Главы по железным дугам обложены железными, через огонь вызолоченными, листами. Яблоки и кресты на главах железные, вызолоченные. Кресты все восьмиконечные. Западный и северный притворы и восточные алтарные полукружия покрыты железом, окрашенным медянкой; над первыми устроены восьмигранные шлемообразные крыши, а над последними крыши — на один скат. Снаружи стены выбелены известью, а вверху расписаны разными священными изображениями. В таких формах представляется Собор с западной, северной и восточной сторон. Фасад его, за исключением примыкающих к нему папертей или притворов позднейшей архитектуры, без сомнения, остался в первоначальном виде.
   Не в таком виде является храм с южной стороны. Теплая церковь, пристроенная к нему в 1832 г., своими новыми формами много изменила древний характер здания. Эта каменная пристройка простирается во всю длину Собора; она в высоту — ниже главного здания. Восточная стена ее выходит полукружием, южная же украшена портиком, карниз которого поддерживают колонны. Окна расположены в один ярус. На восточной стене 2 окна, на южной —7, на западной — 4. Над церковью возвышается крыша с восьмигранным шлемообразным куполом, увенчанным железным восьмиконечным крестом. Крыша над всей пристройкой и купол церковный, стоящий на квадратном основании, обложены листовым железом, окрашенным медянкой. Хотя эта пристройка слишком нова в сравнении с архитектурой холодного Собора, но по изящному своему виду замечательна.
   Теперь опишем внутреннее устройство холодного храма.

Внутреннее устройство храма

   Внешнему виду храма соответствует и внутреннее расположение. В Собор ведут два входа — с западной и северной сторон, как мы уже сказали. Верх их куполообразный. Освещаются они четырьмя окнами дугообразной фигуры. К западному входу примыкает невысокая паперть, из которой две двери: с восточной стороны — в холодный храм, а с южной — в паперть теплой церкви.
   Внутреннее расположение холодного Собора приспособлено к потребностям богослужебного чина. Он состоит из двух главных частей: храма и алтаря с его предалтариями, северным и южным. В храме четыре каменных четырехугольных столпа, на которых утверждены своды с куполами. Внутреннее пространство храма, не включая алтаря и его предалтарий расположено крестообразно. В Соборе три двери: на западной, северной и южной сторонах; последняя дверь, устроенная в соответствии с северной, ведет в теплую церковь. Верх этих входов сведен полукружиями. Храм освещается 18-ю стенными окнами, расположенными в двух ярусах, и 14-ю купольными. В нижнем ярусе окна шире верхних; на северной и южной стенах нижние окна с прямыми перемычками, а на западной стене, за исключением среднего окна, сведены полукруглыми арками. Верхние окна в храме с дугообразными перемычками. Вверху под церковными сводами, возле северной, западной и южной стен устроены хоры, на которые входы заключаются в северной стене храма. Вблизи дверей, открывающих вход на хоры, на западной стороне храма находится еще дверь в ризничную палату.
   Алтарная часть, отделенная от храма каменной стеной, выдается к востоку четырьмя полукружиями по числу частей ее: престола, жертвенника, диаконника и ризницы. Между этими частями возведены капитальные стены с пролетными арками. Среднее, большое полукружие, в котором находится престол, освещается тремя окнами, северныя полукружия, из которых в одном находится жертвенник, а в другом ризница, — двумя, южное нолукружие — одним окном. С таким назначением алтарная часть была до 1674 года. В это время ростовский митрополит Иона Сысоевич ризничную палатку превратил в придел св. благоверных князей Василия и Константина, а диаконник — в теплый придел св. князя Владимира. Придел князей Василия и Константина существовал до 1832 г., т. е. до постройки нового теплого храма в честь тех же угодников. С того времени придел этот опять занят ризницей.
   Таким образом, в настоящее время Собор заключает в себе три престола: Успения Божией Матери, равноапостольного князя Владимира и св. благоверных князей Василия и Константина.
   Иконостас, стоящий возле стены, отделяющей алтарь от остальных частей церкви, своей красотой и своим исполинским размером господствует в храме. Он состоит из пяти ярусов и возвышается до сводов. Все ярусы его увенчаны карнизами; в нижнем ярусе по сторонам икон стоят резные колонны, в прочих же ярусах иконы отделяют кронштейны. Верх иконостаса осеняет изображение Распятого Господа с предстоящими. Гладкие места иконостаса до 1889 г. были покрыты синей краской, резьба же — позолотой. В 1889 г. и гладкие места иконостаса, с разрешения и благословения Высокопреосвященного Ионафана Архиепископа, бывшим старостой Михаилом Михайловичем Литовым вызолочены.
   Относительно содержания иконостаса должно заметить, что стоящие в нем иконы своими изображениями представляют догматы Православной церкви — сочетание Ветхого Завета с Новым, небесную торжествующую Церковь с ее Главой. В верхнем ярусе иконы выражают идею о первоначальной церкви до закона Моисеева и вместе связь с новозаветною. Ряд икон праотцов и патриархов стоит по обе стороны иконы Господа Саваофа, который из лона своего рождает Предвечное Слово. В другом ярусе изображения представляют Церковь ветхозаветную от Моисея до Христа Спасителя, Которого она была предзнаменованием, и потому в средине иконостаса поставлена икона Знамения Божией Матери, проявляющей на лоне своем Предвечного младенца, а по сторонам этого образа — иконы пророков, держащих в руках хартию своих пророчеств. Третий ярус представляет в средине икону Спасителя в образе Вечного Архиерея, сидящего на престоле; по сторонам ее — иконы Божией Матери и Предтечи, архангелов Михаила и Гавриила, а за ними апостолов, начиная с первоверховных. Четвертый ярус представляет изображения двенадцати главных праздников и других событий Православной Церкви. Пятый или нижний ярус заключает царские, северные и южные врата и местные иконы, замечательные как главнейшими торжествами Православной Церкви, так и чудесами, которыми они прославились.
   Царские врата — сплошные, прямые, двухстворчатые, обложены серебряно- позолоченными листами; на створах их изображены Благовещение Божией Матери и четыре Евангелиста. Лики их поясные, — украшены серебряными позолоченными венцами. Над верхом врат в полуциркульной раме возвышается икона Тайной вечери; она — в серебряной позолоченной ризе.
   По правую сторону царских врат помещены следующие иконы:
   1) Спасителя , сидящего на престоле, с разогнутым в левой руке евангелием, со словами: «Рече Господь, не судите, да не судимы будете». Правой рукой Спаситель указывает на слова. Икона эта старинного письма. Она в серебряной позолоченной ризе. Рядом с этой иконой стоит -
    2) Храмовый образ Успения Божией Матери. На нем изображения: а) Иисус Христос в лучезарном сиянии, правой рукой благословляющий предлежащее пред ним покоящееся тело Пресвятой Девы, своей Матери, а левой при персях своих держит душу Ее, представленную в виде младенца; б) Одр преставльшейся Богоматери подъемлют апостолы, принесенные по воздуху ангелами; в) Апостол Петр пренепорочному телу воздает честь каждением фимиама; г) Архангел мечем поражает евреянина Авфония, хотевшего низвергнуть пречистое тело Богоотроковицы. Кругом иконы в 16-ти четырехугольных клеймах олицетворены чудеса Богоматери, заимствованные из церковного предания. Икона эта поновлена, а потому время написания ее трудно определить. На образе риза серебряная, вызолоченная; на нижней кайме ее надпись: Риза сделана 1828 г. августа 15; весу в ней 1 пуд 16 фун. 4 1/2 золотника.
   3) Образ Божией Матери Феодоровской . Изображение Богоматери окружают 26 клейм. В больших — верхних и нижних клеймах изображены: в первом — Отечество или Святая Троица в лицах Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого, во втором — Божия Матерь, всех скорбящих радость. В прочих клеймах представлены чудеса, относящиеся к явлению этого образа, и песнь «Величит душа моя Господа». Эти изображения замечательны по сочинению фигур и изящному художеству. Образ Феодоровской Богоматери украшен серебром, золотом и драгоценными камнями. На изображениях Св. Троицы и Богоматери, всех скорбящих радости, ризы серебряные вызолоченные. Этот образ находится у входа в придел св. князя Владимира. Над входом возвышается икона Смоленской Божией Матери; икона эта обложена серебряной позолоченной ризой с жемчужным украшением.
   Возле дверей в придел св. Князя Владимира 4) Образ Сошествия Святого Духа на Апостолов ; икона эта весьма богато украшена. Сбоку иконостаса на южной стене Собора находится: 5) Образ Покрова Божией Матери
   По левую сторону царских врат — иконы:
   1) Одигитрия Смоленской Богоматери . Эта икона до 1654 г. находилась в ярославской городской Троицкой деревянной церкви, но в этом году, во время свирепствовавшей в Ярославле моровой язвы, она перенесена в Собор по следующему чудесному откровению, бывшему некоторому благочестивому мужу, по прозванию Баженову. Ему в сонном видени повелевалось для прекращения смертоносной болезни в городе взять из ветхой Троицкой церкви этот образ и обнести его в крестном ходе вокруг города. После крестного хода, сила веры вскоре прекратила мор. Такое чудесное спасение Ярославля от болезни прославило икону. Ростовский митрополит Иона Сысоевич повелел «повсялетно ходити вкруг всего града со святыми иконами, и сию чудотворную носити икону Богородичную и праздновати тому святому образу, дабы как преславное то честнаго образа явление, так и исшедшее и всегда исходящее от него, чрез благодать самой Божия Матере, милостивое пособие, от язвы смертоносныя избавление, незабвенно было в будущие роды» 25. Икона эта в серебряной позолоченной ризе, украшенной драгоценными камнями; веса в ризе 21 ф. 84 зол. Икона стоит в средине большого иконописного образа, разделенного на 28 клейм, в которых олицетворены чудеса Богоматери и песнь: «О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь».
   2) Икона Живоначальной Троицы , в виде трех странников, сидящих под дубом Мамврийским, за столом с приготовленным угощением и предстоящими Авраамом и Саррою. У стола служитель закалает тельца. Образ украшен серебряно-позолоченной ризой, имеющей вес 1 п. 4 ф.
   3) Образ св. благоверного князя Александра Невского и преподобного Иосифа песнописца, написанный в благодарное вопоминание чудесного спасения жизни Государя Императора Александра Николаевича от выстрела, который сделан был в него 1866 г. апреля 4-го в С.-Петербурге, при выходе из Летнего сада, злодейской рукою Каракозова. Икона эта в серебряной позолоченной ризе, весом в 43 ф. 57 зол. Этот образ находится у северных алтарных дверей, на которых изображен св. архидиакон Стефан. Над дверями помещена Нерукотворная Икона Спасителя; она в серебряном окладе.
   4) Образ Успения Пресвятой Богородицы . Икона эта точный список с киевского чудотворного образа, находящегося в Великой Лаврской церкви. На иконе Успения Божия Матерь представлена лежащей на одре, перед которым сбоку стоит евангелие, покрывающее отверстие во внутренность иконы, где в чудотворной заключены были мощи святых семи мучеников. Икона, с которой списана настоящая, прислана была в Киев из Царь-Града от самой Царицы Небесной в благословение на устройство Печерской церкви, а мощи вложены в нее для положения их в основание того храма 26. При одре Усопшей Богоматери предстоят апостолы, из которых Петр при главе с кадильницей, а Павел впереди прочих, припадающий к ногам Богоотроковицы. Посредине иконы за ложем стоит Спаситель, держащий в пеленах, в виде младенца, душу Пречистой Девы, а с обеих сторон Его главы изображены парящие два ангела с убрусами в руках. Образ этот нового письма; он прислан в здешний Собор из Киево-Печерской Лавры в 1838 г. преосвященным Филаретом (Амфитеатровым), митрополитом киевским, бывшим архиепископом ярославским. Икона эта вставлена в средину другой, на которой вверху изображена Богоматерь в рост, с воздетыми к небу руками; перед ней по сторонам предстоят преподобные Антоний и Феодосий Печерские. Внизу образа представлены святые ярославские князья Василий и Константин, благоговейно преклоняющиеся перед Богоматерью. Образ этот в серебряной позолоченной ризе, украшенной разноцветными камнями. На ризе надпись: «Точная копия с чудотворного образа в Киевской Лавре от высокопреосвященного Филарета, митрополита киевского, в благословение ярославским гражданам.
   Сбоку иконостаса на северной стене Собора:
   5) Образ Похвалы Пресвятой Богородицы; икона эта многоликая.
   Солея возвышается от помоста храма на три ступени; она ограждена медной решеткой. Пол во всем храме чугунный.
   На четырех каменных столбах, обставленных одноярусными с колонными иконостасами, покрытыми червонным золотом и обнесенными внизу решетками, находятся в настоящее время следующие иконы:
   На первом южном: а) с восточной стороны — икона Спасителя, сидящего на престоле, с предстоящими при нем святыми царем Константином и великим князем Владимиром, б) С южной стороны — икона девяти мучеников Кизических и других святых, — икона эта нового письма, в) С западной стороны — икона благоверных князей Василия и Константина: св. князья представлены в молитвенном положении перед образом Богоматери, высящимся на облаках. Посреди угодников изображен храм Ярославского Собора, с отдельной от него шатровой колокольней. Риза на иконе серебряная позолоченная. Образ этот стоит в раме накладного серебра. По сторонам сего образа в киотах, обложенных серебром, поставлены две древние иконы: 1) Спасителя, изображенного в поясном виде. Он правой рукой благословляет, а левой держит раскрытое евангелие; 2) образ Божией матери Ярославской, прославленной чудотворениями. Обе иконы византийского древнего письма, — но когда именно они написаны, неизвестно. Сохранилось предание, что иконы эти были дворцовыми ярославских князей и поступили в Собор после пожара, разрушившего дворец, в 1501 г. Иконы эти остаются без поновления и сохраняют во всем величии свой древнейший колорит; они богато украшены. г) С северной стороны находится икона Спасителя, копия с древней упомянутой. Образ этот окружают 36 клейм, в которых изображены: повесть о Нерукотворном Убрусе, присланном Спасителем эдесскому царю Авгарю, и события из последних дней земной жизни Иисуса Христа и его воскресение. Надпись на этом образе свидетельствует, что он написан в 1796 г. апреля 14-го ярославскими посадскими Климентом Мокроусовым и Феодором Крашенинниковым.
   На втором южном столпе: а) С южной стороны — икона святителя и чудотворца Николая, древнего греческого письма. Об этой иконе сохранилось предание, что она была дворцовой ярославских князей и издавна почитается чудотворной. Образ этот в серебряной позолоченной ризе, осыпанной жемчугом и разными драгоценными камнями. Икона эта участвует во всех главных крестных ходах Ярославля; она вставлена в другую, на которой в 36 клеймах представлены чудеса святителя, б) На западной стороне сего столпа — икона Тихвинской Божией Матери в чудесах. Изображение чудес Богоматери весьма замечательно как по сочинению фигур, так и по изяществу написания. Икона Богоматери богато украшена, в) На северной стороне стоит образ Воскресения Христова. На иконе вверху представлен Спаситель, сидящий на престоле; ниже его распятие и положение во гроб Пречистого Тела Богочеловека. В средине образа начертано восстание Спасителя из гроба; ниже в лучезарном ореоле, как в пренебесном свете славы, — Сошествие Господа в ад. Здесь Спаситель представлен стоящим над разрушенными твердынями ада; правой рукой Он изводит Адама и Еву из преисподней земли; за Евой следуют жены, которых лица обращены к Разрушителю ада; возле Господа предстоит ангел в виде светолепного юноши, держащий открытый ковчег с гвоздями и молотом для заключения тартара. Далее представлены древние патриархи и пророки, исходящие из глубины адовой и восходящие на гору Господню — к Небесному Иерусалиму, в числе которых царь Давид, держащий свиток со словами: «Воскресни, Господи, в покой Твой». Выше его пророк Исайя с хартией, являющей написание: «Людие, ходящии во тме, видеша свет, велий»; еще выше представлен Предтеча со свитком, на котором начертано: «Се Агнец Божий, вземляй грехи мира». Весь сонм праведников, изведенных из ада, сопровождает множество ангелов, руководителей человеков и за пределами гроба. Первый из сонма людей, стоящих перед вратами рая, представлен с крестом в руках — Благоразумный Разбойник; перед крестным знамением являются растворенные райские врата и херувим с пламенным оружием, отступивший от своей стражи. В самом низу иконы изображен ангел с железным бичом, поднятым на сатану удерживаемого на цепи. Здесь надпись: «Повеле Господь сатану бити немилостивно и связати его на тысящу летъ». Наконец представлены разные явления Господа Иисуса Христа по воскресении мироносицам и апостолам. Икона эта по сочинению рисунка и художеству весьма замечательна.
   На первом северном столпе: а) С восточной стороны находится образ св. Димитрия митрополита ростовского, во весь рост. б) С южной стороны снимок с чудотворного образа Ярославской Божией матери, — икона эта вставлена в раму, на которой изображены благоверные князья Василий и Константин и в 20 клеймах представлены разные священные события и чудеса Божией Матери. в) С западной стороны — образ Флыновской Богоматери. Эта икона почитается чудотворной; она в серебряной позолоченной ризе, устроенной, как показывает вычеканенная на ней надпись, в царствование Императора Павла Петровича, по благословению Арсения, архиепископа ростовского и ярославского, в 1798 г.,— весу в ризе означено 27 фун. 84 зол. г) На северной стороне столпа — образ св. Иоанна Предтечи: Креститель представлен в рост в виде ангела с крыльями; левой рукой он держит свиток, над которым находится Предвечный Младенец в купели, правой же указывает на Безлетнего Младенца. По сторонам Крестителя изображены Захарий, стоящий у алтаря кадильного, и ангел, благоветствующий ему о рождении сына; за сим представлены: Рождество Иоанна Крестителя, пребывание его в пустыни, и крещение в реке Иордан многих людей всякого возраста. Внизу главного изображения Пророка олицетворены: обличение Иоанном Ирода в преступной связи с Иродиадой; заключение Иоанна в темницу, пир у Ирода, на котором пляшет дочь Иродиадина; усекновение главы Иоанновой и предание ее спекулатором плясавице, — девица на блюде несет главу к своей матери; погребение тела Иоаннова и обретение главы его.
   На втором северном столпе: а) С восточной стороны находится образ Ярославской Божией Матери; он окружен двенадцатью иконами, изображающими годовые святцы, б) С южной стороны — икона Толгской Богоматери в чудесах, представленных в 44 клеймах. в) С западной стороны образ Богоматери, всех скорбящих радости; образ этот, старинного письма, составляет предмет особенного благоговения жителей Ярославля и почитается чудотворным; он в богатой ризе, украшен жемчугом и драгоценными камнями. По сторонам сего образа расположено 15 икон, изображающих главные христианские праздники и лики святых. г) С северной стороны икона пророка Илии; он представлен сидящим у Иордана, левой рукой держит трость, а правой принимает от ворона хлеб. На сторонах и вверху иконы представлены события из жизни пророка и взятие его на небо.
   Теперь обозрим стенные иконы Собора.
   На южной стене, по правую сторону от входа в теплую церковь, стоят: 1) Образ большого размера. Это икона св. благоверных князей Василия и Константина. Изображение угодников окружают их чудеса, расположенные в 30 клеймах. Икона эта старинного письма; она замечательна по изображению чудес и по сочинению рисунка. Сверх сего для любителя древностей икона эта замечательна и представленным на ней видом Ярославского Успенского Собора; он изображен окруженным разными зданиями с остроконечными крышами и стеной с четырьмя воротами.
   Если это последне изображение не фантазия иконописца, то этот рисунок знакомит с архитектурой старинных построек Ярославля и показывает, что собор в начале имел ограду. Внизу иконы изображены св. князья; Владимир, Борис, Глеб, Михаил, Федор, Иоанн, Димитрий, Михаил, Всеволод, Даниил и Александр Невский. 2) Икона Благовещения Пресвятой Богородицы, и 3) чудотворца Николая. Последняя икона резная; она стоит между первыми и обращена к западной стороне. Святитель представлен во весь рост, в фелони, омофоре и митре, с мечем в правой руке и церковью в левой 27. Икона эта обложена серебряным окладом; она поступила в Собор из упраздненной в 1828 г. Флоровской церкви и весьма уважается ярославцами.
   На северной стороне Собора находятся иконы: 1) св. муч. Флора и Лавра, поступившая сюда из Флоровской церкви, и 2) преподобного Феодосия Фотемского, украшенная серебряной ризой. Последняя икона — дар Ярославскому Собору преосвященного Арсения (Верещагина), архиепископа ростовского, который в 1797 г. открывал мощи сего святого: икона современна открытию мощей преп. Феодосия и привезена из г. Тотьмы.
   Храм расписан сплошной живописью; но о ней скажем в другом месте. Теперь перейдем в алтарную часть.
   Алтарь Успенского Собора в настоящее время, кроме обычных принадлежностей, т. е престола, запрестольных образов и еще двух бархатных малинового цвета покровов, с изображением св. благоверных князей Василия и Константина, помещенных на южной и северной стенах алтаря, никаких других особенных украшений не имеет. На покровах св. князья представлены в старческом виде, в рост, в княжеских одеждах, со сложенными на персях руками. Лица и руки угодников вышиты шелками, а одежды — золотом и серебром. На покровах вверху и внизу вышиты золотом надписи. Буквы и связь их письма славянские. На одном покрове вышито вверху: «Благоверны Князь Василий», а внизу «Лета 7159 месе апрелья 2 день приложил сей покров околничен Михаила Петрович Головин». На другом покрове надпись вверху: «Благоверны Князь Константине, а внизу: «Лета 7159 меца апреля 2 день приложил сей покров околничен Михаила Петрович Головинъ». Длина покровов 2 арш. 7 верш., ширина 13 вершков. В начале эти покровы полагались на мощи св. угодников, после же пожара 1744 г., в который обгорели телеса св. князей, они сохранялись в ризнице до 1853 г., в этом же году перенесены были в теплый соборный храм; настоящее же место занимают с 1855 г. Покровы эти в золоченых рамах за стеклами. — Жертвенник осеняет деревянный восьмиконечный крест, с изображением Распятого Господа. Диаконник обращен в теплый придел. Итак, о последнем скажем несколько слов.
   Придел св. равноапостольного князя Владимира.
   Придел этот, носящий название малой теплой церкви, как сказано выше, построен в 1674 г. Алтарный иконостас в нем одноярусный, окрашен был белой краской, а в 1884 году на средства купеческой вдовы Елисаветы Евграфовны Березиной вызолочен червонным золотом на полимент: царские врата резные с изображением Благовещения и евангелистов. С правой стороны царских врат помещена храмовая икона благоверного князя Владимира, со стоящими по сторонам его князьями Борисом и Глебом, а с левой стороны врат находится икона Богоматери с предстоящими пред Ней свв. мучениками Харлампием и Иоанном-воином; на северных алтарных дверях изображен первосвященник Аарон. Над царскими вратами и местными образами помещено пять икон малого размера. Верх иконостаса увенчивает резное Распятие Господа Иисуса с предстоящими. Местные образа в рамах, и как оные, так и резьба царских врат позолочены, а храмовый образ святого равноапостольного князя Владимира, с предстоящими Ему святыми Борисом и Глебом, в серебряной вызолоченной ризе, устроенной на средства выше означенной жертвовательницы, ярославской купеческой вдовы Елисаветы Евграфовны Березиной.
   Верх алтаря сведен куполом; в алтаре одно окно.
   В приделе св. князя Владимира три входа: главный вход с западной стороны, через южные алтарные двери Соборного храма, и два боковых из алтарей холодного и вновь пристроенного теплого храмов.
   До пристройки теплого Собора в 1833 году этот придел был единственным теплым помещением, не смотря на тесный объем его, едва ли могущий вместить и 50 человек.

Стенопись

   До 1674 года Успенский Собор при всем своем благоустройстве, не имел одного из главнейших украшений древних русских храмов — стенной живописи. Преосвященный Иона, митрополит ростовский, после пожара, бывшего в Ярославле в 1658 г. (июня 11-го), от которого Собор подвергся значительным опустошениям, обновив храм во всех частях, внутри и снаружи, украсил внутренность его стенной живописью. О стенописании этом свидетельствует начертанная крупной вязью надпись, опоясывающая три внутренние стены в Соборе. Содержание этой надписи состоит в том, что живопись эта произведена 1674 г. в царствование Алексея Михайловича, старанием Ионы, митрополита ростовского и ярославского.
   Живопись эта покрывает сплошь все стены и своды храма, алтарных частей, не исключая придела и дверных и оконных откосов. Стиль письма во всем храме один, так называемый столповой. Здесь все типы проникнуты идеей христианского искусства, облеченного в православие Восточной Церкви. Назидательно обратить внимание на эти изображения, которых самое расположение глубоко знаменательно. На лбу трех глав изображены: Господь Вседержитель, Господь Еммануил, Знамения Божией Матери; на сводах — Преображение, Воскресение и Вознесение Христово. На четырех столпах написаны свв. мученики, на которых утверждается Церковь. На южной и северной стенах олицетворены семь вселенских соборов, акафист Богородицы с некоторыми другими изображениями; на западной стене страшный суд с двоякой участью человеков: мучением для грешников, идущих в муку вечную, и блаженством для праведников в селениях горних. Затем в откосах оконных и дверных видим множество фигур, из которых каждая приличествует своему месту. Не менее замечательна рисунками и алтарная часть храма. В алтаре, назначенном для совершения святейшего из таинств — евхаристии, изображены: само учреждение этого таинства Спасителем и наиболее знаменитые служители и совершители его, разных веков Отцы Церкви Православной, предстоящие с правой и левой стороны престола, и вверху его херувимы с ангелами, желающие проникнуть в неисповедимое таинство — пресуществления хлеба и вина в истинное тело и кровь Христову. В жертвеннике, где во время приготовления Агнца к священнодействию, воспоминаются спасительные страдания и смерть Богочеловека, живопись представляет Агнца Божия — Иисуса Христа, вземлющего грехи мира. На стенах представлены архидиаконы и диаконы. В приделе св. князя Владимира рисунки преимущественно изображают обстоятельства, относящиеся к жизни этого русского державного равноапостола. В самих притворах или папертях живопись, хотя новой кисти, но изображения весьма приличны для входа в храм. Здесь изображены: Спаситель у колодца Иаковлева, беседующий с женой Самарянкой; Закхей, со смоковницы взирающий на Господа; жена грешница у ног Спасителя; расслабленный, исцеленный Иисусом Христом при овечьей купели. Так во всех этих изображениях видна мысль, водившая рукой художника.
   При главном входе в Собор, в откосах западных дверей начертана надпись: «Во славу Триединаго Бога Отца и Сына и Св. Духа, при державе Благочестивейшаго Самодержавнейшаго Великаго Государя Императора Николая Павловича Самодержца Всероссийскаго, по благословению преосвященнейшаго Евгения, архиепископа ярославскаго и ростовскаго, возобновися позлащением в святом храме сем древней резьбы иконостас и стенная греческаго штиля иконопись, коштом церковнаго старосты, коммерции советника и кавалера, почетнаго гражданина, ярославскаго 1-й гильдии купца, Александра Матвеевича Пастухова, в 1852 г.»

Святые мощи

   От священных изображений, украшающих Соборный храм, переходим к телесам святых, нетленно в нем почивающим.
   В Успенском Соборе, между двумя южными столпами, под великолепной сенью, поддерживаемой четырьмя колоннами, мы видим серебряную раку, стоящую на бронзовом двухступенчатом возвышении. Эта рака заключает в себе главное сокровище Собора: мощи благоверных князей Василия и Константина. Рака и сень сооружены в 1862 г. ярославским купцом Александром Матвеевичем Пастуховым. Рака из серебра 84-й пробы, украшена резьбой и рельефными фигурами. На верхней деке ее изображены свв. князья в полный рост. Их лики и руки нарисованы красками, а княжеские одежды вычеканены из серебра и покрыты позолотой; венцы на главах угодников серебряные вызолоченные, осыпанные разными камнями; над руками князей сложенными крестообразно, вставлены частицы мощей чудотворцев. Рака закрывается серебряной доской с чеканным крестом. На раке вычеканена надпись; «При державе Благочестивейшаго Государя Императора Александра ИИ-го, за благословениемъ преосвященнаго Нила, архиепископа ярославскаго и ростовскаго, усердием ярославскаго 1-й гильдии купца, коммерции советника и кавалера Александра Матвеевича Пастухова, сия рака и сень устроена в Москве на фабрике Двора Его Императорскаго Величества фабриканта церковной утвари, московскаго купца Николая Даниловича Полтавцева, в 1862 году».
   Сень над ракой и колонны, ее поддерживающие, — накладного серебра. Рисунок и работа всех этих вещей превосходно исполнены и как нельзя более приличествуют своему назначению.
   Соответственно святыне, храм богат и другими принадлежностями. Перед местными иконами, ракой угодников, кроме дорогих лампад, находятся отличной работы паникадила, подсвечники, а в середине Собора великолепная люстра. Вообще храм этот много обязан украшением усердному жертвователю, ярославскому купцу Александру Матвеевичу Пастухову. Здесь же перед ракой свв. благоверных князей висит лампада серебряная вызолоченная, пожертвованная Его Императорским Высочеством Великим Князем Константином Константиновичем.

Сведения о жизни и обретении мощей свв. благоверных князей Василия и Константина Ярославских чудотворцев

   Святые благоверные князья Василий и Константин, сыновья князя Всеволода Константиновича, первого удельного князя ярославского, родились и воспитывались в Ярославле в самую грозную эпоху нашествия на Русь монголов и междоусобий княжеских.
   Великий князь Константин Всеволодович Мудрый, основатель Успенского Соборного храма в Ярославле, незадолго до своей кончины (2-го февраля 1219 г.) во Владимире, именно в 1218 г., назначил сына своего Всеволода удельным князем ярославским 28. Князь Всеволод остался после отца своего в юных летах (10-ти лет) и вырос под надзором дяди своего великого князя Георгия. Под 1226 г. летопись замечает, что ярославский князь Всеволод Константинович и брат его ростовский князь Василько, с дядей своим великим князем Георгием, ходили на помощь князю Михаилу черниговскому, воевавшему с курским князем Олегом, и что, по заключении мира между враждовавшими, Всеволод в 1227 г. вступил в брак с дочерью Олега Мариной (Всеволоду тогда было 17 лет 29). Плодом этого брака были благоверные князья Василий и Константин, мощи которых покоятся в здешнем Соборном храме 30.
   Ярославль, по словам одного повествователя, рад был браку Всеволода. Молодой князь, вступивший в супружество, радовал собой всех. Будучи еще молод, он прилежал к делам духовным, не любил пустых разговоров, не терпел срамных слов, от худых людей уклонялся, а с добрыми любил беседовать, с благоговением слушал Священное писание, заботлив был о храмах Божиих, мужественно стоял на страже за землю Русскую, злобой был — дитя, а умом — великий муж. Счастлива была и княгиня Марина за таким супругом; благоденствовали и дети Василий и Константин, имевшие такого благочестивого родителя 31. Но недолго суждено было Василию и Константину пользоваться любовью и наставлениями отца. В 1238 году Всеволод пал в битве с татарами на реке Сити 32. Осиротевшие князья должны были учиться добру скорбями жизни. Василию, как старшему сыну Всеволода, долженствовало быть князем ярославским, а потому ему, на первых порах княжения, предстояло много забот, чтобы собрать подданных, рассеянных грозными татарами, и питать вдов мужей, павших на Сити 33. Затем, в 1242 г., он, вместе с другими удельными князьями, ходил с просьбой к Батыю об утверждении за ним наследственного княжества, а в следующем году Василий Всеволодович и с самим великим князем Ярославом, дядей своим, являлся с дарами к тому же гордому повелителю 34.
   Князь Василий Всеволодович в 1245 г. вступил в брак с княжною Ксенею (чья дочь была Ксения, не знаем 35. От брака этого были дети: дочь Мария и сын Василий, умерший малолетним 36. Князь Василий Всеволодович жил с супругой своей только четыре года. Зимой 1249 г. отправился он во Владимир для свидания с великим князем Александром Ярославичем (Невским), и там посетила его тяжкая болезнь, положившая предел земной жизни. Гроб князя Василия от Владимира до Ярославля провожал великий князь Александр Ярославич, Борис и Глеб Васильковичи, князья ростовские, и княгини, их матери. Так любили молодого летами, но зрелого духом, князя. Погребение его совершал Кирилл, епископ ростовский; тело князя положено в ярославском Успенском Соборе, на правой стороне 37. В Воскресенской летописи сказано, что благоверный князь погребен 8-го февраля 1249 г. 38
   После князя Василия Всеволодовича осталась супруга с малолетней дочерью Марией; Константин, младший брат Василия, принял в управление ярославское княжество. Тяжкое было время. Юный князь, сколько мог, старался устроить покой подданных: но покой то и дело был нарушаем татарами. Ватаги татар беспрестанно скитались по опустошаемой земле Русской, разоряя ее пределы; такое их полчище напало на Ярославль в 1257 году. В это время Константин Всеволодович явил все мужество и отеческую любовь к Ярославлю. Он с дружиной своей встретил врагов возле самого города, за рекой Которостлью, на горе. Здесь произошла кровавая битва ярославцев с татарами, в которой первые потеряли множество людей, но не могли одержать победы. Сам князь Константин Всеволодович положил здесь жизнь свою за покой отчизны. Это было 3-го июля. Гора, на которой происходило сражение и убит благоверный князь Константин, названа «Тугою или Туговою», как место туги (скорби) и слез, пролитых об убиенных. Тело благоверного страдальца отчизны погребено в Соборном храме Богоматери, подле брата его Василия 39.
   И на Туговой горе и при гробах юных князей своих Ярославль сетовал словами Иова:
   «О бедный жребий человека!
   Мгновенный гость земных садов,
   Зачем родишься ты?... для муки.
   Едва возникнешь как цветок,
   Едва распустится, — уж видит
   Размах погибельной косы,
   Готовый срезать гостя жизни.
   Как тень, как сон, мелькают дни,
   И кто их бегство остановит?
   Ты дни его сочел, измерил
   И сам уж положил предел,
   Его же смертный не преходит» 40.
   По прошествии двух с половиной столетий от кончины благоверных князей Василия и Константина, Бог восхотел телеса их прославить нетлением и различными чудотворениями.
   В 1501 г. Ярославский Рубленый Город или кремль опустошен был сильным пожаром; этому огненному запалению подвергся и Успенский Соборный храм, памятник Мудрого князя. Много скорбели ярославцы, оплакивая пепелище, близкое сердцу, но пожар, опустошивший эту древнейшую и главную часть города, послужил виной открытия мощей князей Василия и Константина и началом прославления их в то уже время, когда память этих державных князей Ярославля почти угасла в потомстве. Случай к обретению мощей был следующий: на месте обгоревшего и разрушившегося каменного Соборного храма ярославцы решились построить новый каменный. Когда начали копать рвы для нового храма, обрыты были два гроба, и по надписям на них узнали, что это гробы князей Василия и Константина. Оба гроба оказались целыми, нимало не предавшимися тлению. Необычайность такого нетления гробов вложила благоговейное дерзновение всенародно открыть их: открыли и увидели тела князей и самые одежды их целыми, нетленными. Весть об этом обретении огласила стогны Ярославля. Народ во множестве стекался к телесам князей, благоговейно лобызая их. Над усопшими князьями совершили торжественную панихиду и, наконец, гробы их с молитвословием опустили в землю. После этого церковного обряда, в самый час погребения князей, забушевала буря с громом, молнией и проливным дождем, продолжавшаяся две недели. Жители Ярославля пришли в уныние. Каждому представлялось: не за то ли посетил их этот гнев небесный, что скрыли в земле тела князей, явно проявивших святость своим нетлением. Об этом донесли ростовскому архиепископу Тихону. Владыка повелел тела князей вынуть из могилы и перенести в Борисоглебскую церковь, стоящую на берегу Волги, вблизи собора 41 . Здесь от мощей благоверных князей начали совершаться различные чудотворения над приходящими к ним с верой, слепыми, хромыми, расслабленными, бесноватыми. Весть об этой благодатной, врачующей силе мощей, скоро достигла и до престольной Москвы. Велика была радость державного князя Иоанна III-го Васильевича и всех благочестивых Россиян об обретении сего сокровища. Все прославили Бога, прославляющего святых своих. Великий князь с собором пастырей причислил благоверных князей Василия и Константина к лику святых, учредив праздновать им 3-го июля. Князь Иоанн принял живое участие и в постройке нового Собора, и когда тот был построен, мощи свв. князей из Борисоглебской церкви перенесли в новоустроенный Соборный храм и положили в одной гробнице, поверх земли, для благоговейного чествования приходящих.
   Так благоверные князья Василий и Константин, соединенные во время земной жизни узами родства, пребывают и в посмертной жизни неразлучными, проявляя телесами своими многия чудеса приходящим к ним с верой.
   Вот все сведения о жизни святых князей Василия и Константина, извлеченные из летописей и других исторических сказаний. Но существует другое повествование об этих угодниках Божьих, составленное монахом Пахомием по благословенно преосвященного Кирилла, архиепископа ростовского и ярославского, при великом князе Василии Иоанновиче, отце Грозного, и митрополите всероссийском Данииле. Повесть эта, хотя противоречит другим летописным сказаниям, но по древности своей составляет интересный памятник XVI века. К житию благоверных князей присоединены сказания об обретении их мощей и чудесах. Но как все эти сказания, писанные Пахомием, уже напечатаны в Ярославских Епархиальных Ведомостях 1874 г., то представлять их здесь находим излишним.

Архиерейские гробы

   Возле южной стены Собора обрели себе вечный покой три архипастыря ярославской паствы:
   1) Павел (Пономарев), архиепископ ярославский и ростовский, скончавшийся 19 марта 1806 года, погребенный у самого входа в теплый Собор к западной стороне. На памятнике, устроенном над гробом его, две надписи: а) «В Бозе почившему великому архипастырю, Церкви и Отечеству ревностно служившему, веры и благочестия поборнику неутомимому, наук любителю и покровителю изящнейшему, неусыпнымъ о пастве своей попечением, твердостию духа, кротостию, благотворением и ревностно по истине прославившемуся, высокопреосвященнейшему Павлу, архиепископу ярославскому и ростовскому, пасшему церковь Божию 12 лет 1 месяцъ и 7 дней, почившему 55-ти лет 8 месяцев и 18 дней, в вечный покой преставившемуся марта 19 дня 1806 года», б) «Сей архипастырь, зде почивающий, родился октября 1-го дня 1750 года, монашеский чин принял в 1775 г., рукоположен в епископа февраля 12-го дня 1794 г. на нижегородскую епархию; орден св. Анны 1-го класса возложен на него самим Государемъ Императором Павлом И-м, в проезд в Казань, маия 12-го дня 1798 г., — сего же года октября 28-го переведен на тверскую епархию, по Именному указу 1799 г. марта 7-го сделан членомъ Святейшаго Синода, маия 15-го пожалован в архиепископа, а декабря 26-го дня переведен на ярославскую епархию; 1801 г. сентября 15-го дня, в день коронования Благочестивейшаго Государя Императора Александра Павловича в Москве, пожалованъ орденом св. Александра Невскаго».
   2) Архиепископ Симеон (Крылов-Платонов), скончавшийся 27-го марта 1824 г., погребенный подле архиепископа Павла, ближе к западной стороне. У места его покоища, на стене утверждена бронзовая доска со следующей надписью: «Преосвященный Симеон архиепископъ ярославский родился 1777 г. декабря 1-го дня, в московской епархии дмитровскаго уезда в селе Карпове, при церкви Воскресения Христова, от священника Николая Васильева, в мире Савва Крылов. По первоначальном образовании въ дмитровском училище, обучался въ Троицкой Лаврской Семинарии, и по окончании богословскаго учения был в Московском Университете, где по хорошим сведениям во французском языке был в той же Семинарии учителем по французскому и поэзии классам, в 1801 г. занимал риторический классъ в Московской Академии, в 1803 г. февраля 16 вступил в звание монашеское и наречен Симеоном, того же года и месяца Серафимом епископом дмитровскимъ посвящен в иеродиакона, митрополитомъ Платоном в иеромонаха; сего же года ноября 21-го дня им же Платоном произведен в архимандрита Спасо-Вифанскаго монастыря и наместника в Сергиевской Лавре. В 1810 г. февраля 8-го по указу переведен в настоятели Заиконоспасскаго монастыря в звании ректора Московской Академии и учителя богословия; в 1811 г. февраля 16-го причислен к ордену св. Анны 2-й степени и сделан членом Синодальной Конторы; в нашествие неприятеля в 1812 г. августа 31 поручена ему синодальная ризница для сохранения; по исполнении поручения, в 1815 г. июня 17 награжденъ орденом св. благовернаго князя Владимира 3-й степени; в 1814 г. перемещен въ Донский монастырь, оставаясь в званин ректора при новоучрежденной Московской Духовной Академии; в 1816 г, февраля 7-го назначен епископом тулъским и рукоположен архиепископом Августином 27 февраля в большом Успенском Соборе, от паствы тульской воззван на черниговскую кафедру 1818 г. июня 16, где и получил достоинство архиепископа; 1820 г. апреля 11 пожалован орденом св. Анны 1-й степени, и в ономъ же году июня 1-го вызван в Святейший Синод для присутствования и в исходе онаго года переименован архиепископомъ тверским, а в 1821 г. 17 июля переведенъ в ярославскую епархию; по окончании присутствования в Синоде, уволенъ в свою епархию с награждением панагиею 1822 г. маия 3-го дня; в июле месяце прибыл в Ярославль и Церковь ярославскую пас в мире до марта 27-го дня 1824 г., и сего числа в пять часов утра скончался в мире. Погребено тело его апреля 3-го дня на сем месте».
   При могиле этого архипастыря нельзя не вспомнить, что в его управление ярославской епархией, 1823 г., Ярославль был обрадован чудесными знамениями благодати небесной от образа Божией Матери Печерской в церкви Креста Господня 42, что под колокольней архиерейского дома. К иконе этой и доселе с благоговением притекают не только ярославцы, но и окрестные жители. Храм, сохранив эту святыню, обновлен и благолепно украшен.
   3) Архиепископ Леонид (Краснопевков), скончавшийся 15-го декабря 1876 года в Николо-Бабаевском монастыре, костромской епархии, стоящем на границе ярославской. Тело его погребено 21-го числа на южной стороне Собора, вблизи гробницы святых благоверных князей Василия и Константина Всеволодовичей 43. Над местом его покоища возвышается превосходной работы памятник. Он устроен, по ходатайству московского генерал-губернатора князя Владимира Андреевича Долгорукова, с Высочайшего разрешения Государя Императора, из мрамора, лабрадора и порфира, оставшихся от построенного в Москве храма Христа Спасителя. Памятник этот представляет гробницу, стоящую на двухступенчатом возвышении. На ней, с лицевой стороны, изображены принадлежности, относящиеся к архиерейскому сану, именно: митра, жезл, трикирий, дикирий, рипиды и омофор, на котором славянскими буквами начертаны слова: «Упокой, Господи, душу усопшаго раба твоего». На гробнице крест белого мрамора, а над ней поставлена икона св. мученика Леонида, которого имя носил почивший святитель, увенчанная крестом. На гробиице надпись: «Леонид архиепискои ярославский и ростовский скончался 15-го декабря 1876 г. 60-ти лет от роду» 44.
   Посреди Успенского Собора, между четырьмя столпами, поддерживающими своды храма, находится архиерейское облачительное место, обитое красным сукном.

Теплый собор во имя свв. благоверных князей Василия и Константина ярославских чудотворцев

   Успенский Собор до 1674 г. не имел теплого храма, а с 1674 года имел только теплый придел св. равноапостольного великого князя Владимира, устроенный в алтарной части холодного храма (диаконнике). Но как этот придел был весьма тесен для отправления в нем богослужения, особенно в праздники, то давно чувствовалась потребность в другом теплом храме. И эта потребность сделалась еще ощутимее после перенесения архиерейской кафедры из Ростова в Ярославль. Для удовлетворения ее еще архиепископ Антоний (Знаменский) имел намерение построить теплый Собор отдельно от холодного 45, но привести в исполнение это намерение не успел. Устройство же настоящего теплого храма предпринято и совершено в течение 1832 и 1833 годов попечениями преосвященнейшего Авраама, архиепископа ярославского, при церковном старосте, почетном гражданине Федоре Назаровиче Балове.
   Храм этот пристроен к южной стене Успенского собора (наружный вид его описан выше), во имя свв. благоверных князей Василия и Константина. Он состоял до 1891 года из трех отдельных частей: паперти, церкви и алтаря. А с 1891 года состоит только из двух отдельных частей — храма и алтаря. В храм ведут три входа: первый из холодного Собора прямо в церковь, второй из придела св. Владимира в алтарь и третий (главный) с запада, через (теплую) паперть, (соединенную аркой с папертью) холодного храма.
   Теплый Собор два раза был обновлен. Обновление это касалось внутренней его части. Главный недостаток первоначальной постройки состоял в том, что Собор не имел надлежащей высоты, а окна его недостаточны были для распространения света. Сверх того, печи в храме были не довольно искусно устроены: они во время топки иногда распространяли дым по всей церкви, от которого иконостас и стенная живопись лишались своего блеска. Наконец, при главном входе в церковь паперть имела открытое сообщение с жилой комнатой, занимаемой сторожами, что также было не совсем удобно. Для устранения этих неудобств, по благословенно преосвященнейшего Нила, архиепископа ярославского, в 1355 году, тщанием и усердием тогдашнего церковного старосты, коммерции советника Александра Матвеевича Пастухова произведены в теплом храме значительные переделки. Эти переделки, давшие нынешний вид внутренности Собора, состояли в следующем.
   1) Пол в церкви и паперти, устроенный наравне с полом холодного Собора, понижен на значительное углубление.
   2) Все окна храма расширены и возвышены и вверху сведены арками.
   3) Столпы, поддерживавшие церковный свод и потолок, заменены чугунными, красивой формы, колоннами.
   4) Стены, дверные арки и амбразуры окон церкви покрыты составом под вид белого мрамора.
   5) Живопись во всех частях церкви и позолота на иконостасе поновлены,
   6) Дверь из паперти в помещение сторожей заложена, и на месте ее в позолоченной раме поставлена икона.
   7) Печи в храме уничтожены, и вместо них, под юго-западной частью паперти, устроена духовая печь, превосходно нагревающая все здание.
   Вот известные нам переделки в этом храме, произведенные в 1855 году.
   В 1873 г. нашлись новые ревнители благолепия дома Божия. Их усердием, по благословению преосвященнейшего Нила же, архиепископа ярославского и ростовского, стены, входные арки и амбразуры окон вновь отделаны под мрамор; в куполе и на потолке храма живопись поновлена; иконостас перезолочен на полимент. Все эти работы произведены на счет доброхотных жертвователей — потомственных почетных граждан: Павла Ивановича Лопатина, Спиридона Онисимовича Полетаева и купца Петра Алексеевича Ерыкалова. Обновление это придало храму еще более благолепный вид.
   В 1891 году бывший церковный староста, ярославской 1-й гильдии купец, потомственный почетный гражданин Михаил Михайлович Литов, для увеличения помещения в храме, с разрешения и благословения высокопреосвященнейшего Ионафана, архиепископа ярославского и ростовского, пристроил к нему с западной стороны приделку в 71/2 аршин длины и 20 аршин ширины, а бывшую паперть на этой стороне уничтожил.
   В приделке он же в следующем 1892 году, на средства благотворителя ярославского 1-й гильди купца Александра Ивановича Вахромеева, поставил иконостас и вызолотил его на полимент червонным золотом. Через эту приделку храм значительно увеличился и сделался еще благолепнее.
   Обозрим все части его отдельно:
   I. В приделке потолок кирпичный, выведен на железных балках в шесть полукругов. В полукругах помещаются шесть живописных художественных священных изображений: Рождества Пресвятой Богородицы, Введения Ее в храм, Благовещения, Рождества Христова, Сретения Господня и Богоявления.
    Иконостас двухъярусный. В нем помещены святые иконы:
   1) В нижнем ярусе, с правой стороны: древний нерукотворный образ Спасителя в серебряном вызолоченном венце; подле него на завороте, по южной стороне, образ старинный же св. благоверного великого князя Александра Невского и равноапостольной Марии Магдалины. С левой стороны: а) древняя икона Божией Матери Тихвинской; б) Такая же Божией Матери Печерской, с предстоящими преподобными Антонием и Феодосием киевопечерскими;
   в) вновь написанные иконы преподобного Сергия Игумена Радонежского чудотворца и святого Иоанна Златоуста;
   г) св. великомученицы Варвары и св. мученицы Параскевы, именуемые Пятницы; д) Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня и е) на завороте, по северной стороне, образ древний св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова.
   2) В верхнем ярусе помещены вновь написанные мелкие иконы, с правой стороны: а) святителей ростовских Иакова и Димитрия; б) на завороте, по южной стороне, святого великомученика Димитрия Селунского и преподобного Севастиана. С левой стороны: а) святителей ростовских Деонтия, Исайи и Игнатия; б) преподобного Аврамия и Петра царевича ростовских чудотворцев и царевича Димитрия Угличского чудотворца; в) св. мученицы Софии и трех дочерей ее Веры, Надежды и Любви; г) преподобных Сергия и Германа Валаамских чудотворцев; д) свв. праотца Ионафана, Архистратига Михаила и Иоанна Предтечи, — е) на завороте, по северной стороне, святителей Тихона Задонского и Митрофана Воронежского чудотворца.
   Освещается эта новая часть храма девятью окнами, тремя с южной стороны и шестью с западной.
   Пол в ней асфальтовый, покрашен масляной желтой краской.
   II. В прежней части храма, в западном отделении его, потолок обыкновенный накатный, а над восточным отделением сведен куполом.
   Солея возвышается на три ступени от пола церковного.
   Иконостас, двухъярусный, сделан в виде портика и весь вызолочен на полимент. В середине иконостаса царские врата с изображением Благовещения Пресвятой Богородицы и четырех евангелистов. Над вратами возвышается образ Тайной Вечери, украшенный посеребренной ризой. Верх иконостаса увенчивает Распятие Господне с предстоящими.
   По правую сторону царских врат в первом, нижнем, ярусе находятся иконы:
   а) Господа Вседержителя, сидящего на престоле; Спаситель правой рукой благословляет, а левой держит евангелие, раскрытое на словах: «приидите ко мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы» (Матф. XI:28). Образ этот в серебряной позолоченной ризе.
   На южной алтарной двери изображен праотец Мельхиседек.
   б) Образ храмовый свв. благоверных князей Василия и Константина ярославских чудотворцев. Икона в позлащенной ризе.
   На завороте по южной стене храма в) образ свв. благоверных князей Бориса и Глеба.
   По левую сторону царских врат иконы:
   а) Богоматери, всех скорбящих радости; икона эта в серебряно-позолоченной ризе, украшенной жемчугом.
   ИИа северной алтарной двери изображен первосвященник Аарон.
   б) Образ Благовещения Пресвятой Богородицы.
   На завороте по северной стене в) икона Толгской Божией Матери, с предстоящими перед ней в молении свв. благоверными князьями Василием и Константином, Феодором и чадами его Давидом и Константином, св. апостолом Матфеем и мученицей Анастасией.
   Во втором, верхнем ярусе иконостаса помещаются шестнадцать небольших икон: 1) Явления воскресшего Иисуса Христа апостолу Фоме; 2) Спасителя, проповедывающего в Иерусалимском храме; 3) Вознесения Господня; 4) Пресвятой Троицы; 5) Богоявления; 6) Рождества Христова; 7) ИИреображения Господня; 8) пророка Исайи; 9) Успения Пресвятой Богородицы; 10) Благовещения; 11) Лазарева Воскрешения: 12) Входа Господня в Иерусалим; 13) Рождества Богородицы; 14) Введения в храм Пресвятой Девы Марии; 15) Сретения Господня, и 16) пророка Ильи.
   На стенах в резных золоченых рамах симметрически расположено несколько икон; некоторые из них богато украшены.
   Свод и потолок церковный украшен живописью. В западной части свода изображено Рождество Христово, в южной — Богоявление, в северной — нагорная проповедь Иисуса Христа к народу о блаженствах евангельских, в восточной — Воскресение Христово. Между этими изображениями по углам нарисованы евангелисты. На потолке западной части церкви, в огромном клейме, изображено Сошествие Святого Духа на апостолов. Все эти изображения новой кисти и окаймлены изящной золоченой уборкой.
   У северной и южной стен храма на равном возвышении с солеей находятся клиросы; они покрыты белой краской и украшены позолоченной резьбой.
   Церковь с южной стороны освещается шестью окнами.
   III. В алтаре теплого храма середину занимает св. престол, а по левую сторону его находится жертвенник. На восточной стене алтаря три живописных клейма. В среднем из них на горнем месте изображен Спаситель в образе вечного архиерея, сидящего на престоле, а по сторонам горнего места изображены Богоматерь и Предтеча с предстоящими ангелами.
   Алтарь освещается тремя окнами. Пол в алтаре как и в церкви, деревянный -паркетный 46.

Ризница и библиотека

   Ризница и библиотека Успенского собора заключают в себе немало замечательных вещей; таковы в особенности:
   1) Крест напрестольный, обложенный по дереву золоченым беспробным серебром с чеканным изображением на передней стороне Распятия Господня с предстоящими, украшенный жемчугом; в кресте сокрыты части мощей разных святых. Этот крест пожертвован в собор царем Алексеем Михайловичем.
   2) Сосуды серебряные позолоченные — дар царя Алексея Михайловича, переделанные, как видно из надписи на дне потира, дочерью его, царевной Марией Алексеевной.
   3) Кадило серебряное позолоченное, пожертвованное царем Алекскем Михайловичем в 1652 году.
   4) Блюдо серебряное, внутри вызолоченное, с следующей надписью: «Блюдо, поднесенное государю великому князю Михаилу Павловичу ярославским градским обществом и от его Императорскаго Высочества приложенное в Успенский кафедральный Собор. Ярославль, 1817 года августа 16-го числа».
   5) Антиминсы, священнодействованные иерархами ростовскими: митрополитом Ионой (год неизвестен), св. Дмитрием митрополитом 1709 г. октября 4-го, архиепископом Иоакимом 1736 г. апреля 22-го, митрополитом Арсением (Мацеевичем) 1754 г. мая 16-го и архиепископом Самуилом (Миславским) 1780 г. декабря 19-го дня.
   6) Евангелие, писаное на пергаменте (харатейное) красивым уставом с юсами и некоторыми греческими словами, расположенное в два столбца, состоящее из 25-ти строк. В евангелии несколько рисунков или картинок. Оно состоит теперь из 223 листов, но здесь не конец его. Между 222 и 223 листами рукописи видны остатки утраченного листа, с которым, по всей вероятности, утратилось послесловие, обозначающее год его написания и проч. Евангелие это апрокос, или вернее -апрактос, т. е. недельное, расположенное по дням, по ряду зачал, как они по уставу читаются в церкви. За годовым кругом зачал следуют пять утренних евангелий (которых вполне считается 11), прочие же шесть находятся в годовом кругу и на них, где помещены, сделаны указания. За этим отделом идут святцы, начинающиеся с сентября, и устав, показывающий: в какие из чисел месяца должно читаться евангелие празднику или святому. Все зачала евангелия имеют заглавные буквы большого, витиеватого размера, и отделаны красками и золотом. Что же касается до рисунков, приложенных к евангелию, то они изображают следующее: на обороте первого листа олицетворен красками и золотом св. великомученик Феодор Стратилат; он в венце, броне и плаще, с копьем, щитом и мечем. Над ним надпись: «Агиос Феодоръ Стратилатъ». По сторонам угодника представлены два тонких высокх дерева, покрытые листьями, с сидящими наверху их птицами. На обороте второго листа изображен св. апостол Иоанн Богослов, принимающий вдохновение благовестия от Господа и передающий слова ученику своему Прохору, пишущему евангелие. На обороте 37-го листа представлен евангелист Матфей, на обороте 89-го листа — евангелист Лука, а на обороте 127-го листа — евангелист Марк. Последние три апостола представлены пишущими евангелие. Изображение евангелиста Иоанна отделано красками и золотом, а прочих евангелистов — одними красками. Над изображениями Матфея и Марка примечаются греческие надписи, но разобрать их трудно.
   Евангелие это длиной в 2 четверти, шириной в 1 четверть с 1/2 верш.; оно обделано в корешок с двумя дубовыми деками и обтянуто пергаментом. На верхней деке осталось много шпеньков, кажется, серебряных, которые служат указанием, что прежде на нем был большой, вероятно серебряный оклад. По материалу, на котором писано евангелие, и по самому письму видно, что оно принадлежит к отдаленному времени. Помещенное на первом листе его изображение великомученика Федора Стратилата некоторых приводит к мысли: не было ли оно посвящено ярославскому князю Федору Ростиславичу Черному, который носил имя сего святого? Если это верно, то рукопись эта принадлежит ко второй половин XIII века. Св. благоверный князь Федор Черный скончался в 1299 г. 47.
   7) Синодик или поминальник XVII века. Заглавие в нем следующее: «Книга, глаголемая Синодик, Ярославля большаго Соборныя и апостольския церкви Пресвятыя Богородицы честнаго и славнаго ея Успения и свв. страстотерпцев благоверныхъ великих князей Василия и Константина ярославских чудотворцев, при протопопе Аггее з братиею». Книга эта в лист, в кожаном переплете, состоящая из 257 листов, писана крупным полууставом, обыкновенно в 17 строк, уменьшающихся иногда до 11 и даже до 10 строк. Половина рукописи занята введением, содержащим догматическое основание церковного поминовения и множеством историй, имеющих целью представить пользу поминания для душ усопших братий. Здесь приложены 32 рисунка, олицетворяющие текст; они исполнены пером и карандашом с раскраской и местами украшены золотом. За этим отделом следует сам поминальник, в котором, кроме римского императора Константина с матерью его Еленой, записаны имена русских государей с их супругами и детьми (здесь Борис Годунов был записан, но потом зачеркнут); далее следуют имена патриархов, род ростовского митрополита Ионы, имена киевеких и московских митрополитов (здесь Зосима зачеркнут, и написано: «проклятию преданъ жидовинъ», наконец роды некоторых духовных и многих светских лиц г. Ярославля.
   8) Рукопись в четвертку, под названием: «Книга Страсти Христовы». В нее включены XVI рукописных картин, объясняющих текст. Книга эта, по всей вероятности, список с печатной московского издания 1743г.48, но до конца не доведена и оканчивается 89 листом.
   9) Рукопись, заключающая сказания о житии и обретении мощей свв. благоверных князей Василия и Константина ярославских чудотворцев, писанная монахом Пахомием в XVI веке.
   10) Рукописное сказание о иконе Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и приснодевы Марии честной и славной Одигитрии Смоленской, яже имеется в Ярославле в Соборной церкви у царских врат.

Колокольня

   Настоящая каменная колокольня основана с благословения преосвященного Авраама, архиепископа ярославского и ростовского, 27 апреля 1833 г., а окончена строением в 1836 году. Она новой, красивой архитектуры, о четырех ярусах, с вызолоченной главой. На ней висят десять колоколов.
    Первый в 700 пудов. На нем надпись: «1754 году ноября в 5-й день вылит сей колокол в граде Ярославле к Соборной церкви Успения Пресвятыя Богородицы при державе благочестивеишия и самодержавнеишия великия государыни нашея императрицы Елисавет Петровны всея Россеии и при наследнике ея внуке Петра перваго благоверном государе великом князе Петре Феодоровиче и при супруге его благоверной государыни великой княгине Екатерине Алексиевне и благоверном государе великом князе Павле Петровиче, и благословением С. П. С. Ч. 49 преосвященнаго Арсения митрополита ростовскаго и ярославскаго, тщаниемъ ярославской мануфактуры содержателя Дмитрея Максимовича и сына ево Ивана Задрапезновых Весу в нем 700 пуд (здесь изображен херувим). Лил мастер московской первой гилдии купец Константин Слизовъ».
    Второй колокол в 400 пудов.
    Третий „ „ 340 „
    Четвертый „ „ 117 „
    Пятый „ „ 60 „
    Шестой „ „ 54 „
   Прочих четырех колоколов вес неизвестен.

Владения Соборные

   Великий князь Константин Всеволодович Мудрый, построив Соборный Успенский храм на дворе своем, без сомнения, снабдил его всем нужным к существованию. Но чем владел Собор в древности, не имеем сведений. Единственный документ о прежних владениях Собора — писцовая книга 1622 г., из которой видно, что священнослужителям ярославского Успенского собора принадлежала населенная вотчина, именно: село Высокое с деревнями Васильевой, Шепелевой и Окишиной.
   Эти селения существуют и в настоящее время в Ярославском уезде; но село Высокое теперь называется Высоко, а деревня Окишино Поповское. Деревни же Васильево и Шепелево сохранили и названия прежние. Вот что читаем в писцовой книге об этой вотчине:
   «За протопопом Аггеем с братиею ярославскаго Успенскаго Собора вотчина село Высокое, а в селе церковь во имя святителя Николы Чудотворца древяна, а в церкви образы и книги и колокола строенье приходское; у церкви поп Сергей, дьячек и пономарь и в кельи просвирница. В селе-ж двор соборнаго попа Василья, живет в нем дворник Ларька Яковлев; двор попа-ж Ивана, в нем живетъ вдова Прасковьица; двор соборнаго-ж дьякона Перфилья, живет в нем дворникъ Трофимко Банин, да крестьянских дворов пять, да бобылей четыре двора. Пашни паханой поповской пятьдесят четвертей, да крестьянской двадцать девять четвертей в поле, а в дву потому-ж середния земли; сена под селом на семи десятинах сто пять копенъ».
    «Деревня Василева, а в ней двор Соборныя церкви протопопа Аггея, в дворе живет протопопов человек Тимошка Парфеньев; двор Соборнаго дьякона Маркела, живет в нем дьяконов человекъ Дружинка Фомин, да
   крестьянских дворов семь, людей въ них девять человек, да бобылей восемь дворов. Пашни паханой протопоповской с братьею тридцать четвертей, да крестьянской пашни двадцать пять четвертей с полуосминою в поле, а в дву по тому-ж середния земли».
    «Деревня Шепелево, а в ней крестьянских дворов четыре, людей в них пять человек, да бобылей три двора. Пашни паханые худые земли во всех полях сорок семь четвертей».
   «Деревня Окишино, Таковицыно тож, а в ней крестьян два двора и третий бобыль. Пашни паханныя шестнадцать четвертей в поле, а в дву по тому-ж худыя земли. Сена за полями на десятине двадцать копенъ».
   «И всего за протопопом Аггеем с братиею в вотчине село, да три деревни, а в них пять дворов протопоповской и поповских и дьяконских, да восемнадцать дворов крестьянских, да бобыльскихъ дворов шестнадцать, людей в них тож. Пашни паханыя Протопоповы и поповской и дьяконской восемьдесят четвертей средния земли.... А писана за ними та вотчина по памяти из костромския чети за подписью дьяка Истомина 130 года, а с дозорных книг письма и дозору Кургана Салтыкова да подьячего Ермолы Федосеева 120 года» 50 .
   Когда эта вотчина вышла из владения соборных священнослужителей — документов на это не находим, но по всей вероятности это было в 1764 году, когда отобраны были вотчины с крестьянами и от других церквей и монастырей. Теперь же Собору принадлежат:
   1) Часовня каменная в г. Ярославле на Мытном дворе, в 1889 и 1890 годах перестроенная по новому плану и фасаду в память чудесного события 17 октября 1888 года.
   2) Дом каменный трехэтажный, в котором помещаются священноцерковнослужители Собора. Дом находится близ Собора, на берегу Волги, — построен в два этажа митрополитом ростовским и ярославским Ионой Сысоевичем в 1690 г. для временного пребывания архиереев ростовских, любивших иногда по несколько месяцев проживать в Ярославле. К дому этому принадлежали два каменных одноэтажных флигеля и церковь «на полатках» во имя святителя ростовского Леонтия. Церковь соединялась с домом посредством крытых переходов. В этом доме имела двукратное пребывание императрица Екатерина ИИ-я, посещавшая Ярославль в 1763 и 1767 годах. В первом году монархиня здесь пребывала с 25-го мая до 28-го числа, а во втором — с 9-го мая до 13-го. По открытии ярославского наместничества, в этом доме жили гражданские губернаторы, а по перенесении кафедры архиерейской из Ростова в Ярославль (в 1786 г.) дом этот перешел в собственность кафедрального Собора. В 1831 году он перестроен с накладкой на капитальные стены второго этажа каменного же третьего этажа. Существовавший при доме храм святителя Леонтия разобран в 1809 г., флигеля же — в 1820 году.

Святыня, временно пребывающая в соборе

   Ярославский кафедральный собор принимает в свод стены, освященные его собственной святыней, еще другие святыни — четыре чудотворные иконы: 1) Толгскую Божией Матери, приносимую в неделю Расслабленного или третью по Пасхе из Толгской обители и провожаемую туда 1-го июля; 2) Владимирскую Богоматери, приносимую 3-го июля из ростовского Успенского Собора и провожаемую 22-го того же месяца; 3) Тихвинскую Богоматери, приносимую 3-го августа из ростовского Рождественского женского монастыря и провожаемую 26-го августа, и 4) святителя и чудотворца Николая, приносимую 8-го сентября из костромского Бабаевского монастыря и провожаемую в октябре месяце.
   Так как эти иконы, по древности и чудотворениям, служат особым предметом благоговейного чествования для ярославцев, то мы считаем не излишним сообщить о них некоторые исторические сведения:
   I. Толгская икона Божией Матери, В 1314 г. во время княжения в Ярославле благоверного князя Давида Феодоровича 51 , епископ ростовский Прохор, в схиме Трифон, возвращаясь в Ростов от Белого озера, где обозревал дальше пределы своей епархии, остановился со своей свитой на ночлег в 8 верстах от Ярославля, на правом берегу Волги. В полночь на 8-е августа увидел он на другом берегу реки, при речке Толге, необыкновенный свет, в виде огненного столпа, и мост через Волгу, направленный к тому месту. Пораженный столь необыкновенным явлением, святитель взял посох свой и по чудному мосту перешел Волгу. Здесь увидел он, что свет исходит от иконы Божией Матери, стоящей на воздухе. Долго молился святитель перед иконой, наконец, по тому же мосту возвратился в шатер свой. Перед отправлением епископа в дальнейший путь служители хватились посоха архиерейского, но как усердно его ни искали, не нашли. Доложили об этом архиерею. Преосвященный приказал служителям плыть за Волгу и взять там посох на месте, которое он указал своим перстом. Здесь обрели они икону Божией Матери, стоящую между деревьями, и там же нашли посох. Возвратившись к владыке, служители поведали об иконе Божией Матери, и святитель, оставив путь к Ростову, со всей свитой переехал через Волгу и, на месте явления иконы, тогда же благословил построить малую деревянную церковь, во имя Введения в храм Пресвятой Богородицы, и в ней поставил чудный образ, положив, таким образом, начало теперешней великолепной Толгской обители. Явленная же икона Божией Матери впоследствии прославилась многими чудотворениями 52.
   II. Икона Владимирской Божией Матери. Написание этой иконы, принадлежащей ростовскому Успенскому Собору, относится к XI веку и тесно связано с именем преподобного Алипия, иконописца киевопечерского, который учился живописи у греческих художников, строивших великую церковь Печерской обители. В Патерике Печерском находим следующую повесть о сей чудотворной иконе: Некоторый воевода киевский, желая иметь семь икон работы преподобного Алипия для созидаемой им в Киеве на Подоле церкви, поручил двум монахам печерским просить его об этом труде и дал им приготовленные для икон деки и деньги за работу художнику; но монахи, взяв деньги и еще вытребовав от него в два раза значительную сумму под предлогом, что художник недоволен платой, присвоили все это золото себе, скрыли деки и не сказали ни слова Алипию. Впоследствии дело открылось, по жалобе воеводы на Алипия преподобному Никону, игумену Печерской обители. Напрасно Алипий уверял игумена в том, что он не слыхал о поручении написать иконы и что не получил денег; ему не хотели верить. Для разъяснения, однако же, правды, велено было отыскать скрытые коварными монахами деки, который еще накануне некоторые иноки видели совершенно белыми. Но как же удивились все присутствовавшие у настоятеля и сам Алипий, когда на деках увидели необыкновенно написанные лики Господа, пречистой его Матери и святых! Это дивное событие вполне доказало невинность пр. Алипия. Иконы поставлены были в церкви, для которой предназначались. Через несколько времени сильный пожар в Киеве, охвативший весь Подол, истребил и эту церковь. Но какова была радость жителей города, увидевших иконы сохраненными силой вышней от пламени! Они обретены были без малейшего повреждения в пепле сгоревшей церкви. Великий князь Владимир Мономах, узнав о сем чудном событии, пришел сам видеть иконы и, услышав об их чудесном происхождении, исполнился благоговения к святыне и одну из этих икон, именно икону Богоматери, послал в Ростов, с повелением поставить ее в сооруженном им каменном Успенском Соборном храме. По свидетельству очевидца, черноризца Поликарпа, и здесь икона осталась невредимой, когда храм Мономаха обваливался, и потом, по перенесении ее в дубовую церковь, снова явила на себе чудодейственную силу благодати небесной. В 1408 г. она уцелела и после пожара, истребившего в ростовском Соборе другие иконы и утварь церковную. Такова эта дивная святыня, в каждое лето приносимая в ярославский Собор.
   III. Тихвинская икона Божией Матери, К которому времени относится написание этого образа, принадлежащего ростовскому Рождественскому монастырю, записей об этом не находим. Местное же предание написание ее относит к концу ХИV века, приписывая оное архиепископу ростовскому Феодору, племяннику преподобного Сергия Радонежского. И это предание кажется достоверным. В одном сборнике графа С. Г. Строганова есть сказание: «О святых иконописцах». Между ними упоминается и архиепископ ростовский Феодор (1389—1394 г.), основатель ростовской Рождественской обители. Еще будучи архимандритом основанного им московского Симонова монастыря, Феодор много занимался писанием икон. Так он «зело чудно написал образ преподобного Сергия и Деисус 53». Его кисти принадлежит также икона Богоматери с предстоящими угодниками Божиими, сохранившаяся в ростовском женском монастыре. В управление Феодора Симоновым монастырем, в 1383 г. явилась в лучезарном свет, в Новгородской области, близь реки Тихвинки (где теперь большой монастырь в г. Тихвине), икона Богоматери с предвечным Младенцем на левой руке чудесно перенесшаяся в эту область из Царьграда, в котором он был два раза, именно, в первый раз в 1383 году — в тот самый год, в которой явилась в Тихвине икона Божией Матери, и потом в 1389 г. Во все это время слава о чудесах, являемых от иконы Богоматери, уже привлекала к образу многих богомольцев, и, вероятно, редкий из них не желал иметь список с него. Так трудно не допустить, чтоб эта слава о чудесном явлении иконы Божией Матери не побудила и св. Феодора сделать список с нее и благословить этим снимком вновь основанную им во имя Божией Матери обитель 54. Икона эта с явленным образом Тихвинской Богоматери иееет большое сходство.
   IV. Икона святителя и чудотворца Николая. Когда именно явился этот образ, принадлежащий Бабаевскому монастырю, точных сведений не сохранилось. Известно только, что Бабаевский монастырь основан на месте явления этой иконы, найденной на так называемых бабайках (веслах при плотах), сложенных на берегу Волги; но время основания этого монастыря неизвестно. Единственные сведения об этой обители находим в писцовых книгах, составленных Павлом Волынским в 1621 г., где сказано, что Бабаевский монастырь существует с давних лет. Бабаевский образ святителя Николая находится в списке чудотворных икон сего святителя 55.

Прибавление

   Статья, помещаемая в этом прибавлении, не входила в план описания Собора. Случай, подавший повод к написанию ее, следующий: во время печатания описания Собора, храм этот 9-го августа (1879 г.) неожиданно лишился своего настоятеля, почтенного протоиерея Иоанна Феодоровича Архангельского, более двенадцати лет благочестно предстоявшего на духовной страже сего святилища. Накануне своей кончины, по случаю празднования Толгской иконе Божией Матери, он, быв совершенно здоровым, участвовал в сослужении с преосвященным Ионафаном, епископом ярославским и ростовским, совершавшим литургию в Толгской обители. Мог ли отец протоиерей, конечно, тогда думать, что это было последнее его служение, что он в последний раз на земле соединился с Христом, принятием его пречистого тела и его честной крови во оставление грехов, и что это причащение будет последним напутствием ему в жизнь вечную?
   Где же, в каком месте Ангел смерти восхитил его от нас? — В том самом кафедральном храме Царицы Небесной, при подножии мощей свв. благоверных князей Василия и Константина, в котором он служил многие годы пресвитером и протоиереем. Не смеем предрешать определений Всевышнего о нем, но, приводя на память благочестивые и добродетельные черты его деятельной жизни, а за тем и то, что он перед последним пределом своего земного бытия сподобился соединиться с Господом, принятием Его святейшего таинства, и что, наконец, само отшествие его из здешнего мира последовало под кровом святилища благодати, — после всех этих видимых знаков промышления Божия о нем, мы не можем не уповать, что он созрел для вечной жизни, что сама Матерь Божия и св. чудотворцы ярославские возлюбили его, умолив Творца даровать ему кончину безболезненную, непостыдную и мирную 56.
   Так, кончина отца протоиерея Иоанна Архангельского, последовавшая в Соборе уже связала некоторым образом имя его с этим храмом. После этого имя его будет ли разлучено с описанием Собора? Нет! память о почившем да сохранится в нашем описании. Прочтя эти строки о нем, некоторые из знающих отца протоиерея, может быть, в молитвах своих вспомнят его пред Богом, а в этом молитвенном возношении он теперь только и нуждается от нас.
   Кажется, не будет лишним, если мы здесь поместим в хронологическом порядке имена и предшествовавших ему протоиереев, как первостоятелей при первенствующем в Ярославской епархии храме, а затем известия и о тех деятелях, которые, в звании церковных старост, неослабно пеклись и пекутся о благолепии дома Господня.
   Не имеем известий о первоначальных протоиереях и церковных старостах, служивших при Соборе, но вот, список тех, которых имена известны нам со времени возведения Собора на степень кафедральнаго.

Протоиереи

   1) Артемон, с 1786 по1794 год.
   2) Матфей, с 1794 по 1806 год.
   3) Меркурий Стратилатов, с 19-го августа 1806 г. по 27-е апреля 1827 г.
   4) Александр Николаевич Головщиков, с 23-го июля 1827 г. по март 1855 г.
   5) Иоанн Петрович Аристов, с 15-го марта 1855 г. по 17-е апреля 1867 г.
   6) Иоанн Федорович Архангельский, с 31-го мая 1867 г. по 9-е августа 1879 г.
   7) Иоанн Иванович Сперанский, с 26-го августа 1879 года.

Старосты

   1) Купец Григорий Васильевич Чарышников; он упоминается в актах соборных с 1779 г. по 1792 г.
   2) Купец Иван Михайлович Аминев; он подписался в соборных приходорасходных книгах 1792 г.
   3) Ярославский посадский Дмитрий Иванович Чулошников, с 1808 по 1811 г.
   4) Купец Порфирий Григорьевич Оловянишников упоминается в соборных актах с 1822 по 1830 год. При нем в актах 1827 года значится помощник Егор Базин.
   5) Купец Федор Назарович Балов, с января 1832 по июнь 1837 г.
   6) Купец Иван Березин, с 1837 по 1838 г.
   7) Купец Федор Матвеевич Дубов, упом с 1839 по 1841 г. В соборных приходорасходных книгах вместо его расписывался помощник Иван Степанов Лопаков.
   8) Купец Григорий Григорьевич Оловянишников, с 7-го февраля 1842 по июнь 1843 г.
   9) Купец Петр Матвеевич Пастухов, с 1843 по 1845 г.
   10) Коммерции советник и кавалер Александр Матвеевич Пастухов, с 1845 по 1860 г.
   11) Потомственный почетный гражданин Порфирий Иванович Оловянишников, с 1860 по 1863 г. Им, как значится в Ярославских Епархиальных Ведомостях 1861 г., пожертвовано в собор следующее: потир, дискос, звездица, лжица и две тарелочки серебряные позолоченные, кадило серебряное вызолоченное, два блюда накладного серебра для выноса св. креста, тумба бронзовая посеребренная для вешания кадил; рипиды, дикирий и трикирий бронзовые вызолоченные; архиерейский посох бронзовый, в приличных местах вызолоченный; подсвечник медный посеребренный, предносимый пред архиереем во время служения; семисвечник бронзовый посеребренный; 4 лампады медные посеребренные, привинченные к иконостасу в приделе св. князя Владимира; воздухи, напрестольная одежда, аналойная пелена золотого глазета и такая же пелена серебряного глазета; архиерейская митра серебряного глазета с финифтяными изображениями, украшенными стразами; три полных архиерейских облачения: первое — золотого глазета, второе — серебряного, третье шелковой материи с золотыми разводами и цветами; к этому облачению большой и малый омофор устроены из бело-розового глазета. Сверх этого, им же господином Оловянишниковым в Собор пожертвованы: 6 полных священнических облачений золотого глазета, и того же глазета 5 диаконских стихарей со всеми принадлежностями, 8 стихарей для псаломщиков, исполатчиков, посошника, лампадчика и книгодержца, священническое облачение серебряного глазета, и того же глазета два стихаря с орарями на иподиаконов, 8 стихарей на псаломщиков, исполатчиков и других прислужников архиерейских; 6 подризников священнических шелковой материи 57.
   12) Коммерции советник и кавалер Александр Матвеевич Пастухов, с 1863 по 1865 г.
   13) Купец Федор Иванович Березин, с 11-го января 1865 г. по 24-е июля того же года.
   14) Потомственный почетный гражданин Павел Иванович Лопатин, с 1866 по 1878 г.
   15) Мануфактур советник и кавалер, поставщик двора Его Императорского Величества, Порфирий Иванович Оловянишников, вторично служил с 1 марта 1878 г по 1 февраля 1881 г. В это служение им: окрашена колокольня соборная масляной краской, устроена духовая печь под папертью придельного храма свв. благоверных князей Василия и Константина, с проводом тепла в главный Успенский храм, пожертвованы три воздуха из серебряного глазета и четыре белых подризника из шелковой материи. Скончался 16 июня 1881 г.
   16) Потомственный почетный гражданин Ярославский 1-й гильдии купец и кавалер разных орденов Михаил Михайлович Литов, с 1 февраля 1881 года. Им пожертвовано для соборного служения четыре священнические фелони и пять стихарей, со всеми принадлежностями к ним и тремя воздухами из золотой парчовой материи; серебряный вызолоченный с эмалевой работой ковчег в главный храм Успения Божией Матери; две хоругви по бархату шитые золотом; два больших подсвечника к местным иконам в теплый храм; выкрашены масляной краской стены главного храма снаружи и возобновлены на них живописные клейма, с позолочением венцов на святых и окружающих их клейма арок червонным золотом; четыре боковые главы на том же храме и одна на колольне снова вызолочены, в фонаре под главой колокольни вставлены деревянные рамы со стеклами; во входах в главный храм устроены дубовые тамбуры, с зеркальными стеклами, и такие же двери, ведущие в храм; снаружи при входе в западную и северную паперти устроены два чугунных зонта с асфальтовыми площадками, внутри главного храма вызолочены все медные лампады и сделаны вновь четыре деревянных вызолоченных червонным золотом киота, к иконе Можайского Святителя Николая, к иконе святого великомученика Пантелеймона, и к иконам свв. муч. Флора и Лавра и преподобного Феодосия Тотемского; в окнах папертей холодного и теплого храмов с западной и северной сторон вновь устроены железные решетки, причем по два бывших боковых входа западной и северной папертей холодного храма снизу заложены и обращены в окна; вызолочен фон на иконостасе летнего храма и на нем же промыта резьба, в том же летнем храме вычищена живопись, пожертвован серебряный сосуд со всеми к нему принадлежностями. К соборному дому устроен водопровод, дабы облегчить помещающемуся в оном духовенству соборному получение воды; в том же соборном доме устроены две лестницы из Подольского мрамора, ведущие до третьего этажа.
   Скончался 7-го октября 1894 года и был отпет высокопреосвященнейшим архиепископом Ионафаном в теплом соборном храме свв. благоверных князей Василия и Константина Ярославских чудотворцев.
   17) Потомственный почетный гражданин, Ярославский 1-й гильдии купец Василий Яковлевич Кузнецов с 16 ноября 1894 года. Им в 1895 году перезолочены все аналойные иконы двунадесятых праздников и такая же икона святого равноапостольного князя Владимира. Выкрашены масляной краской крыши на соборном доме, сарайках и погребах при нем, а стены дома и означенных строений при нем клеевой краской. В 1896 году выкрашены масляной краской стены и крыши собора, с двумя папертями при нем, и колокольня. Находящиеся над папертями две главы вызолочены. В северной паперти стенная живопись и святые иконы возобновлены. Возобновлена также живопись, находящаяся и на стенах собора, вверху, в клеймах, со всех четырех сторон. На все это употреблено им более шести тысяч рублей собственного капитала.

Слово в день обретения мощей святых благоверных князей Василия и Константина, Ярославских чудотворцев

    Память праведных с похвалами. (Притч. X:7)
   В настоящий день мы совершаем, христиане братие, граждане города Ярославля, память святых благоверных князей Василия и Константина, ближайших наших ходатаев пред Богом, покровителей и защитников нашего города, в честь обретения честных и многоцелебных мощей их.
   Прилично нам, поэтому, обратиться ныне благоговейным размышлением ко времени, когда жили святые благоверные князи Василий и Константин, и привести себе на память, в похвалу святых угодников Божиих и ради собственного назидания и утешения, те подвиги, труды и христианские добродетели, которыми они приобрели себе любовь и благоговение от своих современников и потомков, и, что особенно дорого, нетленные венцы на небе, превознесены и прославлены перед Богом.
   Святые благоверные князи Василий и Константин были дети первого удельного князя Ярославского Всеволода Константиновича, близкие родственники святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского, прямые, хотя и отдаленные, потомки святого равноапостольного князя Владимира, просветителя России, насадившего в отечестве нашем святую веру православную.
   Дед их великий князь Константин Всеволодович, получивший за свое разумное и предусмотрительное управление делами великого князя имя Мудрого, первый положил основание сему святому соборному храму Успения Божией Матери58; по словам одного старинного сказания, весьма возлюбил Ярославль и создал близ дворца своего первую в сем граде каменную соборную церковь, посвятив ее небесной Владычице, покровительнице и заступнице нашей пред Богом59.
   Он же построил величественный собор Успенский в Ростове и Преображенский в здешнем Спасском монастыре60.
   Об отце святых благоверных князей Василия и Константина Всеволоде Константиновиче, который принял Ярославль от своего родителя в удел себе и первый начал управлять им независимо, предание говорит, «что он, будучи еще молод, прилежал к деламъ духовным, не любил пустых разговоров, не терпел срамных слов, от худых людей уклонялся, а съ добрыми любил беседовать, с благоговением слушал Священное Писание, заботлив был о храмах Божиих, мужественно стоял на страже за землю Русскую, злобою былъ дитя, а умом великий мужъ»61.
   Самую кончину Всеволод Константинович принял на поле брани62, защищая удел свой от татар63.
   Вот от какого благословенного древа и благочестивого корня произросла ублажаемая нами ныне всечестная двоица, святые благоверные князи Василий и Константин.
   Нужно ли после сего удивляться, что они и сами с юных лет явились исполненными христианского благочестия, были, по выражению церковной молитвы к ним, «отечеству своему красота и сродником великая похвала»64.
   Благоверные князья Василий и Константин родились и воспитывались в Ярославле в самую грозную эпоху нашествия на Русь монголов и междуусобиц княжеских, когда татары и крамольники притесняли, мучили и избивали ее жителей, яко агнцев незлобивых.
   Святой Василий, после смерти отца своего в 1238 г., как старший, наследовал княжество ярославское в самом юном возрасте, не имея и двадцати лет от роду, а между тем должен был совершать дела многотрудные: собирать подданных своих, рассеянных татарами, питать вдов и сирот после мужей, павших в борьбе с врагами, ходить вместе с другими князьями на поклон к гордым повелителям, в отдаленные места их жительства, совершая продолжительные и трудные путешествия и перенося разные огорчения65. Изнуренный такими заботами и трудами он почил как мученик, не успев достигнуть полного возраста, молодой летами, но зрелый духом, преисполненный верой и украшенный всеми христианскими добродетелями. Он снискал от всех такую любовь и уважение к себе, что гроб его провожден был от Владимира, где постигла его кончина, до Ярославля самим великим князем Александром Ярославичем Невским, с другими князьями и княгинями66, и предан погребению67 здесь в соборном храме, построенном его дедом.
   Благоверный князь Константин, младший брат Василия, наследовал его княжение в 1249 году, также юный летами; но уже созревший духом среди скорбей жизни; он сколько мог старался устроить покой своих подданных; но покой этот постоянно был нарушаем татарами. Ватаги татар беспрестанно скитались по опустошаемой земле русской, разоряя ее пределы; такое их полчище напало на Ярославль в 1257 году. В это время благоверный князь Константин вполне явил себя тем, чем он был, мужественно вступил с врагом в борьбу и положил свою жизнь68 за любимый им и защищаемый Ярославль. Предместье Ярославля, гора Тугова, названная так от скорби и слез пролитых по убиенным, и доселе служит памятником мученической кончины его. Тело благоверного мученика погребено было там же, где покоился его страдалец брат, в соборном храме Богоматери69.
   Так потрудились благоверные князья Василий и Константин, шестьсот лет назад тому, ко благу своего отечества и своего удела, нашего города Ярославля с его областью, как вожди и покровители его, защищая и ограждая его от врагов, и наконец положив за него самые души свои.
   Премудрый и преблагий Бог, в воздаяние за святые подвиги и труды благоверных князей Василия и Константина, удостоив их нетленных венцов на небе, благоволил прославить и на земле, сохранив тела их нетленными и даровав им силу совершать для всех, притекающих к раке мощей их с верой и благоговением, знамения и чудеса, и через это явив их по смерти граду нашему и всему отечеству утешением и великой похвалой. В 1501 году, когда по случаю пожара, опустошившего рубленый город и разрушившего стоявший на месте настоящего соборного храма первый храм, памятник «Мудрого» князя Константина Всеволодовича, и настала надобность строить второй храм, предшествовавший настоящему, обретены были святые мощи благоверных князей Василия и Константина нетленными, и при этом совершались многие чудеса, слепые прозревали, хромые, расслабленные и бесноватые получали исцеления70. Великий князь Иоанн Васильевич III, с собором пастырей, учредил для прославленных Богом святых угодников Его особое, доселе совершающееся торжество71.
   Христиане братья! Благоговейно взирая на близких к нам святых угодников Божиих, благоверных князей Василия и Константина, и ублажая их за святое житие, за труды и подвиги на благо церкви и отечества потщимся и сами подражать благочестию и вере их. Отцы и матери! Будем стараться, по примеру родителей и предков, ублажаемых и прославляемых нами благоверных князей Василия и Константина, учить своих детей всему доброму, святому и полезному, не одним словом, но и собственным постоянно и во всем добрым примером.
   Вы, добрые христианские дети, поревнуйте примеру тех же, ныне прославляемых, святых угодников, которые, имея благочестивых и именитых предков и рожденные от таких же родителей, не только поддержали, но и возвысили, наследованную ими от предков и родителей честь и славу, умножили данные им таланты, и через это не для одних современников своих и ближайших сродников сделались великой похвалой и украшением, но и для нас, отдаленных потомков их, служат и всегда будут служить прибежищем и покровом, утешением и радостью.
   Угодники Божии, святые благоверные князья Василие и Константине, всегдашние о нас к Богу молитвенники и предстатели, утвердите всех нас вашим высоким примером и вашим теплым о нас к Богу ходатайством в благочестии и вере и во всяком благом деле, и отжените от нас, облегающие нас отовсюду, козни вражие и мы, пройдя беспорочно поприще временной жизни, сподобимся, вместе с вами, получить нетленные венцы в вечных обителях Отца небесного! Аминь.
   Протоиерей Иоанн Сперанский.
   

1    Истор. Карамз. т. III, прим. 208.
2    Рукоп. сказ, в Яросл. Соборе,
3   Истор. г. Ярославля, Протоиерея I. Троицкого, стр. 65.
4   Истор. Карамз. т. III, прим. 171.
5   Воскресен. лет.; Истор. Татищева, т. III, стр. 376.
6   Истор. Карамз. т. III. прим. 171.
7   Записки Самуила, митр, киевского.
8    Никон, лет. ч. II, стр. 320 и 321; Прод. Нестор. стр. 6.
9   Истр. г. Ярославля, стр. 13.
10   Собор, лет. 1, 206, 226, IV, 33, VII, 152. Записки митр. Самуила
11   Никон, лет. ч. III, 65; Истор. Щербатова.
12   Истор. г. Ярославля, стр. 37.
13   Ярославль в древности разделялся на три главный части: 1) Рубленый Город или кремль, 2) Земляной или Большой Город и 3) Предместья. Борисоглебская церковь стояла на берегу Волги.
14   Никон, летоп. ч. VI, 170; Рукоп. сказание в яросл. Соборе.
15   Истор. г. Ярославля, стр. 57; Мысли о православии, Муравьева, стр. 91 и 92.
16   Записки ярославск. Казанск, жен, монастыря.
17   Рукоп сказ. об этой иконе сохраняется в Соборе. Яросл. Епарх. Вед. 1872 г. № 41-й, ч. неоф., стр. 327—331.
18   Истор. г. Ярославля, стр. 67.
19   Записки Самуила митроп. киевского
20   Истор. г. Ярославля, стр. 70.
21   Яросл. Епарх. Вед. 1862 г., неоф., стр. 350.
22   Словарь Истор. о свят., прослав. в Росс. Церк. Истор. г. Ярославля, стр. 77. Яросл. Собор при митр. Арсении,— опис. напеч. 1874 г. В. И. Лествицыным.
23   Яросл. Епарх. Вед. 1862 г., стр. 438 в 439.
24   Там же.
25   Рукоп. сказ, в Соборе.
26   Киев, его святыня, древности и достопримечательности, Н. Семфнтовского, изд. 1864 г., стр. 175 и 176.
27   В 1674 г. не раз запрещено было резать на досках иконы (Исслед. русск. иконописания, Сахарова, к. I, стр. 17). Оттого издавна иконы резные были отбираемы от церквей, особенно в 1722 г. по указу Императора Петра 1-го, в котором изображено: «резных икон и отливок не делать и въ цфрквах не употреблять, кроме распятий, искусно устроенныхъ» (Древн. Российск. Госуд., Отдел. I, стр. 31—35). «Икона святителя Николая оставлена во Флоровской церкви», как говорит предание, «за прфмногия чудеса» (Записка преосв. Самуила).
28    Ник. лет. II, стр. 338; Карамз. т. III.
29    Ник. лет. II, 346, 357; III, 68.
30    Русск. святые преосв. Филарета, архиеп. черниг., июль, стр. 29.
31    Записки преосвящ. Самуила.
32    Сить в Мологском уезде, Ярославской губернии.
33    Продолж. Нестор. стр. 24; Степ. к. 1, 365.
34    Ник. лет. III, 19; Карамз, IV, прим, 37.
35    Русск. свят., июль, стр. 29, соч. Филарета, архиеп. черниг.
36    Мария, дочь князя Василия, около 1259 года вступила в брак с Федором Ростиславичем Черным, удельным князем можайским, впоследствии князем смоленским и ярославским, мощи которого почивают в ярославском Спасо-Преображенском монастыре. Истор. г. Ярославля прот. И. Троицкого, стр. 16.
37    Собр. лет. 1, 206, 226; ИV, 38; VII, 159
38    Жит. свят, русск., стр. 30.
39
40    Глинки, Свободное подраж. Иову, г. 14, стр. 1.
41    Рукописи, сказан, в Соборе и записки преосв. Самуила,
42    Эта церковь с 30 октября 1860 г. носит название храма Печерской Божией Матери, См. Ярослав. Вед. 1860 г. № 30-й, ч, неоф., стр. 290.
43    Подробные сведения о кончине и погребении этого иерарха приведены в книжке «Воспоминания о высокопреоовящонном Леоннде, бывшем архиепископе ярославском и ростовском» изд. 1877 г. ярославского архиерейского дома экономом иеромонахом Павлом; ныне архимандрит наместник Троицкой Сергиевой лавры.
44    Памятник этот устроен московскими чтителями усопшего архипастыря
45    Сколько можно верить рассказу одного из ярославских старожилов
46    Устроен бывшим старостой М. М. Литовым в 1893 году.
47    Русск. свят., сентября 19 ч., Филар,, архиеп, черниг.
48    Ундольский, каталог Кастерина, № 828.
49    Вероятно, Святейшего Правительствующего Синода члена
50    Яросл. Епарх. Ведом. 1873 г. № 38-й, ч. неоф., стр. 311.
51    Мощи его почивают в церкви Спасского монастыря, нынешнего ярославского архиерейского дома.
52    Печатное сказание об этой иконе.
53    Древ. Росс. Госуд. I, стр. XXVIII.
54    Описан, ростовск. девич. монастыря, священ. Аристарха Израилева, стр. 14—16; Яросл. Епарх. Вед. 1872 г., ч. неоф., стр. 305 и 306.
55    Памят. кн. для Костромой. епарх. 1868 г. В. А. Самарянова, стр. 117; Жизнь св. Николая чудотвор., графа Толстого; стр. 138.
56    Кончина отца протоиерея И. Ф. Архангельского послеовала во 2-м часу пополудни, во время посещения Собора министром финансов Самуилом Алексеевичем Грейг и начальником Ярославской губернии Николаем Александровичем Безак.
57    Яросл. Епарх. Вед. 1861 г., часть оффиц. стр. 243.
58   Знаменитый археолог и председатель Московского археологического общества граф Алексей Сергеевич Уваров, обозревавший достопримечательности города Ярославля 16 июля 1875 года, нашел в алтаре сего храма колонну весьма родственную одной колонне несомненно XIII века, находящейся во Владямирском Димитриевском соборе, откуда заключил, что первоначальный наш собор, дело Константина Мудрого, не уничтожился совершенно и существует отчасти во фрагментах. «Ярос. губ. ведомости» 1882 года № 31 стр. 3.
59   Записки Самуила, митрополита Киевского.
60   Никон. лет. ч. II стр. 320 и 321 прод. Нестор, ст. 6.
61   Записки Самуила митр. Киевского, Успенский кафедральный собор в Ярославле, стр. 29.
62   В Мологском уезде на реке Сити.
63   Продолж. Нестор, стр. 24; Степ. к. I. 365.
64   Молитва, читаемая в конце молебного пения свв. бл. князьям Василию и Константину.
65   Никон, лет. III 19 Карамз, ИV, прим. 37.
66   Борисом и Глебом Васильевичами, князьями Ростовскими, и княгинями их матерями.
67   8 февраля 1249 года.
68   3 июля 1257 года.
69   Успенский кафедральный собор в Ярославле, стр. 31.
70   Подробное сказание о сем можно читать в брошюре «Успенский кафедральный собор в Яроолавле», стр. 31—33.».
71   3 июля