Дмитрий Иванович Скворцов

Об основных началах беспоповства

Содержание

I. Учение беспоповцев об антихристе II. Учение беспоповцев о церкви и таинствах III. Учение беспоповцев о самоистреблении IV. Краткие критические замечания против учения беспоповцев об антихристе V. Краткие критические замечания против учения беспоповцев о церкви и таинствах VI. Беспоповщина в сопоставлении с сектами рационалистического и мистического направления  

 

«Я сам русский и сын русского, но вера моя и убеждения греческие», – говорил о себе патр. Никон. Эти слова патриарха определяют ход и характер его церковных преобразований, указывая основу исправления им русских богослужебных книг, чинов и обрядов, т. е. основу того церковно-исторического события, которое послужило ближайшим поводом к отделению части русского общества от единой православной церкви, – к образованию всем известного и прискорбного явления в русской церкви – раскола. Греческая вера, перенесенная на русскую почву, получила со временем свой особенный оттенок: оттенок этот касался хотя не существа веры, но был тем не менее весьма заметен и был не совсем уместен в единой истинной Христовой церкви, какой должны быть церковь греко-российская, восточная. На Руси явились свои обряды, свои чины и даже свои богослужебные книги, – отличные от греческих, – причем чем дальше шло время, тем больше увеличивалась особенность русских богосл. книг и чинов. Эти национальные русские обряды и чины были большей частью весьма неудовлетворительны и далеко не вполне отвечали духу православной церкви. Поэтому появление и распространение их на Руси нельзя не признать явлением весьма прискорбным. И действительно, наши передовые русские люди всегда так смотрели на это обстоятельство и по силе возможности предпринимали против этого начального явления свои меры: стремились объединить русские обряды и книги с греческими. Но все попытки в этом роде не достигали своей цели, потому что большей частью велись поверхностно, потому что исправление наших книг, обрядов и чинов предпринималась на русской почве – без сличения их с греческими. И только во второй половине XVII века, т. е. по прошествии 8 веков нашей христианской жизни, была сознана ясно мысль о необходимости сверить наши обряды и книги с греческими, было признано необходимым обратиться к источному началу нашей веры – и эта-то мысль была выражена вышеприведенными словами патриарха Никона: «я сам русский и сын русского, но вера и убеждения мои – греческие»: сознанная патриархом, она нашла в нем и своего осуществителя. «Никон – это носитель идеи греко-восточного православия; глубокими, неизгладимыми чертами он врезал имя свое в летописях восточной церкви, как охранитель православия» (проф. Заозерский).

Но доброе дело исправления богослужебных книг и обрядов патр. Никоном вызвало взрыв негодования со стороны мнимых ревнителей старой веры. В слепой приверженности к старине и букве, эти люди в полезных исправлениях Никона усмотрели чудовищную ересь, ниспровергавшую все православие. Осужденные на соборе 1667 года, эти ревнивцы формально отделились от русской церкви и образовали, таким образом, раскол. Не долго раскол русский оставался объединенным целым, имевшим одно учение и одну цель: ему на первых же порах суждено было распасться. Вопросом, послужившим поводом к разделению раскольников, был вопрос о священстве. Пока были священники старого до-никоновского посвящения, до тех пор в отношении исправления духовных треб и таинств у раскольников не было затруднений. Но скоро они увидели, что такие священники все убывают и убывают и в недалеком будущем окончательно вымрут. Как быть тогда? Склонился было на их сторону епископ Павел коломенский, но он умер в самом начале раскола, не успев оставить по себе преемника, и после него, таким образом, у раскольников не осталось своего архиерея, который бы мог поддерживать их древнее священство. Очевидно, раскольникам предстояло: или остаться совсем без священства, или же принимать к себе священников никоновского посвящения, обратившихся в раскол. Это и заставило их пораздумать – как лучше поступить: обращаться ли к церковным попам, или можно обойтись и без попов? В решении этого вопроса раскольники разделились на две большие партии. Одни из них нашли возможным принимать к себе попов нового посвящения, «аще который поп в покаяние приидет, особенно если изволит кровь пролить за Христа» (что значит на языке раскольников: если обратится в раскол). Другие же решились лучше совсем остаться без попов, чем принимать их от еретической церкви, подчинившейся антихристу. И эти последние решили вопрос гораздо логичнее, последовательнее. Царство антихриста появилось прежде всего в церкви, подчинившейся антихристу и, следовательно, в ней нет и не может быть больше благодати; как же возможно принимать от нее священников, рассуждали они. Отсюда раскол разделился на два главные согласия – поповщину и беспоповщину. Задача нашей статьи – изложить и выяснить основные начала последней. Так как догматическое учение беспоповцев выразилось в своеобразном учении их об антихристе и о церкви и таинствах, а нравственное – в учение о самоистреблении и самосожжении, как высшем нравственном подвиге, то, соответственно, с этим статья наша распадается а следующие три отдела: 1) учение беспоповцев об антихристе, 2) учение их о церкви и таинствах и 3) учение их о самоистреблении.

I. Учение беспоповцев об антихристе

Егда по тысяче лет развязан бысть сатана от темницы своея, изыде и нападе на великую монархию римскую – поколеба и разруши оное седмистолпное (седмь всел. соб.) утверждение, и паки на второй Рим прииде по 1600 лет, а в 66 лето и Россия тому же падению поревноваша; и тако исполнися число зверя, 1666 лет. В то лето царь Алексей Михайлович с Никоном отступил от св. православныя веры, и всю церковь Божию от всего благолепия обнажи; и бысть вместо царя мучитель, и вместо владыки – ратник, яко же свидетельствует апостол в зач. 275: прежде приидет отступление, потом явится человек греха – сын погибельный – антихрист1.

Исходным пунктом всего беспоповщинского учения должно считать учение об антихристе, воцарившемся в России с Никона и доселе духово процветающем в ней. Мысль о приближении царства антихристова в России существовала ранее окончательного отделения раскола от православной церкви. Различные гражданские реформы и новшества XVI и XVII вв., по связи в то время гражданской жизни с церковной, наталкивали мысль некоторых русских мистиков на идею о приближении в России времен антихриста, который уже давно царствует на Западе. Содержание многих рукописных сборников XVI и XVII веков составляли, преимущественно, выписки их святоотеческих сочинений об антихристе, кончине мира, а втором пришествии Христовом и страшном суде. Но, как бы то ни было, все это составляло только еще догадки и не формулированную ясно мысль о царстве антихриста на Руси. Только раскольники облекли эти догадки и мысли в определенную форму, только они выпустили в свет многие сочинения, в которых старались всевозможно доказать, что учение Св. Писания о отцов церкви об антихристе яко бы вполне применимо к временам, начавшимся на Руси с Никона. Они не пожелали труда и яркими красками старались и стараются обрисовать всю глубину нечестия, в которую погрузилась русская церковь вместе с патр. Никоном – этим слугой, сосудом антихристовым или самим антихристом, как называют его раскольники. Только раскольники, формулировавши учение об антихристе, возвели его в догмат, который и лег в основание всей беспоповщинской догматики. В чем же подробнее заключается это учение?

Как уже видно из сейчас сказанного, учение беспоповцев об антихристе заключается в том, что с 1666 г. Русь находится в полной власти антихриста, что все – и «чины, и таинства, и последования церковные осквернены антихристовой скверной»2. Необходимо и вместе интересно проследить, как развивалось это учение и что в различное время беспоповцы разумели под самым антихристом. После отпадения от православия «юнитов», что, как известно, было делом антихриста-папы, сатана прокрался в третий Рим – Москву и овладел прежде всего Никоном и Алексеем Михайловичем, ставшим к концу своей жизни «из владыки мучителем». Первые знаменитые расколоучители, диакон Федор и протопоп Аввакум, уже настойчиво проводят мысль о воцарении в России антихриста и приближении кончины мира. Аввакум, который сначала утверждал, что антихрист еще не пришел, а явились только его предтечи, из пустозерского острога пишет: «увы, увы мне, мати моя, кого мя роди. По Иову, проклят день, в оньже родихся, и нощь она буди тьма, в нюже изведе мя из чрева матере моея, понеже антихрист прииде ко вратом двора… и в нашей русской земле обретеся чёрт большой, емуже мера высоты и глубины ад преглубокий, помышляя, яко во аде стоя и до облак достанет»3. И еще к концу своей жизни он писал; «я, братия моя, видел антихриста, собаку бешеную, – право – видеть. Плоть у него вся – смрад и зело дурна, огнем пышет изо рта, а из ноздрей из ушей смрадное исходит»4. А диакон Федор об антихрист пишет следующее: «невидимый змий, проклятый дьявол и сатана входит в изобретенные свои сосуды, в двоицу окаянных человек-царя и патриарха, и бывает нечистая троица, юже виде Богослов Иоанн в трех нечистых духах змия, зверя и лживого пророка. Ипполит же святый и прочия исповедницы Христовы столковаша змия в диавола, зверя в антихриста, лживого пророка – духовного чина, рекше в патриарха, и так бывает троица пребеззаконная, пречистей и пресвятей Троице противница»5. Наконец, расколоучители старец Авраамий и выговский старец Корнилий называют антихристом прямо патр. Никона. Вообще, на первых порах у старообрядцев развивалось учение об антихристе, как лице чувственном и весьма многие из них склонны были признавать антихристом патр. Никона. Это, так сказать, первая ступень развития основного беспоповщинского учения об антихристе.

Когда вступил на престол импер. Петр I и выступил с своими реформами, представлявшими собой совершенную противоположность с раскольническими взглядами, тогда и образ антихриста раскольники перенесли с Никона на Петра, как более, по их мнению, подходящего под этот образ. Реформы Петра, производившиеся под влиянием Запада, даже не в среде раскольников усилили толки о наступлении времен антихриста; для раскольников же этот царь по всем признакам был антихристом. Алексей Михайлович с Никоном теперь стали в глазах раскольников только отступниками от веры, еретиками и назывались предтечами антихриста, а настоящим антихристом является уже Петр I. «Прежде приидет отступление, – приводят раскольники слова апостола Павла в основание своего учения об антихристе, – потом явится человек – сын погибельный – антихрист». «Прежде прииде, – комментируют они эти слова, – отступление от саятыя веры царем Алексеем Михайловичем по числу 1666, а после его в третьих на престоле возцарствова сын его первородный Петр от второго беззаконного брака… сын беззаконный – антихрист, противник Христу; вознесеся и возвысися паче всякого глаголемаго Бога»6. Вот как, далее раскольники доказывают, что Петр – антихрист. Антихрист, по пророчеству, переменяет времена и лета, и Петр «по совершенном своея злобы совершении» возобновил новолетие янусовское и от него узаконил вести летоисчисление. В последние времена, по писанию Мефодия Патарского, «воспросят лжехристи дани от мертвых, якоже и от живых»; так поступил Петр, учинивши народное описание, называя то ревизией или исчислением душ человеческих7. Принятие Петром титула императора послужило для раскольников новым доказательством, что Петр – антихрист, потому что слово «император» без буквы м (император) содержит в себе число зверино 666. Литерою же м, рассуждают раскольники, «хищный волк скрылся в овчую кожу, и скры пагубное свое имя», и это, продолжают они, вполне согласно с апокалипсическим учением об антихристе, потому что там сказано, что он (антихрист) «имать имя свое тайное в куплях и проданиях, его же никто же от земных и мятущихся в вещах житейских не уведает»8. По Апостолу – зач. 275, антихрист будет «превозносяйся над всякаго глаголемаго бога или чтилища». Так и император Петр начал возвышаться паче меры и начал похищать «не точию царскую власть, но и святительскую и Божию; якоже папа в Риме, тако и сей лжехристос нача гонити и льстити и искореняти останок православныя веры и свои новыя умыслы уставляя, и нова законополжения полагая по духовному и гражданскому расположению, состави многие регламенты и разосла многие указы во всю Россию с великим угрожением о непременном исполнении оных и устави сенат и синод, и сам бысть над ними главою и судиею главнешим. И тако нача, той глаголемый бог, паче меры возвышатися»9. В подтверждение своей излюбленной идеи о Петре-антихристе раскольники не позабыли упомянуть и о многих других законодательствах, распоряжениях и поступках Петра, истолковывая их по-своему – вкривь и вкось. Указывают, что Петр в 1723 году постановил «сочинять увещание с таким рассуждением, что годового артуса и хранение богоявленской воды не нужно»10, или: «в Казани царь часовни ломает и иконы из них выносит и кресты с них снимает»11, постов не содержит, женит христиан в пост; велит носить жидовские епанчи, брить бороды и лбы; сам принял звериный образ и носит собачьи кудри. Самые победы Петра, которыми он стяжал себе такую славу, у раскольников представляются совершено в иной окраске. «По писанию сбывается, – фантазируют они, – берет государь неприятельские города боем, и иные – лестью. И Царьград возьмет, да и Рим возьмет же лестью и соберет жидов всех и с ними жидами пойдет в Иерусалим, и там станет царствовать и их жидов возлюбит, и будет у них жидов глад и всякая им нужда и в то время они, жиды, его, государя, познают, что он – антихрист и на нем сей век скончается»12. Раскольники, наконец, распространяли слух, что Петр, как антихрист, будет клеймить народ особыми печатями, привезенными им от немцев. «Бойтесь этих печатей, православные, – проповедовали они, – бегите, скройтесь куда-нибудь, последнее время антихрист пришел… антихрист!»

Так раскольники-беспоповцы развивали свое учение об антихристе в применении к Петру I. Приурочивая лице антихриста к Петру, в которого, по словам Семена Денисова, вселился «страшный змий великий и чермный, седмиглавый и десяторожный, змий великопашный и великохоботный», они, очевидно, учили о пришествии чувственного антихриста. Практические следствия такого учения о пришествии антихриста, как реального лица, особенно обнаружились в Выговской пустыни – северном раскольническом центре. Так как раскольникам было не безызвестно, что, по Апокалипсису, через 3½ года после пришествия антихриста должна наступить кончина мира, то выговские беспоповцы и пришли к мысли высчитать срок кончины мира. И вот они взялись за арифметические выкладки и определили последний день существующего мира. К этому дню они приготовили могилы и гробы, а в самый роковой для вселенной день все оделись в саваны и легли в гробы, с трепетом ожидая звука архангельской трубы, имеющей возвестить последний момент мировой жизни. И конечно, они ничего не дождались: все в природе оставалось в прежнем порядке. Это разочаровало их; а разочарование заставило подумать о своем учении о пришествии антихриста. Для них стал тогда на очереди вопрос: чувственно или духовно надобно понимать назначенные писанием 3½года, – чувственно или духовно нужно понимать и самого антихриста? Итак, не сбывшееся ожидание кончины мира поколебало учение беспоповцев о пришествии в мир чувственного антихриста. Признание в Петре I чувственного антихриста должно назвать второй ступенью развития раскольнического учения об антихристе, если первой мы назвали признание чувственного антихриста в лице п. Никона.

Следующую и последнюю ступень в развитии учения об антихристе представляет учение о духовном царстве антихриста на Руси со времен п. Никона. Стали учить, что наступило царство сатаны в духовном смысле. После того как чрез патр. Никона произошло отступление от правой веры, на Руси настали времена еретичества, нечестия, гордости и всех других смертных грехов, являющихся необходимым следствием сатанинского владычества. Представителями этого духовного царства антихриста являются, преимущественно, власти и главным образом государи. В них живет дух Петра. Поэтому, не признается антихристом какое-либо лицо, как раньше признавались Никон и Петр, а признаются лица, являющиеся представителями антихриста, находящиеся под его непосредственным руководством. В записке, составленной П. И. Мельниковым для вел. князя Константина Николаевича, находим такое замечание, что все беспоповщинские секты признают видимое царство антихриста в России, только с тем различием, что для одних сект он олицетворяется в верховной власти, а для других в лице православных архиереев. К первым, по Мельникову, относятся: глухая нетовщина, федосеевцы, филипповцы, саморещенцы, сопелковское согласие и др., а ко вторым: поморцы, новожены и разные отрасли Спасова согласия, кузминовщины. Несмотря на то, вообще же нужно сказать, что теперь у беспоповцев преимущественно и почти исключительно распространено учение о царстве антихриста, как отступление от веры, и сам антихрист понимается ими в духовном смысле: «иже (т. е. антихрист) не человек видимый, но в человецех сущее отступление, в них же, аки в сосуде своем обретается, живет и обладает».

II. Учение беспоповцев о церкви и таинствах

«Во многих от народа мнение вниде, яко ересьми многими и антихристовою скверною осквернены церкви, и чины, и таинства, и последования церковная»13. Так говорит Большой московский собор, изображая современную ему картину раскола, возникшего незадолго пред тем. Этими немногими словами собор указал исходную точку, опираясь на которую беспоповцы развили свою доктрину. Все в православной церкви осквернено «антихристовою скверною»; след., там – в греко-российской церкви – нет и не может быть ни правильно-рукоположенных священников, ни таинств, в которых бы сообщалась благодать Св. Духа: антихрист, царствующий там, все это истребил. Если же все это так, то, конечно, нужно совсем не сообщаться с этой антихристовой церковью. Это и привело беспоповцев к составлению своего учения о церкви и таинствах.

Отвергнув православное священство, порешив, что оно «улетело на небо», беспоповцы оказались без священного чина, а это обстоятельство, естественно, вызвало вопрос: может ли вообще существовать церковь без священства? Вопрос этот они решили в положительном смысле и вот на каких основаниях. На это ясно, говорят беспоповцы, указывают, прежде всего примеры многих древних церквей, пребывавших во времена гонений без священства? Вопрос этот они решили в положительном смысле и вот на каких основаниях. На это ясно, говорят беспоповцы, указывают прежде всего примеры многих древних церквей, пребывавших во времена гонений без священства. А в последние антихристовы времена такое состояние церкви даже должно быть, потому что св. отцами предсказано, что в последнее время антихрист истребит священство и истинную жертву, причем беспоповцы ссылаются не Ефрема Сирина и Ипполита. Указывая на древние церкви, остававшиеся во времена гонений без епископа и священников, беспоповцы многозначительно спрашивают: неужели члены этих церквей, оставшись без священного чина, должны были погибнуть – члены, которые были готовы за православие живот свой положить? С другой стороны, они доказывают возможность спасения членов церкви без священного чина, ссылаясь на то обстоятельство, что Господь И. Христос повелел крестить и неимущим священства. «Бог положи в церкви, говорится в Поморских Ответах, первое – апостолы, второе – пророки, третьи – учители. Но в сих трех чинах во святей церкви, якоже священницы быша, тако и не священницы обретахуся, нужды совершающе. Не священницы быша во апостолех, якоже Номоканон утверждает. Ибо Господь наш И. Христос апостолам, священства не имущим, повеле крестити»14. Если бы православным, пребывающим по нужде без священства, нельзя было получить спасение, то не было бы повеления крестить неосвященному; если же «во апостолех не священницы бывше крещаху», или «аще во учителех такожде не священницы прорицаху», то ясно, что «вернии людие могут по нужде быти и содержатися без священства»15. Удовлетворившись подобными доводами в пользу бессвященнословного состояния церкви, беспоповцы стали рассматривать церковь, как только собрание верного народа, объединенного единством исповедания и церковных законов. В «Поморских Ответах», а также в «Щит веры» сочинители-беспоповцы в подтверждение этой мысли приводят несколько изречений св. отцов. Первое место между ними занимают такие слова св. Златоуста из «Маргарита» (слово 10-е, л. 519): «церковь не стены и покров есть, но вера и житие», а также: «не стены церковные, но законы церковные». Церковь основывается на исповедании, а это может сбыться, говорят беспоповцы, и без священства, в одних верных простолюдинах, содержащих православное исповедание. Итак, беспоповцы, вынужденные к неимению у себя священства, подыскали для этого явления свои основания и возвели эту ненормальность в свою доктрину.

Признавши истребление священства антихристом, беспоповцы, само собой, были вынуждены, далее, к составлению особенного, своеобразного учения о таинствах и большую часть их отвергнуть. Вот как работала их мысль в развитии учения о таинствах. Основываясь на Большом Катехизисе, изданном в 1627 году, все таинства беспоповцы разделяют на два разряда: «нуждно-потребныя» и просто «потребныя». Нуждно-потребными таинствами называются такие, без которых дело спасения человека не может быть совершено, а «потребными» – такие, без которых можно и обойтись. К первым относятся: крещение, покаяние и причащение, ко вторым – все остальные. Итак, безусловно необходимы для спасения только три упомянутые таинства. Следовательно, нужно позаботиться о том, чтобы, отказавшись от священства, однако можно было совершать эти три таинства. И вот, беспоповцы провозгласили, что два из них – крещение и покаяние – могут быть совершаемы мирянами и подыскали для этого свои основания, преимущественно примеры из практики древней церкви. Что же касается таинства Причащения, то не решившись допустить совершения его мирянами, беспоповцы, после некоторых замешательств в этом пункте своего учения, в конце концов пришли собственно к отрицанию таинства Евхаристии, заменивши его одним «огнепальным желанием причаститься Тела и Крови Христовых». Итак, у беспоповцев совершаются только два таинства. Таинства миропомазания, священства, брака и елеосвящения, за неимением священства, по их учению, не могут быть совершаемы. Брак на первых порах запрещался беспоповцами безусловно и предписывалось всеобщее девство; но потом некоторые беспоповщинские секты нашли возможным допустить брак с благословения родителей – и даже брак, совершаемый в православной церкви, но только потом очищенный епитимией.

Теперь требуется рассмотреть, как беспоповцы обосновывают свое учение о возможности совершения таинств крещения и покаяния мирянами. Было бы долго и, пожалуй, бесполезно приводить весь длинный ряд оснований, которые они подыскивали для утверждения своей мысли; дело в том, что все эти основания имеют один и тот же смысл, именно: в древности нередко в нужде совершали крещение и покаяние и миряне, даже женщины; след., это позволяется и теперь и всегда. Вот суть их оснований. Указавши прежде всего на апостолов, которым Христос и «неимущим священства повеле крестити», беспоповщинские писатели приводят, далее, примеры, когда крестили не священники. Диакон Филипп крестил евнуха царицы Кандакийской; Анания, не будучи священником, крестил ап. Павла. Особенно же они любят ссылаться на известное событие с Феодором Жидовином, «его же больна суща простый христиане, за неимением воды, крестиша на пути в Сирийской пустыне песком». Ухватившись за этот факт, беспоповцы самодовольно спрашивают: «где убо суть глаголющи простцам уже нам при напасти немощно крестити?» В житии расколоучителя Корнилия (†1695) рассказано предание, что когда еще первые расколоучители жили на свободе, они составили в Москве собор, на котором постановили, между прочим, никонианского крещения не признавать и по нужде дозволить совершение крещения простолюдину. Согласно с постановлением этого собора, по которому «никонианское крещение несть крещение, но паче осквернение», у раскольников-беспоповцев (за исключением толков нетовского направления) всегда признавалось необходимым перекрещивать православных, переходящих в беспоповщинское общество. По этому поводу беспоповцы называются перекрещеванцами.

Другое «нужднопотребное» таинство покаяния, по учению беспоповцев, также может быть совершаемо мирянами; основания для этого учение в существе дела такого же характера, какие приводятся ими для доказательства учения о совершении крещения мирянами. Это опять – примеры из истории древней церкви. «Что убо хощеши ли, да ти всякаго вероятия достойнейших свидетелей на среду приведу», восклицает автор «Меча Духовного». «Воззрим точию в древния времена, посмотрим в первенствующей церкви, колицы преподобнии мужи, колицы богоноснии отцы, не рукоположени суще, души человеческие покаянием очищаху»16. И затем следуют указывания на Антония и Пахомия великих, на св. Савву Освященного и Иоанна Златоуста, принимавших до священства на исповедь не только иноков, но и мирян, на св. Иоанникия вел. и других17. Но так как в упомянутых случаях говорится об исповедании пред людьми, неимущими священства, а не говорится прямо о разрешении ими грехов, то беспоповцы не удовлетворились указанными примерами и подыскали из жизни древних христиан несколько случает, где сказано не только об исповедании грехов пред неимущими священства, но и о разрешении их. Один такой случай заимствован ими из 52 слова Никона черногорского. Здесь рассказывается, что к одному св. старцу – не священнику, – живущему на горе Олимпе, пришел однажды мирянин. Когда старец спросил его о причине поседения, то пришедший отвечал: «исповедать святыни твоей грехи моя». И после этого он рассказал многие и тяжкие свои грехи. Старей «постриг его и, одеяв во святый образ, отпусти рек: иди, чадо, с миром и к тому не согрешай». Братия удивилась и спросила старцы, како это он отпустил грехи приходившему, не наложивши на него никакого запрещения. На это старец ответил: «о, любезная чада, не зресте ли страшнаго и славнаго мужа, стояща зде, ему же лице бяше яко молния и одежда его бела яко свет и в руку своею имяше хартию написану исповедающагося грехи, имяше и чернило и трость. Яко убо человек той к моей худости пред вами глаголаше своя согрешения, он тростию поглаждаше, ельма убо, яко человеколюбец Бог та простил» есть18. В «Поморских ответах» и «Мече духовном» указывается также на пример мученика Христофора, который, по словам этих сочинений, «две женщины – блудницы кающиеся прият и прощение им подаде». Таковы случаи, приводимые беспоповцами из истории древне-христианской церкви для подтверждения своего учения о возможности совершения таинства покаяния мирянами. Но не ограничиваясь примерами древности, они в основание того же учения приводят свидетельства священных книг и канонические правила. В числе этого рода доказательств особенное значение в глазах беспоповцев имеют два свидетельства: а) место из послания св. Ап. Иакова и б) два правила, находящиеся в Номоканоне, в отделе «о духовницах». Из послания Ап. Иакова они приводят слова: «исповедайте друг другу согрешения ваша» (Иак. 5:16). По поводу этих слов Апостола интересно рассуждает Аввакум в своем послании к «горемыкам миленьким». «Исповедаться пошто идти к никонианину? Аще и нужда привлечет тя, и ты с ним в церкви сказки сказывай, как лисица у крестьянина куры крала… Исповедайте друг другу согрешения по Апостолу». Из Номаканона беспоповцы приводят следующие правила: «аще кто есть священник неискусен, а другой не священник, искус же имеяй духовного деяния, сему паче священника праведно есть помышления приимати и правильно исправляти», и затем еще: «неосвященному иноку наказание его искусства дает власть примирения, аще убо себе самаго безбедно соблюдает, и исповедающихся Богови да примиряет»19.

Третье таинство, которое беспоповцы признают «нуждно потребным» в деле спасения, есть таинство причащения. Но признавая его необходимым для спасения, они оказались в затруднительном положении: как совершать это таинство? При всем своем старании и искусстве в подыскании разных фальшивых оснований, относительно таинства причащения они не могли допустить ничего подобного, что допустили относительно крещения и покаяния, т. е. при всей своей смелости и дерзости никак не решились сказать, что и таинство причащения может быть совершаемо мирянами. Таким образом, поставленные в этом пункте в особенно затруднительное положение, некоторые беспоповцы на первых порах нашли выход из него кощунственным путем. Один соловецкий выходец Авраамий объявил, что он принес из монастыря древние запасные дары. Был ли это обман, или правда – неизвестно, но во всяком случае тут оказалось кощунство. Так как этих запасных даров оказалось немного, то решились растворить их в квашне и испечь из нее хлебы, которыми бы можно было потом причащаться20. Кощунство, однако, доходило еще до больших размеров. Так, например, последователи одной секты, называемой продрешетниками, причащаются таким образом. Избирается девица, одевается она в цветное платье и уходить в подолье избы. После того как в избе соберутся сектанты, она выходит оттуда и на голове выносит решето, наполненное изюмом и покрытое чистым платком; при этом девица произносит слова: «всех нас да помянет Господь Бог в царствии своем всегда, ныне и присно и во веки веков». Получив от присутствующих троекратный ответ «аминь», она причащает их, раздавая ягоды21. Мы указали на эти извращения св. таинства как на пример того, до каких нелепостей могут довести беспоповцев их основоположения.

О причащении запасным Агнцем учил еще, впрочем, протопоп Аввакум. Вот что он говорит в своей автобиографии: «аще священника ради нужды не получишь, и ты своему брату искусному возвести согрешение свое, и Бог простит тя, покаяние твое видев – и тогда с правильцем причащайся св. таин, держи при себе запасный агнец… так хорошо будет по посте и по правиле: на коробочку постели платочек и свечку зажги, и в сосуде водицы маленько, да на ложечку положи, кадилом вся покади, поплакав глаголи молитву «верую, Господи»; потом падше на землю пред образом, прощение проговори, и восстав образы поцалуй, и перекрестясь с молитвою причастися, и водицей запей, и паки Богу помолись: «ну слава Христу».

Но причащение видимое запасными дарами, кроме того, что оно не было повсеместным у беспоповцев, не могло естественно продолжаться навсегда. Поэтому наряду с видимым причащением у них развивалось и в конце концов совсем утвердилось учение о духовном причащении. По поводу видимого причащения запасными дарами у Федосеевцев в 1791 году был собор, на котором было решено, не произнося хулы и на упомянутое внешнее причастие, отдать его на церковное (?) хранение, т. е. духовным отцам, и признать в полной силе духовное причащение. Это постановление аргументировалось так. Во время царства антихриста нельзя получить внешнее причащение, но чтобы тем не менее «за лишением божественныя сея в виде хлеба и вина совершенныя тайны» никто не отлучился спасения, то каждому можно получить все дары, сообщаемые Евхаристией, чрез одно «огнепальное тоя желание». Такое учение об огнеопальном желании причащения содержится беспоповцами и доселе22. Остановившись на этом учении и оставивши причащение под видом хлеба и вина, беспоповцы обратились к своему обычному приему – доказать примерами древности возможность и достаточность духовного причащения для спасения Автор «Меча духовного», как в своей речи о покаянии, так и теперь обращает взор свой в древние времена. «Воззри, – говорит он, – токмо в древние времена, посмотри в прошедшие лета и абие не имаше разумети, колиции преподобнии мужие, колиции пустынножителие, в удалении от всея вселенныя жительствующе в пустынях, не причащахуся чувственне животворящия плоти и крови Христовой, обаче святи и богоугодни суть и ныне на небесех наслаждаются лицезрения Божия»23. Фактические указания на св. людей, которые спасались яко бы не причащаясь Тела и Крови Христова, находим, например, в «Поморских Ответах». В них упомянуты преп. Павел Фивейский, Петр Афонский, Марк Фраческий, преп. Мария Египетская, мученик Александр и муч. Дросида и многие другие; не позабыть и благоразумный разбойник (отв. 104). Кроме этих примеров, приводятся беспоповцами в доказательство той же мысли тщательно подобранные, но неправильно понятые слова некоторых отцов церкви, указывающих на возможность спасения без причащения. Между прочим, приводятся слова бл. Августина: «веруй, ял еси и причастился еси», и еще из сочинения Григория филадельфийского о семи таинствах, где говорится: «Евхаристии аще не сподобится кто нужды некоя ради, спасен быти может»24.

Все вышеупомянутые свидетельства имеют тот смысл, что в исключительных случаях, «по нужде», достаточно для спасения и одного огнепального желания св. Евхаристии. Но наряду с этими свидетельствами у беспоповцев находим и такие, в которых положительным образом говорится о духовном причащении взамен чувственного. В «Мече духовном» говорится так: «кийждо христианин может по мере веры и добродетелей духовнаго заколать агнца Божия и насыщатися Исусом»25. Основанием для такого учения о духовном причащении являются, между прочим, слова из «Благовестника» Феофилакта Болгарского в толковании на 24 зач. Ев. Иоанна: «и ты можеши не токмо по тайному причащению ясти и пити кровь Владычню, но и по иному образу, ибо плоть ясть кто егда по детели проходит действенное»26.

Наконец, как во всем учении беспоповцев, так, в частности, в учении о св. жертве имеет большое значение учение об антихристе. Св. жертва учат беспоповцы, не совершается теперь потому, что ее истребил антихрист. В последние времена, по учению отцов церкви, жертва не должна совершаться; а нынешние времена, несомненно, последние, потому что уже воцарился антихрист. Св. Ефрем Сирин говорит об этих временах: «восплачутся тогда церкви Христовы вся плачем великим, зане не будет службы святыя в алтарех, ни приношения». Подобно говорит и св. Ипполит.

В таком направлении и духе беспоповцы развили свое учение о церкви, священстве и других таинствах, так аргументировали они свои выводы, к которым привел их основной догмат об антихристе. Мы старались указать главные основания изложенного учения беспоповства; пользуясь теми или иными беспоповскими сочинениями, старались показать, как проводились и развивались эти основания в этих сочинениях, из которых важнейшими являются «Поморские ответы» и «Меч духовный».

Окончившими наше изложение беспоповщинского учения об антихристе и таинствах, мы считаем нужным сделать такое замечание. Нужно помнить, что беспоповцы не по принципу отвергают священство (а вследствие этого и несколько таинств), но по необходимости, или, как они говорят «по нужде». Беспоповцы иногда выражают мысль, что они ради бы иметь правильно рукоположенных священников и чрез них совершать все таинства, но так как этого, вследствие антихристовой прелести, теперь не может быть, то необходимо довольствоваться теми таинствами, которые могут быть совершены мирянами – верными беспоповцами.

III. Учение беспоповцев о самоистреблении

Насколько разрушительны теоретические выводы из начального учения беспоповцев о наступлении царства антихриста, настолько же разрушительны и вместе ужасны нравственно-практические следствия его. Мы разумеем здесь те ужасные картины и кровавые сцены самоистребления, самосожигательств и убийств, которые во множестве, преимущественно на первых порах раскола, были вызваны зловредным учением о наступлении царства антихриста. Самосожигательство и истребление себя другими способами в рус. расколе, можно сказать, явление беспримерное в летописях человечества. А оно может рассматриваться не иначе, как именно отражение на жизни и деятельности учения об антихристе. Если пришел антихрист, то что делать православным, куда деваться от козней его и его клевретов? Он повсюду расставил сети и распространил заразу, а клевреты его принуждают к отступлению от правой веры. «Лихо пришло время, проповедовали расколоучители, николи такого не бывало, и кроме того нет нигде места, только в огонь да в воду, – в огнь да в воду – только и уходу»; «лучше самим себе огнем осудит, нежели антихристу каким небрежением послужити». Жить – значит жить среди отступников от веры: а мала ли это «беда»? «Добро самим сгорети, аще ли не тако, не угодзнути от змия: в ядении бо и в питии как себя соблюдать не ходя с никонианы за стол? А как уже сгорел, от всего уже ушел». Отсюда общий вывод: «как себя не убей, только говори, что за Христа; хоть в воду, хоть в осил, хоть в болото». Вот те ужасные выводы, к каким пришли проповедники самоистребления, выходя из учения об антихристе и последнем времени. И эти выводы они стараются оправдать писанием и «старыми» книгами. Так они ссылаются на 63-е слово Мефодия Патарскаго, где, между прочим, говорится: «в последнее время вопросят дани от мертвых, яко и от живых; в то время людие отрекутся православные веры и св. крещения и честнаго животворящаго креста Господня без мук, и без ран, и без убиения, а нехотящии тогда отрещися св. истинные православные веры и св. крещения и частнаго креста Господня, овы в домах своих сожигающеся, а иные в реках и в езерах утопающеся, и иные с храмин убивающеся – и сих вменит Бог в мученики»27. А в старых книгах читается: «блажен обрящется той, иже тогда не соблазнится и претерпит лютость гонения»; и еще: «которые постраждут доблестно, паче всех мучеников первых начальнейшими будут, иже в то время муки за Христа приимут, ибо не с простым человеком, о с самим диавлом побиются» (Кн. о вере, л. 270 об., Кирил. Книга л. 54).

Из сказанного ясно, что в системе нравоучения беспоповцев доктрина о самоистреблении и, в частности, о самосожжении занимает самое видное место, это высший святой подвиг. Призывы к самосожжению идут от первых же «страдальцев» за правую веру. Так, протопоп Аввакум к одному из своих последователей, какому-то Симеону богоприимцу, пишет: «хотя и бить станут или жечь: ино слава Господу Богу о сем, на что лучше сего? С мученики в чине, со апостолы в полк, со святители в лик… А в огне-то здесь не большое время потерпеть. Боишься пещи той? Дерзай, плюй на нее, не бось. До пещи страх-от, а когда в нее вошел, тогда и забыл все»28. В другом месте он называет самосожжение «блаженным изволом о Господе»: «добро сделали те, кои в огонь забежали, блажен извол сей о Господе»29. Существуют стихи, в которых самосожжение поставляется в прямую связь с пришествием антихриста и трактуется как освобождение от антихристовой власти. Таковы, например:

Народился дух нечистый,

      Дух нечистый – злой антихрист

И пустил он свою прелесть

По городам и по селам,

Людей моих изгоняет,

В свою веру принуждает,

В свою церковь ходить заставляет,

Своих попов поставляет.

      … Не сдавайтесь вы, мои светы,

      Тому змию седмиглаву;

      Вы бегите в горы, в вертепы,

      Вы поставьте там костры большие,

      Положите в них серы горючей,

      Свои телеса вы сожгите.

А за это страдание обещается, далее, райская награда от Христа, который представляется в стихах говорящим так:

«Пострадайте за Меня, мои светы,

Отворю райские светлицы,

И введу вас в царство небесно

И сам буду с вами жить вековечно».30

Эпидемия самосожжения и разных других родов самоубийств в расколе особенно заявила о своем существовании в XVII веке и нач. XVIII. Так известно, что в первые 20 с немногим лет существования раскола погибло этим путем «самоубийственных смертей» более 20 тысяч человек. «Люди, – по словам исследователя этого печального явления, – резались, топились, замаривались в ямах и «храминах», живыми зарывались в могилах, особенно же много самосожигались, – не только единицами и десятками, но и сотнями и тысячами за раз»31.Для иллюстрации мы укажем здесь несколько случаев раскольнического изуверства. Так, в 1781 году один последователь филиповской секты убил свою беременную жену, двух детей, которых он пред тем только перекрестил в свою секту, чтобы так, образом новокрещенных отправить прямо в рай. После этого он явился в местное волостное правление и объявил:

– Я мучитель был своим, а вы будете мне; и так они от меня, а я от вас пострадаю, и будем вкупе за старую веру в царстве небесном мученики32.

Другой случай. В селе Баранче, Верхотурского уезда, среди местных крестьян сохранялось следующее предание. Один старик «для спасения» уморил в лесу все свое семейство и тут же умер сам. Это было так. Еще раньше старик приготовил в лесу несколько особенным образом срубленных деревьев, оставив от них большие пни. Эти пни он снизу несколько разщелял клиньями. Потом, привел к этим пням свою семью; в щель одного пня он велел своей жене всунуть руки, и когда она исполнила это, старик вытащил из пня клин, и пень с силой придавил руки несчастной. Тоже самое сделал он с детьми. Наконец, в последний пень он всунул одну свою руку, а другой расшатал клин, и так им образом, и сам подвергся той же участи, как и вся семья его. Прикрепленные к пням, все они умерли от голода.

Подобных ужасных случаев убийства близких людей и самоубийств в истории беспоповщинского раскола можно указать многое множество33. Но наиболее настойчиво и последовательно воззвания и стремления к самоистреблению проводятся сектами филиповцев, нетовцев и странников. О филиповцах протоиерей Андрей Иоаннов рассказывает, что «в прежние строгости, какие употребляемы были для прекращения заблуждений их (раскольников), многие по олонецким пустыням жившие филипаны острый нож за голенищем с собой всегда нашивали, чтобы в случае объезда командующих не отдаться в руки их, но по горлу себя хватить и тем приобресть часть со страдальцами». А филиповские «старики и старухи, увидя какой-нибудь дом, или покой, на их вкус устроенный, со слезами взывают: о, если бы в таком Бог привел сгореть!»34. О тех же филиповцах он рассказывает еще, что они замаривали себя голодом в пустых избах, почему и называются еще морельщиками. У нетовцев в хвалу смерти составлен такой гимн, от которого покоробит всякого свежего человека. Смерть и чем скорее смерть, тем лучше – вот девиз так называемый «глухой нетовщины». Прочитаем здесь их гимн смерти:

«Несть спасения в мире, несть!

Лесть одна лишь правит, лесть!

Смерть одна спасти нас может, смерть!

***

Несть и Бога в мире, несть!

Счесть нельзя безумства, счесть!

Смерть одна спасти нас может, смерть!

***

Нет и жизни в мире, несть!

Месть одна лишь братьям, месть!

Смерть одна спасти нас может, смерть!»35

Наконец, у странников или бегунов в некоторых деревнях существует страшный обычай «красной смерти». Он состоит в следующем. Заболевающего сектанта приносят в особую комнату, где он лежит в ожидании смерти, а наставник читает ему увещание встретить смерть радостно. Тем временем является из скрытого места атлетического сложения человек, одетый в красную рубаху и с красной подушкой в руках. Этой подушкой он и начинает душить приготовившегося к смерти, а присутствующие тут сектанты молятся о скором исходе души.

Приведенные случаи из жизни раскола достаточно обрисовывают рассматриваемое нами явление самоистребления. Этим самым святым подвигом в глазах беспоповцев мы и ограничим свою характеристику беспоповщинского учения о нравственности, всегда, представляющего собой непосредственный вывод из теоретических воззрений или догматов.

Но может возникнуть вопрос: почему явление самоистребления с особенной силой обнаружилось в первое время существования раскола, а теперь весьма ослабло, так что бывают только сравнительно очень редкие и единичные случаи раскольнического изуверства. Вопрос этот естественно может возникнуть потому, что ведь и современным беспоповцам присуще убеждение о наступлении царства антихриста и всех «прелестей» его. Следовательно, та почва, на которой преимущественно развивалось самоистребление, и доселе, по-видимому, должна приносить свои плоды. Однако вопрос разрешается довольно просто, именно тем, что учение беспоповцев об антихристе теперь значительно видоизменилось сравнительно с первоначальным их учением. Тогда понимали учение об антихристе ближе к церковному учению, а потому думали, что после явления антихриста непременно наступит скоро кончина мира; а теперь, вместе с развитием учения о духовном антихристе, срок его царствования отложен на неопределенно долгое время, а след. и кончина мира представляется в далеком будущем. Итак, ожидание скорой кончины мира, вытекавшее из убеждения о наступлении царства чувственного антихриста, была, нам кажется, одной из главных причин, почему раскольники массами тогда сожигались, утопались и вообще умерщвлялись. Тогда терялся всякий интерес к жизни, которая все равно не сегодня–завтра должна прекратиться вместе с великим и страшным мировым концом. А ожидание кончины мира, действительно, было тогда настолько сильное и тревожно-напряженное, что способно было совершенно парализовать всякий интерес к жизни и всякое чувство самосохранения. Скорость и близость страшного момента как бы уже ощущалась и приводила всех в неизъяснимый терпеть; по словам одного писателя начала XVIII в., вышедшего из среды раскольников, проповедь о кончине мира производила следующее впечатление: «такий страх видеть в сердце и во все члены, яко негли сам себе живота своего лишил». Повсюду слышались толки, что скоро и солнце, и месяц поблекнут, звезды спадут с неба и сгорит земля, а с ней и все дела человеческие; были твердо убеждены, что царство антихриста началось с 1666 г., а так как власть антихриста должна продолжаться 3 ½ года, то вычислили, что кончина мира последует в 1670 году. И вот по Поволжью, где особенно был силен раскол, а также в разных местах и пустынях отдаленного севера, собираются люди толпами, постятся, молятся, приносят друг другу покаяние во грехах, приобщаются старинными запасными дарами, прощаются с земными благами, в страхе и трепете ждут трубы ангела; одни надевают черные монашеские рясы, другие отказываются от пищи и умирают голодной смертью. Исстари было и до сих пор сохранилось в русском народе суеверное убеждение, будто кончина мира последует не иначе, как в самую полночь с субботы на воскресенье пред масленицей, или же в ночь на Троицын день. Эти ночи старообрядцы нижегородские, а вероятно и некоторые другие. Без сна проводили в лесах и оврагах; надевши чистые одежды и саваны, они ложились в заранее приготовленные гробы и, лежа в них, заунывным, за душу хватающим голосом пели:

«Древен гроб сосновен

Ради мене строен;

Буду в нем лежати,

Трубна гласа ждати;

Ангелы вострубят –

Из гробов возбудят».

Не только излишним, но даже богопротивным делом считали тогда заботиться о земном. Но вот миновали страшные ночи, миновал и роковой 1670 год, а мир все стоит по-прежнему. Однако это мало ослабило напряженное ожидание кончина мира, а только заставило отсрочить ее на некоторое недолгое время. Именно: расколоучители стали усилено проповедовать, что она последует в 1700 году, потому что сатана связан был на тысячу лет не после рождества И. Христа, а после воскресения Его; поэтому нужно сложить следующие цифры, чтобы узнать время кончины мира: 1000 + 33 ½ (время жизни И. Христа на земле) + 666 (число имени антихриста) = 1699 ½ г. Этому вычислению безусловно верили, потому что наперед были убеждены, что кончина мира должна же скоро последовать. Вследствие этого в 1700 году повторились те же мрачные сцены и картины, какие наблюдались и в 1670 году.

Итак, все время от 1670 года до 1700-го раскольники жили в крайне напряженном и трепетном ожидании кончины мира, а на это время, как мы сказали выше, и падает самое громадное число самосожжений и самоистреблений в расколе.

IV. Краткие критические замечания против учения беспоповцев об антихристе

Основное учение беспоповства – это учение о наступлении царства антихриста. Легко видеть, насколько оно основательно. Раскольники, провозгласивши это учение, как догмат, по необходимости видоизменяли его, смотря по обстоятельствам. Прежде всего, когда п. Никон выступил с своими мнимо-еретическими исправлениями книг, раскольники довольно единогласно стали проповедовать, что он – антихрист. Но скоро это учение должно было измениться. Никон умер естественной смертью, а не был убить духом уст Христовых, кончина мира не наступила, а если Никон был антихристом, то все это должно было бы случиться. Почему же не случилось?! Никон, значит, не антихрист. Как ни невежественны были учители раскола, однако и они способны были прийти к этим выводам, и они, действительно, пришли к ним, заключивши, что Никон был только предтечей антихриста. После него беспоповцы нашли себе другого антихриста в лице Петра I и были убеждены в этом настолько, что добровольно ложились в могилы, ожидая, что скоро после пришествия антихриста наступит кончина мира, как это предсказано в Писании. Но в отношении к Петру повторилось то же самое, что и по отношению к Никону: Петр умер, а кончины мира не последовало. Очевидно, что эти обстоятельства прямо указывают на несостоятельность учения об антихристе в приложении к Никону и Петру I. Если Никону – антихрист, то как же мог быть антихристом Петр I? Ведь антихрист должен быть один. Усмотревши эту непоследовательность в своем учении, раскольники отказывались от мысли о Никоне, как антихристе, и провозгласили его только предтечей антихриста. Но ведь это же не в пользу учения, которое, если оно истинно, не может изменяться от обстоятельств. Однако раскольническое учение об антихристе ожидало еще новое изменение. Указывая на то или другое лице, как на антихриста, раскольники, очевидно, на первых порах сами признавали антихриста одним определенным человеком, который должен быть сыном погибели и беззакония и необыкновенным противником Христа. Но после упомянутых опытов, увидев безуспешность найти такого антихриста в отдельных лицах, самых, по их мнению, закоренелых еретиках и сынах беззакония, каковы Никон и Петр, они стали учит, что антихристом должен быть не отдельный какой-либо человек, а антихристианский дух общества, отступничество от веры и служение диаволу, а все это и совершается на Руси со времени патр. Никона. Что же показывает такая изменчивость в учении: то антихрист – отдельное лице, то он – антихристианское направление общества?! Очевидно, в самом учении заключается внутренняя несообразность.

Ввиду нелепости учения об антихристе в приложении к Никону и Петру, а также в силу того, что сами раскольники так или иначе отказались от этого учения, мы ограничимся уже сделанными замечаниями на него. А теперь более обстоятельно остановимся на доказательствах того, что под антихристом никоим образом нельзя разуметь антихристианское направление общества, а что напротив антихристианское направление общества, а что напротив антихристом непременно будет одно определенное лицо, человек, необыкновенный противник Христов, который явится пред кончиной мира. Для доказательства этих мыслей мы обратимся к разбору трех мест св. Писания, в которых ясно говорится об антихристе, как отдельном человеке – чрезвычайном противнике Христа. Эти места следующие: Ин. 5:43, 1Ин. 2:18 и 2Сол. 2:3–12. В первом из них И. Христос, направляя свою речь против иудеев, говорит: Аз приидох во имя Отца Моего, и не приемлете Мене: аще ин приидет во имя свое, того приемлете. В этих словах Спасителя под иным отцы церкви Кирилл Александрийский, св. Иоанн Златоуст и бл. Феофилакт разумеют антихриста. Св. Златоуст говорит: «о ком это Христос говорит: ин приидет во имя свое? Здесь Христос указывает на антихриста. Если вы преследуете Меня, говорит он, из любви к Богу, то гораздо более следовало бы так поступить с антихристом… он насильственно будет похищать все, не принадлежащее ему и называть себя Богом над всем» (Беседы на Иоанна в рус. пер., 1855 г., ч. 2, стр. 83). Если же так, то можно ли заключать из приведенных слов Христа, что под антихристом должно разуметь антихристианское направление общества? Нет, совершенно напротив. Самый контекст речи Христа показывает, что в ней говорится об антихристе как личности. В самом деле. Спаситель говорит иудеям, что вот «вы Меня не принимаете, а когда придет иной, того примете»; очевидно, что здесь Он противопоставляет себе иного, свои действия противополагает действиям другого. Личность можно противополагать только личности же, равно как действия одной личности действиям другой. Если же так, что иной, которого противополагает себе Христос, есть лицо, как и Христос – лицо. Если же под иным, согласно с отцами церкви, нужно разуметь антихриста, то, следовательно, и антихрист будет личностью, а не антихристианским направлением общества, или отступничеством от веры. Да и не понятны были бы слова Спасителя, если бы под иным разуметь антихристианское направление общества. Спаситель сказал: ин приидет – буд. время. Но разве раньше, или во время самой земной жизни Христа было христианское направление общества? Те же иудеи, к которым обращался Христос, разве не были против Христа?! Несомненно были. Почему же Христос говорит только о будущем антихристианском направлении, когда иудеи, к которым Он обращался, были уже люди этого направления? Итак, из смысла разъясненных слов Христа видно, что придет особый, необыкновенный противник Божий, которого примут иудеи.

Другое место из Св. Писания, содержащее учение об антихристе, находится в 1Ин. 2:18: оно также ясно говорит об антихристе как лице – особом противнике Христа. В указанном месте Ап. Иоанн говорит об антихристе и об антихристах. О первом он говорит, что придет, а о последних, что их уже было много. Очевидно, Апостол здесь различает между антихристом в строгом смысле слова и антихристами в общем смысле, каковыми являются все, не признающие, что Иисус есть Христос, или не исповедующие Иисуса Христа во плоти пришедшего (1Ин. 2:22; 4:3). Если же так, то первый, очевидно, не есть обыкновенный противник Христов, так как об нем сказано, что он грядет (а еще не пришел), тогда как обыкновенных противников Христа всегда было много, как при ап. Иоанне, когда он писал свои послания, так и раньше и после. Обыкновенных противников Христа всегда бывает много, а этот – один; это опять-таки показывает, что кроме обыкновенных противников Христа, будет особенный, необыкновенный, каковым и будет тот, который придет пред кончиной мира. Что антихристом будет одно определенное лицо, на это указывает и член ὁ, поставленный перед словом ἀντίχριοτος в греческом тексте. Наконец, подробнее и еще яснее учит об антихристе Ап. Павел во втором послании к Солунянам (2Сол. 2:2–13). По замечанию Книги о вере, в этом месте апостолом Павлом описан «весь образ антихриста» (Книга о вере, 30-я гл.). Ап. Павел называет антихриста прямо человеком беззакония, сыном всякого глаголемаго бога или чтилища, и этого беззаконника Иисус убиет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего; пришествие антихриста будет по действию сатаны со всякой силой и знамениями и чудесами ложными. Если бы мы даже и не имели таких авторитетных толковников этого места, каков, например, св. Златоуст, то и один прямой смысл слов Апостола должен убедить нас, что антихрист будет один человек греха – необыкновенный противник Христа. Святой же Златоуст, объясняя приведенные слова Апостола, говорит: «здесь Апостол говорит об антихристе… Кто же он будет? Ужели сатана? Нет, но человек некий, который восприимет всю его силу (Толк. Иоан. Златоуста на 2 посл. к Солун., беседа 9, стр. 39 и 40, СПб, 1859 г.). Согласно с св. Златоустом объясняют это место и другие отцы и учители церкви. Нам кажется уже излишним дальнейшее объяснение слов Апостола; прибавим только, что у Ап. Павла, когда он говорит о нечестии или отступлении целого общества, нигде не употребляется для обозначения этого термин «человек беззакония»36. Кроме указанных мест Св. Писания и из отцов церкви, есть много и других, где определенно говорится, что антихрист будет человек, который родится от блудницы-жидовки и явится иудеям: «не сам диавол в плоть претворится, говорит св. Иоанн Дамаскин, но человек от блуда родится и все сатанино действо подымет» (Точное изложение Прав. веры, стр. 300). Согласно с этим и старопечатная Книа о вере говорит: «а той антихрист человек будет, беззакония сын, и родится от девицы нечистыя, жидовки сущия, от колена Данова» (л. 270).

Итак, из сказанного ясно, что антихрист должен быть определенной личностью. Теперь обратимся к доказательствам того, что антихрист, кто бы он ни был, не должен еще прийти, потому что не произошло ни тех событий, которые должны предшествовать явлению антихриста, ни тех, которые должны сопровождать его пришествие. Согласно пониманию св. отцами апокалипсического учения об антихристе (Откр. 9:3–12), пришествию антихриста должно предшествовать явление на землю во плоти Еноха и Илии, которые, облеченные во вретище, будут пророчествовать 1260 дней, будут творить великие чудеса и, по истечению срока, антихрист (или, как сказано в Апокалипсисе, зверь, иже исходить из бездны) сразится с ними и убьет их, после чего трупы их будут лежать на стогнах града великого (Иерусалима) три с половиной дня, а потом они воскрешены будут и взойдут на небо в облаке. Происходило ли это событие, которое должно предшествовать антихристову явлению? Очевидно, что нет. Сам протопоп Аввакум в одном месте проговорился, что Енох и Илия еще не приходили. Если же так, следовательно, и пришествия антихриста не произошло. Другое знамение явления антихриста заключается в том, что он явится во всякой сил и знамениях и чудесах ложных, будет превозносится выше всего, называемого богом и т. д. Он будет творить такие чудеса, которые удивят всех. Св. Кирилл Иерусалимский, говоря об антихристе, замечает: «будучи отец лжи, он посредством ложных действий будет обольщать воображение, так что народу представится, будто видит воскресшего мертвеца, между тем как не воскрешен, будто видит хромых ходящими, слепых прозирающими, тогда как исцеления не было» (Оглас. Поуч. XV). Странна, конечно, мысль тех раскольников, которые говорят, что эти чудеса показуются в столичных городах в театрах, равно и тех, которые говорят, что они совершаются теперь тайнодейственне, в духовном смысле. Только раскольники могут смешивать театральные представления с чудесами антихриста, но для всякого непредубежденного человека это является нелепостью. Характер антихристовых чудес, как они описаны в Св. Писании и у отцов церкви, совершенно иной, чем характер сценических представлений. Да и то нужно сказать, что сценическое искусство древнее самого христианства, отсюда нужно бы заключить, что пришествие антихриста было еще до Христа. Вот к каким выводам приводят раскольнические лжемудрования! Что касается выражения раскольников, что чудеса антихристовы теперь совершаются в духовном смысле, тайнодейственне, то это только одна фраза, ничего не объясняющая. Если чудеса совершаются тайнодейственне, то где критерий для того, чтобы только узнать даже, что эти чудеса существуют и в чем они обнаруживают свое действие, которое в антихристовых чудесах должно состоят в прельщении и соблазне верующих. Все это несколько не объясняют беспоповцы.

Дальнейшее знамение пришествия антихриста заключается в том, что антихрист поклонившихся ему запечатлеет своей особой печатью. Что это за печать и как понимать самое действие – это покрыто тайной, которая вполне обнаружится только при самом пришествии антихриста. По Апокалипсису же, это будет особое начертание или знак на правой руке и на челе, заключающий в себе имя антихриста, или число имени его 666 (Откр. 13:16–18).

Что же касается беспоповщинского учения об этой печати, то оно, по одной своей крайней разноречивости, не может быть признано хоть сколько-нибудь заслуживающим серьезного внимания. Для беспоповцев печатью антихриста служат: то четвероконечный крест, то троеперстие, то паспорта, то нечестие и ереси, то церковные тайны, то двуглавый орел, то, наконец, деньги37.

Неужели можно серьезно утверждать все это?! Неужели нельзя понять, что все эти мнения беспоповцев вытекают из их невежества, фанатизма и ненависти к православной церкви и русскому правительству? Очевидно, что все это не более – не менее, как плод их основного заблуждения относительно наступления царства антихриста. Если антихрист пришел, то, конечно, должна быть и печать антихристова; и вот беспоповцы усиливаются найти эту печать, усматривая ее в тех или иных «новшествах» и учреждениях церковных или даже государственных.

Итак, наш довольно беглый взгляд на основной догмат беспоповства дает вполне понять, что он несостоятелен, заключает в себе весьма много противоречий и совершенно несогласен с учением Св. Писания и отцов церкви38. Если же падает основной догмат беспоповства, то вместе с ним рушатся и все выводы, которые беспоповцы сделали из своего принципиального учения. В самом деле, если не пришел антихрист и не царствует в русской церкви, то церковь не осквернена им, в ней содержатся правильное священство и все таинства, и след., нет той настоятельной нужды, которую вообразили себе беспоповцы, и в силу которой они отрицают все те таинства, совершение которых невозможно для мирян; нет, след., нужды обращаться за совершением необходимых таинств к мирянам и т. д…. Но всего этого не хотят видеть и понимать беспоповцы – упорные в своем заблуждении.

V. Краткие критические замечания против учения беспоповцев о церкви и таинствах

Чтобы продолжить разбор учения беспоповцев, признаем на минуту вместе с беспоповцами, что теперь царствует антихрист. Можно ли из этого беспоповщинского основоположения вывести те заключения, какие выводят беспоповцы, именно, будто бы церковь во времена антихриста потерпит такое существенное изменение, что в ней прекратится священство и жертва Христова, не будет таинств, совершаемых рукоположенными мужами, а два таинства (крещение и покаяние) будут совершаться «по нужде» мирянами, подобно тому, как это случалось в первенствующей церкви. Против этих беспоповщинских положений докажем, во-первых, что церковь в своем внутреннем устройстве останется неизменной до скончания мира и второго пришествия Христова, а не до явления антихриста, и, во-вторых, что вселенская церковь никогда не находилась и не может находиться в таком состоянии нужды, в силу которого в ней совершались бы только два таинства мирянами, а совершение прочих таинств прекратилось бы.

I) Цель основания церкви заключается в том, чтобы совершать освящение и спасение всех верующих по всей вселенной и во все века. Отсюда ясно, что для того, чтобы вполне соответствовать своему назначению, истинная церковь Христова должна существовать до скончания века в том самом неизменном устройстве, какое дано ей Божественным Основателем. Что это, действительно, так – доказательств тому много; главное же из них следующее. Созижду церковь Мою и врата адова не одолеют ей, говорит Сам Спаситель. Под вратами адовыми, по учению св. отцов, разумеется вся совокупность зла и бедствий, которые дьявол и слуги его направляют против церкви, чтобы поколебать ее. Самую жестокую брань на церковь диавол воздвигнет в лице антихриста, но и тогда он возможет стеснить церковь только во внешнем ее положении, но не поколеблет ее внутреннего устройства. Далее. Пред вознесением на небо Господь сказал Своим ученикам: се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века (Мф. 28:20). Здесь под словом «с вами» нужно разуметь всех верующих времен, потому что св. апостолы не жили до скончания века. Если же Христос обещает пребыть с верующими до мирского конца, а Он есть глава церкви, то ясно, что и тело Его – церковь – пребудет до того же времени. Согласно с Словом Божиим учат и св. отцы о вечности церкви без всякого изменения. Так, бл. Феофилакт замечает: «аще и тварь вся изменится, Евангелие же и церкви верных никогда же» (на Лук. зач. 107-е). Св. Златоуст, говоря о неодоленности церкви Божией, замечает, что она никогда ни слабее, ни старее не будет. «Церкви ничто же равно есть и никогда же старее; ни варвари, ни беси преодолеют ей. Колици ратоваша на церковь и ратовавши погибоша? Борима есть и не побеждается… не подлежит времени тления». Ясное указание на неизменное существование церкви есть и в Кирилловой книге. «Церковь Христова православная и вера, – говорится здесь, – всегда пребывает в соединении неизменно по вся дни до скончания века». Итак, церковь в своих существенных свойствах не потерпит изменения до скончания мира. В частности, то же самое нужно сказать относительно священства и жертвы Христовой. В послании к Евреям (Евр. 7:21) ап. Павел говорит: «клятся Господь и не раскается: ты еси священник во веки по чину мелхиседекову… сей, занеже пребывает во веки, непрестанное имать священство» (Евр. 7:24). Соответсвенно с этим Кириллова книга говорит: «престало архиерейство Аароново, яко временное, восстало же Христово вечное» (л. 77). Относительно жертвы Христовой тот же апостол говорит: елижды бо аще ясте хлеб сей и чашу сию пиете, смерть Господню возвещаете, дóндеже приидет (1Кор. 11:26), т. е. придет Господь И. Христос в Своем славном втором пришествии. В объяснение этих слов св. И. Дамаскин и Ефрем Сирин говорят: «однажды Господь сказал: да прорастит земля былие травное, и вот уже несколько тысяч лет после этого слово Господне исполняется. Каждогодно земля, орошаемая дождем, производит траву и другие свои растения: никакая сила человеческая не в состоянии воспрепятствовать этому повелению Божию. Точно также и о причащении однажды на тайной вечери Господь сказал: сие есть Тело Мое, сия есть Кровь Моя, сие творите в Мое воспоминание. И это Слово Господне всемощным Его повелением бывает дóндеже приидет», т. е., прибавляет св. Дамаскин, до мирского конца (Сл. Ефр. Сирина, л. 518 об. и Соборн. Л. 31 об.).

Из сказанного ясно само собой, что никогда в церкви не было и не будет времени, когда бы уничтожились ее Божественные установления и нарушились ее существенные свойства. В заключение речи о сем предмете неизлишне предложить беспоповцам следующий вопрос. Если, по их мнению, антихрист истребил священство и жертву Христову, то почему он оставил неистребленными два таинства – крещение и покаяние? Если он в непродолжительное время был в состоянии на месте святе водворить мерзость запустения, уничтожив иерархию и святейшее таинство Евхаристии, то почему он оказывается не в силах в продолжение двухсот слишком лет порушить и таинства крещения и покаяния? Явная непоследовательность!

II) Однако беспоповцы, указывая на то, что антихристовы времена являются особенно стеснительными и «нуждными» для церкви, когда никоим образом не моет все в церкви совершаться в должном порядке, говорят, что подобное состояние церкви, так сказать, «в сокращении» не есть беспримерное. Церковь будто бы и в древности находилась не редко в таком же положении, в каком она теперь находится в беспоповщинском обществе. Так известно, что в стеснительные для церкви времена гонений многие церкви оставались без священства; затем известно, что не редко миряне и иноки – не священники совершали «по нужде» таинства крещения и покаяния, причащались запасными дарами, или же ограничивались огнепальным желанием причаститься и однако спасались. Подобное же может и даже должно происходить и теперь, когда антихрист теснит церковь.

Обращаясь к разбору этого учения, мы прежде всего выясним, что параллель, проводимая беспоповцами между первыми веками христианства и состоянием церкви в их обществе, совсем неправильна. В самом деле, если в древней церкви в нужде миряне и совершали таинство крещения или причащались сами запасными дарами, то это делалось вовсе не потому, что тогда не было правильно – рукоположенных священников, или не потому, что «священство улетело на небо», а потому, что только в данном случае негде было взять священников; следовательно, тогда это имело действительно характер случайности – не более. Не то у беспоповцев: у них случайное возведено в доктрину, их «по нужде» действует постоянно, вследствие чего и уничтожается характер случайности. Если в древности, несмотря на отдельные случаи совершения мирянами таинства крещения, оно признавалось все-таки всегда правом священного чина, и церковь существовала, состоя не только из мирян, но из иерархии, и в ней совершались все таинства, то у беспоповцев мы наблюдаем совершенно обратное. Беспоповцы говорят, что истинную церковь составляют только они, а у них все совершается «по нужде». Следовательно, в настоящее время все в церкви совершается по нужде; отсюда еще раз видно, что случайное в древней церкви у беспоповцев возведено в доктрину и постоянную церковную практику. Если, далее, беспоповцы желают быть последовательными, то они должны прийти в своих заключениях к отрицанию самой церкви на земле39. В самом деле, они обосновывают свою доктрину на частных случаях древности, ставят всю церковь в то самое положение, в каком в древности случайно находились некоторые частные или местные церкви. Но ведь эти частные церкви вовсе не составляли собой вселенской церкви и состояние их без епископа или священства вовсе не было нормальным состоянием; вселенская церковь всегда имела и священство и все таинства. Беспоповцы же, ставя вселенскую церковь (которая у них замыкается, конечно, в их тесном кругу) в положение древних частных церквей, которые временно оставались без священства, этим самым случайную нормальность возводят в общий закон для церкви, или, как говорят обыкновенно «смотрительные случаи приемлют в обдержность». Но очевидно, что та церковь, которая усвоила только случайные отступления древней церкви, так что в ней все полно случайностей и ничего нет устойчивого и определенного, – такая церковь не может быть вселенской церковью, которая должна буз колебания и изменения существовать до конца мира, так что ее, по Слову Божию, и врата адовы не одолеют. Итак, вот к каким логическим выводам должны прийти беспоповцы. Да и сами они отчасти сознают это. Хотя они говорят, что церковь у них утверждается на исповедании, но вместе с тем признаются иногда, что нет у них ключей царствия Божия, равно как встречаем у них прямо такое выражение, что у них «нет соборной церкви». Ключей царства небесного, говорят беспоповцы, не имеет и греко-российская церковь, поэтому они (беспоповцы) неповинны в том, что ключей царства небесного не имеют (см. у о. Павла Прусского). Но как же в таком случае, заметим мы, они устроят свое спасение: без ключей царства небесного нельзя войти в него. Зачем же они уверяют, что у них (беспоповцев) все-таки возможно спасение?!

Итак, мы видим, что параллель, проводима беспоповцами между церковью первых веков христианства и их обществом, совсем неправильна. Теперь остается рассмотреть, насколько приводимые беспоповцами примеры и случаи из истории древней церкви оправдывают их учение о таинствах? Что касается таинства крещения, то нельзя, конечно, отрицать, что оно, в случае невозможности обратиться к священнику, не редко в древности совершалось мирянами, да и теперь православные церковь учит, что в крайности, когда нет священника, позволяется окрестить родившегося мирянину. Поэтому по отношению к крещению можно еще допустить, что «по нужде» могут совершать его и миряне, хотя нельзя простирать этого на всю церковь. Но никакие примеры древности не докажут, что миряне могут совершать таинство покаяния. Что они могут друг пред другом исповедовать свои грехи с целью нравственного назидания – против этого, конечно, ничего нельзя сказать; но власть вязать и решить дана исключительно пастырям церкви чрез св. апостолов. Чем же, однако, беспоповцы доказывают, что миряне и иноки нерукоположенные могут совершать таинство покаяния? Они подыскали несколько таких примеров древности, в которых говорится не только об исповедании грехов, но и о разрешении их людьми, не имеющими священного чина. Против исторической достоверности этих примеров мы ничего не будем говорить, но разберем внимательно один из таких примеров, который лучше всех других, по-видимому, может свидетельствовать в пользу беспоповщинского учения о покаянии. Этот пример рассказан нами раньше, когда мы говорили о беспоповщинской исповеди. Суть его в том, что муж – инок разрешил грехи одному мирянину, пришедшему исповедоваться пред ним. Но необходимо знать, почему именно этот простой инок дерзнул разрешить грехи, не имея на то права? На этот вопрос отвечает сам инок: «не зресте ли, – говорит он своей братии, – страшнаго и славнаго мужа, стояща здесь, ему же лице бяше, яко молния и одежда его бела яко снег и в руку свою имаше хартию писану исповедующагося грехи, имаше и чернило и трость. Яко убо человек той к моей худости пред вам глаголаша своя согрешения, он тростью поглаждаше, ельма убо яко человеколюбец Бог та простил есть». Что же мы видим отсюда? Не ясно ли, что в этом случае простой инок разрешил грехи по особенному откровению Божию: пред иноком проявилось чудесное действие Самого Бога, изгладившего грехи чрез дивного мужа. Это, следовательно, ничто иное, как чудо, а не доказательство того, что лица нерукоположенные могут разрешать грехи, или, что тоже совершать таинство покаяния. Если же рассказанный случай из древности носит такой характер, то по меньшей мере, странно и нелогично обосновывать на нем общее положение, что миряне могут разрешать грехи. Не отступая от законов логики, из него можно вывести только то, что Бог может прощать грехи и тогда, когда исповедь совершена и пред лицом неосвященным, равно как Он может спасти некрещенного водой, как спас разбойника на кресте. Справедливо признать, что рассказанный случай не только ничего не говорит в пользу беспоповщинского учения о покаянии, но даже направляется против него. В самом деле, если для того, чтобы разрешить грехи исповедавшегося пред простым иноком, потребовалось чудо, то не ясно ли, что право разрешения грехов не принадлежит людям, не имеющим священного сана; иначе бы для этого не нужно было чуда: для разрешения грехов священниками не требуются чудеса, священник разрешает грехи властью ему данной. Итак, рассказанный пример нисколько не доказывает учения беспоповцев о таинстве покаяния, потому что чудом нельзя доказывать никакого общего положения.

Наконец, относительно таинства причащения учение беспоповцев представляет собой сплошное заблуждение. Это учение, как известно, изменялось у них вместе с теми или другими обстоятельствами. На первых порах беспоповцы находили возможность причащаться запасными дарами, но потом эта возможность исчезла, вследствие чего было выдумано ими учение о духовном причащении и о том, что истинная жертва Христова в последнее время должна быть истреблена. Учение о духовном причащении, очевидно, было придумано вследствие необходимости чем-либо заменить видимое причащение Тела и Крови Христовой. Но не значит ли это произвольно и дерзко изменять силу и смысл слов Господа о таинстве Евхаристии?! Христос сказал, что кто н будет ясти Плоти Его и пить Крови, тот не будет иметь живота в себе, и только вкушающий этого Божественного брашна имеет живот вечный, т. е. только таковой спасется. А беспоповцы стали учить, что можно заменить это причащение одним желанием такового. Конечно, это прямо противоречит словам Господа. Поэтому учение беспоповцев о духовном причащении равносильно отрицанию таинства причащения в том смысле, в каком его установил и понимал Христос, – и самый вопрос, таким образом, сводится к тому, можно ли спастись без таинства причащения? На этот вопрос беспоповцы, по своему обыкновению, отвечают, что «в нужде» возможно, и указывают примеры этого из древности, называют многие имена святых, которые спасались будто бы без причащения. Но из всех 25 указываемых ими святых только о двоих с полной достоверностью известно, что они совсем не причащались, именно: о мученице Дросиде, дочери царя Траяна, и мученике Александре. Последний, как только объявил себя христианином, тотчас же был замучен, так что не был даже крещен, а муч. Дросида жила после крещения только семь дней и не имела возможности причаститься. Но слишком смело на основании двух таких исключительных примеров делать такое общее заключение, какое делают беспоповцы, именно, что и всякому и всегда можно спастись без причащения. Ведь мы знаем, что с самых первых времен христианства всегда и всеми признавалось необходимым причащения Тела и Крови Христовых, и об этом причащении заботились не только те, которые могли свободно удовлетворить этой необходимости, но и те, для которых исполнение этой св. обязанности сопряжено было с большими затруднениями. И мученики ревностно искали причащения св. Таин: «како христианин без литургии быти может», – говорил мученик Феликс. Поэтому они не редко носили с собой св. дары и причащались ими пред мучениями и смертью, и только совершенная невозможность мешала иногда выполнению св. обязанности. Какое же основание возводить такие редко-исключительные случаи в общее правило, как делают это беспоповцы. Положим, и беспоповцы говорят, что они не причащаются «по нужде». Но мы уже знаем, что их «по нужде» простирается на всю церковь (в их смысле) и, следовательно, возведено в правило. Кто, обладающий здравым смыслом, допустит, чтобы самые редкие исключения возводились в правило или закон?! Зная, что для спасения безусловно необходимо причащение, мы спасение единичных личностей без принятия св. Таин должны признать чудом, вызванным великим актом мученичества. Встав же на точку зрения беспоповцев, можно наделать самых странных выводов. Например, известно, что св. Феодор жидовин по необходимости крещен был в сирийской пустыне песком; отсюда нельзя ли сделать заключение, что и вообще можно крестить песком. Да мало л и других подобных заключений можно бы сделать с беспоповщинской логикой. Чувствуя, может быть, всю несостоятельность своего учения о духовном причащении, некоторые беспоповцы, например, странники не удовлетворяются им и стремятся иметь в таинстве и видимую, чувственную сторону. Они говорят, что верные каждодневно в пище и пиите вкушают Тело и Кровь Христовы. А другие в этом же стремлении иметь внешнее причащение доходили до таких нелепостей, как причащение изюмом от девицы. Так, конечно, и должно случаться всякий раз, когда, отвергнув истину, хотят чем-либо ее заменить: тогда по необходимости заходят в дебри заблуждений.

В заключение речи о таинстве причащения припомним беспоповцам грозные слова св. Кирилла Александрийского: «иже церкви Божия и причастия св. Христовых Таин удаляют себя, врази Божии бывают и бесом друзи» (Соборн., л. 118), а также из Книги о вере, где после слов Спасителя: аще не снесте плоти Сына Человеческаго читаем: «страшен ответ Христовых словес … кто не ужасается от вышереченного запрещения и не послушает гласа Господня? Разве той, иже живот вечный погубити хощет» (Книга о вере, л. 51).

VI. Беспоповщина в сопоставлении с сектами рационалистического и мистического направления

Подобает бо ересем в вас быти, да искуснии явлени бывают в вас, сказал ап. Павел, обращаясь к Коринфским христианам (1Кор. 11:19). Эти слова Апостола исполнялись с первых веков христианства в церкви, которую волновали разнообразнейшие ереси и в борьбе с которыми действительно явилось в церкви множество искуснейших мужей – учителей и пастырей церкви. Исполнились и исполняются эти слова и на нашей русской церкви. По-видимому, то обрядоверие, та приверженность к букве, которые являются характеристическими чертами религиозного направления русского народа почти с первых веков христианства, исключали возможность появления в ней каких-либо рационалистических и мистических идей, а потом и ересей, и однако же в истории русской церкви мы встречаем много обнаружений таких ересей. Очевидно, и на русской церкви не могли не исполниться слова Апостола, а с другой стороны, не мог не исполниться тот общий исторический закон, в силу которого одно направление, доведенное до крайности, непременно вызывает реакцию. А кому из нас не известно, что обрядовое направление в русской церкви было доведено, если можно так выразиться, до самой крайней крайности и потому не могло не вызывать противодействия; оно-то и обнаружилось в сектантстве. Конечно, помимо этой причины, на образование рационалистических и мистических ересей влияли весьма многие другие условия и исторические обстоятельства, о которых говорить здесь не приходится. Рационалистические и мистические идеи сначала незаметно просачивались среди общего религиозного направления русского народа, затем постепенно развивались, обнаруживаясь по временам в разных местах, пока, наконец, в XVIII веке и особенно в наш просвещенный век они не потекли очень шумным и широким ручьем в виде различных духоборцев, молокан, штундистов, пашковцев, хлыстов, скопцов, субботников, воскресников, прыгунов, скакунов и т. п., одни из которых известны под общим именем сект рационалистических, а другие мистических.

Из сейчас сказанного, по-видимому, вытекает, что наша попытка сопоставить беспоповщину и секты рационалистического и мистического характера – напрасна, беспочвенна и неосновательна. В самом деле, беспоповщинское старообрядчество и рационализм современного сектантства – что между ними общего?! В первом царит консерватизм, охранение отеческих преданий, старых книг, буквы, во втором – свободомыслие, свободное отношение к Писанию, отрицание авторитета. Несмотря однако на это, между беспоповщиной и современным сектантством рационалистического и мистического направления можно найти много общего как в их основных началах, так и в более частных пунктах их учения. Не входя в расследование глубоких причин такого явления, заметим пока только, что крайности часто сходятся.

Прежде всего, основное учение беспоповцев о наступлении на земле, и, в частности, в России, царства антихриста присуще многим сектам рационалистического и мистического направления, из которых одни высказывают это учение ясно и определенно, а у других оно подразумевается. С полной определенностью оно встречается в учении молокан, Деснаго братства или Сионской вести, баптисто-штундистов, хлыстов и скопцов. Согласно с этим учением последователи указанных сект напряженно ожидают кончины мира и наступления царства Христова. Конечно, ожидания эти обнаруживаются в разных сектах в различных формах. В подтверждение сказанного приведем здесь некоторые пункты из учения означенных сект. Молокане, проповедуя о скором падении православной церкви в России, ссылаются на пророчество Исайи о падении идолопоклонства в Ассуре, причем под Ассуром разумеют Россию (Ассур – Руса – Россия). Желая доказать это, молокане в тридцатых годах стали переселяться за Кавказ, ожидая там открытия нового тысячелетнего царства Христова на земле. Явился у них в 1836 году и Христос в лице крестьянина Тамбовской губернии Лукьяна Петрова; являлись, кроме того, пророки Илья и Енох. Все это клонилось к доказательству той мысли, что время последнее уже наступило, антихрист воцарился в Ассуре, т. е. в России, – и что после падения Ассура наступает царство Христово.

Основатель Сионской вести, капитан Ильин еще яснее называет церковь православную антихристовой, а православных – слугами антихриста. Православные, по его словам, суть дети Езавели, волко-агнцы, талмудисты, эгоисты, ошуйные, отмеченные числом 666. Баптисто-штундисты под антихристом, описываемым во втором послании к Солунянам и саранчой, упоминаемой в Апокалипсисе ап. Иоанна, разумеют православных епископов, а под ключом от бездны – архиерейские жезлы (Откр. 9:1–11). Православное духовенство, по их мнению, заело много истины и вместо поклонения Богу духом и истиной ввело идолопоклонство.

Что касается, далее, скопцов, то они с нетерпением ожидают скорого пришествия для окончательного суда над людьми своего батюшки – искупителя. Многие пророчества, относящиеся к времени страшного суда, по мнению скопцов, уже исполнилось; Енох и Илия уже пришли: «кто может видеть, – говорил один скопец, – тот видит, кто у отца – искупителя Илья и кто Енох». Антихрист также явился на земле и давно совершает свои дьявольские дела. Хотя хлысты и скопцы редко говорят прямо, что антихрист воцарился на Руси православной и в церкви, однако если мы припомним здесь, что такое – православные в их глазах, то должны будем прийти к заключению, что, по их мнению, дьявольские, антихристовы дела совершаются больше всего именно у православных. Православный народ, по словам хлыстовских распевцев, «злой мир», «житейский род», «неверный народ», «злые люди», «тати», «злой князь мира», а духовные и гражданские правительственные лица – «черные враны», «звери», и притом кровожадные, «волки злые», «безбожные иудеи и злые фарисеи». Если все православные таковы, то, конечно, они находятся во власти уже воцарившегося антихриста. Сколько известно, хлысты еще в XVII веке проповедовали о наступлении царства антихриста: «есть-де антихрист на земле от монашеского чина» (П. С. З. т. IX, № 6613).

Но скопцы и хлысты не составляют исключения в своих взглядах и отношениях к православной церкви. Напротив, относительно их должно сказать, что они сохраняют, по крайней мере, внешнее приличие в этих отношениях, стараясь лицемерно казаться членами церкви. Большинство же других сект и этого внешнего приличия не хотят соблюдать. Ругань на церковь, богохульство, кощунство в самых разнообразных и крайних формах – обыкновенное явление среди сектантов. Церковь – бездна, омут греховный, дьявольская сеть, в которую уловляются люди. Нет, кажется, такого бранного слова, которым бы современные штундисты и даже пашковцы не поносили церковь. Поэтому вполне понятно, что и такие секты, в учении которых хотя прямо и не содержится пункта о воцарении антихриста в церкви, весьма, однако, склонны и восприимчивы к мысли об овладении церкви антихристом. Даже в самых новых, нарождающихся сектах и проявлениях сектантства, мысль об антихристе и приближении кончины мира занимает видное место. Упомянем здесь хоть бы об одной такой секте, основательницей которой была бывшая послушница Псковского Вознесенского женского монастыря, некая девицы Елена. Из следственного дела о ней и ее учении, производившегося в 1894 году, обнаружилось следующее. Она учит, что в беседах с Богом ей открыто, что вскоре последует кончина мира, что все признаки второго пришествия Христова уже осуществились, что явился уже и антихрист. Затем она учит, ввиду скорого светопреставления, не жениться и не выходить замуж, женатым расходиться, оставлять дома свои и удаляться в пустыню. Победительницей антихриста будет она, Елена, что символически изображено на отобранных у сектантов образах в таком виде: изображена во весь рост дева, стоящая в венце на рогах луны; под ногами ее низвергнут лев, скованный по шее цепью, конец которой находится в руках девы, – это означает победу Еленушки над антихристом. Несмотря на крайнюю нелепость этого учения, Еленушка имеет в своей местности очень многих последователей.

Кратко очерченные нами отношения сектантов разных направлений к православной церкви, как зараженной антихристом, и православны, как последователям и слугам антихриста, настолько ясно говорят о сходстве этих отношений к церкви и взглядов на нее с беспоповщинскими, что мы считаем излишним делать какие-нибудь еще разъяснения и обобщения этого. Для нас в данном случае вовсе не важно, что беспоповцы и сектанты рационалистического и мистического направлений пришли к учению о воцарении антихриста разными путями; а важно то, что отпадение их от церкви привело их к одинаковым печальным последствиям.

Если продолжить сравнение беспоповщины с современными протестантскими сектами, то мы усмотрим и еще немало точек соприкосновения между ними. Отсутствие богоустановленной иерархии в беспоповщине восполняется так называемыми благословенными отцами, которые никаких благодатных полномочий не имеют, а суть простые миряне, а в рационалистических сектах – выборными наставниками. Замечательно, затем, что, подобно как у беспоповцев, в большинстве новых сект совершаются только два таинства – крещение и покаяние, другие же таинства православной церкви или совсем не признаются за таинства, или не совершаются по нужде, или же, наконец, заменяются каким-то духовным совершением их. Среди многочисленных рационалистических сект встречаются и такие, которые не признают в существе дела никаких таинств, утверждая, что таинства, освящающие человека, должны быть понимаемы духовно. Таковы, например, молокане Уклеинского толка, младоштундисты и даже некоторые пашковцы. Молокане Уклеинского направления указывают на бесполезность водного крещения и утверждают, что нужно окрестить «водою живою», т. е. верой. Относительно таинства причащения они же утверждают, что «плоть Христова есть учение Его, а причащение есть вера в Его учение». Подобным образом они рассуждают и о прочих таинствах. Младоштундисты, выходя из той мысли, что христианская религия должны быть только внутренняя, духовная, отвергают все таинства и всякие обряды. Крещение водой, по их учению, раз и навеки совершено И. Крестителем над И. Христом, и «мы не пойдем к берегам иорданским», а для очищения от грехов должно креститься верой в смерть И. Христа и воскресение, а не водой». Причащение, чаша благословения, о которой писал ап. Павел, состоит в совершенном причащении Св. Духа: «мы приносим живые слова Спасителя и тем причащаемся Его плоти и крови».

Обращаясь теперь к раскольникам-беспоповцам, мы усматриваем в учении их, например, о таинстве причащения большое сходство с учением указанных сектантов. Известно, что беспоповцы находят возможным и законным заменить видимое причащение Тела и Крови Христовых только одним «огнепальным желанием» причаститься, т. е. духовным причащением. Помимо этого учения, у беспоповцев в большом ходу учение о замене причащения верой, любовью и добрыми делами. В беспоповщинском сочинении «Меч духовный» читаем: «кийждо христианин может по мере веры и добродетелей духовно закалать Агнца Божия и насыщатися Иисусом». Ясно, что учение это вполне схосдтвует с вышеизложенным учением рационалистических сект о том же предмете. Мало того: беспоповщина в своем крайнем развитии или в своих крайних проявлениях прямо-таки дошла до главного пункта, лежащего в основе крайних протестантских рационалистических сект. «Верь, что грехи твои прощены, надейся на милость Божию, проникнись мыслью об искупительной жертве, говорят, например, пашковцы, – и будешь спасен», как бы ты ни вел себя, что бы ты ни делал, и при этом церковь, иерархия и таинства являются совершенно излишними. Заметив предварительно, что такое положение протестантствующих сектантов является вполне согласным сих принципами и в этом смысле логичным, мы укажем в беспоповщине такую секту, которая дошла до такого же учения. Секта эта известна под названием нетовщины. Последователи этой секты не признают ни одного таинства. Не признавая силы благодати за таинствами церковными и вовсе не совершая у себя таинства, они остаются совсем без таинств, даже без «нуждно потребных», по сознанию самих беспоповцев, таинств крещения и покаяния. По учению нетовцев, «благодати Божией несть ни в церквах, ни в чтении, ни в пении, ни в иконах, ни в какой вещи» (Обл. раск. неправды, изд. 1745 г. в прил. № 22). Когда же этих сектантов спрашивают: «как же они спасаются», то они отвечают: «уж как Спас хочет, так и спасет, на Спасову милость надеемся». Не ясно ли, что это учение почти вполне совпадает с вышеприведенным главным пунктом пашковского (или, что тоже, протестантского) учения. Как там, так и здесь отрицается всякая самодеятельность, активное участие в благодатных дарах, сообщаемых в таинствах: все это не имеет для спасения никакого значения, потому что для спасения нужна только одна вера в Христа и надежда на милость Спасову. Вывод, к которому пришли нетовцы, по нашему мнению, есть вполне логический – такой, к которому должны бы прийти все беспоповцы, строго держась своих начал. В самом деле, по их мнению, благодать священства улетела на небо, и вместе с ней иссяк на земле источник всякой благодати. Если же так, то понятно, что нельзя не признать правильным вывод нетовцев, что спасение должно устрояться помимо таинств40. Каким же образом оно может устроиться? Да только верой во Христа и надеждой на Него: Он, Спаситель наш, знает уже, как спасти нас.

Итак, из нашего краткого обзора рационалистических и мистических сект в сравнении их с беспоповщиной видно, что последняя схожа с первыми и по своему основному воззрению об антихристе и по тем выводам и частным пунктам, какие вытекают из него. Понятно, мы далеки от мысли смешивать эти два направления религиозного разномыслия в русской церкви; напротив, утверждаем, что они пришли к сходным пунктам своего учения, живя совершенно отдельной друг от друга жизнью, идя различными путями, иначе говоря, мы утверждаем, что на образование беспоповщинских воззрений ничуть не влияли протестантские идеи нашего рационалистического сектантства – и наоборот. Чем же, однако, объясняется подобное сходство? Есть одна общая причина, приведшая тех и других к одинаково печальным следствиям. Это отпадение их от Православной Христовой Церкви, одинаковая злоба и вражда к этой церкви и истине ею содержимой. Так как мера ненависти к церкви тех и других одинаково велика, то естественно, что она повела к одинаковым хулам на нее и к одинаковому отрицательному воззрению на все, содержимое церковью. Здесь нвежество (беспоповцев) и своеволие разума (рацион. сектантов) подали друг другу руку.

И не стыдно ли нашим беспоповцам, так дорожащим и яко бы хранящим отеческое предание и почивающим на старых книгах, изданных до Никона патриарха, иметь так много общего с учением таких людей, которые отрицают все вселенские соборы, отрицают и даже порицают отеческое предание, отвергают и всю церковь до Никона патриарха бывшую! А руководители и изобретатели рационалистических сект пусть не думают, что они возвестили миру что-нибудь и сколько-нибудь лучшее, чем то, что давно выдумали почивающие на старых книгах невежественные руководители раскола!

* * *

1

Собрание от св. Писания о антихристе – в сборнике Кельсиева вып. II, стр. 247 – 248. См. также в Чт. Общ. Ист. и Древ. Росс., 1863 г., I, Смесь, стр. 52 – 71.

2

Дополн. к истор. акт. т. V, стр. 483.

3

Материалы по ист. р. раскола, т. V, стр. 26.

4

Истор. очерки поповщины, Мельников, стр. 33.

5

Из сочинений диакона Феодора. – К ранним временам раскола относится и следующее излюбленное мудрование раскольников об антихристе, находящееся, между прочим, в сочинении «Книга драгоценный бисер о изряднейших вещах» (нач. XVIII в.). Глава 17-я указанного сочинения содержит рассуждения «о сквернавем имени антихристовем». В ней после перечисления разных мнений об имени антихриста, в котором заключается число зверино 666, на л. 103 об. говорится: «сей же щет заключают и отступники православныя веры, именно

Адская троица {Алеѯїя /зверь Ніконъ/ змий Арсенеи/ жидовин, лживый пророк} 666

А посреде их сам сатана.

Таким образом написанные имена Алексея Михайловича, патр. Никона и Арсения грека, действительно, заключают в себе число 666, но при этом в имени Арсеней последнее Й считать не следует. Только путем подобных перелов и искажений раскольники могут доказывать свои положения об антихристе.

6

Собрание от св. Писания о антихристе у Кельсиева, вып. II, стр. 248 и 249.

7

Там же, стр. 254.

8

Сборн. Кельсиева, вып. II, стр. 257.

9

Там же, стр. 254.

10

Харламов. Странники (Р. Мысль, 1884 г., № 4, стр. 222).

11

Там же, стр. 223.

12

Есапов, т. II, стр. 59.

13

Допол. к Акт. истор., т. V, стр. 483.

14

Поморские ответы, изд. Мануловского монастыря, 1894 г.; отв. 101, стр. 296.

15

«Щит веры», отв. 99. – Обращают еще на себя внимание след. слова «Поморских Ответов»: «елицы отшельницы, елицы безмолницы, елицы сжитницы, бяху неимущии священников и неимущии архиереев, о ни же преп. Ефрем Сирин глаголет: не закон разоряют не приемлюще священство держати» (стр. 298).

16

Прав. Соб. 1869, 2, стр. 256, о беспоповщинской исповеди.

17

Автор «Поморских Ответов» после перечисления указанных лиц, принимавших в себе на исповедь заключает: «и что много о семь приводити, исполнены сих образов патерики, исполнены жития преподобных отец, исполнены отеческие книги, иже не токмо великоподвижным отцем, но братия своей помышлении и прилучающиеся напасти от бесов исповедати поучают, всегда чисту и душу и совесть от грехов и страстей имети моляще повелевают» (Помор. Ответы, отв. 102, стр. 312).

18

Прав. Собес. 1869, 2, 258 – 259.

19

Необходимо заметить, что свидетельства им Номоканона беспоповцы приводят по испорченному Московскому изданию его. В Киевском издании Номоканона (1620) г.) последнее, напр., свидетельство читается так: «елицы убо суть освящении, по повелению епископску исповедания человеческия приемлют, неосвященному же иноку ниже дар епископскую дает власть примирения».

20

Андрей Иоаннов. Полное истор. известие, стр. 103, по изд. 4.

21

Макарий. История раскола, стр. 268 – 269.

22

Впрочем, некоторые беспоповцев такое учение не совсем удовлетворяет. Напр., странники стремятся иметь в таинстве причащения и видимую сторону. Они говорят: «принимают на каждый день тело Христово и бессмертного источника вкушаю, сиречь каждый день трапезу поставляю и в показанное время обедаю. Законнику свято есть, какую пищу не поставит, хотя бы былье и зелье крепко и то в тело и кровь Христову обращается» (разглагольствование Тюменского странника).

23

Из Прав. Собес., 1871, ч. I, стр. 252

24

Из Прав. Собес. 1871, ч. I, стр. 257.

25

Там же, стр. 261.

26

В «Помор. Ответах» тоже самое выражается в след. словах: «и святии учители, чрез добродетельное житие усердсвующим, причащатися плоти и крове Христовы глаголют: святый Феофилакт в благовестнице на Христова словеса, не токмо по тайному рпичащению ясти и пити кровь Владычню являет, но и чрез деяние и видение причащатися сказует» (Помор. Отв., отв. 104, стр. 319 – 320).

27

Из Сборн. Кельсиева, 2, стр. 252.

28

Опис. некот. Сочинений в пользу раскола, Александра Б., стр. 5, 15, 18, 21, 42.

29

Мат. для ист. раск. V, 26; VIII, 75. Слова эти сказаны были Аввакумом в ответ а запрос керженского старца Сергия о самосожжении в нижегородской области. Получив такой авторитетный ответ, Сергий ревностно стал проповедовать самосожжение. «О братие и сестры! радейте и не слабейте, великий страдалец Аввакум благословяет и вечную вам память любезно овспевает: тецыте, тецыте, да вся огнем сгорите; приближися ко семо, старче, с седыми своими власы, приникни, о невесто, с девическою красотою: воззри в сию книгу, еда мы вас мутим и обманываем» (Христ. Чт. 1895 г., вып. IV, стр. 170, из статьи «Происхождение самоистребления в русском расколе», Смирнова).

30

Сборник рус. дух. стихотворений, составленный В. Варенцовым. СПб, 1860, стр. 184 – 185.

31

Происхождение самоистребления в русском расколе, П. Смирнов (Христ. Чт., 1895, вып. 3, стр. 618).

32

Андрей Ионнов. Полн. ист. изв., СПб, 1855, стр. 33.

33

Подробно об них можно читать в исследовании Д. Сапожникова «Самосожжение в русском расколе», в котором автор говорит не только случаях самосожжений, но много и о других родах самоубийства раскольников.

34

Андрей Иоаннов, ч. 2, стр. 31 – 32.

35

Истор. Вести, 1881 г., кн. 12, стр. 765 в статье «Живые покойники».

36

В греческом подлиннике пред каждым наименованием антихриста (человек беззакония и т. д.) стоит член ὁ. Греческие же члены, по замечанию св. Епифания, придают предмету определенное значение, потому что где прилагается член, там членом, без сомнения, утверждается, что речь о чем-либо определенном и самом видном, а без члена речь понимать должно неопределенно. Бог, ὁ Θεός означает Бога действительного, истинного и знаемого. Тоже и в речениях человек (άνθρωπος и ὁ άνθρωπος). Твор. св. отц., 1863, кн. 2, стр. 62.

37

Некоторыми беспоповцами высказывалось даже мнение, что печать антихриста заключается в чиновничьих и офицерских кокардах. Можно ли серьезно бороться с этим мнением?!

38

Беспоповцы в доказательство того, что антихрист пришел, ссылаются, между прочим, на те места Св. Писания, в которых выражается мысль, что «ныне последняя година, последнее время», а известно, что антихрист и придет в последнее время, на кончине мира Иоанн Богослов говорит: «дети, последняя година есть» и т. д.; Ап. Павел: «егда прииде кончина лета, посла Бог Сына Своего Единороднаго». Также пророк Иезекииль глаголет: «се день Господень, се конец пришел есть»; и Софония взывает: «явно близ день Господень великий, близ и скоро зело». Наконец, сам Господь И. Христов в Евангелии говорит: «аминь, аминь глаголю вам, ино грядет час, в оньже вси сущии во гробах услышат глас Сына Божия» и пр. Не ясно ли из всего этого, говорят беспоповцы, что последнее время настало и что антихрист должен прийти. Но на это нужно заметить, св. пророки, апостолы и Тайнозритель провидели будущее, как настоящее, и потому выражались об этом так, как будто это совершалось пред их глазами. Если бы уже тогда, во времена пророков и апостолов наступило последнее время, то что было до сих пор от времен пророк?! И каким образом продолжается до ныне существование мира и не произошло второго пришествия Христова. Отсюда-то и нужно понять, что Тайнозритель и пророки, созерцая будущее, как настоящее, выражались: «дети, последняя година» и т. п.

39

Некоторые беспоповщинские секты, действительно, весьма склонны к полному отрицанию церкви; напр., секта нетовцев.

40

Учение беспоповцев о совершении у них таинств крещения и покаяния представляет собой только неудачную попытку избегнуть этого логического вывода.


Источник: Москва. Типо-Литография И. Ефимова. Большая Якиманка, собственный дом. 1896г.

Вам может быть интересно:

1. Первый год русского старообрядческого раскола Дмитрий Иванович Скворцов

2. Юридическое и каноническое значение религиозного элемента в раскольничьем браке профессор Николай Александрович Заозерский

3. Обновленцы и староцерковники Иван Георгиевич Айвазов

4. О так называемых иоаннитах в русском народе протоиерей Дмитрий Боголюбов

5. Москва и старая вера Сергей Петрович Мельгунов

6. Двадцатипятилетие присоединения к церкви раскольнических епископов и других членов белокриницкой иерархии профессор Николай Иванович Субботин

7. О памятнике в Москве императору Александру III Сергей Алексеевич Белокуров

8. Православные славяне в Австро-Венгрии профессор Григорий Александрович Воскресенский

9. Кафедральный во имя Христа Спасителя собор в Москве протопресвитер Владимир Марков

10. Городские мирские сходы профессор Афанасий Прокофьевич Щапов

Комментарии для сайта Cackle

Ищем ведущего программиста. Требуется отличное знание php, mysql, фреймворка Symfony, Git и сопутствующих технологий. Работа удаленная. Адрес для резюме: admin@azbyka.ru

Открыта запись на православный интернет-курс