Евфи́мий Зигавинос (Зигабе́н)

Толкование Евангелия от Матфея

 Часть 2Часть 3

Часть третья. Главы XXI – XXVIII

Глава XXI

Мф.21:1–3. И егда приближишася во Иерусалим и приидоша в Вифсфагию к горе Елеонстей, тогда Иисус посла два ученика, глаголя има: идита в весь, яже прямо вама: и абие обрящета осля привязано, жребя с ним: отрешивша приведита Ми: и аще вама кто речет что, речета, яко Господь ею требует: абие же послет я. И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию к горе Елеонской, тогда Иисус послал двух учеников, сказав им: пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осла с нею; отвязав, приведите ко Мне; и если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлет их.

Когда уже приближалась кончина Его, Он действует с большею властью; и так как было пророчество об ослице и молодом осле, то, как Господь всего, повелевает посланным сказать: «Господь ею требует», – а по миновании нужды отсылает их к их владетелям. Но Матфей говорит об ослице и молодом осле, а Марк (Мк.11:2) об одном только молодом осле: «обрящета, – говорит, – жребя» (πωλον) «привязано, на неже никто же от человек вседе». Подобным же образом пишет и Лука (Лк.19:30). И Иоанн (Ин.12:14) назвал его οναριον , т.е. молодым ослом, так как πωλος (вообще молодое животное) означает и молодого осла. Что сказать на это? То, что Иисусу Христу была нужда в обоих: осел был нужен, чтобы ехать на нем, а ослица, чтобы следовала за осленком. Это событие прообразовало собою будущее: молодой осел был прообразом нового народа из язычников, который прежде веры во Христа не приучался к ярму Божественного закона, – на которого не садился никто из людей, т.е. пророк или апостол; а ослица была образом древнего народа из иудеев, живущего под ярмом закона. Молодой осел везет на себе Христа, а ослица следует сзади; таким образом самым делом показывается, что после того, как Христос воссядет на язычников и почиет на них, как уверовавших в Него, последуют за ними и иудеи. И апостол Павел говорит, что «ослепление от части Израилеви бысть, дондеже исполнение языков внидет: и тако весь Израиль спасется» (Рим.11:25–26), «ожесточение произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников; и так весь Израиль спасется».

Итак, Матфей по точности упомянул об обоих животных, а другие ради краткости вписали одного только осленка, потому что на нем ехал Спаситель, а об ослице умолчали, потому что она только следовала сзади. Итак, Христос ехал на молодом осле, чтобы, с одной стороны, как сказано уже, прообразовать будущее, а с другой, так как случалось, что некоторые более слабые люди нуждались в животных, – то чтобы и здесь показать меру, что ученик Его не должен употреблять лошадь или мула, а осла, и везде довольствоваться одним только необходимым.

Мф.21:4–5. Сие же все бысть, да сбудется реченное пророком, глаголющим: рцыте дщери Сионове: се, Царь твой грядет тебе кроток, и всед на осля и жребя, сына подъяремнича. Всё же сие было, да сбудется реченное через пророка, который говорит: скажите дщери Сионовой: се, Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной.

«Сие», что? То, что были посланы ученики для того, чтобы привести ослицу и осленка. Под пророком разумеет здесь Захарию. Таким образом исполнилось это пророчество, и исполнение его опять сделалось прообразом другого события – веры язычников, как мы сказали. Дщерь Сиона есть сам Сион, подобно тому, как Сын Человеческий – сам человек. Это особенность еврейской речи. Сион есть, конечно, Иерусалим, а Царь Сиона – Христос, или как Бог, или как происшедший из царской отрасли Давида, или как благодетель его. Итак, Он идет к нему кротким, не имея пред Собою ни копьеносцев, ни меченосцев, ни ликторов, но показывая великую кротость и человеколюбие. «Всед на осля» (ονον) «и жребя» (πωλον), не отдельно то на одного, то на другого, и не то, чтобы Он сел на обоих животных вместе, а эти слова: «осля и жребя» – понимай: на молодого осла (ονον), осла по природе, а «жребя» (πωλον) по возрасту. Ты же спроси иудея: «Какой Царь приехал в Иерусалим на молодом осле?» Никого другого он не укажет, кроме Христа. Иначе: дочь Сиона – Иерусалим, потому что лежал внизу горы, называемой Сион. Называется и просто Сионом Иерусалим, получивший такое название от лежащей над ним горы.

Мф.21:6–7. Шедша же ученика и сотворша, яко же повеле има Иисус. Приведоста осля и жребя... Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла…

Марк (Мк.11:4, 6) подробнее говорит о том, что они сделали. Он говорит: «идоста же, и обретоста жребя привязано при дверех вне на распутии, и отрешиста е. И нецыи от стоящих ту глаголаху има: что деета отрешающа жребя; Она же реста им, якоже заповеда има Иисус: и оставиша я». Дверями, конечно, Марк называет двери дома хозяев осленка, а распутием – проход, улицу. Обрати внимание на то, как все подходит к прообразу. Как ослица и осленок были привязаны веревками вне на распутии, так и древний народ иудейский, и новый языческий связываются грехами вне Церкви, в жизни, которую мы и разумеем под распутием. И как апостолы, развязав этих животных, приводят их ко Христу, так точно и их. Кроме того, как некоторые пытались не пустить животных, именно хозяева их, как сказал Лука (Лк.19:33–34), а услышав, что они надобны Господу, отпустили, так и относительно тех властвующие над ними демоны пытаются не пустить, но, услышав, что они надобны Богу, отпускают.

Мф.21:7. И возложиша верху ею ризы своя... ...и положили на них одежды свои...

Положили и на ослицу, и на осленка, не зная, на котором из этих животных пожелает ехать.

Мф.21:7. И вседе верху их. ...и Он сел поверх их.

Поверх их, то есть одежд, положенных на осленка. Под одеждами апостолов в таинственном смысле можно понимать добродетели, духовные одежды души, которыми они покрывают приводимых ко Христу. Лука (Лк.19:35) сказал, что ученики посадили Иисуса на молодого осла; и, действительно, ученики возлагают свое слово на язычников.

Мф.21:8. Множайшии же народи постилаху ризы своя по пути. Множество же народа постилали свои одежды по дороге…

Показали, что считают Его более, чем за пророка; поэтому и воздали Ему великую почесть. Воскресив незадолго перед этим Лазаря, как говорит Иоанн, Он приобрел у них к Себе большое уважение. Отвергнем же и мы украшение тела ради Христа и украсим путь Его, отвергая богатства и страсти.

Мф.21:8. Друзии же резаху ветви от древ и постилаху по пути. ...а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге.

Ветви эти были от масличных деревьев, так как тогда проходили через Масличную гору.

Мф.21:9. Народи же предходящии (Ему) и вследствующии зваху, глаголюще: осанна Сыну Давидову... Народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову!

Осанна – слово еврейское и значит иногда – хвала, а иногда – спасение. Здесь же оно выражает: «хвала сыну Давидову».

Мф.21:9. Благословен Грядый во имя Господне… ...благословен Грядущий во имя Господне!

Во имя Господне, т.е. от Господа. Благословен идущий от Бога, благословен посланный Богом. Марк (Мк.11:10) присоединил: «благословено грядущее царство во имя Господа отца нашего Давида»«Благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида!»

Они думали, что восстанавливался низверженный престол царства Давидова. Поэтому они с радостью говорят: «И благословенно опять идущее царство праотца нашего Давида, идущее во имя Господне», – т.е. от Бога. Иоанн (Ин.12:13) говорит: «благословен Грядый во имя Господне, Царь Израилев». Вероятно, все это было сказано тогда народом, идущим впереди, следующим сзади и выходящим навстречу. Во имя Господне понимают и так: во славе Господней, в звании царя.

Мф.21:9. Осанна в вышних.

Хвала в вышних: пусть хвалят и высшие силы, т.е. Ангелы, Бога, пославшего нам царя и восстановившего царство Давида. Лука (Лк.19:38) вместо: «осанна в вышних» сказал: «слава в вышних». Он же повествует и об учениках, что они говорили: «благословен грядый Царь во имя Господне: мир на небеси и слава в вышних», называя миром радость. Обрати внимание на то, как при таком шуме и крике совершенно не объезженный молодой осел шел, однако, смирно, вполне прообразуя повиновение язычников и большую перемену их к благонравию.

Мф.21:10. И вшедшу Ему во Иерусалим, потрясеся весь град, глаголя: кто есть Сей? И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорил: кто Сей?

«Потрясся», т.е. был испуган, встревожившись криком и приветствиями.

Мф.21:11. Народи же глаголаху: Сей есть Иисус Пророк, иже от Назарета Галилейска. Народ же говорил: Сей есть Иисус, Пророк из Назарета Галилейского.

Хотя и считали Его более, чем за пророка, однако называли Его пророком, так как не могли представить Его ничем высшим по причине человеческих Его дел. Лука же (Лк.19:39–40) говорит: «нецыи фарисее от народа реша к Нему: Учителю, запрети учеником Твоим. И отвещав рече им: глаголю вам, яко аще сии умолчат, камение возопиет». «И некоторые фарисеи из среды народа сказали Ему: Учитель! Запрети ученикам Твоим. Но Он сказал им в ответ: сказываю вам, что если они умолкнут, то камни возопиют.»

Побуждаемые завистью они говорили: запрети ученикам Своим кричать это и так приветствовать Тебя. Сказав: «аще сии умолчат, камение возопиет», – показал, что невозможно, чтобы о славе Его было умолчано. Камнями могут быть названы уверовавшие из язычников, как окаменелые прежде по уму и нечувствительные к истинному богопознанию, которые, однако, громко благовествуют после того, как умолкли после своей смерти апостолы.

Мф.21:12. И вниде Иисус в церковь Божию и изгна вся продающыя и купующыя в церкви, и трапезы торжником испроверже и седалища продающих голуби... И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей...

Подобное говорит и Иоанн, но он говорит в начале Евангелия, а Матфей и другие – под конец. Очевидно, что Христос совершил это дважды и в различное время. Тогда иудеи говорили Ему: «кое знамение являеши нам?» – а теперь они молчат. И обрати внимание на их небрежность: они торговали в храме. Одни продавали нуждающимся необходимое для жертвоприношения, т.е. овец, волов, голубей, как объявил Иоанн, и другое подобное, а другие – покупали. Торжники (κολλυβισται) – это люди, имеющие мелкие деньги; их также многие называют меновщиками, потому что κολλυβος мелкая монета и κολλυββιζω – значит «менять». Итак, Христос вошел в храм с большой властью, как Домовладыка, и удалил вышеупомянутых и все вышеупомянутое, показывая Свою власть над всем, которую Он, как Бог, имел, и смелость, так как был безгрешен, – затем, заботясь о благолепии Своего храма, – показывая отвержение кровавых жертв, и научая нас смело действовать в защиту Церкви.

Мф.21:13. И глагола им: писано есть: храм Мой храм молитвы наречется... ...и говорил им: написано, – дом Мой домом молитвы наречется...

Написано у пророка Исаии.

Мф.21:13. Вы же сотвористе и вертеп разбойником. ...а вы сделали его вертепом разбойников.

Разбойниками назвал торговавших в нем, потому что они были, подобно разбойникам, любостяжательны или потому что продаваемое бралось из хищений и обманов. И Иеремия написал: «еда вертеп разбойником есть дом Мой?» (Иер.7:11).

Мф.21:14. И приступиша к Нему хромии и слепии в церкви: и изцели их И приступили к Нему в храме слепые и хромые, и Он исцелил их.

Хромой есть всякий, кто не идет прямо к добродетели, а слепой – кто не понимает, что хорошо.

Мф.21:15. Видевше же архиерее и книжницы чудеса, яже сотвори, и отроки зовущя в церкви и глаголющя: осанна Сыну Давидову, негодоваша... Видев же первосвященники и книжники чудеса, которые Он сотворил, и детей, восклицающих в храме и говорящих: осанна Сыну Давидову! – вознегодовали...

Премудро устроил Бог, что и дети воздали Ему хвалу; этим удерживались от всякого возражения иудеи, видевшие, что ими же воспитанные, у них же учившиеся дети чудесным, сверхъестественным образом были возбуждены к похвале Христа. Но они делаются еще более бесстыдными и, снедаемые завистью, приходят в неистовство.

Мф.21:16. И реша Ему: слышиши ли, что сии глаголют? ...и сказали Ему: слышишь ли, что они говорят?

О, бесстыдство! Справедливо было бы Христу сказать к ним: слышите, что говорят они, дети ваши, никогда не видевшие Меня!

Мф.21:16. Иисус же рече им: ей. Иисус же говорит им: да!

Да, говорит, слышу. И так как они были, как сказано, весьма бесстыдны, то ответил им с порицанием, говоря:

Мф.21:16. Несте ли чли николиже, яко из уст младенец и ссущих совершил еси хвалу? Разве вы никогда не читали: из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу?

Это изречение Давида, которым предсказано все совершившееся в это время. И действительно, поразительное чудо: множество грудных детей тогда впервые ясно заговорило, – и это были не просто дети, но дети еще не говорившие и грудные. Совершил, т.е. произвел совершенное из несовершенных уст. И прекрасно сказал: «из уст младенец», – потому что уста принадлежали детям, а то, что они говорили, принадлежало Его силе, сделавшей совершенно понятным незрелый еще язык грудных детей. Совершилось это чудо и для утешения учеников, чтобы относительно себя они надеялись, что сделавший понятным только лепетавший язык умудрит и их невежество. Было оно также и прообразом язычников, которые, ничего не понимая из учения о Боге, вдруг заговорили хорошо и удобопонятно.

Мф.21:17. И оставль их, изыде вон из града в Вифанию и водворися ту. И, оставив их, вышел вон из города в Вифанию и провел там ночь.

Вышел, чтобы ослабить силу их страсти и потушить огонь их зависти.

Мф.21:18–19. Утру же возвращься во град, взалка: и узрев смоковницу едину при пути, прииде к ней, и ничтоже обрете на ней, токмо листвие едино, и глагола ей: да николиже от тебе плода будет во веки. И абие изсше смоковница. Поутру же, возвращаясь в город, взалкал; и увидев при дороге одну смоковницу, подошел к ней и, ничего не найдя на ней, кроме одних листьев, говорит ей: да не будет же впредь от тебя плода вовек. И смоковница тотчас засохла.

Так как Христос часто обнаруживал Свое могущество в различных благодеяниях, а в наказании – ни разу, то желает теперь обнаружить и его, чтобы ученики были уверены, что Он может отмстить злоумышляющим иудеям и что не страдал бы против воли. Но показывает Свою силу и в наказании не на человеке, будучи человеколюбивым, а на растении. Поэтому показывает вид, что хочет есть, и идет к смоковнице, не найдет ли чего-либо на ней, как сказал Марк (Мк.11:12–13). Но Он знал, что ничего не найдет, как об этом сказал тот же Марк, присоединив, что еще не время было собирания смокв (Мк.11:13). И все это премудро устраивается, чтобы был удобный случай перейти к совершению чуда. От одного слова засыхает смоковница и обнаруживается сила Христа при наказании, что и было при этом целью. Засыхает более сочное из других растений, чтобы совершилось большее чудо. Поэтому не исследуй, почему наказано растение совершенно невинное, но смотри только на чудо и удивляйся Чудотворцу. Наказано оно не потому, что было виновно, но для того, чтобы последователи узнали, что Христос имеет власть и наказывать. Смоковница, украшенная одними листьями, – это иудейская синагога, не имеющая плодов правды, а прикрывающаяся, как листьями, измышленными обрядами, или иначе – Богослужение под законом в сени и телесных образах и иудейские предания.

Мф.21:20. И видевше ученицы дивишася, глаголюще: како абие изсше смоковница? Увидев это, ученики удивились и говорили: как это тотчас засохла смоковница?

Видя не сейчас, а на следующий день, так как Марк (Мк.11:19–21) сказал: «и яко позде бысть, исхождаше вон из града. И утро мимоходяще, видеша смоковницу изсохшу из корения. И воспомянув Петр глагола Ему: Равви, виждь, смоковница, юже проклял еси, усше». Вспомнив о проклятии, указал Ему на смоковницу.

Мф.21:21. Отвещав же Иисус рече им: аминь глаголю вам: аще имате веру и не усумнитеся, не токмо смоковничное сотворите, но аще и горе сей речете: двигнися и верзися в море, будет. Иисус же сказал им в ответ: истинно говорю вам, если будете иметь веру и не усомнитесь, не только сделаете то, что сделано со смоковницею, но если и горе сей скажете: поднимись и ввергнись в море, будет.

Подобное же Он сказал им в семнадцатой главе (20 ст.); найди там объяснение, из которого ясно можно понять и это место. Марк же (Мк.11:23) говорит, что Иисус сказал, что «иже аще речет горе сей: двигнися и верзися в море: и не размыслит в сердцы своем, но веру имет, яко еже глаголет, бывает: будет ему, еже аще речет», «если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, – будет ему, что ни скажет».

Размышлением называет сомнение. Под горой разумеется дьявол по причине высокомерия, а под морем – преисподняя, ад.

Мф.21:22. И вся, елика аще воспросите в молитве верующе, приимете. И всё, чего ни попросите в молитве с верою, получите.

Марк (Мк.11:24) сказал: «вся елика аще молящеся просите, веруйте, яко приемлете: и будет вам», все – разумеет не просто все, но все достойное.

Мф.21:23. И пришедшу Ему в церковь, приступиша к Нему учащу архиерее и старцы людстии, глаголюще: коею властию сия твориши? и кто Ти даде власть сию? И когда пришел Он в храм и учил, приступили к Нему первосвященники и старейшины народа и сказали: какою властью Ты это делаешь? и кто Тебе дал такую власть?

Так как не могли порицать чудес, то жалуются на изгнание покупавших и продававших в храме, говоря: «коею властию сия твориши», – запрещая то, чего мы не запрещали? И кто Тебе дал эту власть изгнать, когда Тебе не поручено никакого начальства над храмом? Конечно, Он сделал доброе дело, очистив храм; но зависть обыкновенно порицает и добро.

Мф.21:24–25. Отвещав же Иисус рече им: вопрошу вы и Аз слово едино: еже аще речете Мне, и Аз вам реку, коею властию сия творю: крещение Иоанново откуду бе? с небесе ли, или от человек? Иисус сказал им в ответ: спрошу и Я вас об одном; если о том скажете Мне, то и Я вам скажу, какою властью это делаю; крещение Иоанново откуда было: с небес, или от человеков?

«С небесе», т.е. свыше, от Бога; «от человек», т.е. по заповеди человеческой. Обрати внимание на то, что Он не ответил им тотчас же, чтобы не показалось, что Он хочет Себя возвеличить, и чтобы не обличали Его, как богопротивника. Так как Иоанн Креститель много свидетельствовал о Его величии, то Он противопоставляет им вопрос и ставит их в недоумение, так что они, зная это, смутились.

Мф.21:25. Они же помышляху в себе, глаголюще: аще речем, с небесе: речет нам: почто ибо не веровасте ему? Они же рассуждали между собою: если скажем: с небес, то Он скажет нам: почему же вы не поверили ему?

Вот недоумение! Христос сказал бы к ним: «почто не веровасте ему?» – между тем, как он много, и притом великого, говорит обо Мне? Если бы вы поверили тому, что он говорил, то знали бы, какой властью Я это делаю. Итак, вы обличаетесь в том, что ложно считаете Иоанна пророком, если не верите ему.

Мф.21:26. Аще ли речем, от человек, боимся народа: вси бо имут Иоанна яко пророка А если сказать: от человеков, – боимся народа, ибо все почитают Иоанна за пророка.

О рабское человекоугодничество низких людей! Бога презирают, а боятся людей и в угоду им делают все.

Мф.21:27. И отвещавше Иисусови реша: не вемы. Рече им и Той: ни Аз вам глаголю, коею властию сия творю. И сказали в ответ Иисусу: не знаем. Сказал им и Он: и Я вам не скажу, какою властью это делаю.

Им нужно было сказать, что крещение было от Бога, и что Иоанн был послан Богом; но избегая обличения, чтобы не показаться неверующими Ему, они скрывали истину. Поэтому Христос говорит: «И Я не скажу вам того, что вы желаете знать, не потому что скрываю истину, как вы, но потому, что считаю вас недостойными ответа, так как вы поступаете коварно».

Мф.21:28. Что же ся вам мнит? А как вам кажется?

Т.е. относительно того, о чем Я буду говорить. Так как они не хотели сказать, откуда было крещение Иоанна, боясь быть изобличенными в неверии ему, то Он посредством притчи хочет поставить их в необходимость осудить самих себя, как неверных, и говорит:

Мф.21:28–30. Человек некий имяше два сына, и пришед к первому, рече: чадо, иди днесь, делай в винограде моем. Он же отвещав рече: не хощу: последи же раскаявся, иде. И приступль к другому, рече такоже. Он же отвещав рече: аз, господи (иду): и не иде. У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын! пойди сегодня работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу; а после, раскаявшись, пошел. И подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: иду, государь, и не пошел.

Под человеком разумеет Бога, как человеколюбца, а под двумя его сыновьями – народ языческий и иудейский, как Его детей. Тот сын, который не обещал, однако пошел, есть народ языческий; а тот, который обещал, однако не пошел, – народ иудейский. Язычники не обещались повиноваться Богу, и, однако, впоследствии повиновались, уверовав в Бога и Христа; а иудеи обещались, говоря в книге Исход (Исх.19:8): «вся, елика рече Бог, сотворим и послушаем», «все, что сказал Господь, исполним [и будем послушны]».

Однако впоследствии не послушались, оказавшись неверными Христу и Богу. Это одно только выбирай из этой притчи и изъясняй, а остальное пропускай, как об этом мы напоминали и в других притчах. Оно с мудрой целью присоединено было сюда с некоторой неясностью, чтобы иудеи, ничего не подозревая и не относя к себе ничего из притчи, произнесли правильный приговор.

Мф.21:31. Кий от обою сотвори волю отчу? Глаголаша Ему: первый. Который из двух исполнил волю отца? Говорят Ему: первый.

Заставляет их самих, как сказано, произнести приговор, чтобы они сами себя осудили. Затем переходит к мытарям и блудникам, еще более обличая их.

Мф.21:31. Глагола им Иисус: аминь глаголю вам, яко мытари и любодейцы варяют вы в Царствии Божии. Иисус говорит им: истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие.

Мытарями, равно и блудниками называет покаявшихся и крестившихся, когда проповедовал Иоанн. «Варяют», т.е. предупреждают. Затем объясняет причину и показывает, как они предупреждают, говоря:

Мф.21:32. Прииде бо к вам Иоанн (Креститель) путем праведным, и не веровасте ему, мытари же и любодейцы вероваша ему. Ибо пришел к вам Иоанн путем праведности, и вы не поверили ему, а мытари и блудницы поверили ему.

Пришел к вам не путем нерадивой жизни, а путем добродетели, чтобы быть достойным веры; но вы не поверили ему, когда он убеждал вас покаяться и приготовиться к принятию Царствия Божия.

Мф.21:32. Вы же видевше, не раскаястеся последи веровати ему. Вы же, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему.

Вы же, видя, как мытари и блудники переменились, когда проповедовал Иоанн, и предупредили вас, не переменились настолько, чтобы поверить ему.

Мф.21:33. Ину притчу слышите. Человек некий бе домовит, иже насади виноград, и оплотом огради его, и ископа в нем точило, и созда столп, и вдаде и делателем, и отыде. Выслушайте другую притчу: был некоторый хозяин дома, который насадил виноградник, обнес его оградою, выкопал в нем точило, построил башню и, отдав его виноградарям, отлучился.

Под человеком опять разумеет Бога и Отца, по Его человеколюбию, и как это обыкновенно бывает в притчах. Насажденный Им виноградник есть народ израильский, которого Он насадил в земле обетования, так как и Давид говорит: «виноград из Египта принесл еси: изгнал еси языки, и насадил еси и» (Пс.79:9). «Из Египта перенес Ты виноградную лозу, выгнал народы и посадил ее».

Ограда – закон, не позволяющий ему смешиваться с язычниками. Оградой можно назвать и Божественное попечение, оберегающее народ от всякого замысла окружающих народов: «низложил еси, – сказано, – оплот его, и обымают и вси мимоходящии путем» (Пс.79:13), «разрушил Ты ограды ее, так что обрывают ее все, проходящие по пути».

Точило – жертвенник, на котором проливалась кровь; башня – храм по причине крепости и высоты строения, делатели – первосвященники, книжники и старейшины народа: им, как учителям, Бог вверил этот виноградник; под отшествием Златоуст разумеет долготерпение к грешникам.

Мф.21:34–36. Егда же приближися время плодов, посла рабы своя к делателем прияти плоды его: и емше делателе рабов его, оваго убо биша, оваго же убиша, оваго же камением побиша. Паки посла ины рабы множайшя первых: и сотвориша им такоже. Когда же приблизилось время плодов, он послал своих слуг к виноградарям взять свои плоды; виноградари, схватив слуг его, иного прибили, иного убили, а иного побили камнями. Опять послал он других слуг, больше прежнего; и с ними поступили так же.

Плоды вышеуказанного виноградника – это соблюдение заповедей Закона и добродетели, а рабы – пророки, посылаемые каждый в свое время для того, чтобы требовать этого соблюдения и добродетелей, и которых наказывали различными способами. Марк (Мк.12:2 и след.) и Лука (Лк.20:10 и след.) записали три посольства говоря, что сначала был послан один раб, далее – другой, а затем – третий; но это не составляет противоречия тому, что пишет Матфей: и он двумя посольствами обнял всех, равно как и те – тремя; он говорит общо, а те – частнее, обозначая одним рабом всех, посланных сразу и в одно и то же время. Что касается слов Марка (Мк.12:4): «и того камением бивше, пробиша главу (ωκωφαλαιωσαν) ему», то некоторые говорили, что это значит только то, что они нанесли ему обиду, а я думаю, что ωκωφαλαιωσαν значит «раздробили ему голову».

Мф.21:37. Последи же посла к ним сына своего, глаголя: усрамятся сына моего. Наконец, послал он к ним своего сына, говоря: постыдятся сына моего.

Сказал об этом не как о будущем, – так как он знал, что они не устыдятся, но как о должном, как бы так говоря: должно, чтобы они устыдились сына моего. Лука (Лк.20:13) говорит, что хозяин виноградника сказал: «что сотворю? послю сына моего возлюбленнаго, еда како, его видевше, усрамятся». Сказал: «что сотворю?» не по недоумению, а по человеколюбию, показывая, как много он заботится о неблагодарных, не желая все-таки сделать им зло, но изыскивая способ укротить рассвирепевших. «Еда» и здесь значит – следовало бы.

Мф.21:38. Делателе же видевше сына, реша к себе: сей есть наследник: приидите, убием его и удержим достояние его. Но виноградари, увидев сына, сказали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его и завладеем наследством его.

Смотри, с какой обстоятельностью предсказывает будущее. Но Его убили не как Сына Божия… Не убили Его, как Сына Божия, но убили, как Наследника Виноградника, т.е. как Царя Израильского. Видя чудеса, которые Он творил, и слыша Его мудрое учение, они чувствовали, что это Тот Царь Израильский, о Котором возвещали пророки, но, побежденные и ослепленные завистью, они это забыли и вознамерились убить Его и таким образом завладеть Его наследством, т.е. народом: «приидите, – сказано у Марка (Мк.12:7), – убием его, и наше будет наследствие». Конечно, они не подозревали ничего того, что случилось впоследствии, хотя при жизни Он изобличал их, порицал и угрожал.

Мф.21:39. И емше его изведоша вон из винограда, и убиша. И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили.

Вон из виноградника, т.е. вон из города; и, действительно, Его распяли вне города. Но Марк говорит, что Его сначала убили, а потом выбросили вон из виноградника. Что сказать на это? Что Марк (Мк.12:8) слова «извергоша вон» употребил в другом смысле, вместо: лишили (виноградника), как им казалось.

Мф.21:40. Егда убо приидет господин винограда, что сотворит делателем тем? Итак, когда придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями?

Опять спрашивает их, чтобы они сами произнесли приговор и сами себя осудили.

Мф.21:41. Глаголаша ему: злых зле погубит их… Говорят Ему: злодеев сих предаст злой смерти…

Так как они злы, то строго накажет их.

Мф.21:41. И виноград предаст иным делателем, иже воздадят ему плоды во времена своя. ...а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои.

И они сами предсказывают будущее, не желая того. Пришедший Хозяин этого виноградника, т.е. Воскресший из мертвых и получивший Свою власть наследник Христос отдал их римлянам на погибель и разграбление. Место же виноградника отдал епископам христианским, которые во времена свои, т.е. когда процветало христианство, принесли как плоды различные добродетели. Но Матфей говорит, что они сами против себя произнесли решение, а Марк (Мк.12:9) и Лука (Лк.20:16) говорят, что Он произнес против них решение. Вероятно, что сначала они произнесли это решение, а потом Христос сказал то же, что прежде сказали они, чтобы подтвердить их слова. В частности же Лука сказал, что когда они услышали, то сказали: «да не будет». Не зная прежде, что это притча о них, они осудили самих себя, но потом, когда Христос подтвердил их решение, они поняли и сказали: «да не будет».

Мф.21:42. Глагола им Иисус: несте ли чли николиже в Писаниих: камень, егоже не в ряду совториша зиждущии, сей быть во главу угла? Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла?

Это пророчество принадлежит Давиду. Им Христос показывает, что непременно исполнится то, что Он сказал, как предсказанное некогда Духом Святым. Он будет убит и, воскресши из мертвых, сделается главой угла. Что это значит? Камнем пророчество назвало иносказательно Христа, а строителями – учителей иудейских, которых предыдущая притча назвала делателями; не в ряду поставили они этот Камень или отвергли, сначала говоря: «несть Сей от Бога Человек» (Ин.9:16), затем, что «Он льстит народы» (Ин.7:12) и другое подобное, и, наконец, распяв Его. Глава угла есть краеугольный камень. Христос стал главой угла, или сделался краеугольным камнем, когда уподобился такого рода камню. Как камень этот соединяет в себе две стены, так и Христос связывает Собой два народа – христиан из язычников и из иудеев, и посредством веры в Себя соединяет в один. Некоторые под углом разумели Церковь, как соединяющую верующих, главой которой сделался Христос как Основатель ее и Владыка.

Мф.21:42. От Господа бысть сие, и есть дивно во очию вашею. Это от Господа, и есть дивно в очах наших?

И это составляет часть указанного пророчества и показывает, что по воле Божией образуется этот угол, т.е. соединение народов, и что он будет предметом удивления для всех не только потому, что он украсится различными добродетелями, но и потому, что будет крепче всякого замысла.

Мф.21:43. Сего ради глаголю вам, яко отымется от вас Царствие Божие и дастся языку творящему плоды его. Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его.

Царством Божиим называет попечение Божие, которым они охранялись, а народом, приносящим достойные его плоды, – народ христианский.

Мф.21:44. И падый на камени сем сокрушится... И тот, кто упадет на этот камень, разобьется...

Спотыкающийся на него, повредит себе, а не Ему, – что испытали первосвященники, книжники и старцы народа.

Мф.21:44. А на немже надет сотрыет и. ...а на кого он упадет, того раздавит.

А на кого упадет Своею тяжестью, т.е. на кого разгневается, того умалит, рассеет и изгонит, что исполнилось на всем народе иудейском, переданном на разграбление римским воинам.

Мф.21:45–46. И слышавше архиерее и фарисее притчи Его, разумеша, яко о них глаголет: и ищуще Его яти, убояшася народа, понеже яко пророка Его имеяху. И, слышав притчи Его, первосвященники и фарисеи поняли, что Он о них говорит, и старались схватить Его, но побоялись народа, потому что Его почитали за Пророка.

Везде боятся людей, а не Бога. Христос и высказал притчи, и привел пророчество, чтобы, убоявшись, они оставили свое лукавство, а они еще более стали искать убить Его. Хотя Он знал, что они не переменятся, но везде делает Свое дело, ничего не опуская из того, что должно.

Глава XXII

Мф.22:1–3. И отвещав Иисус, паки рече им в притчах, глаголя: уподобися Царствие Небесное человеку царю, иже сотвори браки сыну своему и посла рабы своя призвати званныя на браки: и не хотяху приити. Иисус, продолжая говорить им притчами, сказал: Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели прийти.

Предыдущая притча указала на обстоятельства до крестных страданий, именно на промышление Божие об иудеях, на избиение ими пророков и, наконец, на убиение Самого Спасителя. Предлагаемая же ныне указывает на обстоятельства после крестных страданий, называя Царством Небесным Бога и Отца, а брачным пиром – таинственный союз Сына с Церковью верующих. Союз же этот мы разумеем двоякий: тот, который здесь совершается верой и другими добродетелями, и тот, который завершится там более сверхъестественным образом. Называет это дело браком, как по причине любви Сына к Церкви, так и по причине радости самой Церкви; и Креститель назвал Его Женихом. Рабами называет апостолов, которые сначала проповедовали в Иерусалиме, а званными – иудеев, которые прежде всего призывались на этот брачный пир, в древности – пророками, а потом – Крестителем. Кроме них на этот брачный пир призывались они еще и Самим Женихом. Обрати внимание, с одной стороны, на злобу иудеев, а с другой – на благость Спасителя. Они его убили, а Он их, Своих убийц, опять призывает к вечному веселию, но они уклоняются от него.

Мф.22:4. Паки посла ины рабы, глаголя: рцыте званным: се, обед мой уготовах, юнцы мои и упитанная исколена, и вся готова: приидите на браки. Опять послал других рабов, сказав: скажите званым: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и всё готово; приходите на брачный пир.

Под первыми рабами разумеет сторонников Петра, под вторыми – сторонников Павла. Говорит об обеде, о тельцах, о том, что все откормленное заколото, согласно с обычаями при брачных пирах. Всем этим можно назвать наслаждение Божественным учением, а там – небесное утешение и наслаждение. Тельцами и откормленным указывается на ценность и великолепие пира.

Мф.22:5. Они же небрегше отыдоша, ов убо на село свое, ов же на купли своя. Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою.

Пренебрегли приглашением, ушли по собственным делам, т.е. сочли их важнейшими.

Мф.22:6. Прочии же емше рабов его, досадиша им и убиша их.Прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили их.

Вот бесстыдство! Не только не пришли, но и посланных к ним оскорбили и убили. В предыдущей притче они убили тех, которые требовали плодов, а в этой тех, которые звали на брачный пир. Что может сравняться с таким безумием? Чем больше царь был терпелив и человеколюбив, тем более они раздражались и ожесточались.

Мф.22:7. И слышав царь той разгневася, и послав воя своя, погуби убийцы оны и град их зажже. Услышав о сем, царь разгневался, и, послав войска свои, истребил убийц оных и сжег город их.

Обрати внимание на попечение и чрезвычайно великое долготерпение. Насадил виноградник, устроил его, отдал делателям и ушел; затем, когда наступило время, послал рабов требовать плодов. Когда они были убиты, послал других, а когда и эти были умерщвлены, послал своего возлюбленного сына. И не только терпеливо перенёс убиение его, но даже призвал к вечной радости самих убийц, послав рабов; но они не захотели прийти. Опять послал других рабов, которых те и убили. Тогда только он истребляет этих совершенно испорченных и преступных людей, как неисцелимо больных. Под войском его разумей войска римлян, – так как все мы Божии по закону творения, – которые при Веспасиане и Тите умертвили убийц, а город их Иерусалим сожгли.

Мф.22:8–9. Тогда глагола рабом своим: брак убо готов есть, званнии же не быша достойны: идите убо на исходища путий, и елицех аще обрящете, призовите на браки. Тогда говорит он рабам своим: брачный пир готов, а званые не были достойны; итак, пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир.

Распутиями называет города и села язычников; распутиями же назвал, обозначая этим отвержение язычников, так как отверженные живут на распутиях. Сначала апостолы проповедовали иудеям, пока находились между ними, но когда были изгнаны, то ап. Павел сказал к ним: «вам бе лепо первее глаголати слово Божие, а понеже отвергосте е и недостойны творите сами себе вечному животу, се, обращаемся во языки» (Деян.13:46), «вам первым надлежало быть проповедану слову Божию, но как вы отвергаете его и сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам».

Но Христос по воскресении тотчас послал их к язычникам, говоря: «шедше убо научите вся языки» (Мф.28:19). Каким образом они проповедовали сначала иудеям Лука в книге Деяний (Деян.1:8) пишет, что Христос, имея вознестись на небо, сказал апостолам: «приимете силу, нашедшу Святому Духу на вы, и будете Ми свидетелие во Иерусалиме же и во всей Иудеи и Самарии и даже до последних земли», «вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святой; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли».

Вот как он объяснил то, что они начинают с Иерусалима.

Мф.22:10. И изшедше раби они на распутия, собраша всех, елицех обретоша, злых же и добрыхИ рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых…

Злыми называет привыкших ко злу, невоздержных в страстях, а добрыми – простых, воздержанных в неразумных побуждениях, людей, которым всем вместе прповедовали апостолы, всех одинаково призывая к союзу со Христом как в нынешнем, так и в будущем веке.

Мф.22:10–12. И исполнися брак возлежащих. Вшед же царь видети возлежащих, виде ту человека не оболчена во одеяние брачное, и глагола ему: друже, како вшел еси семо не имый одеяния брачна? ...и брачный пир наполнился возлежащими. Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду, и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде?

Сказав, что пир, т.е. дом, наполнился, показал, что многие войдут до кончины мира. В следующей притче учит о будущем Суде. Ты же ничего не исследуй глубже, именно – кто жених и как вместе с теми, которые одеты были, как должно, вошел одетый неприлично и пр. Исследование этого небезопасно как вследствие бесконечности такого изъяснения, так и вследствие полной в этом отношении свободы притчи. Отсюда нужно извлечь только знание того, что никто не должен полагаться на один только вход на брачный пир, т.е. одну только веру во Христа, но, омывшись Крещением, должно одеться также в брачную одежду, т.е. быть украшенным и достойным будущего брачного пира. Одежда эта есть чистая и беспорочная жизнь, подобно одежде сотканная из добродетелей. Человеком, одетым не в брачную одежду, назвал всякого человека, одетого неприлично для брачного пира. Небрачная одежда есть жизнь нечистая и порочная. Другом назвал его, как все-таки христианина, хотя и живущего недостойно такого названия. Но по милости своей Он призвал всех. Почему же так строго поступает? Потому что приглашенному на брачный пир, и особенно царский, следовало прийти одетым прилично, и приличием одежды как бы ответить на милостивое приглашение. В обыкновенных земных брачных пирах кто-либо еще мог бы иметь снисхождение и оправдание в том, что приличную одежду трудно найти, но в том, не земном, брачном пире отвергается всякое извинение, потому что украшение близко, и удобно найти его, если только действительно мы будем искать. Поэтому справедливо извергает человека одетого неприлично, как ленивого и небрежного. Как те, которые вовсе не пришли, так и те, которые пришли в грязной одежде, оскорбили его. Грязную одежду носит тот, кто не одет чувством сострадания, добротой, братолюбием и т.п.

Мф.22:12. Он же умолча. Он же молчал.

Как не имеющий, чем защититься. Речь эта показывает, что и при очевидной греховности Бог накажет не прежде, чем согрешивший осудит себя самого, потому что молчать и не быть в состоянии ответить есть признак самоосуждения.

Мф.22:13. Тогда рече царь слугам, Ангелам, служащим для наказания. Говорит о будущем, как о совершившемся, по обычаю притч.

Мф.22:13. Связавше ему руце и нозе, возмите его и вверзите во тму кромешнюю. ...связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю...

Связыванием называет прекращение деятельности, совершаемой руками и ногами. Тогда прекратится совершение каких бы то ни было грехов и ни одно действие не возможно для умилостивления. Настоящая жизнь есть время деятельности, а будущая – воздаяния. Связываются ноги, которые шествовали ко греху, и руки, которые совершали всякую неправду.

Мф.22:13. Ту будет плачь и скрежет зубом... ...там будет плач и скрежет зубов...

Чтобы кто-либо не подумал, что таким наказанием будет просто тьма, т.е. лишение только света, присоединил, что там будет плач и скрежет зубов, указывая на страшные и нетерпимые муки. Послушаем же и мы, осквернившие свою душу порочной жизнью после омовения Божественным Крещением, и убоимся того, что нас не только изгоняют из брачного пира, но и пошлют на строжайшее наказание. Итак, нужно заботиться об одежде внутренней, а не о внешней, потому что заботясь о внешней, мы не будем в состоянии заботиться о внутренней. Может быть, кто-либо спросит, почему Церковь не соединяется лучше с Отцом, чем с Сыном? И услышит, конечно: потому что вочеловечившийся Сын жил среди нее и потому что соединенная с Сыном, она соединяется и с Отцом, так как Сын сказал: «Аз и Отец едино есма» (Ин.10:30), и: «видевый Мене, виде Отца» (Ин.14:9). «Видевший Меня видел Отца».

Мф.22:14. Мнози бо суть звани, мало же избранных. ...ибо много званых, а мало избранных.

Это же сказал в конце притчи о наемниках.

Мф.22:15. Тогда шедше фарисее, совет восприяша, яко да обольстят Его словом. Тогда фарисеи пошли и совещались, как бы уловить Его в словах.

Вот глубокое ослепление! Ничто из всего сказанного не подействовало на душу их; упоенные завистью, они обращаются к козням, и так как не могли схватить Иисуса из-за народа, как было сказано прежде, то совещаются поймать Его каким-либо вопросом.

Мф.22:16. И посылают к Нему ученики своя со иродианы... И посылают к Нему учеников своих с иродианами...

Об иродианах сказано в двенадцатой главе. Златоуст говорит, что здесь под иродианами разумеются солдаты Ирода, которые в то время жили там и, вместе с тем, были подосланы фарисеями, как свидетели на тот случай, если бы Он что-нибудь ответил против кесаря. А Ирод был друг кесаря. Лука (Лк.20:20) яснее написал о посланных учениках, называя их лукавыми и притворяющимися в справедливости, по которой именно они спросили, и что их послали, чтобы уловить в каком-либо слове с тем, чтобы предать Его начальству и власти правителя. Они надеялись, что Христос ответит против кесаря.

Мф.22:16. Глаголюще: Учителю, вемы, яко истинен еси... ...говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив…

Обрати внимание на бесстыдную лесть, которой они пользуются, желая возбудить в Нем гордость и расположить непременно к ответу. Но если Он справедлив, то зачем вы везде говорите, что Он обольщает народ (Ин.7:12)?

Мф.22:16. И пути Божию воистинну учиши… ...и истинно пути Божию учишь…

И каким образом вы опять говорите, что Он не от Бога (Ин.9:16)? Путем Божиим называют добродетель, по которой кто-либо идет к Богу.

Мф.22:16. И нерадиши ни о комже: не зриши бо на лице человеком. ...и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лицо.

И это говорят, побуждая Его не стесняться кесаря и из страха пред ним не оставить без ответа вопрос. Действительно, все то, что они свидетельствовали о Нем, была правда, но высказали они это не добровольно, а чтобы осуществить замысел.

Мф.22:17. Рцы убо нам, что Ти Ся мнит? Итак, скажи нам, как Тебе кажется?

Разумеется о том, о чем мы намерены спросить.

Мф.22:17. Достойно ли есть даты кинсон кесареви, или ни? Позволительно ли давать подать кесарю, или нет?

Кинсон – римское слово, – означает дань или пошлину. «Достойно» вместо – «можно», или «справедливо». Некогда иудеи, соблюдая закон, наслаждались полной свободой; после же, когда преступили его, они были порабощены римлянам, которыми правил кесарь, и им платили дань. Спрашивают с хитростью и коварством, чтобы в том случае, если скажет, что можно, – возбудить народ против Него, как советующего быть рабами у кесаря и подчиняющего народ Божий человеку, – а если скажет, что нельзя, – предать Его правителю, как советующего отложиться от кесаря и воевать. Что же на это ответил Источник знания?

Мф.22:18. Разумев же Иисус лукавство их, рече… Но Иисус, видя лукавство их, сказал...

Марк (Мк.12:15) сказал «лицемерие», а Лука (Лк.20:23) – «лукавство».

Мф.22:18. Что Мя искушаете, лицемери? Что искушаете Меня, лицемеры?

Лицемерно спрашиваете, чтобы узнать правду; копаете яму своим вопросом, чтобы сбросить Меня. Показав, что они не скрылись от Него, отвечает и на вопрос. И смотри, каким образом!

Мф.22:19. Покажите Ми златицу кинсонную. Покажите мне монету...

У Марка (Мк.12:15) говорит: «принесите Ми пенязь, да вижу», и у Луки (Лк.20:21) подобным же образом. Пенязь, или динарий – это монета. Пожелал посмотреть на монету, чтобы по ней составить Свой удивительный ответ.

Мф.22:19–21. Они же принесоша Ему пенязь. И глагола им: чий образ сей и написание? И глаголаша Ему: кесарев. ...которою платится подать. Они принесли Ему динарий. И говорит им: чье это изображение и надпись? Говорят Ему: кесаревы.

Спросил не по незнанию, а чтобы их ответ сделать Своим.

Мф.22:21. Тогда глагола им: воздадите убо кесарева кесареви... Тогда говорит им: итак, отдавайте кесарево кесарю…

Так как это принадлежит кесарю, то отдайте кесарю то, что ему принадлежит. Поэтому не сказал: давайте, но – отдавайте, как ему принадлежащее. А чтобы не сказали: «Ты подчиняешь нас человеку, а не Богу», – присоединил:

Мф.22:21. И Божия Богови. ...а Божие Богу.

Можно и людям воздавать то, что следует, и Богу, что должно; им – дань и т.п., а Ему – почитание и соблюдение заповедей. Кесарем можно назвать дьявола, который есть князь мира сего и которому нужно воздать должное, т.е. страсти и вообще все злое.

Мф.22:22. И слышавше дивишася: и оставльше Его отыдоша. Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.

Удивлялись, но не уверовали, – что само по себе служит большим обвинением их.

Мф.22:23. В той день приступиша к Нему саддукее, иже глаголют не быти воскресению... В тот день приступили к Нему саддукеи, которые говорят, что нет воскресения, и спросили Его...

О секте саддукеев сказано в третьей главе. Они отвергали воскресение мертвых на том основании, что о нем нет ясного упоминания в Писаниях Моисея, которые они только и признавали, не принимая других книг. Вот безумие! Лишь только принуждены были замолчать фарисеи, самые точные из иудеев, как на смену им подбегают саддукеи, люди с большими недостатками. Хотя следовало бы удержаться, но дерзость делает их смелыми, бесстыдными и решающимися на невозможное. Так как в пророческих Писаниях содержится более ясное учение о воскресении, то они полагали, будто бы оно трактует, что люди воскреснут такими, какими были прежде смерти, с теми же свойствами и страстями. Поэтому, желая опровергнуть это учение, придумав от себя предлог, они и подходят.

Мф.22:23–24. И вопросиша Его, глаголюще: Учителю, Моисей рече: аще кто умрет не имый чад, (да) поймет брат его жену его и воскресит семя брата своего. Учитель! Моисей сказал: если кто умрет, не имея детей, то брат его пусть возьмет за себя жену его и восстановит семя брату своему.

В законе Моисеевом они только находят предлог для вымысла, чтобы просьба их заслуживала большего внимания. В книге Второзакония (Втор.25:5) Моисей повелел, чтобы на жене умершего бездетным опять женился брат его (закон об ужичестве) и чтобы первенец, которого она родит, назывался сыном умершего брата в память об нем. Вот, что говорит закон. Смотри же, как они сочиняют?

Мф.22:25–28. Беша же в нас седмь братия: и первый оженься умре, и не имый семене, остави жену свою брату своему: такожде же и вторый, и третий, даже до седмаго: последи же всех умре и жена: в воскререние убо, которого от седмих будет жена? вси бо имеша ю. Было у нас семь братьев; первый, женившись, умер и, не имея детей, оставил жену свою брату своему; подобно и второй, и третий, даже до седьмого; после же всех умерла и жена; итак, в воскресении, которого из семи будет она женою? ибо все имели ее.

Предлагают семерых, чтобы вопрос казался более затруднительным. Цель у саддукеев была следующая: ответит ли Он, что одного, или семи, сейчас же Ему возразить, что если опять будут браки, то, конечно, будет рождение и воспитание детей, приобретение имуществ, суды, войны, болезни, опять смерть и все то, что есть и в настоящей жизни, и та жизнь не будет иной сравнительно с этой. Если же она будет такой же, то зачем будет воскресение. Следовательно, воскресения не будет. Что же Христос? (Женой может быть названа человеческая природа, а семью братьями – данные ей в различные времена от Бога для воспитания и принесения плодов правды законы, живя преемственно с которыми, как с мужьями, она не имела ни от одного из них истинного плода. Первый из этих законов – это данный Адаму в раю, второй – данный опять ему вне рая вместо наказания, третий – данный Ною относительно ковчега, четвертый – данный Аврааму относительно обрезания, пятый – данный опять ему о принесении в жертву Исаака, шестой – данный Моисею, седьмой – данный через пророков. Демоны, научающи отвергать воскресение, спрашивают коварно через разные помыслы: если будет воскресение мертвых, то по какому из указанных семи законов будет жить тогда человеческая природа? По какому бы из них мы ни сказали, они возразят: значит опять будет бесплодной и пустой человеческая жизнь, подверженная прежним бедам. Но истинное и спасительное слово благочестия заставляет их молчать, научая, что после воскресения будет иная жизнь. Примет ли кто-либо семь тысяч лет настоящего мира, или семь веков, в продолжение которых жила человеческая природа, не погрешит относительно цели. Ни одного из них женой она не будет после воскресения, так как тогда все они окончатся и ее возьмет другой век – восьмой, который не будет иметь конца).

Мф.22:29. Отвещав же Иисус рече им: прельщаетеся, не ведуще Писания, ни силы Божия. Иисус сказал им в ответ: заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией.

Заблуждаетесь, не зная пророческих Писаний, которые учат не о таком воскресении, какое вы предполагаете. Заблуждаетесь также, не зная силы Божией, которая может воскресить мертвых без прежних свойств и страстей.

Мф.22:30. В воскресение бо ни женятся, ни посягают... ...ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж...

Не женятся мужчины и женщины не отдаются в брак, т.е. не имеют брачных связей, потому что нет там и самой похоти такой. У Луки (Лк.20:36) еще присоединил: «ни умрети бо ктому могут», «и умереть уже не могут», показывая, что брак существует по причине смерти, чтобы вместо умерших рождались другие, а где нет смерти, там нет и брака.

Мф.22:30. Но яко Ангели Божии на небеси суть. ...но пребывают, как Ангелы Божии на небесах.

Говорит здесь об одних праведниках, что они потом будут как бы Ангелами вследствие отсутствия похотей и страстей, вследствие своей чистоты и, так сказать, светлости. «Яко Ангели Божии на небеси», т.е. как Ангелы Божии, которые живут в небе. Так сказал и Марк (Мк.12:55), а Лука (Лк.20:36) несколько больше: «и сынове суть Божии, воскресения сынове суще», т.е. опять рожденные воскресением, которое есть пакибытие. О праведных также им сказано: «а сподобльшиися век он улучити и воскресение, еже от мертвых», «а сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых…» и т.д. (Лк. 20:35). (Природа Ангелов не допускает разделения на мужеский пол и женский, так как это разделение свойственно смертной природе, чтобы рождением детей в браке пополнять похищаемое смертью).

Мф.22:31–32. О воскресении же мертвых несте ли чли реченнаго вам Богом, глаголющим: Аз есмь Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковль? А о воскресении мертвых не читали ли вы реченного вам Богом: Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова?

Так как они ссылались на Моисея, то и Он заставляет их молчать Писанием Моисеевым. Вышеприведенные слова написаны в книге Исход (Исх.3:6). Вникни только в смысл: «Я Бог Авраама, Исаака и Бог Иакова», – не совершенно умерших, если бы они совершенно умерли, то сказал бы: «Я был Богом», – а так как сказал: «Аз есмь Бог Авраамов» и т.д., то показал, что Он Бог имеющих воскреснуть. Как Адам, хотя и жив был после вкушения от известного дерева, но в тот день, в который вкусил, умер вследствие осуждения на смерть, – так и они, хотя умерли, однако живы были вследствие обещания воскресения.

Мф.22:32. Несть Бог Бог мертвых, но (Бог) живых. Бог не есть Бог мертвых, но живых.

Потому что Бог существует и живет, а мертвый не существует и не живет. Но и в другом месте написано: «да и мертвыми и живыми обладает» (Рим.14:9); и там под мертвыми разумей имеющих воскреснуть. Лука же (Лк.20:38) присоединил: «вси бо Тому», т.е. у Него, «живи суть».

Мф.22:33. И слышавше народи дивляхуся о учении Его. И слыша, народ дивился учению Его.

Простой и неиспорченный народ. И некоторые из книжников говорили: «Учителю, добре рекл еси», – как сказал Лука (Лк.20:39). Они признавали воскресение, однако удивлялись и сами Его доказательству и изъяснению слов: «Аз есмь Бог Авраамов» и т.д. «Ктому же не смеяху Его вопросити ничесоже», «И уже не смели спрашивать Его ни о чем», как говорит Лука (Лк.20:40).

Мф.22:34–36. Фарисее же слышавше, яко посрами саддукеи, собрашася вкупе. И вопроси един от них законоучитель, искушая Его и глаголя: Учителю, как заповедь болши (есть) в законе? А фарисеи, услышав, что Он привел саддукеев в молчание, собрались вместе. И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?

Лишь только принуждены были замолчать саддукеи, как опять нападают фарисеи и выставляют законника, не из желания научиться, но с злым умыслом, Так как первой заповедью была: «возлюбиши Господа Бога твоего» и т.д., то они ожидали, что Христос прибавит что-либо и относительно Себя, назвав, например, Себя Богом, и, как хулитель, подаст им новый повод к осуждению.

Мф.22:37–39. Иисус же рече ему: возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею: сия есть первая и болшая заповедь: вторая же подобна ей: возлюбиши искренняго твоего яко сам себе. Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всей душою твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя.

Зная лукавство их, ответил без всякого упрека на то, о чем спрошен; но присоединил и другую заповедь, порицая ею их за то, что они не только не любят Его, но завидуют и злоумышляют против Него и потому только теперь спрашивают. Если бы они любили, то не искушали бы Его. Вторую назвал подобной первой по величине, так как и она – велика; обе они находятся во взаимной связи и зависимости: кто любит ближнего, тот любит и Бога, соблюдая заповедь Его, а кто не любит ближнего, тот и Бога не любит, не соблюдая заповеди Его. (Вторая не по порядку законодательства, но по значению. Эта заповедь находится в другой части).

Мф.22:40. В сию обою заповедию весь закон и пророцы висят. На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки.

Об этом ясно сказано в 7 главе; найди там изречение: «се бо есть закон и пророцы» (Мф.7:12). Но у Матфея этот законник является искусителем, а у Марка он получил большую похвалу. Почему же? Потому что сначала он, подосланный фарисеями, действительно искушал; но услышав ответ, он обратился и согласился, что это действительно так. Затем Иисус видя, что он разумно отвечал, сказал ему: «не далече еси от Царствия Божия» (Мк.12:34), т.е. ты приблизился к вере, отвергнув зависть и исповедав истину. Это Он сказал, побуждая его к совершенной вере. И это найдешь у Марка.

Мф.22:41. Собравшымся же фарисеом, вопроси их Иисус, глаголя: что вам мнится о Христе? чий есть Сын? Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: что вы думаете о Христе? чей Он Сын?

О Христе, предвозвещенном пророками и еще не пришедшем, как вы говорите, но ожидаемом вами. Обрати внимание на Его премудрость. Они думали, что Христос в первой заповеди присоединит что-либо и относительно Себя, чтобы показать Себя Богом. Он не сделал этого, избегая лукавства их, но прикровенно говорит о Своем Божестве и, притом, не прямо, а косвенно, так что другие и не подозревали этого. По предположению других, Он и спрашивает, и высказывает Свое мнение об ожидаемом Христе, что Он – Господь и Бог, а на самом деле говорит это о Самом Себе.

Мф.22:42. Глаголаша Ему: Давидов.

Из пророческих слов они знали это. Они представляли Христа просто сыном Давида, или одним только человеком, между тем как пророки предсказывали о Нем не просто как о человеке, но и Боге.

Мф.22:43–44. Глагола им: како ибо Давид Духом Господа Его нарицает, глаголя: рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножие ногама Твоима?. Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих?

Духом, разумеется, Святым, как сказал Марк (Мк.12:36), а не от себя.

Мф.22:45. Аще убо Давид нарицает Его Господа, како сын ему есть? Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он Сын ему?

Сказал это не отрицая, что Христос есть сын Давидов, но изобличая ошибочное их предположение, потому что Он не такой сын его, каким они представляли Его, т.е. простой человек, но и Господь его. Сыном его Он называется, как выросший из его корня по человечеству, а Господом его – как Бог его. Этим изречением Давида Он воспользовался для изобличения фарисеев, показывая, что Он не только сын Давида, но и Бог его. Нужно объяснить и это изречение. Давид говорит, что Господь и Отец сказал Господу моему и Сыну Своему, Христу, взяв Его на небо: седи по правую руку Меня, пользуйся Моим Царством, имея одинаковый со Мною престол и одинаковую честь (Пс.109:1). Враги Христа телесные – это, прежде всего, иудеи, затем – язычники и еретики, а бестелесные – демоны. Марк (Мк.12:35, 37) говорит, что Христос сказал это, уча в храме, и что народ слушал Его с услаждением. Вероятно, Он сначала спросил об этом фарисеев, а потом и в храме учил об этом народ.

Мф.22:46. И никтоже можаше отвещати Ему словесе: ниже смеяше кто от того дне вопросити Его ктому. И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его.

Намереваясь идти на смерть, Он рассуждал с ними о предметах возвышенных и не только заставил их замолчать, но внушил им страх и на будущее время.

Глава XXIII

Мф.23:1. Тогда Иисус глагола к народом и учеником Своим… Тогда Иисус начал говорить народу и ученикам Своим...

Когда? После того как посрамил искушающих; после того как довел их до того, что они уже не смели спрашивать; после того как показал, что они больны неизлечимо.

Мф.23:2–3. Глаголя: на Моисеове седалищи седоша книжницы и фарисее. Вся убо, елика аще рекут вам блюсти, соблюдайте и творите: по делом же их не творите. ...и сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак, все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте…

Они сделались, говорит, преемниками Моисеева седалища, т.е. учительской кафедры; поэтому «все, елика аще рекут вам блюсти, соблюдайте и творите», потому что они не свое говорят, когда учат, но Божие, – то, что было узаконено Моисеем. Когда говорит «вся», то разумеет не все законоположения, например, о жертвах, о пище и т.п. (зачем бы он прежде отменял это?), но под словом «вся» разумеет, конечно, то, что служит к исправлению нравов, к улучшению образа жизни и не противоречит евангельским заповедям. «По делом же их не творити», потому что дела их не согласуются с учением и разрушают его. Итак, сказал, что не должно восставать против учителей, если они проводят даже дурную жизнь, но должно повиноваться их учению, не подражая их недостойной жизни. Они достойны веры в своем учении, но в своей жизни не достойны подражания. Можно и иначе сказать. Так как Он намерен был изобличить, наконец, явно худые поступки фарисеев для предостережения народа, то чтобы некоторые не подумали, что Он из желания власти над народом порицает фарисеев, заранее устраняет такое предположение, говоря: «вся, елика аще рекут вам блюсти, соблюдайте и творите», если и не ради жизни их, то ради начальнической и учительской кафедры. А чтобы некоторые, слушая учение их, не подражали и их жизни, присоединил: «по делом же их не творите». Освободив Себя таким образом от подозрения, начинает обличение.

Мф.23:3. Глаголют бо, и не творят. …ибо они говорят, и не делают.

Смотри, откуда начинает. Всякий, кто преступает закон, залуживает осуждения, а учитель заслуживает троякого: потому что он преступает, потому что и других обязан исправлять и потому что вредит ученикам.

Мф.23:4. Связуют бо бремена тяжка и бедне носима и возлагают на плеща человечески... Связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людам…

Тяжелыми и неудобоносимыми бременами называет строжайшие и мелочные предписания в жизни, а плечами – деятельность людей. Очевидно, что и сверх закона они нечто предписывали.

Мф.23:4. Перстом же своим не хотят двигнути их. ...а сами не хотят и перстом двинуть их.

Не только не хотят носить на своих плечах того, что возлагают на плечи других, чтобы примером своим сделать их еще усерднее, но и перстом своим не хотят двинуть их, т.е. коснуться их даже отчасти, слегка. А Лука (Лк.11:46) говорит: «и единем перстом вашим не прикасаетеся бременем». Подчиненным дают самые строгие предписания, а себе позволяют полную свободу, между тем, как следовало бы делать наоборот: больше стеснять себя, а к ним быть весьма снисходительными.

Мф.23:5. Вся же дела своя творят, да видими будут человеки... Все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди…

Все дела, которые считались у них хорошими. Заметь, что предыдущее обвинение было в строгости к другим и в небрежности, а это – в тщеславии. Затем показывает, что и тщеславятся они не чем-нибудь великим, так как у них не было особенных добродетелей, но маловажным и пустым, – что также увеличивает обвинение.

Мф.23:5. Разширяют же хранилища своя и величают воскрилия риз своих... Расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих... (Хранилища – повязки на лбу и на руках со словами из закона. – Прим.)

Этим-то они и тщеславились, как особенными добродетелями. Скажем и об этом. Так как евреи постоянно забывали о благодеяниях Божиих, то Бог повелел написать их на свитках и привязывать на руке учителей, чтобы всегда видеть их и помнить. Такие свитки назывались хранилищами, потому что они хранили (от забвения) и (таким образом) спасали. Далее, чтобы не забывали заповедей, Бог повелел приставить гиацинтовую кисть (Воскрилия одежд состояли из пурпурно-голубых кистей на четырех концах верхней одежды; по предписанию закона Моисеева (Числ. 15:37), они должны были напоминать заповеди Господни. Прикосновение с верою к этим кистям одежды Иисусовой кровоточивой женщины исцелило ее болезни (Мф. 9:20). У персов кисти, пришиваемые к верхнему платью, служат выражением благочестия имеющих означенные кисти. – Прим. ред.) к краям одежды около ног, чтобы, находясь всегда на виду, она напоминала о заповедях. Ее называли воскрилием. Книжники и фарисеи, хотя и пренебрегали заповедями, однако украшали себя широкими хранилищами и распускали большие воскрилия своих одежд, гордясь этим и неразумно считая себя благочестивыми. Марк (Мк.12:38) назвал это длинными одеждами (στολαι), говоря: «блюдитеся от книжник, т.е. берегитесь, хотящих во одеянии ходити». Подобным же образом сказал и Лука (Лк.20, 46). «Остерегайтесь книжников, которые любят ходить в длинных одеждах и любят приветствия в народных собраниях, председания в синагогах и предвозлежания на пиршествах…» И не только этими, но и другими мелочами они показывали свое тщеславие. Слушай:

Мф.23:6. Любят же преждевозлегания на вечерях, и преждеседания на сонмищих... Также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах...

Потому что на вечерах возлегали, а в синагогах сидели.

Мф.23:7. И целования на торжищих, и зватися от человек: учителю, учителю. ...и приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: учитель! учитель!

Любят приветствия, выражаемые как словами, так и другими внешними знаками. Любят также, чтобы люди называли их учителями, или по-еврейски – равви.

Мф.23:8. Вы же не нарицайтеся учителие: един бо есть ваш Учитель, Христос: вси же вы братия есте. А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель – Христос, все же вы – братья.

Все другое, относящееся к обличению их, приводил как пустое и не нуждающееся во многих словах для пояснения, а теперь выставляет на вид властолюбие, как причину многих зол, и с большей настойчивостью заботится об его устранении. «Не нарицайтеся», т.е. не желайте страстно называться. А если другие вас называют так, то это не послужит к вашему осуждению.

Мф.23:9. И отца не зовите себе на земли: един бо есть Отец ваш, Иже на небесех. И отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец Который на небесах.

Сказал это не для того, чтобы возбранить нам называть отцами родителей плотских или духовных, а для того, чтобы мы знали, Кто по преимуществу и в собственном смысле Отец ваш. Такой Отец у нас – один Бог на небесах, а отцы плотские и духовные – скорее содействователи и слуги Его в рождении нас. Итак, говорит: отцом себе по преимуществу и в собственном смысле никого не называйте на земле, потому что такой Отец – на небе: один Бог в трех Лицах.

Мф.23:10. Ниже нарицайтеся наставницы: един бо есть Наставник ваш, Христос. И не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник – Христос.

Учитель (ραββι) и наставник (καθηγητης) – одно и то же. Повторяет прежнюю речь, чтобы сильнее отклонить от такого зла. Как название одним Учителем Христа не исключает названия Учителем и Бога, так и название одним отцом только Бога не исключает названия Отцом и Сына. Сказано же «един» и «един» для противопоставления только людям и Ангелам.

Мф.23:11. Болий же в вас да будет вам слуга. Больший из вас да будет вам слуга.

Отвергнув тяжкий недуг властолюбия, научает затем, каким образом можно избежать его, именно подчинением, т.е. смирением. Далее говорит также о награде за превозношение и смирение, чтобы первое бросили, а второе приняли.

Мф.23:12. Иже бо вознесется, смирится: и смиряяйся, вознесется. Ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится.

Смирение – величайшее приобретение для человека; поэтому-то и говорит о нем часто, чтобы постоянным напоминанием сильнее напечатлеть его в умах Своих учеников. Повелевает не только не любить первых мест, но искать даже последних, потому что первое унижает любящего, а последнее – возвышает ищущего.

Мф.23:13. Горе вам, книжницы и фарисее, лицемери, яко затворяете Царствие Небесное пред человеки: вы бо не входите, ни входящих оставляете внити. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете.

Вы затворяете его пред людьми, именно перед самим собою и перед своими подчиненными, так как и сами не входите в него через веру в Меня, и другим не позволяете входить. «Входящими» называет тех, которые готовы и могут войти. Сильное это обличение. Если заслуживает осуждения – не принести никому пользы, то вредить и губить человека – непростительно. А у Луки (Лк.11:52) сказал: «взясте ключ разумения», «взяли ключ разумения», – называя так веру в Себя, как приводящую к пониманию истинного учения и неизреченной мудрости; и этот ключ они взяли, т.е. отняли у народа.

Мф.23:14. Горе вам, книжницы и фарисее, лицемери, яко снедаете домы вдовиц, и виною далече молитвы творяще: сего ради лишшее приимете осуждение. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что поедаете домы вдов и лицемерно долго молитесь: за то примете тем большее осуждение.

Называет их лицемерами в самом общем смысле, как выставляющих на вид свое благочестие и добродетель. «Яко снедаете домы вдовиц», которым следовало бы помогать. Приходя к ним под предлогом защиты, они еще более угнетали их, расточая имущество их. «И виною далече молитвы творяще». Для разорения домов вдовиц, т.е. того, что находится в домах их, долго и усердно молились пред ними, чтобы казаться святыми и заслуживающими уважения. «Сего ради лишшее приимете осуждение». Так как вы входите охранителями, а выходите разорителями, и так как из-за чревоугодия совершаете продолжительную молитву, то будете подлежать строжайшему суду, т.е. осуждению. Всякий согрешающий достоин наказания, а тот, кто делает доброе дело, чтобы через это иметь потом возможность совершить какой-либо грех, будет наказан строже. Сетует о них и обличает, научая народ не обманываться и из уважения к ним не увлекаться к подражанию.

Мф.23:15. Горе вам, книжницы и фарисее, лицемери, яко преходите море и сушу, сотворити единаго пришелца: и егда будет, творите его сына геенны сугубейша вас. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас.

«Преходите» – переплываете. Пришельцем закон называл того, кто переходил от идолослужения к иудейской религии. Итак, Христос говорит: едва после бесчисленных трудов вы приобретаете одного пришельца, и, однако, не бережете его; вы бесполезны для спасения идолопоклонников и небрежны при сохранении пришельца; мало того, являетесь даже предателями, развращая его своей негодной жизнью и делая его сыном геенны, т.е. родственным геенне и достойным ее. Сказал «сугубейша», потому что всякий, имеющий негодного наставника, не останавливается на той же степени испорченности, а идет обыкновенно далее.

Мф.23:16. Горе вам, вожди слепии...

Найди в пятнадцатой главе изъяснение слов: вожди суть слепи слепцем.

Мф.23:16. Глаголющии: иже аще кленется церковию, ничесоже есть: а иже кленется златом церковным, должен есть. ...которые говорите: если кто поклянется храмом, то ничего, а если кто поклянется золотом храма, то повинен.

«Ничесоже» – это «ничего»; «должен есть» – делается должником. Если кто-нибудь клялся дать что-либо, то если он клялся храмом, они говорили, что это ни к чему не обязывает, – а если клялся каким-нибудь золотым сосудом, говорили, что он обязан. Так они учили по своему неразумию, которое здесь и осмеивается.

Мф.23:17. Буи и слепии, что бо более есть, злато ли, или церковь, святящая злато? Безумные и слепые! Что больше: золото, или храм, освящающий золото?

Слепоту их порицает, конечно, душевную.

Мф.23:18–19. И: иже аще кленется олтарем, ничесоже есть: а иже кленется даром, иже верху его, должен есть. Буи и слепии, что бо более, дар ли, или олтарь, святяй дар? Также: если кто поклянется жертвенником, то ничего, если же кто поклянется даром, который на нем, то повинен. Безумные и слепые! что больше: дар, или жертвенник, освящающий дар?

Олтарем называет жертвенник, на котором закалались приводимые жертвы.

Мф.23:20–22. Иже убо кленется олтарем, кленется им и сущим верху его: и иже кленется церковию, кленется ею и Живущим в ней: и кленыйся небесем кленется Престолом Божиим и Седящим на нем. Итак, клянущийся жертвенником клянется им и всем, что на нем; и клянущийся храмом клянется им и Живущим в нем; и клянущийся небом клянется Престолом Божиим и Сидящим на нем.

Говорит это не потому, что позволяет клясться, в пятой главе Он запретил всякую клятву, но потому, что иудеи клялись этим…

Мф.23:23. Горе вам, книжницы и фарисее, лицемеры, яко одесятствуете мятву и копр и кимин, и остависте вящшая закона, суд и милость и веру... Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру…

Так как закон повелевал народу давать десятины от всех плодов, то они в точности исполняли это и по отношению к десятинам с мяты, аниса и тмина, самых дешевых трав, ссылаясь при этом на закон. Поэтому осмеивает их, как слишком точных – относительно малейших предписаний закона, и небрежных – относительно великих заповедей. Суд разумеет относительно обидимых, милость – относительно нуждающихся, и веру – в Бога. Лука (Лк.11:42) говорит: «и любовь Божию». Всякому учителю нужно требовать десятину от своего народа, т.е. от десяти чувств, именно – пяти телесных и пяти душевных, требовать суда, милости и веры.

Мф.23:23. Сия (же) подобаше творити, и онех не оставляти. ...сие надлежало делать, и того не оставлять.

Это прежде всего нужно было сделать, как важнейшее, а затем не оставлять и того, менее важного, если вы хотели точно соблюдать закон.

Мф.23:24. Вожди слепии, оцеждающии комары, велблуды же пожирающе. Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие!

Маловажные требования закона вы строго соблюдаете, а в самых важных незаметно для себя погрешаете.

Мф.23:25. Горе вам, книжницы и фарисее, лицемери, яко очищаете внешнее сткляницы и блюда, внутрьуду же суть полни хищения и неправды. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды.

Эта приточная речь имеет такой смысл: тела свои вы очищаете (это обозначает внешность чаши и блюда), а внутри – души ваши полны хищения и неправды страстей; иначе – о телесной чистоте вы заботитесь, а душевной пренебрегаете. Под неправдой здесь мы разумеем всякий грех, подобно тому, как и правдой можно назвать всякую добродетель. Лука (Лк.11:39) сказал яснее: «внутреннее же ваше полно грабления есть и лукавства», «внутренность ваша исполнена хищения и лукавства».

Мф.23:26. Фарисее слепый, очисти прежде внутреннее сткляницы и блюда, да будет и внешнее има чисто. Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их.

Когда очищается душа, то очищается и тело, а когда очищается тело, то не очищается этим и душа. Поэтому нужно очистить душу, чтобы стало чистым и тело.

Мф.23:27. Горе вам, книжницы и фарисее, лицемеры, яко подобитеся гробом повапленым, иже внеуду убо являются красны, внутрьуду же полни суть костей мертвых и всякия нечистоты. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты.

Вапно – это известь, которой намазывают и красят стены. Нечистотой называет смрад.

Мф.23:28. Тако и вы, внеуду убо являетеся человеком праведны, внутрьуду же есте полни лицемерия и беззакония. Так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония.

Лука (Лк.11:44) сказал: «есте яко гроби неведоми, и человецы ходящии верху не ведят», «что вы – как гробы скрытые, над которыми люди ходят и не знают того». Закрытые гробницы внутри наполнены смрадом, а сверху их видна чистая земля и широкая дорога.

Мф.23:29–30. Горе вам, книжницы и фарисее, лицемеры, яко зиждете гробы пророческия, и красите раки праведных, и глаголете: аще быхом были во дни отец наших, не быхом убо общницы им были в крови пророк. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников, и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков.

Горе, говорит, вам не потому, что вы это делаете и так говорите. – это хорошо, но потому, что делая это, так говоря и таким образом обличая отцов своих в убийстве, вы сами спешите к тому же, желая убить и Меня, и учеников Моих, – и потому что напрасно и лицемерно это делаете и говорите, так как и сами подражаете тем, которых обличаете в убийстве.

Мф.23:31. Темже сами свидетелствуете себе, яко сынове есте избивших пророки. Таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков.

Тем, что признаете убийство, совершенное отцами вашими, а также тем, что подражаете ему, вы свидетельствуете, что вы сыны тех, которые убили пророков. Лука (Лк.11:48) прибавил: «и соблаговолите делом отец ваших», т.е. некоторым образом одобряете это, потому что, устраивая великолепные гробницы убитым, вы открыто свидетельствуете о дерзости убийц, что свойственно похваляющим и одобряющим эту дерзость. Могло бы показаться, что вы из уважения к убитым украшаете гробницы их и говорите вышеприведенные слова для обличения своих отцов, если бы вы не подражали убийству их.

Мф.23:32. И вы исполните меру отец ваших. Дополняйте же меру отцов ваших.

Меру злобы. Сказал это, не повелевая, а предсказывая будущее.

Мф.23:33. Змия, порождения ехиднова, како убежите от суда (огня) геенскаго? Змии, порождения ехиднины! как убеждите вы от осуждения в геенну?

Змиями назвал их, как злых коварных и вредных, а порождениями ехидн, как подобных отцам своим в том, что имеют такой же яд злобы и склонность к убийству. Порождениями ехидны назвал их Иоанн Креститель в третьей главе, но в ином смысле. Судом геенны называет осуждение и наказание в геенне, или – ниспосылающее в геенну.

Мф.23:34. Сего ради, се, Аз послю к вам пророки и премудры и книжники: и от них убиете и распнете, и от них биете на сонмищах ваших, и изженете от града во град… Посему, вот, Я посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников; и вы иных убьете и распнете, а иных будет бить в синагогах ваших и гнать из города в город...

«Сего ради», ради того, что вы дополните меру злобы отцов своих. Сказал: «послю», указывая на Божественное достоинство. Пророками, мудрыми и книжниками называет апостолов и их преемников – пастырей и учителей Церкви, как достойных пророческого дара, умудренных Им и знающих Писание. Слова «от них» показывают, что не всех будут бить и не всех убьют.

Мф.23:35. Яко да приидет на вы всяка кровь праведна, проливаемая на земли... ...да придет на вас вся кровь праведная, пролитая на земле…

Под кровью понимай осуждение за кровь, т.е. за убийство. Пусть придет на вас осуждение за кровь всякого проповедника, пролитую на землю. А Лука (Лк.11:50) сказал: «да взыщется кровь всех пророк», которая пролита родом этим от создания мира. Слова эти указывают на нечто ужасное. Кто знает, как наказаны были прежние грешники, и тем не менее подражает им, тот достоин наказания всех их, т.е. должен дать ответ за каждого из них, потому что не вразумился их примерами. Даже некоторых из этих вы, говорит, убьете, чтобы потерпеть наказание за всякое прежде совершенное убийство праведника. Они слышали, что за Каина отмстится всемеро, а за Ламеха – в семьдесят раз всемеро, потому что не вразумились предшествующим примером.

Мф.23:35. От крове Авеля праведнаго до крове Захарии сына Варахиина, егоже убисте между церковию и олтарем. ...от крови Авеля праведного до крови Захарии, сына Варахиина, которого вы убили между храмом и жертвенником.

Кстати упомянул об Авеле, показывая, что и это убийство совершено по зависти. Относительно Захарии одни говорят, что это один из двенадцати пророков, другие – что так называвшийся сын Иоддая (Священника в царствование Иоаса, царя Иудейского. Вдохновленный духом Божиим, он грозно обличил перед всеми царя и народ за то, что они отступили от Господа и предались идолопоклонству. Это слепое порицание навлекло на Захарию гнев Иоаса и его вельмож. Захария был по приказанию царя побит камнями во дворе дома Господня. – Прим. ред.), третьи – что это Азария, а большинство – что отец Иоанна Крестителя, – так как, говорят, из неписанного предания известно, что в храме было место, назначенное для девиц, и он позволил однажды стоять там уже после рождения Спасителя Богородице, говоря, что Она Дева, – за что и был убит между храмом и находящимся вне (снаружи) жертвенником.

Мф.23:36. Аминь глаголю вам: яко (приидут) вся сия на род сей. Истинно говорю вам, что всё сие придет на род сей.

Так, как, угрожая страхом геенны, не смутил их, потому что это относилось к далекому будущему, то устрашает и угрожает им ближайшими бедствиями; поэтому утверждает, что все это, т.е. эти величайшие наказания, придут на род сей, т.е. на них же самих. При Тите и Веспасиане, действительно, постигли их бедствия от римлян.

Мф.23:37. Иерусалиме, Иерусалиме, избивый пророки и камением побиваяй посланныя к тебе... Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе!

Обращая свою речь к городу, скорбит нем. Повторение названия указывает на сострадание. Он сожалеет о нем, как некогда возлюбленном, и которому предстоит жестоко пострадать за беззакония обитающих в нем. Затем порицает его за убийство пророков, которых посылал сюда.

Мф.23:37. Колькраты восхотех собрати чада твоя, якоже собирает кокош птенцы своя под криле, и не восхотесте. Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!

Хотел, говорит, собрать под Свое покровительство чад твоих, которых грехи рассеяли от Божьего хранения. Свою любовь к иудеям показывает в примере. Некоторые эти слова понимают относительно иудеев, рассеянных во время прежних пленов. «И не восхотесте», не принимая Меня, но преследуя и желая убить. Опять обращает свою речь к жителям города.

Мф.23:38. Се, оставляется вам дом ваш пуст. Се, оставляется вам дом ваш пуст.

Дом ваш, т.е. храм, оставляется вам пустым, так как в нем не обитает более благодать Божия. Он называется домом их, как построенный в городе их.

Мф.23:39. Глаголю бо вам: (яко) не имате Мене видети отселе дондеже речете: благословен Грядый во имя Господне.

Когда это они скажут? Добровольно – никогда не скажут, а невольно – во время Второго Его Пришествия, когда придет с силой и славой великой, когда им не будет уже пользы от такого признания. «Не имате Мене видете отселе» – это слова любящего, даже сильно любящего, но отвергнутого и потому сильно скорбящего. Говоря «отселе», обозначил не только то время, но все время до страданий, после чего они уже не видели Его. Хотя Он и являлся некоторым после Воскресения, но только не неверующим иудеям. «Благословен Грядый во имя Господне» – это изречение Давида, и изъяснено в двадцать первой главе.

«Ибо сказываю вам: не увидете Меня отныне, доколе не воскликните: благословен Грядый во имя Господне!»

Глава XXIV

Мф.24:1. И изшед Иисус идяше от церкве. И приступиша (к Нему) ученицы Его показати Ему здания церковная. И выйдя, Иисус шел от храма; и приступили ученики Его, чтобы показать Ему здания храма.

Слыша слова Спасителя: «се, оставляется дом ваш пуст», – они удивлялись, что такой храм опустеет; поэтому и приступили, чтобы указать Ему на чудные здания храма.

Мф.24:2. Иисус же рече им: не видите ли вся сия; аминь глаголю вам, не имать остати зде камень на камени, иже не разорится. Иисус же сказал им: видите ли все это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне; все будет разрушено.

Сначала спрашивает их: не видите ли всего этого столь чудного? А потом предсказывает погибель всего этого и пророчествует уже не об оставлении только, а о совершенном разрушении. Марк (Мк. 13:1–2) говорит: и исходящу Ему от церкве, глагола Ему един от ученик Его: Учителю, виждь каково камение и какова здания. И отвещав Иисус рече ему: видиши ли сия великая здания? не имать остати зде камень на камени, иже не разорится. «И когда выходил Он из храма, говорит Ему один из учеников Его: Учитель! Посмотри, какие камни и какие здания! Иисус сказал ему в ответ: видишь сии великие здания? Все это будет разрушено, так что не останется здесь камня на камне; все будет разрушено».

А Лука (Лк. 21:5–6) написал: и некиим глаголющым о церкви, яко камением добрым и сосуды украшена, рече: сия яже видите, придут дние, в няже не останет камень на камени, иже не разорится. «И когда некоторые говорили о храме, что он украшен дорогими камнями и вкладами, Он сказал: придут дни, в которые из того, что вы здесь видите, не останется камня на камне; все будет разрушено».

Подошли, конечно, все ученики. Чтобы указать Иисусу Христу на здания храма; а когда некоторые из них говорили между собой о храме, что он украшен дорогими камнями и богат вкладами, то один из учеников же сказал Иисусу Христу: «Учителю, виждь, каково камение и какова здания»; но Он и ему, всем остальным сказал то, что ответил. Иные говорят, что в некоторых частях остался камень на камне, который не был разрушен. Им мы возражаем, что все, на что было указано и что тогда достойно было удивления, согласно с предсказанием Господа, было разрушено до основания. А если что-нибудь осталось от римлян, то было разрушено потом или перенесено к другим зданиям.

Мф.24:3. Седящу же Ему на горе Елеонстей, приступиша к Нему ученицы на едине, глаголюще: рцы нам, когда сия будут? и что ест знамение Твоего пришествия и кончина века? Когда же сидел Он на горе Елеонской, то приступили к Нему ученику наедине и спросили: скажи нам, когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века?

Марк (Мк.13:3) сказал и имена спросивших: Петр, Иаков, Иоанн и Андрей. Подошли и желали узнать, конечно, все, но эти четверо спросили, как имевшие больше смелости. Спрашивают, желая узнать не столько о разрушении храма, сколько о времени Второго Его Пришествия; поэтому и подошли наедине, чтобы это не стало известно иудеям. Но Матфей говорит, что они спрашивали о двух обстоятельствах, именно: «когда сия будут?» – т.е. то, что Ты сказал о разрушении храма, и: «что есть знамение Твоего пришествия и кончина века?» – а Марк (Мк.13:4) говорит, что был только один вопрос относительно храма и пишет: «рцы нам, когда сия будут? и кое (будет) знамение, егда имут вся сия скончатися?», «скажи нам, когда это будет, и какой признак, когда всё сие доля совершиться?»

Приблизительно также говорит и Лука (Лк.21:7). Что сказать на это? Вопрос был один, как это написали Марк и Лука, но у учеников была цель узнать о двух обстоятельствах, именно о разрушении храма и о Втором Пришествии Христовом. Предполагая, что это случится вместе, они и предложили один вопрос и о том, и о другом. Матфей же, поясняя цель их, разделил один вопрос на два.

Мф.24:4–5. И отвещав Иисус рече им: блюдите, да никтоже вас прельстит. Мнози бо приидут во имя Мое, глаголюще: аз есмь Христос: и многи прельстят. Иисус сказал им в ответ: берегитесь, чтобы кто не прельстил вас, ибо многие придут под именем Моим, и будут говорить: «я Христос», и многих прельстят.

Ничего не отвечая на эти вопросы, сначала говорит им о том, что им прежде нужно было знать и что случится прежде того. Лука (Лк.21, 8) говорит «блюдите, да не прельщени будете: мнози бо приидут во имя Мое, глаголюще, яко Аз есмь: и время приближися. Не изыдите ибо вслед их», «берегитесь, чтобы вас не ввели в заблуждение, ибо многие придут под именем Моим, говоря, что это Я; и это время близко: не ходите вслед их».

Придут, говорит, под Моим именем, чтобы ввести заблуждение тех, которые им поверят, и будут говорить каждый, что «Аз есмь», т.е. Христос, и что «время приближися», т.е. Второго Моего Пришествия. «Не изыдите убо вслед их», или кого-либо из них. А Марк (Мк.13:6) сказал: «и многи прельстят». Такими обольстителями были Симон (Симон Волхв, из самарийского местечка Петтон, современник апостолов, основатель секты симониан. Симон – родоначальник всех ересей в Церкви. Первое свидетельство о нем находится в кн. Деяний апостолов (Деян.8, 9–24).– Прим. ред.), и Менандр (Последователь Симона Волхва. – Прим. ред.) самаряне и другие.

Мф.24:6. Услышати же имате брани и слышания бранем. Также услышите о войнах и о военных слухах.

Говорит здесь о войнах против Иерусалима и о слухах относительно войн против других иудейских городов, которые, по свидетельству Иосифа (Флавия), происходили прежде завоевания Иерусалима. Когда народ иудейский восстал и перестал платить подати, то римляне, не терпя такого своеволия, пошли на него войной.

Мф.24:6. Зрите, не ужасайтеся, подобает бо всем (сим) быти: но не тогда есть кончина. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец...

Не бойтесь того, что при этом восстании и смятении прекратится проповедь; все, что Я сказал относительно этих войн, сбудется, но без всякого вреда для нее. Или: не ужасайтесь, как будто уже настанет конец, т.е. разрушение храма и города; все это должно быть, но это еще не конец, или разрушение Иерусалима, который был взят после. Златоуст говорит, что ученики, слыша прежде о тяжелом наказании иудеев, относились к нему равнодушно, как будто к чужому несчастью, и мечтали тогда об одних только благах, которые без всякого шума придут во Второе Пришествие Христово; поэтому они и возбудили этот вопрос. Но Христос опять предсказывает им затруднения, чтобы приготовить их к борьбе, и повелевает бодрствовать, чтобы не увлечься обольстителями и не ужасаться при слухах о войнах. Им угрожает двоякая война – от обольстителей и от римлян, – буря сильная и многоразличная, извнутри и извне.

Мф.24:7. Востанет бо язык на язык, и царство на царство… ...ибо восстанет народ на народ, и царство на царство…

Народы, союзные с римлянами, – на народы, союзные с иудеями, и царства, помогающие римлянам, – на царства, помогающие иудеям: поэтому и войны их будут жестоки.

Мф.24:7. И будут глади и пагубы и труси по местом...и будут глады, моры и землетрясения по местам...

Т.е. в Иудее. У Луки (Лк.21:11) присоединяется: «страхования же и знамения велия с небесе будут», чтобы иудеи знали, что все это будет по гневу Божию, и понимали, что они терпят это за убиение Христа.

Мф.24:8. Вся же сия начало болезнем. ...все же это начало болезней.

Начало бедствий и тех несчастий, которые угрожает иудеям.

Мф.24:9. Тогда предадят вы в скорбиТогда будут предавать вас на мучения…

Тогда, т.е. прежде восстания. К этому времени сводят эту речь слова евангелиста Луки (Лк.21:12), который поясняет: «прежде же сих всех возложат на вы руки своя и ижденут, предающе на сонмища и темницы, ведомы к царем и владыкам, имене Моего ради». «Прежде всего того возложат на вас руки и будут гнать вас, предавая в синагоги и в темницы, и поведут пред царей и правителей за имя Мое».

Действительно, весьма много бедствий причинили тогда, после Вознесения Спасителя на небо, апостолам иудеи, передавая иногда их для наказания начальникам синагоги, а иногда отводя к царям, например, к Ироду, Агриппе и др., кроме того – к игемонам, военачальникам, проконсулам и градоначальникам, как повествует книга Деяний апостольских.

Мф.24:9. И убиют вы…

Это говорит только относительно тех, которые были убиты по злобе иудеев, например, Стефан, Иаков, брат Иоанна и др.

Мф.24:9. И будете ненавидими всеми языки имене Моего ради. ...и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое...

Т.е. родителями, родственниками, друзьями, единоплеменниками, своими, чужими, начальниками, подчиненными, – одним словом, всеми, чуждающимися проповеди. После печального предсказания тотчас присоединил и утешение: ради Меня, – потому что такое значение имеют слова: «имене Моего ради». И действительно, великое утешение было для учеников страдать за Него…

Мф.24:10. И тогда соблазнятся мнози...и тогда соблазнятся многие…

Будут опасаться друг друга по причине различия веры, или неверующие – верующих.

Мф.24:10. И друг друга предадят, и возненавидят друг друга. ...и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга.

Марк (Мк.13:12) сказал яснее: «предаст же брат брата на смерть, и отец чадо: и востанут чада на родители и убиют их». Вероятно, что все это случилось, хотя книга Деяний и не говорит подробно обо всем. Лука (Лк.21:16) также говорит: «предани же будете и родители и братиею и родом и други, и умертвят от вас». Христос предсказал ученикам и то, что всего ужаснее, именно – что их возненавидят ближайшие родственники, чтобы, заранее зная это, они приготовились к терпению и легче перенесли это несчастье. Все это предсказал им и в десятой главе, – найди там и объяснение.

Мф.24:11. И мнози лжепророцы востанут и прельстят многия... И многие лжепророки восстанут, и прельстят многих...

Выше сказал о тех, которые будут выдавать себя за Христа, а здесь говорит о тех, которые будут выдавать себя за пророков. Таких людей появилось много, когда проповедь только еще начиналась.

Мф.24:12. И за умножение беззакония, изсякнет любы многих. ...и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь.

Самым тяжким несчастьем будет то, что они не будут иметь утешения в любви. Любовью одни здесь называли странноприимство, а другие – сострадание. Смотри, сколько бедствий предсказал им, изощряя ко всему, укрепляя в великодушии и делая их непобедимыми.

Мф.24:13. Претерпевый же до конца, той спасется. Претерпевший же до конца спасется.

Это также сказано и достаточно объяснено в десятой главе.

Мф.24:14. И проповестся сие Евангелие Царствия по всей вселеннейИ проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной…

Этим показал, что никакие опасности не заглушат проповеди, и таким образом сообщил проповедникам великое утешение, укрепив их надеждой, что ничто им не может препятствовать, если только они будут терпеливы. Марк (Мк.13, 10) сказал яснее: «и во всех языцех подобает прежде проповедатися Евангелию». «И во всех народах прежде должно быть проповедано Евангелие».

Мф.24:14. Во свидетелство всем языком...во свидетельство всем народам…

Во обличие, в осуждение не уверовавших, чтобы они не могли сказать в день Суда: мы не слышали проповеди. Это же сказано и в десятой главе (ст. 18).

Мф.24:14. И тогда приидет кончина. ...и тогда придет конец.

Конец храма и Иерусалима, как мы выше сказали. Итак, говорит: после того как исполнится все вышесказанное и после того как будет проповедано Евангелие по всей вселенной, тогда настанет для иудеев совершенная гибель. А что действительно прежде разрушения Иерусалима было проповедано Евангелие по всему миру, об этом сказал Павел: «неподвижими от упования благовествования, еже слышасте, проповеданое всей твари поднебесней» (Кол.1:23), «тверды и непоколебимы в вере и не отпадете от надежды благовествования, которые вы слышали, которое возвещено всей твари поднебесной».

Если он сам проповедовал от Иерусалима до Испании, то подумай, до каких пределов доходили остальные апостолы. Потому-то Иерусалим погибает уже после того, как было проповедано Евангелие по всей вселенной, чтобы иудеи не имели даже тени защиты, видя такую силу проповеди, что она в короткое время облетела всю вселенную и везде воссияла, между тем как сами они оставались в неверии и упрямстве.

Мф.24:15. Егда убо узрите мерзость запустения, реченную Даниилом пророком, стоящу на месте святе: иже чтет, да разумеет... Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, – читающий да разумеет...

Мерзостью называет здесь статую Тита, которую он, взяв город, поставил внутри храма. И действительно, такие изображения закон называл мерзостью. А назвал мерзостью запустения, потому что она была поставлена после опустошения города и храма. Или потому, что была изображением того, кто произвел опустошение это. Слова: «егда узрите», казалось бы, сказаны к апостолам, но они относятся к иудеям, которые должны были знать, что не в далеком будущем, но при их жизни поставится мерзость. Притом многие из апостолов умерли прежде этого времени, а другие, оставшиеся в живых, находились тогда в других странах вселенной. Отослал их к Даниилу, который пророчествовал об этой мерзости и гибели. Тогда, говорит, читающий книгу Даниила (Дан.9, 27) должен понять, что наступила погибель. Лука (Лк.21, 20) указывает другой признак: «егда же узрите обстоим Иерусалим вои, тогда разумейте, яко приближися запустение ему». «Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками, тогда знайте, что приблизилось запустение его…»

Очевидно, что Христос сказал и то, и другое.

Мф.24:16. Тогда сущии во Иудеи да бежат на горы... Тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы...

Сказав о бедствиях, угрожавших Иерусалиму, о многих и разнообразных испытаниях для апостолов, далее – об успехе проповеди, которая беспрепятственно пройдет по всей вселенной, – говорит опять о бедствиях иудеев, показывая, что в то время, когда Он Сам и ученики Его повсюду прославятся, их отовсюду будут истреблять. В словах по видимости маловажных представляет невыносимую жестокость этих бедствий. Обрати внимание! Тогда, говорит, когда станет мерзость, находящиеся в Иудее, где расположен и Иерусалим, пусть бегут в горы, не ожидая от дальнейшего пребывания никакой надежды на спасение, потому что не будет ни призыва назад, ни перемены бедствий. Поэтому нужно предпочесть, хотя бы нагому, бежать без оглядки.

Мф.24:17. И иже на крове, да не сходит взяти яже в дому его...и кто на кровле, тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего, чтобы не погибнуть вследствие неизбежной опасности.

Мф.24:18. И иже на селе, да не возвратится вспять взяти риз своих. ...и кто на поле, тот да не обращается назад взять одежды свои.

Если находящиеся в городе бегут от угрожающей внутри его гибели, то тем более находящиеся на полях. У Луки (Лк.21:22) высказывается и причина жестокости этих бедствий: это дни отмщения и исполнения всего написанного, (в книгах Даниила и других пророков), об этом разрушении; дни отмщения за убиение Господа. Это объяснение, согласное с историей. В таинственном же, духовном смысле, находящиеся в Иудее, т.е. пребывающие в благочестии (такое значение имеет имя Иудеи), пусть бегут в горы, т.е. возвысившийся своей жизнью пусть не сходит, чтобы взять оставленные им страсти этого мира; находящийся в поле, т.е. в отшельнической жизни, пусть не возвращается, чтобы взять свои одежды, т.е. давно уже снятые им с себя покровы грехов.

Мф.24:19. Горе же непраздным и доящым в тыя дни. Горе же беременным и питающим сосцами в те дни!

Первым, так как они не могут свободно бежать из-за тяжести внутри, а вторые – извне. Одни отягчены бременем плода, а другие – ношей сосущих. Не трудно пренебречь деньгами и одеждой для своего спасения, но быть легкой на бегу для беременной, или бросить свое дитя для питающей его грудью – совершенно невозможно по причине природной связи. Итак, горе таким, потому что их легко схватить, горе и плодам их и грудным детям, потому что они вместе с ними погибнут. В переносном смысле под беременными мы разумеем души, которые не родили еще добродетели, а под питающими грудью – такие, которые родили, но плод их мал и слишком незначителен.

Мф.24:20. Молитеся же, да не будет бегство ваше в зиме, ни в субботу. Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою или в субботу...

И отсюда ясно, что хотя Христос обращал эти слова к апостолам, но они относились также к иудеям, так как апостолы не соблюдали уже субботы, когда был взят Иерусалим. Почему же ни в зиму, ни в субботу? Ни зимой – по причине неблагоприятного времени, ни в субботу – по причине закона, который не дозволял в субботу путешествия далее известного количества шагов. В таинственном смысле под бегством мы разумеем исход души из тела, под зимой – бурю и возмущение мыслей, а под субботой – добродетели. Слова эти побуждают молиться, чтобы исход души из тела произошел не во время бури и возмущения наших помыслов и не при бездействии добродетели, но при полном спокойствии наших мыслей и при полном действии добродетели.

Мф.24:21. Будет бо тогда скорбь велия, яковаже не была от начала мира доселе, ниже имать быти. ...ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет.

Кто прочтет сочинение Иосифа (Флавия), тот вполне убедится в этом. Хотя он был иудей, однако утверждает, что этот гнев Божий превзошел всякое бедствие, превысил всякое печальное зрелище. Одновременно с ужасной осадой был такой сильный голод, что сами матери употребляли в пищу своих детей, для чего им нужно было еще вести борьбу с другими. Но почему же они потерпели бедствие более страшное и ужасное, чем все люди, существовавшие от века? Потому что они, убив Сына Божия, совершили преступление боле страшное и ужасное, чем все люди, существовавшие от века. Лука (Лк.21:23–24) говорит пространнее: «будет бо беда велия на земли и гнев на людех сих, и падут во острии меча, и пленены будут во вся языки: и Иерусалим будет попираемь языки, дондеже скончаются времена язык», «ибо великое будет бедствие на земле и гнев на народ сей: и отпадут от острия меча, и отведутся в плен во все народы; и Иерусалим будет попираем язычниками, доколе не окончатся времена язычников», называя гневом гнев Божий за Своего Сына, а временами язычников – времена до конца их существования и до конца всего мира.

Мф.24:22. И аще не быша прекратилися дние оны, но бы убо спаслася всяка плоть: избранных же ради прекратятся дние оны. И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных сократятся те дни.

Говорит здесь о днях войны и осады. Если бы по Божественному промыслу не сократились эти дни, то ни в каком случае не спаслась бы, не избежала бы смерти всякая плоть, или ни одна плоть, т.е. иудейская. Все были бы истреблены и внутри, и вне (Иерусалима), – одни голодом, другие язвой, иные мечом и другими разнообразными видами смерти. Римляне были сильно раздражены против всех иудеев и нападали даже на тех, которые были рассеяны повсюду. Избранными называет верующих из иудеев, ради которых война скорее была прекращена, чтобы они не погибли вместе с неверующими и чтобы ради них спаслись некоторые из неверующих и никто не мог сказать, что этот бич гнева Божия был поднят по причине уверовавших; равным образом и для того, чтобы оставшиеся в живых, видя, что все верующие спаслись, поняли настоящую причину и убедились в том, что не только не через уверовавших погибли все умершие, но скорее и сами они спаслись только благодаря им. Выражение: «всяка плоть» – взято вместо: «ни одна», – как это ясно из изречения Давида, в котором он говорит: «да не обладает мною всякое беззаконие» (Пс.118:133), т.е. никакое. Это особенность древних писаний. Обрати также внимание на премудрое устранение Духа Божия, открывающееся в том, что Иоанн, живший в то время, когда это случилось, и немалое время даже после разрушения Иерусалима, не записал ничего об этом, чтобы не показалось, что он записал как будто давно предсказанное то, что уже совершилось. Но ясно написали все это те, которые умерли прежде самого исполнения, чтобы пророчество Христа не возбуждало никаких подозрений. Окончив все относительно разрушения Иерусалима, переходит к другому вопросу, – о Втором Своем Пришествии и предсказывает знамения его, какие полезны для христиан. Сократил Бог – скорби и вообще войну. Если бы война продолжилась больше, то все находившиеся в городе погибли бы от голода.

Мф.24:23. Тогда аще кто речет вам: се, зде Христос, или онде: не имите веры. Тогда, если кто скажет вам: вот, здесь Христос, или там, – не верьте.

Слово «тогда» обозначает иногда не порядок времени в событиях вышеупомянутых, а только указывает на начало тех, о которых будет речь, – как и слова «во дни оны», о которых сказано в третьей главе. Поэтому и здесь слово «тогда» указывает не на порядок времени, но только на то время, когда будет то, о чем следует говорить. Казалось бы, и эти слова Христос относит к апостолам, но они относятся к появившимся к тому времени христианам.

Мф.24:24. Востанут бо лжехристи и лжепророцыИбо восстанут лжехристы и лжепророки...

«Восстанут» вместо: «придут». Лжехристы те, которые выдают себя за Христа, а лжепророки – те, которые выдают себя за пророков.

Мф.24:24. …И дадят знамения велия и чудеса...и дадут великие знамения и чудеса...

И прежде разрушения Иерусалима будут лжехристы и лжепророки, потому что Спаситель сказал: «мнози бо приидут во имя Мое, глаголюще: Аз есмь Христос; и еще: и мнози лжепророцы востанут» (Мф. 24, 5, 11). Но те, которые придут перед Вторым Его Пришествием, будут гораздо сильнее тех, которые были перед разрушением Иерусалима, потому что они совершат великие знамения и чудеса: лжехристы будут творить чудеса, а лжепророки – кое-что предсказывать.

Мф.24:24. Якоже прельстити, аще возможно, и избранныя...чтобы прельстить, если возможно, и избранных.

Если это будет возможно для них. Один из этих лжехристов есть так называемый антихрист, который придет последним из них, и пророками его будут вышеупомянутые лжепророки. О нем писал и Павел. Назвав его человеком беззакония и сыном погибели, присоединил: «егоже есть пришествие по действу сатанину во всяцей силе и знамениих и чудесех ложных» (2Сол. 2, 9), «того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными».

Таковы знамения Второго Пришествия.

Мф.24:25. Се, прежде рех вам. Вот, Я наперед сказал вам.

Говорит так, чтобы еще больше уверить их. У Марка (Мк.13:23) говорит: «вы же блюдитеся: се, прежде рех вам вся», именно относительно обольстителей. Через апостолов говорит это также и к их последователям, как выше было сказано. Заметь, что Он говорит к апостолам относительно разрушения Иерусалима и относительно Второго Своего Пришествия, как к учителям нового народа, зная, что они будут проповедовать об этом и напишут как для подтверждения того, что Он предсказал о разрушении (Иерусалима), так и для укрепления верующих, которые будут перед Вторым Его Пришествием.

Мф.24:26. Аще убо рекут вам: се, в пустыни есть: не изыдите: се, в сокровищих, не имите веры. Итак, если скажут вам: «вот, Он в пустыне», – не выходите; «вот, Он в потаенных комнатах», – не верьте...

Говорит: в то время будут предвестники и слуги антихриста. Сокровищами здесь называет самые внутренние комнаты в домах.

Мф.24:27. Якоже бо молния исходит от восток и является до запад, тако будет и пришествие Сына Человеческаго. ...ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого.

Подобно тому как, говорит, молния появляется и видна бывает всем, не нуждаясь ни в вестнике, ни в предсказателе, но силой своего блеска в мгновение ока становится видимой по всей вселенной, – так точно будет и то явление, которое силой своего блистания будет видимо для всех вместе и само будет для людей вестником самого себя. Второе Пришествие будет не так, как Первое – в бедности и бесславии, но, наоборот – с силой и славой многой, в сопровождении всего Небесного Воинства. Потому всякий тогда узнает Его.

Мф.24:28. Идеже бо аще будет труп, тамо соберутся орлы. Ибо, где будет труп, там соберутся орлы.

Это говорит относительно тех, которые будут тогда сопровождать Его. Их Он уподобил орлам, как парящих на высоте добродетелей и возвышенных, а Себя – трупу, как Собирателя таких орлов и как духовную их пищу и вечную жизнь. Лука (Лк.17:37) вместо труп (πτωμα) поставил тело (σωμα).

Мф.24:29. Абие же, по скорби дний тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с небесе... И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба...

Об этом сказал и Лука (Лк.21:25) «и будут знамения в солнце и луне и звездах». Сказал: «абие», показывая, что почти одновременно произойдет то, о чем сказал уже, и то, о чем будет говорить. Сократит и это искушение Бог ради избранных Своих. Скорбь здесь разумеется та, которая произойдет от антихриста и его обольстителей и которая будет удручать благочестивых. Солнце померкнет не потому, что будет уничтожено, а потому, что будет помрачено светом Пришествия Христова. Луна не даст света своего и звезды спадут, потому что не будет более нужды в них, так как не будет ночи. Лука (Лк.21:25, 26) написал: «и на земли туга языком от нечаяния шума морскаго и возмущения, издыхающым человеком от страха и чаяния грядущих на вселенную». Тугой назвал смущение; нечаянием (απορια ) безветрие, потому что и без ветра море и волны его будут тогда шуметь, а издыханием – смерть.

Мф.24:29. И силы небесныя подвигнутся». и силы небесные поколеблются.

И Небесные Воинства ужаснутся, видя такую перемену твари, Бога сходящего на землю, всех бывших от века людей восстающими из мертвых и дающими отчет во всех делах своей жизни.

Мф.24:30. И тогда явится знамение Сына Человеческаго на небесиТогда явится знамение Сына Человеческого на небе...

Знамением называет Крест, который тогда будет блистать светлее солнца; оно померкнет, а Крест будет видим. Но зачем он явится? Чтобы устрашить прежде всего иудеев, а затем и язычников, которые порицали Крест Христов, и чтобы они знали, что это именно Он сходит, как Бог.

Мф.24:30. И тогда восплачутся вся колена земная...и тогда восплачутся все племена земные...

Тогда будет плакать всякое племя, т.е. неверующих: одни потому, что распяли Господа, другие потому, что наказывали христиан, а иные потому, что не уверовали. Им и не нужно будет другого обвинения кроме Креста; но плач их будет тогда бесполезен.

Мф.24:30. И узрят Сына Человеческаго грядуща на облацех небесных с силою и славою многою». ...и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою.

Предшествует Ему Крест, как обличение распявших; а сходит Он на облаках, как и воззнесся.

Мф.24:31. И послет Ангелы Своя с трубным гласом велиим, и соберут избранныя Его от четырех ветр, от конец небес до конец их. И пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их.

Пошлет их прежде, чем появится Крест. Здесь не соблюдает последовательности в рассказе, а просто говорит о том, что будет. Четырьмя ветрами обозначил четыре страны вселенной: восток, запад, север и юг. Из каждой страны дует свой особенный ветер, и эти четыре страны суть собственно ветры. Словами «от конец небес до конец их» присоединено объяснение слов – «от четырех ветр». Марк (Мк.13:27) говорит: «от конца земли до конца неба», показывая, что пределы неба и земли одни и те же. Заметь, что пробудит мертвых труба, пробужденных соберут Ангелы, а собранных восхитят облака. Как сказал Павел: «в сретение Господне на воздусе» (1Сол. 4:17). А что Ангелы соберут также и грешников, это сказал Христос, изъясняя одну притчу в тринадцатой главе (ст. 41): «послет Сын Человеческий Ангелы Своя, и соберут от Царствия Его вся соблазны и творящих беззаконие», «пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие…»

Там найди и объяснение.

Мф.24:32. От смоковницы же научитеся притчиОт смоковницы возьмите подобие...

Притчей называет пример, который хочет представить для доказательства того, что будет небольшой промежуток между вышеуказанным знамением Второго Пришествия и самим Пришествием.

Мф.24:32–33. Егда уже ваия ея будут млада, и листвие прозябнет, ведите, яко близ есть жатва: тако и вы, егда видите сия вся, ведите, яко близ есть, при дверех. Когда ветви ее становятся уже мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето; так, когда вы увидите все сие, знайте, что близко, при дверях.

У Луки (Лк.21:28, 31) сказал яснее: «начинающым же сим бывати», именно что Я сказал о лжехристах и лжепророках, «восклонитеся и воздвигните главы вашя: зане приближается избавление ваше». Далее Лука говорит: «и рече притчу им: видите смоковницу и вся древа: егда прошибаются уже, видяще сами весте, яко близ жатва есть. Тако и вы, егда узрите сия бывающа, ведите, яко близ есть Царствие Божие». Когда вы увидите, что сбывается то, что сказано о вышеупомянутых обольстителях, знайте, что близко Второе Пришествие Христа. Его называет здесь Царством Божиим и Избавлением праведных, – Царством, потому что приближается подобно царю, – Избавлением их, потому что спасает их. Взял пример от смоковницы, показывая, что подобно тому, как она распустится, т.е. когда на ней вырастут листья, необходимо, чтобы близко было время жатвы, – так точно, когда совершится знамение Второго Пришествия, необходимо, чтобы близко было и самое Пришествие. Он обыкновенно брал примеры из природы для доказательства того, что действительно случится.

Мф.24:34. Аминь глаголю вам, не мимоидет род сей, дондеже вся сия будут. Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как все сие будет...

Все то, что Он предсказал о взятии Иерусалима и что должно случиться до самого Второго Его Пришествия. Как же Он сказал: «род сей»? Родом назвал веру своих последователей. Чтобы апостолы не подумали, что вышеуказанные бедствия совершенно истребят проповедь и всех уверовавших, убеждает их, что служение верующих в Него не прекратится даже до Второго Пришествия, пребудет до самой кончины мира и ничто для него не будет служить препятствием. Об этом Он и прежде различным образом предсказывал им и уверял их, но так как они все-таки забывали, еще раз подтверждает.

Мф.24:35. Небо и земля мимоидет, словеса же Моя не мимоидут. ...небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут.

Утверждая непреложность сказанного, говорит, что скорее исчезнут эти прочные и непоколебимые предметы, чем не исполнятся Мои слова, сказанные в ответ на ваши вопросы. И в другом месте пользуется такого же рода утверждением, говоря: «удобее же есть небу и земли прейти, неже от закона единей черте погибнути» (Лк. 16, 17). «Но скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из закона пропадет».

Мф.24:36. О дни же том и часе никтоже весть, ни Ангели небеснииО дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные…

Обо всем остальном, что полезно было знать, Христос предсказал, но с премудрой целью скрыл только день и час кончины мира, чтобы живущие в то время, не зная этого, бодрствовали, были внимательны к себе и всегда ожидали. А если бы предсказал и об этом, они были бы небрежны, ленивы и совершенно не заботились бы о себе. И смотри, как дивно Он отклонил любопытство учеников относительно того дня и часа, а чтобы они больше уже не беспокоили распросами об этом, говорит: «Даже Ангелы небесные не знают, когда случится это», – как бы так говоря: «Если Ангелы небесные не знают этого, то тем более не нужно знать этого людям земным».

Мф.24:36. Токмо Отец Мой един». ...а только Отец Мой один.

Один разумеется в отношении к тварям, а не в отношении к Сыну. Если все, что имеет Отец, принадлежит Сыну, как сказал Сын (Ин. 16:15), а между всем этим есть также и то одно, чтобы знать тот день и час, то, без сомнения, и оно принадлежит Сыну. У Марка (Мк.13:32) написано: «ни Сын, токмо Отец» (ωι μη ο Πατηρ). Некоторые понимают это так, что Сын не знает о дне том и часе, как человек, а как Бог Он знает наравне с Отцом. Но лучше кажется так понимать, что и Сын не знает, если только не знает Отец (ωι μη ο Πατηρ). А так как Отец знает, то, конечно, знает и Сын, потому что Он сказал: «Аз и Отец едино есма». Обрати внимание на то, что у Матфея поставлено слово «един», но не упоминается Сын, чтобы не относилось это и к Нему, а у Марка не поставлено слова «един», а упоминается Сын, чтобы понимать это так, как мы сказали.

Мф.24:37. Якоже (бо бысть во) дни Ноевы: тако будет и пришествие Сына Человеческаго. Но, как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого.

Примером показывает его внезапность и неожиданность.

Мф.24:38–39. Якоже бо беху во дни прежде потопа, ядуще и пиюще, женящеся и посягающе, до негоже дне вниде Ное в ковчег, и не уведеша, дондеже прииде вода и взят вся: тако будет и пришествие Сына Человеческаго. Ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех, – так будет и в пришествие Сына Человеческого.

Объясняя пример, показал, что Он придет, когда многие будут беззаботны и веселы. И Павел, говоря об этом, пишет так: «егда бо рекут: мир и утверждение, тогда внезапу нападет на них всегубителство» (1Сол. 5:3). «Ибо, когда будут говорить: мир и безопасность, тогда внезапно постигнет их пагуба».

Но если тогда будет веселье, то каким образом Он сказал: «по скорби дний тех» (Мф. 24:29)? Скорбеть будут праведные и благочестивые, а веселиться – злые и бесчувственные. Кстати привел такой пример: как во время Ноя видевшие, что строится ковчег, который предвещал столь близкое опустошение, не чувствовали этого, так и те, которые будут видеть действие антихриста и знамения кончины мира, будут жить беззаботно. Обрати внимание на то, как подробно Он предсказывает все до самого Своего Пришествия, показывая, что Он знал также о том дне и часе, но с премудрой целью, как сказано, умолчал. Найди десятую главу во Втором слове Григория Богослова о Сыне, и там найдешь наилучшее объяснение. «Посягать» (εκγαμιζειν) значит выдавать дочь замуж.

Мф.24:40–41. Тогда два будета на селе: един поемлется, а другий оставляется: две мелюще в жерновах: едина поемлется, и едина оставляется. Тогда будут двое на поле: один берется, а другой оставляется; две мелющие в жерновах: одна берется, а другая оставляется.

Под находящимися на поле разумеет богатых, а под мелющими в жерновах – бедных, и учит, что и из богатых, и из бедных некоторые спасаются, а некоторые погибают. О богатых ведет речь в мужеском роде, указывая на их высокомерие и силу, а о бедных – в женском, обозначая этим их унижение и бессилие. Все, которые честно приобрели богатство и великодушно переносили бедность, берутся для встречи Господа, как друзья Его, а все те, которые вели себя совершенно противоположным образом, как недостойные оставляются внизу ожидать Судьи. Лука (Лк.17:34) иначе говорит об этом: «будета два на одре единем: един поемлется, а другий оставляется: будете две вкупе мелюще: едина поемлется, а другая оставляется», обозначая находящимися на постели тех, которые проводят покойную жизнь, а мелющими – тех, которые живут среди страданий. Ясно, что это было высказано различным образом то в одно, то в другое время: прежде то, что сказано у Луки, а потом то, что у Матфея. Полем назвал мир. Берется тот, который спасается, а оставляется тот, который осуждается. Будем же знать, что и бедные и богатые, и слуги и господа берутся и оставляются. Христос показал, что не все богатые погибают, и не все бедные спасаются. Поэтому сейчас же и говорит: «бдите убо, яко не весте, в кий час Господь ваш приидет». Но дня не сказал, желая, чтобы они всегда были готовы на борьбу.

Мф.24:42. Бдите убо, яко не весте, в кий час Господь ваш приидет. Итак, бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет.

Марк (Мк.13:43) написал: «блюдите, бдите и молитеся: не весте бо, когда время будет», именно Второго Пришествия. Под бдением или бодрствованием разумей не только воздержание от сна, но также всякаго рода внимательность и осторожность. И Лука (Лк.21:34–35) говорит: «внемлите же себе, да не когда отягчают сердца ваша объядением и пиянством и печальми житейскими, и найдет на вы внезапу день той: яко сеть бо приидет на вся живущыя на лицы всея земли», как сеть – по причине нечаянности и внезапности. Лицо земли – поверхность ее, а живущие на нем – обитающие. Далее говорит и о молитве: «бдите убо на всяко время молящеся, да сподобитеся убежати всех сих хотящих быти» (Лк. 21:36), т.е. обольстителей и всех вообще бедствий.

Мф.24:43. Сие же ведите, яко аще бы ведал дому владыка, в кую стражу тать приидет, бдел убо бы и не бы дал подкопати храма своего. Итак, бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет.

Стражей называется четвертая часть ночи, как и в других местах мы говорили. Приточно здесь говорит, что если бы человек знал, когда именно настанет конец его жизни, то, конечно, он в это время бодрствовал бы и не погиб бы. Но потому-то Бог и не открыл ни всеобщей кончины, ни кончины каждого в отдельности, чтобы люди не бодрствовали в одно только это время, а во все остальное жили худо, но чтобы, не зная конца, всегда его ожидали, всегда были готовы.

Мф.24:44. Сего ради и вы будите готовы: яко, в оньже час не мните, Сын Человеческий приидетПотому и вы будьте готовы, ибо в который час не думаете, приидет Сын Человеческий…

Потому, что не знаете времени. Относительно кончины всего мира известно, что тогда Господь придет, – а относительно кончины каждого некоторые говорят, что при смерти каждого христианина предстоит Господь со святыми Ангелами, и тогда же душа дает ответ; некоторые же частным пришествием Его называют повеление душе отделиться от тела. Напомнив о будущем Суде, обращает Свою речь к учителям и говорит:

Мф.24:45. Кто убо есть верный раб и мудрый, егоже поставит господин его над домом своим, еже даяти им пищу во время (их). Кто же верный и благоразумный раб, которого господин его поставил над слугами своими, чтобы давать им пищу вовремя?

Домом (θεραπεια, – служение, а потом – прислуга, рабы) называет служащих, т.е. рабов Божиих, а пищей – пищу духовную, учение.

Мф.24:46. Блажен раб той, егоже, пришед господин его, обрящет тако творяща... Блажен тот раб, которого господин его, придя, найдет поступающим так...

Так, как он повелел.

Мф.24:47. Аминь глаголю вам, яко над всем имением своим поставит его. ...истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его.

Поставит его на высокую должность, будет считать его достойным всего своего имения. Дальше этого и не нужно идти в объяснении. Все остальное в притче приведено для того, чтобы выразительнее представить только самое существенное. Обрати внимание на то, что этому поставленному над другими рабу нужно иметь две вещи: верность, чтобы беречь принадлежащее другим рабам и не расточать бесполезно, и благоразумие, чтобы надлежащим образом распределять вверенное его попечению, обращая внимание на качество и количество. Речь эта относится не только к тем, которые богаты словом, но и имуществом. Всех Бог поставил распорядителями своего имения и желает, чтобы все распоряжались им верно и благоразумно. Кроме того, речь эта относится и к тем, которые получили какую-нибудь власть. И им нужно управлять не по личному благорасположению или вражде (что скорее свойственно неверности и даже хищению), но мудро и благоразумно.

Мф.24:48–50. Аще ли же речет злый раб той в сердцы своем: коснит господин мой приити, и начнет бити клевреты своя, ясти же и пити с пияницами: приидет господин раба того в день, в оньже не чает, и в час, в оньже не весть... Если же раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, и начнет бить товарищей своих и есть и пить с пьяницами, – то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает...

А если злой раб, т.е. оказавшийся неверным и неблагоразумным, думая, что господин его нескоро придет, потому что он не знал ни дня, ни часа, начнет бить своих сослуживцев, т.е. всячески вредить им телесно или духовно, и будет есть и пить с пьяницами, т.е. будет обращаться с людьми дурными и развращенными, то такого раба застанет господин его совершенно неожиданно.

Мф.24:51. И растешет его полма...и рассечет его...

Отнимет у него власть распоряжаться. Или: разделением называет совершенное и всегдашнее лишение благодати Святого Духа. Если и теперь она не соединяется с душами, оскверняющими ее, хотя помогает тем, которые однажды запечатлены ей, ожидая их обращения, то тогда она совершенно и уже навсегда будет чужда им.

Мф.24:51. И часть его с неверными положит: ту будет плач и скрежет зубом. ...и подвергнет его одной участи с лицемерами; там будет плач и скрежет зубов.

Частью его называет его самого, как уже лишенного власти управления. Или: отделит его от слуг своих и подвергнет его одной участи с лицемерами, потому что он только выдавал себя за распорядителя и начальника, а на самом деле более вредил. Итак, двояким способом высказал побуждение к всегдашнему бодрствованию, с одной стороны – честью, предоставленной верному и благоразумному рабу, а с другой – наказанием, которое ожидает злого раба. Лука эту притчу написал в двенадцатой главе, где о злом рабе говорит: «и часть его с неверными положит» (Лк. 12:46). Неверные эти, конечно, – лицемеры, так как они объявляют, что знают Бога, но лгут. Значит, изречения эти согласны; но если бы и не согласовались, нисколько не удивительно, потому что они были высказаны не в одно и то же время.

Глава XXV

Мф.25:1. Тогда уподобися Царствие Небесное десятим девамТогда подобно будет Царство Небесное десяти девам...

Царством Небесным здесь называет собственно то, что имеет тогда случиться в Царстве Небесном, а девами – вообще сохраняющих девство, будут ли то мужчины или женщины. Следует заметить, что в предыдущей притче Христос учил, как нужно пользоваться всем вообще в отношении к сослужителям, а в этой говорит о пользовании в частности одним только имением. Представляет в этой притче дев уже после того, как показал, что девство есть нечто великое, говоря: «суть скопцы, иже исказиша сами себе Царствия ради Небеснаго» (Мф. 19, 12). Действительно, это дело великое; поэтому оно и не поставлено законом в необходимость, но предоставлено свободному выбору людей: «могий вместити да вместит». А здесь желает показать, что и этот великий подвиг без милостыни не приносит пользы совершающему его.

Мф.25:1. Яже прияша светилники своя и изыдоша в сретение жениху. ...которые, взяв светильники свои, вышли навстречу жениху.

Девичий светильник – это чистота, происходящая от девства. Жених – Христос, как сильно любящий и сильно любимый. Вышли навстречу, потому что ожидали этой встречи.

Мф.25:2–4. Пять же бе от них мудры и пять юродивы. Юродивыя же, приемшя светилники своя, не взяша с собою елея: мудрыя же прияша елей в сосудех со светилники своими. Из них пять было мудрых и пять неразумных. Неразумные, взяв светильники свои, не взяли с собою масла. Мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла в сосудах своих.

Елеем называет добродетель милосердия. Справедливо тех назвал неразумными, потому что они, победив сильную и пылкую телесную страсть и перенеся больше труда, были побеждены скупостью, между тем как та борьба – жестокая и насильственная. Других же назвал мудрыми, потому что они не подверглись тому, чему подверглись неразумные. Григорий Богослов в некоторых из вышеприведенных слов находил повод побуждать к крещению; но то и другое объяснение – хорошо.

Мф.25:5. Коснящу же жениху, воздремашася вся и спаху. И как жених замедлил, то задремали все и уснули.

Коснящу по причине замедления Второго Пришествия. Под дреманием здесь нужно разуметь последнее издыхание, а под сном – смерть.

Мф.25:6. Полунощи же вопль бысть: се, жених грядет, исходите в сретение его. Но в полночь раздался крик: вот, жених идет, выходите навстречу ему.

Сказал: в полночь, или опять указывая на внезапность и неожиданность, или показывая, что воскресение мертвых будет ночью. То, что здесь названо воплем, апостол Павел назвал повелением и гласом Архангела (1Сол. 4:16). «Исходите», т.е. из гробов.

Мф.25:7. Тогда восташа вся девы тыя и украсиша светилники своя. Тогда встали все девы те и поправили светильники свои.

Встали все, но украсили светильники свои мудрые, и украсили их, конечно, красотой елея.

Мф.25:8. Юродивыя же мудрым реша: дадите нам от елеа вашего, яко светилницы наши угасают. Неразумные же сказали мудрым: дайте нам вашего масла, потому что светильники наши гаснут.

Неразумно было также и надеяться получить там для украшения своих светильников елея, который был приобретен другими. Угасают – помраченные тьмой немилосердия. Немилосердных многие называют иногда темными.

Мф.25:9. Отвещаша же мудрыя, глаголюща: еда како не достанет нам и вамА мудрые отвечали: чтобы не случилось недостатка и у нас и у вас...

Это было вполне благоразумно. Слова эти показывают, что никто собственной добродетелью тогда не поможет другому. Едва будет достаточно ее для спасения самого себя, так как во многом согрешает человек, даже весьма добродетельный. Смотри, как мудрые даже там обнаруживают милосердие: они желали бы дать неразумным, но не могут. Это показывает ответ их.

Мф.25:9. Идите же паче к продающим и купите себе. ...пойдите лучше к продающим и купите себе.

Так как они по разумной причине не могли дать, то по человеколюбию подают им совет. Продающие – это нищие, но в такое время они не продают.

Мф.25:10. Идущым же им купити, прииде жених… Когда же пошли они покупать, пришел жених…

Пытались уйти, но не могли. И эти слова показывают, что тогда бесполезно будет стремление к добродетели.

Мф.25:10. И готовыя внидоша с ним на браки, и затворены быша двери. ...и готовые вошли с ним на брачный пир, и двери затворились.

Брак есть общение Царства Небесного и жизнь со Христом.

Мф.25:11. Последи же приидоша и прочыя девы, глаголюща: господи, господи, отверзи нам. После приходят и прочие девы, и говорят: Господи! Господи! отвори нам.

Думают, как девы, войти.

Мф.25:12. Он же отвещав рече им: аминь глаголю вам, не вем вас. Он же сказал им в ответ: истинно говорю вам: не знаю вас.

«Я не узнаю, – говорит, – вас, так как светильники ваши потухли». Под знанием разумей здесь признание своими. Ни одного немилосердого не признает Своим милосердый Христос. Увы! после стольких трудов, после такой борьбы, после стольких знаков победы над неразумной природой они отвергнуты за немилосердие. Если же кто-либо, будучи немилосердным, не имеет также и девства, то какого осуждения он ни будет достоин? Нет нужды до подробности исследовать в этой притче, почему именно десять дев, какие их сосуды, что это за брачная дверь и т.п., как часто уже говорилось и в отношении к другим притчам. В этой же главе (46 ст.) написано, что сначала грешники пойдут в муку вечную, а потом праведники – в жизнь вечную, а в настоящем месте, по-видимому, наоборот: сначала вошли мудрые девы, а после уже были отвергнуты неразумные. Но ты не предполагай здесь противоречия: то место подробно говорит о порядке, а это имеет в виду другую цель, именно: показать только, что не спасет и девство, если не будет соединено с милосердием, – что добродетель одного не поможет тогда другому, – что стремление к добродетели в это время уже будет напрасно, что сами осужденные, хотя бы и сильно умоляли, не преклонят на милость Судью. Все же остальное присоединено сюда только для того, чтобы убедительнее была притча. Не сказал даже того, что неразумные были отосланы для наказания, потому что здесь не рассуждает об это подробно.

Мф.25:13. Бдите убо, яко не весте дне ни часа, в оньже Сын Человеческий приидет. Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий

Часто присоединяет это, показывая, что вследствие неизвестности последнего дня и часа весьма необходимо постоянно помнить об этом.

Мф.25:14–15. Якоже бо человек некий отходя призва своя рабы, и предаде им имение свое: и овому убо даде пять талант, овому же два, овому же един, комуждо противу силы егоИбо Он поступит, как человек, который, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое: и одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому по его силе...

Эта притча подобна вышеприведенной о верном и благоразумном рабе, но только иначе выражена. Она говорит о тех, которые получили от Бога дары учительства (названные здесь талантами вследствие драгоценности своей), и затем или воспользовались ими и принесли прибыль, или же закопали и потому не принесли никакой прибыли. Итак, говорит, что Сын Человеческий позвал рабов Своих, подобно человеку, отправляющемуся в чужую страну, и одному дал пять талантов, т.е. много, потому что дары учительства различны, как исчислил их апостол Павел, – другому дал два таланта, т.е. мало, а третьему – только один. Рабами этими можно назвать епископов и учителей церковных. Далее присоединяет и причину неравенства в распределении, именно: силу и способность каждого.

Мф.25:15. И отыде абие.

Т.е. «и оставил их работать». Подобно тому, как в притче о винограднике сказал, что хозяин отдал его делателям и отлучился, так и здесь говорит, чтобы показать его долготерпение из того, что он не тотчас же требует. Некоторые отправлением этим называют Вознесение Спасителя на небо.

Мф.25:16–17. Шед же приемый пять талант, дела в них и сотвори другия пять талант: такожде и иже два, приобрете и той другая два. Получивший пять талантов пошел, употребил их в дело и приобрел другие пять талантов; точно так же и получивший два таланта приобрел другие два.

Удвояют вверенные им дары все, идущие для спасения своих учеников и делающие их в свою очередь учителями других. Кто хорошо поступает и право учит, тоже удвояет вверенные ему таланты.

Мф.25:18. Приемый же един, шед вкопа (его) в землю и скры сребро господина своего. Получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро господина своего.

Под землей разумей его самого; в себе он скрыл данное для делания, так что не принес пользы ни себе, ни другим.

Мф.25:19. По мнозе же времени прииде господин раб тех и стязася с ними о словеси. По долгом времени, приходит господин рабов тех и требует у них отчета.

Приходит, т.е. во время Второго Пришествия; поэтому и сказал: «по мнозе времени». «Стязася о словеси» – значит: требует отчета.

Мф.25:20. И приступль пять талант приемый, принесе других пять талант, глаголя: господи, пять талант ми еси предал: се, другия пять талант приобретох ими. И, подойдя, получивший пять талантов принес другие пять талантов и говорит: господин! пять талантов ты дал мне; вот, другие пять талантов я приобрел на них.

Прибыль составляют приобретенные его старанием и принесенные в дар Богу, как своего рода плоды.

Мф.25:21. Рече же ему господь его: добре, рабе благий и верный: о мале был еси верен, над многими тя поставлюГосподин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю...

Удостою тебя многих милостей. Сделаю участником многих благ.

Мф.25:21. Вниди в радость господа твоего. Войди в радость господина твоего.

Именем радости обозначил всякое блаженство.

Мф.25:22–23. Приступль же и иже два таланта приемый, рече: господи, два таланта ми еси предал: се, другая два таланта приобретох има. Рече (же) ему господь его: добре, рабе благий и верный, о мале ми был еси верен, над многими тя поставлю: вниди в радость господа твоего. Подошел также и получивший два таланта и сказал: господин! два таланта ты дал мне; вот, другие два таланта я приобрел на них. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего.

Хотя дары различны, но честь – равная, потому что равное у них было усердие: оба они удвоили то, что им было дано. Можно и иначе сказать: одинаково они похваляются, одинаково вводятся в радость, но не одинаково вознаграждаются, а соответственно приобретенной ими прибыли.

Мф.25:24–25. Приступль же и приемый един талант, рече: господи, ведях тя, яко жесток еси человек, жнеши идеже не сеял еси, и собираеши, идеже не расточил еси: и убоявся, шед скрых талант твой в земли: и се, имаши твое. Подошел и получивший один талант и сказал: господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал, и, убоявшись, пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое.

Жестокий, т.е. строгий. Он думал, что одно только усердие людей, заботящихся о прибыли, даже без помощи Божией, может сделать все. Такое именно оправдание приведено в притче, чтобы показать, что подобные люди не дадут разумного оправдания и все, чем они будут оправдываться, будет обращено против них. Слушай, что дальше следует.

Мф.25:26–27. Отвещав же господь его рече ему: лукавый рабе и ленивый, ведел еси, яко жну идеже не сеях, и собираю идеже не расточих: подобаше убо тебе вдати сребро мое торжником, и пришед аз взял бых свое с лихвою. Господин же его сказал ему в ответ: лукавый раб и ленивый! Ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал; посему надлежало тебе отдать серебро мое торгующим, и я, придя, получил бы мое с прибылью.

Господь говорит так не потому, что тот сказал правду, – так как без Него ничто не совершается праведно, – но ведет речь условно и как бы так говорит: «Если бы Я даже и был таким, – что впрочем неверно, – однако так как ты знал Меня таким, то тем более следовало тебе отдать Мой дар знающим различать добро от зла (их называя здесь торжниками); следовало о тебе научить, внушить, посоветовать, сделать все с своей стороны, а остальное предоставить Мне, именно взыскание; следовало тебе сделать по крайней мере более легкое, а более трудное предоставить Мне». Ссуда есть учение, а прибыль такой ссуды – умножение добродетелей. Прибылью назвал всякую вообще пользу, получаемую от жизни вместе с другими.

Мф.25:28–29. Возмите убо от него талант и дадите имущему десять талант: имущему бо везде дано будет и преизбудет: от неимущаго же, и еже мнится имея, взято будет от него. Итак, возьмите у него талант и дайте имеющему десять талантов, ибо всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет.

Повелел лишить его дара учительства, – который вообще назвал здесь талантом, – и честь эту предоставить, как бы в придачу, имеющему десять талантов. Всякому, имеющему усердие и заботливость, будет дана честь даже больше той, которая следует ему, а от неимеющего ни усердия, ни заботливости, отнимется даже дар учительства, так как он не пользуется им.

Мф.25:30. И неключимаго раба вверзите в тму кромешнюю: ту будет плач и скрежет зубом. Сия глаголя возгласи: имеяй ушы слышати да слышит. А негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Сказав сие, Иисус возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!

Не ограничил наказания только отнятием, но отослал даже для нового наказания, называя его неключимым, то есть негодным, как бесполезного и нерадивого. Смотри, какое страшное дело. Наказывается не потому, что сделал зло, но потому, что не сделал добра: «уклонися, сказано, от зла и сотвори благо» (Пс.33:15). Помещенная в девятнадцатой главе (13 ст.) Евангелия от Луки притча о десяти минах – совершенно другая, хотя и сходна во многом. Там дары были равные, но прибыли и награды не равные. Эта притча рассуждает о различных дарах учительства, сообщенных не в равной степени, а та – о различных дарах, но сообщенных в одинаковой степени.

Мф.25:31. Егда же приидет Сын Человеческий в славе Своей и вси святии Ангели с Ним, тогда сядет на престоле славы Своея.

Опять говорит о Втором Своем Пришествии, чтобы слышащие устрашались и исправлялись. Славой Своей называет ту, которая прилична Ему, как Богу, потому что первое Пришествие Его было в бесславии. Сядет, как Судия, престол славы, т.е. престол славный, царский.

Мф.25:32. И соберутся пред Ним вси языцыИ соберутся пред Ним все народы...

После того как воскреснут из мертвых; а об их воскресении уже говорил в разных местах.

Мф.25:32. И разлучит их друг от друга, якоже пастырь разлучает овцы от козлищ. ...и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов.

Теперь они все вместе, а тогда тщательно будут разделены. Речь здесь об одних только христианах, что будет ясно ниже.

Мф.25:33. И поставит овцы одесную Себе, а козлища ошуюю. И поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую.

С овцами сравниваются праведники по своей кротости, покорности и плодовитости относительно добродетелей, как овцы – относительно молока и шерсти, а с козлами сравниваются грешники по своей дикости, непокорности и бесплодия, можно еще присоединить, что по причине зловония греха, а также нежелания ходить прямым путем, старания уклониться от него и ходить по стремнинам. Конечно, животные эти все, что имеют, имеют от природы, а праведники и грешники – по свободной воле; поэтому одни из них награждаются, а другие наказываются. Разделяет их, не нуждаясь в свидетелях, потому что Сам Он и Свидетель, и Судья.

Мф.25:34. Тогда речет Царь сущым одесную Его: приидите, благословении Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира

О, желанный голос! О, несказанная честь! Благословенные Отца Моего, т.е. прославленные, избранные. Не сказал: «приимите», но – «наследуйте», как отеческое, как должное, как уготованное вам от создания мира. Прежде чем появились люди, оно уже было уготовано праведникам, так как Бог знает будущее. Далее высказывает и причину столь важной награды.

Мф.25:35–36. Взалкахся бо, и дасте Ми ясти: возжадахся, и напоисте Мя: странен бех, и введосте Мене: наг, и одеясте Мя: болен, и посетисте Мене: в темнице бех, и приидосте ко Мне. ...ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.

Отсюда видно, что Он говорит к одним только христианам, у которых были Его евангельские заповеди. А к неверующим тогда вовсе не будет говорить: все они тогда сами себя осудят. Поэтому говорится: «не воскреснут нечестивии на суд» (Пс. 1:5), т.е. не воскреснут для суда, а для наказания. И выше (Мф.24:30) Иисус Христос ясно показал, что когда явится на небе знамение Сына Человеческого, «тогда восплачутся вся колена земная», чувствуя осуждение в одной своей совести. Обрати внимание на то, что здесь говорит об одной только любви к ближним, и по ней одной праведным присуждает награду, а грешникам – наказание. Но не потому делает это, что остальные добрые дела праведников и преступления грешников оставит без испытания, – так как Он испытает все дела, слова и помышления каждого, как и Сам Он открывал часто в Своем учении, и мы знаем из многих мест Божественного Писания, и так как за добрые дела Он наградит, а за худые – накажет; но говорит здесь об одной только любви к ближним, желая подтвердить, что Он по преимуществу ее ищет и за нее наиболее взыщет, так как она наиболее необходима христианам. Отличительный признак каждого христианина есть любовь: «о сем, – говорит, – разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Ин.13:35). «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою», а главнейшее в ней, как говорит Григорий Богослов, это любовь к бедным, милосердие и сострадание к ближним. Ничем другим, говорит он, так не почитается Бог, как милосердием, и ничем другим, как только человеколюбием, воздается человеколюбивому. Говорит, по преимуществу, о важнейшей добродетели христианина, устрашая нас таким образом и убеждая, чтобы мы, люди, были человеколюбивы, так как будем нуждаться в то время в Его человеколюбии. Самая справедливая награда для немилосердных – немилосердие, а для милосердых – милосердие. Будучи Сам милосердным – воздает великие награды за малые подвиги. Очевидно, что требует человеколюбия только от тех, кто может его оказать, а для тех, кто не может, достаточно одного желания оказать. Перечисляет различные виды человеколюбия, чтобы, если возможно, мы исполнили все, а если нет, то по крайней мере те, какие можем.

Мф.25:37–40. Тогда отвещают Ему праведницы, глаголюще: Господи когда Тя видехом алчуща, и напитахом? или жаждуща, и напоихом? когда же Тя видехом странна, и введохом? или нага, и одеяхом? когда же Тя видехом боляща, или в темнице, и приидохом к Тебе? И отвещав Царь рече им: аминь глаголю вам, понеже сотвористе единому сих братий Моих менших, Мне сотвористе. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? Когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? Когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.

Царем назвал Себя Самого, так как все подчинено Его власти. Понеже, т.е. насколько. Братьями назвал бедных или потому, что Сам Он воспринял их природу и унижение, или потому, что они переносили одинаковую с Ним бедность.

Мф.25:41. Тогда речет и сущым ошуюю (Его): идите от Мене проклятии, во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его... Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его...

Видишь, людям было уготовано Царство, а огонь – демонам. Но неразумнейшие из людей, оставив то, что удостаивало Царства, предпочли то, что достойно огня; поэтому, лишившись первого, они осудили себя на второе. Далее указывает и причину наказания.

Мф.25:42–43. Взалкахся бо, и не дасте Ми ясти: возжадахся, и не напоисте Мене: странен бех, и не введосте Мене: наг, и не одеясте Мене: болен и в темнице, и не посетисте Мене. ...ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня.

Не сказал: вы не освободили Меня от бедности, болезни и темницы, но: вы не оказали Мне необходимого, не сделали того, что легко. Сначала похваляет милосердных, указывая на нетрудность этого подвига, чтобы теми осудить этих.

Мф.25:44–45. Тогда отвещают Ему и тии, глаголюще: Господи, когда Тя видехом алчуща, или жаждуща, или странна, или нага, или больна, или в темнице, и не послужихом Тебе? Тогда отвещает им, глаголя: аминь глаголю вам, понеже не сотвористе единому сих менших, ни Мне сотвористе. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне.

По всей справедливости милосердный наследует Царство, потому что он преуспевал в любви, которая составляет основание добродетелей и часть которой есть милосердие. А немилосердный справедливо отсылается в огонь, потому что вместо любви он преуспевал в ненависти, которая составляет основание пороков и часть которой есть немилосердие. Первый подражал милосердному и человеколюбивому Богу, а второй – немилосердному и человеконенавистнику дьаволу.

Мф.25:46. И идут сии в муку вечную, праведницы же в живот вечный. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную.

Горе всем грешникам, но особенно – немилосердным.

Глава XXVI

Мф.26:1–2. И бысть, егда сконча Иисус вся словеса сия, рече учеником Своим: весте, яко по двою дню Пасха будет, и Сын Человеческий предан будет на пропятие. Когда Иисус окончил все слова сии, то сказал ученикам Своим: вы знаете, что через два дня будет Пасха, и Сын Человеческий предан будет на распятие.

Так как законная Пасха падала на 14-й день месяца, как было установлено относительно ее законом, то очевидно, что Иисус Христос сказал это ученикам в 12-й день месяца. В этот именно 12-й день Он вкушал вечерю в доме Симона прокаженного, в 13-й день – у того, в доме которого была приготовлена горница, а на 14-й день падала Пасха. Сказал это, показывая, что смерть Его близко, потому что во время самой законной Пасхи Он должен был пострадать. Не сказал просто: «предан будет», но – «на пропятие», так как просто Он был предан иудеями спустя один день, т.е. в 13-й день, потому что этот день еще продолжался, когда Он после участия с учениками в Тайной Вечере был предан злоумышленникам, – а на распятие Он был предан только спустя два дня, именно 12-й и 13-й. В 14-й день, как сказал евангелист (Мф.27:26), «отпусти им (Пилат) Варавву: Иисуса же бив предаде (им), да Его пропнут». «Тогда отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие».

Мф.26:3–4. Тогда собрашася архиерее и книжницы и старцы людстии во двор архиереов, глаголемаго Каиафы, и совещаша, да Иисуса лестию имут и убиют. Тогда собрались первосвященники и книжники и старейшины народа во двор первосвященника, по имени Каиафы, и положили в совете взять Иисуса хитростью и убить...

Хотя закон повелевал, чтобы поставлялся один первосвященник до конца своей жизни, и только после смерти одного на место его поставлялся другой, но иудеи нарушили закон и ограничили первосвященство одним годом. Поэтому естественно, что в то время было много первосвященников, уже исполнивших возлагавшуюся на них должность, которых и называл здесь евангелист архиереями. Книжниками называет законников, учителей Закона, а старцами людскими – старейших и мудрейших. Все вместе собрались они тогда на совет у Каиафы, который в то время исполнял должность первосвященника, желая отнять у него честь первого побуждения к совершению убийства, от которого они должны были скорее удержать. Взятием лестью, или хитростью называет тайное взятие, потому что явного они остерегались из-за учеников Его и последователей в других местах.

Мф.26:5. Глаголаху же: но не в праздник, да не молва будет в людех. ...но говорили: только не в праздник, чтобы не сделалось возмущения в народе.

Говорили: только не в праздник пусть это будет. Так как на праздник Пасхи со всех сторон собирался народ, то могло случиться, что там будет много последователей Иисуса Христа. Кроме того, не скрывая этого дела, им нужно было ожидать возмущения ненавидевшего их народа не только потому, что они убивали невинного, но и потому, что делали это в праздник, в честь которого был обычай отпускать даже осужденного. Таким образом, они боятся не Бога, но везде – людей. Хотя они так решили, однако не выдержали, и, найдя предателя, воспользовались случаем; приведенные в исступление сильной завистью; они не знали уже, что полезно для них, и, убив Его в праздник, показали этим силу своей ярости против Него. Должно было, непременно должно было спасительному Агнцу быть принесену в жертву в день принесения в жертву агнца законного (так как Спаситель часто пользовался лукавством их для выполнения Домостроительства Божия), чтобы прообраз имел соответственное исполнение. Следует также и то принять во внимание, что они часто желали схватить Его, но не могли, потому что Он Сам не желал; а когда Сам Он пожелал, тогда схватили Его против собственного желания, потому что они остерегались праздника, как сказано. То же самое говорит об этом и Марк (Мк.14, 2). Лука (Лк.22, 1–2), сказав кратко, перешел к Иуде. Но Иоанн (Ин.13, 1 и след.) пропустил эту главу, как уже рассказанную другими, что он делал и в других местах. Живя очень долго, он имел у себя книги других, как сказано и в предисловии к настоящей книге. Продолжая свою речь, он повествует об умовении, о котором умолчали другие.

Мф.26:6–7. Иисусу же бывшу в Вифании, в дому Симона прокаженнаго, приступи к Нему жена, сткляницу мира имущи многоценнаго, и возливаше на главу Его возлежаща. Когда же Иисус был в Вифании, в доме Симона прокаженного, приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову.

Было три жены, помазавших Господа миром. Первая упоминается у Луки (Лк.7:37); она была грешница, сделала это около средины проповеди Спасителя в доме Симона фарисея, когда и соблазнился один только фарисей; в награду за это Спаситель даровал ей отпущение грехов. Вторая упоминается у Иоанна (Ин.12:3) это была Мария, сестра Лазаря, женщина благочестивой жизни; она сделала это за шесть дней до законной Пасхи в собственном доме и, притом, принесла миро в благодарность за воскрешение брата, потому ей и не обещается награды; тогда также роптал один только Иуда. Третья – та, о которой одинаково повествуют Марк (Мк.14:3) и Матфей в этом месте: она за два дня до Пасхи пришла в дом Симона прокаженного. Евангелисты для отличия от фарисея дали ему прозвание от проказы, желая вместе с тем показать, что Спаситель не гнушался его телесной нечистотой ради чистоты его души. Женщина эта возлила миро на голову Иисуса Христа, а не на ноги, как те; тогда вознегодовали и ученики; ей обещается проповедать память об этом по вселенной. Таким образом, очевидно различие между всеми тремя. Эта последняя, как прокаженная душой, видя, что Симон прокаженный, исцелен, твердо верила, что и сама она получит исцеление. Алавастр (сткляница) – это род сосуда для хранения мира. Марк (Мк.14:3) присоединил и сорт мира: «нарднаго пистикиа многоценна», – называя пистикием, т.е. цельным и известным по чистоте, или это было какое-либо название мира. Говорит также, что она разбила сосуд, конечно, для скорости, так как он был узкий.

Мф.26:8–9. Видевше же ученицы Его негодоваша, глаголюще: чесо ради гибель сия (бысть)? можаше бо сие миро продано быти на мнозе и датися нищым. «Увидев это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата? Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим».

Негодовали, но в себе, как сказал Марк (Мк.14:4–5), который присоединил и то, что они говорили: «можаше бо сие продано быти вящше трех сот пенязь», ибо можно было бы продать его более нежели за триста динариев, и то, что они «прещаху ей», т.е. роптали, порицали за злоупотребление. К этому побудило их человеколюбие, так как и Учитель их часто говорил о милостыне, и сами они много заботились о бедных, и знали притом, что Бог милости хочет, а не жертвы (Ос. 6:6). И действительно, достойна удивления эта жена, не пощадившая такой затраты ради спасения души, так как она сделала это не для телесного исцеления.

Мф.26:10. Разумев же Иисус рече им: что труждаете жену? Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину?

Так как она уже успела вылить миро, то Господь и поддерживал ее не потому, чтобы нуждался в помазании, а чтобы не ослабить веры ее. А так как, порицая женщину, ученики возбуждали в ней раскаяние в совершенном, потому что она слышала от них, что напрасно истратила такую драгоценную вещь, то Господь, наоборот, порицает их, называя трудом, или смущением, скорбь вследствие раскаяния, и показывая, что не должно заглушать начинающую произрастать веру людей, а скорее нужно поддерживать ее; не должно в самом начале доискиваться до малейшей подробности и высоких требований предъявлять несовершенным. Далее утешает женщину, говоря:

Мф.26:10. Дело бо добро содела о Мне. ...она доброе дело сделала для Меня...

Похвалив вообще дело ее, сначала устраняет поставленное учениками основание относительно бедных, а потом защищает сам ее поступок.

Мф.26:11–12. Всегда бо нищыя имате с собою, Мене же не всегда имате: возлиявши бо сия миро сие на тело Мое, на погребение Мя сотвори. ...ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете; возлив миро сие на тело Мое, она приготовила Меня к погребению.

О нищих Марк (Мк.14:7) написал: «егда хощете, можете им добро творити», «и, когда захотите, можете им благотворить…»

Сказав: «Мене же не всегда имате», – напомнил им о близости Своей смерти. «На погребение Мя сотвори», т.е. для погребения Моего, как бы предсказывая приближение Моей смерти. И об этом яснее сказал Марк (Мк.14:8): «еже име сия, сотвори: предвари помазати Мое тело на погребение», так как был обычай намащать благовониями мертвых, чтобы они дольше сохранялись. «Еже име», т.е. что могла. Поэтому и ты, если увидишь построивших церкви, монастыри, дорогие памятники, не советуй разрушить построенное, чтобы не ослабить усердия их; но если кто-либо спросит тебя прежде, нежели построит, советуй отдать нищим.

Мф.26:13. Аминь глаголю вам: идеже аще проповедано будет Евангелие сие во всем мире, речется и еже сотвори сия, в память ея. Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала.

Это утешение и похвала женщине и поощрение ученикам, – женщине, потому что о ней будет проповедано по всей вселенной, – а ученикам, потому что проповедь их обнимет всю вселенную. «Евангелие сие», т.е. деятельность Моя, повествование обо Мне. И действительно, все, которые знают об Иисусе Христе, знают также и то, что сделала она, вместе с Евангелием проповедано и о ее поступке и память о ней обошла вселенную. Но для чего Иисус Христос обещал жене не духовное что-нибудь, но только всегдашнюю память? Для того, чтобы через последнюю вселить в нее надежду на получение и первого. Если засвидетельствовано, что поступок ее хорош, то очевидно, что она получит награду за него. Эта женщина, которая прежде была грешница, прообразовала Церковь; миро есть вера, которую она излила на Иисуса Христа. Напомнив ученикам о близости Своей смерти, Он незаметно поражал Иуду, который не скрылся со своими лукавыми замыслами, и таким образом открывал ему дверь к покаянию. И прежде еще Иуда роптал на сестру Лазаря, говоря: «чесо ради миро сие не продано бысть на трех стех пенязь и дано нищым; Сие же рече, – говорит Иоанн, – не яко о нищих печашеся, но яко тать бе, и ковчежец имеяше, и вметаемая ношаше (Ин. 12:5–6). «Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому, что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали».

Ковчежец – это денежный кошелек, в котором хранились приношения для нищих. Так как он был хранителем этого кошелька, то хотел, чтобы деньги и за это миро были положены в кошелек, откуда можно было украсть их. Одержимый сребролюбием, он решался на воровство. Тогда он видел еще оправдание такого поступка; но так как и теперь совершилось то же самое, и он опять потерял случай уворовать, то воспылал уже гневом, и так как, по словам Луки (Лк.22:3), вошел в него сатана, начинает свое злоумышление.

Мф.26:14–15. Тогда шед един от обоюнадесяте, глаголемый Иуда Искариотский, ко архиереом, рече: что ми хощете дати, и аз вам предам Его? Тогда один из Двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его?

В то время, когда чужая стала своей, свой стал чужим и удалился к тем, которые не звали его. Присоединено прозвание от места рождения, потому что был и другой Иуда, называвшийся Иаковлевым. Не сказал: Иисуса, или: Христа, но: Его, потому что ненавидел даже имя Иисуса Христа. Лука (Лк.22:4) сказал, что Иуда говорил также с начальниками, как Его предать им. Первосвященники, значит, убедили и начальников помочь им против Иисуса Христа, как возмущающего народ.

Мф.26:15–16. Они же поставиша ему тридесять сребреник: и оттоле искаше удобна времене, да Его предаст. Они предложили ему тридцать сребреников; и с того времени он искал удобного случая предать Его.

Первосвященники отвесили ему тридцать сребреников; а сребреник – это была мера веса, как и динарий, статир, талант. Марк (Мк.14:11) говорит, что они «обещали» дать ему сребреники, а Лука (Лк.22:5) – что «согласились» дать ему сребреники. Может быть, сначала, они согласились и обещали, а потом отвесили. Некоторые слово «поставиша» понимали: условились и назначили. Лука (Лк.22:6) относительно Иуды прибавил, что он также «исповеда», т.е. заключил прочный договор, обещая от сердца исполнить условие. Под удобным временем разумей время благоприятное для того, чтобы взятием Иисуса Христа не поднять возмущения. Начиная с этого места до самого конца Евангелий необходимо приложить особенную заботливость к тому, чтобы согласовать между собой изречения евангелистов, которые кажутся противоречащими друг другу и для невнимательных представляют большое затруднение. Поэтому, придерживаясь Матфея, мы будем приводить, где нужно, изречения и других, как необходимые для пояснения, чтобы повествование было более согласное и ясное.

Мф.26:17. В первый же день опресночный приступиша ученицы ко Иисусу, глаголюще Ему: где хощеши уготоваем Ти ясти Пасху? В первый же день опресночный приступили ученики к Иисусу и сказали Ему: где велишь нам приготовить Тебе пасху?

Евангелисты Матфей и Марк опресноками называют здесь Пасху, потому что во время Пасхи с мясом агнца вкушали и опресноки; от этих-то опресноков и Пасха называлась Опресноками. Это подтверждает и Лука (Лк.22:1), говоря: «приближашеся же праздник опресноков, глаголемый Пасха». А первым опресночным днем называют день, предшествующий Пасхе, т.е. тринадцатый день месяца, и пятый – седмицы, называя его первым днем Опресноков, как предшествующий опресночным дням Пасхи. И об этом ясно свидетельствует Иоанн (Ин.13, 1), говоря: «прежде же праздника Пасхи, ведый Иисус, яко прииде Ему час» и т.д. Тот день, который Матфей и Марк назвали первым днем опресночным, у него назван днем пред праздником Пасхи. Но об этом пока довольно. А что относительно этого дня, т.е. тринадцатого дня месяца и пятого – седмицы, Марк (Мк.14, 12) сказал: «и в первый день опреснок, егда Пасху жряху», а Лука (Лк.22, 7): «прииде же день опресноков, в оньже подобаше жрети Пасху», то слова: «егда Пасху жряху» и «в оньже подобаше жрети Пасху» относи не к дню, предшествовавшему Опреснокам, а к самому опресночному дню, потому что не в тринадцатый, а в четырнадцатый день закалали агнца, согласно с законом: «в первом месяце в четвертыйнадесять день месяца, между вечерними, Пасха Господу» (Лев. 23:5), «в первый месяц, в четырнадцатый [день] месяца, вечером Пасха Господня».

Но если Пасха закалалась вечером, то почему день этот называют Пасхой и Опресноками? Потому что иудеи обыкновенно вечер соединяют с предшествующим ему днем, и потому от вечера Пасхи и Опресноков и самый день, предшествующий ему, называют Опресноками. Почему также о тринадцатом дне месяца Лука (Лк.22, 7) сказал: «прииде же день опресноков»? Потому что слово: «прииде» (ηλθε) значит и «приближался»; в этом значении он и употребил его. Следует знать, что хотя начинали есть опресноки в четырнадцатый день месяца, но праздник совершали в пятнадцатый день, так как закон говорит: «в пятыйнадесять день перваго месяца праздник опресноков Господу» (Лев. 23, 6), «в пятнадцатый день того же месяца праздник опресноков Господу».

Этот день и называли первым опресночным, как начинающий собою ряд определенных семи дней, в течение которых не вкушали ничего квасного: «семь дней, – сказано, – опресноки да ясте» (Лев. 23, 6), «семь дней ешьте опресноки».

Но не об этом празднике Опресноков, и не об этом первом опресночном дне сказали евангелисты, как выше показано. Он совершался в пятнадцатый день месяца, а они писали о тринадцатом. Говоря: «где хощеши уготоваем Ти ясти пасху», ученики показали, что Иисус Христос не имел собственного жилища. Думаю, что не имели и они сами после того, как оставили все; иначе они пригласили бы Его прийти туда. Совершает Пасху, чтобы показать, что до самой кончины Своей Он соблюдал Закон. Лука (Лк.22:8–9) говорит, что сначала Иисус Христос сказал ученикам: «шедша уготовайта нам пасху, да ямы», а потом ученики спросили Его: «где хощеши уготоваем?»

Мф.26:18. Он же рече: идите во град ко онсице и рцыте Ему: Учитель глаголет: время Мое близ есть: у тебе сотворю пасху со ученики Моими. Он сказал: пойдите в город к такому-то и скажите ему: Учитель говорит: время Мое близко; у тебя совершу Пасху с учениками Моими.

Марк (Мк.14:13) сказал и о числе посланных, именно что их было двое, а Лука (Лк.22:8) присоединил имена их, говоря, что послал Петра и Иоанна. Под городом нужно разуметь Иерусалим. Заметь, что говоря: «к онсице» (к такому-то) Иисус Христос умолчал об имени мужа, чтобы Иуда, зная дом, не пошел к злоумышленникам и не привел их прежде, чем Он совершит с учениками тайную вечерю. Относительно дома Он дал другой признак, который записал Марк (Мк.14:13–15), говоря: «и срящет вас человек в скудельнице воду нося: по нем идита, и идеже аще внидет, рцыта господину дому, яко Учитель глаголет: где есть виталница, идеже пасху со ученики Моими снем? и той вама покажет горницу велию, постлану, готову: ту уготовайта нам». Почти то же написал и Лука (Лк.22:10–11). Под «временем Его» мы разумеем приближение смерти. Сказал: «со ученики Моими», чтобы и для них было достаточно приготовленного. «Виталницей» называется приют, комната. Видно, что этот хозяин дома, будучи верующим, или по Божественному Откровению, или вследствие знакомства со Спасителем знал, что Он совершит у него Пасху, и потому имел даже приготовленную для этого комнату. Объявляет и здесь со властью, как Господь всех. Можно понимать это и в таинственном смысле: к кому войдет Божественное крещение (это означает вода в глиняном сосуде), у того почиет и Иисус Христос; особенно если он имеет устланную, готовую горницу, т.е. ум чистый и украшенный светом высшего созерцания. «Ту, – говорит, – уготовайта нам» необходимое для праздника Пасхи, т.е. агнца, опресноки, горькие травы, посохи…

Мф.26:19. И сотвориша ученицы, якоже повеле им Иисус, и уготоваша пасху. Ученики сделали, как повелел им Иисус, и приготовили пасху.

То, что было необходимо для праздника Пасхи, как уже сказано. Итак, очевидно, что Иисус Христос вкушал тогда законную пасху; иначе напрасно было приготовление всего необходимого.

Мф.26:20. Вечеру же бывшу, возлежаше со обеманадесяте ученикама... Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками...

Лука (Лк.22:14) сказал: «и егда бысть час, именно вечерний». Отсюда некоторые утверждают, что Иисус Христос тогда не вкушал законной пасхи и приводят следующие основания для этого: что тогда был тринадцатый день месяца, а пасху должно было вкушать в четырнадцатый день; что закон повелевал вкушать пасху стоя, а Он возлег; что всякий квасной хлеб прежде принесения жертв устранялся и сожигался в огне, а тут он лежит и разделяется; что можно было вкушать только печеное, а тут предлагается и жидкое. Нужно поэтому ответить на каждое из этих недоумений. Согласно с планом Божественного Домостроительства, Иисус Христос предупредил время законной пасхи одним днем. Он знал, что в четырнадцатый день Он умрет, так как следовало в день заклания прообразовательного агнца быть заклану и истинному Агнцу, чтобы истина вполне соответствовала прообразу. Итак, Иисус Христос вкушает пасху в тринадцатый день потому, что иначе сделать не позволяли Ему обстоятельства; а таким образом Он и исполнил законную пасху, и преподал духовную, и затем в ту же самую ночь был взят иудеями. Поэтому Лука рассказывает, что Он сказал ученикам: «желанием возжелех сию пасху ясти с вами, прежде даже не прииму мук» (Лк. 22:15), т.е. Я поспешил есть с вами пасху в этом году, не дождавшись законом установленного времени, чтобы крестные страдания не воспрепятствовали совершению и законной пасхи, и Тайной Вечери. Это – относительно времени. Что касается образа вкушения, то, вероятно, сначала они по закону вкушали пасху стоя, а потом возлегли и продолжали вечерю. Хлеб и жидкое блюдо были поданы после того, как они вкусили пасху и возлегли для вечери, потому что еще не наступил четырнадцатый день, в который устранялось все квасное; ничто поэтому не препятствовало есть и жидкое. Но почему евангелисты умолчали о вкушении пасхи? Потому что не было необходимости говорить об этом; какую пользу принес бы христианам этот рассказ? Поэтому они опустили его, но зато с тем большим вниманием занялись повествованием о Тайной Вечери, как наиболее необходимом и самом полезном для нашей веры. И везде они наблюдают это правило, совершенно пропуская или упоминая только мимоходом о несущественном, но прилагая все свое усердие и заботу к тому, что было полезно. Если Иисус Христос совершил Пасху прежде узаконенного времени, то почему иудеи, оставив без внимания это явное обвинение, искали лжесвидетельства против Него? Потому что они знали, что нет закона, который осуждал бы празднующего Пасху раньше времени. Бог, всегда предвидящий будущее, не дал никакого закона относительно этого. Удивительное дело: против совершающего Пасху после законного времени, если таковой не представлял особенно побудительной причины, существовал закон, а для празднующего прежде времени не определялось никакого наказания. Иоанн (Ин.13:4–12) говорит, что Иисус Христос встал с вечери, умыл ученикам ноги и опять возлег. У других евангелистов эта глава пропущена; поэтому он и рассказывает об этом, как мы поясним, если Бог позволит, в толковании его Евангелия.

Мф.26:21. И ядущым им, рече: аминь глаголю вам, яко един от вас предаст Мя. ...и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.

Марк (Мк.14:18) присоединит: «ядый со Мною», чтобы не подумали, что Иисус Христос говорит здесь об одном из уверовавших в Него, который не был из числа двенадцати учеников. Этим же негласно свидетельствовал Иуде, что знает его сердце. И ноги его умыл, чтобы вызвать к раскаянию, но он оставался непреклонным. Под преданием разумей выдачу: предал Его на смерть и выдал Его злоумышленникам.

Мф.26:22. И скорбяще зело, начаша глаголати Ему един кийждо их: еда аз есмь, Господи? Они весьма опечалились и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?

Это же сказал и Марк (Мк.14:19). Иисус Христос предпочел даже устрашить и опечалить всех прочих, чтобы только обратить на путь истины погибшего ученика. Но почему беспокоились остальные, если они не чувствовали за собою ничего подобного? Потому что они беспредельно верили Учителю, как правдивейшему, и каждый из них боялся, чтобы каким-нибудь образом не сделаться таким в ослеплении своего ума.

Мф.26:23. Он же отвещав рече: омочивый со Мною в солило руку, той Мя предаст. Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня.

Указывает и признак, по которому можно узнать его. Марк (Мк.14:20) сказал: «един от обоюнадесяте, омочивый со Мною в солило». Спаситель сказал это, чтобы привести Иуду в больший стыд. Он был настолько дерзок, что не почитал Учителя и обмакивал вместе с Ним руку. Солило – это род блюда.

Мф.26:24. Сын убо Человеческий идет, якоже есть писано о Нем: горе же человеку тому, имже Сын Человеческий предастсяВпрочем, Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается...

Идет, т.е. переходит от этой жизни, как написано о Нем пророками, именно о Его смерти.

Мф.26:24. Добро бы было ему, аще не бы родился человек той. ...лучше было бы этому человеку не родиться.

Лучше было бы ему, когда он еще рос в утробе матери, вовсе не родиться, так как он должен был совершить такое преступление и заслужить такое наказание. Некоторые говорят, что невиновен тот, кто совершил предопределенное. Против них мы скажем, что он предал не потому, что было предопределено, но потому и было предопределено Богом, предвидящим все будущее, что он предал, – а таким, конечно, он должен был сделаться не по природе, а по своей воле. Но зачем вообще Иисус Христос принял его даже в число учеников, если он должен был сделаться таким? Чтобы стало ясным величие благости Иисуса Христа и злобы предателя, именно – как Он преподал Своему предателю спасительное учение, любил его, удостаивал милостей, не отделял от других учеников и употребил все для его обращения и исправления, – чтобы он не мог сказать, что не нашел учителя, который мог бы спасти желающих. Получив все это, он, однако, пребывал в своем лукавстве. А когда он сделал свою душу жилищем дьявола, которому открыло дверь и которого ввело туда сребролюбие, тогда уже он не мог избежать преступления. Поэтому Господь сетует о нем, как о таком, который сделался предателем не по необходимости, а по произволению, сожалея более о том, что он презрел многочисленные Его наставления о нестяжательности и легко был побежден сребролюбием и дьяволом; конечно, не вследствие слабости наставлений Учителя, которые привлекали мытарей и блудниц, но вследствие собственной небрежности и лукавства. Но, может быть, еще кто-нибудь скажет: если Иуде лучше было бы не родиться, то почему Бог допустил, чтобы он родился? Потому что он не родился злым, а сделался таким вследствие негодности своего ума и извращенности воли. Бог никого не принуждает быть добрым, если он добровольно не делается таким, но предлагает спасительные средства и содействует тому, кто пользуется ими, – позволяет каждому идти таким путем, каким пожелает, потому что он имеет свободную волю. Поэтому и Иуда сделался злым не потому, что родился таким, а потому, что был небрежен. Сделавшиеся злыми достойны двойного наказания: за то, что сделались злыми, и за то, что не извлекли никакой пользы от добрых; подобным же образом – сделавшиеся добрыми достойны двойной награды: за то, что сделались добрыми, и за то, что не потерпели никакого вреда от злых.

Мф.26:25. Отвещав же Иуда предаяй Его, рече: еда аз есмь, Равви? При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви?

О, бесстыдство! Спрашивает, пытаясь скрыться по крайней мере от учеников. Вначале, когда Иисус сказал: «един от вас», он не спросил, потому что думал, что еще скрывается от Учителя; но когда Он указал и признак, тогда Иуда понял, что уже открыт, и когда спрашивали другие, спрашивает и сам, надеясь на кротость Учителя, что не обличит его явно. Поэтому назвал Его даже Равви, т.е. Учитель.

Мф.26:25. Глагола ему: ты рекл еси. Иисус говорит ему: ты сказал.

Заметь, с каким незлобием обличает его, начертывая этим для нас образ и правила терпения. Говорит: ты сам свидетельствуешь, что это ты. Если отнять: «еда», остается: «аз есмь, Равви», что означает исповедание и отказ. Итак, Иисус Христос ничего не опустил из того, что относится к исправлению Иуды; различным образом напоминал ему и удерживал его делами, словами, страхом, попечением и всем другим; а так как ничто не исцеляло его от болезни и он оставался совершенно неисцелимым, то, оставив его, переходит к дальнейшему.

Мф.26:26. Ядущим же им, приемь Иисус хлеб и благословив преломи, и даяше учеником, и рече: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.

Вскусив законную пасху, возлегли и продолжали вечерю, как выше сказано; затем Иисус Христос, встав, умыл ученикам ноги, как сказал Иоанн (Ин.13:4), и опять возлегли и ели; после этого Он преподал ученикам Тайную Вечерю. Когда они ели, говорит Матфей, Иисус Христос, взяв хлеб, конечно, тот, который лежал пред Ним, или другой, который вместе с этим лежал пред Ним, как пред Учителем, преломил, т.е. разломил на части. И дал им. Лука (Лк.22:19), написав: «сие есть Тело Мое», присоединил: «еже за вы даемо», т.е. предаваемое на смерть. Воздал хвалу и пред хлебом, и затем пред чашей, научая нас благодарить за столь великое таинство, которое было совершено, чтобы облагодетельствовать нашу природу. Если заклание прообразовательного агнца даровало евреям и избавление от истребления, и свободу от рабства, то тем более заклание истинного Агнца – христианам. Этим же Иисус Христос показывает, что Он добровольно идет на страдание и, кроме того, научает нас воздавать хвалу за все, что бы мы ни терпели. Подобно тому как художники на своей доске проводят линии, набрасывают тени, рисуют красками и дают разные образы, так и Иисус Христос на Своей трапезе начертал пасху прообразовательную, которая служила только тенью, и присоединил истинную, которая служила исполнением. Так как заклание законного агнца служило прообразом заклания Агнца разумного, то, конечно, должна была совершенно исчезнуть тень с появлением солнца и должен был удаляться прообраз с приходом истины. Называется это таинство также причащением, потому что мы принимаем участие в этих святынях, и приобщением, потому что посредством его мы сообщаемся и со Христом, и друг с другом, становимся частью Тела Христова и членами друг друга. То, что принимается, не истлевает и не извергается, но переходит в самое существо принимающего. И подобно тому, как оно становится не другим телом и кровью, отличными от тела и крови принимающего, так точно мы утверждаем, что это не другое тело и кровь, отличные от Тела и Крови Господа: «сие есть, – говорит, – Тело Мое» и опять: «сия бо есть Кровь Моя». Таинственная речь! – Хотя Василий Великий назвал их противообразами, но прежде освящения и воспринятия благодати. Смотри, как из естественных они становятся сверхъестественными. Естественны вкушение предлагаемого хлеба и питие вина, а сверхъестственны их действенность и сила. Сначала умыл ученикам ноги, а потом сделал их участниками этого Таинства, чтобы мы знали, что прежде нужно очиститься, а потом причащаться. Исаия (Ис.6:6): «Тогда прилетел ко мне один из Серафимов, и в руке у него горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника…» видел уголь; а это не просто дерево, а дерево сожженное. Подобно этому уголь и этого Таинства достойных освящает, а недостойных сожигает, так как огонь имеет двоякое действие; сожигает посредством наказания и истребления.

Мф.26:27–28. И приемь чашу и хвалу воздав, даде им, глаголя: пийте от нея вси: сия бо есть Кровь Моя, новаго заветаИ, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя нового завета...

Т.е. нового законодательства. Кровь прообразовательного агнца принадлежала ветхому завету, а кровь истинного Агнца принадлежит новому. Или: сказал это ради крови, упоминаемой в ветхом завете. В книге Исход (Исх.24:6–8) говорится, что Моисей, заклав тельцов, влил половину крови в чашу и, взяв книгу завета, прочитал вслух народу, и сказали они: «вся, елика глагола Господь, сотворим и послушаем». Взяв кровь, Моисей окропил народ и сказал: «се, кровь завета, егоже завеща Господь к вам о всех словесех сих». Кровь эта была печатью завета, свидетельством и ручательством союза с народом.

Мф.26:28. Яже за многия изливаема...за многих изливаемая...

Та кровь изливалась за одних только евреев, а эта – за всех людей. Многими называет здесь всех, потому что все – тоже многие. Или сказал: «за многия» по сравнению с еврейским народом, так как многочисленнее его те, которые освобождаются от всего и спасаются, ради которых умер Иисус Христос.

Мф.26:28. Во оставление грехов. ...во оставление грехов.

Та кровь изливалась за спасение одних только первенцев, а эта – за отпущение грехов всех людей. Смотри, насколько новые таинства больше ветхих. И весьма кстати употребил здесь название завета, так как приближалась уже смерть, а завещания составляют умирающие. Как ветхий завет имел жертвы и кровь, так и новый имеет Тело и Кровь Господа. И не сказал: это символы Моего тела и Моей крови, но сие есть Тело Мое и сия есть Кровь Моя. Итак, нужно смотреть не на естество приносимаго, но на силу его. Как воспринятую плоть Иисус Христос непостижимо для нас обоготворил, так невидимо пресуществляет и это в Самое Животворящее Свое Тело и в Самую Честную Кровь Свою. Хлеб и тело, вино и кровь имеют некоторое сходство между собою. Хлеб и тело имеют в себе земные свойства, а вино и кровь согревают. Как хлеб укрепляет, так и Тело Христово делает это и даже более: освящает и тело, и душу; и как вино веселит, так и Кровь Христова делает это и даже более: делается защитой. Так как все мы, верующие, причащаемся одного Тела и Крови, то чрез самое причащение этих Тайн все мы составляем одно, – все мы во Христе и Христос во всех нас: «Ядый Мою Плоть, – сказано, – и пияй Мою Кровь во Мне пребывает, и Аз в нем» (Ин.6:57). Слово соединилось с плотью чрез восприятие, и плоть эта опять соединяется с нами чрез причащение. Упомянув о крови и завете, опять поставил на вид Свою смерть, чтобы вследствие частого напоминания ученики легче перенесли ее. Если и при таком частом напоминании они смутились, однако, во время самого страдания, то чего только они не испытали бы, если бы ничего заранее не знали. Лука (Лк.22:19) говорит, что Иисус Христос также сказал: «сие творите в Мое воспоминание», – это новое таинство, а не то, ветхое. То, ветхое жертвоприношение совершалось в воспоминание избавления еврейских первенцев в Египте и освобождения евреев, а это – в воспоминание Господа. Чрез это таинство мы воспоминаем, что Он предал за нас Свое тело на смерть и излил Свою кровь, и таким образом постоянно возобновляем это в своей памяти. Смотри, как Он обращает учеников от ветхого жертвоприношения к новому. Какая польза от прообразов для тех, которые имеют уже самый первообраз? Златоуст говорит, что Иисус Христос тогда первым принял это таинство, чтобы ученики не смутились тем, что им повелевалось принять тело и кровь; и доказательством этого служат слова Его:

Мф.26:29. Глаголю же вам, яко не имам пити отныне от сего плода лознаго, до дне того, егда е пию с вами ново во Царствии Отца Моего. Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего.

Если Спаситель принял участие в чаше, то, конечно, Он участвовал и в хлебе. Тем днем называет время после Воскресения, когда Он ел и пил с учениками; поэтому и апостолы, доказывая Его Воскресение, говорили: «иже с Ним ядохом и пихом» (Деян.10:41). «Ново», т.е. новым, необыкновенным образом. Хотя Иисус Христос имел бессмертное тело и более не нуждался в пище и питии, однако ел и пил не по нужде, а для удостоверения, что Он – не призрак. Царством называет данную Ему, как человеку, власть после Воскресения: «дадеся Ми, – говорит, – всяка власть на небеси и на земли» (Мф. 28:18). Отца Моего, т.е. которое дано Мне Отцом Моим. Сказал это и потому еще, что все Свое Он относит к Отцу. Марк (Мк.14:25) написал подобным же образом: «егда е пию ново во Царствии Божии», а Лука (Лк.22:18): «дондеже Царствие Божие приидет»; оба они Царством называют вышеуказанную власть. Лука (Лк.22:16) говорит также, что Иисус Христос сказал о законной Пасхе: «не имам ясти от нея, дондеже скончаются во Царствии Божии», т.е. в Царстве будущего века. Тогда Он будет совершать Пасху более чистую и совершенную, закалая неизреченное слово Своего Божества и человечества, рассекая его мечом учения и сообщая его достойным посвящения в это таинство. И сколь великое наслаждение! Он учит, мы учимся и приобщаемся слова наравне с этими Его учениками, как говорит Григорий Богослов, который прекрасно философствовал об этой Пасхе. Но об этом пока довольно. Теперь нужно обратиться к словам Луки и, насколько возможно, согласить их. Он говорит, что Иисус Христос сначала взял чашу, благодарил и сказал: «приимите сию и разделите себе» (Лк. 22:17); затем взял хлеб, благодарил и разделил, а также и чашу. Отсюда видно, что Лука говорит о двух чашах. Но на самом деле не так: сначала Иисус Христос взял чашу, благодарил и сказал: «приимите сию и разделите себе»; присоединив затем: «не имам пити от плода лознаго, дондеже Царствие Божие приидет», страхом Своей смерти Он смутил учеников, и весьма вероятно, что вследствие происшедшего смущения и даже остановки, чаша была отставлена в сторону; а потом, спустя уже некоторое время, совершилось то, что рассказывается далее, именно предложение хлеба и чаши. Сказав о хлебе, что Иисус Христос, воздав хвалу, отдал его ученикам, и далее присоединив: «такожде же и чашу» (το ποτηριον), евангелист показал, что это та чаша, которую Он прежде брал. Не сказал прямо: «такожде и чашу» (ποτηριον), но το ποτηριον, указав присоединением члена на вышеупомянутую. Выражение: «сия чаша Новый Завет Моею Кровию», хотя и затруднительно для объяснения, но нисколько не отличается от выражений Матфея и Марка. Те сказали: «сия есть Кровь Моя новаго завета», т.е. которая дает новый завет, а Лука говорит: эта чаша есть Новый завет, который и ныне полагаю, повелевая вам поступать так; этот новый завет в крови Моей, подобно тому, как ветхий завет имел кровь неразумного животного. Равным образом и выражение: «обаче се, рука предающаго Мя со Мною (есть) на трапезе» (Лк. 22:21), подобно выражениям: «ядый со Мною» и – «омочивый со Мною в солило руку». Лука поставил это после разделения чаши и хлеба, а Матфей и Марк – прежде; откуда видно, что Иисус Христос сказал это дважды: прежде предложения Тайн, когда ели обмакивая в блюдо, и после, – когда опять было поставлено блюдо. Возбуждает большое недоумение также и то, что, по словам евангелиста Матфея, Иисус Христос еще до преподания Тайн весьма ясно указал на предателя, которому ответил: «ты рекл еси». Между тем Иоанн (Ин.13:23, 26) пишет, что даже после разделения их, ученики этого не знали и недоумевали: так как и он сам, по знаку Петра, спросил Учителя и ему был дан признак, именно: обмокнутый кусок (Ин. 13:23, 26). Очевидно, что это случилось после, – потому что Иуда, «приим хлеб, абие изыде». Так как другие толковники не обратили никакого внимания на настоящий вопрос, то мы выскажем, что только могли уразуметь после многих трудов. Прежде вкушения хлеба и чаши ученики все вообще спрашивали, и Иисус Христос дал им общий признак: омочивый со Мною, и: ядый со Мною; все они уже обмокнули и еще обмакивали. Затем, когда предатель спрашивал особо, Он особо присоединил, сказав: «ты рекл еси». Первый признак дал менее понятный, а второй – более понятный. Но и второй по Своему человеколюбию не сделал совершенно понятным, чтобы Иуда, зная на основании общего и частного признака, что он не скрылся от Господа, раскаялся прежде, чем узнают об этом остальные ученики. Однако ни на основании первого признака, ни на основании второго ученики не могли понять, кто предатель? Выражение: «ты рекл еси» было загадочно, потому Иуда не сознался прямо: это я, а спросил: не я ли? Поэтому они молчали, чтобы не заслужить от Господа упрека в неразумении, как это они уже испытали в другое время. Иуда по второму признаку понял, что он узнан Господом; думая же, что он не открыт еще ученикам, так как они еще не понимали, притворялся, однако, непонимающим, надеясь на незлобие Учителя. После разделения Тайн Спаситель опять свидетельствовал, или засвидетельствовал о предательстве, – как написал Иоанн, – чтобы Иуда, испытавший такое долготерпение, еще не обличенный явно, не лишенный Тайн, но наравне с учениками участвовавший в них, облагоразумился и исправился. Ученики, не будучи в состоянии терпеть далее, сильно томились и озирались друг на друга, недоумевая, о ком Он говорит; но сами не смели спросить по вышеуказанной причине. Тогда Петр сделал знак Иоанну, который был особенно любим Учителем и возлежал в то время у груди Его. Иоанн, поворотившись и припав к груди Иисуса Христа, осторожно спросил Его на ухо. Спаситель, хотя знал, что Иуда остается неизлечимым, однако и тогда не открыл его всем, но и Сам ответил на ухо: «той есть, емуже Аз омочив хлеб подам» (Ин.13:26), и обмакнув кусок, подал. Приняв кусок и зная, что это служило знаком, как потому, что беседа Иисуса Христа с Иоанном была тайная, так и потому, что только ему одному был дан такой кусок, отличный от разделенного для всех хлеба, – после того как услышал: «еже твориши, сотвори скоро» (Ин.13:27), т.е. делай то, что задумываешь, потому что уже настало время, Иуда не перенес такого бесчестия, так как предполагал, что это уже известно всем; боясь же, чтобы ученики не растерзали его, он тотчас вышел и удалился к злоумышленникам. На самом же деле ученики в то время еще не понимали значения этого куска, так как Иисус Христос говорил тайно к одному Иоанну, и самых слов Его к Иуде они не поняли, к чему это Он сказал их. Так как у Иуды находился денежный ящик, то некоторые думали, что Иисус Христос говорит ему: «купи, еже требуем на праздник», или чтобы он дал что-нибудь нищим. Все это рассказал один только Иоанн, как опущенное другими. Выражение: «еже требуем на праздник» у многих толковников возбуждало недоумение, потому что Иисус Христос с учениками уже праздновал Пасху, как выше было сказано. Отсюда видно, что некоторые из учеников знали цель, по которой Учитель праздновал Пасху раньше, а некоторые, не зная ее, думали, что Он будет праздновать еще и в пятницу. Или – под праздником нужно разуметь праздник Опресноков. Почему упомянуто, что Господь любил Иоанна, почему он возлежал у груди Его, – об этом будет сказано, если Бог позволит, в толковании Евангелия от Иоанна. Хотя Лука (Лк.22:3) говорит, что сатана вошел в Иуду прежде, чем он говорил с первосвященниками и начальниками о том, как им предать Иисуса Христа, а Иоанн (Ин.13:27) говорит, что после поданного ему куска, однако они не противоречат один другому. Сначала сатана искушал Иуду и испытывал его (звоном монеты, как испытывают годных к войне лошадей звоном колокольчика), а узнав, что он совершенно отлучен, как неизлечимый, дерзнул окончательно овладеть им. Притом, вошел не потому, что презирал Тайны Божественные, но потому, что видел в Иуде недостойного их причастника и отныне уже совершенно бесполезного.

Мф.26:30. И воспевше изыдоша в гору Елеонску. И, воспев, пошли на гору Елеонскую.

Прежде разделения Тайн воздал хвалу, а после разделения воспел, чтобы и мы делали то же, воздавая хвалу и прославляя Бога, удостоившего нас таких благ. Пошел на гору Елеонскую, чтобы не показалось, что Он скрывается, и чтобы из-за Него не было возмущения в городе. Гора Елеонская находилась за потоком Кедронским, по сказанию Иоанна (Ин.18, 1, 2), «идеже бе вертоград, в оньже вниде Сам и ученицы Его». Знал, продолжает Иоанн, это место и Иуда, предатель Его, потому что Иисус часто собирался там с учениками Своими. Известно, что Он часто проводил ночи вне города на горах как для того, чтобы ничто не препятствовало молиться, так и для того, чтобы сообщить ученикам тайное учение. Но прежде, чем пошел на гору, Он сказал многое, о чем повествуют отчасти Лука, отчасти же Иоанн.

Мф.26:31. Тогда глагола им Иисус: вси вы соблазнитеся о Мне в нощь сию: писано бо есть: поражу пастыря, и разыдутся овцы стада. Тогда говорит им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь, ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы стада...

Соблазнитесь, т.е. поколеблетесь в вере в Меня, или – рассеетесь. Изречение принадлежит пророку Захарии (Зах.13:7). Сказано, что Отец поразил Сына, конечно, в том смысле, что Он допустил, чтобы Сын был поражен, т.е. убит. Отсюда также видно, что Он будет убит по воле Отца согласно с Божественным Домостроительством.

Мф.26:32. По Воскресении же Моем варяю вы в Галилеи. ...по Воскресении же Моем предварю вас в Галилее.

Предсказав печальное, предрекает и ободрительное. «Варяю», т.е. приду прежде вас в Галилею и там буду ожидать вас.

Мф.26:33. Отвещав же Петр рече Ему: аще и вси соблазнятся о Тебе, аз никогдаже соблажнюся. Петр сказал Ему в ответ: если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь.

Когда должно было усиленно молиться и говорить: «Господи, помоги нам!» – он совершает троякое преступление: первое то, что он противоречил пророку и Иисусу Христу; второе, что предпочитал себя другим; третье, что полагался только на себя, а не на помощь Божию. Поэтому и допускается падение, чтобы он смирился и научился не слишком полагаться на себя, чтобы научились этому и другие. Что же касается слов, записанных Лукою (Лк.22:31): «Симоне, Симоне, се, сатана просит вас» и т.д., то Спаситель сказал их в другое время, именно прежде, чем вышел на гору Елеонскую. Поэтому они имеют другую цель.

Мф.26:34. Рече ему Иисус: аминь глаголю тебе, яко в сию нощь, прежде даже алектор возгласит, трикраты отвержешися Мене. Иисус сказал ему: истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня.

Прежде нежели окончит крики своего пения. При каждом своем пении петух обыкновенно не один раз кричит, потом успокаивается, а затем спустя несколько времени опять кричит. Это яснее выразил Марк (Мк.14:30) говоря: «ты днесь в нощь сию, прежде даже вторицею петель не возгласит, трикраты отвержешися Мене». Отвержением называет утверждение Петра, что он не знает Его, как говорит Лука (Лк.22:34): «не возгласит петель днесь, дондеже трикраты отвержешися Мене не ведети».

Мф.26:35. Глагола Ему Петр: аще ми есть и умрети с Тобою, не отвергуся Тебе. Говорит Ему Петр: хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя.

Чем больше Иисус Христос утверждает, тем сильнее противится Ему Петр. В нем была большая самоуверенность; поэтому он и испытывает сильное крушение, оставленный без помощи Божией и изобличенный в слабости. Посмотри, каким смиренным он стал после этого. Когда после Воскресения он спросил об Иоанне: «Господи, сей же что?» (Ин.21:21) и Господь удержал его, он тотчас замолчал. Услышав пред Вознесением: «несть ваше разумети времена и лета» (Деян.1:7), он равным образом молчал. После этого услышав относительно плащаницы: «яже Бог очистил есть, ты не скверни» (Деян.10:15), хотя и не ясно понимал сказанное, однако не осмелился противоречить. Все это произвел в нем случай отречения. Прежде этого Петр выставлял на вид всю свою веру, говоря: «аз никогдаже соблажнюся» (Мф.26:33) и: «не отвергуся Тебе» (ст. 35), между тем как должен был бы прибавить: если Ты мне поможешь, – а после он открыто говорил об исцелении хромого: «на ны что взираете, яко своею ли силою или благочестием сотворихом его ходити» (Деян.3:12)? «Что смотрите на нас, как будто бы мы своею силою или благочестием сделали то, что он ходит?» Отсюда мы имеем сильное доказательство того, что и готовность со стороны человека ничего не сделает без соизволения Божия, и соизволение Божие не приносит пользы без готовности со стороны человека. Примерами того и другого служат Петр и Иуда. Не должно поэтому быть небрежными, предоставляя все Богу, ни думать, что своим усердием мы делаем все. Сам Бог не делает всего, чтобы мы не пребывали в лености, но не предоставляет и нам всего, чтобы мы не возгордились; в том и другом случае Он отнимает вредное и оставляет нам только полезное. Допустил падение первоверховного апостола не только по указанным причинам, но и для того, чтобы он больше возлюбил, потому что, кому больше отпустится, тот больше и возлюбит. Будем же и мы всегда повиноваться Богу и не будем противиться, если даже покажется, что слова Его не согласуются с нашими мыслями и взглядами. Слово Его должно быть важнее наших понятий и взглядов. Так мы должны поступать и относительно страшных Тайн, не на предлежащее только взирая, но вполне доверяя словам Господа. Так как Он говорит: «сие есть Тело Мое, и сия есть Кровь Моя», то мы будем повиноваться и верить этому, потому что и в Крещении вода видима, но невидим дар возрождения. Так как душа наша соединена с телом, то поэтому Бог сообщил нам духовное в чувственном.

Мф.26:35. Такожде и вси ученицы реша. Подобное говорили и все ученики.

Подражая, конечно, Петру.

Мф.26:36. Тогда прииде с ними Иисус в весь, нарицаемую Гефсимания, и глагола учеником: седите ту, дондеже шед помолюся тамо. Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там.

Уходит для молитвы один, показывая, что следует наедине молиться тому, кто желает горячо помолиться. Молился, как человек, научая людей во время напасти молиться, обращать свои мысли к Богу и усерднее просить помощи.

Мф.26:37. И поемь Петра и оба сына Зеведеова, начат скорбети и тужити. И, взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать.

Взял их не для молитвы, но прежде молитвы отделил их от других учеников, чтобы только им показать Свою скорбь. Марк (Мк.14, 33) говорит, что Спаситель начал ужасаться, т.е. бояться. Он допустил природе человеческой испытать то, что ей свойственно. «Тужити» здесь значит «унывать». Обнаруживает скорбь и уныние, чтобы показать, что Он есть как совершенный Бог, так и совершенный человек; а человеческой природе свойственно испытывать скорбь при смерти, и особенно насильственной, и даже бояться ее. Одним только им показывает это потому, что они одни видели Его Божественную славу во время Преображения и потому скорее других могли не смутиться и не отпасть.

Мф.26:38. Тогда глагола им Иисус: прискорбна есть душа Моя до смерти: пождите зде и бдите со Мною. Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною.

Еще яснее показал слабость природы, как человек. До смерти, т.е. как будто во время смерти. Повелевает им бодрствовать с Собою как бы ради подкрепления, как обыкновенно в несчастьи. Потом даже их оставляет там и Сам один уходит на молитву.

Мф.26:38. И прешед мало, паде на лицы Своем

Лука (Лк.22:41) указал и меру расстояния, сказав, что Он отошел от них на вержение камня.

Мф.26:39. Моляся и глаголя: Отче Мой, аще возможно есть, да мимоидет от Мене чаша сия: обаче не якоже Аз хощу, но якоже Ты. ...молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты.

Говоря: «аще возможно есть, да мимоидет от Мене чаша сия», обнаружил человеческий страх, называя чашею смерть; а словами: «обаче не якоже Аз хощу, но якоже Ты», показал, что если даже природа влечет в противную сторону, нужно следовать воле Божией и предпочитать ее своей воле, как более полезную для нас. Эти же слова: «обаче не якоже Аз хощу, но якоже Ты» яснее выразил Лука (Лк.22:42), говоря: «обаче не Моя воля, но Твоя да будет». А Марк (Мк.14:34–35) говорит, что Спаситель молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей, т.е. смерти, и говорил: «Авва Отче, вся возможна Тебе: мимо неси от Мене чашу сию: но не еже Аз хощу, но еже Ты». Еврейское слово «Авва» значит Отец, поэтому и присоединено значение его. Прибавление: «не еже Аз хощу, но еже Ты» есть неполная речь; здесь опущено: пусть будет. А полная мысль такая: пусть будет не то, чего Я хочу, но то, чего Ты хочешь. У Луки (Лк.22:42) написано: «Отче, (аще) волиши мимонести чашу сию от Мене», и тоже речь не полная; пропущено: «мимонеси». Сказал: «аще возможно», т.е. допустимо, как человек, потому что человеку свойственно колебаться; а как Бог, Он знал, возможно ли это, или не возможно. Вероятно, что все это было сказано по частям, так как в молитвах мы обыкновенно выражаем одно и то же различным образом.

Мф.26:40. И пришед ко учеником, и обрете их спящих, и глагола Петрови: тако лиИ приходит к ученикам и находит их спящими, и говорит Петру: так ли…

Тако ли нужно читать вопросительно. Упрекнул его, хотя и другие спали. Но порицает преимущественно его, как более ревностного, говоря: так ли ты обещал поступать?

Мф.26:40. Не возмогосте единаго часа побдети со Мною? ...не могли вы один час бодрствовать со Мною?

Вы обещали со Мною умереть, а не могли бодрствовать со Мною и одного часа? Марк (Мк.14:37) говорит, что Спаситель сказал Петру: «Симоне, спиши ли; не возмогл еси единаго часа побдети?» Преимущественно к нему относил Свою речь, но вместе с тем и к другим.

Мф.26:41. Бдите и молитеся, да не внидете в напасть. Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение.

Не надейтесь на себя, не обещайте многого, но бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение. Некоторые под искушением понимают здесь отречение.

Мф.26:41. Дух убо бодр, плоть же немощна. Дух бодр, плоть же немощна.

Дух бодр и смело идет против опасности, а плоть, как немощная, страшится и убегает. Поэтому нужно не гордиться, обращая внимание на бодрость духа, а быть смиренным, видя немощь плоти.

Мф.26:42. Паки вторицею шед помолися, глаголя: Отче Мой, аще не может сия чаша мимоити от Мене, аще не пию ея, буди воля Твоя. Еще, отойдя в другой раз, молился, говоря: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя.

Марк написал, что Спаситель сказал то же слово, что и прежде (Мк.14:39). Вероятно, что Он сказал и то, и другое.

Мф.26:43. И пришед обрете их паки спящих: беста бо им очи отяготене. И, придя, находит их опять спящими, ибо у них глаза отяжелели.

Отяжелели не только от сна, но и от печали, как сказал Лука (Лк.22:45), так как они уже были убеждены в смерти Спасителя. Марк (Мк.14:40) сказал: «и не ведяху, что быша Ему отвещали».

Мф.26:44. И оставль их, шед паки, помолися третицею, тожде слово рек. И, оставив их, отошел опять и помолился в третий раз, сказав то же слово.

Молился второй и третий раз, показывая, что должно чаще молиться и не ослабевать. Приходит во второй раз к ученикам, чтобы изобличить слабость их. Так как после упрека они не только не исправились, но так заспались, что не могли даже отвечать Ему. Поэтому Спаситель даже не порицал их в этот раз. Лука (Лк.22, 43–44) сказал подробнее, именно – что «явися же Ему Ангел с небесе, укрепляя Его», т.е. призывающий Его, как человека, крепиться и мужаться, – и что, находясь в подвиге, прилежнее молился, чтобы и мы во время опасности молились прилежнее, – и что «бысть же пот Его яко капли» (θρομβοι) «крове каплющыя на землю»; θρομβοι – куски, т.е. густые капли крови. Этим сказал не то, что Иисус Христос потел кровью, а то, что от этих предсмертных мук появился у него сильный пот. Для того, чтобы все происходившее не показалось притворством, Спаситель не на лице только показывает скорбь, а обнаруживает ее гораздо яснее и не один раз молится; является к Нему Ангел для поддержания мужества, но Он все еще испытывает томление и прилежнее молится до того, что с Него течет сильный пот. Все это и делает, и терпит, чтобы убедить, что Он воспринял человечество не призрачно, а на самом деле. Если есть неверующие Его вочеловечению даже после того, как с Ним совершилось все то, что свойственно человеку, то насколько более они не верили бы, если бы этого не случилось. Нужно обратить внимание и на то, откуда евангелисты узнали, что Спаситель говорил тогда во время молитвы, сколько раз молился, затем относительно Ангела, и обо всем вообще остальном? Тогда все ученики спали, а затем, оставив Его, они разбежались. Я думаю, что Сам Учитель сказал по Воскресении ученикам и это, когда в продолжение сорока дней являлся им, как говорит книга Деяний (Деян.1:3).

Мф.26:45. Тогда прииде ко учеником Своим и глагола им: спите прочее и почивайтеТогда приходит к ученикам Своим и говорит им: вы всё еще спите и почиваете?

Сказал это, упрекая их и порицая за то, что они спали в минуту самой опасности и забыли даже многократные убеждения Его к бодрствованию и молитве; как бы так говорит: до сих пор вы не бодрствуете; спите и почивайте, если можете.

Мф.26:45. Се, приближися часВот, приблизился час...

Т.е. предательства. Марк (Мк.14:41) говорит, что прежде этих слов Иисус Христос сказал: «приспе» (απεχει), т.е. дьявол получил власть против Меня, или: кончается то, что относится ко Мне, т.е. получает исполнение; так как и Лука (Лк.22:37) сказал: «еже о Мне, кончину имать».

Мф.26:45. И Сын Человеческий предается в руки грешников.

Это понятно.

Мф.26:46. Востаните, идем: се, приближися предаяй Мя. Встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня.

И этим показал, что умер добровольно. Зная наперед, что идут против Него вместе с предателем, не только не убегает, но даже спешит выйти навстречу им, говоря: пойдем к ним. Лука (Лк.22:46) говорит, что Иисус Христос сказал ученикам: «что спите? воставше молитеся, да не внидете в напасть». Вероятно, прежде Он сказал это, а потом прибавил: «востаните, идем».

Мф.26:47. И еще Ему глаголющу, се, Иуда, един от обоюнадесяте, прииде, и с ним народ мног со оружием и дрекольми, от архиерей и старец людских. И, когда еще говорил Он, вот, Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных.

«Один из двенадцати» присоединено как признак, чтобы показать, что он был из лика первых учеников. Это поставлено в обличение Иуды, но касается и других учеников; однако евангелисты не стыдятся писать об этом, потому что везде они заботятся о правде. Иоанн (Ин.18:3) говорит относительно Иуды: «приемь спиру и от архиерей и фарисей слуги, прииде тамо со светилы и свещами и оружии». Спира – это был отряд воинов, нанятых за деньги, а светила – это так называемые фонари.

Мф.26:48. Предаяй же Его даде им знамение, глаголя: Егоже аще лобжу, Той есть: имите Его. Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его.

После такого изобличения Иуда старается скрыть, что предает Спасителя. Поэтому не прямо Его предает, а придумывает лобзание, надеясь на кротость Спасителя, что Он не отвергнет его, между тем как он был более достоин того, чтобы посрамить его и лишить всякого снисхождения, так как он предал столь кроткого. Боясь же того, чтобы Иисус Христос как-нибудь не уклонился от злоумышленников, как Он прежде часто делал, приказал: «имите Его и ведите (Его) сохранно». Это прибавил Марк (Мк.14:44). Но Иисус Христос, чтобы доказать Иуде, что напрасно он окружил себя стражею и что против воли никогда он не взял бы Его, вышел и сказал им, как записал Иоанн (Ин.18:4–6): «кого ищете? Отвещаша Ему: Иисуса Назореа. Глагола им Иисус: Аз есмь. Стояше же и Иуда, иже предаяше Его, с ними. Егда же рече им: Аз есмь, идоша вспять и падоша на земли». Вот сила слова! не могли даже выдержать слов: «Аз есмь»; хотя имели фонари и светильники, однако были ослеплены вместе с предателем, и хотя были вооружены мечами и копьями, однако были рассеяны и попадали. Но показав Свою силу, Иисус Христос потом допустил их и опять спросил: «кого ищете? Они же реша: Иисуса Назореа. Отвеща Иисус: рех вам, яко Аз есмь: аще убо Мене ищете, оставите сих ити» (Ин. 18:7–8). Иуда и после всего этого нисколько не изменился и решительно ни в чем не отступил от своего предположения.

Мф.26:49. И абие приступль ко Иисусови, рече: радуйся, Равви. И облобыза Его. И, тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его.

Лука (Лк.22:48) говорит, что когда Иуда подошел к Иисусу Христу, чтобы поцеловать Его, то Иисус Христос сказал ему: «Иудо, лобзанием ли Сына Человеческого предаеши?» Великодушно высказал пред ним цель лобзания и упрекнул за то, что знак любви он делает знаком предательства. Однако не оттолкнул от Себя, но принял целование, и позволил взять Себя. Получив такое доказательство Его силы, кротости и человеколюбия, Иуда, однако, оставался злее всякого зверя.

Мф.26:50. Иисус же рече ему: друже, (твори,) на неже еси пришел. Тогда приступльше возложиша руце на Иисуса и яша Его, как было условлено. Иисус же сказал ему: друг, для чего ты пришел? Тогда подошли и возложили руки на Иисуса, и взяли Его.

Видишь неизреченное милосердие: до тех пор, пока не был предан, заботился о предателе; поэтому и теперь Своего злейшего врага назвал другом. Слова: «на неже еси пришел», нужно читать не вопросительно, потому что Он знал, для чего Иуда пришел, а утвердительно; они имеют такой смысл: то, ради чего ты пришел; т.е. действуй сообразно со своей целью, сбросив с нее всякий покров. Целью было предательство, а покровом служило лобзание и речь.

Мф.26:51. И се, един от сущих со Иисусом, простер руку, извлече нож свой, и удари раба архиереова, и уреза ему ухо. И вот, один из бывших с Иисусом, простерши руку, извлек меч свой и, ударив раба первосвященникова, отсек ему ухо.

Лука (Лк.22:49–50) написал: «видевше же, иже беху с Ним, бываемое, реша Ему: Господи, аще ударим ножем; И удари един некий от них архиереова раба и уреза ему ухо десное». Иоанн (Ин.18:10) назвал и ударившего, говоря: «Симон же Петр, имый нож, извлече его и удари архиереова раба и уреза ему ухо десное: бе же имя рабу Малх». В то время когда другие еще спрашивали, он как более горячий, не дождавшись ответа, ударил по голове, но отрезал ухо. Ученики имели два ножа, как сказал Лука (Лк.22:38), которые они взяли, вероятно, после вечери; ножи были настолько велики, что ими можно было пользоваться для отражения нападающих. Видя случившееся, Иисус Христос сказал: «оставите до сего», и коснувшись уха его, исцелил его; это присоединил Лука (Лк.22:51). Словами: «до сего» Иисус Христос показал, что с премудрою целью раб первосвященника лишился уха, именно чтобы показать, что первосвященники завистью лишены были слышания пророчеств относительно Его, т.е. понимания их. Исцелением раба Он показал Свое милосердие к ним, и то, что мог бы отомстить им, если бы хотел; научил также делать добро тем, которые делают нам зло. Но каким это образом поражает мечом тот, которому заповедано не мстить? Прежде всего – он делал это не за себя, а за Учителя, а потом – был еще не совершен; но смотри, как много впоследствии он терпит и все это кротко переносит. Кто-нибудь может удивляться, как это не схватили и не убили учеников после случая с рабом первосвященника. Без сомнения, та сила, которая ослепила и повергла на землю, рассеяла и гнев за отсечение уха.

Мф.26:52. Тогда глагола ему Иисус: возврати нож твой в место его: вси бо приемшии нож ножем погибнут. Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут.

Упрекнул его и показал, что не нужно пользоваться мечом для защиты Бога; этим, конечно, запретил и всякое оружие. «Вси бо приемшии нож»… – есть пророчество о погибели пришедших на Него иудеев. Иоанн (Ин.18:11) говорит, что Иисус Христос сказал: «чашу, юже даде Мне Отец, не имам ли пити ея?» – показывая, что все это совершается не по их власти, а по допущению Отца, и что до самой смерти Он был послушен Отцу.

Мф.26:53. Или мнится ти, яко не могу ныне умолити Отца Моего, и представит Ми вящше неже дванадесяте легеона Ангел? Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?

Легион – это самый больший отряд войска. Не сказал: Я могу погубить их, чтобы слова Его не показались невероятными, особенно по причине предшествующих страданий, именно: скорби, печали, уныния, пота и всего, что Он незадолго пред этим испытал, как человек. Они еще не имели должного понятия об Иисусе Христе; поэтому Он и говорит о Себе со смирением. Сказал о стольких легионах Ангелов, чтобы этим множеством ободрить учеников, омертвевших от страха, потому что некогда и один Ангел убил в короткое время сто восемьдесят пять тысяч (4Цар. 19:35).

Мф.26:54. Како убо сбудутся Писания, яко тако подобает быти? Как же сбудутся Писания, что так должно быть?

Если Я, говорит, не так буду убит, то каким образом исполнятся пророческие Писания относительно Моей смерти, которые пишут, что так должно быть, что так Мне должно умереть.

Мф.26:55. В той час рече Иисус народом: яко на разбойника ли изыдосте со оружием и дрекольми яти Мя? по вся дни при вас седех учя в церкви, и не ясте Мене. В тот час сказал Иисус народу: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями взять Меня; каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня.

И этим показывает, что взят Он не их силою. Как тогда они не могли взять Его, так и теперь не могли бы, если бы только Он не захотел. Лука (Лк.22:52) говорит, что Иисус Христос сказал это к собравшимся против Него первосвященникам, начальникам храма. Вероятно, Он сказал и к ним, и к народу. Отсюда видно, что, взяв отряд из слуг первосвященников и фарисеев, Иуда шел впереди, а за ним следовали некоторые из первосвященников, начальников храма и старейшин, – как обозначил в указанном месте Лука, – отчасти для того, чтобы ободрить посланных, отчасти для того, чтобы наблюдать, как бы их не подкупили. Начальниками храма называет стороживших храм вместе с воинами; с ними и раньше говорил Иуда.

Мф.26:56. Се же все бысть, да сбудутся писания пророческая. Сие же всё было, да сбудутся писания пророков.

Все это, т.е. что Я пожелал быть взятым, случилось, чтобы получили исполнение Писания пророческие, какие только говорили о Моей смерти.

Мф.26:56. Тогда ученицы вси оставльше Его бежаша. Тогда все ученики, оставив Его, бежали.

Когда они услышали, что Иисус Христос сообразно с Писаниями предал Себя добровольно, и видели, что уже нельзя будет более Ему убежать от них, разбежались, согласно с неложным Его предсказанием. Марк (Мк.14:51–52) присоединил, что один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним; и воины схватили его. Но он, оставив покрывало, нагой убежал от них. Одни говорят, что юноша был из того дома, в котором Иисус Христос вкушал пасху, а другие, что это был Иаков, брат Господень, который всю свою жизнь употреблял одну одежду. Завернулся в покрывало по нагу, т.е. по телу.

Мф.26:57. (Воины) же емше Иисуса ведоша к Каиафе архиереови, идеже книжницы и старцы собрашася. А взявшие Иисуса отвели Его к Каиафе первосвященнику, куда собрались книжники и старейшины.

Подобное же написал и Марк (Мк.14:53), и Лука (Лк.22:54); но Иоанн, который, начиная с этого места, пишет обо всем обширнее и подробнее, как присутствовавший при всем этом, говорит (Ин.18:12–13): «спира же и тысящник и слуги Иудейстии яша Иисуса и связаша Его, и ведоша Его ко Анне первее: бе бо тесть Каиафе, иже бе архиерей лету тому». Затем, рассказав подробно все происходившее в доме Анны, что опустили другие евангелисты, говорит в конце: «посла же Его Анна связана к Каиафе архиереови» (Ин.18:24).

Мф.26:58. Петр же идяше по Нем издалеча до двора архиереоваПетр же следовал за Ним издали, до двора первосвященникова...

Скоро вернувшись назад, он и Иоанн издали провожали Иисуса Христа. Иоанну, как знакомому с первосвященником, позволено было и ближе подойти, как он сам повествует (Ин.16:15). Остальные три евангелиста согласно упоминают об одном только Петре, по необходимости, чтобы показать, что пророчество Спасителя об его отречении исполнилось, и чтобы научить, как худо полагаться на самого себя и не надеяться на Бога. А Иоанн упомянул и о себе ради точности; но чтобы не показалось, что он хвалит себя за то, что следовал за Учителем во время такой опасности, он скрыл свое имя и сказал: «по Иисусе же идяше Симон Петр и другий ученик» (Ин.18:15).

Мф.26:58. И вшед внутрь, седяше со слугами, видети кончину. ...и, войдя внутрь, сел со служителями, чтобы видеть конец.

Три евангелиста говорят, что три отречения Петра происходили во дворе Каиафы, а Иоанн говорит, что во дворе Анны, тестя его; и, однако, они не разногласят между собою, потому что у обоих их был один дом и один двор, имеющий в себе два отдельных помещения. Следует сказать, что, по словам Матфея (Мф.26:69, 71, 73), сначала одна служанка испугала Петра, затем – другая, и наконец стоявшие там; по словам Марка (Мк.14:66, 69–70), сначала одна служанка, затем – опять та же самая, и наконец – стоявшие там; по словам Луки (Лк.22:56, 58–59), сначала служанка, затем кто-то другой, и наконец – еще некто иной; а по словам Иоанна (Ин. 18:17, 25–26), сначала – служанка придверница, затем – еще некоторые и наконец – один из рабов первосвященнических, родственник тому, которому Петр отсек ухо. Но если присмотреться, то не окажется даже никакого разногласия. При первом отречении была одна служанка, о которой упоминают четыре евангелиста. При втором отречении, по словам Иоанна, некоторые спросили Петра; эти некоторые были: служанка, о которой сказал Матфей, и та же самая, о которой упомянул Марк, и кто-то другой, о котором написал Лука. Марк и Матфей одинаково сказали, что при третьем отречении спросили Петра стоявшие там, в числе которых мог быть и иной некто, упомянутый у Луки, именно: это был тот раб первосвященника, о котором сказал Иоанн. Обратив внимание на то, что необходимо было заметить, должно изъяснять дальнейшее, именно – что происходило в доме Каиафы и о чем не упомянул Иоанн, как о рассказанном другими евангелистами.

Мф.26:59–60. Архиерее же и старцы и сонм весь искаху лжесвидетелства на Иисуса, яко да убиют Его, и не обретаху. Первосвященники и старейшины и весь синедрион искали лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти, и не находили... (Синедрион -Верховное судилище. – Прим.).

Как им казалось – свидетельства, а по истине – лжесвидетельства; или – зная, что против невинного не найдут свидетельства, они искали лжесвидетельства. Они хотели осудить Его, как виновного, поэтому и образуют судилище, и ищут лжесвидетельства; сами становятся и судьями, и обвинителями; стараются обвинить Его пред самими же собою, так как никогда не надеялись пред другими судьями одолеть Его.

Мф.26:60. И многим лжесвидетелем приступльшым, не обретоша. ...и, хотя много лжесвидетелей приходило, не нашли.

Потому что свидетели были не согласны между собою в показаниях, как сказал Марк (Мк.14:56): «и равна свидетелства не бяху». Исполнилось и пророчество Давида, которое говорит: «взыщется грех Его, и не обрящется» (Пс.9:36).

Мф.26:60–61. Послежде же приступивша два лжесвидетеля, реста: Сей рече: могу разорити церковь Божию и треми денми создати ю. Но наконец пришли два лжесвидетеля и сказали: Он говорил: могу разрушить храм Божий и в три дня создать его.

Сказал; но не сказал: «разорю», а – «разорите», и притом, говорил не о рукотворенном храме, но о Своем Теле. Поэтому их евангелист и назвал лжесвидетелями. Марк (Мк.14:57–59) сказал: и нецыи воставше лжесвидетелствоваху на Него, глаголюще: «яко мы слышахом Его глаголюща, яко Аз разорю церковь сию рукотвореную и треми денми ину нерукотворену созижду. И ни тако равно бе свидетелство их». Многие свидетельствовали об этом предмете, но только двое тех, о которых сказал Матфей, были согласны, а другие, о которых Марк сказал, что свидетельство их не было достаточно, разногласили.

Мф.26:62–63. И востав архиерей рече Ему: ничесоже ли отвещаваеши, что сии на Тя свидетелствуют? Иисус же молчаше. И, встав, первосвященник сказал Ему: что же ничего не отвечаешь? что они против Тебя свидетельствуют? Иисус молчал.

Видя незаконченное судилище, которое скорее было похоже на судилище разбойников и трибунал тиранов, и зная, что напрасно будет защищаться пред ними, Иисус Христос молчал.

Мф.26:63. И отвещав архиерей рече Ему: заклинаю Тя Богом живым, да речеши нам, аще Ты еси Христос, Сын Божий? И первосвященник сказал Ему: заклинаю Тебя Богом Живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?

Заклял, желая вызвать на ответ, чтобы, ухватившись за него, обвинить Иисуса Христа. Присоединил: Сын Божий, потому что и цари, и пророки назывались помазанниками (χριστοι) от слова – «помазывать» (χριεσθαι). Марк (Мк.14:61) сказал: «Сын Благословеннаго», т.е. Бога, Который благословен и прославлен.

Мф.26:64. Глагола ему Иисус: ты рекл есиИисус говорит ему: ты сказал...

И здесь, если отбросить: «аще», остается: «Ты ли еси Христос, Сын Божий». Марк (Мк.14:62) говорит, что Иисус Христос сказал: «Аз есмь». Он сказал и то, и другое: «ты рекл еси: Аз есмь». Хотя знает, что не уверуют в Него, однако исполняет Свой долг, чтобы потом они не могли сказать: если бы Он исповедал Себя после заклинания, то мы веровали бы.

Мф.26:64. Обаче глаголю вам: отселе узрите Сына Человеческаго седяща одесную силы и грядуща на облацех небесных. ...даже сказываю вам: отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную Силы и грядущего на облаках небесных.

«Отселе», т.е. немного спустя. Указывает на время после Воскресения. Узрите Меня, Которого вы теперь убиваете, сидящим одесную силы Божией, или сопрестольным Богу и Отцу, и во Второе Пришествие грядущим свыше на облаках небесных, как Бога. Сказал: узрите не потому, чтобы они могли так видеть Его, а потому, что так засвидетельствовано о Нем; или слова эти направлены к тем из них, которые должны были уверовать в Него, так как «узрите» значит – узнаете. И Лука (Лк.22:69) говорит: «отселе будет Сын Человеческий седяй одесную силы Божия», т.е. коротко время злоумышления против Меня; немного спустя Я стану выше злоумышляющих.

Мф.26:65. Тогда архиерей растерза ризы своя, глаголя, яко хулу глагола: что еще требуем свидетелей? Тогда первосвященник разодрал одежды свои и сказал: Он богохульствует! на что еще нам свидетелей?

У иудеев был обычай: когда они видят или слышат что-нибудь страшное или печальное, раздирать свои одежды, что и теперь сделал первосвященник, как будто бы услышав в самом деле невыносимую хулу. Сделав это, он невольно предсказал, что иудейское первосвященство будет уничтожено.

Мф.26:65–66. Се, ныне слышасте хулу Его: что вам мнится? ...вот, теперь вы слышали богохульство Его! Как вам кажется?

Усилив обвинение, назвав ответ хулой, осудив Иисуса Христа прежде всякого суда, показав этим и другим путь для осуждения, заставляет и их произнести свое суждение, как будто было уже явное преступление, чтобы, утвердив таким образом обвинительный приговор, передать Иисуса Христа, как виновного, Пилату на убиение.

Мф.26:66. Они же отвещавше реша: повинен есть смерти. Они же сказали в ответ: повинен смерти.

Чего желали, то и было высказано. Развращенный ум дает и превратное суждение. Лука (Лк.22:66–71) написал, что ввели Иисуса Христа в синедрион свой, говоря: «аще Ты еси Христос? рцы нам. Рече же им: аще вам реку, не имете веры: аще же и вопрошу (вы), не отвещаете Ми, ни отпустите: отселе будет Сын Человеческий седяй о десную силы Божия. Реша же вси: Ты ли убо еси Сын Божий? Он же к ним рече: вы глаголете, яко Аз есмь. Они же реша: что еще требуем свидетелства? сами бо слышахом от уст Его». Вероятно, что и первосвященник, и члены синедриона спрашивали и судили Иисуса Христа; поэтому Он отвечал и ему, и им. Но почему они не убили Иисуса Христа тайно? Чтобы не показалось, что они убили Его по зависти. Они старались всенародно убить Его, как злодея, чтобы этим испортить мнение о Нем. Поэтому употребляли все усилия, чтобы распять Иисуса Христа, и распяли вместе с Ним разбойников. Но случилось совершенно наоборот, чем как они желали: от всенародной казни еще более усилилась слава Его; а печати на гробе и стража сделали то, что истина еще более воссияла.

Мф.26:67. Тогда заплеваша лице ЕгоТогда плевали Ему в лицо...

Ужаснись, небо и земля, и вся тварь! Какому лицу, какое бесчестие они наносили!

Мф.26:67–68. И пакости Ему деяху: ови же за ланиту удариша, глаголюще: прорцы нам, Христе, кто есть ударей Тя? ...и заушали Его; другие же ударяли Его по ланитам и говорили: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя?

Так как многие называли Иисуса Христа пророком, то теперь они ругались над Ним, как над лжепророком. Закрыв одеждою лицо Его, чтобы Он не видел, как сказал Марк (Мк.14:65) и Лука (Лк.22:64), одни заушали Его, а другие ударяли по ланитам, говоря: «прорцы нам, Христе, кто есть ударей Тя?» Κολαφισμος (заушение) есть удар по шее рукою, при котором слышится звук, а ραπισμος – удар по лицу. После неправедного осуждения, поставив посредине Иисуса Христа, как кого-либо презренного и отверженного, всячески ругались над Ним не только свободные, но и рабы; различным образом обнаруживали ярость свою против Него и злорадно проявляли неистовство; но Он все это великодушно терпел, научая нас терпению. У них была чрезмерная злоба, а у Него незлобие. Достойно удивления и то, что евангелисты рассказывают из любви к истине даже о том, что кажется весьма позорным; они не порицают ни Иуды, ни иудеев, как врагов, и не превозносят Иисуса Христа, как своего Учителя, но беспристрастно повествуют обо всем, заботятся об одной только истине и всегда касаются только необходимого.

Мф.26:69–70. Петр же вне седяше во дворе. И приступи к нему едина рабыня, глаголющи: и ты был еси со Иисусом Галилейским. Он же отвержеся пред всеми, глаголя: не вем, что глаголеши. Петр же сидел вне на дворе. И подошла к нему одна служанка и сказала: и ты был с Иисусом Галилеянином. Но он отрекся перед всеми, сказав: не знаю, что ты говоришь.

Смотри, как тот, который недавно пред этим так сильно хвастался, испугался теперь слабой служанки, когда был оставлен Божиею благодатью.

Мф.26:71–72. Изшедшу же ему ко вратом, узре его другая и глагола сущым тамо: и сей бе со Иисусом Назореом. И паки отвержеся с клятвою, яко не знаю Человека. Когда же он выходил за ворота, увидела его другая, и говорит бывшим там: и этот был с Иисусом Назореем. И он опять отрекся с клятвою, что не знает Сего Человека.

Какой страх объял его! Не только отрекся, но даже с клятвою. Вышел не за ворота, но к воротам, т.е. на передний двор, как сказал Марк (Мк.14:68).

Мф.26:73–74. Помале же приступивше стоящии, реша Петрови: воистинну и ты от них еси, ибо беседа твоя яве тя творит. Тогда начат ротитися и клятися, яко не знаю Человека. Немного спустя подошли стоявшие там и сказали Петру: точно и ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя. Тогда он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека.

Марк (Мк.14:70) сказал: «ибо Галилеанин еси, и беседа твоя подобится». Галилеяне имели некоторые отличия в одежде и особенности в своем наречии. «Ротитися» (καταθεματζειν) значит отрицаться, то же что и αναθεματιζειν, которое употребил Марк (Мк.14:71). Оба эти слова означают – «отрицаться».

Мф.26:74–75. И абие петель возгласи. И помяну Петр глагол Иисусов, реченный ему, яко прежде даже петель не возгласит, трикраты отвержешися Мене. И вдруг запел петух. И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня.

Марк (Мк.14:68, 72) сказал, что когда Петр отрекся в первый раз, тогда запел петух; а когда он отрекся в третий раз, тогда второй раз запел петух. Отметил это, чтобы показать, что первое пение петуха не напомнило ему об этом. А Лука (Лк.22:61) пишет, что после пения петуха Господь, обернувшись, взглянул на Петра, чтобы этим взором напомнить ему. Страх настолько овладел им, что он едва не умер; и не только первого, но и второго пения петуха он все-таки не замечал и нуждался для этого во взоре Спасителя. Обрати внимание на слабость, как он в короткое время трижды отрекся и произнес одно за другим три отречения, не нарочито допрашиваемый, но случайно мимоходом спрошенный.

Мф.26:75. И изшед вон плакася горько. И выйдя вон, плакал горько.

Вышел вон боясь, чтобы не схватили и его как плачущего; а плакал он не как-нибудь, а горько. Марк (Мк.14:72) сказал, что он начал плакать. Иоанн опустил это, как рассказанное другими. Видел грех, посмотри и на раскаяние. Для того и записаны как грехи, так и раскаяние святых, чтобы мы, согрешив, подражали их раскаянию. Падение Петра допущено не только по указанным причинам, но и для того, чтобы он научился прощать согрешающих, зная их слабость из своей собственной, – так как он должен был быть поставлен пастырем, – затем, чтобы, совершая великие чудеса, был смиренномудрым и, помня о своем падении, все приписывал Богу; подобно этому и апостол Павел, по допущению Божию, боролся с искушениями, чтобы он не превозносился, как сам сказал (2Кор. 12:7), – но преимущественно для того, чтобы для согрешающих был прекрасный пример раскаяния. Если первый из учеников, который видел и совершил такие чудеса, пал до отречения, но после того, как сознал свое преступление и раскаялся, не только в короткое время смыл его, но был поставлен пастырем других учеников и совершал многие и великие чудеса, – то никакому грешнику не нужно отчаиваться, но тотчас же покаяться, взирая на богатство милости Господа. И здесь нужно заметить, что, по словам Матфея (Мф.26:59, 67, 69) и Марка (Мк.14:55, 65–66), сначала происходил допрос у первосвященника, затем поругание над Иисусом Христом иудеев, а после того – отречения Петра; а по словам Луки (Лк.22:56, 63, 66), сначала – отречения Петра, затем – поругание, а после того, когда уже наступил день, происходил допрос. Те не только рассказали случившееся, но обратили внимание и на порядок событий; а Лука, занявшись только рассказом о случившемся, не обратил внимания на самый порядок событий.

Глава XXVII

Мф.27:1–2. Утру же бывшу, совет сотвориша вси архиерее и старцы людстии на Иисуса, яко убити Его: и связавши Его ведоша и предаша Его Понтийскому Пилату игемону. Когда же настало утро, все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать Его смерти; и, связав Его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю.

Подобным же образом сказали Марк (Мк.15:1) и Лука (Лк.23:1); а Иоанн (Ин.18:28) говорит: «ведоша же Иисуса от Каиафы в претор. Бе же утро: и тии не внидоша в претор, да не осквернятся, но да ядят пасху». Всю ночь водили Его и пытали. Но, вот безумие! жаждая крови, предавая на смерть, они не считали себя оскверненными, а считали осквернением войти в преторию, – отцеживая комара, глотали верблюда.

Мф.27:3–4. Тогда видев Иуда предавый Его, яко осудиша Его, раскаявся возврати тридесять сребреники архиереем и старцем, глаголя: согреших предав кровь неповинную Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам говоря: согрешил я, предав кровь невинную.

Увидев, что Иисус Христос осужден иудеями на смерть. Следовало бы ему раскаяться до предательства; но таков уже дьявол: прежде совершения греха он не позволяет видеть зла, чтобы не последовало раскаяние, а после совершения он предоставляет эту возможность, чтобы повергнуть человека в печаль и отчаяние. «Согреших, – сказал Иуда, – предав Кровь неповинную» на пролитие.

Мф.27:4. Они же реша: что есть нам? ты узриши. Они же сказали ему: что нам до того? смотри сам.

Говоря: «Согреших, предав Кровь неповинную», Иуда свидетельствовал, что Иисус Христос невинно умирает, и иудеи, сказав: «что есть нам? ты узриши», – согласились с его свидетельством; таким образом истина была засвидетельствована врагами. Но побуждаемые гневом, они сложили всю вину на Иуду, и упоенные страстью, спешат на убийство.

Мф.27:5. И поверг сребреники в церкви, отыде: и шед удавися. И, бросив сребреники в храме, он вышел, пошел и удавился.

Сознаться в своем грехе пред всеми и бросить сребреники – было делом раскаяния, но удавиться – это дело отчаяния. Иуда узнал все зло, раскаялся и сознался в нем. Но не просил прощения у Того, Кто мог даровать его. Дьявол не допустил его раскаяться пред Христом, против Которого он согрешил, но удалил его еще до раскаяния, так как он не мог переносить угрызений своей совести. Ему следовало прибегнуть к милосердному Христу, а он прибегает к смерти, чтобы скорее освободиться от печальной и отчаянной жизни. И не тотчас получил то, чего так сильно желал: замеченный некоторыми он был снят с петли; затем жил некоторое время в уединенном месте и, низринувшись, т.е. поднявшись выше и упав ниц, расселся пополам, и вылились все опухшие внутренности его, как говорит книга Деяний (Деян.1:18). Хотя в этом же месте написано, что Иуда приобрел землю неправедною мздою, но это было не после попытки удавиться, как некоторые думают. Объясняя это, Златоуст говорит, что земля, приобретенная неправедною мздою, есть земля горшечника, потому что тридцать сребреников, за которые она была куплена, для Иуды были мздою за неправду, которую он оказал Учителю: что может быть неправеднее предания Его? Будем же и мы, сребролюбцы, помнить, как Иуда и совершил грех, и не воспользовался деньгами, а погубил свою душу.

Мф.27:6. Архирее же приемше сребреники, реша: недостойно есть вложити их в корвану, понеже цена крове есть. Первосвященники, взяв сребреники, сказали: непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови.

Не стыдясь, признаются, что это цена крови, или плата за убиение. Корвана это было казнохранилище, где помещалось приносимое в дар. Полагаю, что это так называемое сокровищное хранилище (γαζοφυλακιον), потому что γαζα у римлян называется богатство.

Мф.27:7–8. Совет же сотворше, купиша ими село скудельничо, в погребание странным: темже наречеся село то село крове, до сего дне. Сделав же совещание, купили на них землю горшечника, для погребения странников; посему и называется земля та «землею крови» до сегодня.

Гораздо лучше было бы для них положить сребреники в корвану, потому что самое дело не обнаруживалось бы так повсеместно; но они для обличения своего гнусного убийства купили землю, название которой громче трубы возвещает о нем. И не просто делают это, но сделав совещание. Постоянно делают совещание, чтобы никто не остался невинным. Книга Деяний (Деян.1:19) говорит, что земля та была названа Акелдама, т.е. земля крови. Следовательно, это была та самая земля, о которой говорит и книга Деяний.

Мф.27:9–10. Тогда сбыстся реченное Иеремием пророком, глаголющим: и прияша тридесять сребреник, цену Цененнаго, Егоже цениша от сынов Израилев, и даша я на село скудельничо, якоже сказа мне Господь. Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: и взяли тридцать сребреников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израиля, и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь.

В книге пророка Иеремии, которую мы теперь читаем, этого не написано; значит, написано это было в утраченной. (Может быть, из той книги, которую мы теперь читаем, это было впоследствии выброшено иудеями злонамеренно, как это случилось и с другими изречениями). Итак, первосвященники взяли цену бесценного Христа, Которого оценили «от сынов Израилев», т.е. израильтяне. Их называет и первосвященниками, когда Иуда сказал к ним: «что ми хощете дати, и аз вам предам Его?» и они предложили ему тридцать сребреников (Мф. 26:15). Повелел мне, т.е. сказал мне Господь.

Мф.27:11. Иисус же ста пред игемоном. Иисус же стал перед правителем.

Иоанн (Ин.18:29–31) говорит, что, когда они привели Иисуса Христа в преторию, то Пилат вышел к ним и сказал: «кую речь приносите на Человека Сего? Отвещаша и реша ему: аще не бы (был) Сей злодей, не быхом предали Его тебе. Рече же им Пилат: поимите Его вы и по закону вашему судите Ему»… Они предали Иисуса Христа Пилату для убиения, а не для расследования дела. Но он не мог допустить, чтобы Иисуса Христа убили прежде расследования дела, поэтому и желает знать, в чем состоит вина Иисуса Христа; они же, не надеясь на себя, не говорят вины, а только отвечают: «аще не бы (был) Сей злодей, не быхом предали Его тебе», потому что никогда и ни в чем мы не поступаем несправедливо. Пилат, вознегодовав на то, что они желают убить Иисуса Христа без расследования, предоставляет им самим убить. Обманувшись в надежде, они уже против желания обвиняют Его, как написал Лука (Лк.23, 2), который говорит: «начаша же Нань вадити, глаголюще: Сего обретохом развращающа язык наш и возбраняюща Кесареви дань даяти, глаголюща Себе Христа Царя быти». Обрати внимание на их лукавство. Желая возбудить гнев Пилата против Иисуса Христа и таким образом скорее взять Его для убиения, они обвиняют Его в возмущении и присвоении царской власти; делают это и для того также, чтобы Пилат, испугавшись кесаря, даже и при своем желании, не мог освободить Иисуса Христа от смерти.

Мф.27:11. И вопроси его игемон, глаголя: Ты ли еси Царь Иудейский? Иисус же рече ему: ты глаголеши. И спросил Его правитель: Ты Царь Иудейский? Иисус сказал ему: ты говоришь.

«Ты глаголеши, ты рекл еси» и т.п. безукоризненное и полное смирения согласие. Иоанн (Ин.18, 33–37) и об этом рассказал подробнее: «вниде паки Пилат в претор и пригласи Иисуса и рече Ему: Ты ли еси Царь Иудейск? Отвеща ему Иисус: о себе ли ты сие глаголеши, или инии тебе рекоша о Мне? Отвеща Пилат: еда аз жидовин есмь? род Твой и архиерее предаша Тя мне: что еси сотворил? Отвеща Иисус: Царство Мое несть от мира сего: аще от мира сего было бы Царство Мое, слуги мои (убо) подвизалися быша, да не предан бых был иудеом: ныне же Царство Мое несть отсюду. Рече же Ему Пилат: убо Царь ли еси Ты? Отвеща Иисус: ты глаголеши, яко Царь есмь Аз». Услышав о возмущении и присвоении царской власти и испугавшись, Пилат спросил Иисуса Христа наедине, желая узнать от Него что-либо тайное. Но Иисус Христос в свою очередь спросил его: «о себе ли сие глаголеши, или инии тебе рекоша о Мне?» не потому, что не знал, но чтобы упрекнуть за то, что он не поставил тут же обвинителей и не заставил их представить доказательства возмущения и присвоения Им Себе царской власти, чтобы еще более посрамить их. В защиту свою Пилат говорит, что он не от себя это сказал: разве я иудей, чтобы знать Твои дела? Единоплеменники Твои, и, притом, самые почтенные, предали мне Тебя и они сами говорят это. Затем спрашивает: что Ты сделал, что они обвиняют Тебя в этом? Наконец Иисус Христос уничтожает подозрение в присвоении Им царской власти, говоря, что Царство Его не от мира сего, и освобождает Пилата от страха. Для подтверждения этой мысли Он присоединяет такое соображение: царство от мира сего крепко своими слугами, а царство Его, как небесное, крепко своею собственною силою. Сказав: «Царство Мое несть от мира сего», Иисус Христос не исключил мир из под Своего господства, но показал, что Царство Его не нуждается, подобно царствам мира сего, в служителях, не подлежит страху и не имеет конца. Затем, выйдя, Пилат пытался освободить Иисуса Христа. Лука (Лк.23:4–7) говорит, что он сказал первосвященникам и народу: «ни коеяже обретаю вины в человеце сем. Они же крепляхуся глаголюще, яко развращает люди, учя по всей Иудеи, начен от Галилеи до зде. Пилат же слышав Галилею, вопроси, Человек Галилеянин есть? И разумев, яко от области Иродовы есть, посла Его ко Ироду, сущу и тому во Иерусалиме в тыя дни» и т.д. Услышав от Иисуса Христа, что Царство Его не от мира сего, узнав, что Он не имеет никаких властолюбивых планов или признаков земного царства, и признав обвинение недоказанным, Пилат объявил Его невиновным. Так как иудеи не могли представить доказательств высказанных обвинений, то перешли к другому обвинению, говоря, что он «развращает», т.е. «возмущает люди, учя». Утверждают только то, что Он учит, но не говорят, чему учит, чтобы их не осмеяли… Ирод, сделав то, что говорит Лука отослал Иисуса Христа обратно к Пилату, между тем как первосвященники и книжники следовали за Ним и громко кричали против Него (Лк.23:11). Пилат, созвав первосвященников, начальников и народ, сказал к ним, как повествует Лука (Лк.23:13–16): «приведосте ми Человека Сего, яко развращающа люди: и се, аз пред вами истязав, ни единыя же обретаю в Человеце Сем вины, яже Нань вадите: но ни Ирод: послах бо Его к нему, и се, ничтоже достойно смерти сотворено есть о Нем: наказав убо Его отпущу». Под наказанием разумеет здесь небольшое бичевание для успокоения и прекращения гнева их, чтобы, считая Иисуса Христа побежденным, они смягчили вышедшую из границ свою ярость. Но при всем этом они не меньше зверствовали, неуклонно стремясь к одной цели, т.е. чтобы скорее убить Иисуса Христа; поэтому опять лают.

Мф.27:12. И егда Нань глаголаху архиерее и старцы, ничесоже отвещаваше. И когда обвиняли Его первосвященники и старейшины, Он ничего не отвечал.

Так как они до безумия жаждали убить Его и ничем нельзя было удержать их, Спаситель знал, что всякий ответ был бы напрасен.

Мф.27:13. Тогда глагола Ему Пилат: не слышиши ли, колика на Тя свидетелствуют? Тогда говорит Ему Пилат: не слышишь, сколько свидетельствуют против Тебя?

Говорит это, побуждая Иисуса Христа защититься и освободиться, так как знал, что Он легко может опровергнуть клеветы их.

Мф.27:14. И не отвеща ему ни к единому глаголуИ не отвечал ему ни на одно слово...

Так как сам он не мог удержать их, то ожидал от Иисуса Христа пространного ответа на свои слова. Пилат, не любя неправды, сильно желал освободить Иисуса Христа, но будучи слабым, уступал требованиям иудеев.

Мф.27:14. Яко дивитися игемону зело. ...так что правитель весьма дивился.

Правитель дивился тому, что Он показывает такую кротость и, будучи в состоянии защититься и посрамить их, добровольно молчит и терпит.

Мф.27:15–17. На (всяк) же праздник обычай бе игемону отпущати единаго народу связня, егоже хотяху: имяху же тогда связана нарочита, глаголемаго Варавву: собравшымся же им, рече им Пилат: кого хощете (от обою) отпущу вам: Варавву ли, или Иисуса глаголемаго Христа? На праздник же Пасхи правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели. Был тогда у них известный узник, называемый Варавва; итак, когда собрались они, сказал им Пилат: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом?

На праздник. Разумеется – Пасхи, так как Иоанн (Ин.18:39) говорит, что Пилат сказал: «есть же обычай вам, да единаго вам отпущу на Пасху». О Варавве яснее говорит Лука (Лк.23, 19), именно – что он был посажен в темницу за произведенное в городе возмущение и убийство. Итак, Пилат, хотя и не мог освободить Иисуса Христа, как совершенно невинного, однако пытался простить Его в праздник, как будто осужденного.

Мф.27:18. Ведяше бо, яко зависти ради предаша Его. Ибо знал, что предали Его из зависти.

Полагал и знал, что ни в каком случае не предпочтут Ему человекоубийцу Варавву. Поэтому, набравшись смелости, спрашивает: «кого хощете отпущу вам?» Прежде этого вопроса, как говорит Марк (Мк.15:8), народ начал кричать и просить о том, что он всегда делал для них. Просьба эта состояла в том, чтобы отпустить народу одного узника. Ухватившись за этот удобный случай, Пилат решился, как сказано, спросить их.

Мф.27:19. Седящу же ему на судищи, посла к нему жена его, глаголющи: ничтоже тебе и Праведнику Тому: много бо пострадах днесь во сне Его ради. Между тем как сидел он на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него.

Не сам Пилат видел такой сон, или потому, что был не достоин, или потому, что мог умолчать о нем, как судья, и потому, что могли не поверить сну, как будто придуманному для освобождения Иисуса Христа; а видит жена, или как более достойная, или как заслуживающая более доверия со стороны иудеев, чтобы они, поверив ей, удержались. И не просто видит она сон, но страдает, т.е. мучится, чтобы муж, по крайней мере из сострадания к жене, воспротивился убийству, хотя бы они и не поверили этому сну. «Ничтоже тебе и Праведнику Тому», т.е. пусть не будет никакого спора между тобою и Им, удержись от него. Следует обратить внимание на то, что днесь (σημερον) употреблено относительно ночи.

Мф.27:20. Архиерее же и старцы наустиша народы, да испросят Варавву, Иисуса же погубят. Но первосвященники и старейшины возбудили народ просить Варавву, а Иисуса погубить.

Убийцы Жизнодавцу предпочли убийцу, и не просто убийцу, но нарочитаго, т.е. всем известного своими злодеяниями; до того воспламенила их зависть. Сами будучи развращенными, они развращали и народ, чтобы и за обольщение его понести наказание. Марк (Мк.15:11) говорит, что «они помануша народу», т.е. возбудили его.

Мф.27:21. Отвещав же игемон рече им: кого хощете от обою отпущу вам? Тогда правитель спросил их: кого из двух хотите, чтобы я отпустил вам?

Он спросил и прежде; но так как они еще не ответили, потому что он был занят донесением жены, опять повторил вопрос.

Мф.27:21. Они же реша: Варавву Они сказали: Варавву.

Как были научены.

Мф.27:22. Глагола им Пилат: что убо сотворю Иисусу глаголемому Христу? Пилат говорит им: что же я сделаю Иисусу, называемому Христом?

Обманувшись в своей надежде, опять спрашивает о Христе и предоставляет это дело их власти, чтобы таким образом смягчить и уврачевать их, но они остаются непреклонными.

Мф.27:22. Глаголаша ему вси: да распят будет. Говорят ему все: да будет распят.

Все, не только народ, но и первосвященники и старейшины. Не говорят – да будет убит, но да распят будет, чтобы и самый род смерти показывал в Нем злодея.

Мф.27:23. Игемон же рече: кое убо зло сотвори? Правитель сказал: какое же зло сделал Он?

Не будучи в состоянии склонить их, открыто им противоречит.

Мф.27:23. Они же излиха вопияху, глаголюще: да пропят будет. Но они еще сильнее кричали: да будет распят.

«Излиха» (περισσως – сильно) вместо: еще сильнее (περισσοτερως), как написал Марк (Мк.15:14). Лука сказал, что они продолжали с великим криком требовать, чтобы Иисус Христос был распят; и превозмог крик их и первосвященников.

Мф.27:24. Видев же Пилат, яко ничтоже успевает, но паче молва бывает, прием воду, умы руце пред народом, глагола: неповинен есмь от крове Праведнаго Сего: вы узрите. Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы.

Очистил водою руки, показывая, что он чист и не причастен к убийству. У иудеев был обычай, чтобы такое свидетельство представляли не желающие участвовать в убийстве кого-либо. И Давид сказал: «умыю в неповинных руце мои» (Пс.25:6), «буду омывать в невинности руки мои».

Мф.27:25. И отвещавше вси людие реша: кровь Его на нас и на чадех наших. И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших.

Кровью называют осуждение на (пролитие) крови. Вот преступный голос! вот крайнее безрассудство! Они навлекают проклятие не только на себя, но и на детей своих. Но Христос принимает раскаявшихся и из них, и из детей их; и не только освобождает их от такого проклятия, но и удостаивает бесчисленных благ. Из числа их был и Павел, и безчисленное множество уверовавших потом в Иерусалиме.

Мф.27:26. Тогда отпусти им Варавву: Иисуса же бив предаде (им), да Его пропнут. Тогда отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие.

Марк (Мк.15:15) сказал, что Пилат желал сделать угодное народу, а Лука (Лк.23:24), что он решил быть по прошению их. Бич (φραγελλιον) – это плеть, сделанная из веревок и ремней, которою били осужденных по спине. О бичевании ясно написал Иоанн (Ин.19, 1): «Пилат поят Иисуса и би (εμαστιγωσε) Его». Сделал это, думая ослабить силу ярости иудеев, чтобы, видя нанесенное Иисусу Христу оскорбление и слыша приговор, по которому Он предавался в волю их, как сказал Лука (Лк.23, 25), т.е. на распятие (в этом состояла их воля), – чтобы они смягчили свой гнев и извергли наконец из себя весь яд. Для этой же цели Пилат допустил и все последующее, именно – что на Него надели багряницу, возложили венец, дали Ему трость и другими способами ругались над Ним.

Мф.27:27–29. Тогда воини игемоновы, приемше Иисуса на судище, собраша Нань все множество воин: и совлекше Его, одеяша Его хламидою червленою: и сплетше венец от терния, возложиша на главу Его, и трость в десницу Его… Тогда воины правителя, взяв Иисуса в преторию, собрали на Него весь полк и, раздев Его, надели на Него багряницу; и, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову и дали Ему в правую руку трость… (Претория – Судилище преторское. – Прим.)

Эту хламиду червленую Марк (Мк.15, 17) назвал «препрядою» (πορφυραν), а Иоанн (Ин.19, 2) – «ризою багряною» (ιματιον πορφυρουν). Это была одежда пурпурового цвета. Матфей, нисколько не разноглася, назвал этот цвет червленым (κοκκινος), или багряным, как похожий на пурпуровый, потому что это не был настоящий пурпуровый. Так как Иисус Христос назывался Царем Иудейским, то в насмешку над Ним, как над Царем, надели на Него багряницу вместо порфиры, возложили на голову терновый венец вместо диадемы, дали в руку трость вместо скипетра и таким образом невольно выразили истину.

Мф.27:29–30. И поклоньшеся на колену пред Ним, ругахуся Ему, глаголюще: радуйся, Царю Иудейский. И плюнувше Нань, прияша трость и бияху по главе Его. ...и, становясь пред Ним на колени, насмехались над Ним, говоря: радуйся, Царь Иудейский! И плевали на Него и, взяв трость, били Его по голове.

Вот бесподобное долготерпение! вот незлобие, превосходящее всякое описание! (Ин.19, 3) говорит, что Его также били по ланитам. Всякие оскорбления наносили Ему беззаконники, желая угодить ненавидящим Бога иудеям. Один только Иоанн (Ин.19, 4–16) рассказал и то, что следовало непосредственно затем, как опущенное другими, говоря: «изыде убо паки вон Пилат и глагола им: се, извожду Его вам вон» и пр. до того места, где сказано: «тогда убо предаде Его им, да распнется». Отсюда видно, что Пилат дважды предавал Иисуса Христа на распятие; но сначала – притворно по вышеуказанной причине, а после того как, испробовав все меры, увидел, что они совершенно непреклонны, и в конце концов услышал от них: «аще Сего пустиши, неси друг Кесарев: всяк, иже царя себе творит, противится Кесарю» (Ин.19, 12), тогда уже и в самом деле предал Его им на распятие. Поэтому также в первый раз просто «предал Его», а во второй – «предал Его им». Много мер испробовал Пилат, чтобы освободить Иисуса Христа от всякой ответственности, и всячески старался, чтобы Он не был убит, но ему должно было воспрепятствовать судебным порядком: не уступать тем, которые поступали несправедливо, и не предавать Того, в Котором, по его же собственному свидетельству, не было вины, заслуживающей смерти (Ин.12, 6). А что Пилат мог и не предать Иисуса Христа, это видно из его же слов: «не веси ли, яко власть имам распяти Тя и власть имам пустити Тя?» (Ин. 19, 10). Поэтому Иисус Христос и не освободил его от ответственности, сказав: «предавый Мя тебе болий грех имать» (ст. 11), т.е. грех больший, подразумевается, твоего греха. Не оправдывает Пилата и обвинение Иисуса Христа в присвоении царской власти. Услышав об этом, он должен был призвать обвинителей, потребовать доказательств и поискать каких-нибудь признаков, свидетельствующих о желании Иисуса Христа присвоить власть, напр.: что Он созывал войска, собирал деньги, приготовлял оружие и т.п. А он, лишь только услышал, малодушно испугался и, оставив неисследованным такое обвинение, поверил и был этим поражен. Чем более жестоки и дерзки были иудеи, тем более он был робок и труслив, а оттого легкомыслен и податлив. Найди также рассказ о том, что прежде этого помещено, как мы сказали, у Иоанна; все это весьма полезно и для изложенного здесь.

Мф.27:31. И егда поругашася Ему, совлекоша с Него багряницу и облекоша Его в ризы Его: и ведоша Его на пропятие. И когда насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, и одели Его в одежды Его, и повели Его на распятие.

Сняв с Него багряницу, сняли, конечно, и венец. Иоанн говорит (Ин.19:16), что «поемше же Иисуса и ведоша» (в претор), так как иудеи заботились и о том, чтобы казалось, что Иисус Христос выведен осужденным оттуда.

Мф.27:32. Исходяще же обретоша человека Киринейска, именем Симона: и сему задеша понести крест Его. Выходя, они встретили одного Киринеянина, по имени Симона; сего заставили нести крест Его.

Марк (Мк.15, 21) прибавил: отца Александрова и Руфова, а Лука (Лк.23, 26): «шедшего с поля». Иоанн (Ин.19, 17) сказал: «И нося крест Свой, (Иисус Христос) изыде»… Сначала возложили крест на Него, как на осужденного, и Он, неся крест Свой, вышел, но потом, встретив Симона, заставили его нести. Лука сверх того прибавил (Лк.23, 27–29): «идяше же вслед Его народ мног людий, и жены, яже и плакахуся и рыдаху Его. Обращься же к ним Иисус рече: дщери Иерусалимски, не плачитеся о Мне, обаче себе плачите и чад ваших: яко се, дние грядут» и т.д. «Не плачитеся» επ εμε (надо Мною), т.е. обо Мне, но о себе и о детях своих, потому что вот приходят дни, именно – разрушения Иерусалима.

Мф.27:33. И пришедше на место нарицаемое ГолгофаИ, придя на место, называемое Голгофа...

Это место было недалеко от города, как написал Иоанн (Ин.19, 20).

Мф.27:33. Еже есть глаголемо краниево место. ...что значит: Лобное место...

«Еже», т.е. имя Голгофа, «глаголемо», или «сказаемо» (μεθερμηνευομενον), как сказал Марк, т.е. по переводу с еврейского языка, значит место головы. Некоторые говорят, что там умер и лежит Адам, и по Домостроительству Божию там, где пал от смерти древний Адам, был поставлен трофей нового Адама против смерти, т.е. крест.

Мф.27:34. Даша Ему пити оцет с желчию смешен: и вкушь, не хотяше пити. ...дали Ему пить уксуса, смешанного с желчью; и, отведав, не хотел пить.

Марк (Мк.15, 23) говорит, что Ему давали пить вино со смирною; но Он не принял. И то, и другое предлагали Ему в насмешку, как бы для восстановления упадающих сил. Уксус смешали с желчью, чтобы он был острый и горький. Все это указывало на язвительность и ненависть иудеев, так как и смирна тоже весьма горька. Все вышеуказанное предложили Иисусу Христу прежде возведения Его на крест, как сказали Марк и Матфей, а после возведения на крест дали Ему только уксусу, как опять-таки говорят они (Мф. 27, 48; Мк. 15, 36), а также Лука (Лк.23, 36) и Иоанн (Ин.19, 29). Следует обратить внимание и на то, что, не приняв вина со смирною, так как это не имело никакой цели, Иисус Христос теперь отведал уксусу с желчью только ради желчи, чтобы исполнилось Писание: «и даша в снедь Мою желчь» (Пс. 68, 22), «И дали в пищу Мне желчь». – а когда был распят, испил только уксусу, ради того, что написано дальше: и в жажду Мою напоиша мя оцта. «И в жажде Моей напоили Меня уксусом». Конечно, когда Иисус Христос отведал уксусу с желчью, то, по-видимому, исполнились оба эти изречения; но там написано: в жажду, а Он не ощущал жажды до возведения на крест, а после того. Поэтому Иоанн (Ин.19, 28) сказал: «ведый Иисус, яко вся уже совершишася, да сбудется Писание, глагола: жажду». Сначала сами предлагали Иисусу Христу вышеуказанное питие в насмешку, как мы сказали, а потом услышав, что Он жаждет, поднесли Ему уксус. Но если написано: «даша в снедь Мою желчь», т.е. чтобы есть, то почему они дали Иисусу Христу желчь выпить? Полагаю, что кусочки сухой желчи были размочены в уксусе, чтобы уксус служил вместо вина, а кусочки желчи – вместо хлеба, так что они подавали, собственно, питье, но вместе с тем и пищу. Совершенно ослабевшим мы обыкновенно даем вино, набросав туда хлеба, чтобы они сначала выпили вино, а потом съели и хлеб. Если же мы не так будем понимать это, то нигде мы не найдем повествования о том, чтобы Иисусу Христу давали желчь в пищу; разве только кто-либо будет понимать желчь в таинственном смысле, как горечь, которую они давали Иисусу Христу в пищу, т.е. вместо пищи ежедневно огорчали Его.

Мф.27:35. Распеншии же Его разделиша ризы Его, вергше жребия. Распявшие же Его делили одежды Его, бросая жребий.

Весьма близко к этому говорит и Лука (Лк.23, 34). Марк (Мк.15, 24) сказал: «метающе жребий о них, кто что возмет». Но эти евангелисты просто и не разграничивая написали, что распинатели разделили и что бросали жребий, а Иоанн (Ин.19, 23–24) об этом предмете написал яснее: «воины же, егда пропяша Иисуса, прияша ризы Его и сотвориша четыре части, коемуждо воину часть, и хитон»: (т.е. «прияша») бе же хитон нешвен, свыше исткан весь. Реша же к себе: не предерем его, но метнем жребия о нем, кому будет: да сбудется Писание глаголющее: «разделиша ризы Моя себе и о иматисме Моей меташа жребия». Одни только одежды Иисуса Христа были разделены, хотя они были и хуже одежд разбойников, чтобы исполнилось пророчество о них Давида. Разделяли их, конечно, насмехаясь, как будто царские одежды; но все это устроилось так, чтобы исполнилось, как сказано, пророчество о них. Однажды разделили, а о несшитом хитоне, который пророчество назвало «одеждою» (ιματισμον), бросали жребий. Но сколько было одежд, этого не указал ни один из евангелистов. Некоторые говорили, что их было пять: четыре были разделены между четырьмя воинами, а пятый был этот несшитый хитон. Но это мнение представляется невероятным, особенно в виду того, что Спаситель довольствовался малым, между тем как во столько одежд не одевался никто даже из других людей. Поэтому мы предполагаем, – и может быть, это не слишком далеко от действительности, – что всех одежд было три: одна – вот этот несшитый хитон, прямо прилегающий к телу, затем другая одежда на этом хитоне и, наконец, поверх этих двух – третья, верхняя… Этот хитон, по преданию Отцов, был делом Богоматери; он был соткан с самого верху, т.е. ткань начиналась от шеи и шла вплоть до ног. На этом основании изъясняют его аллегорически, говоря, что воспринятая от Богоматери только плоть была соткана свыше, т.е. с неба имела соткавшее ее Божество, или – была соткана Богом, а не человеческим семенем. Две другие одежды распинатели разделили на четыре части, предварительно разодрав их, Сказав относительно несшитого хитона: «не предерем его», показали, что другие одежды они разодрали. Поделили их не так, как драгоценные одежды, и не удержались от того, чтобы их не разорвать, но делили насмехаясь, как выше было сказано. Как будто не имеющие никакой цены разделили драгоценные одежды, чрез которые совершились столь великие чудеса; но и тогда сила их удерживалась. Некоторые недоумевают, как это оказалось, что Иисус Христос, дав апостолам заповедь не приобретать двух одежд (χιτωνας), Сам имел больше? Таким следует ответить, что и Сам имел один только хитон, который непосредственно прилегает к телу, а остальные одежды были не хитоны, а верхние; только нижняя одежда есть, собственно, хитон. Так нужно думать и относительно остальных одежд (т.е. что каждой из них было по одной). Смотри, как все тело Спасителя было поругано: голова – терновым венцом и ударами трости, лицо заплеваниями, ланиты – ударами, уста – желчью и уксусом, ухо – бранью, шея – заушениями, спина и грудь – бичеванием, руки и ноги – гвоздями, ребро – копьем, как повествует Иоанн (Ин.19, 34); «остальные части – одеянием в хламиду и обнажением, а все тело – торжественным распятием». Поэтому, когда нас поносят, бесчестят или выставляют на позор, то и мы, помня все это, отвергнем всякое раздражение, имея в виду то, что Иисус Христос был Бог, а мы – люди, Он Владыка, а мы рабы, Он безгрешен, а мы грешны, Он пострадал от слуг, а мы от сослужителей, Он пострадал за нас, а мы за себя, Он – пред иудеями, римлянами и греками, а мы пред немногими, или по крайней мере не пред столь многими. (Толкование святого Максима: Сотканный сверху хитон есть связь между собою и ткань добродетелей, сотканная благодатью свыше и покрывающая собою наш разум; этот хитон часто снимают с нас убийцы наши – демоны чрез небрежение и леность, но им не позволяется раздирать его так, чтобы мы вовсе уже не знали добродетели; поэтому мы всегда знаем добродетель, хотя и не облекаемся ее покровом. Разорванные одежды означают внешнюю одежду чувственных богатств, разделяемую на четыре стихии мира; страстно пользоваться ими убеждают нас люди, издевающиеся над нами и осквернившие себя убийством. В другом смысле – сотканным сверху хитоном может быть душа каждого человека, как вдохнутая в него свыше: она не сшита, как простая и не сложная, – не разрываема, как бессмертная, а разделенная одежда – это тело, как разлагающееся посредством тления на четыре стихии).

Мф.27:36. И седяще стрежаху Его ту. ...и, сидя, стерегли Его там...

Стерегли, чтобы кто-нибудь не снял Его.

Мф.27:37. И возложиша верху главы Его вину Его написану: Сей есть Иисус, Царь Иудейский. ...и поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский.

(Письмена надписи показывали в распятом Царя практической, теоретической и богословской мудрости: практическую обозначала римская надпись; пророк Даниил видел царство римское, как самое сильное, а сила относится уже к практике. Теоретическую мудрость обозначала надпись греческая, так как теория была развита у греков более, чем у других народов, – а богословскую – еврейская, потому что евреи были самыми великими богословами между всеми другими народами). Приближенные Пилата, вырезав на дощечке вину, по которой Иисус Христос был распят, выставили на Кресте, чтобы ее могли читать все присутствующие и мимоходящие. Марк (Мк.15, 26) говорит: «и бе написание вины Его написано: Царь Иудейск», а Лука (Лк.23, 38): «бе же и написание написано над Ним писмены Еллинскими и Римскими и Еврейскими: Сей есть Царь Иудейск». Написано было это на трех языках потому, что в городе тогда было много греков и римлян. Иоанн (Ин.19, 19–21) говорит: «написа же и титла Пилат и положи на кресте. Бе же написано: Иисус Назорянин, Царь Иудейский. Сего же титла мнози чтоша от Иудей, яко близ бе место града, идеже пропяша Иисуса: и бе написано еврейски, гречески, римски. Глаголаху убо Пилату архиерее Иудейстии: не пиши: Царь Иудейский: но яко Сам рече: Царь есмь Иудейский. Отвеща Пилат: еже писах, писах». Титла (τιτλος) по-римски значит причина, вина (causa – αιτια). «Близ бе место града, идеже пропяша Иисуса» – нужно разставить слова так: близ города было место, где был распят Иисус. Итак, Пилат написал вышеуказанную вину и, прибив к Кресту, сделал ее известною для всех, чтобы иудеи по своему коварству не могли приписать Иисусу Христу другой какой-либо вины. Этим он и уступал иудеям, и вместе с тем защищал Иисуса Христа, показывая, что Он был распят по зависти. Так как выставленная пред всеми надпись ясно указывала на Его Царство, то первосвященники иудейские пытаются извратить эту надпись, говоря Пилату: «не пиши: Царь Иудейский», чтобы не подумали, что это истинная надпись, «но яко Сам рече: Царь есмь Иудейский», чтобы считали ее ложною. Но не убедили его в этом случае, потому что он ответил: «еже писах, писах», т.е. не переменю написанного. Без сомнения, по Божественному промышлению надпись была положена только на Кресте Иисуса Христа. Так как все три креста тогда были зарыты вместе, то найденный много времени спустя Крест Господень прежде всего был узнан по надписи…

Мф.27:38. Тогда распяша с Ним два разбойника: единаго о десную, и единаго о шуюю. Тогда распяты с Ним два разбойника: один по правую сторону, а другой по левую.

И это было сделано по старанию иудеев, чтобы, вися посреди разбойников, и Сам был сочтен разбойником, и чтобы общность наказания свидетельствовала о Нем, как будто о сообщнике их злодейства. Поэтому и всенародно распяли Его, как говорит Лука (Лк.23:25): «и стояху людие зряще», – и устроили так, что Он был распят руками воинов, и делали все, чтобы только распространить между всеми худое мнение о Нем. Здесь же исполнилось пророчество Исаии (Ис.53:12), которое говорит: «и со беззаконными вменися». Два разбойника служили образами двух народов – древнего и нового. Первый умер, произнося хулу на Иисуса Христа, а второй, наконец, признал Его Богом; Сам же Он был повешен посреди их, т.е. был между Ветхим и Новым Заветом.

Мф.27:39–40. Мимоходящии же хуляху Его, покивающе главами своими и глаголюще: разоряяй церковь и треми денми созидаяй, спасися Сам: аще Сын еси Божий, сниди со креста. Проходящие же злословили Его, кивая головами своими и говоря: Разрушающий храм и в три дня Созидающий! спаси Себя Самого; если Ты Сын Божий, сойди с креста.

Мимоходящие тою дорогою иудеи. Марк (Мк.15:29) сказал, что они говорили: «уа, разоряяй церковь» и т.д. «Уа» означает насмешку и издевательство. Говорили это, представляя Его как бы лжецом.

Мф.27:41–42. Такожде же и архиерее ругающеся с книжники и старцы (и фарисеи), глаголаху: иныя спасе, Себе ли не может спасти? Подобно и первосвященники с книжниками и старейшинами и фарисеями, насмехаясь, говорили: других спасал, а Себя Самого не может спасти.

Сказано: «такожде» по причине злословия их, потому что они также злословили, хотя и в других словах. Говорили: «иные спасе», желая оклеветать чудеса Иисуса Христа, как будто совершенные волшебством.

Мф.27:42. Аще Царь Израилев есть, да снидет ныне со креста, и веруем в Него. ...если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него...

Это говорили ради надписанной вины. Так как они не могли переменить надписи, то стараются показать, что она ложна, потому что означала невозможное. Без сомнения, Иисус Христос сошел бы со креста, если бы они уверовали в Него.

Мф.27:43. Упова на Бога: да избавит ныне Его, аще хощет Ему. Рече бо, яко Божий есмь Сын. ...уповал на Бога; пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын.

Что предсказал от лица их Давид, то теперь они сами говорят, приводя в исполнение это пророчество; именно там написано: «упова на Господа, да избавит Его, да спасет Его, яко хощет Его» (Пс. 21:9). «Он уповал на Господа; пусть избавит его, пусть спасет, если он угоден ему».

Говорили с упреком: Он уповал на Бога, как Его Сын; пусть теперь спасет Его, и говорили не потому, чтобы Бог не мог спасти Его, а потому, что будто бы Он не был Сыном Божиим. Вот беззаконные и даже пребеззаконные! Значит, ни пророки не были пророками, ни праведники праведниками, так как Бог не освободил их от опасностей; но они и были, и подвергались опасностям по различным причинам Божественного Домостроительства.

Мф.27:44. Тожде же и разбойника распятая с Ним поношаста Ему. Также и разбойники, распятые с ним, поносили Его.

«Тожде» вместо: таким же образом. Дьявол возбуждал против Иисуса Христа не только иудеев, но и римских воинов, и даже разбойников, распятых вместе с Ним, раздражал против Него. Матфей и Марк (Мк.15:32) говорят, что оба разбойника поносили Иисуса Христа; а по сказанию евангелиста Луки (Лк.23, 39–40) один злословил Его, а другой, напротив, унимал злословящего. Сначала, забыв о своем собственном несчастье, оба они по своей жестокости поносили Иисуса Христа, так как и они были иудеи, а, может быть, даже в угоду иудеям, чтобы те сняли их; но потом один из них раскаялся, так как, с одной стороны, вспомнил о чудесах Иисуса Христа и непорочной Его жизни, с другой стороны слышал, что Он даже молился за Своих распинателей, как написал Лука (Лк.23, 34), и сверх того, видел, что в воздухе водворилась тьма вопреки естественному порядку.

Мф.27:45. От шестого же часа тма бысть по всей земли до часа девятаго. От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого.

Случилось это после насыщения дерзкими насмешками, чтобы успокоивши гнев, они могли извлечь какую-нибудь пользу из чуда. Совершить это, вися на Кресте, было большим чудом, чем сойти со Креста. Если бы даже иудеи предполагали, что совершил это чудо не Иисус Христос, а Сам Бог, то и в этом случае они должны были устрашиться и понять, что Бог гневается за Него. Не могли также они сказать, что это было естественное затмение солнца, которое бывает мгновенно и в известной местности, и не бывает в четырнадцатый день месяца. Эта тьма продолжалась часа три, была по всей земле и, притом, в четырнадцатый день месяца, когда по причине полнолуния немыслимо затмение солнца по естественным законам природы.

Мф.27:46. О девятем же часе возопи Иисус гласом велиим, глаголя: Или, Или, лама савахфани? еже есть, Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя еси оставил? а около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! лама савахфани? То есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?

Это изречение Давида. Признес по-еврейски, чтобы оно было понятно одним евреям, знающим писания Давида. Марк написал (Мк.15, 34): «Елои, Елои». «Или» значит «Боже мой», а «Елои» – «Бог мой». Измученный страданиями от гвоздей, Иисус Христос, как человек, говорит: «Боже Мой, Боже Мой, вскую Мя еси оставил?»

Т.е. зачем ты ниспослал Меня, чтобы так страдать. Сказал это, уверяя, что как истинно Он вочеловечился, так и был распят истинно, а не призрачно, как говорили многие из еретиков. Он и не возопил бы так, если бы не чувствовал боли. Можно и иначе сказать: умирая уже за людей, Иисус Христос воскликнул это в лице рода человеческого; в Себе Самом, говорит Григорий Богослов, Он изображает то, что свойственно нам, потому что прежде мы были оставлены и отвергнуты, а потом, т.е. теперь, мы опять приняты и спасены страданиями Иисуса Христа.

Мф.27:47. Нецыи же от ту стоящих слышавше глаголаху, яко Илию глашает сей. Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он.

Это были римские воины, не понимавшие еврейских слов.

Мф.27:48. И абие тек един от них, и прием губу, исполнив же оцта, и вонзе на трость, напаяше Его. И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить.

Сделал это, как делали и прежде в насмешку, как бы облегчая Его, или – чтобы горечь уксуса служила увеличением Его страдания.

Мф.27:49. Прочии же глаголаху: остави, да видим, аще приидет Илиа спасти Его.

Марк (Мк.15, 36) говорит, что сам подававший сказал: «оставите, да видим, аще приидет Илиа спасти Его». Вероятно, говорили это и они, и он.

Мф.27:50. Иисус же, паки возопив гласом велиим, испусти дух. Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух.

Какой это был голос, это показал Лука (Лк.23, 46): «Отче, в руце Твои предаю дух Мой». Возопил громким голосом, чтобы все слышали и все знали, что до самой смерти Он называл Бога Отцом, все возлагал на Него и не был Ему противен, и чтобы видели, что Он умер по Своей власти, когда пожелал. Сказав: «Отче, в руце Твои предаю дух Мой», Он, наконец, позволил смерти приблизиться к Себе. О том, что случилось после этого голоса Иисуса Христа, повествует Иоанн, потому что другие евангелисты опустили: «стояху же при кресте Иисусове Мати Его» и т.д. (Ин. 19, 25). Сказав о том, как Иисус Христос Свою любимую Мать и Деву поручил любимому ученику и девственнику и как Он, возжаждав, пил уксус, наконец говорит, что Иисус Христос, вкусив уксусу, сказал: «совершишася» (Ин. 19, 30) и, преклонив голову, предал дух. Обо всем этом найди в Евангелии от Иоанна.

Мф.27:51. И се, завеса церковная раздрася на двое с вышняго края до нижняго: и земля потрясеся: и камение распадеся... И вот, завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись...

Разодралась завеса во храме и открылись скрывавшиеся за нею тайны; раздралось то, что относилось к букве, открылось то, что относится к духу. Или: солнце померкло, и разодралась церковная завеса, чтобы показать, что они сетуют о таком противоестественном зрелище, так как сетующие обыкновенно раздирали свои одежды и надевали черные. Землетрясением и расселинами в камнях Иисус Христос показал, что Он мог бы Своих противников погребсти и зарыть в земле, но не пожелал этого сделать по Своей благодати и ради тех из них, которые должны были уверовать и прославиться… В частности, завеса церковная раздирается для того, чтобы не могли даже ничего возражать против такого обличения. Если бы они вздумали оправдываться и говорить, что и при обыкновенных страданиях бывает помрачение солнца, землетрясение и расселины скал, то их заставило бы молчать раздрание церковной завесы, так как они не могли бы нигде указать такого случая. Раздранием завесы Бог показал, что от храма отступила Божественная благодать и что внутреннее его, т.е. Святое Святых сделается для всех доступным и видимым, что и исполнилось впоследствии при нашествии римлян. Самое же лучшее толкование: так как внутренняя сторона завесы служила образом неба, а внешняя – образом земли, то раздрание завесы означало то, что уничтожена преграда между небом и землею, т.е. вражда между Богом и человеком, и что небо стало доступно для людей, потому что Иисус Христос, уничтожив эту преграду, возобновил нам этот доступ. Вообще же все совершившееся служило знаком гнева Божия, который обличал бесстыдство иудеев и предсказывал их погибель.

Мф.27:52. И гроби отверзошася: и многа телеса усопших святых восташа... ...и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли...

И это совершилось для доказательства силы Иисуса Христа и для устрашения иудеев, чтобы они сообразили, что ожививший так легко мертвых еще легче мог бы умертвить живых, – а также для подтверждения долженствующего последовать Воскресения.

Мф.27:53. И изшедше из гроб, по Воскресении Его, внидоша во святый град, и явишася мнозем. ...и, выйдя из гробов по Воскресении Его, вошли во святой град и явились многим.

Вышли и явились, чтобы не показалось призрачным отверстие гробов и воскресение усопших. После Воскресения Иисуса Христа они вышли из гробов, вошли во святой город и явились многим, чтобы эти последние из их воскресения убедились в Воскресении Спасителя, заключая, что Воскресивший их тем более воскресил Себя. Воскресли святые, чтобы, говоря об Иисусе Христе, они заслуживали доверия. После того, как явились, они опять умерли.

Мф.27:54. Сотник (εκατονταρχος) же и иже с ним стрегущии Иисуса, видевше трус и бывшая, убояшася зело, глаголюще: воистинну Божий Сын бе Сей. Сотник же и те, которые с ним стерегли Иисуса, видя землетрясение и все бывшее, устрашились весьма и говорили: воистину Он был Сын Божий.

Этого сотника Марк (Мк.15:39) назвал латинским словом κεντυριων начальником сотни, потому что греческое εκατον – то же, что латинское centum, κεντουμ. «Видев же, – говорит, – сотник (κεντυριων) стояй прямо Ему, яко тако возопив издше, рече: воистинну Человек Сей Сын бе Божий» (Мк. 15:39). Увидев, что Иисус Христос после того, как открыто назвал Бога Отцом и засвидетельствовал, что в руки Его предает дух Свой, через несколько времени испустил дух, – увидев также, как страшно было все случившееся в это время, сотник признал, что это был Сын Божий. Лука (Лк.23:47) говорит о нем: «видев же сотник бывшее, прослави Бога, глаголя: воистинну Человек Сей праведен бе», праведным человеком называя, как я думаю, Сына Божия; или – прежде просто сказал, что человек этот был праведен, а потом даже, что это был Сын Божий. Лука же (Лк.23, 48) прибавил, что весь народ, сошедшийся на это зрелище, возвращался, бия себя в грудь. Не смея говорить из страха пред первосвященниками, народ бил себя в грудь, указывая этим на внутреннюю скорбь. Из прежних чудес и из того, что происходило в то самое время, он понимал, что это был Божий человек и что Ему сострадает и тварь, не перенося Его страдания.

Мф.27:55. Бяху же ту и жены многи издалеча зрящя, яже идоша по Иисусе от Галилеи, служащя Ему. Там были также и смотрели издали многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему.

Т.е. доставляя необходимое. Они составляли лик учениц, сгруппировавшихся около Богоматери и доставлявших средства для издержек. Обрати внимание на обратный порядок вещей: ученики разбежались, а ученицы оставались.

Мф.27:56. В нихже бе Мариа Магдалина, и Мария Иакова и Иосии мати, и мати сыну Зеведеову. ...между ними были Мария Магдалина и Мария, мать Иакова и Иосии, и мать сыновей Зеведеевых.

(Некоторые говорят, что уйдя после погребения Иисуса Христа, Богородица от сильной скорби заболела, и не была в состоянии уже приходить после этого ко гробу, но лежала и плакала до тех пор, пока не было возвещено Ей о Воскресении). Так как жен было много, то перечисляются наиболее замечательные. Некоторые говорят, что называемая евангелистами иногда матерью Иакова и Иосии, иногда Мариею Иаковлевою, а иногда Мариею Иосиевою есть Богородица, потому что это были сыновья Иосифа; и как по Божественному Домостроительству отец их Иосиф называется мужем Богородицы, так, с другой стороны, и они – сыновьями Ее. Но, кажется, трудно верить этому предположению. Прежде всего, ничто не препятствовало назвать Богородицу Матерью Иисуса, как евангелист и называл Ее весьма часто в предыдущих повествованиях; затем неразумно было бы также везде в последующих повествованиях ставить прежде Ее Магдалину и показывать, что она была пламеннее Богоматери. Поэтому мы предполагаем, что это была какая-то другая Мария, мать Иакова и Иосии, не сыновей Иосифа, но других, которые были из числа семидесяти учеников. Много у иудеев было лиц, которые носили такие же имена. Может быть, Богородица стояла ближе к Кресту, чем остальные жены, так как сильная скорбь заглушала в Ней страх пред иудеями; может быть, также Она ходила вокруг, так как не могла устоять на одном месте вследствие сильных страданий, которые Она, естественно, испытывала, как Мать; а затем Она осталась у гроба и смотрела на все происходившее. Если же мы примем это предположение, то следует спросить, почему же не упомянули о Богородице евангелисты? Потому что относительно Ее известно было, что Она все время присутствовала, и делала то, что свойственно матерям; поэтому евангелисты не сказали также об Ее рыданиях. Они прежде еще засвидетельствовали о Ней, что Она следовала за Своим Сыном, когда Он учил. Следует знать и то и другое, и принимать то, что представляется более естественным. Марк (Мк.15, 40) говорит: «бяху же и жены издалеча зрящя», между которыми была и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии, и Саломия. Относительно Саломии некоторые говорили, что это та самая, которую Матфей назвал матерью сынов Зеведеевых.

Мф.27:57. Позде же бывшу, прииде человек богат от Аримафеа, именем Иосиф, иже и сам учися у Иисуса. Когда же настал вечер, пришел богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который также учился у Иисуса.

Иоанн (Ин.19, 31 и след.) рассказал еще кое о чем, случившемся до прихода к Пилату Иосифа, говоря: «Иудее же, понеже пяток бе, да не останут на кресте телеса в субботу» и т.д., о том, как перебили голени у разбойников и вонзили копье в ребро Спасителя. Об этом Иосифе Марк (Мк.15, 43) написал, что это был благообразный советник и ожидал Царствия Божия, – благообразный, т.е. сановитый и благочестивый, – советник, т.е. один из членов синедриона в своем городе, официальное лицо, – ожидал Царствия Божия, которое наступит после Второго Пришествия Христова. Лука (Лк.23, 50–51) назвал его человеком добрым и правдивым и сказал, что он не участвовал в совете и деле иудеев и происходил из Аримафеи, города иудейского. Иоанн (Ин.19, 38) говорит, что он был учеником Иисуса Христа, но тайным из страха пред иудеями. Иосиф был из числа семидесяти учеников.

Мф.27:58. Сей приступль к Пилату, проси телесе Иисусова. ...он, придя к Пилату, просил тела Иисусова.

Будучи с ним знаком. Марк (Мк.15, 43) говорит, что он осмелился войти к Пилату и просил тела Иисусова. Прежний свой страх он совершенно смыл последующею отважностью и предал себя на смерть за благорасположение к Учителю, возбуждая против себя ненависть всех Иудеев.

Мф.27:58. Тогда Пилат повеле дати тело. Тогда Пилат приказал отдать тело.

Марк (Мк.15, 44) сказал: «Пилат же удивися, аще уже умре: и призвав сотника, вопроси его: аще уже умре? и уведев от сотника, даде тело Иосифови». Пилат думал, что Иисус Христос, как какой-то высший, Божественный Человек, будет умирать медленно; но Он, как истинный человек, умер по законам природы.

Мф.27:59. И приемь тело Иосиф, обвит е плащаницею чистою. И, взяв тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею (полотном).

Иоанн (Ин.19, 38–40) написал подробнее, говоря: «прииде же и взят тело Иисусово. Прииде же и Никодим, пришедый ко Иисусовы нощию прежде, нося смешение смирнено и алойно, яко литр сто. Прияста же тело Иисусово и обвиста е ризами со ароматы, якоже обычай есть Иудеом погребати». «Он пришел и снял тело Иисуса. Пришел также и Никодим, – приходивший прежде к Иисусу ночью, – и принес состав из смирны и алоя, литр около ста. Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи».

Знаменит был Иосиф и прежде, но сделался еще знаменитее от того, что осмелился взять и почтить тело Иисуса Христа; и не только снял его, но и с почестью похоронил. Погребли тело, намастив смирною и алоем, чтобы оно благоухало и не портилось, так как они воздавали эту честь Иисусу Христу, как простому человеку. Поэтому и мы, принимая в себя Тело Господа чрез причащение, будем намащать его благоуханиями добродетелей как в своих делах, так и в мыслях.

Мф.27:60. И положи е в новем своем гробе, егоже изсече в камени: и возвалив камень велий над двери гроба, отыде. И положил его в новом своем гробе, который высек он в скале; и, привалив большой камень к двери гроба, удалился.

Один только этот евангелист говорит, что этот гроб принадлежал Иосифу, а другие не обозначили, чей он был. Иоанн (Ин.19, 41) сказал: «бе же на месте, идеже распятся, верт, и в верте гроб нов, в немже николиже никтоже положен бе» и т.д. Вероятно, что и сад, в котором находился гроб, принадлежал Иосифу. Божественным Промыслом устроено было так, что гроб этот был еще новый, чтобы после того, как Спаситель воскрес, нельзя было подумать, что воскрес кто-либо другой. Привалил большой камень при помощи Никодима. Гроб был высечен вроде пещеры.

Мф.27:61. Бе же ту Мариа Магдалина и другая Мариа, седяще прямо гроба. Была же там Мария Магдалина и другая Мария, которые сидели против гроба.

Марк (Мк.15:47) говорит: «Мариа же Магдалина и Мариа Иосиева зрясте, где его полагаху»; а Лука (Лк.23, 55–56): «вслед же шедшыя жены, яже бяху пришли с Ним от Галилеи, видеша гроб, и яко положено бысть тело его. Возвращшяся же уготоваша ароматы и миро». Упомянутые жены, следуя за погребающими, сидели против гроба и смотрели, где и как полагалось тело, чтобы, возвратившись и приготовив благовония и масти, осыпать ими и умастить тело. Когда Иисус Христос был погребен, наступил уже вечер, в который нельзя было идти ко гробу. Иудеи особенно чтили вечер этой пятницы, не только как предпразднество субботы, но и как праздник по причине Пасхи, потому что в этот вечер должно было закалать пасху. В субботу жены остались в покое, как заповедовал Закон, потому что они соблюдали еще Закон и обычаи; а в воскресенье хотели идти ко гробу, – что и сделали, как будет сказано несколько после. Так как они не имели еще высокого понятия о Воскресении, то и надеялись найти там погребенное тело.

Мф.27:62–64. Во утрий же день, иже есть по пятце, собрашася архиерее и фарисее к Пилату, глаголюще: господи, помянухом, яко лстец он рече, еще Сый жив: по триех днех востану: повели убо утвердити гроб до третияго дне, да не како пришедше ученицы Его нощию, украдут Его и рекут людем: воста от мертвых: и будет последняя лесть горша первыя. На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату и говорили: господин! Мы вспомнили, что обманщик тот, еще будучи в живых, сказал: после трех дней воскресну; итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых; и будет последний обман хуже первого.

Утвердить гроб, т.е. запечатать и поставить стражу. Так как всякий должен был уверовать, что Иисус Христос умер, погребен был и воскрес, то смотри, как эти три обстоятельства засвидетельствованы врагами: обрати только внимание на слова их. Слова: «помянухом, яко лстец он рече, еще Сый жив» – свидетельствуют о том, что Иисус Христос умер; следующие затем – «повели утвердити гроб» – подтверждают, что Он не был украден, когда был охраняем гроб, и следовательно, Воскресение Его достоверно. Можно также спросить, когда Иисус Христос сказал: «по триех днех востану»? Что востанет в третий день, об этом Он часто говорил ученикам, а что «по триех днех востану», Он никогда не сказал. Это заключение иудеи вывели из указаннаго им примера Ионы. Последним обманом называют Воскресение Иисуса Христа из мертвых, а первым – то, что Он был Сын Божий. О, бессмысленные! Подумайте, для чего ученики украли бы тело. Если бы Иисус Христос не воскрес в третий день, как обещал, то очевидно, что обманутые Им и сделавшиеся чрез Него врагами всего народа, безродными и бездомными, они скорее отвратились бы от Него и возненавидели бы как обманщика, а поэтому не пожелали бы и украсть Его. Но не могли бы они в таком случае убедить и народ, что Иисус Христос воскрес из мертвых. На что они могли полагаться? На силу своего слова? но они были необразованны. На множество богатства? но они были беднее всех. На славу своего рода? но они были неизвестные из неизвестных. На свое количество? Но их было не больше десяти. На славу своего отечества? Но они происходили из неизвестных стран. Может быть, на обетования Учителя? Но какие? Если бы Он не воскрес, они не верили бы и Его обетованиям. Отсюда ясно видно, что напрасно вы предполагаете, что ученики могли украсть Его; это не вероятно по указанным причинам.

Мф.27:65. Рече же им Пилат: имате кустодию: идите, утвердите, якоже весте. Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете.

Как спира, так и кустодия – отряд воинов. Пилат не позволил самим воинам утвердить гроб, но все относящееся к утверждению поручил собственно первосвященникам и фарисеям в сопровождении стражи. Бог устроил так, чтобы они не могли сказать после Воскресения, что воины, сами утверждая гроб, передали тело ученикам.

Мф.27:66. Они же шедше утвердиша гроб, знаменавше камень с кустодиею. Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать.

Не только наметили камень у дверей гроба, приложив к нему печать, но выбрав воинов, каких сами желали, поставили при нем в качестве стражи, – как это откроется несколько ниже, И все это они делали в субботу, нарушая ее в пылу своей ненависти. Так как мы будем говорить о путешествиях жен ко гробу, то благовременно заметим наперед, что евангелисты различными повествованиями о явлениях представляют немалое затруднение для невнимательных. Златоуст не исследовал этого различия; но другие, не будучи в состоянии согласить сказаний евангелистов, много говорили о них. Одни из них, говоря о четырех путешествиях, бывших в различное время, утверждают, что жены были не те же самые, о которых упоминают четыре евангелиста, но другие, одного имени с ними. Другие же соглашаются с первыми относительно четырех путешествий, но утверждают, что они были совершены одними и теми же женами. Но тех и других, как говорящих легкомысленно и неосновательно легко опровергнуть, если только кто либо внимательнее вникнет в сказания евангелистов. Мы же, испросив себе благодати у Того, Кто был погребен и воскрес, постараемся примирить эти сказания и ясно показать согласие между собой всех евангелистов.

Глава XXVIII

Мф.28:1. В вечер же субботный, свитающи во едину от суббот, прииде Мариа Магдалина и другая Мариа, видети гроб. По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария посмотреть гроб.

Почитая субботу, т.е. седьмой день недели, евреи в честь ее присоединяли имя субботы и к шести предшествующим ей дням, и называли единой, или первой, от суббот первый день недели (наше воскресенье), – второй от суббот и третьей от суббот второй и третий день недели и т.д. Итак, Матфей словами: «в вечер же субботный», обозначал конец всех этих суббот, т.е. семи дней недели; подобно тому как и мы, говоря: поздно днем или поздно ночью, указываем на окончание их. А конец семи дней недели есть не только суббота в собственном смысле, но даже конец и этой субботы. Но чтобы ты не подумал, что упомянутые жены пришли ко гробу в конце самой субботы, а не в воскресенье в начале утра, присоединил: «свитающи», т.е. при наступлении дня, рано утром, на рассвете, и, поясняя еще более свою речь, прибавил: «во едину от суббот», т.е. в первый из семи дней недели, в воскресенье, как мы выше сказали. Одним словом, написав так, Матфей указал на начало утра воскресного дня; а всякое утро начинается после шестого, т.е. двенадцатого часа ночи, когда в первый раз поют петухи. Об этом же самом времени написал и Марк (Мк.16, 2) говоря: «и зело заутра во едину от суббот приидоша на гроб, возсиявшу солнцу». «Зело заутра», т.е. в начале утра. Но если было очень рано, то почему он сказал «возсиявшу солнцу»? Потому что, собственно, в то время восходит солнце; хотя мы еще не видим его, но оно уже находится за отдаленными и конечными странами востока и мало-помалу начинает восходить, о чем свидетельствует пение петухов. Они первые из живых существ, чувствуя его теплоту, тотчас кричат и возвещают людям о его присутствии. На то же самое время указал и Лука (Лк.23:56, 24:1), говоря: «в субботу убо умолчаша по заповеди. Во едину же от суббот зело рано приидоша на гроб, носящя, яже уготоваша ароматы». О Марии Магдалине, о которой упомянул Иоанн, скажем после в своем месте.

Мф.28:2–3. И се, трус бысть велий: Ангел бо Господень сшед с небесе, приступль отвали камень от дверий гроба и седяше на нем: бе же зрак Его яко молния, и одеяние Его бело яко снег. И вот, сделалось великое землетрясение. Ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем...

Иисус Христос воскрес прежде, чем сошел Ангел. Подобно тому как Он родился, сохранив невредимыми ключи девства, так и воскрес, сохранив невредимыми печати гроба. Землетрясение произошло ради находящихся возле гроба стражей, чтобы пробужденные этим землетрясением и пораженные необычайным видом отвалившего камень, они побежали и возвестили об этом иудеям и сделались свидетелями истины, которая, обыкновенно, ярче сияет, когда возвещается врагами. Камень от гроба отвалил Ангел ради жен, чтобы они видели пустой гроб и уверовали, что Иисус Христос воскрес. Марк (Мк.16, 3–4) об этих женах сказал, что они говорили между собою: «кто отвалит нам камень от дверий гроба; И воззревшя видеша, яко отвален бе камень: бе бо велий зело». Они говорили так между собою, пока шли; но в то время, когда они разговаривали об этом, сделалось землетрясение и сошедший с неба Ангел отвалил камень, так что они взглянули на гроб и видят, что камень уже отвален. Заботясь, конечно, о краткости, Марк не написал ни о землетрясении, ни о том, кто отвалил камень. Подобным же образом и Лука (Лк.24, 2) сократил рассказ об этом, сказав: «обретоша же камень отвален от гроба». Таким образом евангелисты указали, когда жены пришли ко гробу, но ни один из них не обозначил того времени, когда Господь воскрес. Это знает один Тот, Кто один, как Сам знал, воскрес. Впрочем, все святые Отцы и Учители единогласно говорят, что временем воскресения Иисуса Христа было первое пение петухов, которое предвещало уже свет воскресного дня. Поэтому, после шестого, т.е. двенадцатого часа ночи люди благочестивые, прекратив пост, начинают торжество. Воскрес Иисус Христос в третий день, как и Сам говорил. Так как Он умер в девятом (т.е. третьем) часу в пятницу, то первым днем считается пятница, вторым – суббота, а третьим – воскресенье, на рассвете которого Он воскрес, незадолго до прихода жен; таким образом, сюда причисляются конец пятницы и начало воскресенья. Что касается слов Иисуса Христа относительно примера Ионы: «тако будет и Сын Человеческий в сердцы земли три дни и три нощи» (Мф. 12, 40), то относительно дней не может быть сомнения: они уже пересчитаны, – а скажем только относительно ночей. Иудеи утверждали гроб (т.е. печатали и приставляли стражу к нему) на три дня, именно от пятницы до заката солнца в воскресенье, – так, по крайней мере, они решили, – а третью ночь они оставляли уже без такого утверждения. Поэтому, если бы Иисус Христос ожидал еще третьей ночи, то Воскресение могло бы возбуждать подозрение. Иудеи возразили бы, что так как Он не воскрес во время охраны гроба, то Воскресение Его после того, как охрана была прекращена, не заслуживает доверия; Он был украден, когда никто не охранял гроба. Итак, Иисус Христос воскрес, когда еще охраняли гроб, чтобы этим уничтожить всякое возражение; и не ожидал целого третьего дня, а воскрес, когда он только еще начинался. Воскресение во время охраны гроба не возбуждало никакого подозрения, а Воскресение после этого времени могло казаться подозрительным. Исполнение скорее назначенного времени свидетельствует о силе, а исполнение после этого времени свидетельствовало бы о бессилии. И царь, обещавший кому-либо благодеяние в известный день и потом облагодетельствовавший его раньше этого времени, не только исполнил обещание, но присоединил и другую милость, вследствие скорости исполнения. Иудеи же, приложив печати и приставив стражей не сделали ничего другого, как только то, что Воскресение Иисуса Христа было тотчас же обнародовано и засвидетельствовано их же стражами.

Мф.28:4. От страха же Его сотрясошася стрегущии и быша яко мертви....устрашившись Его, стерегущие пришли в трепет и стали, как мертвые.

«От страха» – землетрясения, потому что оно было великое, или от страха пред Ангелом, так как вид его был поразителен. «Сотрясошася», т.е. затрепетали; затем, придя несколько в себя, они убежали и, таким образом, для жен была полная безопасность.

Мф.28:5. Отвещав же Ангел рече женам: не бойтеся выАнгел же, обратив речь к женщинам, сказал: не бойтесь…

«Не бойтеся вы», но пусть боятся они, т.е. стражи и все враги Господа. Итак, прежде всего освободил их от страха и словами и видом, а затем говорит о Воскресении.

Мф.28:5. Вем бо, яко Иисуса распятаго ищете. Ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого.

Не стыдится называть распятым своего Владыку, потому что для всех распятых прежде Него крест был бесчестием, так как служил свидетельством их злодеяний, а для Него был скорее славою, так как служил свидетельством благодеяний Его людям, ради чего Он и осужден был на крест.

Мф.28:6. Несть зде: воста бо, якоже рече: приидите, видите место, идеже лежа Господь. Его нет здесь – Он воскрес, как сказал. Пойдите, посмотрите место, где лежал Господь.

Этими словами Ангел показал, что он отвалил камень собственно ради них, чтобы они посмотрели.

Мф.28:7. И скоро шедше рцыте учеником Его, яко воста от мертвых, и се варяет вы в Галилеи: тамо Его узрите. И пойдите скорее, скажите ученикам Его, что Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее; там Его увидите…

«Варяет», т.е. придет прежде вас. Повелевает им идти в Галилею, где они могли встретить Иисуса Христа, не боясь иудеев.

Мф.28:7. Се, рех вам. Вот, я сказал вам.

Т. е. обо всем; или иначе: вот я дал вам повеление относительно учеников; не пренебрегайте же этим повелением. Итак, Ангел этот говорил женам все вышеприведенное, сидя вне гроба на камне. А когда он не смеющих приблизиться жен пригласил войти во гроб (на что указывают слова: «приидите, видите место, идеже лежа Господь»), тогда они вошли. Но Матфей, сказав обо всем до входа жен во гроб, все последующее опустил, а Марк и Лука, пропустив все до входа жен во гроб, повествуют о последующем. И это в особенности возбуждает недоумение у тех, которые не достаточно вникают в это. Марк (Мк.16, 5–7) говорит: «и вшедшя во гроб, видеша юношу седяща в десных, одеяна во одежду белу: и ужасошася. Он же глагола им: не ужасайтеся. Иисуса ищете Назарянина распятаго: воста, несть зде: се, место, идеже положиша Его: но идите, рцыте учеником Его и Петрови, яко варяет вы в Галилеи: тамо Его видите, якоже рече вам». Так как Ангел, сидящий вне гроба, сказал женам войти, то войдя во гроб, они увидели другого Ангела, сидящего на правой стороне, и вероятно, увидев его совершенно неожиданно, изумились. Но он говорит им: «не ужасайтесь» и т.д. И как Ангел, находившийся вне гроба, так и находящийся внутри его, сначала освобождает их от изумления, а потом говорит о Воскресении. Тот был страшен, конечно, ради стражей, а этот не был таким, конечно, ради жен; поэтому, увидев первого они испугались, а увидев второго – изумились. Присоединил имя Петра, чтобы он знал, что за искреннее раскаяние ему прощено падение чрез троекратное отрицание, и чтобы несколько успокоился, так как он был объят сильной печалью. Присоединив: «якоже рече вам», напомнил то, что говорил им Иисус Христос на горе Елеонской: «по Воскресении же Моем варяю вы в Галилеи», как сказал Матфей в двадцать шестой главе (ст. 32). Лука (Лк.24, 3–8) написал: «и вшедше не обретоша телесе Господа Иисуса. И бысть не домышляющымся им о сем, и се, мужа два стаста пред ними в ризах блещащихся. Пристрашным же бывшым им и поклоньшым лица на землю, рекоста к ним: что ищете живаго с мертвыми; несть зде, но воста: помяните, якоже глагола вам, еще сый в Галилеи, глаголя, яко подобает Сыну Человеческому предану быти в руце человек грешник, и пропяту быти, и в третий день воскреснути. И помянуша глаголы его». Ангел, сидящий на правой стороне гроба, сказав к женам то, что написал Марк, вышел. Это обстоятельство, опущенное Марком, в сопоставлении с повествованием Луки, опять-таки порождало недоумения. Когда жены не нашли тела Господа Иисуса, то недоумевали, что случилось с ним, так как они не могли еще поверить, что Он воскрес. Когда же они, таким образом, находились в недоумении, то предстали пред ними два вышеуказанных Ангела, один, конечно, тот, которого они видели вне гроба, а другой тот, которого они видели внутри его; но только Ангелы эти переменили одежды свои на блистающие, чтобы вследствие легкости этой перемены жены скорее увидели в них Ангелов Божиих. Так как жены устрашились нового их вида и не могли даже смотреть на них вследствие блистания одежд их, то Ангелы сказали к ним, хотя уже не так кротко, как прежде, но с некоторым порицанием вследствие неверия их: «что ищете живаго с мертвыми?» т. е. как мертвого (такое значение имеют слова – «с мертвыми»); зачем ищете воскресшего, как невоскресшего? «Несть зде, но воста». Затем, чтобы еще больше убедить жен в Воскресении, Ангелы напоминают им слова Господа, говоря: «помяните, якоже глагола вам, еще сый в Галилеи, глаголя, яко подобает Сыну Человеческому предану быти в руце человек грешник, и пропяту быти, и в третий день воскреснути». Далее евангелист говорит, что они вспомнили слова Его, показывая этим, что они после этого уверовали. Матфей в семнадцатой главе (22 и 23 ст.) написал, что во время пребывания в Галилее Иисус Христос сказал к ним: «предан имать быти Сын Человеческий в руце человеком, и убиют Его, и в третий день востанет». Не дают теперь Ангелы никакого повеления относительно апостолов, потому что они уже дали это повеление.

Мф.28:8. И изшедше скоро от гроба со страхом и радостию велиею, текосте возвестити учеником Его. И, выйдя поспешно из гроба, они со страхом и радостью великою побежали возвестить ученикам Его.

Хотя Матфей не упомянул о том, что жены вошли во гроб, но сказав теперь, что они вышли, ясно показал, что прежде они вошли. Вышли со страхом, потому что видели там необычайное, а с радостью, потому что слышали радостное. Марк (Мк.16, 8) сказал: «и изшедшя, бежаша от гроба: имяше же их трепет и ужас: и ни комуже ничтоже реша: бояхубося». Смотри, как эти жены не противоречат сказанному. Выйдя поспешно из гроба, как сказал Матфей, они побежали, как сказал Марк, чтобы иудеи, увидев их, не подумали, что они украли Иисуса Христа. Если Матфей сказал, что жены испытывали страх и радость, а Марк, что их объял трепет и ужас, то в этом нет противоречия. Трепет у них явился от страха, – а относительно радости Марк умолчал, или, может быть, обозначил ее словом – ужас, потому что она иногда может перейти в ужас. Ничего не сказали никому из посторонних людей, встречающихся с ними по пути; а апостолам они возвестили все, лишь только пришли к ним, как сказал Лука (Лк.24, 9). Причиною, почему жены ничего никому не сказали, служил страх пред иудеями, чтобы они, услышав, что жены рассказывают о Воскресении Иисуса Христа, не убили их.

Мф.28:9. Егда же идясте возвестити учеником Его, и се, Иисус срете яКогда же шли они возвестить ученикам Его, и се, Иисус встретил их и…

Те, которые раньше всех прошли, прежде всех видят Господа и получают такую награду за свое усердие.

Мф.28:9. Глаголя: радуйтеся. ...сказал: радуйтесь!

Дает радость им, осужденным на печаль за древнее преслушание. Заговорил, чтобы они еще более узнали Его по голосу, и первый голос Его благовествовал радость.

Мф.28:9. Оне же приступльше ястеся за нозе Его, и поклонистеся Ему. И они, приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему.

Жены из любви и уважения к Иисусу Христу ухватились за Его ноги, а Он не возбранил этого, предоставляя им возможность чрез прикосновение убедиться в том, что это был не призрак.

Мф.28:10. Тогда глагола има Иисус: не бойтеся. Тогда говорит им Иисус: не бойтесь...

И Сам прежде всего уничтожает в них страх, а затем дает повеление относительно учеников, убеждая этим, что Ангелы, прежде им явившиеся и давшие то же повеление, были Ангелы Его.

Мф.28:10. Идите, возвестите братии Моей, да идут в Галилею, и ту Мя видят. ...пойдите, возвестите братьям Моим, чтобы шли в Галилею, и там они увидят Меня.

Воспользовался женами, как апостолами для апостолов, почтив таким образом обесчещенный обольщением от змия род. И так как некогда жена была для мужа вестницей печали, то теперь жены становятся для мужей вестницами радости. Братьями назвал апостолов, или по причине Своего вочеловечения, – а все люди друг другу – братья, – или же из уважения к ним.

Мф.28:11. Идущема же има, се, нецыи от кустодии пришедше во град, возвестиша архиереом вся бывшая. Когда же они шли, то некоторые из стражи, войдя в город, объявили первосвященникам о всем бывшем.

«Нецыи», т.е. поставленные ими в качестве стражей, или – главнейшие из них.

Мф.28:12–13. И собравшеся со старцы, совет сотвориша, сребреники доволны даша воином, глаголюще: рцыте, яко ученицы Его нощию пришедше украдоша Его, нам спящым. И сии, собравшись со старейшинами и сделав совещание, довольно денег дали воинам, и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали.

Прежде купили смерть Иисуса Христа, а теперь покупают истину Его Воскресения и заглушают свою совесть; им не стыдно пред стражами совершать свои злодеяния, скрывать истину, выдумывать ложь и выставлять свидетелями лжи тех, которые были свидетелями истины.

Мф.28:14. И аще сие услышано будет у игемона, мы утолим его и вас безпечальны сотворим. И, если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его, и вас от неприятности избавим.

Убедите его, как слишком слабого; а если бы он был с более твердым характером, то вы не убедили бы его, потому что слова ваши совершенно не убедительны. Ради какой выгоды ученики украли бы тело Иисуса Христа? Как они скрылись бы от стольких стражей и других лиц, находившихся возле гроба? Каким образом подвергли бы себя столь великой опасности робкие люди, из которых первоверховный, убоявшись женщины, отрекся от Учителя, а остальные, увидев, что Он связан, разбежались? Если они могли украсть Его без всякой опасности в первую ночь, когда никто не охранял гроба, то зачем они предпочли бы лучше с великою опасностью красть во вторую ночь, когда возле гроба находились стражи? Но смотри, как бессмысленные иудеи действовали во всем против самих себя, как мы и выше показали. Если бы они не приставили стражей, то еще могли бы говорить, что-либо о краже, а теперь у справедливых судей они ничего не могут сделать, потому что со всех сторон заставляют их молчать.

Мф.28:15. Они же приемше сребреники, сотвориша, якоже научени быша. И промчеся слово сие во иудеех даже до сего дне. Они, взяв деньги, поступили, как научены были; и пронеслось слово сие между Иудеями до сего дня.

Если серебро победило ученика, то, тем более, воинов. Великое, в самом деле, зло – сребролюбие, и оно служит причиною великих зол. Пронесшимся словом называет слух о том, что ученики украли тело Иисуса Христа. Лука относительно жен сказал (Лк.24, 9): «и возвращшяся от гроба, возвестиша вся сия единомунадесяте и всем прочым», т.е. семидесяти ученикам. Затем перечисляет их, говоря: «бяше же Магдалина Мариа и Иоанна и Мариа Иаковля, и прочыя с ними, яже глаголаху ко Апостолом сия» (Лк.24, 10). Матфей (Мф.28, 1) вписал Марию Магдалину и Марию, мать Иакова и Иосии, не потому, что они были одне, но потому что они были замечательнее остальных, бывших с ними. Марк (Мк.16, 1) отметил и Саломию; а Лука (Лк.24, 10) не назвал по имени Саломии, но указал еще Иоанну, а присоединив: «и прочыя с ними», разумел Саломию и некоторых других. После вышеприведенного перечисления жен, Лука (Лк.24, 11) опять присоединил: «и явишася пред ними яко лжа глаголы их, и не вероваху им». После этого начинается то, что рассказал один только Иоанн (Ин.20, 1 и след.) о Марии Магдалине и что не упомянуто другими. Так как слова жен показались апостолам пустыми и они не поверили им, то Мария Магдалина, подумав про себя, что, может быть, в самом деле они обманулись и что все слышанное и виденное ими было призраком (хотя более рассудительным эти слова не показались пустыми), Мария Магдалина не успокоилась, но тотчас же одна побежала ко гробу, когда еще было темно, думая найти гроб запертым. Видев, что камень отвален от гроба, Мария не припоминала себе ничего из того, что случилось прежде, потому что весть обо всем этом была отвергнута учениками. Но она подумала, что тело Иисуса Христа переложено Иосифом в более безопасное место. Поэтому она бежит и приходит к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус, и говорит им: «взяша Господа от гроба, и не вем, где положиша Его» (Ин. 20, 2). Затем произошло то, что написал Иоанн. Таким образом открывается полная гармония между всеми евангелистами и одна цельная история, особенно после изъяснения их изречений в соответственном порядке. Что опустил один евангелист, о том сказал другой. Божественная благодать устроила так для того, чтобы и отсюда было ясно, что они писали не по предварительному условию и уговору.

Мф.28:16. Единии же надесяте ученицы идоша в ГалилеюОдиннадцать же учеников пошли в Галилею...

Они ушли не тотчас, потому что Иисус Христос явился ученикам еще в Иерусалиме в тот же самый день, в который воскрес из мертвых. Об этом свидетельствуют Марк (Мк.16, 14) и Лука (Лк.24, 36), но еще яснее написал Иоанн (Ин.20, 19–20). Он говорит, что после того, как возвратилась к ученикам Магдалина, «сущу же позде, в день той во едину от суббот, и дверем затворенным, идеже бяху ученицы (Его) собрани, страха ради Иудейска, прииде Иисус и ста посреде и глагола им: мир вам. И сия рек, показа им руце (и нозе) и ребра Своя. Возрадовашася убо ученицы, видевше Господа» и т.д. Итак, очевидно, что ученики только после этого пошли в Галилею. Однако, обещая ученикам явиться в Галилее и явившись им в Иерусалиме, Иисус Христос не солгал, как безумно сказал Юлиан Отступник, но исполнил и то обещание, явившись потом им в Галилее, и даровал им другую милость, заранее явившись им в Иерусалиме, чтобы рассеять их печаль и подтвердить слова жен и других, видевших Его воскресшим. Итак, Матфей опустил то, что произошло до тех пор, пока ученики отправились в Галилею, а другие евангелисты написали и об этом, Марк – короче, Лука обширнее, а Иоанн еще подробнее.

Мф.28:16. В гору, аможе повеле им Иисус...на гору, куда повелел им Иисус...

Т.е. куда повелел им идти через женщин, как выше было сказано; или куда обещал им, когда сказал: «по Воскресении же Моем варяю вы в Галилеи» (Мф. 26, 32). Но в Галилею Иисус Христос назначил ученикам идти, а относительно горы ничего не написано. Вероятно, однако же, что Он или сказал им самим, или указал чрез женщин, хотя это и не написано. Кроме того, и самая гора была им хорошо известна, так как они часто пребывали там ради спокойствия.

Мф.28:16. И видевше Его, поклонишася Ему...и, увидев Его, поклонились Ему...

Увидев, конечно, там в Галилее, потому что Он пришел туда раньше их.

Мф.28:17. Ови же усумнешася. ...а иные усомнились.

Некоторые из них усомнились, боясь обмануться. Не следует и спрашивать, кто именно были эти некоторые, потому что здесь не указаны; нужно только знать, что и эти убедились, когда Иисус Христос подошел к ним.

Мф.28:18. И приступль Иисус, рече им, глаголя: дадеся Ми всяка власть на небеси и на земли. И, приблизившись, Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле.

Дана Мне, как человеку, такая власть, какую Я имел, как Бог.

Мф.28:19. Шедше убо научите вся языкиИтак, идите, научите все народы...

Вполне полагаясь на данную Мне власть. Сказав: «вся языки», разумел и народ еврейский. Марк (Мк.16, 15) сказал яснее: «шедше в мир весь, проповедите Евангелие всей твари»; а Лука (Лк.24, 47) еще подробнее: «и проповедатися во имя Его покаянию и отпущению грехов во всех языцех, наченше от Иерусалима». Незлопамятен был Господь по отношению к кающимся. Когда Он воскрес и являлся ученикам, то не только не упомянул о том, что претерпел от иудеев, но даже не упрекнул ни Петра в отречении, ни остальных учеников в бегстве.

Мф.28:19. Крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа. ...крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа...

Вот наставление относительно Крещения и обучения. Одно имя у трех Лиц указывает на одно естество Святой Троицы. Имя разумей или Сый, или Бог, или другое какое-либо неизреченное; поэтому крестящие говорят только во имя, ничего другого не присоединяя.

Мф.28:20. Учаще их блюсти вся, елика заповедах вам...уча их соблюдать все, что Я повелел вам...

Вот опять наставление относительно жизни. Для спасения не достаточно только Крещения и обучения, если к тому не присоединится и достойная Бога жизнь.

Мф.28:20. И се, Аз с вами есмь во вся дни...и се, Я с вами во все дни...

Внушая им еще большую смелость, сказал: «и се, Аз с вами есмь», содействуя вам, разрушая все препятствия и сохраняя вас.

Мф.28:20. До скончания века. Аминь. ...до скончания века. Аминь.

Сказал так не потому, что после этого Он не будет с ними, но потому, что будет пребывать с ними не таким образом, как теперь, но выше, и так, как прилично Богу. Это показывает, что Иисус Христос был не только с учениками Своими, но пребывает и со всеми последователями их, так как апостолы не могли пребыть до скончания века. Через посредство бывших в то время учеников Он возвестил эту радость и их последователям, беседуя со всеми верующими как бы с одним телом. Вознесся на небо Иисус Христос не тотчас, но спустя некоторое время, как это можно узнать от других евангелистов. От Воскресения Своего до Вознесения в продолжение сорока дней Иисус Христос являлся ученикам и говорил с ними; затем с горы, находящейся в Иудее и называемой Елеонскою, Он вознесся на небо, как повествует книга Деяний святых апостолов (Деян.1:3, 9). Да сподобимся же и мы, достойно Евангелия учащие, живущие и совершенствующие себя наследовать Царство, обещанное в Евангелии совершенным, благодатью всесовершенного Царя Господа нашего Иисуса Христа, Которому подобает слава и поклонение с безначальным и присносущным Отцом, с собезначальным и соприсносущным Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


 Часть 2Часть 3