Евфи́мий Зигавинос (Зигабе́н)

Толкование Евангелия от Матфея

Часть вторая. Главы XI-XX

Глава XI

Мф.11:1. И бысть, егда соверши Иисус заповедая обеманадесяте ученикома Своими, прейде оттуду учити и проповедати во градех их. И когда окончил Иисус наставления двенадцати ученикам Своим, перешел оттуда учить и проповедовать в городах их.

«Заповедая», т.е. наставляя и повелевая. Перешел оттуда, чтобы учить и проповедовать в городах учеников, из которых они происходили (Или: "их", т.е. иудеев).

Мф.11:2–3. Иоанн же слышав во узилищи дела Христова, посла два от ученик своих, рече Ему: Ты ли еси грядый, или инаго чаем? Иоанн же, услышав в темнице о делах Христовых, послал двоих из учеников своих сказать Ему: Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?

Лука (Лк.7:18) говорит, что сами ученики возвестили Иоанну о чудесах, и тогда он послал двух из них, – что показывает зависть, которую они имели в отношении ко Христу. Послал их Иоанн спросить, Он ли Тот, о пришествии Которого говорят книги пророков, не потому, что не знал этого тот, который проповедовал прежде о Нем, крестил Его своими руками, слышал свыше свидетельство о Нем, и видел сошедшего на Него, в виде голубя, Божественного Духа, но потому, что видел, что ученики его относятся с завистью ко Христу. И прежде они пришли и говорили Иоанну: «равви, Иже бе с тобою об он пол Иордана, Емуже ты свидетелствовал еси, се, Сей крещает, и вси грядут к Нему» (Ин.3:26). «равви́! Тот, Который был с тобою при Иордане и о Котором ты свидетельствовал, вот Он крестит, и все идут к Нему». Сильно любя своего учителя и желая воспользоваться его славой, ученики Иоанна негодовали, видя, что Христос прославляется. Так как Иоанн, часто наставляя, не мог, однако, убедить их, то ввиду скорой своей смерти, избрав двух, наиболее благоразумных, посылает их ко Христу с вопросом: Он ли Тот, Который должен прийти, имея при этом в виду, чтобы они уверовали, увидев чудеса, которые Христос творил. Он знал, что свидетельство дел – самое убедительное и несомненное. Поэтому и Христос, зная, для чего Иоанн послал их, совершил в это время много чудес, как говорит Лука (Лк.7:12). Если бы Иоанн послал их быть просто зрителями, то они не пошли бы. Поэтому он и представил, как причину, этот вопрос.

Мф.11:4–5. И отвещав Иисус рече има: шедша возвестита Иоаннови, яже слышита и видита: слепии прозирают и хромии ходят, прокаженнии очищаются и глусии слышат, мертвии востают и нищии благовествуют. И сказал им Иисус в ответ: пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют.

Смотри, как Он ответил не на придуманный вопрос их, а на действительную причину, по которой они были присланы. Благовествующими нищими назвал апостолов: ибо кто беднее рыбаря?

Мф.11:6. И блажен есть, иже аще не соблазнится о Мне. И блажен, кто не соблазнится о Мне.

Это сказал в особенности ради учеников Иоанна, открывая им тайну их сердца и показывая, что не скрылось от Него и то, когда они соблазнялись тем, что Он ел с мытарями и грешниками (Мф.9:14), и когда они открыто упрекали Его прежде в чревоугодии пред учениками Его, как сказано в девятой главе.

Мф.11:7. Тема же исходящема, начат Иисус народом глаголати о Иоанне. Когда же они пошли, Иисус начал говорить народу об Иоанне…

Те, исправленные (в своем заблуждении), ушли. Почему же Он не говорил об Иоанне в их присутствии? Дабы не показалось, что Он льстит Иоанну.

Мф.11:7. Чесо изыдосте в пустыню видети? трость ли ветром колеблему? ...что смотреть ходили вы в пустыню? трость ли, ветром колеблемую?

Народ, услышав вопрос Иоанна и не зная его цели, был смущен: каким образом тот, который высказал столько, и столь великих, свидетельств о Христе, теперь сомневается; народ подозревал, что Иоанн переменился. Зная это, Христос врачует такое подозрение, показывая вместе с тем, что Он – сердцеведец. Желая пристыдить, Он говорит с упреком: «чесо изыдосте в пустыню видети? трость ли ветром колеблему?» т.е. легкомысленного ли и непостоянного человека и подобно тростнику колеблющуюся мысль, – как вы думаете теперь, – или скорее наоборот – постоянного и твердого более, чем скала, как свидетельствовало о том ваше внимание к нему тогда и стечение?

Мф.11:8. Но чесо изыдосте видети? человека ли в мягки ризы облеченна? Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды?

Т. е. изнеженного, чтобы и из этого он казался слабым и легкоизменяемым; или наоборот, воспитанного сурово, как убеждали в этом его одежда и пища.

Мф.11:8. Се, иже мягкая носящии, в домех царских суть. Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских.

Но этот сначала жил в пустыне, а теперь заключен в темницу. Так как одни бывают легкомысленны от рождения, а другие становятся такими от изнеженности, то Христос привел и то, и другое и показал, что ничего этого нельзя сказать об Иоанне. Затем высказывает истинное суждение, подтверждает его истиною, и сплетает Крестителю блестящий венец похвалы.

Мф.11:9. Но чесо изыдосте видети? пророка ли? Ей, глаголю вам, и лишше пророка. Что же смотреть ходили вы? пророка? Да, говорю вам, и больше пророка.

Т.е. больше пророка. Далее говорит – почему больше; именно по причине близости его явления к пришествию Христа. И между глашатаями большими были те, которые шли вблизи царя. Больше пророка, потому что он своими глазами видел Того, о Ком пророчествовал, между тем как бывшие до него пророки видели Его только в гадании.

Мф.11:10. Сей бо есть, о немже есть писано: се, Аз посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, иже уготовит путь Твой пред Тобою. Ибо он тот, о котором написано: се, Я посылаю Ангела Моего пред лицом Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою.

После Своего свидетельства представляет и пророческое: это изречение – Малахии (Мал.3:1). Оно сказано как будто Отцом и Богом к Сыну и Богу, Ангелом (вестником) Своим Бог назвал Иоанна или потому, что он возвестил народу сказанное ему о Христе: "бысть, – говорит, – глагол Божий ко Иоанну Захариину сыну в пустыни» (Лк.3:2), или потому, что он проводил ангельскую жизнь, возвышаясь над земным и стремясь к небесному. «Пред лицем Твоим», т.е. идущего пред Тобою, как раба, который приготовит впереди Тебя путь. Путь Христов – это души людей, к которым заранее должно было прийти слово, как об этом пространнее сказали мы в третьей главе. Может он назваться более, чем пророком, и потому, что видел Того, о Ком пророчествовал, как никто другой из пророков, и не только видел, но и крестил.

Мф.11:11. Аминь глаголю вам, не воста в рожденных женами болий Иоанна Крестителя... Истинно говорю вам: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя...

Не родился, говорит, больший его между людьми, рожденными от жен. Кто другой, скрытый во мраке чрева, узнал пришедший свет и взыгранием поклонился Ему? Никто – кроме него одного; следовательно, он больше всех. И опять, кто с детства проводил столь уединенную и пустынную жизнь и избрал такой подвиг? Конечно, никто. Затем, после того как воздал похвалу Крестителю, во-первых, от стечения к нему иудеев, во-вторых, от личной его добродетели, в-третьих, от своего приговора, в-четвертых, от пророческого свидетельства, и после того как объявил его более, чем пророком и вообще большим всех людей, – врачует такое излишество похвал, чтобы не предпочитали его Христу. И смотри, что говорит:

Мф.11:11. Мний же во Царствии Небеснем болий его есть. ...но меньший в Царстве Небесном больше его.

Меньшим называет Самого Себя, потому что таким Он казался иудеям. Иоанна они считали большим, потому что он с детства удалился в пустыню и проводил необычайный образ жизни, но Христа ставили ниже, так как Он вел обычный образ жизни. Меньший же, т.е. кажущийся меньшим его, больше его в Царствии Небесном, как не только человек, но и Бог.

Мф.11:12. От дний же Иоанна Крестителя доселе Царствие Небесное нудится, и нуждницы восхищают е. От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его.

Златоуст говорит, что Царством Небесным назвал здесь веру в Себя, как залог Царства Небесного, т.е. наслаждения небесных благ. "Нудится", т.е. насильно восхищается людьми, когда они делают насилие над самими собою и побеждают нужду собственных страстей или тиранию неверия. Поясняя это, присоединил: «нуждницы восхищают е». Такое похвальное насилие началось, говорит, со дней проповеди Иоанна, провозгласившего народу: «покайтеся, приближибося Царствие Небесное». Сказал это Христос, как для похвалы Иоанну, как бы положившему начало спасению людей, – так и для побуждения слушателей употребить подобное же усилие над самими собою.

Мф.11:13. Вси бо пророцы и закон до Иоанна прорекоша. ...ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна.

Законом называет древнее законодательство, так как и в нем много предсказано о Христе, в особенности в узаконениях о жертвах, служивших прообразом и предзнаменованием той жертвы, которая должна быть принесена за мир. Итак, говорит: все пророки, т.е. пророчествовавшие о пришествии Христа, и закон, пророчествовавший о принесении в жертву овцы и агнца, продолжали эти свои пророчества до Иоанна. Даже до времени Иоанна они были пророчествами, но с этого времени они не остались уже пророчествами, а стали делами: Он сам видел исполнение их и потому, узнав Христа, назвал Его Агнцем, говоря: «се, Агнец Божий, вземляй грехи мира», «вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин.1:29). Христос сказал эти слова, чтобы, с одной стороны, и этим воздать похвалу Иоанну, так как он первый узнал исполнение тех пророчеств и так как он сам был пророк, – а с другой стороны, чтобы показать, что пришел уже Тот, о Котором пророчествовали, и не должно ожидать еще другого. Есть и другое толкование: все вообще пророки и закон, которым надлежало пророчествовать, пророчествовали иудеям до Иоанна, и он был последним из пророков; после него никто другой не пророчествовал им. Итак, ему, как последнему, должно верить, так как он много обо Мне свидетельствовал и привел ко Мне души всех, как друзья женихов приводят к ним невест. Поэтому пророк Малахия (Мал.3:1) назвал его посланным, чтобы приготовить путь Мой предо Мною.

Мф.11:14. И аще хощете прияти, той есть Илиа хотяй приити. И если хотите принять, он есть Илия, которому должно придти.

Иудеи ожидают, что Христос придет тогда, когда Илия придет и предварит Его пришествие. Есть пророчество Малахии, которое говорит: «И се, Аз послю вам Илию Фесвитянина… иже устроит сердце отца к сыну» (Мал.4:5–6). «Вот, Я пошлю к вам Илию пророка… И он обратит сердца отцов к детям».

И действительно, Илия предварит пришествие Христа, но второе; а Иоанн предварил первое. Итак, Христос говорит: если вы желаете принять то, что Я имею теперь сказать, – или принять, т.е. обратить внимание на дела, – то Иоанн и есть имеющий прийти Илия, так как он исполняет служение его. Как тот, долженствующий предварить второе Мое пришествие, обратит сердца иудеев того времени к апостолам, так как иудеи – отцы апостолов, – так и этот обращает, предваряя Мое пришествие, сердца долженствующих уверовать иудеев ко Мне, так как Я – Сын их. По человечеству Христос происходит от иудеев. И как первый Илия называется вторым предтечей, так, конечно, и первый предтеча называется вторым Илией, по сходству служения, как сказано.

Мф.11:15. Имеяй уши слышати да слышит. Кто имеет уши слышать, да слышит!

Уши разумеет здесь умственные, потому что чувственные уши имели все слушатели. Он говорит: кто имеет умственные уши, чтобы понимать, пусть понимает сказанное, т.е. что Иоанн есть Илия. Это было – загадочно: доказывая, что Иоанн есть Илия, вместе с тем доказывал, что пришел Христос. Говоря: «имеяй уши слышати да слышит», Он возбуждал их к расспрашиванию о том, что казалось загадочным.

Мф.11:16. Кому же уподоблю род сей... Но кому уподоблю род сей?

У Луки (Лк.7:31) сказано: «кому уподоблю человеки рода сего». Уподоблю, т.е. сравню. Хочет обличить недовольство иудеев.

Мф.11:16. Подобен есть детем седящым на торжищих и возглашающым другом своим. Он подобен детям, которые сидят на улице и, обращаясь к своим товарищам...

Сравнил с детьми иудеев, по причине их неразумия. Торжище – это общественное место, куда стекались отовсюду толпы народа для торговли. Друзьями их, т.е. товарищами, назвал Себя и Иоанна Крестителя, к которым возглашали, т.е. говорили иудеи.

Мф.11:17. И глаголющым: пискахом вам, и не плясасте: плакахом вам, и не рыдасте. ...говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам печальные песни, и вы не рыдали.

И говорят означенным детям эти товарищи их: «пискахом вам, и не плясасте: плакахом вам, и не рыдасте». Слова эти имеют следующий смысл: мы показали вам не трудный образ жизни, но вы недовольны, и – трудный, но вы опять недовольны. Пискать (играть на свирели) – легко, но плакать (петь плачевные песни) – тяжело. И опять: пляшущий – доволен, если кто-либо играет на свирели, и рыдающему, т.е. плачущему, легче, если кто-либо поет жалобные песни. Затем поясняет сказанное, говоря:

Мф.11:18–19. Прииде бо Иоанн ни ядый, ни пияй: и глаголют: беса имать. Прииде Сын Человеческий ядый и пияй: и глаголют: се, человек ядца и винопийца, мытарем друг и грешником. Ибо пришел Иоанн, ни ест, ни пьет; и говорят: в нем бес. Пришел Сын Человеческий, ест и пьет; и говорят: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам.

Образ жизни Иоанна был трудный и строгий, так как он не ел хлеба и не пил вина, а образ жизни Христа был не такой трудный и не столь строгий, потому что Он ел хлеб и пил вино. Оба эти рода жизни были противоположны друг другу, но ни тот, ни Другой из следовавших по ним не был угоден (иудеям): об Иоанне, по причине воздержания его от хлеба и вина, говорили, что он имеет беса; а Христа за то, что Он ел и пил, называли человеком, который любит есть и пить вино, хотя евангелист и не записал ясно этих злословий, считая достаточной настоящую речь. Подобно тому, как два охотника, желая поймать трудноуловимое животное, которое может быть поймано двумя противоположными друг другу путями, разделяют между собою эти пути, и хотя следуют по различным путям, но делают одно и то же; так и по Домостроительству Божию Иоанн проводит более строгую жизнь, а Христос – не столь строгую, чтобы принявшие того или Другого были покорны им и были уловлены тем или Другим. Конечно, пути эти противоположны, но дело – общее. А те (иудеи), как трудноуловимое животное, избегая того и Другого, поносили обоих.

Итак, спросил их: лучше ли жизнь более строгая? Но почему же вы не послушались Иоанна, указывающего вам на Христа? Или может быть – не так строгая? Но почему вы не послушались Христа, наставляющего вас на путь спасения? Почему Иоанн вел более строгий образ жизни? – потому что должно было проповеднику покаяния быть сетующим, а Подателю отпущения грехов – быть радостным. Притом, Иоанн ничего более не показал иудеям, кроме одной только своей жизни: Иоанн, говорится, «знамения не сотвори ни единаго» (Ин.10:41); а о Христе свидетельствовали и Его Божественные чудеса.

Кроме того, зная, что люди немощны, Христос снисходит к ним, чтобы они приобрели отсюда больше пользы. Посему, согласно с Домостроительством, Он приходил к трапезам мытарей и защищался от порицателей, говоря: «не приидох бо призвати праведники, но грешники на покаяние» (Мф.9:13).

Однако Он не оставлял в пренебрежении и строгого образа жизни, так как обитал в пустыне со зверями (Мк.1:13) и постился сорок дней, как выше было сказано. Равным образом, приступая к трапезам, Он ел и пил воздержанно, благоговейно и свято.

Мф.11:19. И оправдися премудрость от чад своих/ И оправдана премудрость чадами ее.

«Оправдися», т.е, признана праведною, или достойна удивления Божественная мудрость, устроившая так, что Христос и Иоанн шли различными противоположными путями для одной и той же пользы людей. Достойна удивления от чад своих, или разумеющих ее; а чада премудрости – мудрые. Или: «оправдися», т.е. признана праведною и безупречною, так как сделала все, что должна была сделать, и всевозможным способом пользовалась для спасения их.

Мф.11:20. Тогда начат Иисус поношати градовом, в нихже быша множайшыя силы Его, зане не покаяшася Тогда начал Он укорять города, в которых наиболее явлено было сил Его, за то, что они не покаялись.

«Поношати», т.е. сетовать (об их несчастии), так как сетование это и есть поношение; силами назвал чудеса.

Мф.11:21. Горе тебе, Хоразине, горе тебе, Вафсаидо: яко аще в Тире и Сидоне быша силы были бывшыя в вас, древле убо во вретищи и пепеле покаялися быша. Горе тебе, Хоразин! Горе тебе, Вифсаида! ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они во вретище и пепле покаялись.

Содом и Гоморру впоследствии Он ставит, как известные по своему распутству; а Тир и Сидон, как обесславленные идолослужением.

Мф.11:22. Обаче глаголю вам: Тиру и Сидону отраднее будет в день судный, неже вам. Но говорю вам: Тиру и Сидону отраднее будет в день суда, нежели вам.

«Обаче», т.е, поэтому. К сетованию присоединяет и угрозу, чтобы они или устыдились, или убоялись.

Мф.11:23. И ты, Капернауме, иже до небес вознесыйся, до ада снидеши: зане аще в Содомех быша силы были бывшыя в тебе, пребыли убо быша до днешняго дне. И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься, ибо если бы в Содоме явлены были силы, явленные в тебе, то он оставался бы до сего дня.

Капернаум стал знаменитым, потому что в нем обитал Христос и совершил в нем много чудес. Итак, говорит: и ты, возвысившийся даже до неба по своей славе, снизойдешь даже до ада, по своему бесславию. «До неба» – показывает величие славы, «до ада» – величие бесславия. Усилением обвинения и доказательством чрезмерного зла было сказать, что они хуже не только современных грешников, но и когда-то бывших.

Мф.11:24. Обаче глаголю вам, яко земли Содомстей отраднее будет в день судный, неже тебе. Но говорю вам, что земле Содомской отраднее будет в день суда, неже ли тебе.

«Вам» – сказано жителям этого города, а «тебе» – самому городу.

Мф.11:25. В то время отвещав Иисус рече: исповедаютися, Отче, Господи небесе и земли, яко утаил еси сия от премудрых и разумных и открыл еси та младенцем. В то время, продолжая речь, Иисус сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам.

Слово «отвещать» имеет много значений. Иногда оно стоит в начале, как здесь: «Отвещав Иисус рече: исповедаютися Отче, Господи небесе и земли», хотя нет впереди вопроса. Иногда оно отвечает на вопрос, как например: «Отвещав же Симон Петр рече: Ты еси Христос, Сын Бога Живаго» (Мф.16:16), так как этому предшествовал вопрос. Иногда также обозначает непрерывность речи; когда Хананеянка сказала: «ей, Господи: ибо и пси ядят от крупиц падающих от трапезы господей своих. Тогда отвещав Иисус рече ей: о, жено, велия вера твоя: буди тебе якоже хощеши» (Мф.15:27–28). Кроме того, обозначает увещание: «отвещав же Петр рече Ему: скажи нам притчу сию» (Мф.15:15). Иногда ставится, как излишнее: «отвещав же Петр рече Ему: аще и вси соблазнятся о Тебе, аз никогдаже соблажнюся» (Мф.26:33). Марк пропустил: «отвещав» и сказал: «Петр же рече Ему» и т.д. (Мк.14:29). Иногда же обозначает и вопрос: «Отвеща им Иисус: не Аз ли вас дванадесяте избрах?» (Ин.6:70). Исповеданием называет здесь благодарение; премудрыми и разумными – книжников и фарисеев, которые были такими в глазах народа; младенцами – апостолов по их незлобию, простоте и невинности. Благодарю, говорит, Тебя за то, что Ты скрыл тайны веры от мудрых и разумных, которые не хотели познать их, и открыл их младенцам, которые приняли их. Возблагодарив Отца, показал, что Он есть Сын, посланный от Него, а воздав эту благодарность от имени верующих, показал, какую любовь Он имеет к ним. Эту же благодарность воздал Он Богу и за семьдесят апостолов, когда они возвратились к Нему, как сказал Лука.

Мф.11:26. Ей, Отче, яко тако бысть благоволение пред Тобою. Ей, Отче! Ибо таково было Твое благоволение.

Да, я благодарю Тебя, Отче, потому что таково было Твое благоволение, или: так Тебе угодно было; т.е. потому что Тебе угодно было удалить эти тайны как от недостойных, от тех, которые сами удалились от них, и открыть, как достойным, тем, которые сами приходят к ним. И это вполне справедливо. Но чтобы из Его благодарения Отцу люди не заключили, что Он не так всемогущ и чужд природы Отца, говорит:

Мф.11:27. Вся Мне предана суть Отцем Моим... Все предано Мне Отцем Моим…

Все, конечно, что принадлежит Отцу, потому что и в другом месте говорит: «вся, елика имать Отец, Моя суть», «все, что имеет Отец, есть Мое» (Ин.16:15). Если Ему передано все, то Он есть Господь всего, а если Он есть Господь всего, то, конечно, равен Отцу.

Слово «предана» понимай, как прилично Божественному достоинству, а не так, что Он не имел этого прежде, но получил впоследствии; ничто не предшествовало Ему, ни даже Сам Отец, но вместе Отец, вместе Сын и вместе Господь всех. Но говорит Он обыкновенно так, сообразно с целями Домостроительства, воздавая почтение Отцу. Это объяснение имей в виду в подобных случаях.

Мф.11:27. И никтоже знает Сына, токмо Отец: ни Отца кто знает, токмо Сын... И никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына...

Познание разумеет не общее простое, а познание, сообразное с их природою. Что есть Отец и Сын, это знаем мы все, верующие, но кто такой Отец по Своей природе и кто – Сын, этого никто не знает. Лука говорит: «никтоже весть, кто есть Сын, токмо Отец: и кто есть Отец, токмо Сын» (Лк.10:22). Итак, Христос сказал это, яснее показывая равенство с Отцом: если только Они одни имеют равное знание один о другом, то, конечно, Они равны.

Мф.11:27. И емуже аще волит Сын открыти. ...и кому Сын хочет открыть.

И это указывает на равенство. Если открывает Отец, как выше сказано, то открывает и Сын, следовательно, они равны. Откроет достойным природу Отца в будущем веке. Если откроет природу Отца, то, конечно, откроет и Свою, и Духа Святого, потому что она – одна и та же у Троицы. Говоря: «никтоже знает», разумел тварей, но Духа Святого, как не сотворенного, конечно, не включал сюда. Но почему же не сказал ясно и о Нем? Потому что еще не пришло время учить о Нем. Необходимо, чтобы прежде напечатлено было в умах учеников познание Сына, а затем было открыто им и о Святом Духе.

Мф.11:28. Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы. Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас.

Трудящиеся над совершением греха, и обремененные его тяжестью. Видишь ли, как Он показал, что грех имеет и труд, и бремя? Труд имеет прежде совершения, а бремя – после него.

Можно сказать и иначе: трудящиеся над тщетным и обремененные заботами о нем. «И Аз упокою вы», т.е. освобожу и от этого труда, и от этого бремени.

Мф.11:29. Возмите иго Мое на себе... Возьмите иго Мое на себя...

Игом назвал – Свои евангельские заповеди, потому что они подобно игу (ярму) налагаются на подходящих к ним и связывают их как между собою, так и с возницею – Христом.

Мф.11:29. И научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем... ...и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем...

Кротостью называет здесь смирение, потому что кротость есть часть смирения. Поэтому сказав: «яко кроток есмь», пояснил то, что сказал. И обрати внимание на прибавление: не сказал только «смирен», но «смирен сердцем», т.е. смирен душою, волею. Смирение, вынуждаемое обстоятельствами, бесполезно, как наружное и непроизвольное. Выставил им смирение, как корень всякой добродетели, а в примере поставил Самого Себя, чтобы речь легче была воспринята.

Мф.11:29. И обрящете покой душам вашим. ...и найдете покой душам вашим.

Смиренномудрый все, что ни терпит, думает, что терпит не без причины и не смущается. Но некоторые здесь разумеют покой вечный.

Мф.11:30. Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть. Ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко.

Иго назвал также бременем; игом – по вышеуказанной причине, а бременем по причине тяжести для непривычных. Итак, смотри, каким образом и сказал иго, и назвал его благим. Сказал бремя и назвал его легким, чтобы ты не презирал его, как легкое, и не избегал, как трудного. Найди также в седьмой главе (ст. 14) объяснение слов: «узкая врата», и «тесный путь вводяй в живот».

Глава XII

Мф.12:1. В то время иде Иисус в субботы сквозе сеяния... В то время проходил Иисус в субботу засеянными полями…

В субботы, т.е. в день субботний, в субботу; сеяниями называет поля, нивы.

Мф.12:1. Ученицы же Его взалкаша и начаша востерзати класы и ясти. ...ученики же Его взалкали и начали срывать колосья и есть.

Марк (Мк.2:23) сказал: «и начаша ученицы Его путь творити, востерзающе класы». Так как они проходили чрез средину засеянных полей, то прежде всего срывали колосья, чтобы можно было пройти вперед, а затем и ели сорванные колосья, «стирающе руками», как сказал Лука (Лк.6:1), т.е. растирая. Они хотели есть, так как делали это, побуждаемые голодом. Мало заботясь о теле, они все время были заняты и слушали Спасителя, а потому и взалкали.

Мф.12:2. Фарисее же видевше реша Ему: се, ученицы Твои творят, егоже не достоит творити в субботу. Фарисеи, увидев это, сказали Ему: вот, ученики Твои делают, чего не должно делать в субботу.

Лука (Лк.6:2) говорит, что они сказали так ученикам: «что творите, егоже не достоит творити в субботы?» И Христу, и ученикам говорили одно и то же эти мелочные и докучливые люди. О Христе сказал Матфей, а об учениках – Лука; и часто подобное ты найдешь. Осуждали учеников за то, что они срывали, так как это была работа, а не за то, что они ели.

Мф.12:3–4. Он же рече им: несте ли чли, что сотвори Давид, егда взалка сам и сущии с ним? Како вниде в храм Божий и хлебы предложения снеде, ихже не достойно бе ему ясти, ни сущым с ним, токмо иереем единым. Он же сказал им: разве вы не читали, что сделал Давид, когда взалкал сам и бывшие с ним? Как он вошел в дом Божий и ел хлебы предложения, которых не должно было есть ни ему, ни бывшим с ним, а только одним священникам?

В первой книге Царств (1Цар.21:1 и след.) рассказано, что Давид, преследуемый тестем своим Саулом и убегая от него, взалкал; придя в город священников Божиих Номву, он сказал, будто бы был послан царем Саулом по какой-то нужде и просил хлебов; не найдя в то время других, он, понуждаемый голодом, взял хлебы предложения (Предложение – это была трапеза в храме, на которой лежали жертвенные хлебы). Взяв эти хлебы, он ел сам и бывшие с ним. Вот история этого события.

«Не достойно бе», т.е. это не было дозволено законом. Эту историю Христос привел фарисеям в защиту Своих учеников, показывая, что они – достойны прощения по причине голода, по причине которого даже сам славнейший Давид нарушил закон о хлебах предложения. И не только он не был порицаем служившим тогда священником, но, напротив, получил их от него.

Мф.12:5. Или несте чли в законе, яко в субботы священницы в церкви субботы сквернят и неповинни суть? Или не читали ли вы в законе, что в субботы священники в храме нарушают субботу, однако невиновны?

Часто Он прибавляет: «несте ли чли», порицая их напрасный труд, так как они не разумеют того, что читают. Был закон, повелевающий не совершать никакого дела в субботу; с другой стороны, был закон, поручающий священникам приносить жертву в субботу и, по причине жертвоприношения, рубить дрова, возжигать огонь, разрезать мясо и другое подобное же делать. Так как они вообще делали, то, следовательно, сквернили, т.е. нарушали субботу; но так как дела их были священны, то поэтому они были не виновны. Итак, Христос привел историю Давида, считая учеников достойными прощения, как выше мы сказали; а настоящий пример выставил, с избытком показывая, что они вовсе невиновны.

И смотри, сколь многими доказательствами подтверждает это; прежде всего – лицом: «священницы», говорит; далее – местом: «в церкви»; потом самим делом: «сквернят»; не сказал: «нарушают», но что сильнее – «сквернят». Наконец, привел то, что составляет главное в этой речи, именно, что они невиновны.

Итак, вначале поставил не столь сильную защиту, а потом привел более сильную. Давид однажды нарушил закон о хлебах предложения по требованию обстоятельств, и ему, по снисхождению, было прощено такое преступление; но священники всякий раз нарушали закон о субботе без всякого внешнего принуждения и, однако, по закону освобождались от своего беззакония.

Мф.12:6. Глаголю же вам, яко церкве боле есть зде. Но говорю вам, что здесь Тот, Кто больше храма.

Здесь присутствует Сам Господь храма. И если священники храма, нарушающие субботу, – невиновны, то тем более ученики Самого Господа храма. Как те невиновны вследствие благовидной причины: так как они приносят жертвы и совершают священнодействия, – так точно и эти. Иудеям по причине их слабости Бог назначил один день в седмицу свободный, т.е. субботу, чтобы и сами они были свободны от других дел, и рабы их и скот имели отдых, и чтобы посвящали ее чтению закона и жертвам. Христианам же, как более крепким, Он повелел всю седмицу посвящать чтению и духовным жертвам. Тем Он запретил другие дела, чтобы они были свободны для чтения и жертвоприношения, а этим, как посвященным для духовных дел, не запретил и тех. Не нужно было связывать руки тем, которые не простирали их ни к чему худому, или учить малому тех, которые мудрствовали о великом, или жить одинаково с несовершенными уже совершенным (Но мы по преимуществу почитаем воскресный день, как в особенном смысле покой, когда Воспринявший на Себя начаток нашей бренности всецело почил от смертности и восстановил нам воскресение и бессмертную жизнь).

Мф.12:7. Аще ли бысте ведали, что есть: милости хощу, а не жертвы, николиже убо бысте осуждали неповинных. Если бы вы знали, что значит: милости хочу, а не жертвы, то не осудили бы невиновных...

Так как Он показался жестоким, сказав, «церкве боле есть зде», то направляет речь к прощению, но с упреком. И опять порицает их за незнание Писаний, говоря: если бы вы знали, что значит пророческое изречение (Ос.6:6), Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений, по которому Бог предпочел милость жертве, то вы были бы милостивы к людям настолько голодным, чтобы есть грубый хлеб, и не порицали бы невинных, если не по какой-либо другой причине, то, по крайней мере, по причине голода. Если ради жертвоприношения нарушается суббота, как сказано, то тем более ради милосердия; ибо милость больше жертвы, по указанному Божественному изречению.

Мф.12:8. Господь бо есть и субботы Сын Человеческий. ...ибо Сын Человеческий есть господин и субботы.

Опять открывает Свое Божество. Иногда Он прикрывает его по причине тупого зрения людей, постоянно всем недовольных, а иногда яснее открывает по причине острого зрения более благопристойных. Говорит: Вочеловечившийся есть Господин и субботы, как Творец и Законодатель ее. Если Я, Господин, присутствую здесь и сношу это, то напрасно вы осуждаете Моих (учеников).

В Евангелии от Марка (Мк.2:27) можно найти и другую защиту со стороны Христа: «суббота человека ради бысть, а не человек субботы ради», т.е. субботний покой узаконен для пользы человека, но не наоборот; или: и сама суббота, и все предшествующие ей дни сотворены для пользы человека.

Не должно удивляться, если один евангелист что-либо присоединяет, а другой пропускает. Не одновременно с тем, как Христос говорил, они писали Евангелия, чтобы могли помнить все слова Его, – но спустя много лет. Естественно поэтому, что они, как люди, забыли кое-что. Это объяснение имей в виду при подобного рода прибавлениях и пропусках. Часто некоторые из них пропускали что-либо ради краткости, а иногда как не существенное.

Мф.12:9. И прешед оттуду, прииде на сонмище их. И, отойдя оттуда, вошел Он в синагогу их.

Марк (Мк.3:1) сказал, что Он опять вошел в сонмище их, а Лука (Лк.6:6) говорит яснее: «бысть же и в другую субботу внити Ему в сонмище и учити».

Мф.12:10. И се, человек бе ту, руку имый суху. И вот, там был человек, имеющий сухую руку.

Лука (Лк.6:6) сказал даже, какую руку, написав: «и рука ему десная бе суха».

Мф.12:10. И вопросиша Его, глаголюще: аще достоит в субботы целити? да на Него возглаголют.И спросили Иисуса, чтобы обвинить Его: можно ли исцелять в субботы?

Подозревая, что Он опять исцелит кого-либо в субботу, они предупреждают Его вопросом, чтобы в том случае, если Он ответит, что можно, – воспользоваться этим предлогом и обвинить Его, как нарушителя (субботы); и таким образом удержать – Его от исцелений, а других – от веры в Него по причине исцелений. Они лучше желали, чтобы их единоплеменники были одержимы болезнями, чем был прославлен Христос.

Мф.12:11. Он же рече им: кто есть от вас человек, иже имать овча едино, и аще впадет сие в субботы в яму, не имет ли е и измет? Он же сказал им: кто из вас, имея одну овцу, если она в субботу упадет в яму, не возьмет ее и не вытащит?

Смотри, как Он этим примером показывает им, что они больше любят приобретения, чем людей: животных щадят, а о людях не милосердствуют. Замечай также, как Он в разных местах представляет различные основания, сообразно с обстоятельствами, нарушения субботы, чтобы мудро отменить закон и не смутить иудеев.

Мф.12:12. Кольми убо лучши есть человек овчате? Сколько же лучше человек овцы!

Когда они своим молчанием показывали, что соглашаются с Ним (так как и закон дозволял то, о чем Он спросил, и потому они не могли возражать), то сказал изъяснительно, что человек гораздо дороже овцы.

Мф.12:12. Темже достоит в субботы добро творити. Итак, можно в субботы делать добро.

Заставив их замолчать примером, заимствованным от овцы, Он отвечает на то, о чем спросил их. Марк (Мк.3:3) и Лука (Лк.6:9) говорят, что Он даже поставил человека посредине и спросил их: «достоит ли в субботы добро творити, или зло творити». Ответив им, поставил его посредине, чтобы несчастным видом смягчить ожесточение сердец их и убедить их – отвергнуть зависть и понять, что всегда хорошо врачевать страждущих. Потом Он, со Своей стороны, спросил и предложил неразрешимый вопрос. Изобличенные истиною, они молчали, но злоумышляли; поэтому Он посмотрел на них с гневом, как говорит Марк (Мк.3:5), чтобы посрамить их, скорбя об окаменении сердец их. Окаменев от зависти, оно не сжалилось над несчастным видом и не приняло слова, которому нельзя было противоречить.

Мф.12:13. Тогда глагола человеку: простри руку твою. И простре: и утвердися цела яко другая. Тогда говорит человеку тому: протяни руку твою. И он протянул, и стала она здорова, как другая.

Исцелил ее повелением, чтобы поразить их и показать, что Он – Бог. Сухую правую руку имеет всякий, кто не исполняет правого дела, т.е. добродетели.

Мф.12:14. Фарисее же шедше совет сотвориша на Него, како Его погубят. Фарисеи же, выйдя, имели совещание против Него, как бы погубить Его.

Совещались между собою. А Марк (Мк.3:6) говорит, что они совещались об этом с иродианами. Иродианы по происхождению своему были тоже иудеи, но они слишком почитали Ирода и говорили, что он – предвозвещенный пророками Христос. Так как было предсказано, что Христос придет тогда, когда отнимется князь от Иуды, а он отнялся во дни Ирода, избившего младенцев, поскольку он первым из иноплеменников царствовал над иудеями, – то предполагали, что он есть долженствующий придти Мессия. Соединившись вместе, они составили особую секту, и так как они очень любили Ирода, то и были названы иродианами. Но это – об иродианах. Об иудеях же Лука сказал (Лк.6:11), что они пришли в бешенство, и говорили между собою, что бы им сделать с Иисусом. Они не только не были устрашены, но омрачены завистью и исполнены безумия; прежде сговариваются, какое бы зло причинить Ему, а потом совещаются убить.

Мф.12:15. Иисус же разумев отыде оттуду. Но Иисус, узнав, удалился оттуда.

От злых нужно уходить и не вверяться безумию их, подвергая себя опасностям. Притом же, еще не пришло время Его смерти, и многим еще должно было получить исцеление и насладиться Его учением.

Мф.12:15–16. И по Нем идоша народи мнози, и изцели их всех: и запрети им, да не яве Его творят. И последовало за Ним множество народа, и Он исцелил их всех и запретил им объявлять о Нем.

Επετιμησεν (запрети), здесь значит: «повелел и подтвердил». Смотри, как Он и заботится о больных, и врачует зависть иудеев, повелевая не объявлять о том, что Он исцелил. Слыша об этом, иудеи часто негодовали на Него. А так как Он дал это повеление по Своему долготерпению, желая лучше скрыть Свою славу, чем довести их до большего безумия, то евангелист приводит слова пророка, который некогда предсказал о таком Его долготерпении и незлобии, и говорит:

Мф.12:17–18. Яко да сбудется реченное Исаием пророком, глаголющим: се, Отрок Мой, егоже изволих. Да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит: Се, Отрок Мой, Которого Я избрал…

Это говорит от лица Бога Отца: вот Сын Мой Единородный, «Егоже изволих», т.е. которого и предпочел всем. Так как в Иисусе Христе два естества, то слова: "Отрок Мой" – указывают на Божество, а «Егоже изволих» – на человечество. Подобный же смысл имеют и последующие слова.

Мф.12:18. Возлюбленный Мой, Наньже благоволи душа Моя... Возлюбленный Мой, Которому благоволит душа Моя.

«Возлюбленный Мой» – сказано о Божестве, а «Наньже благоволи душа Моя» – о человечестве. Он – Возлюбленный, как Единородный; к Нему (Отец) благоволил, так как был доволен Им, или – так как чрез Него Он пожелал блага, т.е. спасения людей.

И во время крещения Иисуса Христа Отец ниспослал свыше такой же голос, говоря: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, о Немже благоволих» (Мф.3:17); и там мы дали подобное же объяснение, но читай и это, чтобы яснее уразуметь. «Наньже благоволи душа Моя» – то же самое что: «о Немже благоволих». Много в таком же роде человекообразного Священное Писание Ветхого Завета говорит о Боге, по тупоумию евреев, но все это должно понимать богоприлично.

Мф.12:18. Положу дух Мой на Нем... Положу дух Мой на Него...

О вочеловечившемся Сыне сказал это, как будто о человеке, преуспевающем от посещения Всесвятого Духа; как и Лука сказал о Нем: «Отроча же растяше и крепляшеся духом, исполняяся премудрости: и благодать Божия бе на Нем» (Лк.2:40). Младенец же возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости, и благодать Божия была на Нем.

Мф.12:18. И суд языком возвестит. ...и возвестит народам суд.

Судом называет евангельский закон, который Спаситель возвестил народам чрез апостолов; или же Свой праведный суд, по которому Он принял язычников, когда иудеи отвергли Его. Это действительно – праведный суд, чтобы творение рук Его не погибло в конец.

Мф.12:19. Не преречет, ни возопиет, ниже услышит кто на распутиих гласа Его. Не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит на улицах голоса Его.

Ради этих слов привел все пророчество. Будучи долготерпеливым и незлобивым, Он не спорил против возражающих, и не вопил, когда Ему наносили обиды. Он учил не на площадях, как ищущие людской славы, но в храме, в синагогах иудейских, в пустынях, на горах и прибрежьях. Затем предсказывает также бессилие тех, которые злоумышляли против этого всемогущего Бога.

Мф.12:20. Трости сокрушенны не преломит... Трости надломленной не переломит...

Тростью назвал иудеев, как вполне бессильных против Божественной и непобедимой Его силы, и не просто тростью, но сокрушенною, для увеличения их бессилия. Говорит, что будучи в состоянии весьма легко сокрушить их, как надломленную трость, Он, однако, не сделает этого, по Своему долготерпению.

Мф.12:20. И лена внемшася не угасит... И льна курящегося не угасит...

Здесь изображает воспламенившийся гнев иудеев против Спасителя и называет льном курящимся, потому что он легко может быть потушен силою Иисуса Христа, подобно тому, как легко тушит кто-либо курящийся, т.е. воспламенившийся, лен. Под льном в этом месте мы разумеем льняную ткань. Но Он не потушит, чтобы терпеть и терпением показать Свою чрезмерную любовь к нам.

Мф.12:20. Дондеже изведет в победу суд. Доколе не доставит суду победы.

Пока не доведет до конца Своей правды (победа – это конец, а суд – правда), пока не исполнит Своей правды, пока не представит оправданий, которыми осудит иудеев и отнимет у них всякий бесстыдный предлог. После этого сокрушит их как сосуды горшечника жезлом железным (Пс.2:9) во время владычества римлян, Веспасиана и Тита, которые осадили и истребили их.

Мф.12:21. И на имя Его язы́цы уповати имут. И на имя Его будут уповать народы.

Будут уповать, потому что Он один только, призываемый в искушениях, избавит уповающих на Него.

Мф.12:22. Тогда приведоша к Нему беснующася слепа и нема: и изцели его, яко слепому и немому глаголати и глядати. Тогда привели к Нему бесноватого слепого и немого; и исцелил его, так что слепой и немой стал и говорить и видеть.

«Тогда» – обозначает иногда последовательность и порядок событий, как и выражение: в то время; но иногда то и другое указывает только на время, в которое совершилось то, о чем будет сказано. Под словом κωφος (немой) разумеем в этом месте немого (а не глухого, как в другом месте).

Мф.12:23. И дивляхуся вси народи глаголюще: еда Сей есть (Христос) Сын Давидов? И дивился весь народ и говорил: не это ли Христос, сын Давидов?

Они слышали, что пророки возвестили, что Христос придет из семени Давида.

Мф.12:24. Фарисее же слышавше реша: Сей не изгонит бесы, токмо о веельзевуле князи бесовстем. Фарисеи же, услышав сие, сказали: Он изгоняет бесов не иначе, как силою веельзевула, князя бесовского.

Они были уязвлены завистью к Его славе и потому не удержались от величайшей клеветы, приписывая веельзевулу дела Божественной природы и говоря: Он изгоняет бесов не собственною силою, а силою веельзевула, как родственного Ему и друга. И в другом случае они также говорили: «веельзевула имать» (Мк.3:22).

Мф.12:25. Ведый же Иисус мысли их, рече им... Но Иисус, зная помышления их, сказал им...

Они говорили это в себе самих, боясь народа, но Он объявил тайну их сердца, показывая этим, что Он – Бог. Смотри, что, прежде обвиненный в том же, Он не порицал их, предоставляя им возможность узнать Его могущество как из множества чудес, так и из учения; но так как они говорили опять то же и оставались без всякого исправления, то Он порицает их и изобличает неразумие их. Делает же это с кротостью, научая и нас – обличать согрешающих кротко. Самое обличение делает на основании обычных явлений, для чего берет три всем известных и несомненных примера – силы крепкой, посредственной и слабой, утверждая, что все, будет ли оно великим, посредственным или малым, если восстанет против самого себя, погибнет.

Мф.12:25. Всякое царство раздельшееся на ся запустеет... Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет...

Так как разделившиеся восстанут друг на друга.

Мф.12:25. И всяк град или дом разделивыйся на ся не станет. И всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит.

Не устоит по указанной причине.

Мф.12:26. И аще сатана сатану изгонит, на ся разделился есть: како убо станет царство его? И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его?

Если сатана, князь бесовский, насильно изгоняет простого сатану (а добровольно он никогда не оставил бы своего жилища), то, конечно, преследуемый есть враг преследующего. Значит, он разделился сам с собою, так как от него отделились подчиненные ему бесы; и каким образом устоит его царство над ними? Итак, если он князь их, то он никогда не будет разделяться с ними, изгоняя их, – никогда не будет помогать человеку против беса, никогда не обнаружит любви к человеку, будучи искони человекоубийцей.

Мф.12:27. И аще Аз о веельзевуле изгоню бесы, сынове ваши о ком изгонят? И если Я силою веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьею силою изгоняют?

После первого опровержения обвинения переходит ко второму, более ясному. Так как ученики Его уже изгоняли бесов, получив от Него силу, то этим еще более Он обличает фарисеев, которые по зависти обвиняли только Его одного, ни в чем не упрекая учеников. Сынами фарисеев назвал апостолов потому, что фарисеи поддерживали установления предков между иудеями, от которых произошли апостолы, или потому, что они были моложе (фарисеев). Итак, спрашивает: чьею силою они изгоняют (бесов)? Не силою ли веельзевула тоже? Но почему вы не обвиняете их? Если же Божиею благодатью, то значит Я – Бог, так как они Моим именем изгоняют бесов.

Мф.12:27. Сего ради тии вам будут судии. Посему они будут вам судьями.

Так как они изгоняют бесов и вы их не обвиняете, то они сами будут вашими судьями и осудят вас, но не за то, что вы совершили в своей жизни (ибо это дело одного Бога), а за эту клевету, что вы по зависти обвиняете Меня одного, оставляя их. Или: сего ради – так как они, будучи вашими сынами, узнали истину, то осудят вас – своих отцов, не желавших узнать ее.

Мф.12:28. Аще ли же Аз о Дусе Божии изгоню бесы, убо постиже на вас Царствие Божие. Если же Я Духом Божиим изгоняю бесов, то, конечно, достигло до вас Царствие Божие.

Между тем как другие евангелисты сказали: «аще ли Аз о Дусе Божии изгоню бесы», Лука (Лк.11:20) сказал: «аще ли же о персте Божии изгоню бесы». «Если же Я перстом Божиим изгоняю бесов»

Перстом Божиим здесь можно назвать Духа Святого.

Показав, что Он изгоняет бесов не силою веельзевула, вместе с тем показал, что Он изгоняет их Духом Божиим. Духом Божиим здесь называет силу Божию; поэтому Лука и сказал: перстом Божиим, т.е. рукою, а рукою Божиею мы называем силу Его. Если, говорит, Я изгоняю бесов силою Божиею, не как обыкновенный человек, но как Сын Божий, то, конечно, пришло к вам Царствие Божие (разумеет здесь Царство Свое, которое, по предсказанию пророков, должно прийти чрез Христа), потому что одному Богу свойственно изгонять бесов силою Божиею. Апостолы изгоняли их не силою Божиею, а благодатью Божиею, так как они не имели такой силы, какую имеет Бог, а только имели в себе благодать от Бога. Христос изгонял бесов одним повелением, а они изгоняли Его именем. Если же пришло к вам Царствие Божие, то зачем же вы отгоняете его, зачем противитесь своему благу? Теперь-то и есть время спасения вашего, о котором некогда предсказали пророки.

Мф.12:29. Или како может кто внити в дом крепкаго и сосуды его расхитити, аще не первее свяжет крепкаго, и тогда дом его расхитит? Или, как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного? и тогда расхитит дом его.

Продолжает приточную речь. Крепким называет бесовского князя не потому, что он таков по природе, а потому что он доселе был неограниченным тираном и угнетал ставших слабыми по своей беспечности. Сосуды его – это подчиненные ему бесы, как его орудия, потому что сосудами называются и орудия. Поэтому Лука назвал их – всем оружием его (Лк.11:22), которым он приводил в свое рабство несчастных людей. Этим примером Христос приводит к заключению, что Он не только не имеет Своим другом князя бесовского, но даже и связал его силу как величайшего врага. Отсюда следует, что как не может кто-либо войти в дом сильного и похитить сосуды, охраняемые им, если наперед не свяжет сильного, – так и Он не расхитил бы, т.е. не прогонял бы бесов, если бы прежде не связал князя, укрепляющего их.

Нужно знать, что не всегда примеры до подробности соответствуют тем предметам, для которых они берутся, но в большинстве случаев только в более сродных и главных частях.

Некоторые говорят, что сосуды бесов – это беснующиеся, которых Христос похитил у них, связав их силу. Могут быть также названы сосудами диавола все, которые совершают диавольские дела и подчиняются его желаниям.

Мф.12:30. Иже несть со Мною, на Мя есть: и иже не собирает со Мною, расточает. Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает.

И другим соображением утверждает, что князь бесовский – скорее величайший враг Его. Что он не со Христом и что не собирает с Ним, это очевидно из дел того и другого. Христос научает всякому добру, и любя людей, исцеляет больных, тот же, наоборот, научает всякому злу, и ненавидя людей, вредит здоровым. Поэтому, если он не со Христом, т.е. ни в чем с Ним не согласен, как показано, и не собирает вместе с Ним к вере, – то, конечно, против Него и, насколько может, рассеивает тех, которых собирает Христос. Сказав: «иже несть со Мною, на Мя есть», – чтобы не показаться непонятным, пояснил речь, присоединив: «и иже не собирает со Мною, расточает». К диаволу присоединил иудеев, которые были против Него и, насколько могли, рассеивали то, что Он собирал.

Мф.12:31. Сего ради, т.е. так как вы это говорите против Меня.

Мф.12:31. Глаголю вам: всяк грех и хула отпустится человеком: а яже на Духа хула не отпустится человеком. Говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам.

Не просто всякий грех и всякую хулу разумеет здесь; в последующих словах показал, какую именно хулу и грех Он разумеет. Говорит:

Мф.12:32. И иже аще речет слово на Сына Человеческого, отпустится ему: а иже речет на Духа Святаго, не отпустится ему ни в сей век, ни в будущий. Если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем.

Всякий, кто согрешит против Моего человечества, т.е. кто скажет хулу на Меня, соблазняясь тем, что Я, как человек, ем, пью, сплю, тружусь и все прочее, что свойственно человеческой природе, как человек делаю и терплю, и кто будет утверждать, что Я сделался человеком, такой, конечно, получит прощение, так как он сделал это не по зложелательству, а произносил эту хулу по незнанию истины. Но кто, видя Мои Божественные дела, которые может совершать один только Бог, припишет их веельзевулу, как вы теперь делаете, и таким образом скажет хулу против Духа Святого или против Божества (Которое здесь называет Духом Святым), – тот, как явно злонамеренный, сознательно оскорбляющий Бога и согрешающий неизвинительно, не получит прощения.

Присоединил: «ни в сей век, ни в будущий», чтобы показать, что хула на Бога есть величайшее и страшное преступление, и что некоторые люди наказываются и здесь, и там, как содомляне и иудеи. О содомлянах мы сказали в одиннадцатой главе; а иудеи и здесь потерпели наказание, когда злосчастно были осаждены римлянами, и там потерпят еще больше. Некоторые наказываются только здесь, как известный коринфский кровосмесник, преданный сатане. Некоторые только там, как известный богач, страждущий в огне. Некоторые, наконец, ни здесь, ни там, как апостолы, пророки и Иов; то, что они претерпели, было не Божие наказание, а подвиги и борьба. Итак, это – угроза тем, которые остаются нераскаянными; а тем, которые каются, разумеется, даруется прощение и здесь, и там. И многие из согрешивших в то время подобным образом, но впоследствии уверовавших, получили прощение во всем.

Мф.12:33. Или сотворите древо добро и плод его добр: или сотворите древо зло и плод его зол: от плода бо древо познано будет. Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду.

«Сотворите» вместо – назовите. Опять упрекает их за то, что обвинения их противоречивы и противоестественны. Так как они не осуждали самого изгнания бесов, – хотя были и слишком бесстыдны, – а порицали изгоняющего, то приточно обличает их в том, что дело они считали добрым, а совершающего это дело – злым; это противоречие и бесстыдство.

Деревом, конечно, называет Самого Себя, а плодом – Свое дело, – и как бы так говорит: или назовите делающего – хорошим, и дело его хорошим, или – делающего худым и дело его худым. По делу своему узнается делающий: по хорошему – хороший, по худому – худой. В седьмой главе Он показал, что хорошее дерево не может приносить худых плодов; равным образом, худое дерево не может приносить хороших плодов.

Мф.12:34. Порождения ехиднова, како можете добро глаголати, зли суще… Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы?

Не удивительно, если вы произносите такую хулу. Будучи злыми, вы не можете говорить хорошего. Затем и естественным образом доказывает, почему они не могут.

Мф.12:34. От избытка бо сердца уста глаголют. Ибо от избытка сердца говорят уста.

Когда сердце преисполнено злобы, то от избытка ее по необходимости изливается зло, т.е. злая речь. Подобно тому как изрыгающие вначале усиливаются удержать вырывающуюся мокроту внутри, но когда внутренность переполняется, они пересиливаются и извергают избыток ее, так точно и питающие в себе злые помышления. Называет их ехидниными порождениями, как и Иоанн Креститель в третьей главе (7 ст.). Там же найди и объяснение этого.

Мф.12:35. Благий человек от благаго сокровища износит благая: и лукавый человек от лукавого сокровища износит лукавая. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое.

Здесь показывает, что от избытка сердца говорят уста не только злых людей, но и добрых. Сокровищем называет избыток и источник добра и зла; благая и лукавая, т.е. добрые и злые речи.

Мф.12:36. Глаголю же вам, яко всяко слово праздное, еже аще рекут человецы, воздадят о нем слово в день судный. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда.

Праздным называет исполненное клеветы и лжи, или излишнее и вредное; а словом – оправдание и обвинение. Немаловажным средством к исправлению служит не только оправдание и обвинение, но и угроза, – что часто Он делает.

Мф.12:37. От словес бо своих оправдишися и от словес своих осудишися. Ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься.

За добрые будешь оправдан, а за злые – осужден.

Мф.12:38. Тогда отвещаша нецыи от книжник и фарисей, глаголюще: Учителю, хощем от Тебе знамение видети. Тогда некоторые из книжников и фарисеев сказали: Учитель! хотелось бы нам видеть от Тебя знамение.

Когда следовало бы преклонить голову, когда надлежало исполниться удивлением, они все-таки остаются бесстыдными; Кого по безрассудной дерзости недавно называли имеющим беса, теперь льстиво называют Учителем, и после стольких чудес желают видеть знамение, конечно, не с целью уверовать, а поставить в затруднение Господа. Не будучи в состоянии возражать Ему, так как Он всегда легко изобличал их, они переходят к делам. Лука (Лк.11:16) говорит: «друзии же искушающе, знамения от Него искаху с небесе». «А другие, искушая, требовали от Него знамения с неба».

Они предполагали, что земные знамения Он совершал волшебством, а знамения с неба, конечно, не может совершить, не будучи Богом. И в другом случае они говорили: «несть Сей от Бога Человек» (Ин.9:16), не от Бога Этот Человек.

Мф.12:39. Он же отвещав рече им: род лукав и прелюбодей знамения ищет... Но Он сказал им в ответ: род лукавый и прелюбодейный ищет знамения...

Пока они поносят Его, Он кротко беседует с ними, а когда льстят, отвечает сурово, так как ни побеждается гневом, ни смягчается лестью. Порицает их за лукавство предков, как достойное порождение. Лукавым назвал род их, как издревле неверный и искушающий. И Давид сказал: «и не вероваша чудесам Его» (Пс.77:32), и опять: «и искусиша и преогорчиша Бога Вышняго» (Пс.77:56). Назвал прелюбодейным родом за отпадение от Бога предков, которые некогда оставили веру в Бога и прилепились к демонам. Св. Писание Ветхого Завета и идолослужение называет прелюбодеянием, – что часто можно находить в книгах пророков.

Мф.12:39. И знамение не дастся ему, токмо знамение Ионы пророка. И знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка.

Не дастся, потому что он ищет знамения не по вере, а по лукавству, искушая. Но зачем Он впоследствии сотворил знамение? Сотворил, но не для них, потому что они были ослеплены, а для пользы других. Знамением пророка Ионы называет Свое Воскресение из гроба после трех дней и трех ночей. Об этом предсказывает, чтобы после Воскресения иудеи вспомнили, что Он предсказал и Воскресение, с точностью обозначив дни и ночи Своего погребения. И действительно, впоследствии, когда Он находился во гробе, архиереи и фарисеи собрались к Пилату, говоря: «господи, помянухом, яко лстец он рече, еще сый жив: по триех днех востану» (Мф.27:62–63). Воскресение Свое назвал знамением пророка Ионы – по сходству, которое и объясняет, говоря:

Мф.12:40. Якоже бо бе Иона во чреве китове три дни и три нощы, тако будет и Сын Человеческий в сердцы земли три дни и три нощы. Ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи.

Действительно, это было знамение, и знамение необычайное, так как никогда не бывало такого Воскресения из мертвых. Это знамение дано было неверующим иудеям, т.е. совершено было пред ними это чудо, чтобы они вполне уверились, что Христос есть Всемогущий Бог, – чтобы сама совесть жестоко мучила их, как всегда противящихся Богу, и подсказывала, что и в будущем их постигнут бедствия. Сердцем земли называет глубину ее, так как гроб был высечен в ее глубине. Пробыл под землею трое суток, чтобы все уверились, что Он действительно умер (Или: сердце земли – это гроб).

Мф.12:41. Мужие ниневитстии востанут на суд с родом сим и осудят его, яко покаяшася проповедию Иониною: и се, боле Ионы зде. Ниневитяне восстанут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной; и вот, здесь больше Ионы.

С одной стороны, как Всеведущий, предсказывает их нераскаянность даже после такого Воскресения, с другой – устрашает их. Когда мы обыкновенно говорим, что тот или другой осудит нас на будущем суде, то, конечно, не в том смысле, что он будет судить нас, потому что Судьей всех будет один Христос, но в том смысле, что дела его, по сравнению с нашими, будут упрекать нас. Этому обыкновению следовал и Христос. Сказал: «и се, боле Ионы зде», потому что Иона – раб, а Христос – Владыка; тот исшел из чрева китова, а Этот из ада; тот проведовал против воли, а Этот – добровольно; тот был пришлец, а Этот – сродник по плоти; тот предсказал разрушение, а Этот – Царство Небесное; тот не совершил никакого знамения, а Этот – бесчисленное множество; о том никто не предсказал, а об Этом – все пророки. Кроме того, ниневитяне были язычники, а иудеи воспитаны на Божественных Писаниях; те ничего не слышали от Ионы, кроме сего: «еще три дни, и Ниневия превратится» (Ион.3:4), «еще три дня – и Ниневия будет разрушена!» – и тотчас поверили ему и покаялись, а эти слышали от Христа все сокровища высшего любомудрия, и не верили Ему. Можно, конечно, найти и много другого большего, что имел Христос.

Мф.12:42. Царица южская востанет на суд с родом сим и осудит и: яко прииде от конец земли слышати премудрость Соломонову: и се, боле Соломона зде. Царица южная восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона.

Югом называет Эфиопию, которую третья книга Царств (2Цар.10:1) назвала Савою. Эта страна находилась на пределах вселенной. Сказал: «и се, боле Соломона зде», потому что Соломон был царь одной Иудеи, а Христос – Царь неба и земли; тот беседовал о человеческой мудрости, а Этот – о Божественной. Показав, таким образом, путем сравнения чрезмерное лукавство их, предсказывает в притче бедствия, какие должны их постигнуть.

Мф.12:43. Егда же нечистый дух изыдет от человека, преходит сквозе безводная места, ища покоя, и не обретает. Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит.

Безводными местами называет пустыни, и разумеет души святых, не имеющие никакой влаги страстей, лишенные и не производящие никакого зла.

Мф.12:44. Тогда речет: возвращуся в дом мой, отнюдуже изыдох. Тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел.

Домом его – называют человека, из которого он вышел не по своей воле, а по повелению Божию.

Мф.12:44. И пришед обрящет празден, пометен и украшен. И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным.

Это сказал об освобожденных от демонов; такие люди, по лености и нерадению своему, легко опять представляют убежище и пленяются демоном. Находит, сказано, прежний дом свой праздным, и не имеющим Духа Святого, или добродетели, а также пометенным и очищенным, т.е. приготовленным для принятия его, сверх того – украшенным, т.е. приятным для него.

Мф.12:45. Тогда идет и поймет с собою седмь иных духов лютейших себе, и вшедше живут ту. Тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там.

Лютейших, т.е. могущих причинять еще более страданий. Убоялся войти, чтобы когда-либо опять не изгнали его, как одного и слабого. «Семь» иудеи принимали в смысле множества, Злой дух, который берет еще семь духов, злейших себя, есть чревоугодие, за которым следуют – блуд, сребролюбие, гнев, уныние, нерадение, тщеславие и гордость.

Мф.12:45. И будут последняя человеку тому горша первых. И бывает для человека того последнее хуже первого.

Прежде его мучил один демон, а после – много.

Мф.12:45. Тако будет и роду сему лукавому. Так будет и с этим злым родом.

Как бесноватые, говорит, когда освободятся от беса, если оказываются нерадивыми, переносят еще большее мучение, так будет и с этим неверным и непослушным родом. И действительно, это случилось с ним. Прежде иудеи были одержимы демонами, так как почитали идолов и приносили им в жертву своих сыновей и дочерей. Чрез пророков они освободились от этих демонов. Но так как нерадели о доме спасения, и убили своего Спасителя, то опять легко были пленены демонами. Беснуясь, они восстали друг на друга и наполнили Иерусалим убийствами единоплеменников, как пишет Иосиф. И последующие их бедствия были тяжелее прежних, потому что при Веспасиане и Тите они терпели больше и ужаснее, чем при египтянах, вавилонянах и Антиохе. Посему и Христос говорил: «будет бо тогда скорбь велия, яковаже не была от начала мира доселе, ниже имать быти» (Мф.24:21). Итак, высказанная притча и нас научает тому, что всякий, освободившийся от зла и не становящийся лучшим, подвергнется большому наказанию; всякий, освободившийся от власти греха и опять сделавшийся для него легко доступным, заслужит этим еще более жестокое осуждение. По этой причине и расслабленному Христос сказал: «се, здрав еси: ктому не согрешай, да не горше ти что будет» (Ин.5:14).

Мф.12:46–47. Еще же Ему глаголющу к народом, се, Мати (Его) и братия Его стояху вне, ищуще глаголати Ему. Рече же некий Ему: се, Мати Твоя и братия Твоя вне стоят, хотяще глаголати Тебе. Когда же Он еще говорил к народу, Матерь и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним. И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою.

Стояли вне дома, в котором учил, потому что не могли подойти к Нему из-за множества народа, как сказал Лука (Лк.8:19). Они послали звать Его, как говорит Марк (Мк.3:31), или же звали, стоя вне дома. Братьями Его называет сыновей Иосифа, потому что отцу их была обручена Мать Спасителя.

Мф.12:48. Он же отвещав рече ко глаголющему Ему: кто есть Мати Моя, и кто суть братия Моя? Он же сказал в ответ говорившему: кто Матерь Моя? и кто братья Мои?

Сказал это, не отрекаясь, конечно, от Своей Матери. Каким образом мог сделать это Тот, Который и в час Своей смерти имел большое попечение о Ней и не устыдился иметь Ее Матерью? Как, говорю, сделал бы это Тот, Кто из уважения к Ней в Кане превратил воду в вино и повиновался не только Ей, но и называемому отцу: "и бе", – сказано, – повинуйся има» (Лк.2:51). Если бы Спаситель должен был отречься от Матери, или должен был стыдиться Ее, то Он вовсе не родился бы от Нее. Но так как Он тогда учил народ, и было неприлично оставить Его и бежать к Матери и братьям, то и говорит: какая это у Меня Мать, и какие у Меня братья, чтобы из повиновения им Я пренебрег пользою столь многого народа? Итак, не унижая их сказал эти слова, а показывая, что спасение погибших Он считает дороже повиновения родителям и родственникам. И нисколько не удивительно: ради этого спасения Он и благоволил иметь и Мать, и родственников.

Мф.12:49. И простер руку Свою на ученики Своя, рече: се, Мати Моя и братия Моя. И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои.

Матерью назвал их, как воспринимающих слово учения в разумном чреве души и в свое время рождающих его; а братьями, – как усыновленных Небесному Отцу чрез веру во Христа, а ставших сонаследниками Его Царства. Потом объясняет эту речь.

Мф.12:50. Иже бо аще сотворит волю Отца Моего, Иже есть на небесех, той брат Мой, и сестра, и мати ми есть. Ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь.

Т.е. близкий и родственник Мой, потому что исполняет волю Отца Моего, которую исполняю и Я. Упомянул и о сестре, или потому что Иосиф имел дочерей, или по причине жен, исполняющих волю Божию. Воля Божия есть соблюдение евангельских заповедей и наследование спасения. Итак, ни Мать, ни братья не были бы ни Матерью Его, ни братьями Его, если бы не исполняли воли Божией. Значит, это слова не отрекающегося от родства с ними по плоти, – Он не сказал, что это не Мать и не братья, – но слова предпочитающего родство по добродетели и научающего, что нет никакой пользы от первого родства, если не будет и последнего. Если даже для Богородицы не было бы пользы от того, что Она родила Бога, если бы Она не была добродетельна, то для кого другого может быть польза от того, что он родствен святому мужу, если не имеет добродетели? Можно и родственников не считать за родственников, и не родственников считать за родственников, в первом случае по различию, а во втором – по сходству жизни. Поэтому и в другом месте, когда некая жена сказала: «блажено чрево носившее Тя, и сосца, яже еси ссал» (Лк.11:27), «блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие!» Он не отрицал этого, но подобным же образом сказал: «блажени слышащии слово Божие и хранящии е» (Лк.11:28). «Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его».

О добродетель, возводящая на такую высоту чести приступающих к ней и делающая их родственными Христу! Златоуст говорит, что Мать Иисуса Христа Сама, по свойственной людям страсти, желала показать народу, какое почтение имеет к Ней Христос. Поэтому, когда Он учил, пришла и послала вызвать Его из дому, как будто желая поговорить с Ним о домашнем деле. Она предполагала, что Христос тотчас выйдет к Ней, как к Матери, и оставит всех. Христос, зная это, поступил иначе, и не только не вышел к Ней, но в Своих словах слегка посрамил Ее честолюбивое намерение и удалил страсть тщеславия.

Глава XIII

Мф.13:1–2. В день же той изшед Иисус из дому, седяше при мори. И собрашася к Нему народи мнози, якоже Ему в корабль влезти и сести… Выйдя же в день тот из дома, Иисус сел у моря. И собралось к Нему множество народа, так что Он вошел в лодку и сел...

Дом этот был, конечно, кого-либо из уверовавших в Него. Сидел при море, так как здесь было просторное место; но когда собралось сюда слишком много народу, вошел в судно и сел, уловляя, как рыбу, находящихся на берегу.

Мф.13:2–3. И весь народ на брезе стояше. И глагола им притчами много... А весь народ стоял на берегу. И поучал их много притчами...

Всю эту беседу вел в притчах, потому что среди народа теперь было особенно много книжников и фарисеев, которым Он не благоволил предложить прямо тайн Своего учения, по причине неисцелимого лукавства их.

Мф.13:3. Глаголя: се, изыде сеяй, да сеет. Говоря: вот, вышел сеятель сеять.

Лука (Лк.8:5) прибавил: «семене своего». Сеятель есть учащий Христос, а семя – слово Его учения. Он вышел в города и села Иудеи, чтобы посеять его на духовной ниве человеческих душ, т.е. в уме их.

Мф.13:4. И сеющу ему, ова падоша при пути, и приидоша птицы и позобаша я. И когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то.

Сам Христос далее изъяснил эту и следующие притчи, однако скажем и мы по своим силам. Путем называется здесь нерадивый, который слушает слово учения, но по своему нерадению не скрывает его в сердце своем, а подобно утоптанному и потому твердому пути держит его как бы на поверхности. Птицы (небесные) – это демоны, обитающие в воздухе (так как Писание называет и воздух небом); носясь вверху такого человека, они похищают то, что посеяно в его сердце, как нескрытое. «Позобаша», т.е. отняли и испортили.

Мф.13:5–6. Другая же падоша на каменных, идеже не имеяху земли многи, и абие прозябóша, зане не имеяху глубины земли: солнцу же возсиявшу присвянуша, и зане не имеяху корения, изсхоша. Иное упало на места каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло.

Каменистое место – это малодушный, скрывающий семя в сердце своем, но не имеющий много земли, т.е. твердости; в нем тотчас воссияла вера, но не укоренилась прочно, потому что он не имеет в себе, так сказать, твердости. Скрытое в небольшом количестве земли быстро всходит, но когда появляется солнце, т.е. когда поднимается огонь испытаний, попаляется и выжигается, – и так как не имеет оживляющего корня, т.е. крепости, вываливается, и изменяет вере.

Мф.13:7. Другая же падоша в тернии, и взыде терние и подави их. Иное упало в терние, и выросло терние и заглушило его.

Терние – это жизненные заботы, уязвляющие, пронзающие и исторгающие душу, а также обольщение богатством, именно – роскошь, тщеславие, самолюбие и тому подобное, что есть один только обман. Все это кажется благом. Но на самом деле не есть благо; оно, подобно тернию, колется и причиняет беспокойство. «Взыде», т.е. выросло, сделалось сильнее.

Мф.13:8. Другая же падоша на земли добрей... Иное упало на добрую землю...

Добрая земля – это добрая душа, свободная от вышеуказанных страстей и способная приносить плоды добродетели. Смотри, как редко благо, и как немного спасающихся. Вот только четвертая часть семени приносит плод, а три части – погибают. И конечно, сеятель сеет на всех, не различая одного от другого, однако в некоторых семя погибло, а в некоторых принесло во много раз больший плод. Зависело это не от свойства семени, которое было одно и то же для всех, а от различия человеческих душ, в которые семя было брошено.

Почему Христос без различия сеял и на пути, и на каменистой почве, и среди терний? Конечно, по величайшей Своей благости и правде, чтобы не могли сказать в день суда, что если бы Он бросил в них семя, то они принесли бы плод. Он знал их бесплодие, но как человеколюбец сделал то, что надлежало, чтобы мог сказать: «что еще надлежало бы сделать для виноградника Моего, чего Я не сделал ему» (Ис.5:4)?

Спаситель сказал эту притчу, увещевая учеников не отчаиваться, если они найдут больше погибающих, нежели спасающихся, и не переставать по причине этого сеять; так как они имеют пример в своем Учителе, Который хотя наперед знал неплодных, однако сеял и в них.

Мф.13:8. И даяху плод, ово убо сто, ово же шестьдесят, ово же тридесять. И принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать.

Подобно тому как различаются между собою погибающие, так различаются и спасающиеся. Погибающих перечислено три рода: малодушные, порабощенные жизненными заботами и обольщенные богатством. Спасающихся – тоже три рода: приносящие плод во сто крат, в шестьдесят и в тридцать. Чрез сто крат обозначил высшую плодотворность добродетели, чрез шестьдесят – среднюю, и чрез тридцать – низшую, потому что по отношению к тридцати шестьдесят в два раза больше, а сто – в три раза, даже больше, чем в три раза, – по причине высоты совершенства. «Ово убо сто», т.е. со временем в таком человеке будет сто, в другом шестьдесят, в третьем тридцать. Однако принимает и первых, и вторых, и третьих.

Итак, не будем губить семени по нерадению, ни изменять ему по малодушию, ни подавлять его житейскими заботами или обольщением богатства. Прежде всего должно бодрствовать при его восприятии, затем великодушно переносить искушения, наконец, быть свободным от всяких жизненных забот суетного богатства, и таким образом – быть хорошею землею и приносить плод по силам, или большой, или средний, или малый, но ни в каком случае не погибать. Если мы об одном будем нерадеть, а о другом заботиться, то все-таки погибнем. А какое различие в том, что мы погибнем не по нерадению, а по малодушию, или же не по малодушию, а вследствие суетных забот.

Мф.13:9. Имеяй ушы слышати да слышит. Кто имеет уши слышать, да слышит!

Это сказал и в одиннадцатой главе; найди там и объяснение.

Мф.13:10. И приступивше ученицы (Его) рекоша Ему: почто притчами глаголеши им? И, приступив, ученики сказали Ему: для чего притчами говоришь им?

Видя негодующий народ, они приступили, как более близкие, и говорили это от Его имени.

Мф.13:11. Он же отвещав рече им: яко вам дано есть разумети тайны Царствия Небеснаго. Он сказал им в ответ: для того, что вам дано знать тайны Царствия Небесного.

"Вам" – простодушно смотрящим и слушающим, и потому верующим; "тайны", т.е. сокровенное учение «Царствия Небеснаго», или Царя Небесного; "дано есть" от Бога.

Мф.13:11. Онем же не дано есть... А им не дано...

– с лукавством смотрящим и слушающим, и потому не верующим. Разумеет таких, которые не могут уже измениться. Что за польза знать и не веровать? Это то же, что сказал прежде: «исповедаютися, Отче, Господи небесе и земли, яко утаил еси сия от премудрых и разумных и открыл еси та младенцем» (Мф.11:25).

Мф.13:12. Иже бо имать, дастся ему и преизбудет (ему): а иже не имать, и еже имать, возмется от него. Ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет.

Тому, кто имеет веру, дано будет знание тайн, и притом обильное; а у того, кто не имеет веры, отнимается и тот дар, какой он имеет от Бога. Всякий имеет дар Божий, один – такой, а другой – иной. Те, которые ведут себя достойно, не только получают такое знание, но притом и обильное, а те, которые не поступают так, не только не получают его, но у них отнимаются дары, какие они получили прежде.

Мф.13:13. Сего ради в притчах глаголю им, яко видяще не видят, и слышаще не слышат, ни разумеют. Потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют.

Видя телесными очами совершаемые Мною чудеса, они закрывают душевные; и слушая телесными ушами Мои слова, они зажимают душевные уши, и потому совершенно не веруют. А чтобы ты знал, что Он говорит о душевной слепоте и глухоте, прибавил: «ни разумеют». Разуметь значит видеть и слышать душою. Так как они слышали, но не понимали, то совершенно справедливо и даже премудро было говорить таким в притчах, – справедливо – потому что вследствие добровольного нерадения они недостойны были слушать чистое учение, – премудро, потому что, сделав знание тайн предметом противоречия, они навлекли бы на себя более тяжкое осуждение.

Мф.13:14. И сбывается в них пророчество Исаиино

Это пророчество отчасти исполнилось прежде на жестокосердых иудеях, но вполне исполняется теперь на этих. Сбывается, т.е. вполне исполняется.

Мф.13:14. Глаголющее: слухом услышите, и не имате разумети: и зряще узрите, и не имате видети. ...которое говорит: слухом услышите – и не уразумеете, и глазами смотреть будете – и не увидите.

Телесным слухом вы услышите учение, но не поймете истины, как добровольно глухие в душе; и телесным зрением вы увидите чудеса, но, однако, не уразумеете истины, как тоже добровольно слепые в душе. Затем пророк присоединяет и причину, почему они испытали это.

Мф.13:15. Отолсте бо сердце людий сих... Ибо огрубело сердце людей сих...

«Отолсте» – отвердело, окаменело от зависти и других пороков; поэтому они и лишились разума.

Мф.13:15. И ушима тяжко слышаша, и очи свои смежиша... ...и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули…

Уши и очи разумеет душевные; «тяжко слышаша», т.е. были глухи.

Мф.13:15. Да не когда узрят очима, и ушима услышат, сердцем уразумеют, и обратятся, и изцелю их. ...да не увидят глазами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их.

«Да не когда» (μηποτε) можно понимать в смысле: может быть, как и у Апостола сказано: «с кротостию наказующу противныя, еда како даст им Бог покаяние в разум истины» (2Тим.2:25), с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины.

Господь привел это изречение пророка, как полагающего, что напрасно проповедовать такому народу.

От сильной зависти и других пороков они окаменели для понимания: были глухи к необыкновенным речам и закрыли глаза к чудесным делам, как бы страшась, чтобы, услышав, увидев и уразумев, что должно, не обратиться ко Мне и чтобы Я не исцелил их от их прегрешений. Слова эти сказаны от лица Иисуса Христа, Который порицает их крайнее безумие.

Мф.13:16. Ваша же блаженна очеса, яко видят, и уши ваши, яко слышат. Ваши же блаженны очи, что видят, и уши ваши, что слышат.

Блаженны, потому что право видят и слышат.

Мф.13:17. Аминь бо глаголю вам, яко мнози пророцы и праведницы вожделеша видети, яже видите, и не видеша, и слышати, яже слышите, и не слышаша. Ибо истинно говорю вам, что многие пророки и праведники желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали.

Многие, но не все, потому что некоторые и видели, и слышали это, хотя и сверхъестественно, как Авраам и другие славнейшие. Или: "мнози" – вместо все, подобно тому, как говорится: «и изцели многи» (Мк.1:34), между тем как Христос тогда исцелял всех; и еще: «и бесы многи изгна», между тем как изгнал всех. Желали видеть – вочеловечение Бога, чудеса Иисуса Христа и слышать – Его учение. Праведными назвал пророков, или – под праведными разумеет других святых, которые слышали то, что говорили о Христе пророки и желали видеть и слышать то, что было предсказано.

Мф.13:18. Вы же услышите притчу сеющаго. Вы же выслушайте значение притчи о сеятеле.

Вы – верующие.

Мф.13:19. Всякому слышащему слово Царствия и не разумевающу, приходит лукавый и восхищает всеянное в сердцы его. Ко всякому, слушающему слово о Царствии и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его.

Словом Царствия называет слово Божие, или слово веры, так как и вера есть Царство, потому что верующий царствует над страстями и соцарствует Христу. «Не разумеет», т.е. не опускает в глубину сердца этого слова, а только выслушивает его. «Лукавым» называет диавола, как мы заметили это в шестой главе, изъясняя молитву (Господню). Он похищает посеянное, потому что оно лежит на поверхности нескрытым.

Мф.13:19. Сие есть, еже при пути сеянное. Вот кого означает посеянное при дороге.

Сеется и семя, т.е. бросается в землю, – сеется и земля, т.е. воспринимает семя. Поэтому здесь слово сеянный (ο σπαρεις ) мы разумеем не о семени, а о земле; как бы так было сказано: вот этот есть земля, засеянная при пути. То же нужно сказать и об остальном.

Мф.13:20. А на камени сеянное, сие есть... А посеянное на каменистых местах означает того...

А земля, засеянная в местах каменистых – есть тот, о котором намерен сказать.

Мф.13:20–21. Слышай слово и абие с радостию приемлет е: не имать же корене в себе, но привременен есть. ...кто слышит слово и тотчас с радостью принимает его.

Выше (ст. 6) мы сказали, что корень – это твердость. «Привременен», т.е. легкоизменяющийся, который и в учении скоро принимает слово, и в искушении скоро оставляет его.

Мф.13:21. Бывши же печали или гонению словесе ради, абие соблажняется. ...но не имеет в себе корня и непостоянен: когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняется.

Слово здесь значит – слово веры. Лука (Лк.8:13) печаль и гонение обозначил одним словом "напасть", и вместо «соблажняются» сказал "отпадают".

Мф.13:22. А сеянное в тернии, се есть... А посеянное в тернии означает того...

Посеянное в терниях – это тот, о ком скажем.

Мф.13:22. Слышай слово, и печаль века сего и лесть богатства подавляет слово, и без плода бывает. ...кто слышит слово, но забота века сего и обольщение богатства заглушает слово, и оно бывает бесплодно.

Марк (Мк.4:19) к лести присоединил и другие пожелания, разумея всякое вредное пожелание; а Лука (Лк.8:14) подобным же образом с заботою соединил сласти житейские. "Века сего", т.е. этой жизни, так как есть и другой век – будущая жизнь, в собственном смысле век, как вечно пребывающий и никогда не скончаемый.

Мф.13:23. А сеянное на добрей земли, се есть... Посеянное же на доброй земле означает...

А посеянное на хорошем поле – это тот, кого сейчас обозначит.

Мф.13:23. Слышай слово и разумевая. ...слышащего слово и разумеющего...

Разумеющий, т.е. скрывающий в глубине сердца, где оно свободно от злоумышлений. Поэтому Марк (Мк.4:20) сказал: «иже слышат слово и приемлют», – а Лука (Лк.8:15): «иже добрым сердцем и благим слышавше слово, держат», «услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце».

Сердцем весьма часто Священное Писание называет душу.

Мф.13:23. Иже убо плод приносит и творит ово сто, ово же шестьдесят, ово тридесять. ...который и бывает плодоносен, так что иной приносит плод во сто крат, иной в шестьдесят, а иной в тридцать.

Это объяснено уже немного выше.

Мф.13:24. Ину притчу предложи им, глаголя: уподобися Царствие Небесное человеку, сеявшу доброе семя на селе своем. Другую притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем.

Царством Небесным здесь называет Самого Себя, так как, восприняв плоть, Он стал подобен человеку: "в подобии, – сказано, – человечестем быв» (Флп.2:7), сделавшись подобным человеку.

Добрым семенем Он назвал сынов Царства, как и Сам объяснил, когда ученики спросили Его, – о чем скажем, когда дойдем до этого. Поле Его есть мир, как Его творение и стяжание.

Мф.13:25. Спящым же человеком, прииде враг его и всея плевелы посреде пшеницы и отыде. Когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел.

Этою притчею указывает на другие козни диавола. Когда он увидит, что добрая земля приносит плод во сто крат, в шестьдесят или в тридцать, и он не может ни похитить семени, ни сжечь или заглушить возрастающее, – то задумывает другого рода хитрость и, как враг посеявшего, старается погубить его труд: когда люди спят, т.е. не заботятся об охране поля (здесь указывает на учителей, как охранителей правоверующих), он всевает плевелы, т.е. еретиков среди правоверующих. Последних назвал пшеницею, как полезных для сеющего.

Мф.13:26. Егда же прозябе трава и плод сотвори, тогда явишася и плевелие. Когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы.

Как плевелы по стеблю похожи на пшеницу, а по плодам различны и даже вредны для нее, так и еретики по внешности похожи на правоверующих, но различаются по добродетели, которая составляет плод. Добродетель же и первейший плод – это истина учения. И как плевелы до тех пор, пока не принесут плода, незаметно растут, и тогда только различаются; так точно и еретики пока не учат, не узнаются, а когда дерзают и на это, тогда разливают яд и распознаются. Поэтому и выше (Мф.7:16) Спаситель сказал: «от плод их познаете их». И иначе можно (сказать): когда Христос сеял, еретики не появлялись, а когда возросли правоверующие, тогда появились и еретики.

Мф.13:27. Пришедше же раби господина, реша ему: господи, не доброе ли семя сеял еси на селе твоем? откуду убо имать плевелы? Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы?

Господин (οικοδεσποτης – домовладыка) – есть Сам Христос, как Владыка мира; рабы, говорящие это, изображают более горячих по благочестивой ревности правоверующих, которые часто не без негодования удивляются, каким образом Бог допускает зарождаться этим плевелам.

Мф.13:28. Он же рече им: враг человек сие сотвори. Он же сказал им: враг человек сделал это.

Человеком назвал диавола, потому что он ничем не отличается от человека по своим страстям и сластолюбию, подобно человеку любит плоть и предан всему земному.

Мф.13:28. Раби же реша ему: хощеши ли убо, да шедше исплевем я? А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их?

Исплевем, т.е. соберем, насильно исторгая и сжиная мечами.

Мф.13:29. Он же рече (им): ни: да не когда восторгающе плевелы, восторгнете купно с ними пшеницу. Но он сказал: нет, – чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы.

Запретил уничтожать еретиков, чтобы вместе с ними не были уничтожены и правоверующие. Между теми и другими могли произойти войны и убийства.

Мф.13:30. Оставите расти обое купно до жатвы. Оставьте расти вместе то и другое до жатвы.

И тот, и другой род людей. Жатвой называет кончину мира. Повелевает, чтобы они позволили и тем, и другим людям жить, возрастая и увеличиваясь в числе до конца мира, так как вероятно, что до того времени многие из еретиков обратятся. Однако не должно вследствие этого смешиваться с еретиками; мир этот обширный, и они должны жить сами по себе, не уничтожаться, а отделиться, чтобы своим учением не портить пшеницы Сеявшего.

Мф.13:30. И во время жатвы реку жателем... И во время жатвы я скажу жнецам...

Жателями называет Ангелов.

Мф.13:30. Соберите первее плевелы... Соберите прежде плевелы...

Срежьте серпом смерти плевелы, которые найдутся тогда. Почему же прежде? Чтобы живущие тогда правоверующие, будучи пожинаемы вместе с еретиками, не ожидали какого-либо зла.

Мф.13:30. И свяжите их в снопы...

Свяжите их друг с другом. Слова эти показывают, что соучаствующие в каком-либо грехе понесут и общее наказание, и вместе подвергнутся мщению.

Мф.13:30. Яко сожещи я: а пшеницу соберите в житницу мою. ...чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою.

Подобным же образом и Креститель угрожал саддукеям и фарисеям (в третьей главе), говоря о Христе, что Он «соберет пшеницу Свою в житницу, плевы же сожжет огнем негасающим». Найди там, что называет сожжением и плевелами; излишне было бы раз истолкованное вторично толковать таким же образом.

Мф.13:31. Ину притчу предложи им, глаголя: подобно есть Царствие Небесное зерну горушичну, еже взем человек всея на селе своем... Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем...

(Зерну горчичному уподобил проповедь (евангельскую): малозаметная и простая по выражению, она настолько возросла, что и аттическая, возбуждавшая удивление своими умствованиями, философия греков была закрыта величием выраженного просто Евангелия).

Царством Небесным здесь называет учение (λογος ) веры, как залог Царства Небесного. Уподобляет же его зерну горчичному, потому что оно сеялось в кратких и немногих словах, так как ученики вначале не могли вместить большего. Поэтому и пророк некогда назвал его сокращенным словом (Ис.10:23). Но будучи возделано, оно возрастает напоением Божественного Духа, превосходит всякое другое учение и является выше всех. Этою притчею Господь предсказывает возрастание проповеди (евангельской). О человеке сеявшем и поле мы сказали уже в предыдущей притче. Полем называется мир и по той еще причине, что в нем сеется и возделывается разумное семя.

Притча обозначает и рассказ: «положил еси нас в притчу во языцех» (Пс.43:15), «Ты сделал нас притчею между народами»; иногда – загадочную речь: «уразумеет же притчу и темное слово» (Прит.1:6), «разуметь притчу и замысловатую речь»; и – подобие, как предлагаемые здесь притчи; кроме того – иносказательную речь: «Сыне человечь, повеждь повесть и рцы притчу на дом Израилев… орел великий, великокрилый», называя орлом царя ассирийского (Иез.17:2–3), «Сын человеческий, предложи загадку и скажи притчу к дому Израилеву… большой орел с большими крыльями…»; наконец – означает и образ, когда, напр., ап. Павел (Евр.11:19) говорит об Аврааме, что он, приняв обетования, принес в жертву своего единородного сына; «темже того и в притче прият», т.е. в образе…

Мф.13:32. Еже малейше убо есть от всех семен: егда же возрастет, более (всех) зелий есть... ...которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков...

«Еже», т.е. семя, самое малое по своему количеству, но самое большее по качеству, или силе; посему оно и возрастает в величину. По подобию этого семени и ученики, будучи небольшим стадом, возросли в бесчисленное.

Мф.13:32. И бывает древо, яко приити птицам небесным и витати на ветвех его. ...и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его.

Это сказал для доказательства величины и крепости его. Некоторые под ветвями учения веры разумеют верующих людей, в которых обитают птицы неба, т.е. Ангелы, охраняющие их. Другие же говорят, что ветви – это добродетели, которые обыкновенно взращивает учение веры; птицы же – это возвышающиеся над земными делами, крыльями ума поднимающиеся на высоту знания и устремляющиеся на небо.

Мф.13:33. Ину притчу глагола им: подобно есть Царствие Небесное квасу... Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске...

Притчею о зерне горчичном предсказал возрастание веры чрез ежедневное присоединение верующих, а притчею о закваске возвестил ее силу. Под Царством Небесным нужно разуметь опять учение веры.

Мф.13:33. Егоже вземши жена скры в сатех триех муки... ...которую женщина, взяв, положила в три меры муки...

Сат – это род меры у евреев. Три сказал здесь вместо много, так как часто числом три обозначают много. Женщина здесь означает мудрость, или Самого Христа, потому что и Он рождает и питает: рождает верующих чрез Таинство Крещения и питает учением Своей веры. Учение веры уподобляется закваске. Подобно тому как закваска, хотя по объему не велика, но когда скрывается в большом количестве муки, то этим смешением всю муку соединяет в одно целое и приводит в другой вид, отличный от прежнего; хотя мука есть нечто безжизненное, но закваска некоторым образом оживляет ее и, заключая в себе деятельную силу, заставляет ее подниматься вверх; – так и учение веры, хотя оно высказывается и не во многих словах, но когда скрывается в души многих людей путем проповеди, то всех их соединяет в одно тело Церкви, приводит к другому образу жизни и, хотя они были мертвы для добродетели, оживляет их к исполнению ее, заставляет их подниматься на небо и делает все это, имея в себе несказанно великую силу.

Мф.13:33. Дондеже вскисоша вся. ...доколе не вскисло все.

Учение веры, скрытое в душах людей, не успокоится до тех пор, пока не соединит всех, которых по своему предвидению предопределила мудрость. Три меры, хотя и обозначают множество, но все-таки же они ограничены числом. Итак, велика сила проповеди: однажды вскисшее становится закваской для остальной части. Некоторые под мукою разумеют людей, а под тремя сатами, или мерами, иудеев, самарян и эллинов.

Мф.13:34–35. Сия вся глагола Иисус в притчах народом, и без притчи ничесоже глаголаше к ним: яко да сбудется реченное пророком, глаголющим: отверзу в притчах уста Моя: отрыгну сокровенная от сложения мира. Все сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им, да сбудется реченное через пророка, который говорит: отверзу в притчах уста Мои; изреку сокровенное от создания мира.

Без притчи не говорил им, разумеется в то время, потому что многое Он говорил часто и без притчи, но тогда говорил им в притчах, чтобы исполнилось сказанное Давидом (Пс.77:2): «Открою уста Моя в притче и произнесу гадания из древности».

В переводе Семидесяти написано: «провещаю ганания исперва»; но переводивший это Евангелие на греческий язык сказал: «отрыгну сокровенная от сложения мира», – обратив, конечно, внимание на еврейские выражения, которые обозначают и то, и другое. Так, «отрыгну» значит и «провещаю»; «гаданиями» они назвали загадки, как свидетельствует об этом Акила (который в этом месте поставил «загадки» – αινιγματα); а загадки эти – те же евангельские притчи; как загадки заключают в себе скрытую истину, так и они. «От сложения мира» значит то же – что «исперва», т.е. от начала мира. Марк сказал: «и таковыми притчами многими глаголаше им слово, якоже можаху слышати» (Мк.4:33), т.е. насколько книжники и фарисеи достойны были слышать. Так как они слушали не для того, чтобы получить пользу, но чтобы клеветать на Его слова, то говорил им в притчах, чтобы и Самому исполнить Свое дело, и чтобы они, не понимая Его слов, ничего не предпринимали.

Мф.13:36. Тогда оставль народы, прииде в дом Иисус. Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом.

В дом, в котором Он остановился (см. 1 ст.).

Мф.13:36. И приступиша к Нему ученицы Его, глаголюще: скажи нам притчу плевел селных. И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле.

Наедине они смело спрашивают, так как слышали прежде, что им дано знать тайны. Об одной только этой притче они спрашивают, потому что остальные две, т.е. о зерне горчичном и о закваске, как более ясные, они понимали. Эта же имела страшную угрозу относительно кончины, смущавшую их.

Мф.13:37. Он же отвещав рече им: сеявый доброе семя есть Сын Человеческий... Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий.

Сыном Человеческим называет Самого Себя по человечеству, в котором Он явился, и это говорит часто, желая тверже убедить, что Он истинно вочеловечился. Итак, это тебе будет понятно и впоследствии.

Мф.13:38. А село есть мир. Поле есть мир.

Об этом сказано выше.

Мф.13:38. Доброе же семя, сии суть... Доброе семя...

Кто это сии?

Мф.13:38. Сынове Царствия... ...это сыны Царствия.

Сынами Царствия называются соблюдающие правую веру, так как они посеяны Царем Христом, чтобы произрастить добродетель, и должны будут наследовать Его Царство; сыны же лукавого – еретики, так как они посеяны диаволом, чтобы произрастить зло, и должны равным же образом наследовать уготованный ему огонь.

Мф.13:38. А плевелие суть сынове неприязненнии. А плевелы – сыны лукавого.

О них сейчас только сказано.

Мф.13:39. А враг всеявый их есть диавол: а жатва кончина века есть: а жателе Ангели суть. Враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы.

Об этом также сказано выше. Нужно помнить, что в девятой гл. (38–39 ст.) жатвой назвал тех, кто уверует, как готовых для собирания, а жателями – апостолов, которые их собирали. В настоящем же месте жатвою называет кончину века по причине отсечения людей от этой тленной жизни, а жателями – Ангелов, которые отсекут их от нее. Подобным же образом семенем выше назвал учение веры, а в настоящей притче – самих уверовавших, сообразуясь то с тем, то с другим значением. Уверовавший называется пшеницею, как плод первого семени, т.е. учения веры; тем не менее его можно назвать и семенем как приносящего плод вере в лице кого-либо другого. Не изъяснил только, кто это – спящие люди и рабы господина, а пропустил их, или как известных, или же чтобы показать, что притчи не должно изъяснять слово в слово, как говорит Златоуст, но только в частях наиболее существенных, ради которых она приводится. Остальные же части присоединяются только с той целью, чтобы удобнее было изобразить те, – и небезопасно даже до подробности изъяснять их.

Мф.13:40. Якоже убо собирают плевелы и огнем сожигают, тако будет в скончание века сего. Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего.

Далее говорит, как это будет.

Мф.13:41. Послет Сын Человеческий Ангелы Своя, и соберут от Царствия Его вся соблазны и творящих беззаконие. Пошлет Сын Человеческий Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие...

Царством Своим называет мир, как естественно Царствующий над ним по Божеству, или так как Ему дана всякая власть на небе и на земле; а соблазнами и делающими беззаконие называет одних и тех же. Соберут их, конечно, воскресших из мертвых. Должно знать, что вместе с ними воскреснут и праведные, но они прежде соберутся и будут восхищены на облака в сретение Господа на воздухе, как сказал ап. Павел (1Фес.4:17): «Потом же мы живущии оставшии купно с ними восхищени будем на облацех в сретение Господне на воздусе, и тако всегда с Господем будем», а эти, оставшись внизу как недостойные, соберутся после того, как Он придет. И прежде, конечно, те будут оправданы, а потом эти осуждены. После же таких приговоров, прежде грешники будут ввержены в вечное наказание, а потом праведники пойдут в жизнь вечную, как говорит в двадцать пятой главе.

Мф.13:42. И ввергут их в пещь огненну. ...и ввергнут их в печь огненную.

Сеет Он Сам, показывая, что Ему свойственно благодетельствовать, а наказывает чрез других, выставляя на вид то, что наказывать Ему чуждо.

Мф.13:42. Ту будет плач и скрежет зубом. Там будет плач и скрежет зубов.

Там – на камине вечного огня, или – у них. Плачем и скрежетом зубов обозначил несказанную скорбь.

Мф.13:43. Тогда праведницы, просветятся яко солнце в Царствии Отца их. Тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их.

В самом деле, – так как сияние Божие будет тогда окружать их, то и сами они преобразуются и сделаются как бы богоподобными, а следовательно, будут блистать светлее солнца. Почему Он говорит: «яко солнце»? Потому что нужно было воспользоваться известным им примером; но им ничего не было известно блистательнее солнца.

Мф.13:43. Имеяй ушы слышати да слышит.

Это часто присоединяет в заключение, чтобы побудить их быть проницательнее.

Мф.13:44. Паки подобно есть Царствие Небесное сокровищу сокровену на селе, еже обрет человек скры, и от радости его идет, и вся, елика имать, продает, и купует село то. Еще, подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем идет и продает всё, что имеет, и покупает поле то.

Для чего, когда не было народа говорит в притчах и ученикам? Он знал, что ученики сказанным прежде настолько были вразумлены, что «разумеете ли сия вся»? Они говорят «ей, Господи» (Мф.13:51). Как в двух предыдущих притчах, о зерне горчичном и о закваске, Царством Небесным называл учение веры, так точно и здесь. Сравнил же его с сокровищем по причине заключающегося в нем богатства Святого Духа. Поле – это мир, как сказано выше. Итак, знай, что в мире скрыта вера, а в вере – богатство Духа.

Все остальное в этой притче оставь, как выше было сказано. Но обратите внимание, как нашедший это богатящее сокровище, или узнавший его, усердствует (это показывает слово «идет») и с радостью продает все, что имеет, лишь бы только приобрести его. Знай, что эта притча научает всех не только не печалиться, отвергая ради веры все, что они имеют, но делать это с радостью и это отвержение считать величайшим приобретением; не отвергающий же этого, или отвергающий не с радостью, не может приобрести сокровища веры. «Все, что имеет», т.е. согрешения в деле, в слове и в помышлении, которые, равным образом, нужно продать, т.е. оставить.

Мф.13:45–46. Паки подобно есть Царствие Небесное человеку купцу, ищущу добрых бисерей, иже обрет един многоценен бисер, шед продаде вся, елика имяше, и купи его. Еще: подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал всё, что имел, и купил ее.

Под Царством Небесным разумеем здесь, собственно, желание царства небеснаго, которое назвал человеком, как действующее в человеке, а купцом – как соделывающее свое спасение. И смотри, что найдя одну многоценную жемчужину, т.е. учение веры (оно – «одно», потому что истинная вера – одна, и нет другой такой же; «многоценно», как имеющее великую цену, или как ценное для многих, разумеется – знающих его), желание это «пошло», что показывает его усердие, и оставило все, чем прежде наслаждалось и приобрело только это одно (учение веры).

Эти две притчи во многом сходны между собою, различаясь только в том, что одна называет учение веры сокровищем, а другая – жемчужиной, подобно тому как и из двух предыдущих одна притча назвала его зерном горчичным, а другая – закваскою. И как теми двумя Христос показал возрастание и силу веры, так опять этими двумя – богатство и превосходство ее. Она возрастает, как горчичное зерно, имеет такую силу, как закваска, обогащает, как сокровище, и превосходна, как драгоценнейшая жемчужина. Всего остального в этой притче нет нужды нам изъяснять. Но чтобы мы не полагались на одну только веру и не подумали, что для спасения достаточно ее одной, присоединяет и другую притчу, из которой мы научаемся, что не все верующие спасаются, но многие из них погибают. (Жемчужиной назван и Господь, так как Он был соединен с глубиною Божества и был узнан одними только рыбаками и их учениками – τοις αυτων μαθηταις ).

Мф.13:47. Паки подобно есть Царствие Небесное неводу ввержену в море и от всякаго рода собравшу. Еще: подобно Царство Небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода...

Царством Небесным опять называет учение веры, морем – мир, по причине горечи и волн искушений, всяким родом рыб – множество всякого рода обитающих в нем людей, мужей, жен, детей, стариков, безбрачных, находящихся в браке и др., или также – различные народы.

Мф.13:48. Иже егда исполнися, извлекоша и на край, и седше избраша добрыя в сосуды, а злыя извергоша вон. ...который, когда наполнился, вытащили на берег и, сев, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон.

Когда наполнился, т.е. когда все уверовали, одни – охотно, а другие – неохотно; берег – это место, где будет судить Господь; собирающие – Ангелы; хорошая ловитва – праведные, а худая – грешные; сосуды – это унаследованные праведными места пребывания. Всего остального в этой притче, равным образом, не следует до подробности изъяснять.

Мф.13:49. Тако будет в скончание века. Так будет при кончине века.

Так, как сейчас скажет.

Мф.13:49–50. Изыдут Ангелы, и отлучат злыя от среды праведных, и ввергут их в пещь огненную: ту будет плач и скрежет зубом. Изыдут Ангелы, и отделят злых из среды праведных, и ввергнут их в печь огненную: там будет плач и скрежет зубов.

Но в двадцать пятой гл. (32 ст.) сказал, что Он Сам отлучит их одних от других. Что же нужно сказать на это? Он Сам отлучит их Своим повелением, а Ангелы отлучат их самим делом, как слуги, исполняющие повеление Господина. Отлучить – то же, что разлучить. Так как в конце притчи сказал, что худое выбросили вон, то чтобы кто-либо не подумал, что такое удаление неопасно, поясняет, говоря: «и ввергут их в пещь огненную» и т. д.

Мф.13:51. Глагола им Иисус: разуместе ли сия вся? И спросил их Иисус: поняли ли вы все это?

Т.е. существенное в этих притчах. Конечно, Он знал, как Бог, что они понимали, и потому спросил их об этом, как человек.

Мф.13:51–52. Глаголаша Ему: ей, Господи. Он же рече им: сего ради всяк книжник, научився Царствию Небесному, подобен есть человеку домовиту, иже износит от сокровища своего новая и ветхая. Они говорят Ему: так, Господи! Он же сказал им: поэтому всякий книжник, наученный Царству Небесному, подобен хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое.

Когда они сказали, что понимают, говорит им притчу, показывающую, что все действительные Его ученики богаты знанием. Всякий, говорит, книжник, или мудрец, ставший учеником Царя Небесного, Который есть Христос, богат знанием (ставший учеником Его разумеется вместо: умудренный Им), и подобен человеку – хозяину, т.е. богатому, который выносит, когда хочет, из своего сокровища новые и старые золотые вещи. Под новыми вещами разумеются мысли Нового Завета, а под старыми – Ветхого. "Сего ради" здесь не причинное, а утвердительное, вместо: истинно.

Мф.13:53–54. И бысть, егда сконча Иисус притчи сия, прейде оттуду. И пришед во отечествие Свое, учаше их на сонмищи их... И, когда окончил Иисус притчи сии, пошел оттуда. И, придя в отечество Свое, учил их в синагоге их...

Отечеством Своим назвал Назарет, как отечество Матери Его и мнимого отца Его, и как место, где Он был воспитан. И Лука говорит о Нем: пришел в Назарет, где был воспитан (Лк.4:16). Учил их… кого? Очевидно, находящихся в отечестве. Причину, почему Он учил в синагогах, мы высказали прежде, еще в четвертой главе.

Мф.13:54. Яко дивитися им и глаголати: откуду Сему премудрость сия, и силы? ...так что они изумлялись и говорили: откуда у Него такая премудрость и силы?

Премудрость учения и силы учения, или же силами называет чудеса. Видя, что Он учит возвышеннее и убедительнее знаменитых мужей древности и творит большие чудеса, но не зная, что Он есть Божия Премудрость и Сила, они дивились Его учению и чудесам; о Нем же Самом, Который так учил и творил такие чудеса, соблазнялись не по другой какой-либо причине, а из той, что Он происходил от незнатных родителей. Но, действительно, зависть слепа и неразумна. Потому следовало бы еще более удивляться и поклоняться Ему, что от таких родителей произошел такой сын, а они соблазнялись о Нем.

Мф.13:55–56. Не Сей ли есть тектонов сын? не Мати ли Его нарицается Мариам, и братия Его Иаков и Иосий, и Симон и Иуда? и сестры Его не вся ли в нас суть? Не плотников ли Он сын? не Его ли Мать называется Мария, и братья Его Иаков и Иосий, и Симон, и Иуда? И сестры Его не все ли между нами?

Все это нужно читать вопросительно, потому что они, недоумевая, говорили это один другому. «В нас», т.е. у нас.

Мф.13:56. Откуду убо Сему сия вся? Откуда же у Него всё это?

Обрати внимание на крайнее безумие. Они говорят: так как Он произошел от незнатных родителей, то откуда Он все это взял? О пустые люди, не за знатность родителей, не за обилие богатств или за что-либо такое, но за превосходство жизни даются от Бога людям достойным знание и чудеса!

Мф.13:57. И блажняхуся о Нем. И соблазнялись о Нем.

(εν αυτω ), т.е. о Нем.

Мф.13:57. Иисус же рече им: несть пророк без чести, токмо во отечествии своем и в дому своем. Иисус же сказал им: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем.

Марк (Мк.6:4) сказал: «токмо во отечествии своем, и в сродстве и в дому своем». Здесь приточно Христос сказал о Себе Самом. «Во отечествии» сказал обо всем Назарете, «в сродстве» – о всякого рода родственниках, "в дому" – об одних только братьях. Все Его презирали: одни как соотечественника, другие – как сродника, третьи – как брата. Поэтому когда Он чудесно прославлялся, соблазнялись о Нем, т.е. по причине зависти не могли веровать в Него, и одни – больше, а другие – меньше завидовали Ему. Итак, "несть, – говорит, – пророк без чести» у тех, кому он кажется пророком, «токмо во отечествии своем». Хотя они знают, что Он пророк, однако презирают Его по указанной причине и потому, что то, к чему привыкли, легко презирается. Лука (Лк.4:24) сказал: «ни который пророк приятен есть во отечествии своем»; "приятен" значит то же, что и находится и в чести.

Мф.13:58. И не сотвори ту сил многих за неверство их. И не совершил там многих чудес по неверию их.

Силами называет чудеса, как дела Божественной силы. Обрати внимание на мудрость. Он сотворил некоторые чудеса, чтобы не могли сказать: из ненависти к нам, Он не исцелил наших (больных), или: если бы Он сотворил и у нас, то и мы уверовали бы, – сотворил же немного, за неверство их, так как они не веровали и сотворенным. Поэтому и Марк (Мк.6:6) сказал: «и дивляшеся за неверствие их», т.е. такому великому бесстыдству. Между тем как Матфей только сказал: «и не сотвори ту сил многих». Марк (Мк.6:5) сказал: «и не можаше ту ни единыя силы сотворити, токмо мало недужных, возложь руце, изцели». Как же он сказал: «не можаше?» Невозможностью мы обыкновенно называем не только недостаток силы, но также препятствие того или другого рода, как здесь. Препятствовало же Ему неверие тех, кому Он благодетельствовал. Итак – «не мог», т.е. встречал препятствие. Не должно было насильно благодетельствовать им.

Глава XIV

Мф.14:1–2. В то время услыша Ирод четвертовластник слух Иисусов и рече отроком своим: сей есть Иоанн Креститель: той воскресе от мертвых, и сего ради силы деются о нем. В то время Ирод четвертовластник услышал молву об Иисусе и сказал служащим при нем: это Иоанн Креститель; он воскрес из мертвых, и потому чудеса делаются им.

Подобное же говорит и Марк (Мк.6:14); но Лука (Лк.9:7–9) сказал: «слыша же Ирод четвертовластник бывающая от Него вся и недоумевашеся: зане глаголемо бе от неких, яко Иоанн воста от мертвых, от инех же, яко Илиа явися: от других же, яко пророк един от древних воскресе. И рече Ирод: Иоанна аз усекнух: кто же есть Сей, о Немже аз слышу таковая: И искаше видети Его». Итак, каким же образом Матфей и Марк написали, что Ирод утверждал, что Иисус есть Иоанн, между тем как Лука сказал, что когда некоторые говорили это, Ирод даже отрицал: "Иоанна, – говорит, – аз усекнух», и следовательно, это не Иоанн. Что сказать на это? Ирод предполагал, что Иоанн воскрес из мертвых и за неправедное его убиение получил от Бога дар чудес; но пред теми, которые говорили это, утверждал, что это – не Христос, чтобы они не обратились к Нему и не восстали против него самого. Только слугам своим открывает тайну (отроками здесь евангелист назвал слуг), и поверяет это им, так как сильно боится того, что Иоанн стал могущественнее и сильнее может обличать его. И обрати внимание на чудо: убивший боится убитого. Человек злой боится и мертвых; человек добродетельный возбуждает к себе страх в живых даже после своей смерти. – Сделав упоминание об Иоанне, евангелист рассказывает, как он умер.

(Ирод этот был сын того, который избил в Вифлееме младенцев).

Мф.14:3–5. Ирод бо емь Иоанна, связа его и всади в темницу, Иродиады ради жены Филиппа брата своего: глаголаше бо ему Иоанн: не достоит ти имети ея. И хотящь его убити, убояся народа, зане яко пророка его имеяху. Ибо Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что Иоанн говорил ему: не должно тебе иметь ее. И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка.

Марк сказал, что Иродиада гневалась на него, – или не сносила его, и что желала убить его; но не могла. Затем присоединил и причину, почему она не могла убить его, – сказав, что Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святой, и взял его; многое делал, слушаясь его и с удовольствием слушал его. Так повествует Марк (Мк.6:19–20). Итак, если Ирод взял его, зная, что он муж праведный и святой; то каким образом Матфей сказал, что он хотел убить Иоанна, но боялся народа? Кроме того, если он делал многое из того, к чему увещевал его Иоанн, и если он с удовольствием слушал его увещевания, то зачем же он связал и заключил его? То, о чем говорит Марк, случилось прежде, а то, о чем говорит Матфей, – после. Сначала Иродиада разгневалась на Иоанна и хотела убить его, но Ирод не позволил, зная, что он муж праведный и святой, – и поэтому из послушания ему многое делал и слушал его с удовольствием. Когда же Иоанн сильно досаждал ему, обличая и порицая его, тогда Ирод, отчасти побуждаемый огорчениями, отчасти же испытывая насилие от Иродиады, переменил уважение на гнев, и так как Иоанн все-таки не успокоился, хотел убить его; но боясь народа, он связал его как бы из мести и заключил, чтобы обходя он не порицал его. Иоанн обличал Ирода за то, что он вопреки закону имел жену брата своего, и обличал по двум причинам: во-первых, потому, что он еще при жизни брата насильно отнял у него и жену и тетрархию, а во-вторых, потому, что он взял себе ее в жены, между тем как она уже имела дочь от того; и то, и другое было противозаконно. Закон повелевал брать жену брата, но не тогда, когда тот еще жил, или когда она имела детей от того.

Мф.14:6–7. Дню же бывшу рождества Иродова, пляса дщи Иродиадина посреде и угоди Иродови: темже и с клятвою изрече ей дати, егоже аще воспросит. Во время же празднования дня рождения Ирода дочь Иродиады плясала перед собранием и угодила Ироду, посему он с клятвою обещал ей дать, чего она ни попросит.

Марк (Мк.6:23) сказал: «и клятся ей: яко егоже аще попросиши у мене, дам ти, и до пол царствия моего». «Дню же бывшу рождества», т.е. когда праздновался день рождения: у царей был обычай торжественно праздновать день своего рождения. Клятвою назвал здесь обещание. О великое безумие! и поклялся дать, и просьбу предоставил на волю девицы, и половину царства променял на кратковременную пляску.

Мф.14:8. Она же наваждена материю своею, даждь ми, рече, зде на блюде главу Иоанна Крестителя. Она же, по наущению матери своей, сказала: дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя.

«Наваждена», т.е. наученная. Итак, говорит: дай мне здесь, т.е. теперь же, во время пира. Марк говорит, что она сказала: «хощу, да ми даси (от него) абие» (εξαυτης), т.е. тотчас, немедленно. Воспользовавшись удобным временем, как опять-таки пишет Марк (Мк.6:21): «и приключшуся дню потребну», – именно, когда вошла к ней дочь с вопросом, чего ей просить, Иродиада приказала просить, чтобы тотчас же во время пира ей дана была глава Иоанна, так как опасалась, чтобы Ирод не раскаялся совершенно, когда пройдет это удобное время, и чтобы некоторые из друзей его, упросив, не освободили Иоанна.

Мф.14:9. И печален бысть царь... И опечалился царь...

Опечалился, потому что должен был убить великого мужа и мог подвинуть народ к ненависти против себя.

Мф.14:9. Клятвы же ради и за возлежащих с ним, повеле дати (ей). ...но, ради клятвы и возлежащих с ним, повелел дать ей.

О, раб женщины! ты убоялся иметь свидетелей нарушения клятвы, а иметь столько очевидцев неправедного убийства не убоялся?! Тебе не должно было клясться безрассудно, а когда неосмотрительно поклялся, то лучше было бы нарушить клятву; из двух зол должно избирать меньшее.

Мф.14:10. И послав усекну Иоанна в темнице. И послал отсечь Иоанну голову в темнице.

Послав «спекулатора», или палача, как сказал Марк (Мк.6:27), убил его тайно для того, чтобы при (публичном) убиении Иоанн не открыл пред всеми его незаконного сожительства, и чтобы не встретилось препятствия со стороны народа. Бог же допустил это, чтобы, с одной стороны, еще больше увенчать праведника, с другой – оставить утешительный пример для переносящих обиды.

Мф.14:11. И принесоша главу его на блюде. И принесли голову его на блюде.

О, отвратительное и зверское пиршество! Почему же не смутились совозлежащие, видя человеческую голову, из которой текли капли теплой крови и которая была возложена на стол, как блюдо? почему они не возгнушались этим?

Мф.14:11. И даша девице… И дали девице...

Проклятая награда за бесстыдное дело! Дочь, вполне достойная такой матери: раз презрев девический стыд, непристойно выставив себя напоказ пред глазами такого множества мужчин и совершив различные безобразия, она уже потеряла человеческое чувство и осмелилась прикоснуться к блюду, наполненному убийством, и не только прикоснулась, но и как какой-либо приятнейший подарок взяла на руки, и с величайшею радостью отнесла к матери.

Мф.14:11. И отнесе матери своей. ...а она отнесла матери своей.

Недостаточно было для проклятой матери того, что Иоанн был убит; но она жаждала также взять в руки голову, открывшую ее разврат, чтобы обесчестить и надругаться над ней. Таковы прелюбодейные жены: самые бесчестные, жестокие и преступнейшие. Смотри, сколько зла она сделала: обесчестила себя, своего мужа Филиппа, прелюбодея Ирода и дочь; убила даже обличителя в прелюбодеянии, чтобы, продолжая прелюбодеяние, скрываться от современников, но стала известною и потомкам, и даже – во всем мире.

Мф.14:12. И приступльше ученицы его взяша тело (его) и погребоша е... Ученики же его, придя, взяли тело его и погребли его...

Марк (Мк.6:29) говорит: «взяша труп» (το πτωμα – падение), назвав πτωμα тело, потому что оно упало после отсечения головы.

Мф.14:12. И пришедше возвестиша Иисусови. ...и пошли, возвестили Иисусу.

Показывая этим свое благорасположение к Нему. Несчастье это сильно их смирило.

Мф.14:13. И слышав Иисус отыде оттуду в корабли в пусто место един. И, услышав, Иисус удалился оттуда на лодке в пустынное место один.

Услышав, что Иоанн был убит. Даже тогда, когда услышал, что Иоанн был отдан в темницу, Он удалился; а по какой причине, об этом мы сказали в четвертой гл. (12 ст.). И теперь Он сделал это, чтобы сохранить Себя до времени, более удобного для Креста. Другие изъясняют, что Иисус услышал о том, что Ирод считал Его за Иоанна. Чрез эту вставку (от 2 до 12 ст.) было только воспроизведено в памяти убийство Иоанна, и рассказ об этом продолжается до этих именно слов; а дальше опять продолжается речь в прежней последовательности.

Вероятно, Иисус Христос в это время слышал и о том, и о другом. Кроме того, Марк сказал и о третьей причине этого удаления, именно, что Он желал дать покой ученикам, возвратившимся с проповеди. Он так сказал: «и собрашася Апостоли ко Иисусу и возвестиша Ему вся, и елика сотвориша, и елика научиша. И рече им: приидите вы сами в пусто место едини и почийте мало. Бяху бо приходящии и отходящии мнози, и ни ясти им бе когда. И идоша в пусто место кораблем едини». И собрались Апостолы к Иисусу, и рассказали Ему все, и что сделали, и чему научили. Он сказал им: пойдите вы одни в пустынное место и отдохните немного, – ибо много было приходящих и отходящих, так что и есть им было некогда. И отправились в пустынное место в лодке одни.

Вот что сказал Марк (Мк.6:30–32). Лука (Лк.9:10), сказав подобное же, присоединяет и примету этой пустыни. Он говорит: «и поимь их, отыде един на место пусто града нарицаемаго Вифсаида», «и Он, взяв их с Собою, удалился в особо пустое место, близ города, называемого Вифсаидою».

Должно знать, что Христос, как человек, и слушает, и удаляется, и заботится о Себе. Как Бог, Он и знал все, и не имел нужды в бегстве.

Мф.14:13. И слышавше народи по Нем идоша пеши от градов. А народ, услышав о том, пошел за Ним из городов пешком.

Марк (Мк.6:33) сказал, что народ увидел, как ученики отправлялись. – Некоторые видели их, а другие слышали от видевших, и все пешком пошли. Такова сила желания: преодолевается всякое препятствие.

Мф.14:14. И изшед Иисус виде мног народ, и милосердова о них, и изцели недужныя их. И, выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их.

Видел желание, несмотря и на награду за него. Не требует от них и веры; они доказали ее тем, что следовали пешком, без никакой пищи, в пустынное место. Марк (Мк.6:34) и Лука (Лк.9:11) сказали, что Он даже начал учить их многому и говорил им о Царствии Божием.

Но откуда Он пришел и начал исцелять и учить? Конечно, с горы; потому что Иоанн (Ин.6:1–3) говорит: «иде Иисус на он пол моря Галилеи Тивериадска: и по Нем идяше народ мног, яко видяху знамения Его, яже творяше над недужными. Взыде же на гору Иисус и ту седяше с ученики Своими. «Пошел Иисус на ту сторону моря Галисейского, в окрестности Тивериады. За Ним последовало множество народа, потому что видели чудеса, которые Он творил над больными. Иисус взошел на гору и там сидел с учениками Своими».

В лодке Он наставлял Своих учеников, – взойдя на гору, они отдыхали. Потом Он вышел и исцелял, и учил.

Мф.14:15. Позде же бывшу, приступиша к Нему ученицы Его, глаголюще: пусто есть место, и час уже мину: отпусти народы, да шедше в веси купят брашна себе. Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи.

День уже начал склоняться к вечеру, как сказал Лука (Лк.9:12), – но сами они не вкушали пищи, так как усердие к слушанию пересилило голод. Христос, желая поэтому насытить их чудесным образом, тоже ожидал повода со стороны их, чтобы не показалось, что Он спешит к совершению чудес; (и не только здесь, но и очень часто Он наблюдает это); равным образом для того, чтобы взалкав, они больше поняли чудо.

Мф.14:16. Иисус же рече им: не требуют отыти: дадите им вы ясти. Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть.

«Не требуют», вместо: не должны. Не сказал: Я напитаю их, потому что это показалось бы надменным, но повелевает ученикам дать им есть, чтобы только после того, как сами они засвидетельствуют недостаток пищи, по необходимости совершить Свое.

Но Матфей, Марк (Мк.6:35) и Лука (Лк.9:12) говорят, что ученики напомнили Христу о том, что нужно отпустить народ для покупки съестных припасов, – а Иоанн (Ин.6:5–7) говорит: «возвед убо Иисус очи и видев, яко мног народ грядет к Нему, глагола к Филиппу: чим купим хлебы, да ядят сии; Сие же глаголаше, искушая его: Сам бо ведяше, что хощет сотворити. Отвеща Ему Филипп: двема стома пенязей хлебы не довлеют им, да кийждо их мало что приимет». «Иисус, возведя очи и увидев, что множество народа идет к Нему, говорит Филиппу: где нам купить хлебов, чтобы их накормить? Говорил это, испытывая его; ибо Сам знал, что хотел сделать. Филипп отвечал Ему: им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу».

Так написал Иоанн.

Вероятно, прежде ученики напомнили Христу, а после Он сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть. Потом Он поднял глаза и увидел другую большую толпу, которая еще шла, и тогда, как человек, искушал, или испытывал Филиппа, верит ли он тому, что Христос Сам может напитать всех. Испытывал же Он именно Филиппа, как более других несовершенного еще, или же чрез него направлял Свою речь и к другим, испытывая и их. Итак, очевидно, что Иоанн опустил то, что сказали другие евангелисты, – а что опустили они, об этом рассказал он.

Мф.14:17. Они же глаголаша Ему: не имамы зде токмо пять хлеб и две рыбе. Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы.

Иоанн (Ин.6:8–9) говорит, что Андрей сказал: «есть отрочищь зде един, иже имать пять хлеб ячменных и две рыбе: но сии что суть на толико?» Несомненно, что мальчик продавал это ученикам, и потому они, как бы имея уже у себя, отвечали, что у них нет ничего, кроме вот этого. В таком пренебрежении было телесное у тех, которые всецело были преданы духовному: двенадцать человек должны были насытиться пятью хлебами, и притом, ячменными.

Мф.14:18. Он же рече: принесите Ми их семо. Он сказал: принесите их Мне сюда.

Повелел принести хлебы и рыбы, показывая, что нужно и это немногое дать нуждающимся и предпочесть их себе. Ученики же, хотя и сами испытывали сильный голод и ничего больше не имели, однако без всякого возражения повиновались.

Мф.14:19. И повелев народом возлещи на траве. И велел народу возлечь на траву.

Марк (Мк.6:39–40) говорит: «и повеле им посадити вся на споды на споды на траве зелене. И возлегоша на лехи на лехи, по сту и по пятидесят». – «На споды на споды» вместо: на отдельные собрания, т.е. одна кучка в одном месте, а другая – в другом. То же самое означает «на лехи на лехи». Можно сказать и иначе: «споды» – это кучки в виде круга, а «лехи» – в виде четырехугольника; таковы были площадки в садах. Это же самое Лука назвал купами.

Мф.14:19. И приемь пять хлеб и обе рыбе, воззрев на небо, благослови... И, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил...

Посмотрел на небо, воздавая честь Отцу, показывая, что Он Сам равен Богу, и научая нас не прежде прикасаться к трапезе, чем возблагодарить Бога, Подателя пищи, и привлечь на нее благословение с неба. Иногда Иисус Христос творит чудеса Своею властью, как Бог, а иногда молится об этом по вышеуказанным причинам, чтобы не соблазнить лукавых.

Мф.14:19. И преломив даде учеником хлебы, ученицы же народом. ...и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу.

Дал ученикам, с одной стороны, для того, чтобы оказать им честь, как более близким к Нему, с другой – чтобы они не забыли о чуде, при котором прислуживали их же руки.

Мф.14:20. И ядоша вси и насытишася... И ели все, и насытились...

Насытив прежде духовной пищей, т.е. учением, как сказано, и беседою о Царстве Божием, насыщает и телесною. И мало того; вместе с тем Он научает их и многому другому: возлежанием на траве – скромности; тем, что ничего не предложил им, кроме хлеба и рыбы, – воздержности; тем, что разделил это всем, – равенству.

Мф.14:20. И взяша избытки укрух, дванадесять кошя исполнь. И набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных.

Преломив пять хлебов, Иисус Христос отдал их; но куски этих хлебов умножались в руках учеников. Удивительное чудо! И не только их было достаточно для насыщения народа, но остался большой излишек; осталось двенадцать полных корзин, чтобы двенадцать апостолов носили эти корзины и чтобы слугами и свидетелями такого чуда они имели не только свои руки, но и рамена. Марк (Мк.6:41, 43) сказал, что Христос разделил и две рыбы, и что и от них остались куски.

Мф.14:21. Ядущих же бе мужей яко пять тысящ, разве жен и детей. А евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей.

Это – и увеличение чуда, и похвала народам, что они присутствовали с женами и детьми. Если со всем домом следовали, то всем домом и наслаждались благодеянием.

Мф.14:22. И абие понуди Иисус ученики Своя влезти в корабль и варити Его на оном полу, Дóндеже отпустит народы. И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ.

Хотя ученики не хотели отлучаться от Него, понудил их войти в лодку и отправиться прежде Него на другую сторону, под тем предлогом, чтобы, оставшись Самому, отпустить народ, а в действительности же для того, чтобы ученики, имея при себе корзины с оставшимися кусками, на досуге, в Его отсутствие, внимательно рассмотрели эти куски и убедились, что чудо совершено не призрачно. Для этого и осталось их большое количество; ученикам должно было больше других убедиться, как всеобщим учителям, долженствующим отправиться во вселенную. Это – одна причина, почему Он вперед послал учеников. Другая же – та, что Христос желал, как сейчас будет пояснено, один взойти на гору, научая этим, что не всегда нужно находиться с народом, и не всегда избегать его, но то и другое делать с пользою. Поэтому и мы, оставив города с их развлечениями, пешком и беспрепятственно последуем за Христом, ведущим в пустыню, т.е. в тишину и покой, и пребудем с Ним, научающим нас всему спасительному, чтобы постясь в воздержании от страстей, исполниться Божественной благодати.

Мф.14:23. И отпустив народы, взыде на гору един помолитися: позде же бывшу, един бе ту. И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один.

Удобное место для молитвы представляет гора; кроме того, ночь и уединение доставляют беспрепятственность, спокойствие и тишину.

Мф.14:24. Корабль же бе посреде моря влаяся волнами: бе бо противен ветр. А лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный.

Опять ученики подвергаются опасности от волн, как и прежде. Но прежде, так как они были более несовершенны, Христос присутствовал и Сам для их утешения, хотя и спал; теперь же, так как они стали совершеннее, Он отсутствовал, чтобы не имея ниоткуда утешения, они были мужественнее.

Мф.14:25. В четвертую же стражу нощи иде к ним Иисус, ходя по морю. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю.

Марк (Мк.6:48) сказал, что Он увидел их бедствующих в плавании, а Иоанн (Ин.6:19) – что они проплыли около двадцати пяти или тридцати стадий. Стадия – это пространство во сто саженей. Четвертою стражею ночи древние ночные стражи в лагерях называли четвертую часть ночи, или последние три часа. А допустил Христос, чтобы ученики до того времени находились в опасности от волн, научая нас быть мужественными в опасностях, которые премудро посылаются нам, и не требовать скорого освобождения; равным образом, и для того, чтобы, имея пред глазами смерть и избавившись от нее чудесно, ученики признали, что спасший их есть Бог. До сих пор они не имели еще полной уверенности в этом. Поэтому после избавления они поклонились Иисусу Христу, говоря: «воистину Божий Сын еси».

Мф.14:26. И видевше Его ученицы по морю ходяща, смутишася, глаголюще, яко призрак есть: и от страха возопиша. И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали.

Страх от волнения был сменен другим страхом, который не был уничтожен, пока они не закричали, для того, конечно, чтобы они упражнялись в перенесении испытаний, сменяющих одно другое.

Мф.14:27. Абие же рече им Иисус, глаголя: дерзайте: Аз есмь, не бойтеся. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь.

Так как они не могли узнать Его по лицу из-за ночной темноты, то Он подает им знакомый голос, освободивший их от того и другого страха.

Мф.14:28–29. Отвещав же Петр рече: Господи, аще Ты еси, повели ми приити к Тебе по водам. Он же рече: прииди. Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде. Он же сказал: иди.

Просит придти к Нему по водам, под предлогом удостоверения в том, Христос ли это, – а в действительности же, услышав голос Его, он сильно возрадовался и в горячности желал поспешить к Нему прежде других.

Мф.14:29–30. И излез из корабля Петр, хождаше по водам, приити ко Иисусови: видя же ветр крепок, убояся, и начен утопати, возопи, глаголя: Господи, спаси мя. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня.

Моря, хотя и волновавшегося, не убоялся, но, убежденный в силе Повелевшего, смело пошел по волнам и шел прямо, – а больше убоялся ветра, чтобы не опрокинул его, – такова природа человеческая! Часто совершив великое, затрудняется малым. Итак, когда ослабела вера, с которою Петр не боялся и волн, то оставила и облегчающая его благодать этой веры, и он стал тонуть.

Мф.14:31. И абие Иисус, простер руку, ят его и глагола ему: маловере, почто усумнелся еси? Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился?:

Упрекнув в этом Петра, показал, что не сила волн опрокидывала его, но маловерие, или слабость высказанной им веры. Маловером его назвал, потому что, испугавшись ветра, он отверг великую часть ее (веры). Итак, говорит ему: «почто усумнелся еси?» или: почему ты прежде был смелым, а потом стал робким: это назвал сомнением. Укрепивший тебя против волн укрепил бы и против ветра.

Мф.14:32. И влезшема има в корабль, преста ветр. И, когда вошли они в лодку, ветер утих.

Не тотчас они вошли в лодку, но при сильно налегающем ветре прошли еще большое пространство для уверения Петра и обличения его маловерия. Иоанн (Ин.6:21) говорит, что ученики хотели взять Иисуса Христа в лодку, и тотчас лодка пристала к берегу, куда плыли. Отсюда ясно, что тогда только они вошли в лодку, когда она была близко от берега.

Мф.14:33. Сущии же в корабли пришедше поклонишася Ему, глаголюще: воистинну Божий Сын еси. Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий.

Величие чуда сообщило им более совершенную веру; ибо ходить по морю – большее чудо, чем повелевать ему, и не только самому ходить, но и другому даровать то же, – и притом в такое время, когда бушует и сильно волнует море ветер. Этот евангелист говорит, что вообще все исповедали Христа Сыном Божиим; а Марк (Мк.6:51–52) сказал, что они удивлялись, но не понимали. Он говорит: «и зело излиха в себе ужасахуся и дивляхуся. Не разумеша бо о хлебех: бе бо сердце их окаменено». «И они чрезвычайно изумлялись в себе и дивились, ибо не вразумлялись чудом над хлебами, потому что сердце их было окаменено».

Смысл этих слов такой, что ученики чрезвычайно удивлялись Христу, как человеку, имеющему такую силу, между тем как скорее должны были поклониться Ему, как всемогущему Богу. Желая показать, что и предыдущим чудом насыщения и пятью хлебами они не узнали того, что должно, прибавил: «не разумеша бо о хлебех». Присоединил и причину их непонимания, говоря: «бе бо сердце их окаменено». Но мы говорим, что лишь только вошел Иисус в судно, как случилось то, что сказал Марк; потом же, когда окаменение сердца учеников было смягчено, произошло то, о чем написал Матфей. Нужно знать, что иногда сердце учеников делалось тверже, и они не могли понимать, а иногда – мягче, и они понимали. То и другое происходило по мудрому Промыслу Божию. Поэтому и мы, когда начинаем погружаться в волнах страстей, призовем Иисуса, и Он тотчас подаст и нам руку помощи, и исторгнет нас оттуда.

Мф.14:34. И прешедше приидоша в землю Геннисарефскую. И, переправившись, прибыли в землю Геннисаретскую.

Марк же (Мк.6:45) сказал, что Христос понудил учеников Своих войти в лодку и отправиться вперед на другую сторону к Вифсаиде. А Иоанн говорит, что они отправились на ту сторону моря в Капернаум. И Вифсаида, и Капернаум находятся в земле Геннисаретской; а Геннисаретское озеро было соединено с Тивериадским.

Мф.14:35–36. И познавше Его мужие места того, послаша во всю страну ту, и принесоша к Нему вся болящыя: и моляху Его, да токмо прикоснутся вскрилию ризы Его: и елицы прикоснушася, спасены быша. Жители того места, узнав Его, послали во всю окрестность ту и принесли к Нему всех больных, и просили Его, чтобы только прикоснуться к краю одежды Его; и которые прикасались, исцелялись.

Смотри, как мало ученики ушли вперед; обрати внимание и на народ: уже не тянут Иисуса Христа в дом, не просят, чтобы Он возложил руки, не требуют, чтобы Он повелел словом, но более возвышенным и богоприличным способом привлекают к себе исцеление. Жена, страдавшая кровотечением, без сомнения, внушила им большую веру.

Глава XV

Мф.15:1–2. Тогда приступиша ко Иисусовы иже от Иерусалима книжницы и фарисее, глаголюще: почто ученицы Твои преступают предание старец? не умывают бо рук своих, егда хлеб ядят. Тогда приходят к Иисусу Иерусалимские книжники и фарисеи и говорят: зачем ученики Твои преступают предание старцев? ибо не умывают рук своих, когда едят хлеб.

Во всех 12 коленах были книжники и фарисеи; но злее других были иерусалимские, как живущие в столице и потому более надменные. Видя великую веру народа, они старались уменьшить ее. Так как в Иисусе Христе они ничего не могут порицать, то обвиняют учеников в нарушении не закона, а человеческого предписания, так как не есть прежде умовения повелевал не Божественный закон, а старцы народные. Марк говорит: «фарисее бо и вси Иудее, аще не трыюще умыют рук, не ядят, держаще предания старец: и от торжища, аще не покуплются, не ядят. И ина многа суть, яже прияша держати: погружения сткляницам и чваном и котлом и одром». «Ибо фарисеи и все иудеи, держась предания старцев, не едят, не умыв тщательно рук; и, придя с торга, не едят, не омывшись. Есть и многое другое, чего они приняли держаться: наблюдать омовение чаш, кружек, котлов и скамей».

Так говорит Марк (Мк.7:3–4). Умывать трыюще (πυγμη ) значит умывать до локтя. Омывали чаши, кружки, котлы и скамьи, думая их таким образом освящать. Делали они много и других нововведений, нарушая закон и соблюдая эти смешные вещи. Но ученики, не следуя этому, часто ели неумытыми руками. Почему же так? Никогда не соблюдая ничего подобного, но заботясь об одной только добродетели, они презирали телесные нужды, так как это нисколько не могло вредить душе.

Мф.15:3. Он же отвещав рече им: почто и вы преступаете заповедь Божию за предание ваше? Он же сказал им в ответ: зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего?

Не сказал, что ученики хорошо делают преступая, дабы не подать иудеям повода к спору, – не сказал, что и худо они поступают, дабы не подтвердить такого рода предание; равным образом, не порицает и передавших это предание, дабы сами книжники и фарисеи не отвратились от Него, как надменного, но тотчас же с Своей стороны обвиняет их в большем преступлении, показывая, что преступающим заповедь Божию не должно порицать преступающих человеческое предание. Потом говорит, и какую заповедь Божию они преступают, и ради какого своего предания, – и обнаруживает наиболее распространенное тогда преступление.

Мф.15:4. Бог бо заповеда, глаголя: чти отца и матерь: и иже злословит отца или матерь, смертию да умрет. Ибо Бог заповедал: почитай отца и мать; и: злословящий отца или мать смертью да умрет.

Обе эти заповеди находятся в книге Исход.

Мф.15:5. Вы же глаголете: иже аще речет отцу или матери: дар, имже бы от Мене пользовался есиА вы говорите: если кто скажет отцу или матери: дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался...

Затруднительно здесь расположение слов, особенно если предварительно не разъяснить содержания. Старейшины иудейские учили юношей под видом благочестия презирать родителей. Если кто из родителей хотел взять у сына овцу или теленка, или другое что-нибудь, то они научали говорить: дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался, т.е. посвящено Богу то, что ты желал бы от меня приобрести. Таким образом, они учили не почитать родителей и преступать закон, так как обман родителей детьми есть непочтение со стороны последних и нарушение закона: и родителей они лишали нужной вещи под предлогом дара Божия, и Богу не приносили. Таков здесь смысл. Теперь нужно объяснить и сами выражения. «Вы же глаголете», т.е. вы изъясняете, вы научаете обману того человека, который говорит отцу или матери: «дар, имже бы от Мене пользовался еси», т.е. то, что ты желал бы от меня приобрести.

(Другие объясняют это выражение эллиптически (т.е. с учетом пропуска элемента высказывания, легко восстанавливаемого в данном контексте. – Прим. ред.): Бог заповедал и то и другое, а вы, отвергая это, говорите, что свободен от вины всякий, кто скажет отцу или матери «корван», т.е. дар Богу то, чего просят. Говорят, что это опущено, как известное иудеям, к которым была направлена речь).

Мф.15:5. И да не почтит отца своего или матере. Тот может и не почтить отца своего или мать свою.

И такой человек, став бесстыдным, потом уже не будет почитать родителей своих.

Мф.15:6. И разористе заповедь Божию за предание ваше. Таким образом вы устранили заповедь Божию преданием вашим.

Доказав ясно, что они учат преступать закон, – тем самым освободил от обвинения и Своих учеников, не соблюдающих предания тех, которые сами не соблюдают заповеди Божией.

Мф.15:7. Лицемери, добре пророчествова о вас ИсаиаЛицемеры! хорошо пророчествовал о вас Исаия...

Назвал их лицемерами, потому что по-видимому только они соблюдали закон, а на самом деле нарушали. Приводит и пророка, который некогда обвинял их в том же, в чем и Он обвиняет, – и показывает, что это Он Сам говорил чрез пророка.

Мф.15:7–9. Глаголя: приближаются Мне людие сии усты своими и устнами чтут Мя: сердце же их далече отстоит от Мене: всуе же чтут Мя, учаще учением, заповедем человеческим. ...говоря: «приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим».

Сказав: «приближаются Мне усты», пояснил это, прибавив: «и устнами чтут Мя», признавая Меня Богом, Творцом и Господом вселенной. Но сердце их далеко отстоит от Меня, не приближаясь к Моим желаниям. Итак, тщетно они чтут Меня, потому что не соблюдают Моих заповедей, но учат таким учениям, которые составляют заповеди человеческие, а не Божии. Убоимся же и мы, народ Христов, чтобы это не было сказано и против нас.

Мф.15:10. И призвав народы, рече им... И, призвав народ, сказал им...

Посрамив и заставив замолчать, оставил их как неисцелимых, а обращает слово к народу, как более достойному.

Мф.15:11. Слышите и разумейте. слушайте и разумейте!

Слушайте то, что скажу, и разумейте это. Говорит так, оказывая им честь, чтобы легче было принять то, что намерен сказать.

Мф.15:11. Не входящее во уста сквернит человека... Не то, что входит в уста, оскверняет человека...

«Сквернит», т.е. делает нечистым. Итак, говорит: не нечистота от неумытых рук, входящая во уста вместе с пищею, оскверняет человека, так как она не касается души, а оскверняет только грех, так как он вредит душе. Таково самое близкое изъяснение этого изречения. Но говорят, что здесь скрыто и другое более глубокое, именно: что ничто, происшедшее от Бога, не может быть нечистым по природе. Моисей говорит: «и виде Бог вся, елика сотвори: и се добра зело» (Быт.1:31). «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма».

Этим более глубоким изъяснением, говорят, отвергается наблюдавшаяся иудеями разборчивость относительно пищи. Между тем как закон о пище имеет символическое значение, иудеи, не будучи в состоянии понять ничего возвышенного, понимали все телесно и обращали внимание на внешность.

Мф.15:11. Но исходящее изо уст, то сквернит человека. ...но то, что выходит из уст, оскверняет человека.

Из уст выходит всякое слово, но тут говорит только о худом, которое имеет своим источником сердце. Потом поясняет то, что здесь сказано неясно.

Мф.15:12. Тогда приступльше ученицы Его реши Ему: весли, яко фарисее слышав слово соблазнишася? Тогда ученики Его, приступив, сказали Ему: знаешь ли, что фарисеи, услышав слово сие, соблазнились?

Какое слово? Очевидно, это: «не входящее во уста сквернит человека», – так как оно разрушало предание старцев.

Мф.15:13. Он же отвещав рече: всяк сад, егоже не насади Отец мой Небесный, искоренится. Он же сказал в ответ: всякое растение, которое не Отец Мой Небесный насадил, искоренится.

Садом здесь называет предание старцев и заповеди человеческие.

Мф.15:14. Оставите ихОставьте их…

Как неисцелимых. Поэтому и не врачует соблазна их, зная, что ничто не принесет им пользы.

Мф.15:14. Вожди суть слепи слепцем. Они – слепые вожди слепых.

Называет их слепыми, потому что поток страстей ослепил их душевный глаз, и они не могут взирать на свет истины. Мало того, они являются сами вождями ослепленных вследствие незнания Писаний. Большое зло быть слепым, – но при собственной слепоте быть вождем другого слепца – это, конечно, двойное зло.

Мф.15:14. Слепец же слепца аще водит, оба в яму впадетася. А если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму.

Это – понятно.

Мф.15:15. Отвещав же Петр рече Ему: скажи нам притчу сию. Петр же, отвечая, сказал Ему: изъясни нам притчу сию.

Марк (Мк.7:17) сказал: «и егда вниде в дом от народа, вопрошаху Его ученицы Его о притчи». Когда Петр начал, то и другие вместе спрашивали. Притчею евреи называют загадочное и всякое неясное изречение. Так как Христос выше сказал: «исходящее изо уст, то сквернит человека» (Мф.15:11), а затем, как говорит Марк (Мк.7:16), прибавил: «аще кто имать ушы слышати, да слышит», то эти слова показались им неясными, и потому, называя их притчею, спрашивают относительно этих слов.

Мф.15:16–17. Иисус же рече (им): единаче ли и вы без разума есте? не у ли разумеваете, яко всяко, еже входит во уста, во чрево вмещается и афедроном исходит? Иисус сказал: неужели и вы еще не разумеете? Еще ли не понимаете, что всё, входящее в уста, проходит в чрево и извергается вон?

"Единаче", вместо: доселе еще.

Все это нужно читать вопросительно. Марк (Мк.7:19), сказав: «и афедроном исходит», присоединяет: «истребляя вся брашна», т.е. чистые оставляя. Нечистота, о которой выше было сказано, выходит в афедрон, а вся чистая пища остается внутри, – разумеется сколько удержит природа.

Мф.15:18. Исходящая же изо уст, от сердца исходят, и та сквернят человека. А исходящее из уст – из сердца исходит – сие оскверняет человека.

И в двенадцатой гл. (34 ст.) сказал, что от избытка сердца говорят уста. Сначала является в сердце желание, а потом это желание мы высказываем устами. Извне входящее вне потом выходит, а изнутри выходяще внутри же потом остается и оскверняет.

Мф.15:19. От сердца бо исходят помышления злая, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, татьбы, лжесвидетелства, хулы. Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления...

Марк (Мк.7:22) исчисляет пространнее: «лихоимства, (обиды) лукавствия, лесть, студодеяния, око лукаво, хула, гордыня, безумство». Говоря коротко и просто, помышления злые – это вредные пожелания: убийство, воровство, лжесвидетельство, лихоимство, лесть и гордость понятны; – прелюбодеяние – входит к имеющей мужа, – любодеяние – к неимеющей; хула – есть окорбление Бога, или неблагодарность по отношению к Нему, или порицание Его; лукавство – злоумышление против кого-либо или предположение относительно него такое, которого не должно быть; студодеяние, мужеложство и всякое другое такого же рода распутство; оком лукавым называет зависть; безумство – по преимуществу есть незнание Бога: «рече безумен, – говорится, – в сердце своем: несть Бог» (Пс.13:1). Есть множество и других видов зла, но Христос пропустил их здесь, потому что и перечисленных достаточно для различения их. Сказал, что они исходят от сердца, потому что из него они берут свое начало. Началом таким служат помыслы, обыкновенно вытекающие из сердца. А если они выходят из сердца, то, конечно, выходят и из уст, так как от кипения в сердце, наподобие дурной жидкости, избыток должен извергнуться.

Мф.15:20. Сия суть сквернящая человека: а еже неумовенныма рукама ясти, не сквернит человека. Это оскверняет человека; а есть неумытыми руками – не оскверняет человека.

Зная, что оскверняет человека, и мы отвергнем нечистоту, которая оскверняет душу. Обмой тело целыми реками, ничего не поможет, если будет нечистою та, которая омывается слезами и чистотою добродетелей.

Мф.15:21. И изшед оттуду Иисус, отыде во страны Тирския и Сидонския. И, выйдя оттуда, Иисус удалился в страны Тирские и Сидонские.

Это были города Хананейские. Каким образом, заповедав ученикам не ходить на путь к язычникам (Мф.10:5), Сам пошел? Пошел, но не с тем, чтобы проповедовать, а чтобы немного отдохнуть. Поэтому, придя, как говорит Марк (Мк.7:24), Он вошел в дом и не хотел, чтобы кто узнал: но не мог утаиться.

Мф.15:22. И се, жена Хананейска, от предел тех изшедши, возопи к Нему... И вот женщина Хананеянка, выйдя из тех мест…

Марк (Мк.7:26) говорит: «жена же бе Еллинска, Сирофиникисса родом», т.е. еллинская – по религии, сирская – по языку, финикийская – по происхождению или по народности. Хананеи назывались Финикиянами от главнаго города Финикия. Слыша уже давно молву о Нем, и теперь услышав, что Он пришел туда, она последовала за Ним.

(Сирофиникиянка душа каждого, имеющая как бы дочь – ум, одержимый любовью к материальному и потому как бы пораженный падучею болезнью и беснующийся).

Мф.15:22. Глаголющи: помилуй мя Господи, Сыне Давидов: дщи моя зле беснуется. ...кричала Ему: помилуй меня, Господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется.

Оставив беснующуюся дочь, как лишенную всякого чувства, – приходит, сама нуждаясь более в сострадании к себе, как чувствующая эту болезнь и потому сильно страдающая. Называет Его сыном Давидовым, зная, что Он ведет Свой род от Давида, – так как всем Давид был известен. "Зле, – говорит, – беснуется", т. е. жестоко.

Мф.15:23. Он же не отовеща ей словесе. Но Он не отвечал ей ни слова.

Та громко кричит, желая обнаружить скрывавшуюся в сердце скорбь, а Христос не отвечает ей ни слова, ожидая, пока обнаружится вся вера ее, смирение и благоразумие, – что Он обыкновенно делает разными способами. С другой стороны, желает показать иудеям, как Он расположен к ним, когда больных их тотчас исцеляет, если попросят Его раз, а иногда даже не попросит ни разу; между тем как с язычниками поступает не так.

Мф.15:23. И приступльше ученицы Его, моляху Его, глаголюще: отпусти ю, яко вопиет вслед нас. И ученики Его, приступив, просили Его: отпусти ее, потому что кричит за нами.

"Моляху", т.е. просили. И Марк (Мк.7:26) сказал о женщине; «и моляше Его», т.е. просила, чтобы Он изгнал беса из ее дочери. Ερωτω (молю) значит большею частью – «спрашиваю»; значит и «прошу», как, напр., «молютися, имей мя отречена» (Лк.14:18); есть случаи, когда оно означает – «повелеваю», напр., «влез же в един от кораблю, иже бе Симонов, моли его от земли отступити мало» (Лк.5:3). Как учитель, Христос повелевал, потому что немного спустя Он со властью сказал: «поступи во глубину» (ст. 4).

Мф.15:24. Он же отвещав рече: несмь послан, токмо ко овцам погибшым дому Израилева. Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева.

И одного молчания могло быть достаточно, чтобы привести хананеянку в отчаяние, – а ответ еще более увеличивал его, так как Христос ответил: «несмь послан ни к кому другому, кроме иудеев»; их Он и назвал погибшими овцами дому Израилева. И в десятой главе (6 ст.) Он так же сказал апостолам: «идите же паче ко овцам погибшим дому Израилева». Что за женщина? Увидев, что сама она презренна, что отвергнуты и просившие за нее, она не отчаялась, так как имела великую веру и благоразумие, но обнаруживает прекрасное бесстыдство, и оставив свой крик издали, подошла ближе. А у нас бывает не так: когда мы не получаем чего-либо, мы отстаем, между тем как должно было подойти ближе и налегать с большим жаром.

Мф.15:25. Она же пришедши поклонися Ему, глаголющи: Господи, помози ми. А она, подойдя, кланялась Ему и говорила: Господи! помоги мне.

До сих пор она не смела придти пред Его лицо, считая себя недостойной.

Мф.15:26. Он же отвещав рече: несть добро отъяти хлеба чадом и поврещи псом. Он же сказал в ответ: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам.

Насколько жена увеличивала просьбу, настолько Христос усиливал отказ. Марк (Мк.7:27) сказал, что Он сказал ей: «остави, да первее насытятся чада». Отовсюду показывал близость к иудеям и любовь к ним, уважение и заботу. Их назвал он детьми, как Своих и как возлюбленных, а язычников – псами, как нечистых и преступных. Под хлебом разумеет исцеление не только телесное, но и душевное. И обрати внимание на благоразумие женщины: пораженная словами Христа, она на этих словах искусно строит себе защиту.

Мф.15:27. Она же рече: ей, Господи: ибо и пси ядят от крупиц падающих от трапезы господей своих. Она сказала: так, Господи! но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их.

Да, Господи, говорит она, истинно ты сказал: они – дети, а я – пес; но поэтому нужно более сжалиться надо мной. «Ибо и пси ядят от крупиц падающих от трапезы господей своих». Так как я – пес, то я – не чужая, и мне не возбранено участие в крохах, как и псам. Под крохами разумеются случайно оказанные исцеления. Что она, так сильно отверженная, не отстала, это было делом веры; что признает себя псом – было делом смирения; а что на словах Христа строит свою защиту, – благоразумия. Поэтому Христос и отложил исцеление, чтобы все это обнаружилось, чтобы показать этим ее любомудрие, чтобы были посрамлены иудеи, так сильно побежденные языческой женой в вере, смирении и благоразумии, – чтобы апостолы, видя это, были смелее впоследствии, когда посылались к язычникам. Поэтому-то Христос и возвестил о вере этой жены.

Мф.15:28. Тогда отвещав Иисус рече ей: о, жено, велия вера твоя: буди тебе якоже хощеши. И изцеле дщи ея от того часа. Тогда Иисус сказал ей в ответ: о, женщина! велика вера твоя; да будет тебе по желанию твоему. И исцелилась дочь ее в тот час.

Марк (Мк.7:29) говорит, что Христос сказал ей: «за сие слово, иди», – бес вышел из твоей дочери, т.е. за то слово, которым ты благоразумно воспользовалась для защиты. Так как Спаситель похвалил и веру ее, и благоразумие, то потому Матфей записал похвалу ее веры, а Марк – благоразумия.

Обрати внимание на то, что между тем как апостолы просили за нее и ничего не достигли, сама она скорее достигла. Отсюда мы узнаем, что Бог лучше желает, чтобы мы просили сами за себя. Ученики имели больше дерзновения, но жена обнаружила великую настойчивость. И действительно, много может постоянство в молитве.

В аллегорическом смысле эта хананейская женщина прообразовала Церковь из язычников, которая, находясь в пределах своей религии, имела беснующуюся дочь, т.е. деятельность, над которою господствовали демоны. Но выйдя из этих пределов, т.е. забыв людей своих и дом отца своего (Пс.44:11), она удостоилась от Христа слова и освободилась от владычества демонов.

Мф.15:29. И пришед оттуду Иисус, прииде на море Галилейское, и возшед на гору, седе ту. Перейдя оттуда, пришел Иисус к морю Галилейскому и, взойдя на гору, сел там.

Иногда Он Сам обходит, исцеляя страждущих, иногда же сидит, ожидая нуждающихся в исцелении; первое делает по Своей благости, а второе – для испытания веры слабых. Часто также Он восходит на гору ради высоты Своего Божества, и научая подниматься от земли тех, которые желают приблизиться к Богу.

Мф.15:30. И приступиша к Нему народи мнози, имуще с собою хромыя, слепыя, немыя, бедныя и ины многи... И приступило к Нему множество народа, имея с собою хромых, слепых, немых, увечных и иных многих...

Бедные (κυλλοι ) это, главным образом, безрукие, как в 18 гл. будет показано.

Мф.15:30. И привергоша их к ногама Иисусовыма: и изцели их... ...и повергли их к ногам Иисусовым; и Он исцелил их...

Обрати внимание на преуспевающую веру их. Больше уже не прикасаются края одежды, но только повергаются к ногам Иисуса, и Он тотчас исцеляет их, не потому что они имели большую веру, чем хананеянка, но потому что были иудеи. Этим желает заградить уста неблагодарных иудеев и показать, что они достойны большего наказания. Неблагодарный человек чем большими и многочисленнейшими благодеяниями осыпается, тем большему наказанию подлежит.

Мф.15:31. Якоже народом дивитися, видящым немыя глаголющя, бедныя здравы, хромыя ходящя и слепыя видящя. ...так что народ дивился, видя немых говорящими, увечных здоровыми, хромых ходящими и слепых видящими.

Дивились множеству исцеляемых и скорости исцеления.

Мф.15:31. И славляху Бога Израилева» И прославлял Бога Израилева.

Т.е. Бога, Которого почитали израильтяне.

Мф.15:32. Иисус же призвав ученики Своя, рече (им): милосердую о народе (сем), яко уже дни три приседят Мне и не имут чесо ястиИисус же, призвав учеников Своих, сказал им: жаль Мне народа, что уже три дня находятся при Мне, и нечего им есть...

Достойно удивления столь великое постоянство народа. Почему же молчат ученики и не говорят, как прежде: отпусти народ, между тем как уже прошло три дня? Потому что они видели, что люди эти тверды в своих намерениях, радуются исцелению немощных и совершенно не чувствуют голода. Может быть, они имели съестные припасы до третьего дня; поэтому Христос и приступает к чуду только тогда, когда оказался недостаток в пище. Зачем снова насыщает их в пустыне? Конечно, для того, чтобы они не ослабели на пути, как Сам дальше говорит, и чтобы подтвердить чудо с прежними пятью хлебами, – о котором везде было разглашено, так как оно было совершено публично.

Мф.15:32. И отпустити их не ядших не хощу, да не како ослабеют на пути. ...отпустить же их неевшими не хочу, чтобы не ослабели в дороге.

Марк (Мк.8:3) присоединил: «мнози бо от них издалеча пришли суть». Смотри на человеколюбие Господа. Зная, что природа человеческая нуждается в пище, Он заранее заботится о ней и, хотя Его не просили даже, доставляет пищу. Совещается с учениками, чтобы они, вспомнив о чуде с пятью хлебами, принесли Ему хлебы, какие имеют, и сказали: умножь и эти; но они не поняли причины вопроса, поэтому опять жалуются на их недостаток.

Мф.15:33. И глаголаша Ему ученицы Его: откуду нам в пустыни хлебы толицы, яко да насытится толик народ? И говорят Ему ученики Его: откуда нам взять в пустыне столько хлебов, чтобы накормить столько народа?

(Под пустынею можно разуметь природу человеческую, или этот мир, в котором пребывают в слове добродетели и знания люди, страждущие ради веры и надежды будущих благ. Три дня – это три душевные силы, с которыми они пребывают; при помощи слова ищут, страстью желают искомого, и по гневу ведут борьбу за желаемое. Или три дня – это три закона: естественный, Моисеев и евангельский, светящие наподобие дня и пробуждающие к полезному деланию. Итак, те, которые сообразно с этими тремя законами пребывают в Слове Божием и готовы принять на себя за всякого человека труды, никогда не останутся голодными, но получат обильную и Божественную пищу: по естественному закону – беспрепятственное исполнение того, что требуется природой; по писанному (Моисееву) закону – бездействие для противоестественных страстей; по евангельскому – соединение с Самим Богом и обожествление).

И прежде, и после совершает это чудо в пустыне, вдали от городов и селений, чтобы не показалось, что для народа приносилась пища из ближайшего города или селения.

Мф.15:34. И глагола им Иисус: колико хлебы имате? Они же реша: седмь, и мало рыбиц. Говорит им Иисус: сколько у вас хлебов? Они же сказали: семь, и немного рыбок.

И пред чудом с пятью хлебами также спрашивал (Мк.6:38); но они не поняли этого. Если и порицаешь такое ослепление, так как они так скоро забыли о недавно совершившемся чуде, то удивляйся их великой любви к истине, так как они при повествовании не скрывают даже своих недостатков. Обрати внимание и на то, какую власть они имели над чревом. Находясь в пустыне уже третий день, они несли с собою семь хлебов.

Мф.15:35–37. И повеле народом возлещи на земли, и приемь седмь хлебы и рыбы, хвалу воздав преломи и даде учеником Своим, ученицы же народом. И ядоша вси и насытишасяТогда велел народу возлечь на землю. И, взяв семь хлебов и рыбы, воздал благодарение, преломил и дал ученикам Своим, а ученики – народу. И ели все и насытились...

Подобное прежнему и говорит, и делает, чтобы решительно все напомнить о чуде.

Мф.15:37–38. И взяша избытки укрух, седмь кошниц исполнь. Ядших же бяше четыре тысящы мужей, разве жен и детей. ...и набрали оставшихся кусков семь корзин полных, а евших было четыре тысячи человек, кроме женщин и детей.

Почему там осталось двенадцать коробов, а здесь семь корзин, между тем как здесь должно бы было остаться больше; здесь было больше хлебов, и меньше ядущих. Златоуст говорит, что, может быть, корзины (σπυριδες ) были больше коробов (κοφινοι ), или же было устроено так для того, чтобы различие и неравенство остатков сохранило неизгладимую память о том и другом чуде. И еще иначе: там число коробов сделал равным числу апостолов, а здесь – числу хлебов, научая этим, что для Него легко исполнить то, чего желает.

Необходимо и более таинственное понимание относительно тех пяти тысяч и этих – четырех. Пять тысяч – это более несовершенные в добродетели, а четыре – более совершенные. Много и тех, и других, но несовершенных всегда больше, чем совершенных. Едят они возле Христа, т.е. усвояют своим умом духовное учение, – несовершенные усвояют меньше мыслей по слабости своего ума, а совершенные больше вследствие его крепости; остается от несовершенных меньше, потому что они меньше усвояют, а от совершенных больше, потому что они усвояют больше. Это мы высказали более просто и понятно; но другие, пускаясь в тонкости, высказали много мелочных и скучных рассуждений, и не только в настоящем месте, но и при многих других исследованиях, – что мы охотно пропускаем, как причиняющее лишнее беспокойство.

Мф.15:39. И отпустив народы, влезе в корабль. И, отпустив народ, Он вошел в лодку

Не пошел сухим путем, чтобы следующие за ним не прославляли Его.

Мф.15:39. И прииде в пределы Магдалински. И прибыл в пределы Магдалинские.

Марк (Мк.8:1) говорит, что, тотчас войдя в корабль с учениками Своими, пришел в пределы Далмануфские. Эта страна имела оба эти названия.

Глава XVI

Мф.16:1. И приступиша (к Нему) фарисее и саддукее, искушающе просшиа Его знамение с небесе показати им. И приступили фарисеи и саддукеи и, искушая Его, просили показать им знамение с неба.

Επηρωτησαν (спрашивали) значит здесь – «просили», как выше (15 гл., 23 ст.) было сказано. Они желали видеть знамение с неба, т.е. какое-либо чудо относительно солнца, или луны, или звезд; и искали этого искушая, не для того, чтобы уверовать, а чтобы уловить, как будто мага. Прежде них и другие также, искушая, просили у Христа знамения с неба, как сказано об этом в двенадцатой главе; там же найди и другую причину.

Мф.16:2. Он же отвещав рече им

Марк (Мк.8:12) сказал; «и воздохнув духом Своим, глагола», т.е. вздохнув от души, или как мы говорим – из глубины, от сердца. Зная самих искушающих, вздохнул об их неисцелимом лукавстве и сказал им:

Мф.16:2–3. Вечеру бывшу, глаголете: ведро, чермнуетбося небо: и утру: днесь зима, чермнуетбося дряселуя небо. Лицемери, лице убо небесе умеете разсуждати, знамений же временом не можете (искусити)! вечером вы говорите: будет вёдро, потому что небо красно; и поутру: сегодня ненастье, потому что небо багрово. Лицемеры! различать лицо неба вы умеете, а знамений времен не можете.

Лицемерами назвал их не только потому, что они одно говорили, а другое думали, но и потому, что считали себя мудрыми, будучи неразумными. Итак, говорит: явление (наружность) неба вы умеете различать, когда оно показывает хорошую погоду и когда – ненастье, – а знамений времен не можете различить. Если бы вы были мудры, то знали бы, что знамения на земле составляют принадлежность настоящего времени. А знамения на небе относятся к скончанию времени. Тогда «солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с небесе» (Мф.24:29).

Мф.16:4. Род лукав и прелюбодейный знамения ищет: и знамение не дастся ему, токмо знамение Ионы пророка. Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка.

Совершенно то же самое сказано и объяснено в двенадцатой главе. Обрати внимание на ожесточение их: зная об Ионе и слыша эти слова как прежде, так теперь, они не пожелали спросить и узнать, что означает это чудо, о котором Он говорит; они только искушали, как сказано. Поэтому, оставив их, ушел.

Мф.16:4. И оставль их, отыде. И, оставив их, отошел.

А Марк (Мк.8:13) говорит, что, войдя опять в лодку, Он отправился на ту сторону.

Мф.16:5. И прешедше ученицы Его на он пол, забыта хлебы взяти. Переправившись на другую сторону, ученики Его забыли взять хлебов.

(Т.е. столько, сколько было бы для них достаточно). Марк (Мк.8:14) говорит, что они имели с собою в лодке только один хлеб.

Мф.16:6. Иисус же рече им: внемлите и блюдитеся от кваса фарисейска и саддукейска. Иисус сказал им: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской.

Марк (Мк.8:15) сказал: «и прещаше им, глаголя: зрите, блюдитеся от кваса фарисейска, и от кваса Иродова». "Прещаше", т.е. заповедал; а удвоение: зрите, блюдитеся – указывает на усиление этой заповеди. Закваской фарисейскою, саддукейскою и Иродовою называет учение фарисеев, саддукеев и иродиан. О фарисеях и саддукеях сказано в третьей главе, а об иродианах – в двенадцатой. Закваскою назвал это учение, как бы окисшее и изгнившее.

Мф.16:7. Они же помышляху в себе, глаголюще: яко хлебы не взяхом. Они же помышляли в себе и говорили: это значит, что хлебов мы не взяли.

Христос называл закваскою учение вышеупомянутых людей, и заповедовал беречься его; но ученики, разумея под закваскою хлеб иудеев и думая, что Христос заповедал беречься его, помышляли в себе, т.е. смущались, так как есть иудейский хлеб им сейчас было запрещено, как они думали, а другого они не принесли, – и как бы так говорили в раскаянии: не взяли мы хлебов у гостеприимных верующих, чтобы питаться ими, если придется замедлить. Но что же Христос, знавший их помышления? По справедливости порицал их по двум причинам: за то, что думали, будто Он заповедовал им разборчивость в пище, между тем как выше Он отверг такую же иудейскую разборчивость, когда учил, что не входящее в уста оскверняет человека (Мф.15:11), и за то, что заботились о пище, имея с собою Подателя всякой пищи.

Мф.16:8. Разумев же Иисус рече им: что мыслите в себе, маловери, яко хлебы не взясте? Уразумев то, Иисус сказал им: что помышляете в себе, маловерные, что хлебов не взяли?

Сначала порицает их за заботу о пище, говоря: зачем вы смущаетесь тем, что не взяли себе откуда-либо хлебов? Маловерами опять их называет, потому что они не верили, что Он может их напитать, а сами о себе заботились.

Мф.16:9–10. Не у ли разумеете, ниже помните пять хлебы пятим тысящам, и колико кош взясте? ни ли седмь хлебы четырем тысящам, и колико кошниц взясте? Еще ли не понимаете и не помните о пяти хлебах на пять тысяч человек, и сколько коробов вы набрали? Ни о семи хлебах на четыре тысячи, и сколько корзин вы набрали?

Марк (Мк.8:17–18) говорит, что Христос сильнее порицал их, – прибавляя: «еще ли окаменено сердце ваше имате: очи имуще не видите; и ушы имуще не слышите»; Не видите, говорит, как и сколько Я питаю в пустыне? и не слышите, о чем Я учу? Но почему Он не порицал их лучше тогда, когда они сказали: «откуду нам в пустыни хлеби толицы» (Мф.15:33)? Не прилично было срамить их в присутствии многих; вместе с тем Он ожидал, чтобы, по совершении второго чуда, порицание было сильнее и действительнее.

Мф.16:11. Како не разумеете, яко не о хлебех рех вам внимати, (но) от кваса фарисейска и саддукейска? Как не разумеете, что не о хлебе сказал Я вам: берегитесь закваски фарисейской и саддукейской?

Вот порицает у них и разборчивость в пище.

Мф.16:12. Тогда разумеша, яко не рече хранитися от кваса хлебнаго, но от учения фарисейска и саддукейска. Тогда они поняли, что Он говорил им беречься не закваски хлебной, но учения фарисейского и саддукейского.

Ты видел предпосланное порицание, посмотри и на плод его: оно пробудило дремавший ум их, и они уразумели. Не всегда учителю должно быть кротким, но иногда – и строгим; иногда нужно давать некоторую свободу ученикам, чтобы приобрести их любовь, а иногда – порицать, чтобы сдержать их, – и таким разнообразием устроять спасение их.

Мф.16:13. Пришед же Иисус во страны Кесарии Филипповы, вопрошаше ученики Своя, глаголя: кого Мя глаголют человецы быти, Сына Человеческаго? Придя же в страны Кесарии Филипповой, Иисус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?

Кесарию эту выстроил Филипп в честь Кесаря, но была и другая Кесария – Стратонова. Спросил учеников, отведя их далеко от иудеев, чтобы они без всякого страха свободно отвечали на вопрос. И не о книжниках и фарисеях спрашивал, так как они открыто поносили Его, но – о народной толпе, которая не имела зависти и лукавства. И Лука (Лк.9:18) говорит: «и бысть егда моляшеся един, с Ним беху ученицы: и вопроси их, глаголя: кого Мя глаголют народи быти?» А Марк (Мк.8:27) сказал, что спросил их на пути. Может быть, на пути в страны Кесарии Христос вместе молился и совершал путь. «Сына Человеческаго», т.е. кажущегося для них человеком. Спросил не потому, что не знал, но с премудрою целью, чтобы Петр сказал то, что ему было открыто, и чтобы отвергнуть ошибочные мнения о Себе всех других людей. Он знал, что Бог Отец открыл о Нем Петру. Заметь, что спросил об этом не в начале проповеди, но после того, как совершил много и великих знамений, после того как учил о многом и великом, после того как представил достаточные доказательства Своего Божества и единства с Отцом.

Мф.16:14–15. Они же реша: ови убо Иоанна Крестителя, инии же Илию, друзии же Иеремию или единаго от пророк. Глагола им (Иисус): вы же кого Мя глаголете быти? Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков. Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня?

«Вы», говорит, которые постоянно живете со Мною и хорошо знаете Мое могущество в деле и в слове. Сказав им: «вы же кого Мя глаголете быти?» – показал, что народ говорит неверно.

Мф.16:16. Отвещав же Симон Петр рече: Ты еси Христос, Сын Бога Живаго. Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты – Христос, Сын Бога Живого.

Опять Петр, всегда пламенный, выскакивает и предупреждает. Сказал: Живаго, потому что написано о Нем: «Господь живяй в вас» (Нав.3:10); Среди вас есть Бог живой. «Живу Аз, глаголет Адонаи Господь», и много такого же, – конечно, для различия от мертвых идолов.

Мф.16:17. И отвещав Иисус рече ему: блажен еси, Симоне, вар Иона, яко плоть и кровь не яви тебе, но Отец Мой, Иже на небесех. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах.

Но и прежде, вслед за укрощением бури, ученики исповедали Его Сыном Божиим, говоря: «воистинну Божий Сын еси» (Мф.14:33), и, однако, не были названы блаженными. И некоторые другие веровали, что Он есть Бог, но никого из них не назвал блаженным. Что же нужно сказать на это? то, что все, исповедавшие Его Сыном Божиим и веровавшие, что Он есть Бог, полагали, что Он таков не по естеству и не в собственном смысле, а по усыновлению и по превосходству добродетели, подобно тому, как все святые называются сынами Божьими. Один только Петр истинно понимал, что Христос есть по естеству и в собственном смысле Сын Божий. Потому-то Христос, желая показать ученикам, что Петр один знал надлежащим образом и без всякого заблуждения исповедал Его, назвал его блаженным, как получившего Божественное откровение о Нем. Плоть, говорит, и кровь, т.е. человек, не руководили тобою при этом священном исповедании относительно Меня, но Отец Мой, – как достойным такого исповедания. Еврейское слово «вар» – означает «сын». Утвердив это мнение Петра и показав, что он был научен Богом, смотри, каких благ удостаивает его.

Мф.16:18. И Аз же тебе глаголю, яко ты еси Петр, и на сем камени созижду Церковь Мою. и Я говорю тебе: ты – Петр (Камень), и на сем камне Я создам Церковь Мою...

Ты – Петр, потому что будешь камнем веры после отречения, или потому что и теперь ты крепок в мысли; и на этой-то крепости Я создам Церковь Мою, или положу тебя в основание верующих, так как Церковь составляют верующие. Сказал это, направляя его мысль к пастырству (προςποιμαντικην).

Мф.16:18. И врата адова не одолеют ей. ...и врата ада не одолеют ее.

Не будут господствовать над Церковью. Вратами ада называет хулы от язычников и еретиков, как приводящие к вечному мучению, или же наказание за них, как приводящее к телесной смерти. Затем высказывает и другую почесть.

Мф.16:19. И дам ти ключи Царства Небеснаго... И дам тебе ключи Царства Небесного...

Так как Петр исповедал Христа истинным Сыном Божиим, то Он показывает ему силу Своего Божества, говоря: создам на тебе Церковь Мою и дам тебе ключи Царства Небесного, т.е. право вводить в него, так как вводить может владеющий ключами. Дар этот принадлежал и другим апостолам, но дан был ему прежде всего, потому что он первым исповедал Христа истинным Сыном Божиим. Поэтому и после Вознесения Спасителя на небо он прежде всех учил долгое время и многих привел к вере.

Мф.16:19. И еже аще свяжеши на земли, будет связано на небесех: и еже аще разрешиши на земли, будет разрешено на небесех. ...и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах.

И это дело – владеющего ключами. Вязать – значит не прощать, а разрешать – прощать. Итак, обещает ему: всякий грех, которого ты не отпустишь на земле, не будет отпущен и на небе Богом, – и всякий, который ты отпустишь здесь, будет отпущен и там. Но Марк (Мк.8:29) и Лука (Лк.9:20) ради краткости привели ответ Петра по сокращению, и потому и об ублажении его, и о другой чести они умолчали, зная притом же, что он – не честолюбив. Матфей же ради точности написал все это, воздавая вместе с тем честь верховному из апостолов.

Мф.16:20. Тогда запрети Иисус учеником Своим, да ни комуже рекут, яко Сей есть Иисус Христос. Тогда [Иисус] запретил ученикам Своим, чтобы никому не сказывали, что Он есть Иисус Христос.

Марк (Мк.8:30) сказал: «и запрети им, да ни комуже глаголют о Нем», а Лука (Лк.9:21): «Он же запрещь им, повеле никомуже глаголати сего». «Запрети» вместо – «повелел», «запрещь», «повеле», т.е. строго приказал никому не говорить, что Он есть Христос, т.е. Сын Божий по естеству, как исповедал Петр.

Необходимо было, чтобы это было открыто Самим Отцом, подтверждено Самим Сыном прежде Своей смерти и стало известным одним только ученикам, как более совершенным, чем народ, и как общим учителям вселенной. Христос не желал, чтобы народ знал это прежде Воскресения Его из мертвых, чтобы, зная теперь, что Он по естеству – Сын Божий, по естеству – Бог, а потом – видя Его бесчестно поносимого, сильно страдающего и бесчеловечно убитого, он (народ) не соблазнялся, не возвратился к прежнему неверию и не сделался неисправимым. Если соблазняло даже учеников, более совершенных, чем народ, не только исполнение этого, но самая речь об этом, то каким образом не могли бы соблазниться несовершенные, видя это и не зная тайны страдания, которая и самим ученикам была не легко доступна? И они только тогда, когда по Вознесении Спасителя снизошел на них Дух Святой, исполнившись Божественной благодати и отложив человеческие помыслы, поняли все тайны и сделались тверже адаманта. До того же времени их постоянно соблазняло все человеческое во Христе. Поэтому-то, как сказано, Он тогда не желал, чтобы было известно народу, что Он – истинный Сын Божий, по естеству Бог, – но разными способами преподает это ученикам. Когда же, по удалении всех соблазнов, должны были ясно свидетельствовать о том, что Он по естеству Бог – померкшее солнце, раздравшаяся церковная завеса, потрясшаяся земля, рассевшиеся скалы, и воскресшие тела многих умерших святых и Сам Он, чудесно воскресший из мертвых (и в то время уже ясно воссияла сила Его Божества и доказательство было несомненно; но еще и Дух Святой должен был сообщить разумение не только ученикам, но и всем верующим), тогда только Он пожелал открыть всем тайну Своего Божества и страдания, чтобы проповедь о Нем распространялась беспрепятственно.

Мф.16:21. Оттоле начат Иисус сказовати (δυκνυειν ) учеником Своим, яко подобает Ему ити во Иерусалим и много пострадати от старец и архиерей и книжник, и убиену быти, и в третий день востати. С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим, и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть.

С того времени, когда ученики твердо знали, что Он есть Сын Божий по естеству, Он начинает показывать, или предсказывать им, что Он должен претерпеть, чтобы, заранее зная это, они не соблазнялись во время страдания и не предполагали, что Он страдает по слабости природы. И как это можно было предполагать относительно Того, Который заранее знает, предсказывает и даже спешит пострадать?

Мф.16:22. И поемь Его Петр, начат пререцати Ему... И, отозвав Его, Петр начал прекословить Ему...

"Поемь", т.е. взяв отдельно. Услышав, что Христос должен умереть, он не мог этого перенести, потому что считал это недостойным Его Божества. Поэтому, получив некоторую смелость вследствие того, что был назван блаженным, прекословил, т.е. упрекал Его наедине.

Нужно знать, что слово επιτιμαν (пререцати, прекословить) у евангелиста иногда значит – «заставлять молчать», как сказано о нечистом духе, который говорил, что знает Христа, что Он – Святый Божий: «и запрети ему» (Мк.1:25), т.е. заставил молчать; «запрети ветром и морю» (Мф.8:26); иногда – «подтверждать», напр., «и запрети им, да ни комуже глаголют о Нем» (Мк.8:30); иногда – «упрекать», как напр, в этом месте, о котором теперь идет речь; иногда «порицать», как, напр.: «запрети Петрови» (Мк.8:33), о чем сейчас будет сказано; а иногда – «не допускать», как это мы найдем в 19 гл. 13 ст.

Мф.16:22. Глаголя: милосерд Ты, Господи: не имать быти Тебе сие. Будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!

Говорит это, без сомнения, заботясь о Нем, как истинный друг. «Милосерд Ты» – сказал по обычаю; потому что был обычай упрекать так того, кто говорил что-либо неожиданное; т.е. пусть Бог будет милосерд к Тебе. «Не имать быти Тебе сие», т.е. да не случится с Тобою того, что говоришь.

Мф.16:23. Он же обращься рече Петрови: иди за Мною, сатано... Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана!

Марк (Мк.8:33) сказал, что Христос, обратившись и взглянув на учеников Своих, запретил Петру, т.е. порицал его. Он желал, чтобы и они слышали это порицание и вразумились, потому что чувствовали то же, что и Петр. Сатаною назвал его, как подражающего сатане в том, что он не желал, чтобы Христос был умерщвлен. И сатана не желал, чтобы Христос был умерщвлен для того, чтобы оказались ложными все пророчества об Его смерти, и чтобы телесная смерть Христа не была смертью Его собственной власти; хотя сам же он возбудил иудеев к убиению Спасителя и оказался побежденным собственной злобой.

Можно сказать и иначе: так как сатана значит – противник, а Петр, отклоняя Христа от смерти, не следовал, а противился Его воле, то Спаситель говорит ему: иди за Мною, сатано, т.е. следуй за Мною, противник…

Мф.16:23. Соблазн Ми еси... Ты Мне соблазн!

Противодействуя Моей воле, ты служишь для Меня препятствием. Далее высказывает и причину, почему он противодействовал.

Мф.16:23. Яко не мыслиши яже (суть) Божия, но человеческая. Потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое.

Ты так полагаешь, потому что размышляешь не о Божественном, а о человеческом. Если бы ты думал о Божественном, то считал бы для Меня достойным умереть за мир, а так как ты думаешь о человеческом, то считаешь для Меня недостойным даже умереть.

Ты же обрати внимание на то, что недавно весьма ублажаемый теперь сильно порицается, – чтобы сдерживать и свою смелость и знать, что Спаситель был нелицеприятен. Когда тот сказал верно, ублажил его, а когда неверно – порицал. Верно он сказал то, относительно чего получил откровение от Бога, а неверно – то, что сказал от себя самого.

Мф.16:24. Тогда Иисус рече учеником Своим: аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе и возмет крест свой и по Мне грядет. Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною.

Марк (Мк.8:34) и Лука (Лк.9:23) говорят, что Христос сказал это к народу и вообще ко всем. Сказал это, утверждая, что не только не неприлично для Него умереть, но что и никто другой не может быть Его учеником, если не умрет за благо. «Аще кто хощет, – говорит, – по Мне ити, или – следовать за Мною, как ученик и подражатель Мой, – да отвержется себе, – т.е. своей воли, преданной страстям и привязанной к этой жизни, или – своего тела, не щадя его во время бедствий и испытаний, но даже подвергая его опасностям, – и возмет крест свой», – т.е. пусть помнит о своей смерти (крестом обозначил смерть, потому что крест тогда был орудием смертной казни), пусть всегда ожидает смерти, пусть постоянно будет готов к ней, и ежедневно умирает своею волею. Это изречение объяснено и иначе в десятой главе. И смотри, как сказал: аще кто хощет, муж или жена, или начальник, или подчиненный, и аще хощет, потому что никого не принуждает против воли; а чтобы ты не подумал, что достаточно только страдать (так как и разбойники, и грабители, и волшебники, и другие злые люди много страдают), присоединил: «и по Мне грядет», научая, что нужно не только претерпеть это, но последовать за Ним, т.е. идти по следам Его жизни.

Мф.16:25. Иже бо аще хощет душу свою спасти, погубит ю: и иже аще погубит душу свою Мене ради, обрящет ю. Ибо кто хочет душу (жизнь) свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее.

Сказал это и в десятой главе; там найди и объяснение. Марк же (Мк.8:35) сказал: «Мене ради и Евангелия», т.е. ради Меня и Моего учения.

Мф.16:26. Кая бо польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит? Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?

Конечно, невозможно приобрести весь мир; но если бы это было возможно, не было бы никакой пользы от этого. В мире все смертно, а душа бессмертна; наслаждение всем этим – временное, а наказание души – вечное. Далее еще усиливает страх; этим обыкновенно Он исправляет слушателей.

Мф.16:26. Или что даст человек измену за душу свою? Или какой выкуп даст человек за душу свою?

Если весь мир не может сравняться по своей цене с разумною душою, то какой же выкуп можно дать, чтобы исторгнуть ее от вечного наказания? Конечно, никакого. Потому должно, оставив все, заботиться только о ней одной, вред которой причиняет смерть и за потерю которой нельзя дать выкупа. А чтобы показать нерадивым, что нерадение их не останется без наказания, и усердным, что усердие их не будет лишено награды, чтобы тех еще более устрашить, а этих ободрить, говорит:

Мф.16:27. Приити бо имать Сын Человеческий во славе Отца Своего со Аггелы Своими, и тогда воздаст комуждо по деянием его. Ибо приидет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его.

Показал, что имеет одну и ту же славу с Отцом: "во славе, – говорит, – Отца Своего». Если же имеет одну и ту же славу, то, конечно, одно и то же и существо, и власть, и Божество. Имеющие одну и ту же славу имеют и все остальное одно и то же.

Мф.16:28. Аминь глаголю вам, (яко) суть нецыи от зде стоящих, иже не имут вкусити смерти, Дóндеже видят Сына Человеческаго грядуща во Царствии Своем. Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем.

Сказав о Себе, что придет во славе, дориносимый и сопровождаемый Ангелами, и зная, что ученики не доверяют этим словам, подтверждает их, присоединив, что немного спустя некоторые увидят Его славу, – которую Он здесь назвал Царством. Указывал Он этим на сияние Своего Преображения, которое должен был вскоре показать Петру, Иакову и Иоанну. О них и сказал: «нецыи от зде стоящих». Царством же Своим, или славою Своею – назвал то сияние, с которым впоследствии должен придти, когда воздаст каждому по делам его.

Глава XVII

Преображение Господне

Мф.17:1. И по днех шестих поят Иисус Петра и Иакова и Иоанна брата его… По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его...

Лука (Лк.9:28) говорит: «бысть же по словесех сих яко дний осмь», и, однако, не противоречит. Он причислил сюда и тот день, в который Христос говорил выше сказанное ученикам, и тот, в который Он взял их; Матфей же, пропустив оба эти дня, исчислил только дни, заключенные между ними. Почему взял только трех этих, и не только теперь, но часто и в другое время, как это впоследствии мы найдем? Потому что они превосходили других учеников: Петр – тем, что сильно любил Его, вследствие горячей веры, Иоанн – тем, что был сильно любим Христом, вследствие превосходства добродетелей; Иаков – тем, что был ненавистен иудеям, так что Ирод, убив его впоследствии, оказал иудеям большую милость… Смотри, как Матфей не умолчал о тех, которые были предпочтены ему. Это же во многих местах делает и Иоанн, записывая по любви к справедливости преимущественные похвалы Петру. Лик апостольский был чужд зависти. – Почему же Христос, говоря: «суть нецыи от зде стоящих», скрыл имена их? Чтобы не огорчать других; и чтобы те не скорбели, думая, что они, как недостойные, пренебрежены.

Мф.17:1. И возведе их на гору высоку едины... ...и возвел их на гору высокую одних...

Лука (Лк.9:28) же говорит, что Он взял их и взошел на гору помолиться.

Мф.17:2. И преобразися пред ними и просветися лице Его яко солнце, ризы же Его быши белы яко свет. ...и преобразился пред ними: и просияло лицо Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет.

Возвел их на высокую гору, чтобы не быть видимым для всех других; потому и прибавил – "едины" (ничего Он не делал для славы, а все для пользы), и чтобы мы знали, что должно возвышаться от земной низости тому, кто должен удостоиться Божественного созерцания. «Преобразился» так, что тело осталось, конечно, при своей собственной фигуре, но в нем отчасти открылось Божественное сияние и осветило лицо Его, и вид Его переменился на еще более Богоподобный. Преобразился "пред ними", чтобы они, видя, как Он преобразился, не считали Его другим, и чтобы узнали, как легко Он может делать то, чего желает. «Просияло лице Его как солнце», т.е. так показалось им. Сияние это было сильнее солнца, какое-то Божественное и неизреченное. «Ризы же Его сделались белыми как свет», так как сияние это разлилось и на них.

Итак, если и кто-либо из вас возлюбит Иисуса, как Петр, или будет возлюблен Им, как Иоанн, или же тягостен врагам Его, как Иаков (а враги Его – демоны), тот возведется на высокую гору, т.е. на высоту знания, и узрит славу Его, насколько возможно человеку: разумею – тайны, от многих скрытые и невидимые. Не будет неуместным сказать, что лицо Иисуса – это смысл Его речей, а одежды – слововыражения этих речей, которыми покрыт смысл как одеждою. Это лицо Его светло и просвещает взирающих на Него, и эти одежды Его также белы, не имея в себе ничего темного и неясного.

Мф.17:3. И се, явистася им Моисей и Илиа, с Ним глаголюща. И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие.

По многим причинам поставил подле Себя Моисея и Илию. Так как одни из народа говорили, что Он – Иоанн Креститель, другие – что Илия, третьи – что Иеремия или один из древних пророков, то и поставил пред Собою, как рабов, самых замечательных из процветавших в Ветхом Завете пророков, чтобы была видна средина между ними, и то, насколько Он их превосходит. Вот это одна причина.

Другая причина. Так как Его обвиняли в преступлении закона, говоря: «несть Сей от Бога Человек, яко субботу не хранит» (Ин.9:16), – и затем называли Его хулителем и присваивающим Себе славу Божию, говоря: «о добре деле камение не мещем на Тя, но о хуле, яко Ты, человек сый, твориши Себе Бога» (Ин.10:33), «не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человеком, делаешь Себя Богом», – то Он поставил подле Себя Моисея, чтобы показать, что ни в каком случае законодатель не предстал бы пред Ним в образе раба, если бы Он был законопреступник, а Илию, чтобы показать, что если бы Он был богохульник и присваивал бы Себе славу Божию, то пред богопротивным никогда бы не предстал как раб тот, кто всегда ревновал о славе Божией. Третья причина – та, чтобы знали, что Он – Господь смерти и жизни (так как Моисей умер, а Илия остался в живых), и чтобы ученики, впоследствии видя Его умирающим, считали это страдание добровольным и сообразили, что Господь смерти и жизни не мог умереть против воли. Можно присоединить и еще иную причину, что Господь поставил здесь их ради учеников, чтобы возбудить к подражанию им. Моисей был косноязычен, а Илия – совсем необразован, оба были бедны и одинаково смелы против властителей: Моисей против фараона, а Илия против Ахава. От нечестивых людей, которым оказывали благодеяния, они претерпели много бед, и, однако, не переставали заботиться о них. Моисею они должны были подражать в незлобии, Илии – в ревности к Богу, а им обоим – в умении управлять народом и в перенесении трудов. Тысячекратно они готовы были умереть, насколько это было в их власти, за угодивших Богу и за вверенный им народ и, погубив свои души, нашли их. Беседовали с Ним, показывая, что данный Моисеем закон и пророческое слово согласно предсказывали о Его смерти, первый – образами жертвы, а второй – различными пророчествами. Лука говорит (Лк.3:31), что также Моисей и Илия явились во славе, или сиянии, чтобы мы знали, что все жившие по Богу участвуют в Божественной славе. О чем они беседовали? – об этом опять сказал Лука (Лк.9:31), свидетельствуя, что они говорили об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме, – называя исходом – исход из этой жизни. Некоторые же книги (Разумеет здесь кодексы Златоуста. – Прим. ред.) пишут не ε ξοδον – исход, но δοξαν – славу, так как славою называется самый крест. Для всех других он был бесчестен, как наказание за великие преступления, – для одного только Христа он сделался славою, как награда за Его великую любовь к нам. Ибо кто, имеющий благодарное сердце, не прославит Его, слыша, что Он претерпел ради нашего спасения такого рода бесчестие, будучи достойным всякой почести. Есть и другое основание, по которому крест называется славою Его, – которое мы приведем в свое время. Итак, Моисей и Илия беседовали об исходе Его или же о славе Его, т.е. о кресте, – как Он должен быть распят. Следует также спросить, откуда ученики после стольких лет узнали Моисея и Илию, так как у евреев не было изображений на досках. На это скажем, что некоторые из древних евреев оставили для потомков образы замечательных мужей в книгах, так что читающие узнали их. Вероятно, что помнили их образы и по преданию живым словом. А может быть, апостолы узнали их и по Божественному Откровению. Или еще иначе. Моисей и Илия явились около Христа, показывая, что тайны закона и пророков сводятся к одному Христу и указывают на все то, что относится к Нему.

Мф.17:4. Отвещав же Петр рече (ко) Иисусови: Господи, добро есть нам зде быти: аще хощеши, сотворим зде три сени, Тебе едину, и Моисеови едину, и едину Илии. При сем Петр сказал Иисусу: Господи! хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии.

Сильно любя Учителя и не желая, чтобы Он ушел в Иерусалим, чтобы там пострадать, как Он предсказал, Петр, однако, не смеет прямо отклонять Его, чтобы опять не заслужить упрека, но советует остаться здесь, так как видит, что гора вполне безопасна, как неизвестная злоумышляющим против Него, и так как знает, что Моисей и Илия могут защитить Его: первый победил весьма много народов, а второй низвел с неба огонь на пятидесятиначальников. Сказав: «добро есть нам зде быти» и зная, что сказал худо, выразив только свое мнение, прибавил: «аще хощеши, сотворим зде три сени, Тебе едину, и Моисеови едину, и едину Илии». Что ты говоришь, Петр? Немного прежде ты исповедал Его истинным Сыном Божиим, а теперь, поставляя Владыку между рабами, надеешься, что Он будет охранен ими? Смотри, как еще несовершенны были ученики до крестных страданий. Петр тогда испытывал двоякого рода душевное волнение: с одной стороны, страх за Учителя, с другой – необычайное это видение поразили и удивили его, и он проговорил это, сам не зная, что говорит, как сказал Лука (Лк.9:33), т.е. говорил необдуманно. Марк (Мк.9:6) сказал: «не ведяше бо, что рещи», т.е. не знал, что другое сказать ему лучшее. Затем он присоединил и причину, говоря: потому что они были в страхе. А Лука (Лк.9:32) написал, что они были отягчены сном. Они были в страхе – потому что увидели образ выше человеческого; были отягчены сном, или вернее – обмороком, от сияния. Хотя тогда была не ночь, а день, однако чрезмерное сияние затемнило их глаза и помрачило ум, до тех пор пока они, совершенно пробудившись, как сказал Лука (Лк.9:32), или придя в себя из такого обморока, не увидели, насколько могли, славу Его. Поэтому-то Петр, не придя еще в себя, сказал необдуманно. Три кущи можно понимать как три пути ко спасению – путь деятельности, созерцания и богословия. Образцом деятельности был Илия – муж смелый и благоразумный, – созерцания – Моисей, как законодатель и судия, – богословия – Христос, как во всем совершенный. Это – кущи, по сравнению с будущими покоями, несравненно лучшими.

Мф.17:5. Еще (же) ему глаголющу, се, облак светел осени их: и се, глас из облака... Когда он еще говорил, се, облако светлое осенило их; и се, глас из облака...

Облако и голос подтверждают, что это голос Божий. Они знали, что Бог носится на облаках: "полагаяй, – говорит Писание (Пс.103:3), – облаки на восхождение Свое», «делаешь облака Твоею колесницею», и многое в таком же роде оно имеет. Смотри: когда угрожает, полагает около себя темное облако, как на Синае, – а теперь, желая научить, полагает светлое…

Мф.17:5. Глаголя: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, о Немже благоволих. ...глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение.

Это же сказал Отец с неба, когда крестился Спаситель (Мф.3); но там ради присутствовавшего народа, а здесь преимущественно ради Петра. Голос Отца как бы так говорил: Чего ты, Петр, боишься за Иисуса? Он Сын Мой; и не просто Сын, подобно тем, которые делаются сынами Моими чрез добродетель, но Возлюбленный, или Избранный, как Единородный, и – мало того – Такой, в Котором Мое благоволение, т.е. в Котором Я почиваю и Которым доволен, как единомышленным и равным Мне. Поэтому не бойся за Него; сколько бы ты ни любил Его, ты все-таки не любишь столько, сколько – Я. У Меня троякое побуждение любить Его: Я люблю Его как Сына, как Возлюбленного и как доставляющего Мне покой и довольство. Итак, если ты не полагаешься на Его силу, то положись на Мою. Никто столь любимого не оставляет без разумной причины.

Мф.17:5. Того послушайте.

Повинуйтесь Ему, слушайте Его, если Он что-либо или скажет, или сделает. Поэтому если даже пожелает быть распятым, никто Ему пусть не препятствует, потому что вы не знаете тайны Его Домостроительства. Все, что Он ни говорит или делает, говорит и делает по Моей воле. Итак, слушайте Его, оставив закон Моисеев и пророческие тайноводства, потому что Христос есть исполнение закона и пророков, и все это уже исполнилось, как относящееся только к Нему одному.

Мф.17:6. И слышавше ученицы падоша ницы и убояшася зело. И, услышав, ученики пали на лица свои и очень испугались.

Но и прежде на Иордане был такой же голос и после опять, когда и гром был, как говорили (Ин.12:29), но никто не испытывал ничего подобного. Почему же теперь они пали на лица свои? Необычайная высота, совершенная уединенность места, глубокое молчание, кроме того – полное ужаса самое Преображение, воссиявший чистый свет, вдруг распростершееся сверху их облако и раздавшийся над ними голос, – все это поразило их и привело в сильный трепет. Можно и иначе сказать: пали на лица свои, т.е. поклонились.

Мф.17:7. И приступль Иисус прикоснуся их и рече: востаните и не бойтеся. Но Иисус, приступив, коснулся их и сказал: встаньте и не бойтесь.

Сжалился над их слабостью и скоро разрешил их страх.

Мф.17:8. Возведше же очи свои, ни когоже видеша, токмо Иисуса единаго. Возведя же очи свои, они никого не увидели, кроме одного Иисуса.

Чтобы они были убеждены, что голос был о Нем, является им Сам один.

Мф.17:9. И сходящым им с горы, заповеда им Иисус, глаголя: ни комуже поведите видения, Дóндеже Сын Человеческий из мертвых воскреснет. И когда сходили они с горы, Иисус запретил им, говоря: никому не сказывайте о сем видении, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых.

Чем более говорили бы о Нем, тем труднее для многих было бы верить этому. Поэтому повелевает скрыть от них это видение, потому что сами они не будут в состоянии убедить и иудеи еще более ожесточатся.

Мф.17:10. И вопросиша Его ученицы Его, глаголюше: что убо книжницы глаголют, яко Илии подобает приити прежде? И спросили Его ученики Его: как же книжники говорят, что Илии надлежит прийти прежде?

Вполне убежденные в Божестве Его и исповеданием Петра, и Преображением, и голосом с неба, спрашивают: если Ты Христос, то почему книжники говорят, что прежде Христа должен прийти Илия? Как же он не пришел прежде Тебя? Так спросили ученики. Нужно знать, что Писание говорит о двух Пришествиях Христа, о совершившемся уже и о будущем. О том и другом учил и апостол Павел, говоря о первом: "явися, – говорит, – бо благодать Божия спасителная» (Тит.2:11); о втором: «ждуще блаженного упования и явления великаго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа» (Тит.2:13). Предтечею первого был Иоанн, а предтечею второго будет Илия, о котором говорит пророк Малахия (Мал.4:5–6): «послю вам Илию Фесвитянина… иже устроит сердце отца к сыну», т.е. который обратит сердца тогдашних иудеев к апостолам, чтобы они повиновались учению их и уверовали во Христа: потому что отцы апостолов – это иудеи. Но книжники, сливая оба Пришествия в одно и соединяя первое со вторым, учили народ только о втором, и потому они не принимали Христа, говоря, что прежде должен прийти Илия, а потом Христос. А теперь Христос ясно учит о двух Пришествиях. Обрати внимание:

Мф.17:11–12. Иисус же отвещав рече им: Илиа убо приидет прежде и устроит вся: глаголю же вам, яко Илиа уже прииде, и не познаша его... Иисус сказал им в ответ: правда, Илия должен прийти прежде и устроить всё; но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его...

Илия первый, или Фесвитянин, еще не пришел; он придет около второго Моего Пришествия и "устроит" всякого, кто поверит ему, т.е. обратит сердце отца к сыну, как говорит пророк Малахия. Но Я говорю вам, что Илия второй, или Креститель, уже пришел пред этим первым Моим Пришествием, как говорят Писания. И книжники не знали, что и он – Илия, потому что был предтечей, – они не узнали его, так как худо разумеют Писания.

Мф.17:12. Но сотвориша о нем, елика восхотеша. ...а поступили с ним, как хотели.

Разумеется – приверженцы Ирода, так как они много сделали ему: ввергли в темницу, обезглавили и принесли голову его на блюде.

Мф.17:12. Тако и Сын Человеческий имать пострадати от них. Так и Сын Человеческий пострадает от них.

Так и Он, потому что также не узнали, что Он – Христос, – не узнали по злонамеренности. Но если теперь евреи не поверили Христу, то почему же тогда поверят Илии? потому что они признают его и будут знать, что о нем предсказал Малахия; кроме того, столь великий промежуток времени и такая сила проповеди смягчит ожесточение сердец их.

Мф.17:13. Тогда разумеша ученицы, яко о Иоанне Крестители рече им. Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе.

Потому что говорил им еще прежде (Мф.11:14), что он есть долженствующий прийти Илия.

Исцеление бесноватого

Мф.17:14–15. И пришедшым им к народу, приступи к Нему человек, кланяяся Ему и глаголя: Господи, помилуй сына моего, яко на новы месяцы беснуется и зле страждет... Когда они пришли к народу, то подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени, сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает...

О лунатизме с физиологической стороны сказано уже в четвертой главе, а теперь скажем точнее, что некоторые демоны в нападениях своих на людей наблюдали известные времена луны, и именно тогда нападали на них, чтобы причиною несчастья казалась луна и поэтому был поносим Творец ее.

Мф.17:15. Множицею бо падает во огнь и множицею в воду. ...ибо часто бросается в огонь и часто в воду.

Так что если бы и тогда сила Божия не удержала беса, то он давно погубил бы его. Марк же (Мк.9:17–25) говорит, что беснование это было соединено с глухотой и немотой; но не потому что он был по природе таким, а потому что бесы связали язык и слух бесноватого.

Мф.17:16. И приведох его ко учеником Твоим, и не возмогоша его изцелити. Я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его.

Не могли по причине неверия приведшего. Хотя он и привел его, однако не веровал несомненно тому, что они могут изгнать беса. Это ясно видно и из слов Христа: «о, роде неверный», – и из слов праведного: «аще что можеши, помози нам» (Мк.9:22), – и из вопроса Христа приведшему: «аще что можеши веровати», – и из ответа сего последнего: «верую, Господи: помози моему неверию» (Мк.9:24). Марк рассказал об этом подробнее.

Мф.17:17. Отвещав же Иисус рече: О, роде неверный и развращенный... Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный!

Высказывает такое общее порицание по причине равного же неверия со стороны множества иудеев, которые, однако, видели много таких же чудес, совершенных не только Им, но и учениками. «Развращенный», т.е. коварный, неправильно понимающий.

Мф.17:17. Доколе буду с вами? доколе терплю вам? Доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?

Негодует и желает смерти, так как по своему недоверию они не исцелимы.

Мф.17:17. Приведите Ми его семо. Приведите его ко Мне сюда.

Чтобы и Самому не показаться бессильным, изгоняет беса. Привести же бесноватого приказал, чтобы стала очевидною Его сила и тем, которые считали Его бессильным.

Мф.17:18. И запрети ему Иисус. И запретил ему Иисус.

Т.е. повелел. Марк (Мк.9:25) и Лука (Лк.9:42) говорят, что Он повелел духу нечистому. Повелел обоим, – бесноватому – быть в здравом уме, а демону – удалиться.

Мф.17:18. И изыде из него бес: и изцеле отрок от часа того. И бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час.

Это – понятно. Немой и глухой демон обладает каждым, кто не говорит и не слушает Божественных изречений и Писаний. Его ввергает демон иногда в огонь гнева и похоти, а иногда в волнующуюся воду других страстей.

Мф.17:19–20. Тогда приступльше ученицы ко Иисусу на едине, реша: почто мы не возмогохом изгнати его? Иисус же рече им: за неверствие ваше. Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его? Иисус же сказал им: по неверию вашему.

Марк (Мк.9:28) сказал, что они спросили, когда Христос вошел в дом. Спросили из опасения, не потеряли ли они полученной ими власти над нечистыми духами. Пред народом Христос осудил неверие приведшего, а наедине порицает неверие учеников. Усомнившись прежде попытки в том, что они могут исцелить страждущего, хотя прежде исцеляли многих других, они после попытки не могли уже исцелить. Итак, мудро пред многими порицает неверие многих, а наедине – неверие Своих; и не следовало пред толпою срамить учителей вселенной.

Мф.17:20. Аминь бо глаголю вам: аще имате веру яко зерно горушно, речете горе сей: прейди отсюду тамо, и прейдет. Ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: перейди отсюда туда, и она перейдет.

Говорит не о вере в то, что Он Сам – Бог, а в то, что Он творил чудеса. Говорит: Если вы будете иметь такую деятельную, сильную и горячую веру, как горчичное зерно (а оно обладает такими качествами), веруя без всякого колебания тому, что будете творить чудеса, то будете иметь столь великую силу, что будете переставлять даже горы, если пожелаете. Иметь столь великую веру представляется делом легким, но оно также и весьма высоко. Оно рождается из дерзновения к Богу, – а такое дерзновение, в свою очередь, – из богоугодности. Но необходима сильная борьба для того, чтобы приобрести чрез богоугодность такое дерзновение к Богу, чтобы твердо веровать, что Он подаст все просимое. Просите, – сказано, – и дастся вам (Мф.7:7). Не удивляйся, если апостолы не двигали с места гор. Это было не потому, что они не могли. А потому что не желали, – так как не было нужды в этом. После них некоторые святые, которые стояли гораздо ниже их, по встретившейся необходимости, переставляли горы, согласно с ответом Господа. Горой можно назвать и диавола за высоту его самомнения, которого святые легко отдаляют от себя, когда желают.

Мф.17:20. И ничтоже невозможно будет вам. И ничего не будет невозможного для вас.

Вы не только будете переставлять горы, но и ничего другого не будет для вас невозможного.

Мф.17:21. Сей же род не исходит, токмо молитвою и постом. Сей же род изгоняется только молитвою и постом.

Род всех демонов изгоняется не иначе как молитвою и постом не только исцеляющего, но и страждущего, и даже больше – страждущего. Молитва весьма страшна демону; а более сильной и могущественной делает ее пост, не позволяя ни пресыщению ослаблять телесную крепость, ни происходящим из него парам повреждать мозг и омрачать ум. И когда тело обладает силою, и ум действует, не развлекаясь, тогда восходит молитва сильнее огня и страшнее всего. Поэтому пост и молитву должно всегда соединять.

Мф.17:22–23. Живушым же им в Галилеи, рече им Иисус: предан имать быти Сын Человеческий в руце человеком, и убиют Его, и в третий день востанет. И скорбни быша зело. Во время пребывания их в Галилее, Иисус сказал им: Сын Человеческий предан будет в руки человеческие, и убьют Его, и в третий день воскреснет. И они весьма опечалились.

Постоянно предсказывает ученикам о том, что будет убит, для того, чтобы они легко перенесли этот факт, приготовившись постоянным напоминанием о нем, и – одним словом – по той причине, которую мы передали в 16-й главе. Итак, смотри: хотя там Петр был порицаем и после этого Отец повелел слушать Его, хотя Он обещал даже Воскресение после трех дней, однако они не могли этого снести, но опечалились, и не как-либо, а сильно. Произошло же это вследствие того, что они не понимали смысла сказанного, как засвидетельствовали Марк (Мк.9:32) и Лука (Лк.9:45). Первый сказал: «они же не разумеваху глагола и бояхуся Его вопросити», а второй: «бе бо прикровен от них, да не ощутят его». «И оно было закрыто от них, так что они не постигали его».

По Божественному Домостроительству смысл этих слов скрывался от них, как еще не совершенных и не могущих проникнуть в сверхъестественую истину его. Но если они не понимали этого, то как же они сильно опечалились? Не вполне понимали, – но о смерти Его знали, так как весьма часто слышали о ней, и о ней-то сильно печалились. О Воскресении же, хотя также часто слышали, однако не могли понять, что это за Воскресение. Марк говорит (Мк.9:10) между прочим, что они спрашивали друг друга, что значит воскреснуть из мертвых. Они предполагали, что и это – какая-нибудь притча. Только после Воскресения Господь отверз им ум к уразумению Писаний (Лк.24:45).

Мф.17:24–25. Пришедшым же им в Капернаум, приступиша приемлющии дидрахмы к Петрови и реша: Учитель ваш не даст ли дидрахмы? Глаголя: ей. Когда же пришли они в Капернаум, то подошли к Петру собиратели дидрахм и сказали: Учитель ваш не даст ли дидрахмы? Он говорит: да. (Две драхмы – определенная дань на храм. – Прим.).

Еврейские первенцы вносили каждый ежегодно дидрахму из благодарности Богу за то, что Он некогда погубил египетских первенцев. Хотя и Христос был первенец, однако собиратели постеснялись войти к Нему, так как воздавали Ему уважение за чудеса; но они приходят к Петру, важнейшему из учеников, и не требуют насильно, а скромно спрашивают. Дидрахма – это род денег.

Мф.17:25. И егда вниде в дом, предвари его Иисус, глаголя: что ти мнится, Симоне? царие земстии от киих приемлют дани или кинсон? от своих ли сынов, или от чужих? И когда вошел он в дом, то Иисус, предупредив его, сказал: как тебе кажется, Симон? цари земные с кого берут пошлины или подати? с сынов ли своих, или с посторонних?

Прежде чем Петр сказал относительно дидрахмы, Христос предупредил его, показывая этим, что Он не нуждается в чужом наставлении, так как знает не только то, о чем говорят, но и что думают. Самим примером показывает, что будучи истинным Сыном Божиим, Он не должен платить Отцу дидрахмы, потому что цари не от собственных детей, а от чужих берут дани (τελη ) или кинсон (κηνσον – censum). Словами τελος и κηνσος обозначается одно и то же: τελος – у греков, а κηνσος (census) у римлян.

Мф.17:26. Глагола Ему Петр: от чужих. Рече ему Иисус: убо свободни суть сынове. Петр говорит Ему: с посторонних. Иисус сказал ему: итак, сыны свободны.

Свободны от того, чтобы вносить дань, или кинсон.

Мф.17:27. Но да не соблазним их, шед на море, верзи удицу, и, юже прежде имеши рыбу, возми: и отверз уста ей, обрящеши статир: той взем даждь им за Мя и за ся Но, чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду, и первую рыбу, которая попадется, возьми, и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его и отдай им за Меня и за себя. (Статир – четыре драхмы. – Прим.).

Показав прежде, что Он Сам не должен платить дани по Своему Божеству, повелевает, однако, дать по Своему человечеству, чтобы они не соблазнились тем, будто Он бесчестит Бога, не желая и Сам дать дидрахму. Из моря повелел достать, показывая этим, что будучи Богом всего, повелевает и морю, которое, повинуясь Его повелению, посылает рыбу, приносящую дань за Господа; и не только за Него одного, но и за первого из Его учеников, так как Петр также был первенцем. И прежде различным образом Он показывал это, – когда укротил бурю и когда ходил по морю, как по суше. Это же и теперь показывает иным способом, везде обнаруживая подчинение его. Статир также род денег, равняющийся двум дидрахмам. Смотри, как теперь Он не желает соблазнить иудеев, – а в другом месте Он пренебрег соблазном фарисеев, когда говорит о пище. Этим показывает, что иногда нужно остерегаться соблазна, а иногда – пренебрегать им, но делать то и другое с рассуждением. Вообще, нужно пренебрегать соблазном в том, что говорится или делается по заповеди Божией, а в том, что делается по нашему произволению, следует избегать соблазна, как заповедал Василий Великий.

Глава XVIII

Учение Иисуса Христа о том, кто больше в Царстве Небесном, и о соблазнах

Мф.18:1. В той час приступиша ученицы ко Иисусу, глаголюще: кто убо болий есть в Царствии Небеснем? В то время ученики приступили к Иисусу и сказали: кто больше в Царстве Небесном?

Нечто человеческое испытывали тогда ученики. Видя, что Петр предпочтен, – хотя и Иаков был старше и некоторые другие, но ничего такого Христос не сказал о них, – они скорбели, и, однако, стыдились признаться в своем чувстве, а спрашивают Учителя неопределенно: кто из них больше? И не одно только это чувство испытывали ученики, но и многие другие. Еще прежде Господь назвал его блаженным и многое ему обещал; и в другое время, видя дерзновение Петра, ученики возревновали: Марк (Мк.9:34) говорит, что сначала они между собою рассуждали, кто больше; с ним согласен и Лука (Лк.9:46). Прежде, чем пришли к Петру собирающие дидрахмы, они рассуждали об этом же на пути; а придя в Капернаум, где подошли к Петру эти собиратели, и видя, что он опять предпочтен, еще больше были возбуждены, – и тогда именно спросили. По-видимому, они спрашивали о том, о чем знали уже; но на самом деле не так. На основании того, что они видели, они знали только, что Петр предпочитался им на земле; но они хотели знать, будет ли он пользоваться большею честью и на небе. Тогда они негодовали на это, но впоследствии, сделавшись совершенными, они взаимно друг другу уступали первенство.

Мф.18:2. И призвав Иисус отроча, постави е посреди их... Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них...

Марк (Мк.9:36) говорит: «и объем е, рече им», а Лука (Лк.9:47): «постави е у Себе», «поставил его пред Собою…»

Все это было: прежде всего поставил его посреди них, затем – подле Себя, и потом обнял его. Примером дитяти желает потушить их страсть.

Мф.18:3. И рече: аминь глаголю вам, аще не обратитеся и будете яко дети, не внидете в Царство Небесное. ...и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное.

Вы спрашиваете Меня о первенстве в Царстве Небесном; а Я говорю вам, что если вы не обратитесь от лукавства к незлобию, и не сделаетесь невинными, как дети, совсем не войдете в него. Дитя – просто, беззаботно, не тщеславно, скромно, оно не имеет зависти, ревности, желания первенствовать, и вообще свободно от всяких страстей собственной воли, не вследствие подвига, но вследствие природной простоты. Итак, если кто укротит страсти своей воли, тот будет – как дитя, приобретая подвигом то, что дети имеют по природной своей чистоте.

Мф.18:4. Иже убо смирится яко отроча сие, той есть болий во Царствии Небеснем. Итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном.

Всякий, кто по своей воле в значительной степени смирится, как смиряется дитя не по своей воле. Нужно подражать дитяти, которое, имея, как сказано, много добродетелей, не гордится ни одною из них.

Мф.18:5. И иже аще приимет отроча таково во имя Мое, Мене приемлет. И кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает.

И всякий, кто примет одно такое дитя, какое я сказал, или – одного какого-либо человека, ставшего таким, как это дитя, т.е. смиренного, простого и уничиженного. «Во имя Мое», т.е. ради Меня, ради того, что такой человек есть Мой. Смотри, как Он любит такого. Принимающий его, говорит, принимает Меня. Марк (Мк.9:37) же присоединил: «и иже Мене приемлет, не Мене приемлет, но Пославшаго Мя». Смысл всех этих слов такой: всякий, кто примет сделавшегося таким, как дитя, чрез него принимает и Меня, а чрез Меня – и пославшего Меня Отца. Отец присваивает Себе честь, принадлежащую Мне, а Я – принадлежащую тому, кто сделается таким, как дитя. Итак, какое же блаженство может быть больше того, когда кто-либо принимает Блаженную Троицу? Если он принимает Сына и Отца, то, конечно, принимает и Святого Духа, потому что Блаженная Троица – нераздельна. Но тогда еще не время было учить о Святом Духе. Что касается прибавки: «не Мене приемлет», то это – особенность речи. И мы часто говорим по привычке: что ты делаешь для меня, не для меня делаешь, а для Бога. Поэтому Лука (Лк.9:48), поставив все остальное, это пропустил, как идиоматизм речи (особенное выражение, особый оборот).

Мф.18:6. А иже аще соблазнит единого малых сих верующих в Мя, уне есть ему, да обесится жернов оселский на выи его, и потонет в пучине морстей. А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской.

Соблазном здесь называет бесчестие. Итак, говорит: подобно тому как оказывающие честь таковым, принимая их ради Меня, удостаиваются великого блаженства, – так и причиняющие им бесчестие, презирая их, понесут тяжкое наказание. Одного из малых сих, т.е. малых с виду, простых. Говорит здесь о тех, которые становятся такими, как дети. Говоря же, что лучше ему понести тяжкое наказание здесь, показывает, что в будущем веке он потерпит более тяжкое.

Мф.18:7. Горе миру от соблазн... Горе миру от соблазнов...

Предсказывает будущий вред от соблазнов, чтобы, ожидая их, не только одни апостолы, но и все вообще люди бодрствовали всегда. Миром называет живущих в мире, а соблазнами – препятствия к хорошей жизни. Оплакивает мир по причине соблазнов, так как он должен много пострадать от них.

Мф.18:7. Нужда бо есть приити соблазном. ...ибо надобно прийти соблазнам.

Поэтому-то некоторые говорят: если необходимо прийти соблазнам, то необходимо и грешить, а если необходимо грешить, то несправедливо грешники терпят наказание, так как то, что происходит по необходимости, не подлежит ответственности. Таким мы скажем: прийти соблазнам было необходимо, как необходимо и быть демонам, но нет необходимости людям добродетельным соблазняться, так как они имеют свободную волю. Поэтому не от нас зависит то, что приходят соблазны, но всецело зависит от нас то, что мы соблазняемся. Итак, Христос, зная, что вообще придут соблазны, предсказывает о них, чтобы мы остерегались, как уже сказано; и, однако, не потому они придут, что Он предсказал, но потому Он и предсказал, что они придут.

Мф.18:7. Обаче горе человеку тому, имже соблазн приходит. Но горе тому человеку, через которого соблазн приходит.

Соблазн сеется диаволом, но воспринимается, питается и взращивается человеком, имеющим дурную и испорченную волю, о котором Христос здесь и сетует, как о слуге диавола. Затем научает и тому, каким образом нам избегать соблазнов.

Мф.18:8. Аще ли рука твоя или нога твоя соблажняет тя, отсецы ю и верзи от себе: добрейше ти есть внити в живот хрому или бедну, неже две руце и две нозе имущу ввержену быти во огнь вечный. Если же рука твоя или нога твоя соблазняет тебя, отсеки их и брось от себя: лучше тебе войти в жизнь без руки или без ноги, нежели с двумя руками и с двумя ногами быть ввержену в огонь вечный.

Не о членах тела говорит этим, но о родных, знакомых и друзьях, которые служат нам вместо членов, как мы обстоятельнее изъяснили это в пятой главе. В ней сказано то же; поэтому найди там и изъяснение. Но там была речь о страсти, а здесь о всякого рода вреде. Бедным здесь называет безрукого.

Мф.18:9. И аще око твое соблажняет тя, изми е и верзи от себе: добрейше ти есть со единем оком в живот внити, неже две оце имущу ввержену быти в геенну огненную. И если глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя: лучше тебе с одним глазом войти в жизнь, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную.

Сказано и об этом в той же главе, и излишне было бы повторять. Действительно, нет ничего настолько вредного, как сообщество с злыми. Если мы часто отсекаем и некоторые из своих членов, когда они и сами остаются неизлечимыми и другие заражают, то гораздо более необходимо это по отношению к родным, знакомым и друзьям, когда они служат для нас соблазном или препятствием к хорошей жизни. Лучше без них спастись, чем с ними погибнуть. Дав совет избегать злых, повелевает почитать добрых. Говорит:

Мф.18:10. Блюдите, да не презрите единаго (от) малых сих. Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих...

Т.е. таких, которые людям кажутся малыми по своей простоте, но Богу – великими по своей добродетели. Конечно, если не должно презирать одного из них, то очевидно, что не должно и двух, и более. Затем Он представляет их достойными уважения и в другом отношении.

Мф.18:10. Глаголю бо вам, яко Ангели их на небесех выну видят лице Отца Моего Небеснаго. ...ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лицо Отца Моего Небесного.

Отсюда видно, что люди праведные имеют Ангелов хранителей; ибо Давид говорит: «ополчится Ангел Господень окрест боящихся Его, и избавит их» (Пс.33:8), «Ангел Господень ополчается вокруг боящихся Его и избавляет их».

А тех, которых охраняют Ангелы, имеющие пред Богом такое дерзновение, что всегда созерцают на небе Бога, – тех, конечно, не должно презирать, если не ради их собственной добродетели, то, по крайней мере, ради их хранителей. «Лице Отца Моего», т.е. Отца Моего (Видят Его не так, как Он есть по Своей сущности, но насколько им возможно. Бога, – говорит, – «никтоже виде нигдеже» (Ин.1:18), не только телесная тварь, но и бестелесная). Далее представляет и другую основательную причину, почему не должно их презирать.

Мф.18:11. Прииде бо Сын Человеческий (взыскати и) спасти погибшаго. Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее.

Пришел Я, говорит, в мир, или вочеловечился, чтобы спасти тех, которые погибли прежде. И если Я так заботился, то каким образом вы будете презирать их? Затем предлагает и притчу, которая показывает величие Его любви.

Притча о заблудшей овце

Мф.18:12. Что вам мнится? Аще будет некоему человеку сто овец, и заблудит едина от них: не оставит ли девятьдесят и девять в горах и шед ищет заблуждшия? Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдет ли искать заблудившуюся?

Человеком называет Себя Самого, а стами овцами – всю разумную тварь Ангелов и людей; овцами, потому что они подчинены и пасутся Им, а стами – по причине совершенства видов этих разумных тварей: их столько, сколько нужно. Число сто Он обыкновенно употребляет для обозначения совершенства, как напр., и о земле, приносящей плод во сто крат, как сказано в тринадцатой главе. Заблудившаяся овца это человеческий род, отделившийся от стада Божия и последовавший за коварными демонами. Горы, по мнению одних, – это небо, по причине его высоты, на котором Господь оставил другие виды (разумной твари), а по мнению других – земля, потому что на ней любят пребывать дикие демоны, как на горах звери, и потому что она приносит не добрый плод, радующий всеблагого нашего Владыку, а дикий, доставляющий удовольствие дикому сатане. К этим-то демонам Он и пошел, чтобы найти заблудившуюся овцу. Если человек не презирает заблуждающейся неразумной овцы, хотя имеет много незаблудившихся, то тем более не презирает разумной овцы Бог, милосердие Которого по отношению к милосердию человеческому ведь то же, что целое море по отношению к капле воды.

Мф.18:13. И аще будет обрести ю, аминь глаголю вам, яко радуется о ней паче, неже о девятидесятих и девяти не заблуждших. И если случится найти ее, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти незаблудившихся.

Мы не столько радуемся тому, чем владеем безопасно, сколько тому, что мы приобрели после потери. Владея первым всегда, мы не ощущаем столь великой радости, но потеряв второе и сильно опечалившись происшедшим отсюда вредом, мы, найдя потом, сильно радуемся, как бы получив какую-нибудь прибыль.

Мф.18:14. Тако несть воля пред Отцем вашим Небесным, да погибнет един от малых сих. Так, нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих.

Так, как научила притча. Отцом учеников называет Самого Себя, не только как их Учителя, но и как Творца. Нужно знать, что Отцом учеников Он иногда называет Своего Отца, а иногда – Себя. «Пред Отцем вашим» – вместо: в Отце вашем; это выражение тоже есть идиоматизм. Но почему Он не дал признака, по которому мы могли бы отличать этих малых? Чтобы, не зная достойного, мы не презирали никого, но заботились обо всех.

Мф.18:15. Аще же согрешит к тебе брат твой, иди и обличи его между тобою и тем единем. Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним.

Окончив Свою сильную речь против соблазняющих и отовсюду их устрашив, переходит и к соблазняемым и повелевает им не пренебрегать соблазняющими. Братом называет единоплеменника и единоверца. Так как соблазнивший неохотно придет для оправдания, краснея и стыдясь соблазненного, то и посылает к нему этого последнего. Пойди, говорит, и обличи его, т.е. напомни ему, что он тебя соблазнил, докажи ему, что он тебя обидел, но только по-братски и с желанием исправить его, а не враждебно и с желанием порицать. И чтобы это обличение легче было принято, советует, чтобы оно происходило только между двумя, чтобы обличенный публично не сделался еще наглее и неисправимее.

Мф.18:15. Аще тебе послушает, приобрел еси брата твоего. Если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего.

Если он послушает твоих увещаний, раскается и осудит самого себя, то ты получил великую прибыль, именно – самого брата своего, член свой. Прежде ты потерял его, отторгнувшегося было вследствие соблазна от братского общения, что для истинных братьев составляет большую потерю.

Мф.18:16. Аще ли тебе не послушает, поими с собою еще единаго или два, да при устех двою или триех свидетелей станет всяк глагол. Если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово.

Так как ты один не мог уврачевать, то возьми с собою еще немногих, – чтобы опять-таки он не ожесточился еще более, думая, что изобличен всенародно, – а одного или двух помощников для того, чтобы в том случае, когда он не смягчится, они были свидетелями твоей кротости и его жестокости, чтобы по положению древнего закона при устах, или устами, двух или трех свидетелей стало, или подтвердилось, всякое слово, т.е. что ты со своей стороны сделал все и ничего не опустил, придя сперва к нему сам один, а после взяв с собою и других.

Мф.18:17. Аще же не послушает их, повеждь Церкви. Если же не послушает их, скажи церкви.

Церковью здесь называет предстоятелей Церкви верующих. Открой им все, относящееся к нему. Может быть, они убедят его, уважающего достоинство их.

Мф.18:17. Аще же и Церковь преслушает, буди тебе якоже язычник и мытарь. А если и Церкви не послушает, то да будет он тебе как язычник и мытарь.

Прекрати с ним после этого всякое общение, как с неисцелимым. К неверующим язычникам присоединил и мытарей по причине их любостяжания, корыстолюбия, бесчувственности и несправедливости. Итак, послушаем же мы, подверженные такого рода страстям. Смотри, какое старание Он заповедует прилагать для исправления соблазнивших нас; а мы не стараемся врачевать даже тех, которых мы сами соблазнили. Но что же? одно ли это наказание будет для неисцелимого? Нет; слушай, что дальше следует.

Мф.18:18. Аминь (бо) глаголю вам: елика аще свяжете на земли, будут связана на небеси: и елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех. Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе.

Повелев сказать, наконец, Церкви, т.е. предстоятелям Церкви, теперь направляет речь к ним, говоря: «елика аще свяжете на земли» и пр. Это Он сказал (гл. 16) и Петру; там найди и объяснение. Смысл этого изречения такой: всякое решение ваше на земле Бог утвердит на небе, отсечете ли вы неизлечимых от Церкви, или же раскаявшихся после опять примете. А этим Он угрожал не для того, чтобы это случилось, но для того, чтобы всякий, устрашенный и отсечением от Церкви, и определением Божиим, избежал бы этого. Для того Он и установил первый, второй и третий суд, и только после этого считал его достойным отвержения, чтобы, если он не послушает первого суда, то покорился бы второму, – а если презрит этот, страшился бы третьего, – а если не уважит и этого, то ужаснулся бы страшного отсечения и еще более страшного высшего суда, и все-таки исправился бы.

Мф.18:19. Паки аминь глаголю вам, яко аще два от вас совещаета на земли о всяцей вещи, еяже аще просита, будет има от Отца Моего, Иже на небесех. Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного.

О, как много Он заботится о любви, повторяя в разных местах Евангелия речь о ней. И теперь, высказав сильные угрозы соблазняющим и неисправляющимся, несмотря на старания самих соблазненных, высказывает опять великие обещания любящим, то угрозами, то обещаниями собирая христиан к любви. Итак, говорит: если двое из вас, конечно, живущие в любви, согласятся просить у Бога чего-либо, то будут услышаны; если двое, то тем более многие. Но почему часто два какие-нибудь человека, живущие в любви и согласившиеся просить Бога о чем-либо, не бывают услышаны? Потому что они не подобны апостолам; а Спаситель не просто сказал: если двое согласятся, «но аще два от вас», т.е. подобно вам добродетельные. Итак, они или не исполняют всего с своей стороны, или просят бесполезного, или приносят молитвы против оскорбившего, или молятся за недостойного, или вообще есть какая-либо другая причина, от которой зависит неуспех; но проводящие жизнь добродетельную, живущие в любви и согласившиеся просить тотчас получают, так как Обещавший лгать не может. Конечно, и один добродетельный человек, если попросит, будет услышан, – но не настолько, насколько двое согласившихся на это. Сказав: «будет има от Отца Моего», далее показывает, что дает не только Отец, но и Он Сам. Поэтому и говорит затем:

Мф.18:20. Идеже бо еста два или трие собраны во имя Мое, ту есмь посреде их. Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них.

Во имя Мое, т.е. ради Меня, ради заповедей Моих, а не по какой-либо другой причине. Итак, где они соберутся по этой причине, там и Я посреди их, соединяющий и охраняющий их, и исполняющий их прошения. Не сказал: «буду», но тотчас же "есмь". Говорят же о Боге, что среди этих Он есть, а среди тех Его нет, не потому что Он ограничен (ибо Он не ограничивается никаким местом), но потому, что сила Его пребывает в людях достойных.

Мф.18:21. Тогда приступль к Нему Петр рече: Господи, колькраты аще согрешит в мя брат мой, и отпущу ли ему... Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня?

Так как Господь учил о любви и прощении обид, то любознательнейший Петр опять предлагает вопрос, не зная, что всегда должно прощать согрешающих.

Мф.18:21. До седмь крат? До семи ли раз?

Спрашивает об этом с преувеличением, думая показаться великодушнейшим. Но что же Христос?

Мф.18:22. Глагола ему Иисус: не глаголю тебе: до седмь крат, но до седмьдесят крат седмерицею. Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи, но до седмижды семидесяти раз.

Седмижды семьдесят раз, говорит Златоуст, не означает здесь определенного числа, а неопределенное, постоянно, всегда. Как тысяча раз (μυριακις) у греков значит часто, так и у евреев семь раз, – а тем более семьдесят раз; но еще более составленное из этих слов седмижды семьдесят раз. Так как мы бесконечно грешим против Бога, то Он повелел бесконечное число раз прощать согрешающим и против нас, но каждый раз кающимся. А того, кто не раскаивается, Он повелел после третьего увещания отвергнуть, как язычника и мытаря; ибо кто простит непросящему прощения!

Притча о царе, считающемся с рабами

Мф.18:23. Сего ради уподобися Царствие Небесное человеку царю, иже восхоте стязатися о словеси с рабы своими. Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими.

Почему? Потому что должно всегда прощать тому, кто всегда раскаивается. Царством Небесным здесь называет Самого Себя, как Небесного Царя, – как часто мы говорили. «Стязатися о словеси», т.е. свести счеты с рабами Своими, или с людьми. Предлагает эту притчу, желая показать, что тот, кто не прощает согрешающего против него, лишает и себя милосердия Божия.

Мф.18:24. Наченшу же ему стязатися, приведоша ему единаго должника тмою талант. Когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов. (Талант – вес серебра. – Прим.)

Один этот должник был, конечно, раб. То, что у нас (греков) λιτρα (фунт) золота, у евреев – талант. Это самая высшая по цене монета, превышающая все остальные.

Мф.18:25. Не имущу же ему воздати, повеле и господь его продати, и жену его, и чада, и вся, елика имеяше, и отдати. А как он не имел чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и всё, что он имел, и заплатить.

Уплатить совершенно долг. Однако не из жестокости повелел это, а из сострадания, чтобы устрашенный таким приговором он просил и получил прощение. Если бы он не с этою целью произнес такой приговор, то и умоляющему он не простил бы долга. Но почему он не простил до продажи имущества? Потому что, получив так легко прощение, он не испытал бы величия милости. Поэтому и поставил его в крайнюю нужду, чтобы впоследствии он мог вспомнить, какого сам избежал суждения, и, наученный собственным несчастьем, сам был сострадателен к своему должнику.

Мф.18:26–27. Пад убо раб той, кланяшеся ему, глаголя: господи, потерпи на мне, и вся ти воздам. Милосердовав же господь раба того, прости его и долг отпусти ему. Тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему.

Великое человеколюбие! Тот просил только отсрочки, а он простил ему даже долг, и дал больше, чем тот просил. Обрати внимание на силу раскаяния и человеколюбие Господа. Раскаяние сделало то, что раб отпал от зла, потому что, твердо пребывая во зле, он не мог бы получить прощения, – а человеколюбие Божие совершенно простило долг, хотя раб просил не совершенного прощения, а только отсрочки. Итак, знай, что Бог дает даже больше, чем мы просим; столь велико человеколюбие Божие. Так что повеление продать раба со всем, что ему принадлежало, – только по видимому жестоко: Он сказал это не по жестокости, а чтобы устрашить раба и убедить его прибегнуть к мольбе и призыванию на помощь.

Мф.18:28. Изшед же раб той, обрете единаго (от) клеврет своих, иже бе должен ему стом пенязь: и ем его давляше, глаголя: отдаждь ми, имже ми еси должен. Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен.

Видел ты человеколюбие владыки, посмотри и на бесчеловечие раба. Выйдя, он тотчас же, когда не прошло даже несколько времени, показал свою жестокость.

Мф.18:29–30. Пад ибо клеврет его на нозе его, моляше его, глаголя: потерпи на мне, и вся воздам ти. Он же не хотяше, но вед всади его в темницу, Дóндеже воздаст должное. Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и всё отдам тебе. Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга.

Не устыдился и теми же словами выраженной просьбы, по которой и сам получил прощение, – и не вспомнил по сходству о собственном несчастьи, но остался жесточе всякого зверя. А просьба их была не об одном и том же: он просил о талантах, а этот просит о динариях, он – о десяти тысячах, а этот – о стах, он – владыку, а этот – такого же раба. Владыка совершенно простил ему весь долг, а он не дал даже отсрочки такому же рабу, как сам.

Мф.18:31. Видевше же клеврети его бывшая, сжалиша си зело и пришедше сказаша господину своему вся бывшая. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему все бывшее.

Несострадательность не только Богу противна, но неприятна и добрым людям.

Мф.18:32–33. Тогда призвав его господин его, глагола ему: рабе лукавый, весь долг он отпустих тебе, понеже умолил мя еси: не подобаше ли и тебе помиловати клеврета твоего, якоже и аз тя помиловах? Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?

Великая кротость! Судится с тем, кто не достоин никакого слова, – великодушно обличает того, кто сам себя осудил, и показывает, что он сам от себя отклонил прежнюю милость и привлек следовавшее наказание. И когда тот не мог уплатить долга, то не назвал его лукавым и даже сжалился над ним, а когда же он оказался несострадательным по отношению к подобному себе рабу, тогда и назвал его лукавым, и наказал. Послушаем же этого и мы, несострадательные, будем страшиться и знать, что мы сами себя всецело осуждаем, отвращая от себя прежде бывшую к нам милость Божию и привлекая к себе вечное наказание.

Мф.18:34. И прогневався господь его, предаде его мучителем, Дóндеже воздаст весь долг свой. И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга.

Т.е. навсегда, потому что он никогда не отдаст. Остального в этой притче не исследуй: оно взято для большей убедительности. Одному только из нее научись: грехи наши против Бога многочисленнее грехов братьев наших против нас. Каждый из нас должен Богу десять тысяч талантов, т.е. имеет у Него много, и великих долгов, потому что за свои многие и великие грехи мы должны потерпеть много и великих наказаний. Каждый из согрешающих против нас должен нам сто динариев, т.е. имеет малый и не важный долг по сравнению с десятью тысячами талантов. Если мы, будучи столь великими должниками у Бога, не окажем милосердия по отношению к своим должникам, то уничтожим и то прощение, которое прежде получили по своим молитвам, и после уже без всякого сострадания потерпим наказание за все. Смотри, что следует дальше.

Мф.18:35. Тако и Отец Мой Небесный сотворит вам, аще не отпустите кийждо брату своему от сердец ваших прегрешения их. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его.

Ради этого изречения Он составил всю притчу, подтверждая примером, чтобы оно было тем легче воспринято. Итак, в начале притчи Он назвал Себя Царем и Законодателем, а по окончании ее приписал Отцу право наказания, чтобы не показаться тщеславным и вместе с тем показать, что у Них одна и та же власть. От сердец ваших, т.е. от сердца, а не на словах только.

Глава XIX

Учение Иисуса Христа о нерасторжимости брака и о безбрачии

Мф.19:1. И бысть егда сконча Иисус словеса сия, прейде от Галилеи и прииде в пределы Иудейския об он пол Иордана. Когда Иисус окончил слова сии, то вышел из Галилеи и пришел в пределы Иудейские, Заиорданскою стороною.

Пришел в иудейские страны, потому что приближалось время страданий Его.

Мф.19:2. И по Нем идоша народи мнози, и изцели их ту. За Ним последовало много людей, и Он исцелил их там.

Опять, как и прежде часто мы говорили, от учения переходит к чудесам, врачуя то души, то тела, и никогда этим не пренебрегая.

Мф.19:3. И приступиша к Нему фарисее искушающе Его и глаголаша Ему: аще достоит человеку пустити жену свою по всяцей вине? И приступили к Нему фарисеи и, искушая Его, говорили Ему: по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею?

Опять, увидев чудеса и силу Его, они ожесточились. Так как они не могли порицать дел Его, то пытаются поймать на словах, хотя и прежде они часто делали это, и всякий раз принуждены были замолчать. Но зависть их бесстыдна и дерзка. Обрати только внимание на лукавство их. Хотя Он учил об этом и прежде, именно: в пятой главе, говоря: «всяк отпущаяй жену свою, разве словесе любодейнаго, творит ю прелюбодействовати» и т.д. (Мф.5:32), – но они думали, что Он забыл это Свое учение, поэтому и не говорят: почему Ты учил об этом? Но спрашивают с лукавством, чтобы в том случае, если Он скажет, что – можно, возразить Ему: каким же образом Ты прежде учил, что нельзя? А если скажет, что нельзя, противопоставить Ему закон. Итак, найди в упомянутой пятой главе изъяснение изречения: «всяк отпущаяй жену свою, разве словесе любодейнаго, творит ю прелюбодействовати», там узнаешь и самый закон, и причину, по которой он установлен. Но что же Христос, хорошо знающий их лукавство и ухищрения?

Мф.19:4. Он же отвещав рече им: несте ли чли, яко Сотворивый искони, мужеский пол и женский сотворил я есть? Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший в начале мужчину и женщину сотворил их?

Это изречение находится в книге Бытия (Быт.2:24). Удивляйся кротости Господа, как Он, зная, что Его искушают, не сказал: «что Мя искушаете?» как в другом месте сказал к ним (Мф.22:18), и не разгневался, как в другое время. Не всякий раз Он обличает, чтобы показать Свое долготерпение и чтобы научить учеников терпеливо переносить обиды, но не всегда и долготерпит, чтобы люди злые не подумали, что Ему ничего не известно, и чтобы посрамить их лукавство. И обрати внимание на Его премудрость. Когда Его спросили: позволительно ли, Он не сказал прямо, что не позволительно, чтобы не подать им повода к спору и возмущению, а вполне убеждает их в этом другим способом – именно указанием на творение человека в начале. Что же Он говорит? «Несте ли чли, яко Сотворивый искони, мужеский пол и женский сотворил я есть?» Т.е. одного мужчину и одну женщину, чтобы один имел одну. Если бы Бог желал, чтобы мужчина отпустил ее и затем взял другую, то еще в начале Он сотворил бы больше женщин, а так как Он не сотворил больше, то, значит, желал, чтобы муж не разводился со своею женою.

Мф.19:5. И рече: сего ради оставит человек отца (своего) и матерь и прилепится к жене своей, и будета оба в плоть едину... И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью...

Показав из самого образа творения, что нельзя разводиться, доказывает это и на основании повеления Божия. Нужно заметить, что в книге Бытия настоящие слова, кажется, принадлежат Адаму, пророчествующему о жене; но Христос здесь показывает, что это была заповедь Божия, а не пророчество Адама, как кажется. (Ничто, однако, не препятствует, чтобы это изречение было и пророчеством Адама, внушенным ему от Бога, и заповедью Божиею, изреченною чрез Адама. Может быть, и Адам сказал по внушению Божию, и сказал Бог, говоривший чрез Адама). Итак, Христос говорит, что Творец сказал: "Сего ради", т.е. ради того, что жена сотворена из ребра мужа (об этом написано пред сей заповедью), «оставит человек отца (своего) и матерь» и т.д., «и будета оба» соединены «в плоть едину», т.е. в одно тело по причине единства связи, или соединяющей связи. Так как Бог повелел им быть одним телом, то, значит, разводиться непозволительно.

Мф.19:6. Якоже ктому неста два, но плоть едина. ...так что они уже не двое, но одна плоть.

Прочитав искушающим Божественное повеление, поясняет, что после соединения супруги становятся одним телом. Затем присоединяет и Свое заключение. Он говорит:

Мф.19:6. Еже убо Бог сочета, человек да не разлучает. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает.

Итак, заключает, что нельзя разводиться с женою, спокойно и убедительно показывая, что развод противен природе и закону, – природе, потому что разделяется одна плоть, а закону, – потому что разъединяются те, которым Бог повелел составлять одно.

Мф.19:7. Глаголаша Ему: что убо Моисей заповеда дати книгу распустную и отпустити ю? Они говорят Ему: как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею?

«Что», т.е. почему, каким образом. Книгой распустной называют разводное письмо, как сказано и в пятой главе.

Мф.19:8. Глагола им: яко Моисей по жестосердию вашему повеле вам пустити жены вашя: изначала же не бысть тако. Он говорит им: Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так.

Обвинение их обращает на их же голову, что Он обыкновенно делает очень часто. «По жестосердию вашему, – говорит, – повеле вам», т.е. по различным причинам, которые приводили ненавидящие своих жен и не желающие примириться с ними. Узаконил отпускать их, дабы их не убивали. Зачем давалось разводное письмо, об этом ясно сказано в вышеупомянутой пятой главе. "Из начала, – говорит, – не бысть тако»: если бы Бог с самого начала хотел, чтобы это было так, то Он не создал бы одного мужчину и одну только женщину, и не повелел бы, чтобы двое были одною плотью.

Мф.19:9. Глаголю же вам, яко иже аще пустит жену свою, разве словесе прелюбодейна, и оженится иною, прелюбы творит: и женяйся пущеницею прелюбы деет. Но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует.

Женится ли он на неразведенной или же на разведенной, все равно прелюбодействует. Марк (Мк.10:10–11) говорит, что это было сказано к ученикам. Сначала было сказано к фарисеям, а затем – к ученикам в особом доме. Об этом также сказано в пятой главе, и там найди изъяснение. Повелел изгонять одну только блудную или прелюбодейную, по причине смешения потомства и неопределенного положения долженствующего родиться; всякая другая вина допускает врачевание, одна только эта не допускает никакого. (Эти слова можно относить и к девице).

Мф.19:10. Глаголаша Ему ученицы Его: аще тако есть вина человеку с женою, лучше есть не женитися. Говорят Ему ученики Его: если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться.

Теперь лучше, чем прежде, они поняли тяжесть этой заповеди, как трудно исполнимой обязанности. Слишком тягостным казалось им терпеть злую и несносную жену и не иметь права развестись с тою, которая неукротимее зверя. Поэтому и говорит: если такова обязанность человека к жене, т.е. если таково условие брака, чтобы не разводиться, разве по причине одного только прелюбодеяния, то лучше человеку не жениться. Как ему сносить другие пороки бесстыдной жены? Объясняется это изречение и иначе: если такова, как Ты заповедал, обязанность человека к жене, т.е. если есть одна только причина, или средина, разделяющая мужа и жену, именно прелюбодеяние, то нет пользы вступать в брак.

Мф.19:11. Он же рече им: не вси вмещают словесе сего... Он же сказал им: не все вмещают слово сие...

Не все принимают эту речь о том, что лучше не жениться, – не все ее исполняют. Великое дело – безбрачие, и удобоисполнимо для немногих.

Мф.19:11. Но имже дано есть. ...но кому дано.

Те одни принимают эти слова и исполняют, которым дан этот дар от Бога; а дан он просящим: просите, – говорит, – и дастся вам (Мф.7:7), – и не просто просящим, а с жаром и постоянством, – одним словом, как следует. Таким образом показал, что девство есть дар Божий, который дан просящим, как следует.

Мф.19:12. Суть бо скопцы, иже из чрева матерня родишася тако: и суть скопцы, иже скопишася от человек: и суть скопцы, иже исказиша сами себе Царствия ради Небесного. Ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного.

Так как речь зашла о безбрачии, то говорит о проводящих безбрачную жизнь и исчисляет три рода скопцов, из которых первый не может быть порицаем, второй – порицается, а третий – даже заслуживает похвалы, когда некоторые, чтобы достигнуть Царства Небесного оскопляют самих себя, не железным мечом отрезывая детородные члены, но мечом целомудрия отсекая жало похоти и любовью к девству ослабляя страсть плотскую. Не столько заслуживают похвалы за сохранив девства те, природу которых изменила человеческая рука и исказило железо, сколько заслуживают они осуждения за сладострастие, когда невоздержность их превосходит и силу железа. Григорий Богослов говорит: одни кажутся от природы расположенными к добру. Когда говорю – от природы, не унижаю тем произволения, но предполагаю то и другое, и наклонность к добру, и волю, которая приводит в действие естественную наклонность. У других страсти отсекаются наставниками. Третьи отсекают их сами; не имея наставников, они сами научаются должному, отсекая корень зла и исторгая органы нечестия.

Мф.19:12. Могий вместити да вместит.

После того как показал, что девственники достойны похвалы, после того как похвалил безбрачие и таким образом незаметно призывал слушателей к девству, – зная, однако, что это дело великое и может быть выполнено немногими, предоставляет его свободной воле человека. Кто, – говорит, – может вместить, или достигнуть этого, пусть вместит.

Мф.19:13. Тогда приведоша к Нему дети, да руце возложит на них и помолится: ученицы же запретиша им. Тогда приведены были к Нему дети, чтобы Он возложил на них руки и помолился; ученики же возбраняли им.

Лука (Лк.18:15) назвал их младенцами, которые приносились по вере родителей. Ученики же запрещали, т.е. не допускали приносящих, как написал Марк (Мк.10:13). Вероятно, они не допускали и тех, и других, из уважения к Учителю.

Мф.19:14. Иисус же рече (им): оставите детей и не возбраняйте им приити ко Мне: таковых бо есть Царство Небесное. Но Иисус сказал: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное.

Марк (Мк.10:14) сказал, что Он даже вознегодовал на недопускавших. Принимает детей, с одной стороны, показывая, что Он принимает незлобивых, с другой – научая, что должно унижать надменную гордость и принимать презираемых. Не сказал, что этих есть Царство Небесное, но – таковых, т.е. подражающих простоте их. Об этом подробнее сказано в 18 главе.

Мф.19:15. И возложь на них руце, отыде оттуду. И, возложив на них руки, пошел оттуда.

Марк (Мк.10:16) сказал, что Он обнял их и, возложив на них руки, благословил. Он сделал это, исполняя просьбу приведших: "приведоша, – говорит, – к Нему дети, да руце возложит на них и помолится». Вместе же с этим Он опять показал, что Он обнимает и приближает к Себе незлобивого, – возлагает на него руки, т.е. охраняющую Свою силу, благословляет и освящает его.

Беседа Иисуса Христа с богатым юношею и с учениками об опасностях богатства

Мф.19:16. И се, един (некий) приступль рече Ему: Учителю благий, что благо сотворю, да имам живот вечный? И вот, некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?

Лука (Лк.18:18) назвал его начальником, т.е. иудейским. Это не был испорченный юноша, как некоторые говорят, иначе Иисус Христос не полюбил бы его, взглянув на него, как сказал Марк (Мк.10:21). В других отношениях он был хорош и сильно желал достигнуть вечной жизни, но терние любостяжания портило плодоносную почву души его.

Мф.19:17. Он же рече ему: что Мя глаголеши блага? никтоже благ, токмо един Бог. Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог.

Никто, ни телесный, ни бестелесный, не благ в собственном смысле, кроме одного только Бога, потому что у Бога благость – по природе, и потому она неизменна, а у всех остальных – видимых и невидимых – благость есть дело воли, и потому она изменяема. Так как этот юноша представлял себе Иисуса Христа только человеком и называл Его благим не как Бога, но как человека, одного из еврейских учителей, то сообразно с таким его представлением Христос беседует с ним, как человек, говоря: зачем ты называешь Меня благим, когда Я, по твоему представлению, – человек. Как человек, Я не благ, но как Бог, даже весьма; потому что один только Бог в собственном смысле благ. Говоря это, не лишает людей благости, но учит и благости в собственном смысле; вместе с тем отвергает лесть и научает не принимать похвал. По природе благ один только Бог, а по воле – только тот, кто подражает Ему.

Мф.19:17–18. Аще ли хощеши внити в живот, соблюди заповеди. Глагола Ему: кия? Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди. Говорит Ему: какие?

Не испытывая, сказал: какие? но думал, что, кроме законных, есть еще какие-то другие, ведущие к этой жизни.

Мф.19:18–20. Иисус же рече: еже, не убиеши: не прелюбы сотвориши: не украдеши: не лжесвидетелствуеши: чти отца и матерь: и: возлюбиши искренняго твоего яко сам себе. Глагола Ему юноша: вся сия сохраних от юности моея. Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя. Юноша говорит Ему: все это сохранил я от юности моей.

С мудрой целью указывает ему на главнейшие заповеди закона, чтобы почтить их и чтобы после ответа его: «Все это я исполнил» (такое значение имеют слова: «сохраних от юности моея»; Иисус Христос знал, что тот исполнил и что он так ответит), – сделалась известной слушателям его добродетельная жизнь. Равным образом, указывает далее на одну евангельскую заповедь, именно о презрении богатства, чтобы обличить его в любостяжании и при этом удобном случае ясно показать, что любостяжание портит всякую добродетель, и вследствие такого очевидного вреда нужно избегать этой страсти. Почему же Христос не предложил ему первой и важнейшей заповеди: «возлюбиши Господа Бога твоего»? Потому что другие добрые дела его были неизвестны, а любовь его к Богу – была всем известна. Но, может быть, кто-нибудь усомнится, что указанные заповеди закона доставляют вечную жизнь. Такому можно сказать, что доставляют, но не такую, какую евангельские заповеди. Под вечной жизнью нужно разуметь вечное наслаждение на небе, которое различно и многообразно, потому что у Отца много обителей. И еще кто-нибудь, может быть, усомнится, искренно ли говорил юноша? Каким образом он любил ближнего, как самого себя, когда имел так много богатства, как увидим? Разделял ли он его с имеющими мало, или вовсе ничего не имеющими? Что нужно сказать на это? Он исполнял и эту заповедь, насколько тогда можно было ему исполнить ее. Он любил ближнего, как самого себя, но только так, что не делал ему никакого вреда, а не разделял с ним своего богатства. Это последнее было выше еврейской чувственности. Это – заповеди, важнейшие из тех, в которых нуждалось тогдашнее время. Все остальные находятся в одном месте, именно в книге Исход (Исх.20:12), а заповедь: «возлюбиши ближняго своего яко сам себе» – в другом, т.е. в книге Левит (Лев.19:18). Взял и эту последнюю, как наиболее необходимую.

Мф.19:20. Что есмь еще не докончал? Чего еще недостает мне?

Чего еще не достает мне? Этими словами он показал, что стремится к большей добродетели. Поэтому-то, как говорит Марк (Мк.10:21), «Иисус же воззрев нань, возлюби его и рече ему: единаго еси не докончал». А Лука (Лк.18:22) сказал: «еще единаго не докончал еси». Посмотрел на него, как кроткого, и полюбил его, как ищущего своего спасения, хотя и препятствовала ему страсть любостяжания. Но чего это еще недостает? Следовать за Ним. Слушай:

Мф.19:21. Рече ему Иисус: аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое и даждь нищым: и имети имаши сокровище на небеси, и гряди вслед Мене. Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною.

Так как то, что он имел, т.е. богатство, служило препятствием к следованию за Ним, то повелевает продать его, и раздать нищим. Итак, говорит: «аще хощеши совершен быти», потому что несовершенны те, которые исполняют одни только заповеди закона, так как и заповеди эти несовершенны по причине слабости иудеев. «Имети имаши сокровище»: сказал в утешение его любостяжания и обещал, что он опять будет иметь сокровище, и не только такое, но и гораздо лучшее, на небе. Сокровищем на небе называет воздаяние там людям достойным за добрые дела. «Гряди вслед Мене», т.е. ходи по следам Моей жизни, следуй Моим заповедям, – этого недостает тебе, который исполнил все законное.

Мф.19:22. Слышав же юноша слово, отыде скорбя: бе бо имея стяжания многа. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение.

Чем больше он имел, тем большим рабом этого становился; увеличение богатства увеличивает и любостяжание, которое и было причиной печали и неверия.

Мф.19:23. Иисус же рече учеником Своим: аминь глаголю вам, яко неудобь богатый внидет в Царствие Небесное. Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное.

Если богатому трудно войти, то любостяжательному совершенно не возможно. Если осуждается тот, кто не дает своего, то гораздо более тот, кто похищает чужое.

Мф.19:24. Паки же глаголю вам: удобее есть велбуду сквозе иглине ушы проити, неже богату в Царствие Божие внити. И еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие.

Сказав, что это дело трудное, называет его невозможным, и даже более чем невозможным. Невозможно, чтобы верблюд, животное, прошел чрез игольные уши, а то даже более невозможно, чем это. Конечно, речь несколько преувеличенная для того, чтобы возбудить страх в любостяжательных. Некоторые под верблюдом разумеют здесь толстый канат, употребляемый корабельщиками. Этими словами Христос порицает не богатство, а пристрастие к нему. Прекрасный пример! Как игольные уши не вмещают верблюда по причине своей тесноты и его полноты и напыщенности, так и путь, ведущий к жизни, не вмещает богатство, по причине своей тесноты и его надменности. Поэтому нужно отложить всякую гордость, как учит Апостол (Евр.12:1), и умалить себя посредством добровольной бедности.

Мф.19:25. Слышавше же ученицы Его, дивляхуся зело, глаголюще: кто убо может спасен быти? Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись?

«Дивляхуся», т.е. смутились не за себя, конечно, потому что они были бедны, но за богатых. Они, как бы наставники, чувствуют уже сотрадание и сильно скорбят о погибели людей, говоря: кто же из богатых может спастись?

Мф.19:26. Воззрев же Иисус рече им: у человек сие невозможно есть, у Бога же вся возможна. А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же всё возможно.

Сначала кротким взором успокоил волнующиеся их мысли, а потом сказал, что богатым людям это, т.е. спастись, невозможно. Крепко связанные узами любостяжания, они не могут собственными силами освободиться от его господства; Бог может не только спасти их, но может и все другое сделать. Итак, Он спасет их, если только они со своей стороны приложат старание, будут раздавать свое богатство бедным, потушат в себе страсть любостяжания и призовут Его, как помощника и защитника свободы. Вся эта речь показала, что любостяжательному человеку невозможно спастись, если только он, прилагая со своей стороны усилие, как сказано, не будет иметь Бога помощником в освобождении от этой опаснейшей страсти. Некоторые говорят, что если Богу все возможно, то Ему возможно и делать зло. Против таких скажем, что зло служит доказательством не силы, а немощи. Поэтому и Давид грехи назвал немощами, говоря: «умножишася немощи их» (Пс.15:4), – и апостол Павел говорит: «сущым нам немощным», т.е. грешникам (Рим.5:6). Еще иначе: по словам Григория Богослова, началом зла служит пренебрежение благом; каким же образом пренебрежет благом Тот, Кто есть Сама Благость.

Мф.19:27. Тогда отвещав Петр рече Ему: се, мы оставихом вся и вслед Тебе идохом: что убо будет нам? Тогда Петр, отвечая, сказал Ему: вот, мы оставили всё и последовали за Тобою; что же будет нам?

Что это – все, блаженный Петр? Лодку, сеть, удочку и рыболовство? Да, – говорил он, – все, что имел и сколько имел; совесть моя – чиста. Когда Спаситель сказал юноше: «аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое, и даждь нищым: и имети имаши сокровище на небеси», то Петр убоялся за себя и за других учеников, как менее совершенных, потому что они не продали своего имущества и не отдали нищим. Поэтому он и говорит: вот мы не продали своего имения и не раздали нищим, но просто оставили все, что имели и последовали за Тобою; что же нам будет в награду за это?

Мф.19:28. Иисус же рече им: аминь глаголю вам, яко вы шедшии по Мне, в пакибытие, егда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своея, сядете и вы на двоюнадесяте престолу, судяще обеманадесяте коленома Израилевома. Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых.

Пакибытием называет здесь воскресение из мертвых, как вторую жизнь. Что же? и апостолы тогда будут сидеть и судить? Нет; один только Иисус Христос будет сидеть, и Он один только будет судить, а двенадцатью престолами указал только на преимущественную славу и честь учеников и участие их в Царстве Своем. "Судяще", т.е. осуждая. Итак, говорит: вы будете иметь преимущественную славу и честь и соцарствовать Мне, осуждая израильтян, но не так, как судьи. В каком смысле в двенадцатой главе сказал, что ниневитяне и царица южская осудят род сей, в таком же смысле говорит и теперь, что они осудят двенадцать колен израилевых. Поэтому Он не сказал: народы или вселенную, а одних только израильтян, своих единоплеменников и родственников. Они осудят не как судьи, а потому что Судья осудит израильтян на основании веры апостолов. И те, и эти воспитаны были в тех же самых законах и по тем же обыкновениям, однако эти уверовали, а те – нет. Но неужели и Иуда будет иметь престол и осудит? Нет; обещание же дано вообще двенадцати ученикам, чтобы и в этом отношении Иуда не был поставлен ниже других. Есть закон Божий, изреченный Иеремиею и гласящий: «аще обратится язык той от всех лукавств своих, то раскаюся о озлоблениих, яже помыслих сотворити им», «если народ этот, на который Я это изрек, обратится от своих злых дел, Я отлагаю то зло, которое мыслил сделать ему».

Потом говорит: «аще сотворят лукавая пред очима Моима, еже не послушати гласа Моего, то раскаюся о благих, яже глаголах сотворити им» (Иер.18:8, 10), «но если он будет делать злое пред очами Моими и не слушаться гласа Моего, Я отменю то добро, которым хотел облагодетельствовать его».

Что же говорит этот закон? Если Я буду угрожать тебе злом, но ты исправишься, то уничтожишь Мое решение; и если Я буду обещать тебе благодеяние, но ты окажешься нерадивым, то уничтожишь Мое обещание, и сам будешь виновен, сделавшись недостойным его. Под раскаянием в Боге нужно понимать перемену решения, причиной которой становимся мы сами. Нужно также знать, что к двенадцати ученикам причисляет и тех, которые потом были приняты в число двенадцати, как долженствующих принять на себя то же служение и ту же веру.

Мф.19:29. И всяк, иже оставит дом, или братию, или сестры, или отца, или матерь, или жену, или чада, или села, имене Моего ради, сторицею приимет и живот вечный наследит. И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную.

Вы, двенадцать, получите то, что Я сказал, а все остальные, верующие, получат вот что. Матфей сказал: «имене Моего ради», т.е. ради Меня, – Марк (Мк.10:29) прибавил: «и Евангелия ради», т.е. ради проповеди, а Лука (Лк.18:29) сказал: «Царствия ради Божия», т.е. чтобы достигнуть его. Подобно тому как когда Он говорил: «иже погубит душу свою Мене ради, обрящет ю», говорил не то, чтобы мы самих себя убивали, а то, чтобы веру в Него предпочитали самой душе своей, так и теперь, говоря: «иже оставит жену», сказал не для того, чтобы мы прямо разрывали браки, но для того, чтобы самому даже браку предпочитали и Его, и Евангелие, и Царство Божие. Это же нужно сказать и о всяком другом родстве и свойстве. Марк (Мк.10:30) и Лука (Лк.18:30), рассуждая об этом подробнее, говорят, что такие получают стократную награду в это время, т.е. в нынешнем веке, и жизнь вечную в грядущем, т.е. будущем веке; стократную, т.е. во много раз большую, или гораздо большую, как сказал Лука. Но каким образом кто-либо получит во много раз большую награду в нынешнем веке? Таким образом, каким получили апостолы, мученики и все остальные праведники. Обрати внимание на то, что дома всех верующих были для них открыты; вместо братьев и сестер они приобрели себе всех святых мужей и жен, – вместо отцов – всех любящих их, заботящихся о них и сострадающих им, потому что это свойственно отцу, – вместо матерей – всех такого же рода женщин, – вместо жен – всех служивших им и заботившихся о них, потому что это свойственно жене, – вместо детей – всех учеников. Кроме того, они имели в своей власти все поля верующих, – и что всего удивительнее, они имели все это среди гонений, как прибавил Марк (Мк.10:30), т.е. будучи преследуемы врагами веры. Может быть также во много раз большей наградой и дар исцелений, и пророчество, и другое что-либо подобное.

Мф.19:30. Мнози же будут перви последнии, и последни первии. Многие же будут первые последними, и последние первыми.

Многие, которые в настоящей жизни кажутся первыми, будут последними в будущей жизни, и наоборот – те, которые кажутся последними здесь, там будут первыми. Это сказано вообще ко всем, чтобы предпочитаемые в настоящей жизни не гордились, и презираемые здесь не отчаивались, а в частности слова эти направлены к фарисеям и другим, им подобным, всеми силами оспаривающим первенство. Так как не все в одно время уверовали, но одни – раньше, а другие – позже, то предлагает притчу, чтобы утешить последних и ободрить их душу. Притчу эту необходимо было сначала всю изложить, – этого требовало изъяснение её, а потом тоже вместе сказать кое-что о ней. Хотя она довольно длинна, но легка для понимания.

Глава XX

Мф.20:1–15. Подобно есть Царствие Небесное человеку домовиту, иже изыде купно утро наяти делатели в виноград свой и совещав с делатели по пенязю на день, посла их в виноград свой. И изшед в третий час, виде ины стоящя на торжищи праздны, и тем рече: идите и вы в виноград мой, и еже будет правда, дам вам. Они же идоша. Паки же изшед в шестый и девятый час, сотвори такоже. Во единыйженадесять час изшед, обрете другия стоящя праздны и глагола им: что зде стоите весь день праздни? Глагола ему: яко никтоже нас наят. Глагола им: идите и вы в виноград (мой), и еже будет праведно, приимите. Вечеру же бывшу, глагола господин винограда к приставнику своему: призови делатели и даждь им мзду, начен от последних до первых. И пришедше иже во единыйнадесять час, прияша по пенязю. Пришедше же первии мняху, яко вящше приимут: и прияша и тии по пенязю: приемше же роптаху на господина, глаголюще, яко сии последнии един час сотвориша, и равных нам сотворил их еси, понесшим тяготу дне и вар. Он же отвещав рече единому их: друже, не обижу тебе: не по пенязю ли совещал еси со мною? возми твое и иди: хощу же и сему последнему дати, якоже и тебе: или несть ми леть сотворити, еже хощу, во своих ми?» Ибо Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой и, договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой; выйдя около третьего часа, он увидел других, стоящих на торжище праздно, и им сказал: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам. Они пошли. Опять выйдя около шестого и девятого часа, сделал то же. Наконец, выйдя около одиннадцатого часа, он нашел других, стоящих праздно, и говорит им: что вы стоите здесь целый день праздно? Они говорят ему: никто нас не нанял. Он говорит им: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, получите. Когда же наступил вечер, говорит господин виноградника управителю своему: позови работников и отдай им плату, начав с последних до первых. И пришедшие около одиннадцатого часа получили по динарию. Пришедшие же первыми думали, что они получат больше, но получили и они по динарию; и, получив, стали роптать на хозяина дома и говорили: эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной. Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? Возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу?

Из всей этой притчи нужно изъяснить только то, что представляется важнейшим, как советует Златоуст, а остального не испытывать, как уже сказано в тринадцатой главе. Под Царством Небесным разумеется здесь сам Христос, как часто и в других притчах; виноградник – это евангельские Его заповеди; работники этого виноградника – люди, исполнители этих заповедей; время работы – настоящая жизнь; утро, третий, шестой, девятый и одиннадцатый часы – различные возрасты людей, в которые они приходят к вере. Утро, или первый час, – это возраст детей, призванных к упомянутым заповедям; третий час – возраст юношей; шестой – мужей; девятый – стариков; а одиннадцатый – престарелых, для которых коротко уже время пребывания в сей жизни. Итак, Иисус Христос вышел в мир, чтобы отчасти Самому, отчасти же через апостолов и последующих за ними учеников нанять работников в Свой виноградник, который приносит грозды добродетелей, радующие Домовладыку, т.е. Господа вселенной. И хорошо сказано: наяти (μιστωσασθαι – наградить), потому что исполнителям заповедей определена награда, именно, спасение каждого, которое мы и разумеем под динарием. Притча эта первых представляет изъявляющими недовольство и налагает молчание на остальных не потому, что в Царстве Небесном будет зависть. Если праведные здесь, при жизни еще, полагают души свои за людей, то тем более они радуются там, видя их спасение. Представлен же такой ропот одних и наложено молчание на остальных для того только, чтобы показать милосердие Божие к тем, которые приходят поздно, чтобы они были уверены, что их поздний приход совсем не повредит им, если только потом они будут трудиться. Когда и мы удостоим кого-либо великой чести и после пожелаем показать величие это, то обыкновенно говорим, что некоторые роптали на столь великую честь. Но говорим мы так не с тем, чтобы порицать его, а чтобы только побудить к благодарности. Почему же не всех вместе позвал в виноградник? Потому что не всех вместе нашел; не было возможности прийти всем в одно и то же время или, как мы прежде сказали, в одном и том же возрасте. Тогда находит каждого, когда этот последний готов следовать. Апостол Павел говорит: «егда же благоволи Бог, избравый мя от чрева матере моея» (Гал.1:15), – тогда благоволил, когда он готов был следовать. Итак, притча эта учит, чтобы мы не презирали приходящих в глубокой старости, но знали, что при усердии можно спастись им и в короткое время. Такова цель притчи. Найдя эту главную цель, не нужно нам в подробности исследовать остальное, потому что оно присоединено для того, чтобы легче было принять ее, – и потому что исследование этих подробностей даже небезопасно, как сказал Златоуст в главе о притчах. Можно, впрочем, под тягостью дня и зноем разуметь тягость испытаний и огонь необузданных удовольствий и диких страстей, которые (тягость и зной) они носили, т.е. испытали, чтобы не быть побежденными всем этим.

Мф.20:15. Аще око твое лукаво есть, яко аз благ есмь? Или глаз твой завистлив оттого, что я добр?»

«Яко» здесь стоит вместо «но»: хотя глаз твой завистлив, но Я благ, спасая и тебя, и его. Ты же не смущайся тем, что будто бы одинаковая награда будет дана и тем, которые с первого возраста до конца жизни исполнили евангельские заповеди, и тем, которые стали богоугодными в глубокой старости. Притча эта только показала, что они одинаково спасаются, а не то, что одинаково прославляются; спасение будет состоять в том, что они не погибнут, а слава – в том, что они получат награды, которые будут различны и будут даваемы соответственно заслугам спасающихся.

Мф.20:16. Тако будут последнии перви, и первии последни. Так будут последние первыми, и первые последними.

Это не заключение из притчи, потому что там последние уравниваются с первыми, а здесь последние являются первыми; но это особое изречение, показывающее, что подобно тому как сделавшиеся добродетельными в глубокой старости получают награду наравне с трудившимися от юности, так точно случается, что последние являются первыми и первые последними. Такими могут быть и христиане, и иудеи, или из верующих те, которые в начале были небрежны, а в конце становятся усердными, и те, которые в начале усердны, а в конце становятся небрежными. И не только в вере бывают такие перемены, но и в жизни.

Мф.20:16. Мнози бо суть званы, мало же избранных. Ибо много званых, а мало избранных.

Многие призваны к вере, но немногие становятся угодными Богу.

Мф.20:17–19. И восходя Иисус во Иерусалим, поят обанадесяте ученика едины на пути и рече им: се, восходим во Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет архиереем и книжником: и осудят Его на смерть, и предадят Его языком на поругание и биение и пропятие... И, восходя в Иерусалим, Иисус дорогою отозвал двенадцать учеников одних, и сказал им: вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть; и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие…

Восходя уже на страдание, опять предсказывает ученикам то, что с Ним случится, чтобы таким частым предсказанием уменьшить их сильную скорбь. Говорит же с ними наедине, потому что не должно было знать об этом многим, чтобы они не соблазнились. Если ученики, слыша это, смущались, то гораздо более смущался бы народ. Но почему же не сказано об этом многим? Сказано, но не так ясно: «тако будет, – говорит, – и Сын Человеческий в сердцы земли три дни и три нощы» (Мф.12:40), и в других местах об этом говорит также неясно, как увидим еще впереди. А если не понимали, то зачем вообще Он говорил даже им? Для того, чтобы потом знали, что Он Сам заранее ведал, что пострадает, и что добровольно пришел на страсть. Даже и ученикам вначале не говорил об этом определенно, но сначала – темно, а потом уже яснее. Теперь же, когда они привыкли к мысли о страдании, присоединяет и другие подробности: что и предадут Его язычникам, т.е. воинам римского правителя Пилата, и что они будут ругаться над Ним, будут бить и распнут Его.

Мф.20:19. И в третий день воскреснет.

Предсказав печальное, присоединяет и утешительное, чтобы, видя первое, ожидали и второго. Лука (Лк.18:31, 34) говорит, что Христос также сказал им: «и скончаются вся писанная пророки о Сыне Человечесте… и тии ничесоже от сих разумеша», «и совершится все, написанное через пророков о Сыне Человеческом, и они не разумели сказанного».

Пророки, действительно, подробно обо всех Его страданиях предсказали, и можно было бы привести все их пророчества об этом, если бы не нужно было слишком распространить свою речь. Ученики тогда ничего не понимали из того, что написано пророками, но и сей глагол, как написал тот же Лука (Лк.18:34), «бе сокровен от них», или не понят ими, именно: в третий день воскреснет; они не понимали, что это говорится о Нем, как сказано и в 17 главе. Златоуст присоединяет и другую причину такого непонимания: что мертвого воскрешал другой, это они слышали и даже видели, – но чтобы мертвец сам себя воскресил, этого они не слышали и не видели. Равным образом, когда они смотрели на человеческие дела Иисуса Христа, то и верили тому, что Его убьют, и печалились об этом, но когда принимали в соображение Его Божеския дела, то оставались неверующими, не знали, что это говорится о Нем, т.е. не понимали таких речей, думая, что и тут заключается какая-либо притча.

Мф.20:20–21. Тогда приступи к Нему мати сыну Зеведеову с сынома своима, кланяющися и просящи нечто от Него. Он же рече ей: чесо хощеши? Глагола Ему: рцы, да сядета сия оба сына моя, един одесную Тебе, и един ошуюю Тебе, во Царствии Твоем. Тогда приступила к Нему мать сыновей Зеведеевых с сыновьями своими, кланяясь и чего-то прося у Него. Он сказал ей: чего ты хочешь? Она говорит Ему: скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем.

Когда в девятнадцатой главе (28 ст.) Спаситель сказал ученикам: «егда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своея, сядете и вы на двоюнадесяте престолу», – то сыны Зеведеевы, Иаков и Иоанн, слыша это, подумали, что престолом славы называется здесь царский престол в Иерусалиме. А когда немного выше Он опять сказал: «се восходим в Иерусалим» и т.д., – то не о страданиях они разумели это, как выше мы показали, а надеялись, что уже приближалось Царство Его, – тем более, что они слышали, что и пророки называют Христа Царем Израильским. Итак, они тотчас же были увлечены желанием первенства; хотя они часто видели себя в большей чести сравнительно с другими, но с подозрением смотрели на Петра. Поэтому сначала они сами подходят ко Христу, как сказал Марк (Мк.10:35–37) и говорят: «Учителю, хощева, да, еже аще просива, сотвориши нама. Он же рече има: что хощета, да сотворю вама? Она же реста Ему: даждь нам, да един о десную Тебе и един о шуюю Тебе сядева во славе Твоей», «Учитель! Мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чем просим. Он сказал им: что хотите, чтобы я сделал вам? Они сказали Ему: дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую в славе Твоей».

Не сознавая того, что они получили отказ потому, что просили недостойного, берут еще и свою мать для упрашивания. Христос спрашивает сначала их мать, как человек, и вместе с тем, чтобы сам ответ их послужил некоторым образом к изобличению их страсти.

Мф.20:22. Отвещав же Иисус рече: не веста, чесо просита. Иисус сказал в ответ: не знаете, чего просите.

Отвечает только ученикам, потому что они подослали свою мать просить за них, и говорит: «не веста, чесо просита». Сидеть кому-либо с правой стороны в Царстве Моем или с левой – это выше достоинства не только людей, но и Горних Сил, потому что Царство Мое не от мира сего, как вы думаете. А так как они ожидали, что это время не только Царства, но и успокоения, то Христос исправляет и это их мнение, показывая, что это скорее время печали и смерти. Говорит:

Мф.20:22. Можета ли пити чашу, юже Аз имам пити, или крещением, имже Аз крещаюся, креститися? Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь?

Чаша означает здесь чашу смерти, а крещение – крещение кровью; чашей и крещением называет Свою смерть, – чашей, потому что Он радостно принял ее за людей, а крещением, потому что она очищает их. Присоединив: «юже Аз имам пити, и имже Аз крещаюся», – ясно показал, что не участвующий в Его страдании не будет иметь участия и в Его Царстве.

Мф.20:22. Глаголаста Ему: можева. Они говорят Ему: можем.

На все соглашаются, желая получить просимое. Златоуст говорит, что они, не понимая слов – чаша и крещение, согласились от сильного желания. Что же Христос?

Мф.20:23. И глагола има: чашу убо Мою испиета, и крещением, имже Аз крещаюся, имате креститися... И говорит им: чашу Мою будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься...

Предсказал им, что они будут убиты и удостоятся мученической кончины. И действительно, об Иакове все знают, что он был убит Иродом четверовластником, а об Иоанне многие спорят. Говорят, что так как предсказание Христа не может быть ложным, и Иоанн не потерпел еще мученической кончины, то он еще и не умер, а живет доселе и вместе с Енохом и Илией будет убит около кончины века. Златоуст же ясно учит, что Иоанн умер и даже был убит. Изъясняя Евангелие от Иоанна, во второй беседе он говорит: Евангелием он обнял всю вселенную, телом пребывал в середине Азии, т.е. Ефесе, а душой удалился в такое место, которое приличествует святым. В первой же беседе Златоуст говорит, что Иоанн даже чашу Христову испил и крещением Его крестился: и он добровольно был заклан, претерпев мученические язвы и множество бедствий за Христа. Подвижником и мучеником называется не только тот, кто умер насильственной смертью за Христа, но и тот, кто претерпел бичевание и многое другое за Него. И впоследствии мы находим очень много подвижников, предавших Богу душу свою в мире, и, однако, никто не скажет, что за это они лишились мученического достоинства. А что Иоанн умер, об этом он и сам свидетельствует в Евангелии, говоря: «и не рече ему Иисус, яко не умрет» (Ин.21:23), «Иисус не сказал ему, что не умрет».

И в книге Апокалипсиса (Откр.11:3) об этом свидетельствуется от лица Спасителя, потому что в словах: «и дам обема свидетелема Моима, и прорицати будут дний тысящу двесте и шестьдесят, оболчена во вретище». «И дам двум свидетелям Моим, и они будут пророчествовать тысячу двести шестьдесят дней, будучи облечены во вретище», – разумеются Енох и Илия.

Мф.20:23. А еже сести одесную Мене и ошуюю Мене, несть Мое дати, но имже уготовася от Отца Моего. ...но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую – не от Меня зависит, но кому уготовано Отцом Моим.

Выше мы сказали, что сидеть с правой или с левой стороны Его – это выше достоинства не только людей, но и Горних Сил; следовательно, никто не будет там сидеть. Но если Он здесь говорит: «несть Мое дати, но имже уготовася от Отца Моего», – то этим показывает, что кто-нибудь будет сидеть. Так как они просили первенства между учениками, то Христос престолом с правой и с левой стороны называет здесь первое место между ними, которого будут удостоены Петр и Павел, первые из учеников, как более всех остальных потрудившиеся. Но каким образом Всемогущий не может даровать этого? Слова: "несть Мое" – указывают не на бессилие, а на справедливость. Так как они просили даровать им первенство, то сказал: «Я не могу даровать вам первое место, потому что Я справедлив и нелицеприятен; оно принадлежит тем, кому уготовано Отцом Моим; а уготовано оно достойным получить его. Чтобы получить первое место, нужно не только подобно Мне претерпеть смерть, но быть первым и в остальных добродетелях». Этим высказал сильное побуждение для них. Сказал: «от Отца Моего», – чтобы воздать честь Отцу и чтобы показать, что Сам Он равносилен Отцу: "Аз, – говорит, – и Отец едино есма», «Я и Отец – одно» (Ин.10:30).

Мф.20:24. И слышавше десять, негодоваша о обою брату. Услышав сие, прочие десять учеников вознегодовали на двух братьев.

Двое хотели возвыситься над десятью учениками, а десять позавидовали двум, просившим первенства, и, таким образом, все они были несовершенны, потому что еще не сошел на них Дух Святой. Но посмотри на их последующую жизнь и увидишь их свободными от всякой страсти, возвышающими друг друга и друг другу уступающими первенство. «Негодоваша», т.е. были недовольны, когда Христос часто удостоивал их большей чести пред другими, то те не были недовольны, из уважения, конечно, ко Христу; но когда они сами просили первенства, то остальные были недовольны, и особенно, когда узнали, что просьба их не услышана. Из ответа Учителя стало известным, чего они просили…

Мф.20:25. Иисус же призвав их, рече... Иисус же, подозвав их, сказал...

Так как двое, отделившись от других, подошли к Нему и тут же стоя беседовали, то призывает и других; и прежде всего успокаивает их, смущенных, указанием связи, которая существует между Ним и ими. Далее говорит:

Мф.20:25–26. Весте, яко князи язык господствуют ими, и велицыи обладают ими. Не тако же будет в вас. …вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так...

Зная, что два ученика для того просили первенства, чтобы начальствовать над другими, порицает такую цель, как языческую. Князья, говорит, язычников и вельможи их господствуют и властвуют над другими. Не так будет у вас – Моих. Далее научает, как нужно приобретать первенство. Слушай:

Мф.20:26–27. Но иже аще хощет в вас вящший быти, да будет вам слуга: и иже аще хощет в вас быти первый, буди вам раб. ...а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом.

Как выше одних и тех же назвал князьями и вельможами, так и здесь одного и того же называет большим и первым. Во всеуслышание говорит это, как полезное для всех вообще. Итак говорит: властвовать над другими свойственно язычникам; Я же полагаю вам закон – приобретать первенство служением и подчинением другим. Того, кто делает это, Я объявлю Великим и первым, и тот будет иметь у Меня первенство. Затем в пример представляет Самого Себя, Который не только служит всем, но и умирает за всех.

Мф.20:28. Якоже Сын Человеческий не прииде, да послужат ему, но послужити, и дати душу свою избавление за многих. ...так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих.

Пусть будет он слугою и рабом других, подобно тому, как и Я пришел в мир не для того, чтобы кто-нибудь служил Мне. Хотя теща Петра и Марфа, сестра Лазаря, и другие жены служили Ему, но не потому, что Он нуждался в их служении. Итак Я пришел не для того, чтобы кто-нибудь служил Мне, но скорее для того, чтобы Самому послужить другим, заботясь и врачуя у одних души, у других тела, а у иных души и тела, и что гораздо важнее служения и рабства, – чтобы отдать душу свою для искупления многих, которые сделались рабами диавола. «Многих» здесь сказал вместо «всех», потому что Священное Писание часто употребляет слово «многих» вместо «всех». За всех Он отдал душу свою и всех искупил, хотя многие по своей воле остались в рабстве. Кому он отдал душу свою? Отцу, потому что, умирая, Он воскликнул: «Отче, в руце Твои предаю дух мой» (Лк.23:46). Но ведь мы были рабами не Отца, а диавола? Для разрешения этого недоумения нужно заметить, что вообще выкуп получается тем, кто имеет власть над рабами, и освобождает из его власти рабов; выкуп, данный Иисусом Христом, как несравненно превосходящий всякий другой выкуп, рабов искупил, но не был получен тем, кто имел власть над этими рабами, потому что он не мог получить такого выкупа. Христос дал выкуп Отцу, как душу Его Сына; а так как выкуп дан, то хотя его и не мог получить тот, кто имел власть над рабами, однако рабы были освобождены. Каким образом Он дал душу Свою для искупления многих? Таким образом, – что добровольно отдал Себя на смерть для освобождения людей, и Своею смертью Он победил их властителя, который хотел убить Безгрешного. Смерть есть наказание за грех, а один только Христос не сотворил греха. Нужно заметить, что выкупом за нас называется не только душа Иисуса Христа, но и кровь Его. Поэтому, что здесь сказано о душе Его, то же самое говорится и о Его крови.

Мф.20:29–30. И исходящу Ему от Иерихона, по Нем иде народ мног. И се, два слепца седяща при пути, слышавша, яко Иисус мимоходит, возописта, глаголюща: помилуй ны, Господи, Сыне Давидов. И когда выходили они из Иерихона, за Ним следовало множество народа. И вот, двое слепых, сидевшие у дороги, услышав, что Иисус идет мимо начали кричать: помилуй нас, Господи, Сын Давидов!

Об этом написано в девятой главе (27–34 ст.); найди там и подробное объяснение.

Мф.20:31. Народ же прещаше има, да умолчита. Народ же заставлял их молчать...

Заставлял их молчать из уважения к Иисусу Христу, Которого они беспокоили.

Мф.20:31. Она же паче вопияста, глаголюща: помилуй ны, Господи, Сыне Давидов. ...но они еще громче стали кричать: помилуй нас, Господи, Сын Давидов!

Обрати внимание на их настойчивость. Им будем подражать и мы, ослепленные душевно, и будем взывать к Нему от всего сердца. А если встретится с чьей-либо стороны препятствие, будем усиливать свою молитву, а не ослаблять, и, конечно, преклоним Его к себе, как и они.

Мф.20:32–33. И востав Иисус возгласи я и рече: что хощета, да сотворю вама? Глаголаста Ему: Господи, да отверзетеся очи наю. Иисус, остановившись, подозвал их и сказал: чего вы хотите от Меня? Они говорят Ему: Господи! чтобы открылись глаза наши.

"Возгласи", т.е. «подозвал». Зачем Он спрашивал их? Чтобы кто-нибудь не подумал, что они хотели получить одно, а Он дал им другое. Но почему не спросил о вере их? Потому что доказательством веры служил крик их, которого они не прекратили даже тогда, когда их заставляли молчать.

Мф.20:34. Милосердовав же Иисус прикоснуся очию има: и абие прозреста има очи, и по Нем идоста. Иисус же, умилосердившись, прикоснулся к глазам их; и тотчас прозрели глаза их, и они пошли за Ним.

Они были не только настойчивы, но и достойны, потому что последовали за Христом в благодарность за оказанное им благодеяние. Некоторые говорят, что об одном из этих двух слепцов, более известном и называвшемся Вартимеем, упомянули и Марк в десятой главе (Мк.10:46), и Лука в восемнадцатой главе (Лк.18:35) своего Евангелия; а о другом они умолчали, как о слуге первого, – подобно тому, как сказано в восьмой главе о двух бесноватых. В подтверждение этого мнения указывают на то, что слепцы эти одно и то же и сказали, и услышали, и одинаково последовали за Христом. Внимательно рассмотрев это дело, я говорю, что слепец, упоминаемый Марком, отличен от этих двух, и далее – упоминаемый Лукой – отличен от упоминаемого Марком. Упоминаемый у Марка для поспешности сбросил с себя верхнюю одежду и получил исцеление без прикосновения; а упоминаемый у Луки был исцелен не тогда, когда Иисус Христос выходил из Иерихона, а скорее, когда шел в Иерихон. Мое предположение подтверждает даже Златоуст, не делая о них никакого замечания, как о совершенно различных.


Комментарии для сайта Cackle