профессор Евгений Евсигнеевич Голубинский

История канонизации святых в Русской Церкви

 Часть 5Часть 6Часть 7 

VI. Общее обозрение канонизации святых в Русской церкви

В виду того, что многим не достает правильного понятия о канонизованных или настоящих святых, считаем нужным начать общее обозрение канонизации святых в Русской церкви ответом на вопрос: какие святые суть канонизованные или настоящие святые?509 Некоторые признают канонизованными или настоящими святыми только тех святых, которым установлено общее или общецерковное празднование. Другие причисляют к общецерковным святым и местных святых, однако не всех, а лишь тех, время канонизации которых известно положительным образом. Но не только первое, а и второе совершенно неосновательно. Канонизованный или настоящий святой есть всякий святой, которому установлено и совершается празднование, будет ли он общий или местный, известно или неизвестно время установления празднования ему (под ненастоящими святыми мы разумеем святых, которым не установлено празднования или которые не канонизованы, но которые признаются святыми и почитаются за таковых от народа). Святой, которому установлено общее празднование, признается церковью за бо́льшего святого; святой, которому установлено местное празднование, признается церковью за меньшего святого, как есть большие и меньшие святые и между святыми общецерковными: но затем святой, которому установлено местное празднование, есть столько же настоящий святой, сколько и святой, которому установлено общецерковное празднование. Местным святым совершается это празднование не во всей церкви, а только в некоторых или даже весьма немногих местах; но в некоторых или немногих местах оно совершается им, как настоящим святым. – совершается точно так же, как общецерковным святым совершается во всей церкви. Общецерковные святые суть признанные церковью молитвенники за людей пред Богом; но те же самые или точно таковые же молитвенники за людей пред Богом суть и местные святые, ибо и к ним, как к первым, церковь обращается с молениями, «да предстоя престолу Господа Бога ходатайствуют о спасении душ наших»510. Вообще и одним словом, местные святые суть совершенно такие же святые, как и общие святые, и относятся к общим святым так же как между последними меньшие святые относятся к большим святым511. Что касается до неизвестности времени, когда установлены празднования некоторым местным святым, то колеблются признать подобных святых, как кажется, потому, что при этой неизвестности времени, когда установлены празднования, возможно предположение об их неправильности, именно – об установлении самовольно-народном, помимо и без ведома подлежащей церковной власти. Но если это так, то и допуская возможность случаев самовольного или неправильного установления празднований, мы должны тем не менее признавать всех существующих местных святых за настоящих святых. Во-первых, если бы на основании этой неизвестности времени, когда установлены празднования, не признавать местных святых за святых, то некоторых и общецерковных святых нужно бы было не признавать за святых, ибо неизвестно время установления празднования и некоторым из них512. Во-вторых, если и допустить, что некоторые празднования были со своему начальному установлению неправильными, быв самовольными, то они перестали быть неправильными после того, как, перестав быть самовольными, были признаны и приняты церковью. Допуская случаи самовольного установления празднований, который потом были признаны церковью, мы разумеем не такие случаи, когда бы были установлены неправильные празднования или празднования, которым ее надлежало быть, а такие случаи, когда правильные и заслуживавшие быть установленными празднования были установлены неправильным образом. Но, чтобы празднования, бывшие неправильными не по существу своему, а по своему установлению, обратились в правильные, для этого, очевидно, нужно было, чтобы неправильное их установление сменено было правильным. А это последнее и имело место, когда церковь приняла и признала их. Вообще, вопрос о том, сомнительно или несомненно установление празднования святому, имеет значение исключительно и единственно историческое; что же касается до значения догматическо-юридического или канонического, то, как очевидно для всякого, здесь имеет свою неоспоримую и несомненную силу положение: всякий святой, которого формально признает святым церковь, есть настоящий святой, ибо всякий таковой святой есть именно канонизованный святой.513 Не может быть отрицаема возможность и того, что между празднованиями местным святым, время установления которых неизвестно, есть неправильные и по самому своему существу, как мы видим примеры обнаружения и прекращения подобных празднований в предшествующее время. Но пока церковь не обнаружила таких празднований и не прекратила их своею властью, они остаются тем, что́ они суть, ибо ничей частный суд не может иметь тут места и всякий частный суд должен последовать тут суду церкви.

Итак, на вопрос: какие святые суть канонизованные или настоящие святые, отпет есть тот, что они суть все, которые признаются за святых церковью (ибо признанный церковью и значит – канонизованный ею), не только общие или общепразднуемые, но и местные, и между последними не только те, время установления празднований которым известно, но и которым вовсе неизвестно; одним словом, все без изъятия святые, которым существует общее или местное, признаваемое церковью, празднование514.

Но если есть люди, которые не признают святыми настоящих святых, то, с другой стороны, есть люди, которые признают святыми ненастоящих святых. В разных местах России известно немалое количество усопших, которые пользуются у народа славою святых и которым народ оказывает более или менее усердное почитание, посещай их могилы и на могилах служа по них панихиды. Не только простые люди, но многие и из людей, составляющих высший против них класс, некоторые даже из нарочитых агиографов приравнивают этих усопших к настоящим святым или и совсем принимают за настоящих святых. Но это совершенно неосновательно в совершенно неправильно или погрешительно. Настоящий святой есть только тот, кто формально призван и провозглашен святым от церкви и никак не тот, кто только пользуется славою святого у народа. Последний когда-нибудь, может быть, и станет святым, если признан будет таковым от церкви; а пока этого последнего нет, он есть никак не святой, а лишь почитаемый усопший. Люди, верующие в этих усопших, как в достойных молитвенников пред Богом, могут обращаться к ним с своею частною и тайною молитвою (cfr об этом ниже): но что касается до общественного их почитания, то таковым почитанием должна быть не молитва к ним посредством совершения служб им и пения молебнов, а молитва о них, посредством пения о них панихид (а если бывает, что этим непризнанным церковью или ненастоящим святым поются вместо панихид молебны, то бывает это по злоупотреблению, которое подлежит соответственному наказанию и, само собою разумеется, прекращению)515.

Приступаем к обозрению правил, которыми руководствовалась наша церковь в деле канонизации святых, и порядков, которые она в сем случае наблюдала, равно как и народных обычаев относительно почитания святых.

1. Единственным общим основанием для причтения усопших подвижников благочестия к лику святых, иначе – для их канонизации, служило в нашей церкви прославление подвижников даром чудотворений или еще при жизни, примеры чего известны, или, как это было наибольшею частью, по смерти, при чем чудотворения наибольшею частью совершались у их гробов и от их мощей.

Первыми нашими святыми были страстотерпцы Борис и Глеб. Но страстотерпцев, понесших насильственную смерть от руки Святополка, было не двое, а трое, – вместе с Борисом и Глебом был убит последним третий брат Святослав. Если причислены были к лику святых не все трое, понесшие совершенно одинаковую насильственную смерть, то причиной сего было то, что не всех троих, а только двоих первых Бог прославил даром чудотворений, На могилах Бориса и Глеба, погребенных в Вышгороде, скоро начали совершаться чудеса; но могила Святослава, на которой бы могли совершаться чудеса, отсутствовала, ибо убитый во время бегства в Венгрию где-то в горах Карпатских он не был привезен в Россию, а погребен был на месте убиения, и вот, хотя и совершенно одинаковый с Борисом и Глебом страстотерпец, но не явленный подобно ваг от Бога чудотворцем, он и не причислен был вместе с ними к лику святых. Затем, и в самой истории причисления Бориса и Глеба к лику святых, которая обстоятельно передана нами выше, совершенно ясно дается знать, что они причислены к лику святых не как страстотерпцы, а как чудотворцы, хотя при этом и нужно, конечно, подразумевать, что они стали чудотворцами, поелику были страстотерпцами. Прежде Бориса и Глеба надлежало бы стать нашим святым крестителю Руси вел. кн. Владимиру. Но по поводу того, что он не стал первым нашим святым, нам и делается совершенно ясное заявление, что основанием для причтения к лику святых у нас служило прославление даром чудотворения. Нам ясно говорится, что вел. кн. Владимир потому довольно долго не был причисляем к лику святых, что Господу не угодно било прославлять его, как чудотворца (выше). Третьим нашим святым после Бориса и Глеба был пред. Феодосий Печерский. Но он был великим нашим подвижником и отцом истинного у нас монашества вместе с преп. Антонием, пред которым он был меньший, как ученик пред учителем. Если был причислен к лику святых он (Феодосий) и прежде него или вместе с ним не был причислен к лику святых Антоний, удостоившийся сего причтения спустя не менее полустолетия после пего: то единственное, чем можно объяснять это, есть предположение, что Господу угодно было прославить даром чудотворений его (Феодосия) и не угодно было одновременно с ним прославить тем же даром Антония. В Ростове в 1164-м году по одному и тому же поводу копания рвов для фундамента новой церкви обретены были мощи епископов Леонтия и Исаии, и тогда как первый из них был причислен к лику святых в 1190-му году, второй удостоился сего причтения только уже спустя много времени. Единственным объяснением того, что в 1190-м году не были причислены к лику святым оба епископа, а один первый, может быть предположение, что к 1190-му году только один первый из них прославился даром чудотворений.

Сейчас приведенные нами, относящиеся к периоду домонгольскому, четыре примера ясно доказывают, что в период этот единственным общим основанием для причтения усопших подвижников благочестия к лику святых служило у нас прославление подвижников даром чудотворений. Но предполагать, чтобы от правила, которое принято было у нас сначала и которое было наблюдаемо у нас довольно долгое первое время, было сделано отступление впоследствии, невероятно было бы и само по себе, ибо отступление означало бы ослаблении строгости в признании усопших подвижников благочестия святыми, а ослабление этой строгости было бы делом необъяснимым. Что отступления вовсе и не было делаемо, – что во все последующее время единственным общим основанием для причтена к лику святых оставалось то же прославление даром чудотворений, что и в период домонгольский, в этом удостоверяют нас положительные доказательства, которые точно так же мы имеем за последующее время, как и за период домонгольский. Мы говорили выше, что в Греческой церкви причтение ко святым святителей или иерархов первоначально, до XI века, совершалось на ином, так сказать-легчайшем, основании, помимо дара чудотворений, и что потом с XI века оно начало совершаться на одном и том-ь же с прочими святыми основании прославления даром чудотворений (стр. 17). Но если позднейшая Греческая церковь склонялась к сокращению оснований, то невероятно было бы предполагать, чтобы наша Русская церковь, вопреки ей, имела наклонность к их (оснований) расширению. Известия о Макариевских соборах 1547-го и 1549-го годов положительным образом свидетельствуют вам, что такой наклонности Русская церковь не имела и что в половине XVI века, каки в период домонгольский, единственным общим основанием у вас для причтения к лику святых было прославление подлежащих усопших даром чудотворений. Выше мы ведем о сем нарочитые речи и, чтобы не повторяться, мы отсылаем туда читателя. От конца ΧVΙ века мы находим ясное свидетельство о том, что прославление даром чудотворений было признаваемо у нас единственным основанием для причтения к лику святых, в деле канонизации преп. Иосифа Волоколамского. В 1589-м году преп. Иосифу подтвердительно установлено было собором местное празднование и при этом было сказано или сделана была оговорка: «А вперед Господь Бог и пречистая Богородица прославит угодника своего великого чюдотворца Иосифа чюдесы, и тогда пети и праздновати (ему) по всем святым местом и по соборным церквам». Как мы говорили выше оговорку собора должно понимать не в том смысле, что до 1589-го года у гроба преп. Иосифа совсем не совершалось чудес, а в том смысле, что до тех пор он прославил себя чудесами недостаточно для того, чтобы быть причисленным к лику общих или общецерковных святых. Преп. Иосиф был человек, имевший великие заслуги пред нашею церковью, как ревностнейший борец против ереси Жидовствующих, написавший в защиту церкви от еретиков такое знаменитое творение, как его Просветитель, и если, при всей его заслуженности перед церковью, не нашли возможным причислить его к лику общецерковных святых, по причине недостаточности чудес при его гробе: то ясно, что чудеса считали единственным основанием для причисления к лику святых. Что в продолжение ХVП века не последовало никакой перемены касательно оснований для причисления к лику святых и как всегда прежде признавалось единственным основанием для сего прославление дарим чудотворениии, на это мы имеем ясное свидетельство от конца века, именно – от 1690-го года. В 1690-м году монахи Соловецкие обращались с просьбою к епископу Холмогорскому Афанасию об установлении местного празднования в их монастыре одному из основателей последнего преп. Герману. Епископ исполнил просьбу монахов и в грамоте о праздновании Герману между прочим пишет, что празднества в честь святых могут устрояться не иначе, как под условием свидетельства достоверного о чудесах (см. выше). Но если под условием свидетельства достоверного о чудесах, то ясно, что не иначе, как под условием наличности последних516.

Итак, единственным общим основанием для прочтения усопших подвижников благочестия к лику святых служило в нашей церкви с самого ее начала и до позднейшего времени прославление подвижников даром чудотворений517. Но должны быть принимаемы немногие случаи и исключений. Креститель Руси вел. кн. Владимир причислен был к лику святых после того, как гроб его, у которого могли бы твориться чудеса, в нашествие Монголов погребен быль под развалинами Десятинной церкви, и причислен был к лику святых не в Киеве, а в Новгороде. А поэтому со всею вероятностью нужно думать, что он причислен был к лику святых не как чудотворец, а именно как креститель Руси, имеющий право на титул равноапостола (см. выше). В Новгородском Софийском соборе были установлены местные празднования довольно многим Новгородским епископам-архиепископам (выше), о чудотворениях от мощей которых нет известий, и можно думать, что установление празднований им представляет собою аналогию с тем первоначальным установлением в Греческой церкви празднований святителям как святителям (хотя бы и не были они чудотворцами), на которое указывали мы две с половиной страницы назад и о котором говорим мы выше.

Иначе, чем подвижников, канонизовала Греческая церковь и до сих пор канонизует мучеников, именно – признавала и признает их святыми ео ipso или за самую мученическую смерть, не требуя от них прослайления даром чудотворений (выше). Что касается до нашей Русской церкви, то мы знаем один пример, из которого следует, что и немногие, бывшие у нас, мученики, наравне со всеми другими святыми, канонизованы были не иначе, как под условием прославления даром чудотворений. В Казани были три мученика, потерпевшие смерть за веру Христову: Иоанн, Русский из Нижнего Новгорода, попавший в плен к Татарам и замученный ими в 1529-м году, и Стефан и Петр, крещенные Татары, замученные своими сродичами-магометанами в 1552-м году. В 1592-м году Казанский митрополит Гермоген (последующий патриарх) делал об них представление патр. Иову, но искал для них не того, чтобы они причислены были к лику святых, а только того, чтобы достойным образом была воздаваема им честь как почитаемым усопшим, о чем ниже. Т. е. дело очевидно, должно быть понимаемо так, что мученики не прославлены были даром чудотворений, и что поэтому, не смотря на то, что они были мучениками в строгом и точном смысле слова, митрополит и не искал для них причтения к лику святых.518

Относительно настоящего Синодального периода мы имеем положительные сведения о канонизациях святых к общему празднованию и не имеем положительных сведений о канонизациях святых к местному празднованию.

К общему празднованию и в настоящий Синодальный период, как всегда прежде, святые канонизуются не иначе, как под условием прославления от Бога даром чудотворений. Не имея ни одного указа св. Синода, в котором излагались бы основания канонизации к местному празднованию, мы не можем сказать ничего положительного об этих, признаваемых и принимаемых св. Синодом основаниях канонизации к местному празднованию. В области вероятного предполагаем, что и в отношении к канонизации местных святых, так же как общих, св. Синод не отступает от всегдашней прежней практики нашей церкви, состоявшей в том, чтобы и к местному празднованию канонизовать не иначе, как под условием прославления подвижника даром чудотворений.519

Когда мы говорим, что единственным общим основанием для причтения усопших подвижников благочестия к лаку святых служило в нашей церкви прославление подвижников даром чудотворений: то мы разумеем, что помимо сего условия или иначе, как не под этим условием, усопшие подвижники благочестия не были причисляемы в нашей церкви к лику святых. Но, с другой стороны, кроме или сверх сего условия не требовалось еще второго условия, чтобы были обретены нетленными мощи подвижников. Мощи были открываемы с тою целью, чтобы быть им предметом чествования как святыне; открытые они были чествуемы как святыня. Но они не составляли необходимого условия для того, чтобы подвижник быль причислен к лику святых: в случае наличности чудотворений подвижник мог быть причислен к лику святых и без их (мощей) наличности; наоборот, при наличности их, но без наличности чудотворений, подвижник вовсе не мог быть причислен к лику святых. Что нетление мощей не составляло необходимого условия для причтения к лику святых или не требовалось как необходимое его условие, это ясно показывает действительная история канонизации наших святых: некоторые наши святые были канонизованы до открытия их мощей; некоторые наши святые были канонизованы спустя то или другое, и даже очень значительное, время после открытия их мощей; мощи довольно многих канонизованных наших святых никогда не были открываемы520. А самое решительное и самое убедительное доказательство того, что наличность мощей святых не признавалась необходимым условием канонизации, представляет нам история Макариевских соборов 1547-го и 1549-го годов: на соборах этих при совершении канонизации весьма многих святых вовсе не поднимаемо было речей об их мощах, открыты последние или не открыты, а единственно ведены были речи о том, представляют ли собою святые чудотворцев.

Все пять святых, канонизованных в настоящий Синодальный период к общему празднованию, канонизованы были одновременно с тем, как открыты были их мощи. Однако общего положения, чтобы для причтения в лику общих святых требовалось нетление мощей, ни при одном из пяти случаев канонизации св. Синод не высказывал, и таким образом из пяти случаев, по-видимому, не следует того заключения, чтобы относительно канонизации святых к общему празднованию св. Синод предъявлял новое требование. Что касается до канонизации к местному празднованию, то из 14-ти святых, канонизованных к этому празднованию в настоящий Синодальный период, мощи 12-ти святых находятся под спудом и только мощи двоих находятся на вскрытии (Иова Почаевского и Феодосия Тотемского).

2. История канонизации значительной части подвижников благочестия, которые причтены были к лику святых, начиналась со дна ихкончины: подвижниц при своей жизни приобретал великую славу между людьми, и вследствие сего тотчас же вслед за его погребением начинаюсь почитание его памяти, выражавшееся известным определенным образом. Почитание других подвижников благочестия, предварявшее их действительную канонизацию, начиналось спустя то или другое время после их кончины по каким-либо сверхъестественным знамениям и указаниям. Наконец, иные подвижники благочестия были причисляемы к лику святых без этого предшествующего их почитания: умирал подвижник и память его приходила в забвение у людей; но потом, спустя то или другое время после его кончины, Бог неожиданно прославлял его даром чудотворений, – и он причисляем был к лику святых.

Почитание усопших подвижников благочестия состояло, с одной стороны, в том, что при их гробах возносимы были молитвы о них, а с другой стороны – в том, что над их гробами устроялись некоторые так сказать монументы в честь их, вместе с чем соединялось и некоторое вещественное или видимое их (подвижников) чествование. Возношение молитв состояло в том, что усердствовавшие к памяти подвижников христиане приходили и пели при их гробах панихиды о них и что в дни их преставления совершались о них заупокойные литургии и что имена ихвписывалось в синодикиили поминальники для всегдашнего поминовения на литиях и на обеднях. Автор сказания об обретении и открытии мощей святителя Митрофана, которое вкратце мы передали выше, говорит: «Память христианских и пастырских добродетелей святителя Митрофана чтима была в Воронеже со времени кончины его: усердствующие приходили на место погребения его и просили совершать о нем панихиды». Так это было и в древнее время в отношений к тем подвижникам, память которых начинала быть чтимою с самого времени их погребения. Что касается до пения заупокойных литургий в дни кончины и до всегдашнего поминовения на литиях и на обеднях: то иногда эго было делом добровольным, зависевшим от частного усердия, иногда же прямо предписанным и уложенным. Выше мы говорили о предписании архиепископа Новгородского Феодосия петь заупокойную годовую литургию по Иакове Боровицком (стр. 88) и об уложении Троицкого игумена Арсения петь таковую же заупокойную литургию по Стефане Махрищком (стр. 113). Вот третье, известное нам, распоряжение об этом, в котором говорится и о всегдашнем поминовении усопших на литиях и обеднях. В 1592-м году Казанский митрополит Гермоген (последующий патриарх) представлял патр. Иову, что Казанские мученики Иоанн, Стефан и Петр, о которых мы упоминали выше, «в большом Синодике, иже чтется в неделю православия, до дне сего не написаны и память их вечная не поется и синодиках литейном и повседневном (проскомидийном) не написаны ж» и просил от патриарха указа. На основании полученного от патриарха указа, которого мы не имеем в руках и в котором, как следует думать, ничего не говорилось о большом синодике, «мучеником Иоанну, Стефану и Петру память учинена (была митрополитом) Генвара в 24-п день, на память святые Ксении, безпереводно, с собором митрополиту панихида и обедня служити самому, також и по всем церквам святым и по монастырям и по мирским написати их (в синодиках) и поминати и поминати (sic) на литиях и на обеднях»521. В объяснение усердия, которое побуждало людей совершать заупокойные моления о подвижниках, сейчас выше названный нами автор Сказания о обретении и открытии мощей святителя Митрофана, говорит в приложении к сему последнему, что усердие можно изъяснять не иначе, «как возникавшею из опытов уверенностью, что молящемуся на земли о святителе Митрофане сей святитель на небеси ответствует своею за него молитвою и таким образом небесный молитвенник благодетельствует молитвеннику земному».

Устроение некоторых монументов над гробами подвижников, соединявшееся с вещественным их чествованием, состояло в следующем. Если подвижник погребен был в церкви, т. е. под церковью (под полом ее), то на полу церкви, над местом могилы, устроилась гробница или надгробница, имевшая вид раки с мощами, подражанием которой она была или вид гроба, памятника522, а если подвижник погребен был вне церкви, на открытом кладбище или погосте, то над могилой ставилось небольшое здание, – палатка или часовня523, и в палатке на могиле устроялась та же надгробница, что выше. Затем, в обоих случаях надгробница покрывалась покровом и перед нею ставилась свеча. (Об устроении гробниц или надгробниц говорится в сейчас указанных нами распоряжениях архиепископа Феодосия и игумена Арсения и еще в распоряжении патр. Филарета о перенесении тела преп. Адриана Пошехонского из пустого места, в котором он был погребен, в его монастырь524. Иногда вместо покровов полагаемы были на надгробницах сделанные во весь рост изображения подвижников, подобно тому как на верхних досках рак настоящих или канонизованных святых пишутся их изображения. В том и другом случае не редко поставляли перед надгробнпцами или вообще в церквах и палатках, в которых они находились, поясные изображения подвижников или их иконы в смысле портретов (изображения были именно портреты или, при отсутствии сходства, во всяком случае имели значение последних, ибо настоящие иконы суть только изображения канонизованных святых, но они назывались иконами потому, что это слово у вас, вслед за Греками, служило к обозначению и настоящих икон и портретов, каково его собственное или подлинное значение). Это чествование подвижников посредством монументов или видимых знаков было точным воспроизведением такового же чествования князей, царей и вообще знатных людей, которое состояло именно в том, что над могилами илы на могилах их ставились надгробницы, покрывавшиеся покровами или их во весь рост изображениями, – что перед надгробницами или на надгробницах их ставились свечи и что в церквах или в палатках, в которых находились их надгробницы, вешались их поясные иконы в смысле портретов525. Но если чествование нашим способом князей, царей и знатных людей имело более так сказать светский характер (за исключением того, что свеча на гробе или перед гробом составляла приношение Богу за душу умершего, cfr в Никоновской Кормчей гл. 59, § 5, л. 600): то чествование тем же самым способом подвижников благочестия имело уже совсем другой, чисто и нарочито религиозный, характер: надгробницы над могилами и на могилах подвижников были сближаемы с раками, содержащими мощи святых; изображения подвижников, полагавшиеся на надгробницах, принимаемы были за изображения священные, а поясные изображения подвижников или их иконы в смысле портретов были не только сближаемы с настоящими иконами действительных святых, по почти что, а иногда и совсем, были отождествляемы с ними. Подобное отождествление, с одной стороны, легко могло иметь место вследствие того, что по своему внешнему виду иконы – портреты ничем не отличались от настоящих икон, а с другой стороны – ему должно было содействовать и это обстоятельство, что в старое время у нас не было особого названия для портретов, но что вслед за Греками мы называли одним именем икон и действительные иконы и портреты: два разные предмета, носившие одно и то же название, легко было принимать за один и тот же предмет по существу526. До какой степени распространен был обычай накрывать надгробницы над могилами и на могилах но читаемых усопших их изображениями во весь рост и ставить в церквах и в палатках усыпальницах их иконы-портреты, – подразумевается, что никак не всегда заслуживавшие этого имени относительно сходства с оригиналами, положительно сказать не можем; но представляется вероятным думать, что распространен был весьма значительно: изображения и иконы составляли проявление наивысшего почитания усопших, а в большинстве случаев, конечно, было так, что люди стремились к проявлению этого наивысшего почитания своих усопших. Если же в настоящее время известно нам не особенно много примеров существования изображений и икон, то можно предполагать, что значительное число их сокрыто и уничтожилось в прошедшем столетии вследствие поднимавшегося по временам на те и другие из них гонения527.

Что касается до настоящего времени, то мы не знаем примеров, чтобы в церквах и палатках-усыпальницах ставимы были иконыпортреты почитаемых усопших, и полагаем, что это считается делом не дозволенным. Но накрытие надгробниц над могилами или на могилах почитаемых усопших изображениями их во весь рост и в настоящее время весьма обычно или, по крайней мере, нисколько не составляет дела необычного528.

Законный и правильный способ молитвенного чествования почитаемых усопших, как мы говорили выше, состоял в том, чтобы служить по ним панихиды и заупокойные литургии. Само собою разумеется, что так это и было. Однако допускалось и злоупотребление, состоявшее в том, что вместо панихид по усопшим пели им, как настоящим святым, молебны. А принимая во внимание темноту прежнего времени, можно думать, что злоупотребление допускалось и не особенно редко529.

Были немногие, представлявшие собою исключение, подвижники, причтению которых к лику святых не предшествовало ни периода почитания, ни периода забвения, и которые были канонизованы почти тотчас или в самом непродолжительном времени после кончины каждого из них. Разделяясь на два класса, это были – или подвижники, которые прославились как чудотворцы еще при своей жизни и которые были канонизованы тотчас или в салом непродолжительном времени после кончины именно в качестве таковых живых или так сказать прижизненных чудотворцев (Феодосий Печерский, Сергий Радонежский, Кирилл Белозерский); или же подвижники, которые прославлены были от Бога многими чудотворениями тотчас или в самом непродолжительном времени после своей кончины и причтение которых к лику святых и совершено было поэтому исключительным образом скоро (князья Борис и Глеб, митр. Петр и некоторые другие после третьего из них).

3. Постепенно совершались чудеса при гробе подвижника, начавшись более или менее вскоре после его кончины, или же начинали вдруг совершаться спустя продолжительное время после кончины: но накоплялось значительное количество чудес или по крайней мере являлось некоторое их количество; о чудесах, которым велась старательная запись, доносимо было подлежащей церковной власти с присоединением или без присоединения прямого ходатайства о причтении подвижника к лику святых; церковная власть удостоверялась в справедливости известий о чудесах, для чего производила «свидетельство» их, т. е. дознание о них, и, когда убеждалась в неложности и в незатейности чудес, причисляла подвижника к лику святых или совершала его канонизацию, назначая день празднования его памяти. Таким образом, полный процесс канонизации составляли: записывание чудес; донесение о них церковной власти с присоединением или без присоединения прямого ходатайства о совершении канонизации; дознание церковной власти об истинности чудес, и, наконец, самое причтение подвижника к лику святых или самая его канонизация, с назначением дня для празднования его памяти.

а) Монастыри, к основателям и настоятелям которых принадлежало большинство подвижников, удостоенных причтения к лику святых, двояким образом заинтересованы были в том, чтобы их подвижники, прославленные от Бога даром чудотворении, были причисляемы к лику святых: во-первых, чрез сие причисление они (подвижники) сподоблялись той славы, которая им подобала и заботиться о которой составляло долг монастырей; во-вторых, сподобленные подобающей им славы они сею именно славою весьма много содействовали материальному благосостоянию монастырей, сзывая в них богомольцев и привлекая к ним щедрость благотворителей. Помимо монастырей в записывании чудес, совершавшихся при гробах подвижников, что необходимо было для их канонизации, была заинтересована и церковная власть, так как приумножение числа святых служило к приумножению славы церкви, от лица которой, как должно думать, и было вменяемо подлежащим лицам в нарочитую заботу записывание чудес, совершавшихся у гробов подвижников. По всем этим причинами в монастырях обыкновенно велись тщательные записи о чудесах, совершавшихся при гробах их подвижников. Смотря по искусству записчиков, эти записи иногда были очень обстоятельны, подробно передавая истории чудесных исцелений, иногда же очень необстоятельны, говоря лишь кратко, что такой-то человек получил чудесное исцеление от такой-то болезни. А так как искусство записывания, вместе со всем искусством литературным, вовсе у нас не процветало: то гораздо более записей плохих, чем хороших. Но понятно, что литературное достоинство записей не имело значения в отношении к их достоверности530.

б) Настоятели монастырей доносили подлежащей церковной власти о чудесах, совершавшихся при гробах подвижников, которые почивали в стенах монастырей, с одной стороны, быв побуждаемы к сему одним или другим из сейчас выше указанных своих интересов или же обоими вместе, а с другой стороны – потому, что это, как должно думать, составляло их обязанность (по указанному выше и подобию тому, как это составляет их обязанность и в настоящее время). Если некоторые настоятели монастырей присоединяли к донесениям о чудесах, совершившихся при гробах подвижников, прямые просьбы о причислении подвижников к лику святых: то, конечно, нужно думать, что с особенною силою побуждались они искать прославления подвижников одним или другим из указанных нами интересов. Впрочем, должно оговориться. По всей вероятности, обращались с просьбами кподлежащей церковной власти о причислении подвижников к лику святых не только те немногие настоятели монастырей, о которых нам известно это положительным образом, но и многие другие. Очень вероятно даже предполагать, что прямые просьбы о причислении подвижников к лику святых составляли общий принятый обычай и общее установленное правило. Мы не знаем, как обязаны были настоятели монастырей доносить подлежащим церковным властям о чудесах, совершившихся при гробах подвижников, – о каждом ли чуде отдельно или о таком зараз количестве их, которое по их мнению давали право на то, чтобы ходатайствовать о причтении подвижника к лику святых. Если о каждом чуде отдельно, то просьба о причтении подвижника к лику святых, конечно, не могла сопровождать донесение о первом же чуде, совершившемся у его гроба, и в сем случае нужно будет представлять дело так, что практикой было установлено какое-либо правило относительно того, после какого количества чудес дозволительно было возбуждать ходатайство о причтении подвижника к лику святых531.

Подлежащую церковную власть для настоятелей монастырей, которой они должны были доносить о чудесах, совершавшихся при гробах подвижников, составляли их епархиальные архиереи. Но причислять к лику святых общих или общецерковных имел право только представитель высшей власти церкви, каков был митрополит – патриарх, и в известиях об этих общих или общецерковных канонизациях нам представляется дело так, что настоятели монастырей обращаются с своими просьбами о причтении подвижников к лику святых непосредственно к сему представителю высшей церковной власти. Должно однако понимать не так, чтобы они обращались к представителю высшей власти (митрополиту – патриарху), обходя своих архиереев или помимо последних, а так, что они испрашивали у архиереев дозволение на это, и что только в известиях нам нарочито не говорится об этом, как о таком обстоятельстве, которое само собою должно быть предполагаемо.

Мы сказали выше, что в записывании чудес532, совершавшихся при гробах подвижников, заинтересованы были, с одной стороны, монастыри, в стенах которых находились гробы подвижников, а с другой – церковная власть, как попечительница о славе церкви. Мы знаем время, когда этот высший интерес церкви заставлял нашу церковную власть нарочито и старательно изыскивать подвижников благочестия, которые были бы достойны причтения к лику святых. Это – время Макариевское.

в) Церковная власть, имея сведения о таком количестве чудес какого-либо подвижника, которое давало ему право быть причисленным (делало обязательным его причисление) к лику святых, учиняла «свидетельство» чудес или производила дознание об их достоверности.533 Это делалось таким образом, что в монастырь, в котором находились мощи подвижника, или в город, в селение, если имел место редкий случай нахождения мощей в приходской или у приходской церкви, посылались следователи, представлявшие из себя иногда целую комиссию, состоявшую из четырех или трех человек (выше), иногда ограничивавшиеся числом двоих и одного, и что следователи и производили дознание на самом месте совершения чудес. Под чудесами разумеются чудесные исцеления при гробах подвижников от разных болезней, и дознание состояло в том, что следователи расспрашивали самих исцеленных, их духовных отцов и всяких их знакомых, производя в последнем случае если не всегда, то иногда так называемый повальный обыск. Патриарх Филарет Никитич сообщал царю Михаилу Феодоровичу, что следователи, посланные для дознания о чудесах преп. Макария Унженского («для свидетельства Макария, Унженского чудотворца»), «всяких исцелевших людей расспрашивали и свидетелей про них и при их исцеленье их родимцов и отцов их духовных и иных людей, которые тех исцелевших людей знают и про то их исцеленье ведают, перед собою ставили»534. На соборе 1547-го года царь Иван Васильевич с митр. Макарием поручали епископам «во всяких порученных им пределех, – во градех и в монастырях и в пустынях и в весех известно пытати и обыскивати о великих новых чудотворцех священными соборы и игумены и священно-иноки и иноки и пустынники и князьми и бояры и богобоязнивыми людьми»535. В 1624-м году по указу патр. Филарета митрополит Новгородский Макарий поручал одному своему боярскому сыну вместе с одним игуменом произвести дознание о чудесах преп. Иоанна и Логгина Яренгских «окольными монастыри и государевыми черными и монастырскими волостьми и всякими людьми сыскати всякими сыски накрепко» (выше)536.

В 1629-м году Новгородский митрополит Киприан посылал произвести дознание о чудесах преп. Артемия Веркольского «тутошними окольными игумены и попы и дьяконы» (выше стр. 128). В 1625–1628-м году Кирилловский игумен Филипп, производивший по поручению Ростовского митрополита Варлаама дознание о чудесах преп. Кирилла Новозерского, делал допрос всем гражданам Белозерским и Белозерского уезда властям и протопопу, т. е. Белозерскому, и священникам и всяких чинов многим людям (выше). И само по себе необходимо предполагать и положительным образом свидетельствуется нам, что причтение к лику святых имело место только после достоверного дознания о чудесах подвижников537.

Но все-таки в отношении к строгости дознания о чудесах историю канонизации наших святых как будто нужно разделять па дне неравные половины, именно – первую половину от начала у нас христианства до собора 1667-го года и вторую половину от собора 1667-го года до настоящего времени. Между предписаниями собора 1667-го года читаем: «Нетленных телес, обретающихся в нынешнем времени, да не дерзаете кроме достоверного свидетельства и соборного повеления во святых (во святыя) почитати: зане обретаются многая телеса цела и нетленна не от святости, но яко отлученна и под клятвою архиерейскою и иерейскою суще умроша, или за преступление божественных и священных правил и закона цели и неразрешимы бывают; а кого во святых (во святыя) хощете почитати, о таковых обретающихся телесех достоит всячески испытати (испытовати) и свидетельствовати достоверными свидетьльствы пред великим и совершенным собором архиерейским»538. В этом предписании своем собор 1667-го года, очевидно, хочет сказать относительно предшествующего времени, что строгость его не была такою, чтобы не оставляла желать ничего большого. Допустим, что в своем приговоре о предшествующем времени собор 1667-го года позволяет себе некоторую излишнюю так сказать придирчивость; однако едва ли можно утверждать и то, чтобы приговор его был совершенно неоснователен. А таким образом, имея, с одной стороны, приговор собора 1667-го года о предшествующем ему времени и зная, с другой стороны, что следующее за собором время в отношении к строгости дознания о чудесах именно уже неоставляет желать ничего большего, мы и должны, как сказали выше, делить историю канонизации наших святых в отношении к строгости дознания о чудесах на две, если не много, то хотя мало, отличающиеся одна от другой половины-первую от начала христианства в России до собора, 1667-го года и вторую от собора 1667-го года до настоящего времени.

г) В чем состоял самый чин, как совершалось самое торжество причтения к лику святых или канонизации, положительных сведений относительно этого мы вовсе не имеем, питому что ни об одной частной канонизации вовсе не говорится, каким чином она совершалась. Со всею вероятностью должно думать, что самим представителем церковной власти, который совершал причтение к лику святых или канонизацию, – был ли то епархиальный архиерей или митрополит – патриарх, не было совершаемо чина или торжества, подобного тому, которое совершает Римский папа, и что все дело с его стороны ограничивалось определением и указом (как это и в настоящее время), а что торжество совершались лишь на месте нахождения гроба с телесными останками канонизованного святого. Относительно этого последнего торжества должно думать, как ничего более и нельзя думать, что оно состояло в возможно светло обставленном праздничном служении новому святому, при чем, по указанию известных нам и близко идущих сюда распоряжений церковной власти539, должны быть предполагаемы нарочитый созыв всего окрестного духовенства со всем окрестным населением и более или мение щедрая милостыня нищим (которых в старое время у нась было еще более, чем теперь, и которые стекались на подобные торжества, нет сомнения, в огромном числе), и при чем отчасти на основании тех же распоряжений, отчасти само по себе, вероятно думать, что для совершения торжества приезжал сам епархиальный архиерей или присылал своих нарочных уполномоченных.

д) Днем для ежегодного празднования святому обыкновенно назначался день его кончины, если был известен; если нет, то день обретения мощей (если таковое имело место), день рождения, день ангела. Некоторым святым праздновалось не по одному разу в году, а по нескольку раз, – в день кончины, в день обретения мощей, в день перенесения мощей (если таковое бывало), в день рождения, в день ангела. Примерь монахов Волоколамского монастыря, которые в 1589-м году на своем соборе уложили праздновать у себя в монастыре преп. Иосифу три раза в году (и в два раза из трех, отлично от других святых, – в дни особенных событий в жизни Иосифа, см. выше) показывает, что право назначения других празднований святому, сверх назначенного церковною властью при его канонизации, предоставлено было монастырским братствам.

Известно несколько примеров того, что празднование святому вместо одного раза установляемо было по два и по три раза. В некоторых случаях это значит, что празднование было установлено, пришло в забвение или прекратилось и снова было установлено (празднование Никите, епископу Новгородскому, – выше); в других случаях это значит, что после установления местного празднования потом было установлено общее празднование (многие святые соборов 1547-го и 1549-го годов, стр. 101 sqq и 104 sqq); в третьих случаях это значит, что местное празднование святым, установленное епархиальными архиереями, подтверждено было главою Русской церкви – митрополитом (некоторые святые тех же соборов, см. те же страницы); наконец, в некоторых случаях это, кажется, значит, что делаемы были неудачные попытки обратить местных святых в общих (мы говорили выше, что так должно понимать вторую канонизацию преп. Иосифа Волоколамского, вероятно, также нужно понимать и вторичную канонизацию Аврамия Чухломского).

Необходимое условие для того, чтобы подвижник быль причислен к лику святых, составляло прославление даром чудотворений. Но, наоборот, не должно представлять дела так, чтобы все подвижники, прославленные даром чудотворений, причислены были к лику святых: указывают довольно значительное число таковых не причисленных к святым подвижников, иные из которых, может быть, еще ждут своего часа, а иным из которых, может быть, не сужден этот час (как по недоведомым судьбам Божиим мощи одних святых прославлены нетлением, а других не прославлены)

4. Причтение какого-либо подвижника благочестия к лику святых требовало, чтобы составлена была служба ему и было написано житие его. Служба нужна была для того, чтобы по ней совершаемо было празднование святому; а что касается до жития, то оно нужно было как оправдательный документ относительно тоги, что канонизованный святой был истинный святой. Подвижники благочестия причисляемы были к лику святых потому, что при их гробах совершались чудеса. Но чудеса, как учит Никон Черногорец540, бывают двоякие: истинные, которые совершает Бог чрез своих святых, и ложные, которые, на прельщение людей, производит диавол чрез свои орудия. Истинные святые познаются от их жизни, по их делам: следовательно, для такого-то их познания и для такого-то относительно них уверения и необходимы их жития. Кроме сего, жития святых, в виде сокращенных или проложных сказаний о них, необходимы были для чтения на службах им541.

Очень нередки, если не большею частью, было так, что житие святого, и служба ему готовы были к его канонизации. Мы говорили выше, что канонизации некоторых святых предшествовал период «почитания», начинавшийся со дня кончины. Вопрос о канонизации этих святых был почти что заранее решенный вопрос и состоял только в том: скоро или не скоро она (канонизация) совершится.

Жития со службами если не всех решительно этих святых, то значительного большинства их и были приготовлены до их канонизации, ибо гораздо удобнее было совершиться последней с готовыми житием и службою, чем без них. Церковной власти, которой предлежало канонизовать подвижника, во всяком случае нужно было иметь биографические сведения о сем последнем, так что в случае отсутствия жития его сведения эти долженствовали быть представлены устно; но, конечно, гораздо предпочтительнее устных сведений, которые во всяком случае не могли бы дойти до народа, была нарочито составленная биографическая записка, каковую представляло из себя житие. Равным образом, гораздо лучше было и то, чтобы святому тотчас после его канонизации начато было празднование по собственной его службе, нежели то, чтобы празднование это более или менее продолжительное время, до изготовления собственной службы, совершалось по общей минее542.

Само собою понятно, что службы святым, составленные до их канонизации, не могли иметь общественного употребления, ибо нельзя совершать общественной службы святому, который еще не признан святым. Но допускалось их частное употребление: люди, имевшие веру к неканонизованным подвижникам, как к достойным молитвенникам пред Богом, могли совершать по ним моления последним домашние или келейные (cfr выше стр. 179, что говорит написанная по поручению св. Синода записка о канонизации святителя Митрофана относительно призывания его предстательства в молитвах к Богу до его причтения к лику святых, по частному усердию). Знаем один пример официального признания церковною властью такого домашнего употребления служб, написанных неканонизованным подвижникам. Монах Иосифова Волоколамского монастыря Фатей или Фотий, ученик современного арен. Иосифу подвижника монастыря Кассиана Босого, написал службу Иосифу и представил ее митрополиту Макарию: «великий же светильник, вселенский учитель, пресвященный Макарий митрополит, – читается известие в надписании службы, – ввозрев в сию службу и благословил старца Фатея в кельи по ней молитвонати и до празднования соборного изложения». В описании кончины Тверского епископа Акакия, бывшего из пострижеников Волоколамского монастыря, которая последовала к Январе 1567-го года, читаем о том же следующее: «Владыка же нача благодарити старца Фатея, ученика великого старца Кассиана Косово, что подвигнулся на таковое великое дело, составите канун и всю службу преподобному игумену Иосифу; да и то владыке радостно, что составив Фатей и известно учинил Макарию митрополиту всея Русии и благословение от митрополита приял, еже в кельи молитвовати по ней и до празднования соборного изложения; и потом паки владыка нача глаголати преподобному игумену Иосифу тропарь (т. е. составленный Фатеем): Яко постником удобрение и отцем красота..., и паки Владыка нача глаголати преподобному Иосифу кондак: Жития треволнения и мятежа мирьская»543...

Если житие подвижника и служба ему были приготовлены до канонизации, то при возбуждении дела о сей последней они представляемы были церковной власти, которая рассматривала их, в случае нужды исправляла и одобряла. О соборе 1549-го года сообщается, что на нем положены или ему представлены были каноны новых чудотворцев и жития их, которые и свидетельствовав! были «всеми священными соборы», т. е. всеми присутствовавшими на соборе544. Патр. Иову с собором, по случаю канонизации преп. Иосифа Волоколамского, представлены были в 1591-м году тропарь и кондак и стихиры и канон и вся служба Иосифу, и патриарх вместе с собором свидетельствовал их и по благословению его они были исправлены545. Тому же патриарху Иову с собором, по случаю канонизации преп. Корнилия Комельского, представлены быль в 1600-м году стихиры, канон и житие Корнилия, и патриарх слушал соборно стихиры и канон и житие и нашел, что они «писаны по образу и по подобию, якож и прочим святым546. Патр. Иоакиму с собором, по случаю канонизации преп. Никандра Псковского, представлены были в 1686-м году житие Никандра и служба ему, которые были по его приказанию читаны на соборе и получили от него одобрение547. Не знаем, насколько тщательны были соборные свидетельствования житии и канонов, – вероятнее, что не особенно тщательны: но сохранившиеся до настоящего время жития и каноны дают видеть, что предъявлялись к ним требований самые скромные: мало-мальски и сколько-нибудь жития и каноны написаны были «по образу и по подобию», – и считалось достаточным548.

(Мы приводили выше заметки о службах препп. Александру Ошевенском) и Антонию Сийскому, читаемые в уставе Московского Успенского собора: «А нети по общей минеи для того, что слог (собственной службы) худ добре..., а слог худ, пети лучше по общей минеи». Из новых церковных историков преосв. Филарет говорит о службах Русским святым, что многие из них бедны и. мыслями и чувствами, – История Р. Ц. период третий, § 38, прим. 2 fin., а преосв. Макарий отзывается о них: «все вообще (они) очень невысокого достоинства, а некоторые крайне убоги и по содержанию и по внешней обработке: видео, что наши церковные песнописцы были только люди грамотные, без всякого научного образования, иногда же и не довольно грамотные», – Ист. Р. Ц. VIII, 61. очень плохой отзыв архиепископа Филарета в частности о службе Ярославским князьями Василию и Константину см. в Русских святых под 3-м Июля. А о службах совсем так сказать экстравагантных, в которых святители, мирно скончавшиеся, воспеваются как мученики, и в которых Русским пустынным подвижникам усвояются такие церковно-общественные деяния, которые им и во сне не спились, благодаря тому, что службы эти представляют собою перенесенные на Русских святых первые попавшиеся или по какому-то нелепому капризу взятые службы Греческим святым, см. в Описании рукописей Троицкой лаврской библиотеки № 541 и у Ключевского в Житиях стр. 433. В одной из рукописей гр. Уваровой, бывших Царского, читаются весьма нескладные тропарь и кондак самому преп. Сергию Радонежскому, – у Строева № 396, уархим. Леонида № 1819, л. 289 и об. Что касается до житий святых, то не говоря о весьма невысоком литературном достоинстве большей их части, ее говоря о том, что иные из них забавно и незабавно списываются549, в самом содержании некоторых из них встречается нечто такое, что заставило митр. Филарета сказать, что «есть сказания о житиях святых, происшедшие из неправых уст», см. в IV томе Собрания его мнений и отзывов № 447, стр. 139, и что заставляет архиепископа Филарета сказать, что «повторять все повести (читаемые в житиях; без разбора, без поверки, – грешно перед совестью и стыдно перед просвещенным умом», – предисл. к Русским святым550: одним словом, есть нечто такое, по отношению к чему предписание Регламента: «смотреть историй святых, ее суть ли некие, ложно вымышленные, сказующие чего не было или христианскому православному учению противные или бездельные и смеху достойные повести, и таковые повести обличить и запрещению предать с объявлением лжи в оных обретаемой» должно быть признано за предписание, имеющее значительную приложимость).

5. Святые разделяются на два класса, – на общих и местных. Первые суть те святые, которым празднуется во всей Русской церкви; вторые суть те святые, которым празднуется или только в одной какой-либо губернии (после прежнего празднования в одной какой-либо области) или даже в одном каком-нибудь монастыре, одной какой-нибудь церкви. Разделение святых на местных и общих взято нами с примера Греков, у которых в древнейшее время, как говорили мы выше (стр. 19 sqq), наибольшая часть святых были местными святыми, у которых очень много было местных святых еще и в то время, как мы приняли христианство, и у которых это разделение святых на общих и местных остается и до настоящего времени. В первые три века христианства, на Руси до утверждения престола великокняжеского в Москве и до перенесения в ту же Москву кафедры митрополии только три святые были канонизованы у нас к общему празднованию во всей земле, именно -три первые по времени наши святые: князья Борис и Глеб и преп. Феодосий Печерский, – последний к общему празднованию как будто не совсем полному (выше), все же остальные ваши святые этих трех первых веков были святые местные, – или целых известных областей, областные, или же отдельных монастырей и церквей. На Москве до митр. Макария два святые были канонизованы к общему празднованию и два святые, пи всей вероятности, без нарочитой канонизации, а сами собой стали общими святыми: первые два святые были митрополиты Петр и Алексий, вторые два святые были Сергий Радонежский и Кирилл Белозерский; а затем, все другие святые этих двух с половиной или с четвертью веков также были местными святыми в обширнейшем или в теснейшем смысле слова. Но Москва, сознав себя центром единого Русского государства, начала считать своими и областных святых и начала им у себя праздновать, – подразумевается, в кафедральном храме митрополитов Успенском соборе. Становясь Московскими святыми, местные святые становились чрез то до некоторой степени общими святыми (ибо Москва была единою или общею представительницею всей Руси). Общих святых в сейчас указанном нами смысле, помимо названных общих святых в собственном смысле, ко времени митр. Макария было 15-ть (см. выше). Митр. Макарий, по причинам и побуждениям, которые указаны нами выше, перед собором 1547-го года установил общее в собственном смысле слова празднование сейчас помянутым 15-ти святым и потом на соборах 1547-го и 1549-го годов установил такое же общее празднование еще 30-ти святым. После митр. Макария, т. е. собственно после собора 1549-го года, и до учреждения св. Синода было почти то же самое, что от начала христианства до Макария: сравнительно очень небольшая часть святых канонизованы к общему празднованию, и наибольшая часть святых канонизованы к местному празднованию. После собора 1549-го года до учреждения св. Синода всех святых канонизовано до 150-ти, – говорим до 150-ти потому, что точная цифра всех канонизованных святых, о чем мы вели нарочную речь выше, остается нам неизвестною. Из этого числа около 150-ти находится в нынешнем церковном Уставе как общих святых и всего 15-ть, причем два из этих святых (Меркурий Смоленский и князь Феодор Ярославич) или, может быть, даже четыре (еще Нил Столбенский и Кирилл Новоезерский) причислены к лику общих святых только уже в позднейшее, Синодальное, время.

Право канонизовать общих святых принадлежало главе Русской церкви митрополиту – патриарху; право канонизовать местных святых принадлежало епархиальным архиереям, но на деле было так, что иногда канонизовали их епархиальные архиереи, иногда тот же глава Русской церкви – митрополит – патриарх. Пока главою Русской церкви был митрополит, он находился в зависимости от Константинопольского патриарха: но митрополиты имели право канонизации святых в округах их митрополий. Право это принадлежало им с древнего и до позднейшего времени и не отнято у них в Греции и в настоящее время. В 1339-м году митр. Феогност обращался к патриарху с просьбою о дозволении канонизовать митр. Петра. Но была особая причина этой вовсе необязательной просьбы, – желание придать особую твердость и торжественность канонизации св. Петра, и патриарх в своем ответе Феогносту ясно дает знать, что мог он канонизовать Петра и без просьбы к нему – патриарху. Что касается до права епархиальных архиереев канонизовать местных святых, то, по всей вероятности, оно не было абсолютным, так чтобы архиереи могли канонизовать святых без ч спроса у митрополитов-патриархов и вопреки их согласия, а было ограниченным, так что архиереи могли канонизовать святых не иначе, как с спроса умитрополитов – патриархов и с их согласия; Апостольское правило 34-е и Антиохийского собора правило 9-е предписывают, чтобы они ничего важного не делали без рассуждения митрополита с собором епископов области, а канонизации святых, конечно, принадлежали к делам важным551. Впрочем, не положительным образом известно, а только со всею вероятностью должно быть предполагаемо это лишь относительно древнейшего времени; что же касается до времени позднейшего, начиная с половины XVI века, то знаем об этом именно положительным образом. Архиепископ Новгородский Феодосий обращался в 1544-м году с спросом к митр. Макарию, как поступить ему относительно Иакова Боровичского, у мощей которого совершались чудеса (выше). Составленная в половине XVI века Никоновская летопись, передавая сказание об установлении епископом Ростовским Иоанном празднования св. Леонтию и давая знать о порядках, существовавших в ее время, прямо говорит, что епископ установил празднование по благословению митрополита552. Епископ Холмогорский Афанасий в своей грамоте от 1690-го года о причтении к лику местных святых Германа Соловецкого ясно говорит, что «без благословения святейшего патриарха никако сие (дело) состоятися может»553.

На вопрос: почему канонизация к местному празднованию иногда совершаема была не епархиальными архиереями, а самим главою церкви митрополитом – патриархом, может быть отвечено: во-первых, что это имело быть тогда, когда канонизация совершалась по личной инициативе митрополита – патриарха; во-вторых, что причинами, побуждавшими лиц, которые искали канонизации какому-либо подвижнику, вместо епархиального архиерея обращаться к самому митрополиту – патриарху, – обращаться, необходимо предполагать, не иначе, как с ведома и согласия епархиальных архиереев, были: надежда, что помимо местного празднования подвижник может быть канонизован к общему празднованию; желание придать канонизации большую твердость и торжественность; то соображение, что местному святому, канонизованному самим главою церкви, легче стать общим святым. Какое количество местных святых были канонизовано епархиальными архиереями и какое количество самим митрополитом – патриархом, этого мы сказать не можем. Но вероятно думать, что большая тает местных святых, относительно канонизации которых нет сведений, канонизованы местными архиереями, ибо их канонизация могла совершаться без всяких письменных документов, посредством одних устных распоряжений (см. выше об установлении Новгородским архиепископом Ионою местного празднования преп. Савве Вишерскому)554.

Закончим наше общее обозрение канонизации святых, равно как и все наше исследование, речами, посвященными мощам святых.

Есть у нас люди, имеющие ревность Божию не по разуму, которые утверждают, будто мощи святых всегда и непременно суть совершенно нетленные, т. е. совершенно целые, нисколько не разрушенные и не поврежденные, тела. Утверждают они это по тому же, по чему подобные им люди утверждали это в XV веке, а именно – ради воображаемого ими неверия людского, ради их мнении о простых людях, будто «кой только (святой) не в теле лежит, гот у них (простых людей) не свят»555. Но они лгут на простых людей, которые в действительности относятся к мощам с одинаковым благоговением и усердием, представляют ли последние из себя целые тела или же только кости и небольшие остатки и частицы костей. Решительное и наглядное доказательство этого составляют те случаи, когда с Востока привозимы были к нам мощи святых в виде небольших остатков от их костей: народ наш устремлялся воздавать им почитание с такою же верою, с какою почитает он и целые тела556.

Итак, намеренное неправильное представление дела для простат народа не нужно557, а правильное представление должно быть таково, что мощи святых иногда суть более или менее целые тела, иногда же одни кости. Самое название останков святых мощами означает, что предки наши разумели под ними по преимуществу кости, ибо слово: «мощи» значит именно кости. В 1472-м году в Москве по случаю перестройки Успенского собора открывали гробы митрополитов для досмотра их тел и о результате досмотра пишется в одной летописи: «Иону цела суща обретоша, Фотея же цела суща не всего, едины ноги толико в теле, а Кипреана всего истлевша, едины мощи»558: совершенно ясно, что «едины мощи» значит: одни кости В 1667-м году открыты были мощи преп. Нина Столбенского, и о них доносимо было митрополиту Новгородскому Питириму: с гроб и тело его (Нила) святое земли предадеся, а мощи святые его целы все»559; ясно, что слова: «а мощи целы все» значат: а кости целы все560. В 1677-м году Суздальский воевода досматривал в церкви села Кидекши, находящегося в 4-х верстах от Суздаля и составлявшего усадьбу вел. кн. Юрия Владимировича Долгорукого, гробницу похороненного в ней в 1159-м году сына Юриева Бориса и о своем досмотре писал архиепископу Суздальскому, находившемуся в Москве, что «в гробнице лежат мощи, кости целы»561. Выражение старых сказаний о мощах святых: «мощи нетленные» понимается в смысле: тело целое, неразрушившееся; а па самом деле оно собственно значит: кости целые: сейчас помянутый нами Суздальский воевода в своем извещении архиепископа Суздальского о досмотре гробницы Бориса Юрьевича сначала говорит, что в гробнице «лежать мощи, кости целы», а потом, что в гробнице лежат «кости нетленные»562. Старые наши учители вовсе не проповедывали этого учения, будто мощи святых всегда и непременно суть целые тела, а необиновенно говорили, что они могут быть и одними костями, и укоряли тех, которые проповедывали помянутое учение. Преп. Иосиф Волоколамский в своем Просветителе пишет о мощах: «Сиа кости персть видятся и земля, но обаче бесом суть страшни, и слепых просвещают, и прокаженных и расслабленных и всякия болезни уврачюють..., аще узрим коего от святых или кость от тела его или персть от гроба его: то всечестно и свято имамы и с страхом покланяемся и целуимь любезно»563. Митр. Даниил в одном своем слове пишет о мощах: «Вистину чюдо преславно, яко кости нагы источают исцеления»564. Зиновий Сиенский в Истины показании пишет о мощах: «Чюдо преславно воистинну: кости голы сухи на всякия недуги и болезни исцелении точат и бесов прогоняют...; несть ли явственно се, яко грешничи кости оскверняют прикасающихся им, праведнича же святость прикасающихся мертвых костей его освящает паче, а не оскверняет»?565 Захария Копыстенский в своей Палинодии, поясняя слово или названии мощи, пишет: «мощи, то есть кости и тела святых...; мощи, то есть части костей и тел святых»566. В одном «лексисе» или азбуковнике, содержащем толкование «словенских слов просто», слово мощи толкуется: «мощи- кости святых»567. Об укорах проповедникам помянутого учения см. у составителя 2-й Софийской летописи под 1472-м годом568.

Проповедующие помянутое учение хотят думать и утверждать, будто именно и собственно нетление мощей составляет доказательство святости святых. Но если бы это было так, т. е. если бы так принимала церковь: то не были бы канонизованы многие святые, мощи которых остались и остаются не открытыми, не были бы канонизованы многие святые прежде открытия их мощей и не были бы канонизованы многие святые лишь спустя то или другое, в иных случаях-очень значительное, время после открытия мощей569. А если некоторые святые были канонизованы вслед за открытием мощей, так не ради их самих, а ради чудес, которые совершались от них. Мощи святых, когда они нетленны, составляют чудо, но лишь дополнительной к тем чудесам, которые творятся чрез посредство их. Доказательство святости святыхсоставляют чудеса, которые творятся при их гробах или от их мощей, а мощи, целые тела или только кости, суть дарованные нам, для поддержания в нас живейшего памятования о небесных молитвенниках за нас, священные и святые останки некоторых святых, которые мы должны чтить как таковые, и суть те земные посредства (выражение Пространного катехизиса митр. Филарета), чрез которые Господь наиболее проявляет свою чудодейственную силу570.

Открытия или обретения мощей наибольшею частью были делом случайным: приступали к строению новых, и именно – каменных, церквей вместо тех старых, под которыми или близ которых погребены были святые, и при этом во время копания рвов под фундаменты новых церквей и обретали мощи. Не случайно, а намеренно открыты были мощи: Бориса и Глеба, вел. кн. Ольга, преп. Феодосия Печерского, преп. Сергия Радонежского и еще разве немногих других. В известиях об открытии мощей вплоть и включительно до открытия мощей Макария Калязинского в 1521-м году не говорится чтобы было испрашиваемо дозволение на сие у церковной власти и дело представляется так, чтоесли мощи открываемы были намеренно, то решение относительно сего принимали игумены монастырей по совету с своей братией, а если мощи открываемы были ненамеренно, то те же игумены с братией собственною властью свидетельствовали их и износили из недр земных. Вероятно думать, что до 1521-го года то и другое так действительно и было. Но начиная с 1539-го года, когда преп. Даниилом Переяславским сделана была попытка открыть мощи князя Смоленского Андрея и за все последующее время мы имеем свидетельства, что открытие мощей совершалось не иначе, как с дозволения власти, и при том не одной церковной, но и гражданской571. После того как правительства церковное и гражданское подчинили открытие мощей своему совокупному контролю, для свидетельствования открываемых или обретаемых мощей посылаемы были от того и другого правительства вместе комиссии из нескольких лиц или же отдельные уполномоченные лица; к сожалению, для положительного ответа на вопрос: в чем состояло свидетельствование, мы не имеем достаточных сведений. Если дело шло о мощах, которые были обретены более или менее нетленными, но от которых не творилось чудес, то, как нужно думать, свидетельствование состояло, во-первых, в дознании, не учинена ли подмена, т. е. не выдается ли за мощи святого тело другого лица572, – во-вторых, в поверке донесения относительно степени нетленности мощей573, т. е. действительно ли мощи находятся в таком виде, как доносимо было о них правительству. Если же дело шло о мощах, от которых по их открытии совершались чудеса, то сверх сейчас указанного свидетельствование должно было состоять еще в дознании об истинности чудес. Некоторые мощи свидетельствованы были не по одному разу, а чрез более или менее длинные промежутки времени по два и по три раза. Второе и третье свидетельствования могли быть производимы для возможно большего удостоверения в нетлении мощей или чтобы видеть, не происходили ли с ниши по мере течения времени какие перемены, а в иных случаях под свидетельствованиями должно разуметь не свидетельствования самых мощей, а дознание о совершавшихся от них чудесах. От иных мощей начинали совершаться чудеса не с самой минуты открытия, а только спустя более или менее продолжительное время после него: для дознания о начавших совершаться чудесах и посылаема была вторая комиссия или второе уполномоченное лицо (после первой комиссии или первого лица, посланных для самого открытии мощей). Но могло случаться, что на первый раз чудеса были признаваемы недостаточными для канонизации чудотворца, тогда при дальнейшем их накоплении могла оказываться нужда во вторичном о них дознании или в третьей комиссии, третьем уполномоченном лице.

Празднество открытия мощей с древнего времени было совершаемо у нас самым торжественным образом. Как о светло-торжественном празднестве говорят об открытии мощей: монах Иаков и преп. Нестор кнн. Бориса и Глеба, первоначальный летописец преп. Феодосия Печерского, Пахомий Сербин преп. Сергия Радонежского. Вот известное нам описание празднества одного открытия мощой, имевшего место в половине XVII века, именно-открытия мощей Кирилла Новоезерского в 1648-м году. Подучив донесете об обретении мощей преп. Кирилла при копании рвов для фундамента новой каменной церкви, «благочестивый государь царь и великий князь Алексей Михайлович, самодержец всея России, советова о сем со отцем своим и богомольцем кир Иосифом, святейшим патриархом Московским и всея России, и со всем освященным собором и с своим царским синклитом, и послаша на Белоозеро в Новоезерский монастырь преосвященного Маркелла, архиепископа Вологодского и Великопермского, и повелеша ему честные многочудесные мощи преподобного Кирилла чудотворца от земных недр взяти; по благословению же святейшего патриарха и по царскому повелению преосвященный Маркелл архиепископ, приехав в Новоезерский монастырь, со архимандритом Афанасием Кириллова монастыря Белозерского, да того Новоезерского монастыря со Амфилохием игуменом, со иереи же и диаконы и священным собором и монахи и множествен народа574, певше всенощное бдение и пи молебном прошении окопавше гроб и открывше, обретоша мощи преподобного отца Кирилла чудотворца, яко благоуханный фимиам или яко благовонный кипарис...575; архиерей же со архимандритом и игуменом и со всем освященным собором, вземше честные мощи от ветхого гроба, и преложиша их в новый гроб и принесоша и в ветхую церковь честно со свещами и кандилы, со псалмы и песньми и пениими духовными и всенародным хвалением и подожиша их ту, дондеже совершится церковь каменная»576.

Присовокупим сюда в виде приложения выписки из донесений следственных комиссий, осматривавших по поручению св. Синода мощи новых святых – Димитрия митрополита Ростовского и Иннокентия епископа Иркутского.

Мощи святителя Димитрия осматривала в динаре 1757-го года комиссия, состоявшая из митрополита Ростовского Арсения Мацеевича, митрополита Суздальского Сильвестра Гловатского и заседавшего в Московской Синодальной Конторе Симоновского архимандрита Гавриила Краснопольского577. В доношении комиссии св. Синоду читается о мощах: «Власы на главе вниз от шапки по обе стороны, також и на браде, паруса мало с подседию, целы и невредимы суть, а под шапкою, коя (коея?) опушка иршица (опушка меховая) ко лбу пристала, имеется ли, узнать нельзя, глава же от выи в составе значится мало отстало (sic), уповательно от тяжести насыпавшейся земли (на гроб святителя) и щору (щебня); губы исподняя и верхняя и хрящ у носа и лице землею взято, составы же всего того в виду целы и един от другого не отлучены ни мало; отвалились руки, сложенные на персех, правая цела и жилы видны целы, а левая всоставе в локте отделилась и жилы, кои суть видно, пресеклись, да у правой же руки у четырех перстов, – у указательного, да у великосреднего и подле его сущего и у мизинца, по два состава переломились, из коих один и с ногтем имеется, и оные во особенном серебренном ковчежце положены, у ног голени и в коленах составы такоже видны, жилы целы, а тела на них не оказуется, а на протчих составах, а потом на бедрах, по части не имеется, у него (его?) ножных стоп кости кои (иныя?) отделились, а голени не истлели»... В заключительном своем отзыве комиссия говорит о мощах, что «почасти на некоторых составах неистленное тело, а дочасти и нагия оказуются кости»578.

Мощи святителя Иннокентия осматривала в Январе – Марте 1801-го года комиссия, состоявшая из епископа Иркутского Вениамина Багрянского и из викария Казанского, после епископа Пермского. Иустина Вишневского. Краткие сведения о том, что найдено было комиссией по осмотру, сообщаются в указе св. Синода от 1-го Декабря 1804-го года, которым мощи Иннокентия оглашаются за совершенные святые мощи579, и именно состоят в следующем: помянутые епископы с другими приглашенными людьми «осмотр нетленному епископа Иннокентия телу произвели с должным вниманием и осторожностью; по которому открылось, что глава, грудь, ребра, спина и ноги, все в целости и с плотию, точию присохшею, от коих происходит благовонный запах, мощам свойственный и многими ощущаемый»580.

Списки почитаемых усопших

Что такое суть почитаемые усопшие, об этом мы говорили выше, – стр. 42 и 271 fin. aqq. Но кроме действительно почитаемых усопших есть еще так сказать воображаемо почитаемые усопшие, именно – такие, которые на самом деле не почитаются, но которые внесены в старые и новые каталоги святых составителями сих последних. Мы дадим отдельный список действительно почитаемых усопших и отдельный список усопших, на самом деле не почитаемых, а только внесенных в рукописные святцы и в каталоги святых. Отличить всех без изъятия усопших, принадлежащих к первому классу, от всех без изъятия усопших, принадлежащих ко второму классу, мы так же не имеем возможности, как не имеем возможности отличить всех канонизованных святых от всех почитаемых усопших о чем мы говорили выше. А поэтому весьма возможно, что то или другое количество усопших, принадлежащих к первому классу, мы поставили во втором классе и что наоборот то или другое количество усопших, принадлежащих ко второму классу, мы поставили в первом классе (вероятно, что вслед за нашими источниками более погрешаем повышением из второго класса в первый, чем понижением из первого класса во второй). И здесь, как при отделении канонизованных святых от почитаемых усопших, достоверность могла бы быть достигнута единственным путем официальным.

Выше мы говорили, стр. 223 sub fin., что до половины XVI века весьма редки у нас примеры богослужебных книг, в месяцесловах или святцах которых было бы записано более или менее значительное количество наших Русских святых. С начала XVII века, после того как вошло в обычай вносить Русских святых в месяцесловы богослужебных книг более или менее полно, у книжных людей ваших явилась забота о том, чтобы составлять возможно подробные списки отечественных святых в обширном значении этого слова именно – списки, в которые были бы внесены не только действительные или настоящие святые, но и почитаемые усопшие, и между последними не только те, которые на самом деле были почитаемы, но и те, которые только признаваемы были достойными почитания. Такие полные списки Русских святых в обширном смысле слова не стали вносить в месяцесловы при богослужебных книгах, но месяцесловы или святцы, в которые вносили их, начали писать отдельно от богослужебных книг, как особые или самостоятельные книги (книжки). Два известные в настоящее время старейшие и вместе наиболее полные именами Русских святых списка наших святцев относятся – один к 1621-му году, другой, как с вероятностью нужно принимать, к пространству времени между 1606–1625 годами и оба своим сходством заставляют предполагать один и тот же, неизвестно – когда, но во всяком случае до 1621-го года, явившийся оригинал581. В 1657-м году неизвестный монах Троицкого Сергиева монастыря, по всей вероятности -Симон Азарьин, сделал выписку из святцев, в которых Русские и другие Славянские святые (последние – весьма немногочисленные) писались вместе с Греческими, одних только первых, так чтобы явились святцы исключительно Славянские (точнее: Русско-Славянские), над каковыми Славянскими святцами читается надписание: «Выписано из святец, иже с летописцем, помесячно о праздницех Господских и Богородичных, иже благодатию Божиею во святей Росии празднуются сверх греческих уставов, и колико святых преподобных отец и мучеников и благоверных князей Христу Богу угодиша в добром житии и подвизех, иже на Руси празднество им сотворяют и на молитву призывают, також и иже в Болгарех и Сербех и прочих единого Словенского языка»582. Во второй половине XVII века, неизвестно – кем и неизвестно где, составлен был топографический каталог Русских святых, понимая это слово в том же обширном смысле не только действительных святых, но и почитаемых усопших, который, в одних списках имеет заглавие: «Книга, глаголемая описание о Российских святых, где и в котором граде или области или монастыре или пустыни поживе и чюдеса сотвори, всякого чина святых», в других списках – чрезвычайно длинное заглавие, начинающееся: «Книга, обдержащая в себе собрание всех Российских святых чудотворцов, и кийждоот них в коем граде или монастыре или пустыне или весе поживе, и в коем годе преставися, и где святые их мощи погребены суть» и пр.583, в третьих списках заглавие: «Повесть о Российских святых угодниках Божиих, где и в котором граде или области и в монастыре или в пустыни трудившийся поживе и чудеса сотвори и в которых летех», и многочисленные списки которого, разными лицами и в разных местах дополнявшиеся, представляют некоторое разнообразие584. В той же, вероятно, второй половине XVII века сделано неизвестным собрание тропарей и кондаков Русским святым и Русским почитаемым усопшим, которое надписывается: «Тропари новым чудотворцам, которых нет во Уставе и во Псалтире с следованием»585 и в котором вместе с почитаемыми усопшими, имевшими тропаря и кондаки, записано некоторое количество почитаемых усопших и не имевших тропарей и кондаков, вообще – которое представляет собою один из каталогов Русских святых и старых Русских почитаемых усопших, хотя в отношении к почитаемым усопшим и отличается меньшею полнотой, чем другие каталоги. Наконец, в начале XVIII века был составлен иконописцами обширный иконописный Подлинник, в котором списку Русских святых, разумея под святыми не только настоящих святых, но и почитаемых усопших, придана возможная полнота586. Сейчас указанные пять месяцесловных собраний, в которых содержатся или которые представляют собою списки Русских святых и Русских почитаемых усопших, и служат источниками для составления списков сих последних, т. е. почитаемых усопших, за старое время. В источниках не различаются действительно почитаемые усопшие от усопших, которые внесены в них только как считавшиеся достойными почитания; разделение их на два класса сделано нами самими, при чем относительно почитания действительно почитаемых усопших мы руководствуемся свидетельствами и указаниями за позднейшее и за новейшее – нынешнее время (цитируя книги, в которых находим эти свидетельства и указания) и при чем мы, как уже говорили выше, вовсе не считаем себя свободными от той погрешности, чтобы усопших одного списка ставить в другом списке. Собрания первое, второе, третье и пятое, будучи одинаково более или менее полными, согласны между собою относительно большинства почитаемых усопших, различаясь немногими из последних, находящимися исключительно то в одном, то в другом собрании (и в собраниях первом и третьем, известных во многих и разновременных списках, – то в одном, то в другом списке), так что наибольшая часть имен усопших как одного, так и другого списка берется из всех их. И таким образом, относительно большинства имен усопших должно быть предполагаемо, что они берутся из всех четырех указанных месяцесловных собраний. Что касается до имен усопших, находящихся не во всех четырех собраниях, а или и некоторых или в одном каком-нибудь из них, то и здесь, не указывая в каждом случае собраний или собрания, в которых или в котором находится имя, мы будем делать это лишь в некоторых случаях, когда это окажется нужным587.

Источники сведений о новых почитаемых усопших мы указываем в каждом данном случае (за исключением немногих случаев, когда имеем сведения сами, непосредственным образом)588

I. Список усопших, на самом деле почитаемых

Авксентий и Онуфрий Перцовские, основавшие около 1490 г. упраздненную Перцовуили Персону Троицкую пустыню, которая находилась в Грязовецком уезде Вологодской губернии (Ист. Иер. V, 517; у Верюжск. стр. 365).

Аврамий, иеросхимонах Задонского Богородицкого монастыря, скончавшийся 19-го Июля 1852-го года. Принадлежит к числу местно чтимых подвижников, – преосв. Димитрийв Месяцеслове, 1 изд. вып. IV, отд. 2, стр. 93.

Аврамий Мирожский, основатель Спасо-Мирожского монастыря, который находится близь Пскова, скончавшийся 24-го Сентября 1158-го года. В первом издании книги мы поставили его в числе святых; но на самом деле он, по всей вероятности, принадлежит к числу лишь почитаемых (и притом более номинально, чем действительно) усопших (ни в Истории Иерархии, -V, 69, ни в Истории княжества Псковского митрЕвгения, –III, 75, ни у графа Толстова в Святынях и древностях Пскова, – стр. 66, ничего не говорится о праздновании его памяти).

Аврамий Палеостровский. См. Корнилий и Аврамий.

Аврамий и Коприй Печенгские, основавшие около 1490-го года упраздненный Печенгский Спасо-Преображенский монастырь, который находился в Грязовецком уезде Вологодской губернии (Ист. Иер. V, 543; у Верюжск. стр. 363).

Агапит, иеросхимонах Задонского Богородицкого монастыря, скончавшийся 17-го Сентября 1825-го года. Над его гробом усердием одной почитательницы его памяти устроен катафалк с вычеканенным (?) на верхней доске последнего его изображением; принадлежит к числу местно чтимых подвижников, – преосв. Димитрий в Месяцеслове, 1 изд. вып. IV, отд. 2, стр. 90.

Агапит Маркушевский, основатель упраздненного Маркушевского Николаевского монастыря, который находился в Тотемском уезде Вологодской епархии, скончавшийся насильственною смертью 21-го Мая 1584-го года (Ист. Иер. V, 51). Так как мощи его находятся под спудом в церкви его бывшего монастыря (Верюжск. стр. 545), то и должно думать, что он пользуется почитанием (хотя Верюжский прямо этого не говорит).

Адриан Монзенский, основатель упраздненного Монзенского Благовещенского монастыря, который находился в Буйском уезде Костромской губернии, скончавшийся 5-го Мая 1619-го года (Ист. Иер. VI, 1025; книжка: Святые угодники Божии и подвижники Костромские, стр. 43).

Адриан Сестренский. См. Зосима и Адриан.

Александра старица, в мире Агафия Семеновна Мельгунова, основатель вица женского Дивеевского монастыря, находящегося в Ардатовском уезде Нижегородской губернии, в 24-х верстах от Ардатова, скончавшаяся 18-го Июня 1789-го года, память которой весьма чтится в помянутом монастыре. См. в Церковных Ведомостях 1897 г. № 1, статью: «Серафимо-Дивеевский монастырь», стр. 21, col. 1.

Александр Вочский, основатель или один из игуменов упраздненного Преображенского Вочского монастыря, который находился в Солигаличском уезде Костромской губернии на р. Воче (теперь село Коровново), неизвестно когда живший (преосв. Сергия Полный месяцеслов, т. II, приложж. 1 изд. стр. 58 и 2 изд. стр. 547: о монастыре см. Строева Списки иерархов col. 865).

Александр-Пересвет и Иродгон-Ослебя, иноки-воины, посланные преп. Сергием Радонежским с великим князем Димитрием Ивановичем Донским на Куликовскую битву, погребенные в Москве, у церкви Рождества Богородицы «на Старом Симонове» в палатке казенной под колокольнею. Первоначально лежали на их могилах каменные доски без надписей; митр. Платон в 1794 году поставил над ними памятник с надписью (Описания рукописей Троицкой лавры № 252, Снегирева Жизнь митрополита Платона, М. 1850, ч. I, стр. 77 и 128, cfr нашей книги: Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Лавра стр. 95, прим. 45).

Алексей, иеросхимонах и подвижник Московского Симонова монастыря, скончавшийся 28-го Марта 1812-го года (ПреосвДимитрия Месяцеслов, 28-го Марта, 1-го издания вып. III, стр. 100).

Алексей Стефанович, юродивый Ростовского Борисо-Глебского монастыря, скончавшийся в 1781-м году. В первом издании книги мы поставили его в числе святых; но на самом деле он есть лишь почитаемый усопший, см. в Ярославских Епархиальных Ведомостях 1893-го года, № 15, статейку: «К биографическим сведениям о чтеце Алексее Стефановиче, юродивом Ростовского Борисо-Глебского монастыря».

Амвросий Оптинский, подвижник Оптиной пустыни, находящейся в Козельском уезде (в 4-х верстах от города Козельска) Калужской губернии, скончавшийся 10-го Октября 1891-го года. См. о нем у Е. Поселянина в Русских подвижниках XIX века.

Амфилохий, иеромонах и подвижник Ростовского Яковлевского монастыря, скончавшийся 26-го Мая 1824-го года (Гр. Толстова Древние святыни Ростова-Великого, стр. 57, также Е. Поселянина Русские подвижники XIX века).

Амфилохий Реконский, подвижник Реконского (восстановленного им) монастыря, находящегося в Тихвинском уезде Новгородской губернии, скончавшийся 9-го Августа 1865-го года 125-летним старцем. См. о нем у Е. Поселянина в Русских подвижниках XIX века.

Андрей Мещовский, юродивый города Мещовска Калужской губернии, скончавшийся 28-го Июня 1812-го года и погребенный в Георгиевском Мещовском монастыре. См. о нем уЕ. Поселянина в Русских подвижниках XIX века.

Андрей, юродивый Тотемский (города Тотьмы Вологодской губернии), скончавшийся 10-го Октября 1673-го года и погребенный у городской Воскресенской церкви. «Память его совершается (конечно, пением заупокойной литургии и панихиды) 10 Октября, в день его преставления» (Верюжск. стр. 680 sqq).

Анна, княгиня Ярославская, по монашескому имени

Анастасия, погребенная в церкви Петропавловского в городе Ярославле монастыря, ныне приходской, – вероятно, вторая супруга кн. Феодора Ростиславича Черного, в мире называвшаяся Анной589, по происхождению Татарка (гр. Толстой в Книге глаголемой, № 239; о происхождении – Карали, т. IV, col. 69–70).

Антоний, епископ Вологодский, поставленный из игуменов Дорогобужского Болдина монастыря в 1585-м году, скончавшийся 26-го Октября 1587-го года. В первом издании книги мы поставили его в числе святых; но отсутствуют речи о праздновании ему у о. Верюжского (стр. 502) и один знакомый нам Вологжанин, выдавая себя за человека, хорошо знающего дело, уверял нас, что по епископе служатся панихиды, а не поются ему молебны.

Антоний Алексеевич, юродивый города Задонска Воронежской губернии, скончавшийся 29-го Октября 1851-го года и погребенный в Задонском Богородицком монастыре. Принадлежит к числу местно чтимых подвижников, – преосв. Димитрий в Месяцеслове, 1 изд. вып. IV, отд. 2, стр. 93, также Е. Поселянин в Русских подвижниках XIX века.

Антоний Заоникиевский, один из первых игуменов Владимирской Заоникиевской пустыни, находящейся в 12-ти верстах от Вологды, которая основана преп. Иосифом Заоникиевским во второй половине XVI века (Память его в одних святцах записана под 23-м Июля, в других – под 3-м Ноября), – Ист. Иер. IV, 134Верюжск. 607.

Антоний, архиепископ Каменец-Подольский, до Каменца бывший некоторое время епископом Воронежским, скончавшийся на покое в Задонском Богородицком монастыре 29-го Марта 1827-го года. По словам преосв. Димитрия в Месяцеслове, – 1 изд. вып. IV, 2 отд., стр. 95, «о нем хранится в монастыре предание (?), как о нетленно почивающем угоднике Божием»; принадлежит к числу местно чтимых подвижников, -ibid.

Антоний Краснохолмский, основатель Краснохолмского или Бежецкого Николаевского Антониева монастыря, который находится близ Красного Холма, заштатного города Тверской губернии, Бежецкого уезда, скончавшийся 17-го Января 1481-го года (Филарета Русские святые, 17 Января; о монастыре – Ист. Иер. IV, 807).

Антоний, игумен Соловецкого монастыря с 1603-го по 1612-й год (Строева Списки иерархов) или с 1 (505-го по 1613-й год (Описание Соловецкого монастыря архим. Мелетия. О почитании см. у Ратшина, стр. 4 нач.; в Соловецким Патерике нет).

Антоний Черноозерский, основатель упраздненной Антониевой на Черных озерках пустыни, которая находилась в Череповецком уезде Новгородской губернии, неизвестно когда живший (Ист. Иер. III, 103).

Аркадий Новоторжский или Вяземский, ученик преп. Ефрема, основателя Новоторжского Борисо-Глебского монастыря (Ист. Иер. III, 420Филарета Русские святые, 28-го Января. Называется иначе Вяземским потому, что был родом из города Вязьмы Смоленской губернии и что первоначально подвизался подвигом юродства в родном своем городе, см. Историко-статистическое описание Смоленской епархии, Спб. 1864, стр. 309. У преосв. Сергия и за ним у Барсукова ошибочно-Вязниковский; у преосв. Димитрия ошибочно – погребенный в Вязьме; у архим. Леонида ошибочно разделенный на двоих – Новоторжского и особого Вяземского).

Арсений иеромонах, принимаемый за митрополита Ростовского Арсения Мацеевича. В городе восточной Сибири, Забайкальской области, Верхнеудинске сооружена на кладбище часовня над одной могилой, которая принимается за могилу Ростовского митрополита Арсения, сосланного будто бы в заточение в Нерчинский край во второй половине XVIII века, но с честью-де потом возвращенного и скончавшегося, по местному преданию, чудной кончиной праведника на дороге, и на которой до сих пор совершаются панихиды (см. книгу И. Завалишина: Описание западной Сибири, Москва, 1862, стр. 314). На самом деле в Верхнеудинске могила не митрополита Арсения Мацеевича, который сослан был не в Сибирь и вовсе не возвращаем был потом с честью, а некоего ссыльного иеромонаха Арсения (см. у Иконникова в Опыте русской историографии, стр. 74 прим. 2, и 1215 fin.).

Аффоний, митрополит Новгородский, занимавший кафедру с 1635-го по 1053-й год. Что он был почитаемым усопшим в прежнее время, видно из того, что в Софийском Новгородском соборе, на одном из столбов, есть его изображение; что он остается почитаемым усопшим и в настоящей время, видно из того, что над гробом его Новгородцы часто служат панихиды (Гр. Толстова Святыни и древности Великого Новгорода, стр. 21 и 36).

Афанасий Высотский 1-й, ученик преп. Сергия Радонежского, основатель Серпуховского Высотского (Московской губерний монастыря. Скончался (неизвестно когда после 1401-го года, под которым упоминается как живой) не в монастыре своем, а в Константинополе; но думаем, что в монастыре память его почитается.

Афанасий Высотский 2-й, преемник на игуменстве в Серпуховском Высотском монастыре основателя его Афанасия 1-го, скончавшийся 12-го Сентября 1395-го года (Филарет Русские святые, 12-го Сентября).

Афанасий-Елеазар. См. Елеазар (Афанасий) и Назарий (Лазарь).

Афанасий, ДионисийИгнатий, Корнилий, Леонид, Феодор и Ферапонт, ученики преп. Александра Свирского, погребенные в Островском Введенском Ояцком монастыре (Ист. Иер. V, 378; «в Задней пустыни на Ояте реце, в монастыре Введения пресвятые Богородицы, от Свири реки 5 поприщ по Ояте реце вверх (от) села Архангельского Сермакса», – Книга глаголемая у гр. Толстова, № 466. О Сермакском погосте, находящемся при впадении Ояти в Свирь, см. в Географическо-статистическом словаре Семенова).

Афанасий Сяндемский, основатель Сяндемской Успенской пустыни, которая находится в Олонецком уезде Олонецкой губернии, скончавшийся около 1550-го года. Над могилою Афанасия в церкви пустыни стоит рака с ого образом и кроме того есть в церкви другой его образ. См. книжку: Сяндемская-Успенская пустынь, историческо-статистические заметки. Москва, 1860.

Афанасий Череповецкий. См. Феодосий и Афанасий.

Боголеп отрок, Черноярский чудотворец, скончавшийся в 1632-м году (Преосв. Димитрия Месяцеслов, 29-го Июля, 1-го изд. вып. IV, стр. 3761 и погребенный в соборной церкви города Черпоярска Астраханской губернии.

Варлаам, ученик св. митр. Алексия, основатель Владычнего Серпуховского (Московской губернии) монастыря, скончавшийся 5-го Мая 1377-го года (Преосв. ДимитрияМесяцеслов 5 Мая, 1-го изд. вып. III, стр. 228).

Варлаам Керетский, подвизавшийся в царствование Ивана Васильевича Грозного (1533–1584), покоящийся в селе Керети, которое находится в Кемском уезде Архангельской губернии, на западном берегу Белого моря.

Варлаам, архиепископ Тобольский, см ниже сл. Разумовский граф.Варлаам Улейминский, основавший в 1460-м году Николаевский Улейминский монастырь, который находится в 10-ти верстах от юрода Углича Ярославской губернии, скончавшийся неизвестно в каком году. О житии Варлаама см. у Ключевского, стр. 318 fin.; о монастыре в Ист. Иер., VI. 466.

Варсонофий и Савва Тверские, игумены упраздненного Сретенского Саввина монастыря, который находился в Тверском уезде Тверской губернии, скончавшиеся – первый около 1416-го года, второй – около 1467-го года (Филарета Русские святые 2 Марта).

Василиск Сибирский, см. ниже сл. Разумовский граф.

Василисса Нижегородская. См. Феодора.

Василий Мангазейский, скончавшийся в 1602-м году, останки которого находятся теперь в Троицком Туруханском монастыре Енисейской губернии, – см. ниже в приложениях.

Василий Мирожский, игумен Псковского Мирожского монастыря, убитый Ливонцами при нашествии на город Псков 4-го Марта 1299-го года. (Собр. лет. IV, 182 fin., История княжества Псковского, III, 75).

Василий Новгородец, Иоанн свещеносец и Онуфрий пустынник, ученики Зосимы Соловецкого, гробницы которых находятся в Соловецком монастыре, в особой палатке (у гр. Толстого в Книге глаголемой №№ 328–330: о почитании у Ратшина стр. 4 нач.: в Соловецком Патерике нет).

Василий Спасо-Каменский, юродивый Спасо-Каменского монастыря, неизвестно когда живший (Ист. Иер. IV, 332: у Верюжск. стр. 303).

Василий, Никон и Тихон Соколовские, подвизавшиеся близ нынешнего села Соколова, которое находится в Звенигородском уезде Московской губернии, в 12-ти верстах от Нового Иерусалима (Преосв. Димитрия Месяцеслов, 1-го изд. вып. IV, стр. 66 fin. См. также в Московских Церковных Ведомостях 1897 г., № 7 стр. 90, статейку: Археологическая путевая заметка, – село Соколово Звенигородского уезда, в просторечии «Тихон-Никон»).

Васса Нижегородская, см. Феодора.

Васса Псково-печерская, супруга первого строителя Псковского Печерского монастыря Ионы, скончавшаяся в монастыре около 1473-го года (Повесть о начале и основании Печерского монастыря л. 2 об., История княжества Псковского, III, 77).

Вассиан Каргопольский, основатель Каргопольского Спасо-Преображенского монастыря (иначе: Строкинской пустыни, что на болоте), который находится в Каргопольском уезде Олонецкой губернии, живший не позднее первой четверти XVI века (Ист. Иер. IV, 344).

Вассиан Крестиморовский, основатель упраздненного Крестиморовского Преображенского монастыря, который находился в Архангельской губернии близ Белого моря, неизвестно когда живший (Ист. Иер. VI, 1017).

Вассиан Рябовский, основатель упраздненного Троицкого Рябовского монастыря, который находился в Калязинском уезде Тверской губернии, скончавшийся 12-го Февраля или 21-го Мая 1497-го или 1509-го года. В первом издании книги мы поставили его в числе святых; но на самом деле он принадлежит к числу почитаемых усопших, см. сказание о нем в Ярославских Епархиальных Ведомостях 1894-го года, № 8 (говорится, что в прежнее время память его была почитаема панихидами, а о теперешнем почитании памяти ничего не говорится).

Вассиан и Прохор Ястребские, основатели упраздненного Ястребского монастыря, который находился во Владимирском уезде Владимирской губернии, жившие во второй половине XVI века (Ист. Иер. VI; 840, гр. Толстой в Книге глаголемой, № 417).

Вера Александровна, неизвестная и загадочная по своему происхождению молчальница и подвижница находящегося близ Новгорода Сыркова монастыря, скончавшаяся 6-го Мая 18 (-?) года. См. о ней Е. Поселянина Русских подвижников XIX века.

Гавриил Заблудовский, младенец, по-народному, подтвержденному приговором суда, мнению потерпевший мученическую смерть от жидов 20-го Апреля 1690-го года и погребенный в местечке Заблудове (Гродненской губернии, Белостокского уезда), мощи которого, обретенные в 1740-м году, находятся теперь в Слуцком Троицком (Минской губернии) монастыре (Ист. Иер. VI, 149Филарета Русские святые, 20 Апреля; архим. Николая Описание Минской епархии, стр. 109; преосв. Димитрия Месяцеслов, 1-го изд. вып. III, стр. 157).

Гавриил Петров, митрополит Новгородский и Петербургский, занимавший кафедру с 1770-го года по 1800-й год, скончавшийся па покое 26-го Января 1801-го года и погребенный в Новгородском Софийском соборе. Митрополит Петербургский Григорий пишет в письме к митрополиту Московскому Филарету от 7-го Сентября 1857-го года, что «многие служат (по Гаврииле) паннихиды, больные зубами, и получают исцеление» (при чем дает знать, что тело Гавриила, досмотренное по случаю переделок, производившихся в соборе при митр. Серафиме, 1821–1843, найдено было нетленным), см. письмо в Христианск. Чтении 1898-го года, вып. 5-й, Май, стр. 669.590

Галактион, юродивый Ферапонтова Белоозерского монастыря, скончавшийся в 1506-м году (Ист. Иер. VI, 855Филарета Русские святые, 12 Января).

Гедеон, подвижник Серпуховского Владычного (Московской губернии) монастыря, живший в XIV веке (Преосв. Димитрия Месяцеслов, 5 Мая, 1-го изд. вып. III, стр. 228).

Геннадий Олонецкий, ученик Александра Свирского, подвизавшийся и скончавшийся в Задне-Никифоровской пустыне, которая находится в Олонецком уезде Олонецкой губернии (Ист. Иер. VI, 1000).

Георгий, затворник Задонского Богородицкого монастыря, скончавшийся 25-го Мая 1836-го года. Тело его покоится в монастырской усыпальнице и на верхней доске его надгробного катафалка серебряная доска с его изображением; принадлежит к числу местно чтимых подвижников, –преосв. Димитрий в Месяцеслове, 1 изд. вып. IV, отд. 2, стр. 92.

Георгий, юродивый Шенкурский, живший в XV веке, скончавшийся 23-го Апреля неизвестного года (Филарет, Русские святые, 28 Апреля).

Герасим Болдинский, основавший в 1528-м году Болдин Свято-Троицкий монастырь, который находится в Дорогобужском уезде Смоленской губернии (Ист. Иер. III, 413; Историко-статистическое описание Смоленской епархии, стр. 291).

Давид (Московский), построивший в 1515-м году Вознесенскую Давидову (по его имени) пустыню, которая находится в Серпуховском уезде Московской губернии (Ист. Иер. IV, 1).

Даниил Ачинский, подвизавшийся в городе Ачинске Енисейской губернии и скончавшийся 15-го Апреля 1843-го года. Об этом Сибирском подвижнике см. книжку известного Гуслицкого игумена Парфения: «Сказание о жизни и подвигах в Бозе почившего старца Даниила, подвизавшагося в Сибирской стране, в пределах города Ачинска», в первый раз напечатанную в 1856-м году и потом много раз перепечатанную в числе изданий Афонского Пантелеймонова монастыря, также у протоиер. Путинцева в Сказаниях о некоторых Сибирских подвижниках и у Е. Поселянина в Русских подвижниках XIX века.

Даниил Шужгорский, основатель упраздненного Шужгорского монастыря, который находился в Белозерском уезде Новгородской губернии, неизвестно когда живший после первой четверти ХVI века (Ист. Иер. VI, 731).

Димитрий Горский, подвижник Харьковской губернии, Старобельского уезда, слободы Осиновой, скончавшийся 15-го Декабря 1828-го года. См. рассказ о нем А. Ковалевского под заглавием: «Подвижник благочестия Димитрий Горский», печатаемый Пантелеймоновым монастырем в числе его изданий.

Димитрий Цилибинский, основатель упраздненной Цилибинской Архангельской пустыни, которая находилась в Яренгском уезде Вологодской губернии, в 28-ми верстах от Яренгска вниз по реке Вычегде, почитаемый учеником св. Стефана Пермского, следовательно-живший во второй половине XIV – первой половине XV века. В первом издании книги мы поставили его в числе святых как святого сомнительного. Книга о. Верюжского подтверждает справедливость наших сомнений, давая видеть в нем почитаемого усопшего (стр. 348).

Димитрий Святославич, князь Юрьевский, скончавшийся, по принятии схимы, в 1269-м году и погребенный в Юрьевском (Владимирской губернии) соборе (Карамз. IV, 70; гр. Толстой в Книге глаголемой, № 392).

Диодор Юрьегорский, основатель упраздненного Юрьегорского Троицкого монастыря, который находился в Онежском уезде Архангельской губернии, скончавшийся 27-го Ноября 1633-го года. (Ист. Иер. VI, 829; в III кн. Чтен. Общ. Ист. и Древн. 1878 г. статья: Христианство в пределах Архангельской епархии, стр. 16).

Дионисий Островский. См. Афанасий.

Дионисий, схимонах и затворник591 Переяславский, возобновивший после разорения Поляками Переяславский Николаевский, что на болоте, монастырь, в городе Переяславле Владимирской губернии, скончавшийся 15-го Апреля 1645-го года (Ист. Иер. V, 199).

Домнушка Сибирская, см. ниже сл. Разумовский граф.

Дорофей или Досифей Верхне-Островский или Псковский, основатель упраздненного Верхне-Островского Петро-Павловского монастыря, который находился на Псковском озере в Псковской губернии, скончавшийся 8-го Октября 1482-го года (История княжества Псковского, III, 78; Ист. Иер. III, 528 fin.).

Дорофей Югский, основатель Дорофеевой Югской или Южской пустыни, которая находится в Рыбинском уезде Ярославской губернии, в 15-ти верстах от города Рыбинска, скончавшийся в 1622-м году. В первом издании книги мы поставили его в числе святых; но гораздо вероятнее, что он есть лишь почитаемый усопший.

Евдокия, в монашестве Евфросиния, супруга вел. князя Димитрия Ивановича Донского (f 22-го Мая 1889-го года), строительница Московского Вознесенского монастыря, скончавшаяся 7-го Июля 1407-го года. В первом издании книги мы поставили ее в числе святых; во теперь мы имеем в руках книжку: «Великая княгиня Евдокия, во иночестве преподобная Евфросиния», напечатанную в 1857-м году, из которой узнаем, что память ее празднуется панихидами по ней, и следовательно – что она не есть канонизованная святая, а только почитаемая усопшая.

Евдокия, юродивая Суздальская, скончавшаяся 22-го Декабря 1776-го года и погребенная в Васильевском монастыре, который находится в городе Суздале (Преосв. Димитрия Месяцеслов, 22-го Декабря, 1-го изд. вып. II, стр. 48 fin.).

Евпраксия, сестра св. митр. Алексия, бывшая казначеею Московского Зачатейского монастыря (Ист. Иер. IV, 140).

Евпраксия Староладожская, игуменья и подвижница Староладожского Успенского монастыря, находящегося в Ладожском уезде Санкт-Петербургской губернии, скончавшаяся 28-го Сентября 1823-го года. См. о ней у Е. Поселянина в Русских подвижниках XIX века.

Евфимия Григорьевна, старица, скончавшаяся 15-го Января 1860-го года и погребенная в Задонском Богородицком монастыре По словам преосв. Димитрия в Месяцеслове, – 1 над. вып. IV, отд. 2, стр. 95, она благоговейно чтится в Задонске и окрестностях последнего.

Евфросиния 592 , в монашестве Евпраксия, княгиня Псковская, супруга князя Ярослава Владимировича (пра-пра-правнука Владимира Мономаха чрез Мстислава Великого и Мстислава Храброго), убитая споим пасынком 8-го Мая 1243-го года и погребенная в Псковском Иоанно-Предтеченском женском монастыре (Новгор. 1 летоп. в Собр. лета. III, 54, Степ. кв. I, 353). В первом издании книги мы поставили ее в числе святых; но на самом деле она есть лишь почитаемая усопшая, см. «Описание Иоанно-Предтечева Псковского монастыря», напечатанное без означения места и года печати, но подписанное Дерптским цензором 18-го Августа 1821-го года, стр. 7 (память княгини 16-го Октября совершается в монастыре пением заупокойного всенощного и заупокойной литургии).

Евфросиния, см. Феодосия.

Евфросин Андогский, подвижник упраздненной Андогской Успенской пустыни, которая находилась в Череповецком уезде Новгородской губернии, живший в XVII веке, называемый – или по родовой своей фамилии или по месту своего рождения Куржеским (гр. Толстой в Книге глаголемой, № 344; о монастыре – Ист. Иер. III, 93).

Евфросин, игумен упраздненного Савватиева монастыря, который находился в Тверском уезде Тверской губернии, скончавшийся 2-го Марта около 1460-го года (Филарета Русские святые, 2-е Марта).

Евфросин Синоезерский, основатель упраздненной Синоезерской Троицкой пустыни, которая находилась в Устюженском уезде Новгородской губернии, принявший смерть от руки Поляков 20-го Марта 1612-го года (Ист. Иер. VI, 108 fin.).

Евфимий, в схиме Евсевий, игумен Задонского Богородицкого монастыря, скончавшийся в 1745-м году. В 1846-м году при копании рвов для нового собора «гроб его был найден с нетленным телом и перенесен в усыпальницу», находящуюся под одной из церквей монастыря; принадлежит к числу местно чтимых подвижников, – преосв. Димитрий в Месяцеслове, 1-го изд. вып. IV, отд. 2, стр. 89.

Евфимий Корельский (Архангельский), основатель Корельского Николаевского монастыря, который находится в Архангельском уезде Архангельской губернии, в 34-х верстах к северу от Архангельска, на самом берегу Белого миря, скончавшийся, как нужно думать, в последних годах XV века (Филарет, Русские святые, 18 Апреля; в III кн. Чтен. Общ. Ист. и Древн. 1878 г. статья: Христианство в пределах Архангельской губернии, стр. 52; о монастыре – Ист. Иер. IV, 629).593

Екатерина, сестра епископа Тамбовского Питирима, бывшая второй настоятельницей основанного Питиримом Тамбовского Вознесенского женского монастыря, скончавшаяся между 1739–1749 годами. По словам преосв. Димитрия, «память Екатерины, сестры святителя Питирима, благоговейно чтится жителями Тамбова», – Месяцеслова вып. IV, 1 отд., стр. 375.

Елеазар (Афанасий) и Назарий (Лазарь), игумены упраздненного Предтеченского монастыря, который находился в Олонецком уезде Олонецкой губернии (Ратшина Полное собрание исторических сведений, стр. 423, и преосв. Сергия Полный месяцеслов, II, 4 Июня).

Елисей Сумский, монах Соловецкого монастыря, живший в конце XV – начале XVI века, скончавшиеся вне монастыря на рыбном промысле в реке Выге и погребенный в принадлежавшем монастырю селе, ныне посаде, Сумском или Суме. Дознания о чудесах, совершавшихся при гробе Елисея, производимы были дважды, – в 1668-м и в 1710-м году, но об установлении ему празднования ничего не говорится. В настоящее время «служат ему молебны, но также и паннихиды, когда богомольцы с именем преподобного желают помянуть своих преставльшихся сродников», – Патерик Соловецкий, стр. 40. Принимаем за вероятнейшее, что молебны (странно совмещаемые с панихидами) служатся Елисею лишь по злоупотреблению, а поэтому и поставляем его не в числе канонизованных святых, а почитаемых усопших. Местная память – 14-го Июня. Все сведения – в Патерике Соловецком, стр. 37–40.

Зосима старец, основатель Зосимовой или Зосиминой, по простонародному – Изосимовой, пустыни, которая находится в Александровском уезде Владимирской губернии (в 1722-ы году и вторично в 1764-м году была закрываема, с 1867-го года, приписанная к Троицкой Сергиевой Лавре, восстановляется) скончавшийся около 1713-го года (см. книжку: Зосимина пустынь Александровского уезда Владимирской епархии, И. КорсунскогоСергиев Посад, 1895).

Зосима и Адриан Сестренские, основавшие, неизвестно когда, упраздненный Сестренский монастырь, который находился в Волоколамском уезде Московской губернии (Ист. Иер VI, 96).

Зосима Сибирский, см. ниже сл. Разумовский граф.

Игнатий Ломовский, основатель упраздненного Спасо-Ломовского монастыря, который находился в Пошехонском уезде Ярославской губернии, скончавшийся 28-го Декабря 1591-го года. В первом издании книги мы поставили его в числе святых, но на самом деле он есть лишь почитаемый усопший, см. статью: «Преподобный Игнатий чудотворец и основанная им Спасо-Ломовская обитель в Пошехонском уезде», напечатанную в 50-м № Ярославских Епархиальных Ведомостей за 1892 год и перепечатанную в 52-м № Церковных Ведомостей за тот же год.

Игнатий Островский. См. Афанасий.

Иларион Гдовский, основатель упраздненного Озерского Покровского монастыря, который находился в Гдовском уезде Санкт-Петербургской губернии, скончавшийся 28-го Марта 1476-го года (Ист. Иер. V, 582; История княжества Псковского, III, 77; РатшинаПолное собрание исторических сведений, стр. 479).

Илия юродивый Даниловский – города Данилова Ярославской губернии. погребенный в бывшем монастыре, теперешнем селе, Троицком Колесникове, которое находится от города в 3-х верстах, живший до второй половины XVII века (гр. Толстой в Книге глаголемой, № 240).Иннокентий Охлебишин, ученик преп. Нила Сорского, основатель упраздненного Иннокентиева (по его имени) Спасо-Преображенского монастыря, который находился в Грязовецком уезде Вологодской губернии, в 12-ти верстах от города Грязовца, скончавшийся 19-го Марта 1521-го года. В первом издании книги мы поставили его в числе святых; но отсутствие речей о праздновании ему у о. Верюжского (стр. 386) дает нам знать, что он принадлежит лишь к числу почитаемых усопших.

Иннокентий, епископ Пензенский и Саратовский, автор известного Начертания церковной истории (в двух частях, Спб. 1817). скончавшийся 10-го Октября 1819-го года и погребенный в пещерной церкви Пензенского кафедрального собора. «Над гробом его почти ежедневно поют паннихиды по желанию чтущих память его» (см. Библиографическую заметкуИ Барсукова о житии Иннокентия, принадлежащем Юрьевскому архимандриту Фотию, напечатанную в 12 № Русского Архива за 1895-й год, стр. 490, также Е. Поселянина Русских подвижников XIX века).

Иннокентий, архимандрит и подвижник Ростовского Яковлевского монастыря, скончавшийся 27-го Февраля 1847-го года (гр. Толстова Древние святыни Ростова-Великого, стр. 57–58).

Иринарх, затворник Ростовского Борисо-Глебского монастыря, скончавшийся 13-го Января 1616-го года. В первом падании книга мы поставили его в числе святых; но гораздо вероятнее, что он есть лишь почитаемый усопший.

Иринарх, игумен Соловецкого монастыря, скончавшийся 17-го Июля 1628-го года (Соловецкий Патерик, стр. 81; Филарет, Русские святые, 17 Июля).

Иродион-Ослебя. См. Александр Пересвет.

Исаия и Никанор пустынножители, подвивавшиеся до второй половины ХVП века, «на ручьях моря окиана» (у гр. Толстова к Книге глаголемой, № 316), именно – на западном берегу Кольского залива Северного океана (см. в Словаре Семенова сл. Ручьевский заливец), после первоначального погребения на месте подвигов перенесенные в Антониев Сийский монастырь (см. в III кн. Чтен. Общ. Ист. и Древн. 1878 г. статью: Христианство в пределах Архангельской губернии, стр 52, и Исторические сведения об Антониевом Сийском монастыре, стр. 68–69).

Исидор Дерптский, бывший священником в Дерпте Ливонском (Юрьеве), при церкви св. Николая, пострадавший вместе с 72-мя человеками своей паствы ох Немцев католиков 8-го Января 1472-го года (С недавнего времени местный святой, см. в дополнн.).594

Иаков Талибский, подвижник Паисиева и Николаевского Староторжского Галичских (Костромской губернии) монастырей (второй в настоящее время женский), погребенный под алтарем кладбищенской Борисо-Глебской церкви последнего монастыря, живший в XV веке (см. книжку: Святые угодники Божии и подвижники Костромские, стр. 124).

Иаков Брылеев, подвижник Предтеченского Железноборовского монастыря, который находится в Буйском уезде Костромской губернии, современный основателю монастыря преп. Иакову, погребенный в принадлежащей монастырю и находящейся в 4-х верстах от него Брылеевой пустыне (Памятная книга для Костромской епархии В. Самарянова, Кострома, 1868, стр. 114; Строева Списки иерархов, col. 884).

Иаков и  Феофил Омучские, основатели упраздненной Успенской Омучской пустыни, которая находилась в Демьянском уезде Новгородской губернии, скончавшиеся 21-го Октября около 1412-го года (Филарет, Русские святые, 21 Октября).

Иаков Порховский. См. Феофил.

Иеремия, в схимонашестве Иоанн, епископ Нижегородский, скончавшийся на покое после 27-летнего схимничества, на 86-м году жизни, 6-го Декабря 188 4-го года, в Нижегородском Благовещенском монастыре, в одной из церквей которого и погребен. Некролог преосвящ. Иеремии, напечатанный в 39-м № Церковных Ведомостей, издаваемых при св. Синоде, за 1898-й год, уверяет, что «память покойного свято чтится в Нижнем-Новгороде».

Иисус, см. Иов.

Иоанникий Заоникиевский, бывший игуменом Заоникиевской пустыни, которая находится в 12-ти верстах от Вологды, живший в конце XVI – первой половине XVII века (вместе с Антонием Заоникиевским он записан в одних святцах под 23-ым Июня, в других – под 3-м Ноября), – Ист. Иер. IV, 135; у Верюжск. стр. 607.

Иоанн Борисович, священник города Ельца Орловской губернии, скончавшийся 20-го Декабря 1824-го года и погребенный в Елецком Троицком монастыре. См. о нем у Е. Поселянина во 2-м издании Русских подвижников XIX века.

Иоанн, мученик Казанский, пострадавший 24-го Января 1529-го года, см. о нем выше стр. 269 и 272.

Иоанн Власатый Каргопольский, подвизавшийся уединенно на том месте, на котором стоит теперь Успенский женский монастырь, находящийся в полуверсте от города Каргополя (Ратшино Полное собрание исторических сведений, стр. 421, и в Географическо-статистическом словаре Семенова сл. Успенский женский монастырь, – т. V, стр. 365, col. 1).

Иоанн, затворник Псковский, скончавшийся 22-го Октября 1616-го года (Псковск. 1 летоп. в Собр. лет. IV, 332, История княжества Псковского, III, 80). Но так как неизвестно, при какой церкви погребен, то вероятнее, что не чтится.

Иоанн иеросхимонах, затворник Святогорской пустыни, которая находится в Йзюмском уезде Харьковской губернии, скончавшийся 11-го Августа 1867-го года (Преосв. Димитрия Месяцеслов, 11 Августа, 1-го изд., 2 отд., IV вып., стр. 73, также Е. Поселянина Русские подвижники XIX века).

Иоанн, затворник Сезеновский, подвизавшийся в селе Сезенове Лебедянского уезда Тамбовской губернии и скончавшийся 14-го Декабря 1839-го года (Преосв. ДимитрияМесяцеслов, 14-го Декабря, 1-го изд. вып. II, стр. 34, также Е. Поселянина Русские подвижники XIX века; в Географическо-статистическом словаре Семенова гл. Сезевово. Есть «Жизнь Иоанна, Сезеновского затворника», принадлежащая А. Н. Муравьеву).

Иоанн Соловецкий. См. Василий.

Иоанн Максимович, митрополит Тобольский, скончавшийся 10-го Июля 1715-го года (Преосв. Димитрия Месяцеслов, 10 Июля, 1 изд. вып. LV, стр. 42, протоиерея ПутинцеваСказания о некоторых сибирских подвижниках благочестия, стр. 13, также ЗавалишинаОписание Западной Сибири, М. L862, стр. 314).595

Иоанн Никифорович Чеполосов, страстотерпец Угличский, – семилетий сын Угличского посадского человека, 25-го Июня 1663-го года убитый и изрубленный одним работником отца по вражде к последнему. В первом издании книги мы поставили его в числе святых; нона самом деле он есть лишь почитаемый усопший, см. Путеводитель по церквам города Углича и Лаврова, напечатанный в Ярославле, в 1869-м году, стр. 80 (поются панихиды).

Иоасаф Горленко, епископ Белгородский, скончавшийся 10-го Декабря 1754-го года и погребенный в Николаевском соборе Троицкого (в Истории иерархии и у Строева в Списках иерархов – Николаевского) монастыря (в котором тело его почивает нетленным и открытым. Преосв. Димитрия Месяцеслов, 10 Декабря, 1-го изд. вып. II, стр. 27–29, и преосв. АрсенияЛетопись церковных событий под 1752-м годом, 2 изд. стр. 719.-В настоящее время Белгород есть уездный город Курской губернии, а епископы Белгородские с 1787-го года стали Курскими).

Иоасаф Скрипицын, митрополит Московский и всея России, по трехлетнем правлении низведенный с престола 3-го Января 1542-го года, скончавшийся 27-го Июля 1555-го года (как принимается) в Троицком Сергиевом монастыре, в котором мощи его покоятся под спудом в примыкающей к Троицкому собору Серапионовской палатке.

Иоасаф, схимонах и затворник Нижегородского Печерского монастыря, скончавшийся около 1560-го года. Мощи его были открыты в 1597-м году, когда монастырь был разрушен обвалом находившейся над ним горы. По перенесении монастыря на новое место над гробницей его была в 1598-м году построена церковь Преображения Господня с приделами Иоанна Богослова и Николая Чудотворца. В первом приделе и находятся под спудом его мощи, над которыми в настоящее время ежедневно совершается панихида (Преосв. ДимитрияМесяцеслов, 2-го изд. вып. III, стр. 86).

Иоасафе, игумен Псковского Сня(е)тогорского монастыря, 4-го Мая 1299-го года при нападении Ливонцев на Псков убитый вместе с

17-ю монахами монастыря (Собр. лет. IV, 182 fin.; История княжества Псковского III, 75).

Иов, в схиме Иисус, основатель Голгофо-Распятского скита на Анзерском острове, который находится в 4-х верстах от Соловецкого острова, скончавшийся 6-го Марта 1720-го года (Соловецкий Патерик, стр. 109; преосв. Димитрия Месяцеслов, 6 Марта. 1-го изд. вып. III, стр. 22).

Иов Ущельский, основатель упраздненного Ущельского монастыря, который находился в Мезенском уезде Архангельской губернии, на реке Мезени, скончавшийся насильственною смертью от руки разбойников 5-го Августа 1628-го года (Гр. Толстой в Книге глаголемой, № 509).

Иона Климецкий, основатель Елимецкого Николаевского монастыря, который находится в Петрозаводском уезде Олонецкой губернии, на острове Онежского озера Климецком, скончавшийся 6-го Июня 1534-го года (Филарета Русские святые, ß Июня; Ист. Иер. [V, 530; Географическо-статистический словарь Семенова сл. Климецкий монастырь; в Чтен. Общ. Ист. и Древн. 1870 г., кн. IV, статья Е . В. Барсова: Олонецкий монастырь Клименцы, стр. 2 sqq).

Иона, первый строитель Псково-Печерского монастыря, живший во второй половине XV века и скончавшийся неизвестно в каком году (Ист. Иер. V, 546; Повесть о начале и основании Печерского монастыря, М. 1831, л. 3, и История Княжества Псковского, III, 77).

Иосиф, митрополит Астраханский, убитый сообщниками Стеньки Разина 11-го Мая 1671-го года (Барсукова Источники агиографии, col. 275).

Иулиания, княгиня Вяземская, супруга князя Симеона Мстиславича, за целомудрие потерпевшая смерть в 1406-м году в Торжке от Смоленского князя Юрия Святославича, останки которой находятся в Торжковском соборе (Карамз. т. V, 106–107 и прим. 196, гр. Толстой в Книге глаголемой, № 353)

Иулиания Лазаревская, добродетельная супруга Муромского дворянина Юрия Осорьина, скончавшаяся 2-го Января 1604-го года и погребенная в составлявшем вотчину ее мужа селе Лазаревском, которое находится не далеко от города Мурома (Владимирской губернии).

Иулиания праведная Ульяновская, неизвестно когда жившая, почитаемая в селе Ульяновском Сольвычегодского уезда Вологодской губернии (ПреосвДимитрия Месяцеслов, 21 Декабря, 1 изд. вып. II, стр. 47).596

Иулиания. В Новгороде почитается праведная Иулиания, мать юродивого Николая Кочанова. Над телом ее, погребенным на кладбище бывшего Яковлевского собора, близ теперешней Пантелеимоновской (Николо-Кочановской) церкви, находящейся на Софийской стороне города, поставлена часовня, в которой ежегодно в день ее преставления, – 21-го Декабря, совершается по ней панихида. См. преосв. Макария Археологическое описание церковных древностей в Новгороде, I стр. 199 sqq, и гр. Толстова Святыни и древности Великого Новгорода, стр. 102 sqq.

Иулия, сестра св. митр. Алексия, бывшая игуменьею Московского Зачатейского монастыря (Ист. Иep. IV, 140).

Карп Медушский, крестьянин села Медуши Ковровского уезда Владимирской губернии, живший в недавнее время, оставивший по себе славу «праведника», над могилою которого, находящеюся у церкви, часто служат панихиды и в знак почитания которого устроен в церкви придел во имя свв. мучеников Карпа и Папилы (ПреосвДимитрия Месяцеслов, 2 изд. вып. II, Октябрь, стр. 88).

Кассиан Муезерский, основатель упраздненного Муезерского Троицкого монастыря, который находился в Архангельской губернии, в Кемском уезде, на острове озера Муя, лежащего на юго-запад от Кеми (см. в Географическо-статистическом словаре Семенова сл. Муезеро и большую немецкую карту России Киперта), неизвестно когда живший. По словам составителя Исторического описания Соловецкого монастыря архимандрита этого монастыря Мелетия (Москва, 1881) мощи Кассиана почивают в бывшем монастыре под спудом в часовне, – гл. ХIII, стр. 292, из чего и можно заключить, что он пользуется почитанием.

Кассиан, игумен Спасо-Каменского и Кириллова-Белозерского монастырей, скончавшийся в первом монастыре между 1469–1479 годами (Ист. Иер. IV, 332, у Верюжск. стр. 803; о годе кончины – Строева Списки иерархов).

Киприан Сторожевский, основатель упраздненного Николаевского Сторожевского или Стороженского монастыря, который находился в Олонецком уезде Олонецкой губернии, живший неизвестно когда до конца XVII столетия (Ист. Иер. VI, 830).

Киприан Суздальский, отшельник (юродивый), подвизавшийся близ села (бывшего монастыря) Воскресенского, которое находится в Ковровском уезде Владимирской губернии (на реке Уводи) и под церковью которого похоронен, скончавшийся 2-го (1-го) Октября 1622–10 года (Гр. Толстой в Книге глаголемой, № 390. – Анания Федоров в Историческ. собрании о граде Суждале, Времени, кн. XXII, стр. 194 fin.: «мощи нетленныя»).

Киприан Тройский, основатель упраздненного Николаевского Тройского (на Тропе) монастыря, который находился в Пошехонском уезде Ярославской губернии, живший до половины XVI века. Не знаем, почитается ли он в настоящее время, но он был почитаем в половине XVIII столетия, см. Описания рукописей славянских и русских, принадлежащих И. А. Вахрамеиву, составленного А. А. Титовым, выпуск третий, приложж. стр. 40 sqq.

Киприан Устюжский, строитель Устюжского Архангельского монастыря, скончавшийся (как принимается) 29-го Сентября 1276-го года (Ист. Иер. III, 312Карамз. III, прим. 186 sub fin.: Филарета Русские святые, 29 Сентября; у Верюжск. стр. 53).

Кирилл, основатель Астраханского Троицкого упраздненного монастыря, скончавшийся около 1576-го года (ПреосвДимитрия Месяцеслов, 19 Марта, 1-го изд. вып. III, стр. 53, и вып. IV, отд. 1, стр. 259; см. также книгу А. Штылко: Иллюстрированная Астрахань, напеч. в Саратове, в 1896 г., стр. 19 fin.).

Кирилл и Мария, родители преп. Сергия Радонежского, погребенные в Покровском Хотьковом монастыре, который находится в 10-ти верстах от Лавры по направлению к Москве.

Кирилл Сыринский, основатель упраздненной Сыринской или Сыльинской Успенской пустыни, которая находилась в Каргопольском уезде Олонецкой губернии, неизвестно когда живший (Ист. Иер. VI, 339).

Константин и Косма Косинские, основатели упраздненного Косина или Косинского Николаевского монастыря, который находился в Старорусском уезде Новгородской губернии, жившие (как принимается) в половине XIII века (Ист. Иер. IV, 786 и в СловареСеменова сл. Косино).

Коприй Печенгский. См. Аврамий и Коприй.

Корнилы Олонецкий (Лодейно-Польский), основатель упраздненной Корнилиевой (Поданской) пустыни, которая находилась в Лодейно-Польском, уезде Олонецкой губернии, скончавшийся после 1588-го года (Поданская пустыня, о которой говорится в Истории иерархии, – V, 446, есть другая, ибо находится в Повенецком уезде Олонецкой губернии), см. сочинение Е. Докучаева-Баскова «Подвижники и монастыри крайнего севера» в Христианск. Чтении 1890 г., № 8.

Корнилий Островский. См. Афанасий.

Корнилий и Аврамий Палеостровские, строители Палеостровского Рождественского монастыря, который находится в Петрозаводском уезде Олонецкой губернии, на острове Онежского озера, жившие в конце XIV-начале ΧV века (Ист. Иер. V, 450Филарета Русские святые, 24 Августа).

Корнилий Переяславский, подвижник бывшего Переяславского Борисоглебского, что на Песках, монастыря, скончавшийся 22-го Июля 1698-го года (Филарета Русские святые, 22 Июля; Ист. Иер. III. 424 нач.).597

Корнилий Псково-Печерский, игумен Псковского Печерского монастыря, умерщвленный, по приказанию Грозного, 20-го Феврали 1570-го года (Повесть о начале и основании Печерского монастыря, л. 4 об.).

Косма Косинсий. См. Константин и Косма.598

Ксения, княгиня Ярославская, супруга кн. Василия Всеволодовича, теща князя Феодора Ростиславича Черного, погребенная в церкви Петро-Павловского монастыря, ныне приходской (Гр. Толстой в Книге глаголемой, № 239, Карамз. т. IV, col. 69).

Ксенофонт Робейский, основатель упраздненной Ксенофонтовой Робейской пустыни, которая находилась в Новгородском уезде Новгородской губернии, скончавшийся 28-го Июня 1262-го года (Ист. Иер. IV, 878).

Ксенофонт Тутанский, игумен упраздненного Тутанского монастыря, который находился в Тверском уезде Тверской губернии, живший в конце XVI – начале XVII века (см. мою книгу: Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая лавра, стр. 101, ипреосв. Димитрия Месяцеслов, 26-го Января, 1-го изд. вып. II, стр. 165).

Лаврентий Комельский, ученик преп. Корнилия Комельского и второй преемник его на игуменстве в его монастыре, скончавшийся 16-го Мая 1548-го года. В первом издании книги мы поместили его в числе святых, но о. Верюжский своим молчанием о праздновании ему (стр. 447 fin.) дает нам знать, что он принадлежит к числу лишь почитаемых усопших.

Лазарь Муромский (Мурманский), основатель упраздненного Муромского (Мурманского) Успенского монастыря, который находился в Пудожском уезде Олонецкой губернии, скончавшийся (как принимают) 8-го Марта 1391-го года (Ист. Иер. V, 114).599

Лазарь-Назарий. См. Елеазар (Афанасий) и Назарий (Лазарь).

Левкий Волоколамский, основатель упраздненной Успенской Левкиевой (по его имени) пустыни, которая находилась в Волоколамском уезде Московской губернии, живший (какпринимается) в конце XV – начале XVI века (Ист. Иер. V, 10Ратшин, стр. 284; Строева Списки иерархов и настоятелей монастырей, col. 251).

Леонид Островский. См. Афанасий.

Леонид Пошехонский, ученик и сподвижник преп. Адриана Пошехонского, скончавшийся в 1549-м году. В первом издании книги, на основании весьма ненадежного, как оказывается, каталога о. К. Ярославского, мы поставили его в числе святых; но на самом деле он со всею вероятностью должен быть относим к числу лишь почитаемых усопших.

Леонид Устьнедумский, основатель упраздненной Устьнедумсков Богородицкой пустыни, которая находилась в Устюжском уезде Вологодской губернии, скончавшийся 17-го Июля 154-го года (Ист. Иер. VI, 580; у Верюжск. стр. 668).

Леонтий Кариховский (Новгородский), основатели упраздненного Карихива монастыря, который находился в Новгородском уезде Новгородской губернии, скончавшийся 18-го Июля 1492-го года (Ист. Иер. IV, 355).

Лукиан Александровский, устроитель Лукиановой пустыни, которая находится в Александровском уезде Владимирской губернии, скончавшийся 8-го Сентября 1654-го года (Ист. Иер. V, 27Строева Списки иерархов).

Макарий Глухарев, знаменитый Алтайский миссионер (1830– 1843), всю жизнь бывший строгим подвижником, скончавшийся настоятелем Волховского Оптина монастыри Орловской губернии, 18-го Мая 1847-го года. По словам одного из его биографов, писавшаго· в 1860-м году, «к месту его погребения собираются сонмы людей благочестивых и служат по нем панихиды», см. в Августовской книжке «Странника» за 1860-й год статью свящ. А. Лаврова: «Архимандрит Макарий, начальник Алтайской церковной миссии», стр. 67.

Макарий Оптинский, подвижник Оптиной пустыни, скончавшийся 7-го Сентября 1860-го года. См. о нем у Е. Поселянина в Русских подвижниках XIX века (Уважавший его митр. Филарет сделал замечание Цензурному Комитету за пропуск к печати его писем без очищения их от нелепостей, см. Алфавитный указатель к собранию мнений и отзывов Филарета, стр. 177, соl. 2).

Макарий Оредежский, основатель упраздненной Оредежской Успенской пустыни, которая находилась в Олонецком уезде Олонецкой губернии, ученик Александра Свирского (Ист. Иер. V, 370).

Максим Грек, знаменитый писатель и страдалец, прибывший в Россию с Афона в 1518-м году, скончавшийся в Троицком Сергиевом монастыре в неизвестные месяц и день 1556-го года (Память в Троицком монастыре 21-го Января, в день памяти преп. Максима исповедника).

Мария Шварнова, Чехиня, перекрещенная католичка, супруга вел. кн. Всеволода Юрьевича, основавшая во Владимире Княгинин Успенский женский монастырь, скончавшаяся в своем монастыре по пострижении в монашество 19-го Марта 1206-го года (Лаврент. лет. под 1206-м годом; преосв. Димитрия Месяцеслов, 19 Марта, 1-го изд. вып. III, стр. 56).

Мария Псковская. См. Марфа.

Мария, мать преп. Сергия Радонежского. См. Кирилл и Мария.

Марк Псково-Печерский, первый старец Псковского Печерского монастыря, живший в половине XV века (Повесть о начале и основании Печерского монастыря, л. 24 об.; История княжества Псковского, III, 77).

Марк Саровский, подвижник Саровской пустыни, которая находится в Темниковском уезде Тамбовской губернии, скончавшийся

4-го Ноября 1818-го года (у преосв. Димитрия под 4 Ноября, также у Е. Поселянина во 2-м издании Русских подвижников XIX века).

Мартирий Зеленецкий, основатель Зеленецкого Троицкого монастыря, который находится в Новоладожском уезде Санкт-Петербургской губернии, скончавшийся 1-го Марта 1603-го года (Ист. Иер. IV, 155).

Марфа Псковская, по мирскому имени.

Мария, супруга князя Довмонта (дочь вел. кн. Дмитрия Александровича), постригшаяся после смерти мужа в Псковском Иоанно-Предтеченском монастыре и скончавшаяся в 1300-м году (История княжества Псковского, III, 76).

Матфей Александрович Константиновский, соборный протоиерей города Ржева Тверской губернии, скончавшийся 14-го Апреля 1857-го года и погребенный в холодном соборе города. См. о нем у Е. Поселянина во 2-м издании Русских подвижников XIX века (К почитателям о. Матфея, как известно, принадлежал n. В. Гоголь).

Мелетий Леонтович, архиепископ Харьковский, скончавшийся 1 Марта 1840-го года. Преосв. Арсений в Летописи церковных событий говорит о нем под 1840-м годом, что память его, как пастыря знаменитого благочестием, необыкновенною кротостью, великодушием и смирением, благоговейно чтится жителями Харькова, и сообщает, что пред иконою у гроба его теплится неугасимая лампада, жертва усердных почитателей его. А г. Е. Поселянин во 2-м издании Русских подвижников XIX века говорит, что «не редко лица, почитающие память святителя, испрашивая его загробного ходатайства, не раз проявленного в необыкновенных явлениях, служат по почившем подвижнике заупокойные литургии и панихиды», – стр. 81 нач..

Мисаил, архиепископ Рязанский, потерпевший мученическую смерть от языческой Мордвы 19-го Апреля 1655-го года (Преосв Димитрия Месяцеслов, 1-го изд. III вып., стр. 178).

Митрофан, схимник Задонского Богородицкого монастыря, скончавшийся 27-го Февраля 1793-го года. Его гробница в монастырской усыпальнице, находящейся под одною из монастырских церквей, усердием одного изего родственников, украшена серебряным выпуклым его изображением: принадлежит к числу местно чтимых подвижников, –преосв. Димитрий в Месяцеслове, 1 изд. вып. IV, отд. 2, стр. 89.

Михаил, князь Ярославский, сын кн. Феодора Ростиславича Черного от первой его супруги, погребенный в церкви бывшего Петро-Павловского монастыря, ныне приходской (Гр. Толстой в Книге глаголемой, № 239).

Моисей Белозерский, «прозорливый инок на посаде Бела озера в Троицком монастыре», подвивавшийся в конце XV века (Филарет, Русские святые, 23 Февраля).

Назарий (Лазарь). См. Елеазар (Афанасий) и Назарий (Лазарь).

Нафанаил, иеросхимонах Задонского Богородицкого монастыря, скончавшийся 30-го Июня 1849-го года и погребенный в монастырской усыпальнице, находящейся под одною из монастырских церквей. Принадлежит к числу местно чтимых подвижников, – преосв. Димитрий в Месяцеслове, 1 изд. вып. IV, отд. 2, стр. 92.

Нектарий Бежецкий, основатель упраздненного Введенского Бежецкого монастыря, который находился близь города Бежецка Тверской губернии (Филарет, Русские святые, 3 Апреля; о монастыре – Ист. Иер. III, 468).

Никанор пустынножитель. См. Исаия и Никанор.

Никифор Олонецкий, основатель Задне-Никифоровской Спасской пустыни, которая находится в Олонецком уезде Олонецкой губернии, ученик Александра Свирского (Ист. Иер. VI, 999).

Никодим Кожеозерский или Хозьюжский, уединенный отшельник, подвивавшийся близ монастыря Кожеозерского, который находится на полуострове озера Коже или Кожо, в Онежском уезде Архангельской губернии, в 120-ти верстах на юго-восток от города Онеги, на речке Хозьюге, скончавшийся 3-го Июля 1639-го года. В первом издании книги мы поставили его в числе святых. Но в настоящее время мы имеем в руках статью: «Кожеозерский монастырь», напечатанную в Московских Ведомостях 1852-го года, №№ 88 и 84, и написанную на самом месте по случаю возобновления монастыря. Из совершенного молчания статьи о праздновании памяти Никодима необходимо следует, что он не есть канонизованный святой, а только почитаемый усопший.600

Никон Соколовский. См. Василий, Никон и Тихон.

Нил, схимонах и подвижник Ниловой Сорокой пустыни, скончавшийся 19-го Июля 1870-го года. См. о нем напечатанную в Душеполезном Чтении 1884-го гида и взятую Пантелеймоновым монастырем в число своих изданий статью Л. Жовалевского: «Подвижник Нило-Сорской пустыни иеросхимонах Нил».

Нифонт Телеговский (Вологодский), основавший в 1553-м году упраздненный Телегов Троицкий монастырь, который находился в Устюжском уезде Вологодской губернии (Ист. Иер. VI, 363).

Олег Романович, князь Брянский (во иноцех Леонтий), скончавшийся около 1280-го года и погребенный в основанном от него Брянском Петри-Павловском монастыре, который находится в городе Брянске Орловской губернии (Преосв. Сергии в Месяцеслове, II, 20 Сентября, гр. Толстой в Книге глаголемой, № 100; о монастыре-Ист. Иер. III, 460).

Онуфрий Катромский, основатель Катромского Николаевского монастыря, который находится в Кадниковском уезде Вологодской губернии, неизвестно когда до второй четверти XVI века живший (Ист. Иер. IV. 358; у Верюжского стр. 575

Онуфрий Перцовский. См. Авксентий и Онуфрий.

Онуфрий, юродивый Романовский, неизвестно когда подвизавшийся в городе Романове-Борисоглебске Ярославской губернии и погребенный у Преображенской церкви города(Преосв Димитрия Месяцеслов, 11 Июня, 1-го изд. вып. IV, стр. 52).

Онуфрий Соловецкий, См. Василий.

Ослябя-Иродион. См. Александр-Пересвет.

Пафнутий Балахнинский, игумен и подвижник упраздненного Троицкого монастыря, который находился близь города Балахны Нижегородской губернии, живший в XVII веке (Гр. Толстой в Книге глаголемой, № 382).601

Пахомий, подвижник Задонский, живший в недавнее время (Преосв. ДимитрияМесяцеслов, 1-го изд. вып. III, стр. 386).

Пахомий, основатель упраздненной Кенской Спасопреображенской Пахомиевой пустыни, которая находилась в Каргопольском уезде Олонецкой губернии, живший в XVI веке (у преосв. Сергия; о монастыре – Ист. Иер. IV, В 61).

Пахомий, иже бысть на Великом озере или Святолуцкий. Соподвижник преп. Дионисия Глушицкого (и по Ист. Иер., – III, 698, брат его), восстановивший вместе с ним монастырь Святолуцкий, который находился на юго-восточном берегу Кубенского озера и на месте которого теперь погост Святолуцкий (Словарь Семенова), скончавшийся неизвестно в каком году. По одному, встреченному нами, как будто местному, свидетельству, «гробницы преподобного Пахомия ее указывают, но память его свято чтится местными жителями», см. Прибавления к Церковным Ведомостям 1895-го года № 30, стр. 1060.

Пелагея Ивановна Серебренникова, юродивая Дивеева монастыря, находящегося в Арзамасском уезде Нижегородской губернии, скончавшаяся 30-го Января 1884-го года. См. о ней у Е. Поселянина во 2-м издании Русских подвижников XIX века.

Пересвет-Александр. См. Александр-Пересвет.

Петр чудотворец, подвижник Спасо-Каменского монастыря, живший около половины XV века (Ист. Иер. IV, 332; у Верюжск. стр. 303. Он же, как должно думать, называется Устьинским, потому что прежде Спасо-Каменского монастыря подвизался на устьи реки Кубины, впадающей в Кубевское озеро, – преосв. Сергия Полный месяцеслов, II, прилож. 3-е; гр. Толстой в Книге глаголемой, А» 272).

Петр Угличский, священник и подвижник города Углича Ярославской губернии, скончавшийся в Сентябре месяце 1866-го года и погребенный в Рыбинске, в женском Софийском монастыре. См. о нем у Е. Поселянина в Русских подвижниках XIX века.

Петр Черепковский, священник села Черенкова, которое находится в Сольвычегодском уезде Вологодской губернии, потерпевший мученическую смерть от Поляков и погребенный при церкви села (Верюжский, стр. 628).

Петр мученик Казанский, о котором выше.

Пимен Савелов, епископ Вологодский, скончавшийся 26-го Мая 1753-года (Преосв. Димитрия Месяцеслов 26 Мая, 1-го изд., вып. III, стр. 395).

Пимен, архиепископ Новгородский. См. Юрий Святославич.

Питирим, второй епископ Тамбовский, после 13-летнего правления скончавшийся 28-го Июля 1698-го года и погребенный в кафедральном соборе. «Над могилою святителя устроен катафалк, верхняя доска которого серебряная позлащенная с литым его изображением во весь рост. Память его как угодника Божия с особенным благоговением чтится не только жителями Тамбова, но и всею Тамбовскою епархией», – преосв. Димитрий в Месяцеслове, 1 изд.. IV вып., отд. 1, стр. 854–75, см. также брошюру прот. Ио. Кобякова: Святитель Питирим, второй епископ Тамбовский (биографический очерк), напечатанную в Тамбове, в 1885-м году, и в Церковных Ведомостях, издаваемых при Св. Синоде, 1898 г. № 26, статью: «Святитель Питирим, второй епископ Тамбовский», стр. 978 (по уверению последней статьи, с начала тридцатых годов прошедшего столетия, когда стали записывать чудеса, совершающиеся при гробе святителя, «записанных чудес имеется более двух сох, кроме множества неизвестных и незаписанных», – стр. 980, col. 2).

Платон, митрополит Московский, скончавшийся 11-го Ноября 1812-го года и погребенный в Спасо-Вифанском монастыре, находящемся в трех с половиною верстах ох Троицкой Сергиевой Лавры. Уже в 1834-м году ходили слухи, что при гробе Платона получаются исцеления, см. письмо Костромского епископа Павла к митрополиту Московскому Филарету от 22-го Июля 1834-го года в предисловии С. К. Смирнова к автобиографии митр. Платона, напечатанной в Душеполезном Чтении 1887-го года, №№ 8 и 9, и отдельной книжкой. В письмах митр. Филарета к наместнику Лавры архимандриту Антонию находим: в письме от 8-го Января 1852-го года: «Сведения о получивших благодеяния от святителя Платона записывать в монастыре надобно, и притом стараться, чтобы запись была проста и точна, как сказывают облагодетельствованные», – печат. изд. писем т. ПИ, стр. 121, № 844; в письме от 16-го Марта 1864-го года:

«Слава благодати Божией, являющейся чрез святителя Платона», – IV, 421, № 1533; в письме от 26-го Ноября 1866-го года: «Утешен я вестию о благодеянии Божием чрез святителя Платова, слава Прославляющему святые Своя», – IV, 499, № 1659. В Сергиевском Посаде веруют, что Платон особенно помогает детям в болезнях, ибо живой любил детей.

Поликарп Брянский, основатель упраздненного Поликарпова Спасского монастыря, который находился в городе Брянске Орловской губернии, скончавшийся 23-го Февраля 1699-го года (Ист. Иер. V, 588).

Прокопий юродивый Вятский, скончавшийся 21-го Декабря 1628-го года и погребенный в Трифоновом монастыре (Ист. Иер. VI, 437, прим.).

Прокопий Усьянский, неизвестно когда живший до второй подосины XVII века, мощи которого находится в приходской церкви села Верюжского, что в Вельском уезде Вологодской губернии, – Верюжск. стр. 546 sqq. См. о нем выше стрр, 159 и 200.

Прохор, в схиме Трифон, епископ Ростовский, скончавшийся 7-го Сентября 1327-го года и погребенный в Ярославском Спасском монастыре. В первом издании книги мы поставили его в числе святых. Но теперь мы имеем положительное и достоверное сведение, что над гробницей его совершаются панихиды, следовательно – что он есть почитаемый усопший, см. книжку: «Ярославский Спасо-Преображенский монастырь, что ныне Архиерейский дом», составленную ризничим монастыря иеромонахом Владимиром и напечатанную в Москве, в 1881-м году, стр. 93.

Прохор Ястребский. См. Вассиан и Прохор.

Разумовский граф, Сибирский юродивый, так прозванный.

Протоиерей Путинцев в своей книжке: «Сказания о некоторых -сибирских подвижниках благочестия» уверяет, что в Сибири более или менее почитаемся память: Варлаама, архиепископа Тобольского, занимавшего кафедру с 1768-го по 1802-й год и скончавшегося 27-го Декабря последнего года (погребенного в Тобольском кафедральном соборе), пустынниковВасилиска и Зосимы, из которых первый скончался 29-го Декабря 1824-го годи (и погребен в женском монастыре города Турииска Тобольской губернии), а второй скончался 24-го Октября 1833-го года (по возвращении из Сибири в Россию в основанной им Одигитриевской девичьей общине, находящейся в Верейском уезде Московской губернии, в 60-ти верстах от Москвы, – о нем см. еще в Воспоминаниях архимандрита Пимена, настоателя Николаевского монастыря, что на Угреше, Москва, 1877, стр. 297 sqq), и юродивых Домнутки и так прозванного графа Разумовского, подвизавшихся в конце первой – начале второй половины прошедшего столетия (О Василиске и Зосиме см. еще у Е. Поселянина во 2-м издании Русских подвижников XIX века).

Роман Киржачский, первый игумен построенного преп. Сергием Радонежским упраздненного Киржачского Введенского монастыря, который находился в теперешнем заштатном городе Киржаче Владимирской губернии, скончавшийся в 1392-м году (Ист. Иер. IV, 382).

Савва Стромынский, подвижник упраздненного Стромынского монастыря, который находился в Богородском уезде Московской губернии, живший в конце XIV – начале XV века (ПреосвДимитрия Месяцеслов, 1-го изд. вып. IV, стр. 333).

Савва Тверской. См. Варсонофий.

Савватий, основатель упраздненной Савватиевой пустыни, которая находилась в Тверском уезде Тверской губернии, скончавшиеся около 1430-го года (Филарет, Русские святые, 2 Марта).602

Серапион Кожеозерский, основатель Кожеозерского Богоявленского монастыря, который находится в Онежском уезде Архангельской губернии, на полуострове озера Коже, скончавшийся 27-го Июня 1611-га года (Филарет, Русские святые, 27 Июня).

Серапион Псковский, спостник и ученик преп. Евфросина Псковского, скончавшийся 8-го Сентября 1480-го года (История княжества Псковского, III, 78).

Серапион, митрополит Сарский и Подонский, скончавшийся на покое в Макариевом Колязинском монастыре 2-го Мая 1653 года (Преосв. Димитрия Месяцеслов, 2 Мая, 1-го изд. вып. III, стр. 213; Строева Списки иерархов).

Серафим Саровский, подвижник Саровской пустыни, скончавшийся 2-го Января 1833-го года (Преосв. Димитрия Месяцеслов, 2 Января, 1-го изд. вып. II, стр. 109, а также Е. Поселянина Русские подвижники XIX века).

Сергий Шухтовский, подвизавшийся у приходской Шухтовской церкви, которая находится в Череповецком уезде Новгородской губернии, скончавшийся 19-го Мая 1609-го года (Ист. Иер. VI, 668–69).

Симеон схимонах, основатель Белобережской Николаевской пустыни, которая находится в Брянском уезде Орловской губернии (в 1764-м году была закрываема, – Ист. Иер. III, 468, потом восстановлена), скончавшийся в 1741-м году (Преосв. Димитрия Месяцеслов, 2-го изд. вып. III, Ноябрь, стр. 73).

Симеон, первый епископ Тверской, скончавшийся 3-го Февраля 1289-го года (ФиларетаРусские святые, 3 Февраля).

Симон Тодорский, архиепископ Псковский, скончавшийся 22-го Февраля 1754-го года и погребенный в кафедральном Троицком соборе. В письме преосв. Филарета Черниговского к А. В. Горскому от 22-го Июня 1844-го года, бывшего в последнем году епископом Рижским, викарием Псковским, между прочим читается· «Вот одна из самых приятных новостей, хотя и не совсем новых: Симон, архиеп. Псковский, открывается миру по святости жизни и славе пред Господом; в прошедшем году последовало несколько исцелений на его гробе и он являлся, приглашая совершать панихиды на его гробе; усердные исполняют волю его», см. Письма Филарета, архиепископа Черниговского, к А. В. Горскому, М. 1885, № 57, стр. 158. К сожалению, не имеем дальнейших сведений, продолжаются ли исцеления при гробе Симона и пение при нем панихид по усопшем.

Соломония, в монашестве София, великая княгиня, разведенная супруга вел. кн. Василия Ивановича, скончавшаяся в Суздальском Покровском монастыре 16-го Декабря 1542-го года(Гр. Толстой в Книге глаголемой, № 388).

София Олельковна, княжна Слуцкая, скончавшаяся 19-го Марта 1617-го года, мощи которой открыто почивают в Слуцком Троицком монастыре Минской епархии (Архим. Николая Описание Минской епархии, стр. 110; преосв. Димитрия Месяцеслов, 19 Марта, 1-го изд. вып. III, стр. 58).

Стефан подвижник Николаевского Корельского монастыря, живший в XV веке, см. статью преосв. Макария: Христианство в пределах Архангельской епархии, напечатанную в Чтен. Общ. Ист. и Древн. 1878-го года, кн. III, стр. 52.

Стефан, иже на Осинках. См. следующее слово: Стефан Соловецкий.

Стефан, Соловецкий трудник, неизвестно когда живший, гробница которого находится в Соловецком монастыре в одной палатке с другими местно почитаемыми подвижниками монастыря (Ратшин, стр. 4 нач. Гр. Толстой принимает его за одно лицо с тем Стефаном трудником, о котором в Книге, глаголемой описание о Российских святых, говорится, что он «бысть на Осинках у окиана моря (и) преставися в лето 7000», – № 314. В Соловецком Патерике нет).

Стефан мученик Татарин, который дниже и под которым должен быть разумеем тот Стефан мученик Казанский, о котором выше.

Тимофей, юродивый Псковский, обретший иконы Божией Матери Умиление и Одигитрию, для которых в 1569-м году построен был Святогорский Успенский монастырь, находящийся в Опочском уезде Псковской губернии, в 40 воротах к северо-востоку от города Опочки (тот самый, в котором погребен А. С. Пушкин), см. Словарь исторический о святых.

Тихон Соколовский. См. Василий, Никон и Тихон.

Трифон, архиепископ Ростовский, скончавшийся на покое в Ярославском Спасском монастыре, 30 Декабря 1468-го года. В первом издании книги мы поставили его в числе святых, но теперь мы положительно знаем, что он должен быть отнесен к числу только почитаемых усопших, см. книжку: «Ярославский Спасо-Преображенский монастырь, что ныне Архиерейский дом», составленную ризничим монастыря иеромонахом Владимиром и напечатанную в Москве, в 1881-м году, стр. 93.

Трифон Пермский. В Пермской губернии и уезде есть село Чусовской Городок, иначе Успенское, в котором находился упраздненный в 1764-м году Успенский монастырь, основанный во второй половине XVI века преп. Трифоном (см. Ист. Иер. VI, 718 fin., и в Словаре Семенова сл. Чусовской Городок). В воззвании церковно-приходского попечительства села к благотворителям о помощи, напечатанном в 184 № за 1900-й год газеты Курьер, говорится, что обоснователем (sic) села был «прославленный чудесами и исцелениями преподобный отец Трифон, род. 1543 г., ум. 1613 г., 70 л.», т. е. дается как будто знать, что Трифон принадлежит к числу почитаемых усопших (хотя впрочем все воззвание написано с такой риторикой, что не возбуждает полной веры к себе).

Филарет, митрополит Киевский, скончавшийся 21-го Декабря 1857-го года и погребенный в Печерской Лавре, в надпещерной Антониевых пещер церкви.

Филарет, митрополит Московский, скончавшийся 19-го Ноябри 1867-го года и погребенный в Троицкой Сергиевой Лавре.

Филипп Рабангский, основатель упраздненного Спасопреображенского Рабангского монастыря, который находился в Вологодском уезде Вологодской губернии, в 82-х верстах к северо-востоку от Вологды, скончавшийся 15-го Ноября 1457-го года. В первом издании книги мы поставили его в числе святых. Но о. Верюжский, которого мы тогда не имели в руках, своим молчанием о каком бы то ни было праздновании его памяти, – стр. 218, ясно дает знать, что он не есть канонизованный святой.

Филипп Янковский (Устюжский), основавший в 1654 году Филипповскую Знаменскую Янковскую (у многих ошибочно: Янковскую) пустыню, которая находится близь города Устюга Вологодской губернии (Ист. Иер, VI, 593; у Верюжск. стр. 690).

Филофей в схиме Феодор, митрополит Тобольский, скончавшийся в Троицком Тюменском монастыре 31-го Мая 1727-го года (Преосв. Димитрия Месяцеслов, 31 Мая, 1-го изд. вып. III, стр. 408).

Харитон Кудинский (Торопецкий), основатель упраздненного Кудина монастыря, который находился близ города Тороица Псковской губернии, неизвестно когда живший (Ист. Иер. IV, 878 fin.).

Христофор Сольвычегодский или Коряжемский, основатель упраздненной Христофоровой Богородицкой пустыни, которая находилась в Сольвычегодском уезде Вологодской губернии на речке Коряжемке, скончавшийся между 1572–1582 годами (Ист. Иер. VI, 606; у Верюжск. стр. 491).

Юрий Святославич603, князь Смоленский, и Пимен, архиепископ Новгородский. В церкви бывшего Веневского Николаевского монастыря, с 1782-го года приходской, находящейся недалеко от большой дороги ив Тулы в Венев, на 15-ой версте от второго, погребены: князь Смоленский Юрий Святославич, который, после убийства в Торжке князя Вяземского Симеона и его супруги Иулиании (см. выше сл. Иулиания), бежал в степь и нашел себе прибежище и могилу в помянутом пустынном монастыре, умерши в нем 14-го Сентября 1407-го года, и архиепископ Новгородский Пимин, который был сослан в монастырь Грозным и который скончался в нем 25-го Сентября 1571-го года. По уверению одного, известного нам, свидетеля, «память этих двух мужей очень чтится народом и на гробницах их (находящихся в церкви) служат очень много панихид», см. статью Харичкова: «Венев монастырь», напечатанную в Историческом Вестнике Суворина, 1895-го года, Май, стр. 549. В надшей, читаемой на гробнице князя Юрия и не особенно давно сделанной, совсем умалчивается об его злодеянии и говорится об его удалении из Торжка, что «преблагий Бог вложил в душу сего праведного оставить тщету века сего и искать место для спасения души его» (Надпись вполне приводится у Харичкова).

Феодора Нижегородская, по мирскому имени Васса или Василисса» супруга Суздальского князя Андрея Константиновича, после смерти супруга (в 1365-м году) постригшаяся в монашество, основавшая в Нижнем Новгороде упраздненный Зачатейский монастырь, скончавшаяся в 1378-м году и погребенная в Нижегородском Преображенском соборе (Никои, лет. IV, 78; Степени, кн. I, 486; у Карамз. т. V, прим. 4; Вивлиоф. Новикова т. XVIII, стр. 79).

Феодор Островский. См. Афанасий.

Феодор, ученик Паисия Величковского, скончавшийся в 1822-м году в Свирском монастыре (Преосв, Филарета История русск. церкви, период V, § 43).

Феодор Кузьмич, Сибирский старец, личность которого до сих пор остается загадочною604, умерший в Томске 20-го Января 1864-го года. Несмотря на то, что он не ходил в церковь, не исповедовался и не причащался и что пред самою смертью отказался от исповеди и причастия, на намогильном кресте его было написано: «здесь погребено тело великого, благословенного старца Феодора Кузьмича» и месту его погребения было воздаваемо «безмерное поклонение», см. статью Кузнецова-Красноярского: «Старец Феодор Кузьмич», напечатанную в Историческом Вестнике Суворина, 1895-го года, Май, стр. 550 sqq (Видевшийся со старцем преосвященный Томский Парфений говорил о нем, что «едва ли он не в прелести», а ректор семинарии после беседы с ним предполагал о нем, «что он или из западной России униатский богослов или же философ-мистик и масон», -ibid.: и весьма возможно, что Сибиряки были на счет старца в великой и жалкой прелести...).

Феодор Иванович, князь Стародубский, – Стародуба Ряполовского, что теперь село Кляземский городок в Ковровском уезде Владимирской губернии, убитый в Орде 23-го Июня 1330-го года и погребенный в селе Алексине, которое от Кляземского городка находится в 15-ти верстах (Гр. Толстой в Книге глаголемой, № 207).

Феодосия, в монашестве Евфросиния, супруга вел. кн. Ярослава Всеволодовича, скончавшаяся в Новгороде 4-го Мая 1244-года и положенная в Юрьевом монастыре, рядом с сыном своим Феодором Ярославичем (Преосв. Макария Археологическое описание церковных древностей в Новгороде, I, 420). Случилось, что вел. княгиня Владимирская скончалась не во Владимире, а в Новгороде, как должно думать, таким образом, что смерть застигла ее в Новгороде, когда она находилась в последнем для посещения княжившего в нем своего сына Александра Ярославича (cfr. Новгорода;. 1-ю летоп. под 1240-м г., – в Собр. лет. III, 53. Но описанию Владимирского Успенского собора, читаемому в Лаврской рукописи № 810, она, также, как и сын ее Феодор Ярославич, – выше стр. 123, лежит во Владимире, в Георгиевском загородном монастыре).

Феодосий, первый архиепископ Астраханский, 18-го Декабря 1606-го года скончавшийся на дороге ив Москвы домой в городе Царицыне, в 1608-м году погребенный в Казани, в Спасо-Преображенском монастыре, в 1617-м году перенесенный в Астрахань и положенный в кафедральном Успенском соборе (Преосв. Платона Любарского Сборник древностей Казанской епархии, стр. 197; Строева Списки иерархов).

Феодосий Глушицкий, подвижник Дионисиева Глушицкого монастыря (Ист. Иер. III, 702 нач.).

Феодосий и Афанасий Череповецкие, основатели упраздненного Череповецкого Воскресенского монастыря, который находился в городе Череповце Новгородской губернии, неизвестно когда жившие до половины XV века (Ист. Иер. VI, 656).

Феофан Говоров, епископ Владимирский, скончавшийся на покое в Вышенской пустыне Тамбовской губернии, Шацкого уезда, 6-го Января 1891-го года. См. о нем Е. ПоселянинаРусских подвижников XIX века.

Феофан Новоезерский, архимандрит и подвижник Кириллова Новоезерского монастыря, находящегося в Кириловом уезде Новгородской губернии, скончавшийся 3-го Декабря 1832-го года. См. о нем у Е. Поселянина в Русских подвижниках XIX века.

Феофил Омучский. См. Иаков и Феофил.

Феофил и Иаков Порховские, основавшие в конце XIV (будто бы) века упраздненную Феофилову Успенскую пустыню, которая находилась в Порховском уезде Псковской губернии (Ист. Иер. VI, 848 fin.).

Ферапонт Мовзенский. Уединенный подвижника Буйского леса Костромской губернии, а потом подвижник Благовещенского Монзенского монастыря, который близь места его подвигов основан был преп. Адрианом (см. в этом же списке выше) и который по его – Ферапонта имени назывался Ферапонтовым (упразднен в 1764-м году), скончавшийся в 1598–1599-м году (Ключевск. Древнерусские жития святых, стр. 329; книжка: Святые угодники Божии и подвижники Костромские, стр. 117).

Ферапонт Островский. См. Афанасий.

Фома, юродивый Сольвычегодский, погребенный в Введенском монастыре города Сольвычегодска Вологодской губернии (о самом Фоме-у преосв. Сергия в Полном месяцеслове, т. П, прилож. 3-е; о почитании его памяти-у Ратшина, стр. 62 и в Географическо-статистическом словаре Семенова под сл. Сольвычегодск). 

II. Список усопших, на самом деле не почитаемых, но имена которых внесены в каталоги святых

 Аврамий игумен, преставившийся в лето 6000 (492!), находящийся между святыми града Киева. – Неизвестный.

Аврамий, игумен Всемилостивого Спаса, 2 Марта (у преосв. Сербия). -Неизвестный.

Аврамий, Пенежский чудотворец, 21 Июня (в святцах с летописцем Московск. Духовн. Академии, л. 321). Может быть, основатель или один из настоятелей монастыря Похвалы Пресвятые Богородицы, который находился на Пенежском волоку Двинской области, в нынешней Архангельской губернии (Ист. Иер. V, 619 fin).

Аврамий, игумен Спасский, иже в Ярославле, 23-го Сентября (в святцах гр. Уварова). В Ярославском Спасском монастыре игумены били со времени его основания в начале XIII века до начала XIV века, но между ними по имени известен только один – Прохор, поставленный в 1311-м году в епископы Ростовские (см. у Строева в Списках иерархов и настоятелей монастырей). Ряд архимандритов известен почти сполна, но между ними нет Аврамия (см. ibid.).

Агафия Всеволодовна, вел. княгиня, супруга вел. князя Владимирского Георгия или Юрия Всеволодовича, сыновья Георгиевы: Всеволод, Мстислав и Владимир, снохи его, жены двух первых его сыновей, Мария и Христина, и дочь его Феодора, погибшие при взятии Владимира Татарами 7-го (в каталогах ошибочно 3-го) Февраля 1238-го года (жена третьего сына Владимира, неизвестная по имени, вероятно, погибла при взятии Татарами Москвы, что было по пути от Рязани к Владимиру и при чем муж ее, сидевший в Москве на уделе, взят был Татарами в плен).

Адриан, пустынник Соловецкий, живший в первой половине XVII века, – Патерик Соловецкий, стр. 77.

Акакий, епископ Тверской, скончавшийся в Москве 14-го Января 1567-го года и погребенный в Тверском Желтковом монастыре.

Александр, Переяславский епископ, новый чудотворец, 14-го Мая (у преосв. Сергия). – Неизвестный.

Александр преподобный, Тверской чудотворец, 20-го Августа (у преосв. Сергия). – Неизвестный.

Алексей. В Синодике недели православия, принадлежавшем Вологодской архиерейской кафедре и находящемся теперь в Петербургской Публичной Библиотеке, – Сборников Библиотеки, описанных А. Ф. Бычковым № LIX, лл. 156–170, между прочим возглашается вечная память «Алексею Ясину, убиенному за дом святые Богородицы и с дружиною (т. е. женою?) и сыну его Иоанну», – л. 167 об.

Анания иконописец, монах Новгородского Антониева монастыря, скончавшийся 17-го Июня 1581–ιόгода.

Анастасия праведная. См. Гавриил праведный.

Анастасия, игуменья Угличского Богоявленского монастыря, потерпевшая смерть вместе с 35-ю монахинями своего монастыря от Литовцев 10-го Апреля 1609-го года. В первом издании книги мы поставили ее в числе святых. Но «Путеводитель по церквам города Углича», принадлежащий Л. Лаврову и напечатанный в Ярославле в 1869-м году, своим совершенным молчанием о ней в речах о Богоявленском монастыре (стр. 101–104) дает знать, что она не принадлежит и к числу действительно почитаемым усопших.

Анастас Корсунянин, известный Грек, помогший св. Владимиру овладеть Корсунью, приведенный государем в Киев и получивший от него в заведывание Десятинную церковь и данную церкви десятину, в 1018-м году предавшийся Польскому королю Болеславу и бежавший с королем из Киева в Польшу. Он поставлен в числе святых, как «преподобный, на Руси богоугодно поживший», в выписке из святцев 1657-го года, читаемой в двух рукописях Московской Духовной Академии (№ 201 л. 330).

Андрей, пустынник Соловецкий, живший в первой четверти XVII века, – Патерик Соловецкий, стр. 74.

Андрей Константинович, князьСуздальский, скончавшийся чернцом и схимником 2-го Июня 1865–10 года в Нижнем Новгороде (в который отцом его перенесена была столица княжения) и погребенный в здешнем Спасском соборе (cfr Никон. лет. IV, 8, и Воскресен. лет. в Собр. лет. VIII, 13).

Андрей Рублев и Даниил Черный, спостник его, «преподобнии отцы, иконописцы славнии, преставишася в лето 6938 (1430) и положены быша в Андроникове монастыре».

Розыскание преосв. Сергия Владимирского «О времени кончины иконописцев Даниила и Андрея, старцев Андрониковских», см. в принадлежащем ему Историческом описании Московского Спасо-Андроникова монастыря, М. 1865, приложж. стр. 8.

Андрей Васильевич, князь Угличский, посаженный братом вел. кн. Иваном Васильевичем в темницу, скончавшийся в темнице 7-го Октября 1493-го года и погребенный в Москве у церкви Бориса и Глеба.

Если справедливо, что Андрей Васильевич погребен был у церкви Бориса и Глеба, то после он перенесен бил в общий усыпальный храм князей – Архангельский собор.

Анна Всеволодовна (Янка), княжна, дочь вел. князя Всеволода Ярославича, девою принявшая монашество, для которой отцом ее был построен особый монастырь, – Андреевский Янчин, прекративший свое существование в нашествие Монголов, и которая скончалась 3-го Ноября 1113-го года (в каталогах ее кончина полагается 18-го Мая 1086-го года, но 1086-й год есть год, а 18-е Мая, вероятно, есть день ее пострижения).

Антоний Корельский, см. Василид и Филикс.

Антоний Кожеозерский, подвижник Кожеозерского монастыря, современный основателю последнего преп. Серапиону, преставившийся в лето 7000, т. е. вероятно, как наибольшею частью должны быть понимаемы круглые цифры, в неизвестном году, 27-го Июня.

См. в предшествующем списке сл. Серапион Кожеозерский.

Антоний на Купле, Вологодский чудотворец, 6 Марта.

Должно думать, что подвижник Александрова Куштского монастыря, ибо другого Куштикого монастыря неизвестно.

Антоний епископ Ростовский, чудотворец, занимавший кафедру с 1328-го по 1336-й год (у преосв. Сергия).

Антоний и Филипс. См. Василид и Филикс.

Антоний, пронзенный стрелою. Инок Чудова монастыря, во время крестного хода, который 2-го Июля 1451-го года, по случаю осады Москвы Ногайским царевичем Мазовшею, совершал по стене Московского кремля св. митр. Иона, пораженный татарскою стрелою тотчас после того, как предсказал осажденным избавление от неприятеля (см. у гр. Толстова№ 471; cfr Карамз. V. 200).

Анурий (Ианнуарий), ученик преп. Зосимы Соловецкого (у преосв. Сергия. В Соловецком Патерике нет).

Аркадий Дорогобужский, ученик Герасима Болдинского и затворник его монастыря.

Арсений, архиепископ Суздальский, родом Грек, бывший Галасунский (Елассонский), скончавшийся 29-го Апреля 1630-го года.605

Арсений, Новоторжский чудотворец, (у преосв. Сергия). – Неизвестный (Может быть, ошибочно вместо Аркадий, о котором см. в предшествующем списке).

Артемий. См. Григорий.

Афанасий в Муромском (монастыре) в Каргопольском уезде; мощи под спудом, тропарь и кондак есть (у преосв. Сергия).

О бывшем Муромском или Мурманском монастыре, остающийся от которого приход находится в Пудожском уезде Олонецкой губернии, см. в предшествующем списке сл. Лазарь Муромский (Мурманский).

Афанасий (он же Стахий?), юродивый Ростовский, погребенный в палатке у Вознесения Господня, где Исидор блаженный (по другим спискам – в палатке Богоявленского монастыря, в коем погребен и Пимен. У преосв. Сергия, cfr гр. Толстова Древние святыни Ростова Великого, стр. 77, и его же Жизнеописания угодников Божиих, живших в пределах нынешней Ярославской епархии, стр. 41).

Боголеп Кожеозерский. См. Логгин.

Борис Даниилович, князь, сын Даниила Александровича Московского, скончавшийся в 1320-м году и погребенный во Владимирском Успенском соборе (у преосв. Сергия; о смерти и погребении в Собр. лет. IV, 49, V, 216, и VII, 198).

Варлаам игумен Махрищский, ученик ев. Стефана Махрищского, преставившийся в лето 6900 (1392).

Вероятно, разумеется тот Варлаам, который, быв в несобственном смысле учеником Стефана Махрищского, игуменствовал с 1557-го по 1570-й год, который в последнем году был поставлен в епископы Суздальские и который скончался на покое в Махрищском монастыре 21-го Августа 1685-го года (См. в Чтен. Общ. Истор. и Древн. 1878-го года кн. III, статью: Махрищский монастырь преп. Стефана, стр. 10 fin.).

Другой Махрищский игумен Варлаам упоминается под 1517-ы годом (Строева Списки иерархов).

Варфоломей ученик преп. Сергия Радонежского.

См. моей книга: Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра стр. 71 fin.

Варфоломей блаженный (строитель Симонова монастыря), Иоанн Златый и Игнатий иконник (монахи того же монастыря), «бывший в лето 6950 (в других списках: 6908), – чти о них в житии Иовы митрополита и Иосифа Волоцкого чудотворца (подразумевается: Отвещание любозазорным и сказание вкратце о святых отцех, бывших в монастырех, иже в Рустей земли сущих), и положены в Симонове монастыре на Москве».

Василид и Филикс, «преподобные отцы Корельского монастыри у окияна моря, бывшие в лето 7000».

О монастыре см. в предшествующем списке под сл. Евфимий Корельский. Василид и Филипс принимаются за детей Марфы, Новгородской посадницы, Антония и Филипса, которые утонули в океане недалеко от места монастыря и на гробах которых поставлен был Марфою монастырь. Но эпитет «преподобные отцы» указывает, что они были монахи, каковыми не были дети Марфы (cfr в Чтен. Общ. Ист. и Древн. 1878 г., кн. III, статью: Христианство в пределах Архангельской епархии, стр. Г)21.

Василий Иванович, вел. князь. В святцах с летописцем Московск. Дух. Академии, л. 308, между 4-м и 7-м Декабря записано: «В лето 7047 (1539) преставися благоверный великий князь Василий Иванович, во иноцех Варлаам, и во время преставления его исполнися храм благоухания многа».

Василий юродивый Сольвычегодский – Неизвестный (у Верюжск. стр. 693).

Василий князь (Мстиславич, сын Мстислава Мстиславича Удалого, внук Мстислава Ростиславича Храброго), преставившийся в лето 6726 (1218), мощи (которого) под спудом в Софийском (Новгородском) соборе.

См. преосв. Макария Археологическое описание церковных древностей в Новгороде, I, 74.

Василий Сухий, ученик преп. Сергия Радонежского.

См. моей указанной книги стр. 71 нач.

Вассиан, ученик Корнилия Псковского, убитого Грозным 20-го Февраля 1570-го года, пострадавший вместе с своим учителем (у преосв. Сергия).

Викентий Вологодский (у преосв. Сергия).-Неизвестный.

Владимир Всеволодович Мономах, вел. князь, скончавшийся

19-го Мая 1125-го года и погребенный в Киевском Софийском соборе.

Владимир Георгиевич, князь. См. Агафия Всеволодовна.

Всеволод Георгиевич, князь. См. Агафия Всеволодовна.

Гавриил праведный и сестра его Анастасия праведная, Василевские, (Василева города) чудотворцы. – Неизвестные.

У Филимонова в Подлиннике Гавриил называется князем Василиевским: «Гавриил преподобный, князь Василиевский, Мая 26». Так как наши Василевские святые поставлены между святыми городов Юрьевца Поволгского и Балахны, чем указывается на местность, где искать града, Василева, то с вероятностью можно видеть в последнем теперешнюю слободу Василеву, которая находится на Волге, в Балахнинском уезде Нижегородской губернии, в 48-х верстах вверх от Балахны, и которая, быв в старое время городом, до начала ХVII-го века принадлежала князьям Шуйским, см. в Географическо-статистическом словаре Семенова сл. Василева (что в слободе до 1764-го года было четыре монастыря – ibid., а об одном из уничтоженных монастырей-Ист. Иер. III, 502).

Гедеон, подвижник Серпуховского Владычного монастыря, ученик основателя монастыря преп. Варлаама.

Геннадий, архиепископ Новгородский, но низведении с кафедры скончавшийся и погребенный в Московском Чудовом монастыре 4 Декабря 1505-го года (у преосв. Сергия).

Геннадий, иконописец Черниговский, живший в середине XVII века (у Барсукова).

Георгий праведный, Муромский, муж Иулиании Лазаревской, – под 2-м Января в Подлиннике Филимонова.

Георгий, юродивый Новгородский, 3-го Ноября. – Неизвестный.

Георгий Святославич, князь, убиенный в лето 6562 (1054), а по году и месяцу кончины это – не убиенный, а умерший естественною смертью (19-го Февраля 1054 года) Ярослав Великий, по христианскому имени Георгий, сын Владимира святого.

Георгий (Угрин), «иже пострада со св. князем Борисом и с ним в чудесех видении являшеся, 2-го Мая» (у преосв. Сергия).

Георгий. В Синодике недели православия, принадлежавшем Вологодской архиерейской кафедре и находящемся теперь в Петербургской Публичной Библиотеке, – Сборников Библиотеки, описанных А. Ф. Бычковым № LIX, лл. 156–170. между прочим возглашается вечная память «Георгию Отильбею, новому исповеднику, много мученому от иноверных за веру христианскую», – л. 167 об.

Герасим, отшельник Соловецкий и ученик св. Зосимы (в Соловецком Патерике нет).

Герман Кожеозерский. См. Логгин.

Герман дивный, ученик преп. Кирилла Белоозерского, преставившийся в лето 7016 (1508).

Так как преп. Кирилл скончался 9-го Июня 1427-го года, то Герман мог быть его учеником только в несобственном смысле, как подвижник его монастыря.

Гермоген, патриарх Московский, скончавшийся смертью мученика 17-го Февраля 1612-го года.

Геронтий, митрополит Московский, скончавшийся 28-го Мая (в каталогах ошибочно: 5-го Мая) 1489-го года.

В Московском Успенском соборе, по описям его начала XVI века и 1627-го года, находилась икона митрополита Геронтия, – Русск. Историч. Библиот., изд. Археигр. Комм., т. III, coll. 314 и 420: следует думать, что икона, в качестве иконы-портрета, написана была вскоре после смерти митрополита и что первое некоторое время после смерти он был действительно почитаемым в соборе усопшим (в ркп. Румянц. Муз. № 364 есть краткое сказание о митр. Геронтии вместе с сказаниями о митр. Филиппе 1-м и Макарии, а в ркп. гр. Уваровой, бывшей Царского, № 896, л. 302, есть наставление как писать митрополитов: Феогноста, Киприана, Фотия, Геронтия и двух Филиппов).

Глеб Всеволодович, князь Смоленский, мощи которого под спудом в Смоленском соборе (в ркп. Царского № 396, л. 295, под 6-м Июля: «в той жe день память святого благоверного великого князя Глеба Всеволодовича, иже в Киеве, чюдотворца», и потом наставление, что он «пишется надсед, кудреват, брада доле Власиевы, а уже, руса», – л. 303; в Подлиннике Филимонова под 7-м Июля: «Святого благоверного князя Глеба Всеволодовича; подобием надсед, власы кудреваты, брада доле Власиевой и поуже, ризы на нем княжеския, верхняя шуба испод лазоревой, на главе шапка зеленая, заломы черные, в руке крест, в другой меч в ножнах»). -Неизвестный.

Григорий, игумен Голутвина монастыря в Коломне, ученик преп. Сергия.

См. моей книги: Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра стр. 54.

Григорий преподобный, у Златого камени606, – под 24-м Ноября в подлиннике Филимонова. – Неизвестный.

Григорий священно-иерей, Димитрии, Артемий и Евфросиния в селе Китове, находящемся в 3-х верстах от города Шуи, Шуйские чудотворцы (Артемий у преосв. Сергия, остальные трое у всех).

См. у гр. Толстого, № 394, и в статье свящ. Н. Миловского: Неканонизованные святые гор. Шуи, помещенной в Чтен. Общ. Ист. и Древн., 1893 г. кн. II.

Григорий, епископ Суздальский, чудотворец607.

Преосв. Сергий указывает двух Григориев, епископов Суздальских, -начала XV века и 1571-го года, но в Истории Иерархии и у Строева в Списках иерархов нет ни одного Суздальского епископа Григория.

Григорий священно-инок неизвестного места поставлен в ркп. бывшей Царского № 396 под 4-м Ноября, – л. 277 (так как в кондаке Григорию читается; «мученическим одеяся неуве(я)даемым венцем свыше», то вероятно, что в названии его священно-иноком нужно видеть ошибку вместо: священно-мученик Тропарь этому совершенно неизвестному Григорию начинается: «Божественную ти раку обстояще, зовем ти»...).

Гурий преподобно-мученик и Иона священно-мученик Троицкого (Трифонова) Печенгского монастыря, потерпевшие смерть от напавших на монастырь Финляндских Шведов. 25-го Декабря 1590-го года (Ист. Иер. IV, 588).

Гурий, игумен Рождественского монастыря Шалотского, иже на Mo логе реце близ Устюжны Железныя.

Об упраздненном монастыре, который находился в Устюженском уезде Новгородской губернии, см. в Ист. Иер. III, 760 и VI, 720. Так как монастырь назывался Гуриевой пустыней (Шалацкой), то наш Гурий должен быть считаем за его основателя; когда жил, остается неизвестным.

Давид Святославич, князь Черниговский, скончавшийся в 1123-м году.

О чудесах, сопровождавших его кончину, см. в Степ. кн. I, 284 (Карамз. II, прим. 228).

Нужно: Каневский; см. об этом епископе, жившем в половине XII века, моей Истории русской церкви т. I, полов. 1, изд. 1 стр. 568, изд. 2 стр. 689.

Дамиан, в схиме Диодор, пустынник Соловецкий, скончавшийся 27-го Ноября 1683-го года, – Патерик Соловецкий, стр. 76

Даниил Черный. См. Андрей Рублев.

Димитрии Всеволодовичу князь. Сын вел. князя Всеволода Юрьевича, по прозванию Большое Гнездо, скончавшийся 6-го Января 1227-го года и положенный во Владимирском Успенском соборе (см. Лаврент. лет. под 1227-м годом).

Димитрий, по прозванию Красный (что значит красивый, красавец), сын Галичского князя Юрия Дмитриевича, скончавшийся в Галиче 22-го Сентября 1440-го года и погребенный в Московском Архангельском соборе (Воскресенск. лет. в Собр лет. VIII. 109–111, Карамз. V, 160 и прим. 291).

Димитрий. См. Григорий.

Димитрии Иванович Донской, вел. князь Московский, скончавшийся 19-го (в каталогах ошибочно: 9-го) Мая 1389-го года.

Димитрий трудник, инок блаженный, преставившийся в Нижнем Новгороде и положенный на верхнем посаде у церкви пресвятые Богородицы Казанския по левую страну. – Неизвестно когда живший.

Димитрий, другой, игумен у Спаса на Хутыни, 11-го Февраля («другой» значит: особый от Димитрия Прилудкого, который также 11-го Февраля. У преосв. Сергия).

Неизвестный, ибо в списке игуменов Хутынского монастыря нет ни одного игумена с именем Димитрия.

Дионисий, митрополит Московский, скончавшийся в изгнании из Москвы от Бориса Годунова в Новгороде, в Хутыне монастыре, в лето 7092 (1583), Октября в 15 день.

На самом деле только 15 Октября 1586-го года оставил кафедру, а скончался в Хутынском монастыре неизвестно когда.

Дионисий преподобный, Новгородский чудотворец (у преосв. Сергия). – Неизвестный.

Дионисий затворник, иже в Переяславле-Залесском, в Никольском монастыре, на болоте.

До Истории Иерархии, – V, 199, скончался 15-го Апреля 1645-го года.

Дорофей Псковский, старец Покровского (упраздненного) монастыря, удостоившийся видения во время осады Пскова Баторием в 1581-м году (у гр. Толстова № 4G9).

Дорофей Радонежский, великий трудник, ученик св. Дионисия, архимандрита Троицкого, преставившийся в лето 7130 (1622).

См. о нем в житии архим. Дионисия, принадлежащем Симону Азарьину, изд. 1834-го года стр. 53.

Досфей, затворник Соловецкий, неизвестно когда живший (у Барсукова, в Патерике Соловецком нет).

Евдокия Александровна, княгиня. В святцах с летописцем Московск. Дух. Академии, л. 333 fin., между святыми, дни и месяцы которых не описаны, т. е. дни и месяцы кончины которых неизвестны, находится великая княгиня Евдокея, лежащая во Владимире, «во плоти и видимая». Это есть княжна Евдокия, дочь Александра Ярославича Невского, погребенная во Владимирском Успенском женском монастыре, вместе с двумя супругами Невского, см. Карамз. т. IV, соl. 58 и прим. 110, также Доброхотова Памятники древности во Владимире Кляземском, стр. 62, и иеромон. Иоасафа Церковно-историческое описание Владимирских достопамятностей, стр. 50. В описании Владимирского Успенского собора половины XVII века, к которому присоединено сказание о мощах князей е княгинь, погребенных во Владимире и о котором см. выше в примечании к домонгольскому № 11-му, о княжне Евдокии говорится, что в Успенском монастыре «гроб камен, а в нем лежит великая княгиня Евдокея во плоти».

Евпраксия благоверная княгиня в Переяславле Залисском (нужно: Рязанском), супруга св. князя Феодора, иже сама ринуся с высоты своея храмины за чистоту свою от Батыевых Татар с сыном своим Иоанном.

См. Карамз. т. III, col. 167 нач.

Евфросиния. См. Григорий священно-иерей.

Евфимий Архангельский608. В рукописи бывшей Царского №136, л. 389, читается: «Повесть, собранная вкратце, о обретении мощей преподобного Евфимия Архангелоградского, нового чюдотворца, и о чюдесех его». В повести рассказывается, что в 1647-м году в Архангельске на воеводском дворе случайным образом, при копании ямы, нашли в земле на глубине одного локтя гроб неизвестного человека, при котором начали твориться знамения и чудеса; из этого заключили, что гроб скрывает останки святого человека: вынув его из земли, воевода перенес его к церкви Происхождения Честного и Животворящего Креста и, снова похоронив его при церкви, поставил над ним гробницу (как было узнано об имени усопшего, гробь которого был обретен, в повести не говорится). Так как этою Евфимия мы не встречали нигде более, то думаем, что он забыт в Архангельске и. не принадлежит к числу действительно почитаемых усопших (cfr статью преосв. Макария:«Христианство в пределах Архангельской губернии», напечатанную в 3-й кн. Чтен. Общ. Ист. и Древн. за 1878-й год, стр. 52 fin. и прим.; Филарет, – под 18-м Апреля, ошибочно смешивает его с Евфимием Корельским).

Елена, по фамилии Девочкина, первая игуменья Московского Новодевичьего монастыря, преставившаяся 18-го Ноября 1547-го года.

Елисей, ученик преп. Сергия Радонежского.

См. моей книги: Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра стр. 71.

Епифаний диакон, премудрый, ученик преп. Сергия Радонежского.

См. ibid. стр. 75.

Ефрем, епископ Ростовский, преставившийся в лето 6000 (492!).

Были два епископа Ростовские, носившие имя Ефрема: первый- современник Владимира Мономаха, который † в 1125-м году; второй занимал кафедру с 1427-го по 1454-й год.

Захария преподобный, на реке Туре града Тюмени, явися в лето 1707 (у преосв. Сергия).

Вероятно был монахом находящегося в г. Тюмени (Тобольской губ.) Троицкого монастыря (о котором-Ист. Иер. VI, 461).

Захария юродивый, Шенкурский чудотворец, в лето 7000 (1492).-Неизвестный.

Зиновий, ученик преп. Максима Грека, в Отне пустыне.

Известный писатель, автор: «Истины показания».

Иван Данилович Калита, вел. князь. В святцах с летописцем Московск. Дух. Академии под 31-м Марта записано: «Преставление великого князя Ивана Даниловича Московского в лето 6849 (1341), по пророчеству святого митрополита Петра», – л. 313 об..

Игнатий Глубокорецкий (в святцах гр. Уварова). – Неизвестный.

Игнатий, епископ Смоленский, в лето 6800 (1292).

Жил не в конце XIII, а в начале XII века.

Игнатий иконник. См. Варфоломей.

Изяслав Андреевич, князь, сын Андрея Боголюбского. В святцах с летописцем Московск. Дух. Академии, л. 333 fin., в числе святых, дни и месяцы (кончины) которых не описаны, т. е. неизвестны, находятся: «дети Андрея Георгиевича Боголюбского: Изяслав, Мстислав и Глеб» (последний – канонизованный святой, см. выше стр. 134), о мощах которых говорится: «мощи их в Володимере, видими и покланяеми всеми» (Но в современном святцам описании Владимирского Успенского собора, о котором мы сказали в примечании к домонгольскому № 11-му, говорится иначе, а именно: «по той же (левой) стране (великия церкви) во угле лежат во плоти дети благоверного великого князя Андрея Георгиевича Боголюбского Изяслав, Мстислав и Глеб: един из них (разумеется Глеб) видим и поклоняем всеми, погребальная ж не истле, но вся аки нова», л. 4).

Иларион начальник обители Пресвятые Богородицы Дорофеевой пустыни на реке Моче Юрьевца Поволгского (у преосв. Сергия). 609

Неизвестный (о пустыне закрытой – Ист. Иер. IV, 56 fin.; река Моча, протекая по теперешнему Макарьевскому уезду, впадает с левой стороны в Волгу много ниже города Юрьевца и немного выше посада Пучежа).

Иларион, митрополит Киевский, знаменитый, поставленный в 1051-м году, скончавшийся не позднее 1055-го года.

Иларион, митрополит Суздальский, скончавшийся 14-го Декабря 1707-го года (у Барсукова). 610

Илия, Христа ради юродивый, иже в Белеграде бывший чудотворец (в святцах гр. Уварова). – Неизвестный.

Илия архимандрит Соловецкой обители, чудотворец, преставившийся в лето 7150 (1642).

Этот Илия, по фамилии Пестриков, поставленный в игумены Соловецкого монастыря в 1645-м году, удостоенный сана архимандрита в 1651-м году и умерший 1-го Июля 1659-го года, быль противником Никонова исправления книг, о чем см. Истории русской церквипреосв. Макария т. XII, 631. На основании сейчас сказанного гр. Толстой предполагает, что имя его внесено в каталог святых раскольником (№ 334 iin.); однако, нам известно, что если он и не чтится в Соловецком монастыре, то гробница его находится там в особой часовне, вместе с гробницами усопших, место чтимых (см. у Ратшина стр. 4 нач.. В Соловецком Патерике нет).

Ирина, княгиня, супруга святого Константина Святославича Муромского.

Иринарх, пономарь Троицкого Сергиева монастыря (у преосв. Сергия).

Жил во время осады монастыря Поляками и удостоился неоднократного явления преп. Сергия, см. о нем в житии преп. Сергия, изданном в 1646-м году Симоном Азарьиным, гл. 70, л. 143 об. 

Иродион, юродивый Сольвычегодский, – Неизвестный (у Верюжск. стр. 693).

Исаакий преподобный, иже бысть за Ломом в Вологодском уезде.

Неизвестный, если только не есть – Игнатий Ломовский, о котором см. выше стр. 325.

Исаакий безмолвник, ученик преп. Сергия Радонежского.

См. о нем в моей книге: Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра стр. 68.

Исаия, епископ Новгородский, преставившийся в лето 6600 (1092).

Так как между епископами Новгородскими, список которых известен сполна, не было Исаии: то этот ве существовавший Исаия или есть св. Исаия, епископ Ростовский, скончавшийся около 1090-го года, или же возник из какого-нибудь недоразумения.

Иаков, игумен Живоначальные Троицы на Стромыни.

Неизвестно когда живший; Стромынский монастырь, как мы указали выше, находился в Богородском уезде Московской губернии.

Иаков, мученик (в некоторых списках ошибочно: игумен) Болгарский, а мощи перенесены быша, во град Владимир, 24-го Апреля (в других списках: 7 Марта). – Неизвестный.

Иаков Костромской, имя которого в некоторых святцах стоит под 21-м Марта, неизвестный (у преосв. Сергия).

Иаков блаженный трудник, в Московском Новодевичьем монастыре под церковью (упреосв. Сергия).

Под трудником мужчиной в женском монастыре должно разуметь мирянина-работника, безмездно, богорадно работавшего в нем целую жизнь или известное время.

Иаков, ученик преп. Сергия Радонежского.

См. о нем нашей книги: Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра стр. 71.

Иоаким, затворник у Николы в Шартомском монастыре в Суздальском (теперь Шуйском) уезде (Владимирской губернии), сослан в Соловецкий монастырь архиепископом Суздальским Иосифом Киевлянином (у преосв. Сергия).

См. о нем в Чтен. Общ. Ист. и Древн. 1893 г., II, в статье свящ. Н. Миловского:Неканонизованные святые города Шуи. Нелепое известие, будто он сослан был архиепископом Иосифом в Соловецкий монастырь (так как архиепископ мог ссылать только вмонастыри своей епархии) представляет собой не совсем понятное пересочинение того, что сам Иосиф в 1684-м году сослан был в Соловецкий монастырь.

Иоанникий, ученик преп. Сергия Радонежского.

См. в указанной моей книге стр. 71.

Иоанн, мученик Болгарский.

В святцах с летописцем Московск. Дух. Академии, под 2-м Апреля, а в святцах гр. Уваровой № 686 под 1-м Апреля, записано: «Страдание святого великомученика Ивана, иже в Болгарех». Если это не есть Иоанн, мученик Казанский, о котором мы говорили выше, стр. 269, то остается неизвестным.

Иоанн святой, Верхотурский чудотворец (у преосв. Сергия).

Может быть, разумеется монах Иона, который в 1604-м году основал Верхотурский Николаевский монастырь, находящийся в городе Верхотурье Пермской губернии (Ист. Иер. III, 531).

Иоанн Златый. См. Варфоломей.

Иоанн Киевский. См. Клеопатра.

Иоанн, юродивый Можайский, в лето 7000. – Неизвестный.

Иоанн царь: «обретение телеси царя Ивана, 10 Июня» (у преосв. Сергия, I, изд. 1 стр. 295, изд. 2 стр. 357 нач.).

Под царем Иваном, конечно, разумеется Грозный, умерший

18-го Марта 1584-го гола. Какое разумеется обретение его тела, не знаем: во всяком случае не совсем ожиданно, что Грозный внесен в каталог святых...

Иоанн митрополит в белом клобуке, в лето 6000 Октября 25-го.

Разумеется домонгольский митрополит Иоанн 2-й, прибывший в Россию на кафедру перед 1077-м годом и скончавшийся в 1089-м году, о котором летопись отзывается с величайшей похвалой, говоря, что «сякого (митрополита) не бысть прежде в Руси, ни по нем не будет сяк». Усвоение Иоанну белого клобука, вероятно, имеет тот смысл, что между домонгольскими митрополитами он.представлял гобою митрополита исключительного.

Иоанн, княжич Рязанский. См. Евпраксия.

Иоанн, юродивый Сольвычегодский. – Неизвестный (у Верюжск. стр. 693).

Иоанн святой, праведный, и сестра (супруга) его, святая и праведная Марии, иже бысть начальник великого града Устюга; положены же быша мощи их у церкви Вознесения Господня на посаде в лето 6000.

См. у Верюжского стр. 47 (прежде было празднуемо им в Вознесенской церкви, но теперь они в забвении, хотя и доселе есть образ их, находящийся на внешней стороне стены церковной, против того места, где прежде была в церкви их гробница, – упоминаемая в 1683-м году, – под окном, в нише за слюдой). Год смерти неизвестен, а время жизни – вторая половина XIII века (Карам. III, прим. 186, и IV, прим. 106).

В Любецком Синодике записан «князь Иоанн Пупимльский, страстотерпец и чудотворец, убитый от Татар за христианы». См. в IX выпуске Летописи занятий Археографической Комиссии статью: «О Черниговских князьях по Любецкому синодику», стр. 27 fin.

Иоанн Сухой, Ярославский, неизвестно когда живший до второй половины XV века. В Новгородской 4-й летописи и в некоторых списках Воскресенской летописи читается под 1463-м годом, что после того, как в сем году начались в Ярославле· чудеса от гроба князя Феодора Ростиславича с детьми, «Иван Сухой чюдеса творити почил по всей Ярославской вотчине», -Собр. лет. IV, 149 нач., и VI, 277 fin. 

Иов, архимандрит Владимирский, записанный в синодике недели православия Московского Успенского собора, – Вивлиоф. VI, 437. В Списках иерархов и настоятелей монастырей Строева значится архимандрит Владимирского Рождественского монастыря Иов, бывший при вел. ich. Василии Васильевиче (1425–1462).

Иов, первый патриарх Московский, скончавшийся 19-го Июля 1607-го года611.

Иоиль, юродивый Даниловой слободы (неизвестно где находящейся) 6-го Февраля (упреосв. Димитрия, 1 изд. вып. II, стр. 190).

Иона и Нектарий Казанские612, боляре и ученицы святого Гурия архиепископа, с ним же и мощи их обретены, преставишася в лето 7104 (1595) Октября в 4-й день.

Это суть те бояре, умершие монахами, об обретении мощей которых вместе с мощами Гурия и Варсонофия мы говорили выше.

Иона Печенгский. См. Гурий.

Карион, епископ Юрьевский, находящийся между святыми града Киева. Вероятно, разумеется Марин, поставленный в епископы из монахов Печерских и упоминаемый под 1095-м годом.

Карп преподобный, погребенный в Знаменском монастыре в Москве (у преосв. Сергия). – Неизвестный.

Кассиан Комельский (у преосв. Сергия).

Современник преп. Корнилия Комельского (у Верюжск. стр. 444).

Кирилл, пустынник Вологодский.

Подвизался неизвестно когда на берегу Кубенского озера и погребен в Спасо-Каменском монастыре (см. у гр. Толстого № 278; у Верюжск. стр. 693).

Кирилл, Новгородский игумен, скончавшийся (будто бы) в 1299-м году (у преосв. Димитрия в Месяцеслове, вып. IV, отд. 2, стр. 234).

Кирилл, епископ Ростовский, преставившийся в лето 6000.

Были два один за другим Кирилла, епископы Ростовские-перший поставлен в 1216-м году, оставил кафедру в 1229-м году и скончался 17-го Апреля 1230-го года; второй поставлен в 1230-м году, скончался 21-го Мая 1262-го года. Который из двоих разумеется, остается неизвестным, поелику может быть разумеем как один, так и другой.

Кириак, пустынник Соловецкий, неизвестно когда живший (у Барсукова, в Патерике Соловецком нет).

Клеопатра, святая и праведная, и сын ее Иоанн, иже в Киеве, 19 Октября (в святцах гр. Уварова). – Неизвестные.

Константин, строитель (неизвестного) монастыря, преставися в лето 6800, Июля в 29-й день.

Между святыми града Новоторжска.

Корнилий, начальник Спасского монастыря, Кожеозерский чудотворец в граде Мангазеи и Енисей (у преосв. Сергия).

По Истории Иерархии, – VI, 1012, упраздненный Кожеозерский Спасский Верхотурский монастырь, основанный преп. Корнелием, находился близ Мангазеи и Енисея, на берегу озера Кожера (уже не существующий теперь город Мангазея находился на реке Таз, впадающей в Тазовскую губу Северного океана, на широте самого полярного круга, где теперь Тазовское селение или Тазовское зимовье, а Мангазея и Енисея была область, см. Русск. Историч. Библиот., издав. Археогр. Ком., т. II, № 188, col. 815 sqq).

Корнилий, затворник Ростовского Борисоглебского монастыря, в святцах с летописцем Московск. Дух. Академии поставлен между святыми, месяцы и числа кончины которых неизвестно, – л. 335 об., а в ркп. бывшей Царского № 396 – под 22-м Ноября, – л. 303 об..

Леонид, сподвижник Адриана Пошехонского, 5-Марта (у преосвСергия).

Леонтий, преподобный Стромынский (у преосв. Сергия).

Первый игумен Стромынского монастыря, поставленный строителем последнего преп. Сергием Радонежским. См. нашей книги: Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра стр. 46.

Леонтий, юродивый Устюжский, в первом издании книги поставленный вами в числе святых на основании списка митр. Евгения, не только не принадлежит к числу святых, нодаже и действительно почитаемых усопших: на месте, в Устюге, он вовсе не известен (и нет его у о. Верюжского), а лишь записан он между святыми града Устюга в Книге о святых.

Логгин, Герман и Боголеп преподобные, начальницы Кожера озера, града Мангазея и Енисея.

См. сейчас выше сл. Корнилий Кожеозерский.

Лука, епископ Белгородский, упоминаемый под 1089-м годом.

Лука, епископ Ростовский, называемый в некоторых списках Книги о святых Владимирским, так как Владимир принадлежал при нем к епархии Ростовской, поставленной 11-го Марта 1185-го года, скончавшийся 10-го Ноября 1189-го года.

Макарий Высокоезерский, основатель упраздненного Высокоезерского монастыря, который находился в Лодейнопольском уезде Олонецкой губернии, скончавшийся в 1683-м году, см. у Барсукова col. 335 (о монастыре – Ист. Иер. III, 681).

Макарии митрополит Московский, скончавшийся 31-го Декабря 1563-го года

Вместе с иконою митр, Геронтия была в Московском Успенском соборе, по указанным в речах о нем описям собора, икона митр. Макария, и относительно сего второго представляется вероятным думать то же самое, что мы высказали, как вероятное, о Геронтии (указание краткой повести о Макарии см. там же, а о повести об ого кончине см. у Ключевск., стр. 221).

Макарий пустынник, на Мья (у Барсукова: на Чме) реке от Новгорода 40 поприщ.

Вероятно, разумеется неизвестно когда живший основатель той упраздненной Макариевской пустыни, которая находилась в Лугском уезде теперешней Санкт-Петербургской губернии, в 60-ти верстах на запад от Новгорода и в 20-ти верстах на юг от Луги, и о которой в Ист. Иер. V, 41.

Макарий ученик преп. Сергия Радонежского.

См. моей указанной книги стр. 71.

Макарий игумен Черниговского (нужно Черногорского) монастыря Грузинския Богородицы на Двине реке, новый чудотворец Холмогорский (у преосв. Сергия).

Об основании в 1603-м году иноком Макарием Черногорского монастыря, который после назван был Красногорским и который находится в Пинежском уезде Архангельской губернии, см. Ист. Иер. ГV, 793; также см. в Географически-статистическом словаре Семеновапод сл. Богородицкий Красногорский монастырь.

Максим, митрополит Киевский, скончавшийся 6-го Декабря 1305-го года и погребенный во Владимирском Успенском соборе.

Маргарита Алексеевна, благоверная царевна и вел. княжна, дщерь царя и вел. князя Алексея Михайловича, (скончавшаяся) в монашестве в Успенском монастыре, что слобода Александрова, погребена под больничною церковью.

Маргарита, по мирскому имени Марфа, Алексеевна родилась 26-го Августа 1652-го года, постриглась 29-Мая 1699-го года, скончалась

19-го Июля 1707-го года.

Мария праведная. См. Иоанн праведный.

Мария княгиня. См. Агафия.

Марк пустынник на Богоявленском озере, преставившийся в лето 7000.

В 1630-м году поселился для уединенного подвижничества на острове Белавинского озера, которое находится в Кадниковском уезде Вологодской губернии; впоследствии па месте его подвигов была устроена Белавинская Богоявленская пустыня, см. у Верюжского,стр. 691, также в Ист. Иер III, 404.

Мартин Туровский, инок Туровского Борисоглебского монастыря, живший в половине XII века, – у Филарета в Русских святых под 27-м Июня (сказание о нем у преосв. Макария в Ист., III, 300).

Марфа праведная, юродивая, преставися 1-го Марта, погребена в соборной церкви в Ивановском Московском монастыре (у преосв. Сергия).–Неизвестная.

Митрофан епископ Владимирский, потерпевший мученическую смерть при взятии Владимира Татарами 7-го Февраля 1238-го года.

Михаил (Михалко) Георгиевич, вел. князь Владимирский, скончавшийся 20-го Июни 1177-го года (у преосв. Сергия).

Михаил верижник в монастыре Успения Богородицы и св. Николы, иже на Клязьме реце, в Мстерской волости государеве, новый Вязниковский чудотворец.

Упраздненный монастырь находился во Владимирской губернии, от города Вязников в10 верстах, от реки Оки в 30 верстах, от города Гороховца в 40 верстах (см. у Барсукова, col. 365). Когда подвизался Михаил, остается неизвестным.

Михаил, юродивый Сольвычегодский.-Неизвестный (у Верюжск. 693).

Михаил Александрович, великий князь Тверской, преставившийся в иноках и в схиме в лето 6907 (1399), зело добродетельный, записан в святцах с летописцем Московск. Дух. Академии между святыми, месяца и числа кончины которых неизвестны, – л. 333 об..

(В святцах с летописцем Московск. Дух. Академии и в святцах гр. Уваровой № 686 под 19-м Мая записан князь Михаил Углицкий. Во, судя по месяцу и числу, это есть Игнатий, в монашестве Иоанн, князь Углицкий, о котором см. выше стр. 153).

Мстислав Андреевич, князь. См. в этом же списке Изяслав

Мстислав Георгиевич, князь. См, Агафия.

Мстислав Мстиславич, попрозванию Храбрый, князь Торопецкий, княживший в Галиче, скончавшийся чернцом и схимником в 1228-м году и погребенный в Киеве в не существующей уже теперь церкви св. Креста (Карамз. т. III, прим. 326, col. 118).

Наум, ученик преп. Сергия Радонежского.

См. моей указанной книги стр. 71.

Нектарий Казанский. См. Иона и Нектарий.

Нектарий, игумен монастыря Покрова Пресвятые Богородицы, Тверской новый чудотворец, от града 15 верст, – под 7-м Апреля в Подлиннике Филимонова.

Нестор, пустынник Соловецкий, живший в первой половине ХVП века, – Патерик Соловецкий, стр. 77.

Никита Соловецкий, живший в первой половине XVII века (у Барсукова; в Патерике Соловецком нет).

Никифор преподобный, Боровский чудотворец.

Это – Никита, ученик преп. Сергия Радонежского, бывший игуменом в Серпуховском Зачатейском монастыре и окончивший жизнь на покое в Боровском Покровском, что на Высоком, монастыре. См. моей указанной книги стр. 60.

Никифор преподобный, ученик Тихона Калужского.

Преемник Тихона на игуменстве в его пустыне, которая находится в Калужском уезде Калужской губернии.

Никифор, пустынник Соловецкий, скончавшийся в 1605-м году, -Патерик Соловецкий, стр. 78.

Николай митрополит, Киевский чудотворец, преставившийся в лето 6614 (1106. Упреосв. Сергия).

Упоминается под 1097 и 1101-м годами, а скончался до Декабря 1103-го года, ибо в этом Декабре 1103-го года уже его преемник.

Николай, епископ Тмутараканский, «а ныне зовется (будто бы) Астраханское царство».

Занимал кафедру между 1078–1094-м годами (О Тмутараканском княжестве и о Тмутараканской епархии см. нашей Истории русской церкви т. I, полов. 1, изд. 1 стр. 568, изд. 2 стр. 682).

Никон преподобный, Новгородский чудотворец (у преосв. Сергия).-Неизвестный.

Никон и Дионисий преподобные отцы, ихже мощи неизвестно где, Новгородские святые (у преосв. Сергия).

Никон, патриарх Московский, скончавшийся 17-го Августа 1681-го года и погребенный в Воскресенском, именуемом Новый Иерусалим, монастыре (у преосв. Сергия).

Олег Игоревич (Ингворович) Красный, благоверный князь Рязанский, убиенный от Батые царя за исповедание Христово в лето 6747 (1239).

Убить был не в 1239-м году, а вскоре после взятия Батыем составлявшего столицу Рязанских князей Переяславля Рязанского, что было 21-го Декабря 1287-го года и при чем князь попал в плен к Татарам. Пи сказанию, Батый хотел обратить князя на свою прелесть, но этот назвал его безбожным, за что и потерпел жестокую мученическую смерть, -у Карамз. т. III, 357. Карамзин смешивает этого Олега с другим братом, по имени также Олегом, который также попал к Татарам в плен, но который по освобождении из плена скончался в 1258-м году,ibid. и т. IV, прим. 90, см. Д. И. Иловайского Историю Рязанского княжества, стр. 134 нач. и 136.

Павел преподобный отец, пострадавший от Польского короля за Христа в Вильне 3-го Мая (у преосв. Сергия). – Неизвестный.

Павел Коломенский. В святцах с летописцем Москов. Дух. Академии под 8-м Января, – л. 309 fin., записано «Преставление преподобного отца нашего Павла Коломевскаго». Если это не Павел Комельский, память которого 10 Января, то неизвестный подвижник (а думать на Павла, епископа Коломенского, нет основания).

Параскева, Ржевская игуменья (у преосв. Сергия).-Неизвестная.

Патрикий священномученик, иже бысть ключарь соборные церкви (во Владимире), пострада от Татар за церковную утварь (которую скрыл от их грабительства), погребен в нарицаемой веси Синег на Святе озере, у церкви Преображения Господня, в лето (подразумевается: пострада) 6919 (1411) Июля-в 3 день.

См. у Карамз. т. V, прим. 211, также у гр. Толстого № 410 (Но Патрикий погребен не на Святом озере, а во Владимире, на Святом же озере укрылся от Татар и некоторое потом время жил митр. Фотий. По одному известию, тело Патрикия положено было во Владимирском Успенском соборе у передних дверей, см. Бычкова Описание сборников Публичн. Библиотеки, I, 122).

Пахомий, иже бысть на Великом озере, чудотворец.

Подвизался в конце XIV-в начале XV века на Кубенском озере, которое разумеется под именем Великого, вместе с преп. Дионисием Глушицким (которому, по Истории иерархии был братом), восстановил монастырь Святолуцкий, находившийся на юго-восточном берегу Кубенского озера. См. Ист. Иер. III, 698 и VI, 69, у Верюжского стр. 212 и в Географическо-статистическом словаре Семенова сл. Святолуцкий погост (Ратшин, – стр. 73 нач., утверждает, что гробница Пахомия находится под спудом (sic) в церкви бывшего монастыря, из чего следовало бы заключать, что он пользуется местным почитанием; но Верюжский прямо отрицает это, говоря, что о месте его погребения ничего неизвестно, – стр. 214).

Пимен затворник и верижник Ростовского Богоявленского монастыри.

Жил в XVII в.. См. о нем у гр. Толстого в Жизнеописаниях угодников Божиих, живших в пределах нынешней Ярославской епархии, стр. 41, и в Книге глаголемой, 235.

Пимен, митрополит Царяграда, новый чудотворец, 10-го Сентября.

Это – известный Пимин, митрополит Московский, самовольно поставленный в Июне месяце 1380-го года, умерший в Халкидоне 11-го Сентября 1389-го года и погребенный в Константинополе, почему и называется митрополитом Царяграда. Самозваного митрополита, произведшего своим поставлением величайшую и соблазнительнейшую смуту в Русской церкви, внес в каталог святых какой-то крайний невежда, принадлежавший к числу тех врагов истины, о которых говорит Трулльский собор в 63-м правиле: авантюриста и пройдоху он принимал, должно думать, за страдальца.

Ростислав Мстиславич, вел. князь Киевский, скончавшийся 14-го Марта 1167-го года и погребенный в Киевском Феодоровском, со времени нашествия Монголов не существующем, монастыре.

Савва, святой священно-иерей, иже бысть во Владимирском уезде, на реце Лайдуге Малой (в других списках: Лавдруге, Ладоге) в селе Мошку, новый чудотворец, преставися в лето 7100 (1592).

Село Мошокь теперь в Судогодском уезде Владимирской губернии, в 32 верстах (на юго-запад) от уездного города, см. в Географическо-статистическом словаре Семенова сл. Мошок.

Савва, трудник Соловецкий, живший в первой половине XVII века, -Патерик Соловецкий, стр. 77.

Савва Стромынский, игумен упраздненного Стромынского Успенского монастыря, который находился в Богородском уезде Московской губернии, живший, как полагают, в конце XIV – начале XV века, записанный в некоторых святцах под 20-ы Июля (см. статью гр. Μ . В. Толстова. «Несколько слов об Успенском Дубенском монастыре», помещенную в 1-й кн. Чтений Общ. Ист. и Древн. за 1861-й год).

Святослав Ярославич, преставися в лето 6584 (1076) месяца Декабря в 27-й день и положенный бысть во Пскове.

Это – великий князь Святослав Ярославич, сын Ярослава Великого, положенный не во Пскове, а в Чернигове.

Святослав, в крещении нареченный Гавриилом, Всеволодович, Юрьевский чудотворец, преставившийся в лето 6700 (1192) месяца Февраля в 3 день.

Святослав Всеволодович, князь Юрьевский, с 1247-ю года вел. князь Владимирский, скончался 8-го Февраля не 1192-го, а 1253-го года, –Карамз. т. IV, прим. 83.

Серапион епископ Владимирский, знаменитый проповедник, скончавшийся 12-го Июня 1275-го года.

Серапион Курдов, архиепископ Новгородский, скончавшийся 59-го Октября 1552-го года, записан в Святцах с летописцем Московск. Дух. Академии под 7-м Апреля, – л. 314.

Серапион, начальник монастыря пресв. Богородицы, иже на Ламех, в Изборском уезде, Псковский новый чудотворец, 12-го Июня (у преосв. Сергия). – Неизвестный (Может быть, вместо на Ламех нужно читать на Малех и разуметь одного из игуменов Рождество-Богородицкого монастыря преп. Онуфриева Мальского, о котором см. выше стр. 151).

Сергий схимонах и Варвара схимонахиня, родители преп. Александра Свирского, принявшие монашество и погребенные в Островском Введенском Ояцком монастыре, который находится в Ново-Ладожском уезде Санкт-Петербургской губернии (у гр. Толстова№ 465; о монастыре – Ист. Иер. V, 378).

Симеон, князь Вяземский, супруг целомудренной Иулиании, убитый из-за нее кн. Юрием Смоленским в 1406-м году.

См. в предшествующем списке сл. Иулиания.

Симеон Златоверхий, «новый мученик и исповедник, убиенный за православную веру», записанный в синодике недели православия Московского Успенского собора, – Вивлиоф. ΛΤ, 450.

Симон, митрополит Московский, скончавшийся 30-го Апреля 1511-го года (у преосв. Сергия).

Симон безмолвник, ученик преп. Сергия Радонежского, прежде бывший архимандрит Смоленский.

См. в моей квите: Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра, стр. 16 и 68.

Сисой канонархист (у преосв. Сергия). – Неизвестный.

Софроний епископ Суздальский, скончавшийся в Москве 18-го Сентябри 1654-го года и перенесенный в Суздаль в 1716-м году (упреосв. Сергия).

Спиридон и Фауст пустынники, Вологодские чудотворцы, первый – 5-го Декабря, второй – 28-го Марта. – Неизвестные.

Стихий Ростовский, см. Афанасий.

Стефан преподобный, составивший Гусин монастырь, записан в святцах с летописцем Московск. Дух. Академии под 13-м Января, – л. 309 об. Есть озеро Гусь, лежащее на границе Владимирской и Рязанской губерний, и река Гусь, выходящая из озера Гусь в первой губернии и впадающая в Оку во второй губернии, и Гусевский погост, находящийся во второй губернии при впадении реки Гусь в Оку (см. Географическо-статистический словарьСеменова). Может быть, при озере или при реке и находился Гусин монастырь, о котором совершенно нет никаких сведений.

Стефан на Кубинском озере. Вологодский чудотворец, 27-го Апреля (у преосв. Сергия). – Неизвестный.

Стефан, обители Спаса на Костроме игумен, 14-го Июля (у преосв. Сергия).

В Костроме были два Спасские монастыря: Запруденский, о котором см. Ист. Иер. VI, 203, и что под вязом или в Подвязии, не упоминаемый в Истории Иерархии. Первый закрыт при учреждении штатов, второй-в конце XVII-начале XVIII века. Которого из двух монастырей был Стефан игуменом и когда жил, остается неизвестным.

Стефан, брат преп. Сергия Радонежского, под 14-м Июля (в Московском месяцеслове, помещенном Захариею Копыстенским, в его Палинодии, – почата, изд. col. 854).

См. о нем в моей указанной книге стр. 2 sqq, 7 sqq, 19 sqq, 33 sqq.

Стефан блаженный новоявленный Ростовский (у преосвСергия).

См. о нем у гр. Толстоова в Жизнеописаниях угодников Божиих, живших в пределах нынешней Ярославской епархии, стр. 41, § 5, и у преосв. Димитрия в Месяцеслове, 2-го изд. вып. IV, стр. 102.

Стефан, святой архиепископ, преставися в лето 6000.

Поставленный между святыми града Владимира Кляземского, это должен быть Стефан, архиепископ Суздальский, хиротонисанный в 1658-м году, в 1661-м году бывший в Московском Архангельском соборе, в 1666-м году возвращенный в Суздаль, 2-го Июля 1678-го года лишенный сана и заточенный сначала в Новгородском Лисицком, а потом в Иосифовом Волоколамском монастырь, в котором и скончался (Соборное определение о посылке Стефана в Лисицкий монастырь – у Бычкова в Описании сборников, I, 148). Но едва ли под Владимиром не должно разуметь Владимира Волынского, а под Стефаном епископа сего последнего, скончавшегося 27-го Апреля 1094-го года.

Стефан мученик, Татарин, за святую веру замучен бысть в Ирской613 (sic) стране (упреосв. Сергия). – Неизвестный.

Тимофей преподобный, иже на Кубенском озере, в Вологодском уезде (у преосв. Сергия). Неизвестный (у Верюжск. стр. 693).

Тит преподобный, пустынник, иже бысть на Волге реце, Юрьевца Поволгского (Костромской губернии). – Неизвестный.

Тихон Карачесский, основатель упраздненного Одрина Николаевского монастыря, который находился в 3-х верстах от города Карачева Орловской губернии, неизвестно когда живший, см. преосв. Димитрия Месяцеслов, 1 изд. вып. IV, отд. 1, стр. 66 (о монастыре – Ист. Иер. V, 360).

Тихон Карашевский, основатель упраздненного Воскресенского монастыря, который находился в селе Карате Ростовского уезда Ярославской губернии, неизвестно когда живший, см. Ист. Иер. III. 615 fin., и в словаре Семенова сл. Караш.

Трофим, юродивый Суздальский, преставился в лето 7000 и положен в церкви св. Иоанна Предтечи па площади; память Сентября

9-го дня (в других списках: 19-го дня). – Неизвестный

Фарус преподобный. В рукописи бывшей Царского № 39(5 под 3-м Января записана «память преподобного отца нашего Фаруса, Вологоцкого чюдотворца», при чем сообщается, что «преп. Фарус пишется образом сед, взлыс, брада руса, поуже Дмитрея Прилуцкого, риза преподобническая», – л. 800 fin. Не можем догадаться, из какого действительного имени переделано это, не находящееся в святцах, имя Фарус.

Фауст. См. Спиридон.

Филипс. См. Василид.

Филипп пустынник, иже бысть на море окиане у Заицкого острова (Архим. ЛеонидаСвятая Русь, V. 433). Два Заяцкие острова- Большой и Малый принадлежат к группе Соловецких островов (см. в Географическо-статистическом словаре Семенова сл. Заяцкие острова) и на первом из них есть пустыня с церковью ап. Андрея Первозванного (см. Описание Архангельской губернии С. Космы Молчанова, стр. 280, и Описание Соловецкого монастыря архим. Мелетия, стр. 98). Когда жил пустынник Филипп, остается неизвестным.

Филипп I, митрополит Московский, скончавшийся 5-го Апреля 1473-го года (О обретении в 1479-м году нетленным тела митрополита и об ожидании, не будет ли оно прославлено чудотворениями, см. выше стр. 302. Что некоторое время митрополит был действительно почитаемым усопшим, это дает знать Софийская 2-я летопись, – Собр. лет. VI, 197–198. См. выше о митр. Геронтии и в указанной там рукописи бывшей Царского еще о писании его образа – л. 295 об.).

Христина княгиня. См. Агафия.

Ярополк-Петр Изяславич, внук Ярослава Великого, князь Владимиро-Волынский, скончавшийся насильственною смертью 22-го Ноября 1086-го года и погребенный в Киеве в церкви св. апостола Петра, которую сам начал строить и которая, быв докончена после его смерти, вероятно, прекратила свое существование в нашествие Монголов.

Ярослав Владимирович, вел. князь. См. Георгий.

Ярослав-Феодор Всеволодович, великий князь Владимирский, новый чудотворец, скончавшийся нужною смертью в Орде 30-го Сентября 1246-го года.

Феодора княжна. См. Агафия.

Феодор Иоаннович, царь, скончавшийся 7-го Января 1598-го года.

Феодор Всеволодович, князь, в Вологде. – Неизвестный (у Верюжск. стр. 698).

Феодор, епископ Владимирский (Владимира Кляземского), занимавший кафедру с 1276-го по 1280-й год.

Феодор Юрьевич, князь Рязанский, убиенный от Батыя царя в лето 6745 (1237) на реце Воронеже, у Николы чудотворца Зарайского (за, отказ представить Батыю супругу свою Евпраксию).

См. у Карамз. т. III, col. 167 Свыше сл. Евпраксия; о склепе, находящимся перед колокольнею Зарайского Николаевского собора, в котором похоронен князь с супругою и сыном, см. в Географическо-статистическом словаре Семенова сл. Зарайск).

Феодор, святой епископ, Русский чудотворец, 3-го Октября (у npeoc в. Сергия) (В слове: Русский всего вероятнее было бы видеть ошибочное из: Ростовский; но Феодор, архиепископ Ростовский, не 3-го Октября, а 28-го Ноября).

Феодор мученик, убитый в Болгарехх, иже на Каме и на Волге, за веру, Иерусалимский гость и философ, в 1323-м году 21-го Апреля (у преосв. Сергия).

См. Никон, лет. III, 127, Воскресенск. лет. в Собр. лет. VII, 199.

Феодосия, инокиня Муромская, дочь Иулиании Лазаревской, – под 2-м Января в Подлиннике Филимонова.

Феодосий, трудник Монзенского монастыря.

Ученик преп. Адриана Монзенскаго, о котором см. в предшествующем списке.

Феодосий, митрополит Московский, по удалении с кафедры скончавшийся в Октябре 1475-го года в Троицком Сергиевом монастыре, в котором и был погребен. В святцах гр. Уваровой № 686 под 15-м Октября записано его преставление как «нового чудотворца».

Феоктист, епископ Черниговский, поставленный из игуменов Киево-Печерского монастыря 11-го Января L113-го года и скончавшийся 6-го Августа 1123-го года, – уФиларета под 6-м Августа.

* * *

509

Знаем единичные примеры, в объяснение которых не ложем сказать ничего удовлетворительного, что настоящим святым, канонизованным к общецерковному празднованию, память творима была за упокой и что на панихидах так называемых вселенских или общепоминовенных годовых им была возглашаема вечная память с прочими усопшими. Таков преп. Никон Радонежский, ученик преп. Сергия Радонежского. В святцах канонника Троицко-Сергиевой Лавры конца XVI века, т. е. написанного после собора 1547-го года, на котором Никон канонизован был к общецерковному празднованию, под 17-м Ноября читается: «В той же день преставися преподобный игумен Никон, ученик Сергиев, ему же память творим за упокой», – Описания рукописей лаврской библиотеки № 278. в сводном уставе Троицкого Сергиева и Кириллова Белозерского монастырей, написанном в начале XVII века, по уставу Троицкому в субботу Дмитриевскую, на панихиде вселенской, в ектении возглашается: «еще молимся о оставлении согрешений иже во блаженной памяти преставльшихся, преподобного отца нашего игумена Никона и раб твоих преставльшихся во обители сей святей отец и братий наших и повсюду православных христиан, о нихже поминание творим», – Опис. Синодд. ркпп. Горск. и Невостр.  № 400, л. 30 об., стр. 380 нач. Знаем примеры, что святые, канонизованные к местному празднованию, вне тех мест, в которых положено было праздновать им, поминаемы были за упокой вместе с прочими усопшими. В 1557-м году царь Иван Васильевич послал Константинопольскому патриарху Иоасафу помянник Русских великих и удельных князей. В помяннике этом пишется, что «поминати на молебнех, яко ж благоугодивших святых»: 1) Владимира равноапостольного, 2) Бориса и Глеба, 3) Михаила Черниговского, 4) Александра Невского, 5) Феодора Смоленского и Ярославского с сыновьями, 6) Михаила Тверского и 7) Всеволода Псковского, а что всех остальных князей поминать на панихидах (см. помянникв Чтен. Общ. Ист. и Древн. 1897 г., кн.III, Смесь, стр. 25); между тем на соборе 1547-го года, бывшем при самом же Иване Васильевиче, канонизованы были к местному празднованию: князь Константин Муромский с сыновьями и Петр и Феврония Муромские.

510

Слова берем из тропаря местному святому, преп. архимандриту Троицкой Лавры Дионисию.

511

Когда собор 1547-го года, установивший местные празднования многим святым, относительно каждого из святых предписывает: новому чудотворцу такому-то пети и праздновати там-то, когда при установлении в последующее время местных празднований отдельным святым предписывается тоже самое: то за кого же повелевается и за кого же должно и единственно можно принимать этих святых как не за настоящих святых?

512

Неизвестно напр. время установления празднований теперешним общим святым: вел. кн. Георгию Всеволодовичу. Меркурию Смоленскому, кн. Феодору Ярославичу, Нилу Столбенскому (неизвестно время установления празднований наибольшей части тех святых, которые, по свидетельству жития митр. Ионы, к собору 1547-го года стали общепочитаемыми святыми).

513

В честь многих местных святых, время установления празднования которым остается неизвестным, устроены приделы в церквах и построены самые церкви. Странно было бы возбуждать вопрос о ток настоящие это святые или ненастоящие.

514

Иные агиографы причисляют к настоящим святым некоторых почитаемых усопших на том основании, что сказания о них находятся в Прологе. Но в Прологе находятся сказания не только о настоящих святых, но и о почитаемых усопших. Надписание указателя к Русским сказаниям Пролога читается: «Сословие имен по алфавиту российских святых и здателей монастырей, ихже овии свидетельствованы соборне и празднуются памяти их, овии же не свидетельствовани, обаче написани в книзе сей ради ведения, вместо летописных и патерических повествований, в пользу чтущих и слушающих Заметим здесь кстати, что наши календари – Крестный, Современный, Всеобщий русский и другие, стремясь дать возможно полные списки русских святых, навносили в свои месяцесловы, в качестве настоящих или канонизованных святых, очень не малое количество вовсе не настоящих или канонизованных святых, а лишь почитаемых (действительно или воображаемо) усопших, и что списки святых, даваемые календарями, столько же мало имеют авторитета, – а иные весьма не прочь бы ссылаться на них, сколько мало составители календарей имеют права творит или канонизовать святых (а если духовная цензура апробует месяцесловы календарей, то своей апробацией нисколько не увеличивает их авторитета, ибо тут лишь ejus culpa, причина которойejus ignorantia, и более ничего...).

515

В 1856-м году митрополит Московский Филарет посылал в св. Синод донесение с мнением пo донесению (т. е. по поводу донесения в тот же св. Синод) епископа Харьковского Филарета о дозволении ему приступить к описанию житий святых Русской церкви. В донесении митрополит между прочим пишет: «Не мало нужно осмотрительности, чтобы составить правильный список святых, потому что кроне святых, общепризнанных по древнему преданию и по определению церковному, есть местно чтимые и не получившие правильного церковного утверждения», см. Собрания мнений и отзывов Филарета, митрополита Московского и Коломенского, т. IV, № 447, стр. 139. Под местно чтимыми и не получившими правильного церковного утверждения митрополит Филарет разумеет именно почитаемых усопших (а архиепископ Филарет, писавший свою книгу о «Русских святых» после этого донесения, вовсе не отделяет в ней почитаемых усопших от настоящих святых.)

516

Из половины ХVII века знаем другой пример, что чудеса признаны были недостаточными для причтения к лику каких бы то ни было святых, т. е. не только общих, по и местных. При гробе патр. Иова после перенесения его из Старицы в Москву совершилось несколько чудес (см. житие Иова, напечатанное к ХIII томе Русск. Историч. Библиотеки, издаваемой Археогр. Комиссией, col. 945), и патр. Иосиф начал было свидетельствовать чудеса, т. е. производить дознание об их достоверности, но за скорой смертью не успел кончить (гроб Иова принесен в Москву 5-го Апреля 1652 года, и патр. Иосиф скончался через 10-ть дней, 15-го Апреля, заболев в самый день принесения гроба, – Акт. Эксп. т. IV, стр. 77, col. 2 sub fin. Что разумеется свидетельствование чудес, а не тела, видно из того, что патр. Иосиф качал я не успел кончить: для свидетельствования тела нужно было несколько минут). Если после Иосифа патр. Иов не был причислен к лику святых, то необходимо понимать это так, что чудеса или по их малому количеству (записано четыре чуда) или по их качеству признаны недостаточными для причтения Иова к лику святых.

517

Утверждают, будто в конце ХVII века у нас было сознано, что чудеса не всегда могут служить решительным доказательством святости того или другого угодника, и будто мысль эту, опираясь на Никона Черногорца, довольно ясно высказал собор 1678-го года, созванный патр. Иоакимом по делу Анны Кашинской. Но утверждаемое представляет собою крайне странного свойства недоразумение. Ни Никон Черногорец вовсе не говорит (Пандект слово 43), ни собор 1078-го года вовсе не повторяет за ним, что чудеса не всегда могут служить и пр. Никон говорит, а собор повторяет за ним, что чудеса бывают истинные от Бога в ложные, на прельщение людей, от диавола, и что когда нужно признать кого-либо святым, то надлежит смотреть, чтобы не принять последних чудес за первые и что для решения вопроса о том, какого рода чудеса, должна служить жизнь чудотворца, ибо истинные чудеса может творить только человек святой жизни. Но когда мы говорим о чудесах, то само собою разумеется, что говорим о чудесах истинных, и само собою разумеется, что предполагаем отличение указанным способом чудес истинных от ложных (cfr сейчас указанную грамоту епископа Афанасия в Соловецкий монастырь: «о житии и чудесех свидетельства достоверныя»).

518

Из двух Синодиков недели православия, напечатанных в VI части Вивлиофики Новикова, второй Синодик, начинающийся со стр. 481-й, есть Синодик Казанской кафедры, что видно из того, что в нем записан Епифаний, архиепископ Иерусалимский (стр. 490 нач.), погребенный в Казанском Преображенском монастыре (Ист. Иер. V, 631 нач.), и что в нем нарочито записаны воины, павшие пода Казанью (стр. 496 нач.sqq). В Синодик этот действительно внесены Казанские мученики и исповедники Иоанн, Стефан и Петр (стр. 496 нач., впереди воинов, павших под Казанью).

519

Если бы было принято канонизовать во святые на основании нетления (в том или ином смысле) мощей: то могло бы быть наканонизировано не малое количество святых не настоящих. Ибо подделывать мощи чрез выдавание останков одного человека за мощи другого не составляло бы слишком большего труда, т. е. не представляло бы слишком большой трудности. Правда, что можно сочинять и чудеса; но есть такие чудеса, несочиненность которых уже не может подлежать сомнению. Если всем было известно, что человек от рождения или долгое время был слеп и вдруг прозрел, то, конечно, это есть чудо не сочиненное; то же, если человек долгое время был нем, расслаблен и пр.. В старое время у нас была требовано, чтобы признаваемы были за святых те усопшие, у гробов или при мощах которых совершились бы три чуда: глухой стал слышать, немой говорить, слепой видеть, см. в Опис. Синодд. ркпп. Горск. и Невостр. № 153, л. 296 об., стр. 283 нач., также Ключевск.Жития, стр. 424 нач.

520

Канонизованы были до открытия мощей: преп. Феодосий Печерский, вел. кн. Михаил Ярославич Тверской, митр. Петр, Моисей, архиепископ Новгородский, Савва Звенигородский, Максим, юродивый Московский, Александр Свирский, Нил Столбенский. Канонизованы были спустя то или другое время после открытия мощей: Исаия, епископ Ростовский, кн. Всеволод-Гавриил Псковский, кн. Роман Угличский, Евфимий Суздальский, Стефан Махрищский, Арсений, епископ Тверской, Савватий Соловецкий, Варлаам Шенкурский или Важеский, Мартиниан Белозерский, Герман Соловецкий. Не были открываемы мощи: Антония Печерского, Димитрия Прилуцкого, Кирилла Белозерского, Никона Радонежского, Дионисия Глушицкого. Иосифа Волоколамского, Корнилия Комельского и большей части из тех значительно многих святых, о которых употребляется выражение, что мощи их находятся под спудом, каковое выражение в большей части случаев именно значить, что мощи не были открываемы (а в меньшей части случаев значит, что мощи были открываемы, но теперь опять находятся под спудом или опять сокрыты).

521

См. Сборник древностей Казанской епархии Платона Любарского, изданный Правосл. Собеседником в1868-м году, стр. 67. – В сказании и обретении мощей преп. Макария Колязинского сообщается, что пока не были обретены и внесены в церковь эти его мощи, ежедневно приносимо было кадило с благо уханием в гробницу иди часовню, которая была поставлена над его могилой. – ркп. Ундольского № 336, л. 24 об., и вероятно, что в подобных случаях, т. е. когда почитаемый усопший погребет был не под самою церковью, а вне ее, и над ним была поставлена гробнипа или часовня, поступаемо было так и большею частью.

522

Надгробницы, не имевшие, как нужно думать, определенного, строго присвоенного им, названия, называются разно: надгробнипами (Никон лет. VΙ 41, и Воскрес. лет. в Собр. лет. VIII, 171 fin.), раками (выше стр. 88), гробами и гробницами (выше стр. 113). Слово «рака» из греческого слова ἄρχα через перестановку букв (как латинск. armus и славянск.: рано, немецк. Arbeit и русск.: работа, варяжск. Aldoga и русск.: Ладога); а греческое слово ἄρκα есть латинское arca, которое значит: ящик, сундук, гроб (у Баррона: Arca, in quam mortuus ponitur, omnes jam σαρκοφάγον vocant). У Болгар вместо рака говорится ракла, что есть греческое ἄρχλα, употреблявшееся вместо ἄρκα.

523

Здания назывались палатками, часовнями, усыпальницами и гробницами (иногда, в отличие от гробниц-надгробниц – гробницами входными, – Степени, кв. П. 233). Слово «гробница», употреблявшееся в сейчас указанных нами значениях, собственно означало палатку или склеп под церковью для погребения тел покойников или для поставления поверх земли гробов с телами покойников.

524

Не указываем известных нам надгробниц над могилами или на могилах подвижников (как это мы сделали к первом издании книги), потому что это значит бесцельным образом указывай часть из целого. Должно быть принимаемо за общее положение, что как скоро подвижник становился почитаемым усопшим, то и была над его могилою или на его могиле поставляема надгробница, и что на деле были разве очень немногие исключения из этого общего положения.

525

Великие князья Московские и цари Русские до Петра Великого погребались в Московском Архангельском соборе: в соборе этом и можно видеть надгробницы, устроенные над их могилами. В настоящее время ни на одной надгробнице нет изображения погребенного под нею царственного лица, но, по свидетельству Маскевича, они были в начале ХVII века, см. в Сказаниях современников о Димитрии самозванце, изданных Устряловым, ч. II, изд. 3, стр. 57 (по Маскевичу, изображения на надгробницах князей и царей были вышитые по бархату, а изображения подвижников обыкновенно были писанные на досках: различие, с одной стороны, объясняется тем, что приготовление шитых изображений было гораздо дороже и труднее, чем писанных на досках, а с другой стороны, может быть, нужно объяснять и тем, что вышитые изображения считались после князей и царей принадлежностью лишь настоящих или канонизованных святых: на гробе Соломониды – Софии, разведенной супруга вел. кн. Василия Ивановича, было вышитое ее изображение). Из поясных изображений князей и царей или их икон в смысле портретов (и называвшихся именно иконами) до настоящего времени целы в Архангельском соборе пять, именно царей: Федора Ивановича, Михаила Федоровича, Алексея Михайловича и Федора Алексеевича и князя Михаила Васильевича Скопина – Шуйского, см. Снегирева Памятники Московской древности, стр. 76 и 77. – Заметив здесь, что цари изображались у нас на портретах с сиянием вокруг головы или нимбом (Снегир. ibid. 76) по подобию царей греческих. О сих последних Симеон Солунский говорит, что они, вслед за святителями, изображаются с сиянием вокруг головы (φέγγωи) «как восприявшие помазание царства», – ответ Гавриилу Пентапольскому ХVIII, в Патрол. Миня t. 155, col. 869. Чтобы вешаемы были в церквах или в палатках – усыпальницах поясные иконы в смысле портретов, принадлежавшие знатным людям, указаний на это мы не встречали. Но встречали мы ясных указаний и на то, что на надгробницах знатных людей полагаемы били их изображения во весь рост; но одно известное нам неясное указание как будто разумеет эти последние изображения. В рукописи бывшей Волоколамского монастыря, теперь Московской Духовной Академий № 681, содержащей устав относительно вкладчиков монастырских, говорится о гробах похороненных в Волоколамском монастыре князей Хованских, что «на них (находятся) цки и свещи большия», – л. 21 fin.: под цками или досками как будто должно разуметь верхние доски надгробниц с находившимися на них изображениями князей, ибо если бы это были просто доски, то непонятно было бы нарочитое упоминание о них. Как бы то ни было, но что надгробницы знатных людей покрываемы были покровами и что перед ними или на них ставимы были свечи, это есть дело положительно известное, – кроме сейчас указанной Волоколамской рукописи см. еще напр. у В осток, в Опис. Румянц. Муз. № 387, л. 56, стр. 585, col. 1 (самые надгробницы знатных людей, формой совершенно такие же как надгробницы князей и царей в Архангельском соборе, сохранились в Москве в Петровском, Новоспасском и других монастырях).

526

Обычаи писать иконы-портреты усопших подвижников, т. е. их портреты, называвшиеся (как всякие портреты) иконами, восходит у нас к древнему времени: в Патерике Печерском, в рассказе о Константинопольских, живописцах, расписывавших великую церковь Печерского монастыря, говорится о таких иконах-портретах преподобных Антония и Феодосия Печерских. Икона-портрет преп. Пахомия Нерехотского была написана на другой год после его кончины вследствие тоги, что преподобный, явившись во сне одному монаху, приказал «написать образ подобия своего». Есть известия, что Феодор, архиепископ Ростовский, писал иконы-портреты своего дяди преп. Сергия Радонежского. Преп. Дионисий Глушицкий писал иконы-портреты препп. Димитрия Прилуцкого и Кирилла Белозерского. Иконы-портреты преп. Нила Сорского и его ученика Иннокентия Охлебинина написаны были тотчас после кончины того и другого. – О совершенном отождествлении иконы-портрета усопшего подвижника с настоящими иконами действительных или канонизованных святых сообщается в сказании о св. Исаии, епископе Ростовском. Мощи Исаии обретены были в 1164-м году, но после сего обретения кощей он причтен был к лику святых или канонизован только в 1474-м году. За этот промежуток времени, как говорится в сказании о нем, образ его был почитаем и поклопяегь от всех, а гроб его был заключен, в великом небрежении пребывающь. Это значат, что гроб Исаии, как неканонизованного святого, о чем было известно всем, не пользовался почитанием, но что его икона-портрет не была отделяема от настоящих икон и что быв свешиваема или принимаема заодно с настоящими иконами она и была почитаема наравне с последними. Другой, позднейший. пример смешения иконы-портрета почитаемого усопшего с настоящими иконами, при чем и почитаемый усопший оказался недостойным своего имени и своей славы или мнимым почитаемым усопшим, указывается в Описании документов и дел, хранящихся в Архиве св. Синода, т. I, col. 450.

527

Может указать сохранившиеся до настоящего времени: а) изображения почитаемых усопших во весь рост: Киприана Устюжского, Прохора, в схиме Трифона, епископа Ростовского, Романа Киржачского, Димитрия Цилибинского, – обо всех см. в списках действительно почитаемых усопших; б) поясные изображения или иконы: Иоанна и Марии Устюжских. – выше стр. 142, Кирилла Вельского, – выше стр. 150, Прокопия Устьинского, – выше стр. 159, (но так как всем четверым существовали прежде, прекратившиеся или прекращенные потом, празднования. а между тем мы не знаем, когда именно написаны были сохранившиеся до настоящего времени их иконы: то возможно, что иконы написаны были после установления празднований или как настоящие иконы), Антония, епископа Вологодского, Игнатия Ломовского, – об обоих см. в списке действительно почитаемых усопших, Нектария, архиепископа Тобольского (в Ниловой Столбенской пустыне, в которой архиепископ скончался на покое 15-го Января 1667-го года), – Ист. Иер. V, 207. – В Московском Успенском соборе в первой половине ХVII века, как видно из описей его, находились иконы митрополитов: Феогноста, Киприана, Фотия, Геронтия и Макария, см. Русской Историч. Библиотеки, издаваемой Археогр. Комиссией, т. III, coll. 314. 828 и 369. Это необходимо понимать так, что в соборе поставлены были иконы-портрета митрополитов, как почитаемых усопших (митрополиты Феогност, Киприан, и Фотий, быв долгое время почитаемыми усопшими, в прошлом столетии причтены были к лику святых, а митрополиты Геронтий и Макарий, быв то или другое некоторое время почитаемыми усопшими, поток перестали быть ими и только остались в каталогах почитаемых усопших, см. ниже список бывших почитаемых усопших).

528

Известные нам, – весьма возможно, что далеко не сполна и даже только· отчасти, изображения во весь рост почитаемых усопших на их надгробницах сделанные в новейшее время, суть: митрополита Московского Платона в Вифаником монастыре, сделанное вместе с надгробницей более или менее вскоре после его кончины 11-го Ноября 1812-го года; вел. княгини Евдокии, в монашестве Евфросинии в Московском Вознесенском монастыре, сделанное в 1821–22-м году: Питирима, епископа Тамбовского, в Тамбовском кафедральном соборе, сделанное в 1843-м году; трех монахов Задонского Богородицкого монастыря, сделанные неизвестно нам точным образом когда, но спустя более или менее непродолжительное время после кончины каждого из троих, времена которой суть: 1793-й, 1825-й, и 1836-й годы, см. обо всех в списке действительно· почитаемых усопших, причем имена монахов Задонских суть: Агапит, Георгий и Митрофан.

529

Положительные свидетельства о существовании злоупотребления см. у Ключевского в Житиях святых, стр. 388 sub fin., и в Описании рукописей И. А. Вахрамеева, составленном А. А. Титовым, вып. III, приложи, стр. 49. – Суздальского собора ключарь Анания Федоров в своем Историческом собрании о богоспасаемом граде Суждаде уверяет, будто патр. Иосиф дозволил петь не только панихиды, но и молебны у гроба Соломониды, в схимном монашестве Софии, разведенной супруги вел. кн. Василия Ивановича, погребенной в Суздальском Покровском монастыре, см. во Временнике Общ. Ист. и Древн. кн. ХХII, стр. 56. Но так как предписание патриарха петь панихиды по Соломониде – Софии и в то же время петь молебны ей было бы очевидно нелепостью, ибо это значило бы в одно и тоже время и молиться ей и молиться о ней (хотя простые священники и дозволяли себе иногда подобную нелепость, см. напр. у Верюжского стр. 872): то необходимо дело понимать так, что панихиды предписывалось петь ей самой, а молебны ее ангелу. О св. Димитрии, митрополите Ростовском сообщается, что в 1705-м году он написал тропарь и кондак чтившемуся (и чтущемуся) в Переяславле подвижнику Корнилию, см. Филарета Русских святых под 22-м Июля; но должно думать, что сочинил не для общественной, каковы молебны, а для частной или домашней к нему молитвы, о которой речь будет ниже. Анания Федоров уверяет, что он делает выписку из грамоты патр. Иосифа к архиепископу Суздальскому Серапиону, которая у него буквально есть следующая: «Писал ты, сыну, к нам патриарху, что в нынешнем 7158 (1650) году, по нашему указу и по грамоте, ты, сыну, в Суждале в Покровском девичьем монастыре великия княгини Софии мощи свидетельствовал, и (подразумевается: по свидетельству оказалось, что) благоверная великая княгиня инокини София погребена под соборною церковью Покрова Пресвятые Богородицы и лежит под спудом. И мы, слушав твоей отписки, указали к тебе, сыну, о том послать нашу граммату: и как к тебе, сыну, наша граммата придет, и ты б над гробницею велел положить покров и петь панахиды и молебны, как ведется почину, а гробницы разбирать иразрывать земли не велел» («До зде, уверяет Анания Федоров, от грамматы патриарший»). До отыскания подлинника грамоты мы остаемся при нашем мнении, что Анания Федоров, вставляя в патриаршую грамоту слова: «и молебны», выдает за предписанное патриархом то, что в его время делалось самовольно и по злоупотреблению (если бы патриарх признал Софию местной святой, что обыкновенно и принимается на основании того, что было на деле по злоупотреблению: то вместе с пением молебнов ей зачем он оставил бы и пение панихид по ней и в случае, если бы он признал Софию местной святой, не выражался ли бы он иначе и с ясностью, которая не оставляла бы никакого сомнения?). Если есть житие Софии-Соломониды, канон и стихиры ей (см. у Барсукова сл. София-Соломонида и у Строева в Библиологическом Словаре стр. 344 fin., 356 и 439): то и сим еще не доказывается, чтобы она когда-нибудь формальным образом была признаваема местною святою или была канонизована как таковая (чаялось и желалось ее причтение к лику святых, но такового вовсе могло и не последовать). О настоящем времени гр. Толстой говорит: «Теперь правят над гробницею панихиды, а не молебны, во преп. княгиня изображается на иконах и память ее место празднуется 16 Декабря» (Книга глаголемая, № 388). Если бы предположит, что память празднуется службой княгине: то опять выходило бы, что вообще она признается лишь почитаемою усопшею, а один день в году местною святою! Должно однако думать, что празднуется память княгини поминовенною о ней службою, ибо преосв. Сергий, которому, как местному епископу, должно быть точным образом известно дело, во 2-м изданиисвоего Месяцеслова говорит, что о княгине «поются панихиды только» (тома II в части I, под 16-м Декабря. Впрочем, относительно панихид возможно, что он на манер панихид об Анне Кашинской поются так, что представляют из себя в одно и то же время и панихиды и молебны).

530

В житиях и в записях о чудесах приходится встречать жалобы, что-де по небрежению в течение долгого времени не было записываемо чудес. Но в этом (выражаясь вульгарно) сваливании или в этой ссылке на небрежение вероятнее разуметь отсутствие самых чудес. – Совершение каждого отдельного чуда было торжественно празднуемо и нарочито о каждом было возвещаемо в общее сведение. В 1372-м году совершилось чудо у гроба св. митр. Петра и, «то видя митрополит (Алексий) повеле звонити, и реша канун мольбен со всем збором», – у Карамз.  V, прим. 137, col. 56 sub fin., Никон. лет. IV, 33. В 1462-м году совершилось чудо у гроба св. митр. Алексия, и митр. Феодосий устроил по сему случаю светлое торжество, см. его сказание о чуде в Софийском Временнике Строева, II, 80 fin., и в Собр. лет. VI, 325 fin. В 1463-м году начали совершаться чудеса от мощей князя Ярославского Феодора и сыновей его Давида и Константина, и по словам сказания о сем проявлении мощей – игумен Спасского монастыря, в котором лежали последние, со всеми священниками и с князем Ярославским «начата звоните и проповедати всюду дивная их чюдеса», – в Макарьевск. Минее под 19-м Сентября, печатн. изд. col. 1257, и в Степенной книге, в которой пропущено слово: звонити, I 398. В 1474-м году совершилось чудо у гроба митр. Феогноста, и когда донесли о нем митрополиту Геронтию и великому князю Ивану Васильевичу, то, говорит летописец. указывая на существовавший обычай, митрополит и вел. князь, «неверием одержими, не повелеша звонити и всему городу славити его», – Собр. лет. VI, 198 sub fin. В 1491-м году видено было чудесное знамение во Владимире над церковью, в которой погребен был Александр Ярославич Невский, и по сему случаю звонили «по всему граду» Владимиру, – Собр. лет. VIII. 221. В 1519-м году совершилось несколько чудес у гроба св. митр. Алексия, и когда архимандрит Чудова монастыря возвестил о них митр, Варлааму и вел. князю Василию Ивановичу, то вел. князь и митрополит с епископами и архимандритами и игуменами и «со всеми соборы» пришли «со псалмопением и со свещами и скандилы» в Чудов монастырь и «молебные пения сотвориша и хвалу велику воздаша всемогущему Богу в угоднику его и чудотворцу Алексию и праздновали, светло», – Никон, лет. VI, 220–21, Воскресенск. лет. в Собр. лет. VI, 267. В 1572-м году в Новгороде совершилось чудо у гроба одной праведной девицы, и «звонили у владыки (Новгородского) того дни в колоколы весь день», – 2-я Новгородск. летоп. Собр. лет. III, 172. Около одного времени с Новгородским чудом совершилось чудо в Спасо-Каменском монастыре у гроба князя Иоасафа, и архимандрит монастыря велел звонить во все колокола. – Верюжк. 325.

531

Подобно тому, как это в латинской церкви, в которой для беатификации требуются два чуда и для канонизации во святые еще два чуда или всего четыре чуда.

532

Для свидетельствования мощей святых и для дознания о совершавшихся при них чудесах иногда собираемы были епископами очень многие власти. Между 1560– 1570-м годами для свидетельствования мощей Григория и Кассиана Авнежских епископ Пермско-Вологодский Иоасаф предписывал явиться всем игуменам своей епархии, см. у Коноплева в Святых Вологодского края, стр. 33 fin. В Апреле месяце 1673-го года архиепископ Вологодский Симон писал митрополиту Сарскому Павлу, что по указу патриарха о свидетельстве мощей Галактиона Вологодского он станет творить потщание, «как вешний путь пишется, а (что) до того времени властей из монастырей sa водами сбирать нельзя», – у Верюжск. стр. 623, примеч.

533

Не невозможно предполагать, что бывали случаи произведения во святые обманом и за деньги, именно – что являлся в монастыре ловкий и смелый настоятель, который сочинял несколько чудес, будто бы совершившихся при гробе основателя монастыря и доносил о них подлежащей власти, – что подлежащая власть посылала для поверки известий о чудесах одного следователя или комиссию следователей из двух – трех лиц, – что игумен подкупал следователя или следователей и что таким образом основатель монастыря и был канонизован. Не невозможно предполагать это, но само собою разумеется, что положительно утверждать это можно только с неоспоримыми доказательствами в руках. Относительно попыток обмана с мощами мы действительно имеем такие доказательства.

534

См. Письма русских государей, т. I, стр. 27, col. 2 нач.

535

Стоглава гл. 4, Казанск. изд. стр. 44.

536

Следователи отыскивали исцеленных, какие были в живых, ставили их перед собою и расспрашивали накрепко с крестным целованием, «кто какою немощью болен был и сколько лет и как кому от чудотворцев было исцеление, – тут ли у чудотворцевых гробов или в их домех или идучи на пути», затем сказки их снова «сыскивали» или проверяли их родом и племенем, а показания родственников – «окольными тутошными всякими людьми» и духовными лицами, см. статью  Π . В. Знаменского: Сергий Шелонин, напечатанную в Правосл. Обозр. 1882-го года, т. I, стр. 296 fin. Для производства допросов исцеленным и об них их родственникам и окольным людям игумен с боярским сыном не вызывали одних и других с третьими к себе, а сами объезжали места их жительства: это, очевидно, для того, чтобы избавить их от волокиты и напрасной траты времена. – А что при производстве дознаний о чудесах посланные назначенными следователями чиновники для доставления к ним (следователям) лиц исцеленных и лиц, могших свидетельствовать об исцелениях, позволяли себе злоупотребления, это видно из инструкции Ростовской консистории, данной ее чиновникам, которым поручено было доставить к следователям лиц, получивших исцеление у мощей св. Димитрия, митрополита Ростовского. В инструкции предписывается чиновникам: «будучи в оной посылке, обид и налогов никому не чинить и уездных подвод безденежно не брать, к взяткам ко опущению повеленного не касаться под опасением надлежащего по указал штрафования», см. Ярославские Епархиальные Ведомости 1880-го года, № 1-й, стр. 6.

537

Утверждают некоторые, будто совершение у нас обыска или дознания о чудесах по мере течения времени все более и более осложнилось я будто, наконец, оно превратилось у вас в продолжительное, сложное и иногда мелочное следствие, носящее на себе все следы канцелярских формальностей. По все это есть один из совершеннейших вздоров. принадлежащих некоторым. На самом деле никакого осложнения в совершении обыска у нас не происходило и он оставался у нас одним и тем же с древнего и до позднейшего времени, как остается все тем же и в настоящее время (создают осложнение отчасти, вероятно, на основании того общего положений, что все-де в истории с течением времени осложняется, а отчасти, может быть, потому, что читали действительно об очень сложном обыске в католической церкви, и если бы в подтверждение слов: «мелочное следствие, носящее на себе все следы канцелярских формальностей», потребовать положительных свидетельств, то люди, видящие соние, оказались бы истинно в плачевном положении). Что касается до нужды в свидетельствовании иди поверке чудес, то известны, хотя и немногие, примеры чудес списанных, т. е. выписанных из житий других святых, см. у Ключевск. стр. 275 fin., и вообще дается знать, что бывали чудеса затейные или вымышленные, см напр. житие Троицкого архимандрита Дионисия, принадлежащее Симону Азарьину, по изд. 1834-го года стр. 67.

538

По изданию деяний соборов 1666-го и 1667-го годов братством св. Истра собора 1667-го года л. 8, в Дополнениях к Акт. Историч. т. V, стр. 488.

539

Разумеем распоряжения Новгородского архиепископа Феодосия о праздновании перенесения мощей Иакова Боровицкого, – выше стр. 88. и распоряжение патр. Филарета о погребении в монастыре тела Адриана Пошехонского, – выше стр. 154.– Подаяние милостыни нищим и их кормление на всяких празднествах составляло древний наш обычай, см. моей Истории русской церкви I, 2.750 sub fin.. Что касается в частности до подаяния милостыни нищим и до их кормления на праздниках, о которых говорим, то монах Иаков и преп. Нестор свидетельствуют, что вел. кн. Ярослав то и другое сделал на празднике установления памяти Бориса и Глеба; последний пишет: «створи же христолюбец (князь) пир велик в праздник святою не токмо боляром, (но) и всем людем, паче же нищим и всем вдовицам и всем убогим, поводе же и от имени я своего даяти им». Что на особые церковные празднества бывали у вас огромные стечения народа еще в самое древнее время, об этом сообщается нам монахом Иаковом или его дополнителен, в рассказе об освящении в 1115-м году каменной церкви, посвященной Борису и Глебу, в Вышгороде, см. выше стр. 50, прим.

540

Пандект слово 43-е.

541

Мы говорили выше, что, вероятно, по отсутствию биографических сведений не вдруг канонизован был Иаков Боровичский (стр. 89). Отсутствовали биографические сведения об Иоанне и Логгине Яренгских, и поэтому следователям, которые посланы были произвести дознание об их чудесах, поручено было расспрашивать у местных жителей и у местного духовенства, «сколь давно те чудотворцы в Яренге проявился и откуду те их мощи с морского берегу принесены и кто их принес и от кого тех чудотворцев про имена ведомо учинилося и сколь давно от них учали чудеса и прощи быти», см. в указанной выше статье Знаменского: Сергий Шелонин, напечатанной в Правосл. Обозр. l882-го года, т. I, стр. 296.

542

В настоящее время существуют готовые службы и жития если не большинства нынешних почитаемых усопших, то значительной части их, см. у Барсукова в Источниках агиографии.

543

См. у Строева в Библиологическом Словаре, стр. 157 fin. и 288.– Находились люди, восстававшие против слагания канонов непрославленным еще святым, равно как и против составления их житий. В одном из сборников Кирилло-Белозерского монастыря читается статья «о тщеславии юнных, творящих ново каноны и жития святых». Неизвестный автор статьи вооружается против монахов» которые «тщатся земные ради славы и имяни именуемого от первоначальствующих пред всеми и слагают каноны и жития (усопших). Богу не у еще прославьшу их». В заключение статьи автор увещевает слагателей канонов и житий: «не пишите новотворных канонов и жития человеческая особь по домом и в монастырех по кельям, младоумнии, без церковного благословения», см. у Жмакина в сочинении: «Митрополит Даниил», приложж. стр. 90. Преп. Даниил Переяславский, по свидетельству его жизнеописателя, «почасту глагола в поучении (своим ученикам), не повелеваше никому же самохотением писати о святых отцех, аще не извещен будет от Бога или от власти», см. Источники агиографии Барсукова, col. 147. С другой стороны, знаем примеры того, чти сами представители церковной власти писали или поручали писать каноны и тропари с кондаками неканонизованным еще святым. Так, патр. Иов поручил написать службу князю Даниилу Александровичу, см. выше стр. 190: епископ Вятский Александр (1657–1674, † на покое в 1678 г.) написал службу Логгину Коряжемскому, – у Верюжск., стр. 486 fin.: митрополит Новгородский Корнилий (1674–1695, † на покое 1698 г.) написал канон Мартирию Зеленецкому, основателю Троицкого Зеленецкого монастыря, который находится в Новоладожском уезде Петербургской губернии, скончавшемуся 1-го Марта 1603-го года, – Ист. Иер. IV, 166 fin.: св. Димитрий, митрополит Ростовский, написал тропарь и кондак Корнилию Переяславскому, подвизавшемуся к упраздненном Борисоглебском Переяславском монастыре, что на Песках, и скончавшемуся 22-го Июля 1698-го гола, см. у Блючевск. стр. 349, прим. 2. Известны примеры служб и тропарей, написанных только что умершим людям, которые еще не успевали становиться почитаемыми усопшими или относительно которых вовсе не могло быть питаемо надежды на это, – вообще людям, которых, по теперешним понятиям, надлежало бы почтить похвальными церковными или светскими словами, но не службами и тропарями. Новгородский архиепископ Иона поручил Пахомию Сербину написать службу митрополиту Ионе или на другой год после его кончины, последовавшей 31-го Марта 1461-го года, или даже в самый год кончины, о чем житие архиепископа говорит: «по успении преподобного святителя митропольского Ионы архиепископ понуди Пахомия, иже от Святые горы, мниха попа, списати последование памяти его и службы канон священному Ионе митрополиту, ведяше бо его добродетели, сего ради и память его каноны почте, равно со святыми», см. в Памятниках старинной Русской литературы Кушелева-Безбородко, вып. IV, стр. 33, col. 2. Царь Алексей Михайлович написал тропарь князю Семену Романовичу Пожарскому, который 28-го Июня 1659-го года из-за неблагоразумной отваги попал в плен к Татарам и за дерзкое оскорбление хана был казнен сим последним (о плене и казни см. у Соловьева в Ист.. т. XI, изд. 2, стр. 59, подробнее у Костомарова в статье: «Гетманство Выговского», изд. Кожанч. 1863 г. стр. 167 sqq.

544

Стоглава гл. 4, Казанск. изд. стр. 45.

545

См. у Строева в Библиолог. Словаре, стр. 158 примет. (Волоколамская рукопись, из которой сделана Строевым выписка, вт. настоящее время есть № 381-й и находится в библиотеке нашей Академии).

546

Акты Экспед., т. II, № 222, стр. 379.

547

См. у Ключевск. стр. 392.

548

О том, что составители некоторых житий заимствовали материал для себя из житий соименных Русским святым Греческих святых, см. у г. Кадлубовского  в указанных нами в дополнении к стр. 3 Очерках к истории древне-русской литературы житий святых.

549

«Жизнь Ефрема Перекомского изображена почти буквально словами жития Александра Свирского; на Прокопия, юродивого Устюжского, биограф его перенес целиком рассказ из жития Андреи, юродивого Цареградского».– Ключевск. стр. 432 fin., и см. еще у него же стр. 269, 298 и 304, о житиях Александра Свирского, Александра Ошевенского и Иоасафа Каменского. Под незабавным списыванием разумеем то напр., что автор жития преп. Александра Свирского буквально выписал из Епифаниева жития преп. Сергия Радонежского рассказ о явлении последнему Божией Матери.

550

В частности, совершенно справедливо вооружается Филарет, как и некоторые другие, против того, чтобы изображать на картинках путешествие па бесе в Иерусалим Иоанна, архиепископа Новгородского.

551

В апостольском правиле: ничего важного по-гречески: μηδὲν περιττόνΠεριττός – излишний, в приложении к делам управления значит экстраординарный, выходящий из ряда обыкновенных дел текущей администрации.

552

«Иван, епископ Ростовский, благословением Феодора, митрополита Киевского и всея Русии, устави праздновати святого Леонтия епископа, Ростовского чудотворца, месяца Маия в 23 день», – II, 191 fin.

553

См. у Ключевск. стр. 424. Свидетельство об испрошении архиепископом Ростовским дозволения у митрополита установить местное празднование Паисию Угличскому см. выше на стр. 152. В известиях об установлении в 1715-м году архиепископом Великоустюжским местного празднования Максину Тотемскому и в 1716 -м году епископом Вологодским такового же празднования Иосифу Заоникиевскому не говорится, чтобы архиепископ и епископ испрашивали дозволения на сие у местоблюстителя патриаршего престола (у Верюжск. стр. 599 и 667). Может быть, испрошение дозволения должно быть подразумеваемо, а может быть, в исключительное время междупатриаршества архиереи позволяли себе и большую свободу действий, нежели какая принадлежала им в обыкновенное время.

554

Ее должно слишком удивляться, если вообще мы имеем пало сведений о канонизациях святых к местному празднованию. Не говоря о том, что указы митрополитов-патриархов, благословляющие таковое празднование, скрываются в архивах или же совсем исчезли, во многих случаях дело могло обходиться без всяких указов, быв производимо единственно путем устным. Тот или другой архиерей приезжал в Москву на собор или, как ко второй половине ХVП века, на череду служения: устно испрашивал он при сем благословения у митрополита-патриарха местно праздновать усопшему; устно подучал он благословение праздновать, и тел дело и кончалось (указание на подобную практику см. у Верюжск., стр. 623, прим.). А наконец, нельзя решительным образом отрицать и того, что некоторое количество местных святых было канонизовано самими епархиальными архиереями, без испрошения благословения у митрополита-патриарха. Что касается до этих последних канонизаций, если они на самом деле есть, то они не суть недействительные по их существу, ибо епархиальным архиереям принадлежит право местной канонизации, а суть только неправильно совершенные в отношении к существующему административному порядку, о чем мы говорим выше. Впрочем, если бы оказался такой случай, что епархиальный архиерей без ведома высшей власти канонизовал какого-нибудь усопшего к местному празднованию, не имея достаточных для сего оснований; то после обнаружения случая высшая власть, конечно, может уничтожить канонизацию (а если бы где какой-нибудь усопший самовольно выдаваем был за святого: то весьма понятно, что это есть злоупотребление, которое архиерей обязан пресечь своею властью и за которое виновные подлежат должному наказанию).

555

См. Собр. лет. VI, 196.

556

См. напр. книжку: «Следование Афонской святыни по Витебской, Могилевской и Псковской губерниям в 1866-м году», напечатанную в Спб., в 1867-м году.

557

Между тем оно в высшей степени вредно по отношению не к простому народу, ибо кто же не знает, что люди вольномысленные, усвояя его самой церкви, позволяют себе делать весьма невыгодные заключения о сей последней. У Греков вовсе не проповедуется учения, которое проповедуют у нас люди, имеющие ревность Божию не по разуму (и с учением этих людей, в виду того несомненного факта, что мощи наибольшей части древних Греческих святых суть кости, мы должны были бы или объявлять эти мощи за немощи или утверждать, что иное дело древние Греческие святые и иное дело наши Русские святые...).

558

Собр. лет. VI, 195 fin.

559

Акт.Экспед. т. IV, 156, стр. 207.

560

Приведенные нами слова из донесения митр. Питириму о мощах преп. Нила Столбенского читаются в указе Питирима в Нилов монастырь об устроении раки и положении в неф обретенных мощей преподобного. Относительно положения в раке мощей делается митрополитом наставление игумену монастыря: «И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б на те чюдотворцовы мощы велел устроить раку, и в тое раку в средину под чюдотворцовы мощи положить тюшак бумажной хлопчатой стеганой, вершка, в два толщиною, и обшить кисеею или инем, чем пристойно, да в средине тое раки по сторонам и сверх того бумажного тюшака обить отласом гладким, каким цветом пристойно, а на верх того отласу положите в тое раку те чюдотворцовы мощы, а на верх мощей во всю же раку наслать бумаги хлопчатой же, выстегав вершка в три толщиною, да сверх того положить покров бархатной или отласной или какой пристойно, а на покрове велеть вышить того преподобного Нила чюдотворца образ, или крест нашить во весь покров».

561

См. Анании Федорова Собрание о граде Суждале во Временнике Общ. Ист. и Древн., кн. ХХII, стр. 91.

562

Ibid. В этом, конечно, смысле и о мощах преп. Нила Столбенского говорится в новейших описаниях Столбенского монастыря, что они обретены нетлеными. Что слово: «мощи» главным и собственным образом означало не целое тело, а часть и частицу тела, видно из того, что слово это употреблялось, в нарицательном смысле частицы священного предмета: разобрать какой-нибудь священный предмет «на мощи» употреблялось в значении или говорилось в смысле разобрать какой-нибудь священный предмет на частицы, см. у Срезиевского в Материалах для словаря древнерусского языка под сл. мощи. А об употреблении слова: мощи, которого единственное число: моща, в общем смысле остатков, остатка, см. у Срезневскаю там же и у Востокова в Словаре церковно-славянского языка под тем же словом (слова 84-го, по теперешнему нашему счету – 95-го, правила Карфагенского собора: τὰ λείψανα τῆς εἰδωλολατρίας, – остатки идолослужения, в древнем славянском переводе – по одним спискам: мощи кумирослужения, по другим спискам: моща кумирослужения).

563

Слово 6-е, Казанск. изд. стр. 285, и слово 7-е, ibid. стр. 311.

564

См. у Жмакина в диссертации: «Митрополит Даниил и его сочинения», приложж. стр. 9 нач.

565

Казанск. изд. стр. 426 нач. и 471.

566

Части 2-й раздел 11 сначала, изд. в Русск. Ист. Библ. coll. 887 и 890.

567

См. лексис в Чтен. Общ. Ист. и Древн. 1884-го года кн. II, стр. 9 sub fin.

568

Собр. лет. VI, 196. – И новые наши учители не проповедуют помянутого учения. Св. Димитрий Ростовский в своем Розыске, – части 2-й гл. 15-я: «О мощах святых», говорит о мощах отчасти как о целых телах, отчасти как о костях («святого человека, друга Божия бывши, и кость свята..; кости святых подают цельбы верующим...; о костех праведных псаломник глаголет: хранит Господь вся кости их...; точни ли убо кости скверных мучителей костел святых мучеников?»). Стефан Яворский в Камне веры, – части 1-й третий догмат: «О мощах святых», совершенно подобно св. Димитрию говорит о мощах отчасти как о целых телах, отчасти как с костях, и отличается от Димитрия только тем, что, основываясь на приводимых им Древне-отеческих свидетельствах, в особенности Иоанна Златоустого, с нарочитостью говорит, что мощи святых бывают и одними только костями. Митр. Платон в предисловии к службе князю Даниилу Александровичу и в житии князя (на конце) говорит о мощах и как о Богохранимых от тления телах и как о костях («честны суть и кости их и персть и самое место.., от гробов их и костей мертвых многая верным благодеяния истекают..., сам Дух Святый ублажает память их и кости их»...). А. Н. Муравьев, писавший, как известно, под цензурою митр. Филарета, говорит в своем Путешествии по святым местам Русским: «Слово латинское reliquia (как по-латыни называются мощи) выражает останки; следственно, и не должно искать всегда цельных мощей и привязывать к тому какое-либо особенное мнение..., – ч. 2, изд. 6, стр. 15 (что именно была на просмотре у митр. Филарета первая половина второй части Путешествия, в которой читаются сейчас приведенные нами слова, см. Письма митрополита Московского Филарета к А. H. М., Киев, 1869, №№ 188 и 190, стр. 292 и 297: сам Муравьев пишет в примечании: «Владыка продолжает разбирать мое поволжское путешествие», – стр. 300), а кто знаком с языком митр. Филарета, тому не может не подозреваться, что приведенное прямо и принадлежит ему, быв написано им в замену более растянутой и менее аккуратной речи автора). Сам митр. Филарет взял текстом для слова о нетлении святых мощей, сказанного им в Лавре 25-го Сентября 1821-го года, слова пророка Исаии: И кости твоя утучнеют и будут яко вертоград напоеный и яко источник, ему же не оскуде вода, – LVIII, 11, и в слове, приведши изречение Сираха о костях обоюнадесяти пророков, что они процветут от мест своих, – ХLIХ, 12, и псалмопевца о костях праведных, что Господь хранит их, – XXXIII, 21, говорит о костях благочестивых и костях праведных («По смерти же тучнеют и процветают кости благочестивых славою их добродетелей.... В предлежащих нам священ ных останках Праведника (т. е. преп. Сергия) мы усматриваем собственными очами еще образ, как и во гробах тучнеют и процветают кости праведных), – изд. слов 1874 года т. П, XLV, стр. 15. Наконец, есть книжка: «Догмат о почитании святых мощей, по Стефану Яворскому», изданная Афонским Пантелеймоновым монастырем (последнее третье издание – Москва, 1890). В книжке этой не только вполне воспроизводится Стефан Яворский с тою его нарочитостью, на которую мы указали, но как будто нарочитость еще несколько и усиливается (Архиеп. Филарет не высказывается прямо, но не прямо высказывается» когда укоряет митр. Евгения за то, что этот в своем Описании Киево-Печерской Лавры, приводя из Тератургимы Афанасия Кальнофойского каталоги святых, почивающих в пещерах, выпускает определенные ответы Кальнофойского, «целое ли тело святого лежит или только кости его», – Русские святые, Августа 28 число, прим. 206, 3-го изд. стр. 557).

569

Если бы это было так, то все усопшие, тела которых оказались нетленными, были бы причислены к лику святых. Однако, этого нет. Из усопших, тела которых оказались нетленными, но которые (не быв, подразумевается, прославлены чудотворениями) остаются не причтенными к лику святых, укажем, кроме других, не совсем достоверно нам известных, на епископа Белгородского (что с 1787-го года Курские) Иоасафа Горленко, скончавшегося 10-го Декабря 1754-го года, нетленное тело которого открыто почивает в Белгородском Троицком монастыре, в склепе под соборною монастырскою церковью, см. у преосв. Димитрия в Месяцеслове под 10-м Декабря, на митрополита Тобольского Павла Конюскевича, скончавшегося на покое в Киево-Печерской Лавре 4-го Ноября 1770-го года, нетленное тело которого почивает открыто в склепе под великой лаврской церковью, см. у него же там же под 4-м Ноября, и на княжну Слуцкую Софию Юрьевну, скончавшуюся 19-го Марта 1617-го года, нетленные мощи которой почивают в Слуцком (города Слудка Минской губернии) Троицком монастыре, см. архим. Николая Историко-статистическое описание Минской епархии, Спб . 1804, стр. 110. § 2. Что нетление тел без чудотворении не признавалось и не признается за доказательство святости усопших, укажем на два примера, представляющие собою свидетельство об этом, – первый, относящийся к концу ХУ века, второй – к началу ХVIII века, уже к текущему Синодальному периоду. В Августе месяце 1479-го года, по случаю перенесения в новопостроен вый Успенский собор, обретено было нетленным тело митрополита Филиппа, скончавшегося 6 лет и 5 месяцев тому назад: в продолжение 12-ти дней тело не было погребаемо, очевидно – в ожидании, не последует ли от него чудотворений; но чудотворений не последовало, и оно, не смотря на нетление, спустя 12-ть дней предано было погребению, – Воскресенск. летоп. в Собр. лет. VIII, 203. В Киевских городках Готве и Сорочинцах (Готва вместо Голтва, которая есть местечко Полтавской губернии, Кобелякского уезда: Сорочинцы – местечко той же губернии, Миргородского уезда) при рытии могилы для погребения покойников найдены были два нагнившие женские тела, которые стояли в церквах, – одно лет с десять, другое лет с пятнадцать. Киевский архиепископ Варлаам Ванатович в донесении своем св. Синоду от 23-го Ноября 1724-го года писал, что оба тела сам видел, – что они действительно нетленны и целы, «якоже и обычно есть видети нетленные мощи, но понеже ни единого достоверного свидетельства чудодействия их не обреталось», то он приказали в тех же церквах, где они стояли, вырыть глубокие ямы и закопать «честно» с обычною литиею, «ибо простой народ, наипаче же малороссийский, такие являющиеся телеса богоугодным поклонением почитати и боготворити обыкоша».., см. Описание документов и дел, хранящихся в Архиве св. Синода, т. IV, № 510/61, col. 526. К епископу Иоасафу Горленку и митрополиту Павлу Конюскевичу должен быть присоединен еще патриарх всероссийский Гермоген. О патр. Гермогене читаем у гр.   Μ .В. Толстова  в его рассказах из истории Русской церкви взятое из неуказанного пм источника: «мощи священномученика Гермогена, в 1653 (нужно: 1652) году, при перенесении их (из Чудова монастыря, где патриарх был погребен) в Успенский собор, были обретены нетленными и потому положены поверх помоста, в ящике, обитом фиолетовым бархатом, подле медного шатра, построенного для РизыГосподней; в 1812 году враги – грабители извлекли их из ящика, думая, что там скрыты сокровища; по изгнании Наполеоновых полчищ из Москвы, мощи святителяБожия найдены на полу храма, в прежнем полном нетлении: они почивают и теперь на том же месте, в том ящике», – кн. IV, стр. 204 прим.; сейчас приведенное буквально повторяется в дополнениях к «Книге, глаголемой описание о Российских святых, №170. Гр. Толстова повторяет священник Успенского собора Гр. Истомин в своем Указателе святынь и достопримечательностей собора; cfr также А. Н. Муравьева  в 1-й части Путешествия по святым местам Русским, в речах об Успенском соборе, и архим. Аполлоса в статье о патр. Гермогене, напечатанной в № 3-м Чтений Общ. Ист. и Древн. за третий (1847-й) год, Смеси стр. 28. Но странно, что о случае с мощами патр. Гермогена в нашествие Французов ничего не говорит Н. Розанов в своей Истории Московского епархиального управления, в отделе: «Восстановление святыни в Кремле» (после Французов), читаемом во II книге третьей части, стр. 24 sqq (Во всяком случае верно то, что останки патр. Гермогена находятся не в земле, а поверх земли, в деревянном, обитом бархатом, гробе, – Снегирева Памятники Московской древности, стр. 24, col. 1 fin. – Были обретены нетленными, только не знаем – остаются ли поверх земли или снова сокрыты в землю, тела еще двоих из сословия иерархов, именно – митрополита Киевского Иосифа Нелюбовича-Тукальского, умершего 26-го Июля 1676-го года и погребенного в Чигирине, но потом перенесенное в Лубенский Мгарекий монастырь, см. Московский Любопытный Месяцеслов Рубана на 1770 год, стр. 97 (Месяцеслов, как будто давая знать, что тело в его время находилось поверх земли, говорит: «Иосиф погребен во Мгарском Лубенском монастыре, где и поныне видимо его еще не истлевшее тело»), и архиепископа Белорусского знаменитого Георгия Конисского, умершего 13-ю Февраля 1795-го года и погребенного в Могилеве, оказавшееся нетленным в 1875-ом году, см. преосв. Сергия Месяцеслов Востока, 2 изд. т. II, второго счета стр. 555 нач. Тело Волынского князя Владимира Васильковича, скончавшегося 10 Декабря 1289-го года, быв оставлено не замазанным во гробе (поставленном в гробнице под церковью) в продолжение четырех без небольшого месяцев, хотя при осмотре, произведенном после сего, найдено было целым и благоухающим,, однако не было вскрыто, но было замазано. В некоторых списках Ипатской летописи читается об этом под 1288-м годом: «Сему благоверному князю Володимеру, нареченному в святом крещении Иоанну, сыну Василкову, вложену во гроб, и лежа в гробе тело его не замазано от 11 дне месяца Декабря до 6 дне месяца Априля;. княгини же его не можаше ся втолити (утешиться), но пришедши сепископом Евсегением и с всем крилосом, открывши гроб, и видиша тело цело и бело, и благоухание от гроба бысть и воня подобна арамат многоценных; и тако чюдо виде, видевше же прославиша Бога, и замазата гроб его месяца Априля в 6 день, в среду страстное недели». – Тело Галичского князя Дмитрия Юрьевича Красного, скончавшегося в Галиче 22-го Сентября 1441-го года, быв привезено в Москву для погребения его в Архангельском соборе, по рассечении засмоленной колоды, в которой оно было везено, найдено было на 23-й день от преставления князя, вопреки ожидания- найти одни кости, совершенно невредимым: однако не было оставлено на вскрытии, но предано было земле, – Никон. лет. V, 153, Воскресенская лет. в Собр. лет. VIII, 111, Царств. летоп. стр. 233. Голтвинские мощи открыты были в 1709-м году, а Сорочинске мощи – вскоре после Шведской баталии, т. е. Полтавской битвы, имевшей место 27-го Июня 1709-го года, см. хранящееся в архиве св. Синода дело 1744-го года о мощах несвидетельствованных, лл. 235 и 420. – В 1700-м году в Гадячской протопопии, в местечке Лютенке (Полтавской губернии, Гадячского уезда; при копании рвов для фундамента церкви найдены были нетленные мощи неизвестного человека, который в сонном видении одному жителю местечка назвал себя Автономом. По приказанию митрополита Киевского Варлаама Ясинского мощи опять погребены были в земле, – хранящееся в архиве св. Синода дело 1744-го года о несвидетельствованных мощах святых, л. 236. – В 1850-м году в Черниговской губернии, в селе Тулиголове Глуховского уезда при копании рвов для фундамента церкви найдено было целым тело священника села Максима Фомина, умершего в 1801-м или в 1810-м году. После десятидневного стояния на открытом воздухе, при чем с телом не последовало никакой перемены, гроб закладен был в стене новой церкви. См. архиеп. Филарета Историко-статистическое описание Черниговской епархии, кн. 7-й стр. 329.

570

В подтверждение верования, что святые по преставлении своем чудодействуют чрез некоторые земные посредства Пространный катехизис ссылается на то, что по свидетельству 4-й книги Царств (ХIII, 21) от прикосновения к кистям пророка Елисея воскрес мертвый. А конечная и, полагаем, убедительная речь к проповедникам помянутого учения есть та, что странно проповедовать учение, когда о мощах довольно многих Русских святых мы положительно знаем, что они суть не целые тела, а кости.

571

На просьбу игумена Новгородского Антониева монастыря Кирилла Завидова (1580–1594) о дозволении открыть мощи преп. Антония митрополит Новгородский Александр (на кафедре с 1576-го года, митрополит с 1589-го года, † в 1591-м году) отвечал: «Подобает о таковом великом деле поведати самодержавному царю да святейшему патриарху, понеже древний чудотворец бяше, и како повелит о сем самодержавный царь да святейший патриарх, понеже, – прибавляет автор сказания об открытии мощей Антония, у которого берем, – обычай таков бысть, что без царева повеления не смея(ху) такового великого дела начата», – ркп. фундамент. библиот. Моск. Дух. Акад. № 96, л. 214. Затем имеем свидетельства об открытии с дозволения правительства мощей Кирилла Новоезерского в 1648-м году, о чем сейчас ниже, и Даниила Переяславского в 1652-м году, и чем См. выше стр. 130. Собор 1667-го года сделал нарочитое и строгое (приведенное нами выше, – стр. 285) предписание, чтобы мощи открываемы были не иначе, как с дозволения правительства. Злоупотребления были до позднейшего времени, но они и преследовались именно как злоупотребления, о чем скажем ниже.

572

И должно думать, что именно в предотвращение подмена запрещено было вынимать ин земли обретенные гробы с мощами до прибытия правительственных комиссий или уполномоченных, которые сами должны были делать это. – Говорится, что для удостоверения в подлинности мощей сличали их с теми иконами-портретами, о которых мы сказали выше (говорится это в сказаниях о обретении мощей Александра Свирского, Макария Унженского. Адриана Пошехонского). Но так как, с одной стороны, вовсе нельзя думать, чтобы иконы-портреты отличались большим сходством с оригиналами; так как, с другой стороны трудно принимать и то, чтобы мощи в случае их обретения и в виде целых тел сохраняли черты бывших живых людей до полной узнаваемости: то вероятнее думать, что это средство дознания не употреблялось на самок деле, а лишь сочиняется, в видах большего убеждения людей, составителями сказаний; если же на самом деле употреблялось, то могли приводить к положительным результатам только при предвзятой готовности видеть сходство (мощи Макария Унженского, в подлинности которых будто бы уверились этим способом, оказались мнимыми и при том представляли из себя кисти). Единственное действительное средство узнать подлинность мощей состояло в том, чтобы видеть, что они обретены именно в той могиле, в которой погребено было тело усопшего, за мощи которого они выдавались, ибо могилы усопших, мощи которых были обретаемы, всегда достоверным и точным образом были известны (и поэтому-то и запрещалось вынимать из земли гробы с обретенными вещами до прибытия правительственных комиссий или уполномоченных).

573

Что иные составители житий святых и сказаний об обретении их мощей позволяли себе свободу в показаниях относительно состояния мощей, в каком они были обретаемы, это между прочим дает видеть пример составителя сказания об обретении мощей преп. Даниила Переяславского: обретены были кости, как было доносимо из монастыря Данилова патриарху, а составитель сказания говорит, что обрели преподобного «аки жива суща», см. выше прим.

574

О нарочитом созыве духовенства и народа в случаях подобных нашему, см. выше.

575

В каком состоянии найдены были мощи, не говорится.

576

Слово на обретение мощей преп. Кирилла в Чт. Общ. Ист. и Др. 1864 г., кн. III, стр. 7–8. В сказании об обретении мощей Даниила Переяславского говорится, что посланный для открытия мощей митрополит Ростовский по обычаю всенощную совершил, питом божественную литургию и что после литургии пошел ко гробу преподобного (см. дополнительные сведения о мощах святых в приложениях). Выше мы упомянули об указе св. Синода 1722-го года относительно злоупотреблений с гробницами святых, мощи которых не были открыты. Приведем этот указ здесь. «Марта 15 дня (1722 года), по указу Его Императорского Величества, святейший правительствующий Синод, усмотря от обретающихся ныне в Синоде дел явившееся в некоторых при Переяславле Залесском монастырех подозрительное, освидетельствованное от церкви, гробов за святыню почитание, к тому же уведав, что и в других многих местах по градским соборным церквам и монастырям обретаются такие гробницы и раки, которые над необретенными почитаемых от церкви святых телесами поставлены и ради токмо воспоминания их праздны с накрытием образа быть должны, но не так содержатся, а имянно положены в оных вместо телес резные (и) издолбленные колоды, которые и докрыты покровами, яко бы самые те святит телеса, что немногим и ведомо есть; а которые про то не сведомы, паче же простолюдины, приходя к тем ракам и гробницам и по неведению своему вменяя таковые видно за самые святых телеса, приступают с великим страхом и целуют положенные в тех колодах покровы со многим говением, чающе самим телесам тут положенным быть, чрез что немалым подозрением и неизвинительным от инославных нареканием есть. И о сих святейший Синод довольно рассуждая (повелел) оные резные и издолбленные колоды, которые яко некая обмана положены, отобрав из гробниц прислать в св. Синод неотложно, дабы впредь такой обманы нигде не было; а оные гробницы и раки покрыть досками, на которых бы были изображены иконы тех святых. И о том из св. правительствующего Синода как к Синодальным членам, так и во все епархии ко архиереем послать Его Императорского Величества указы немедленно». Указ напечатан А. А. Титовым в описании одного села Ярославской губернии а из него перепечатан Иконниковым в Опыте русской историографии, – у последнего, из которого берем, стр. CLXII прим.

577

Выше на основании Муравьева мы говорим, что осмотр происходил в Феврале 1757-го года. Но в рукописи доношения, которую мы имеем под руками, читается, что осмотр имел место 15-го Январи 1757-го года.

578

Рукопись, содержащая доношение комиссии св. Синоду, обязательно доставлена нам покойным профессором Ярославской Семинарии И. И. Корсунским.

579

Собрания законов т. ХХVIII. Д; 21, 540, стр. 724.

580

Между свв. Димитрием Ростовским и Иннокентиев Иркутским, по хронологическому порядку установления празднований, занимает место преп. Феодосий Тотемский. Донесений комиссий, свидетельствовавших мощи Феодосия, нам неизвестно; а в указе св. Синода от 30-го Сентября 1798-го года о явлении его мощей говорится только, что «при учиненных оному (Феодосия) телу трех свидетельствах оказалось оное тело нетленно».

581

Святцы 1621-го года написаны в Коряжемском монастыре, который в Вологодской губернии, в Солвычегодском уезде, в 15-ти верстах к востокуот Сольвычегодска (в 1868-м году приписан к Сольвычегодскому Введенскому монастырю); в настоящее время находятся в библиотеке Ундольского (принадлежащей Московскому Публичному Музею), -№ 287. Святцы, написанные неизвестно где между 1606–1625-м годами, в настоящее время находятся в Санкт-Петербургской Публичной Библиотеке, – № 51. Об обоих списках святцев, равно как и вообще о святцах с подробными записями Русских святых, см. преосв. Сергия, Полный месяцеслов Востока, т. I, изд. 1 стр. 290 sqq, изд. 2 стр. 852 sqq.

582

Труд неизвестного Троицкого монаха, по всей вероятности – Силона Азарьина, не получивший распространения, читается в двух рукописях фундаментальной библиотеки Московской Духовной Академии: № 201. лл 302–340, в № 203, лл. 247–277, из коих во втором № черновой список, а в первом № – беловой. Что выписка сделана к 1657-м году, видно из того, что от преставления преп. Сергия (в 1392-м году) до того времени, как она совершена, полагается 265 лет, – № 201 л. 327 об. Митр. Платон, не знавший употребления слова: «летописец» в особенном смысле кратких отдельных о чем-либо записей (в данном случае – записей биографических о святых) зачеркнул слова: «иже с летописцем» и на верху нависал: «иже в летописцех», при чем поправка, так как вдействительных летописцах нет никаких святцев, вышла весьма неудачной (А. Н. Муравьев, не понятно – для какого эффекта уверяющий, будто нашел нашу выписку в куполе (!) Новгородского Софийского собора, – в предисл. к Сентябрю месяцу Житий Русских святых, выдает себя тем, что приводит ее заглавие по неудачной поправке Платоновой).

583

Заглавие сполна приведено в Источниках агиографии Барсукова, – предисл: стр. X-XI.

584

Нам известны списки «Книги глаголемой» или «Книги содержащей» или «Повести»: три библиотеки Московской Духовной Академии, – фундаментальной № 209 (не XVII века, как принимает гр. Толстой, – в предисл. к изданию «Книги глаголемой», и не начала ХVIII века, как принимает преосв. Сергий, – Полного месяцеслова I, изд. 1 стр. 310 нач., изд. 2 стр. 380 fin., а конца ХVIII века, ибо водяные годы в бумаге, на которой написана рукопись, 1781 и 1782), раскольничий № 207 и безномерный, пожертвованный Погодиным: два библиотеки Общества Истории и Древностей. – №№ 212 и 231; два Новгородские, бывшие у пре освящ. Филарета (предисл. к Русским святым); по одному: Толстовский (Опис. Строева Отд. V. № 81), Публичной Библиотеки (см. гр. Толстова ibidd.: не один ли и тот же с предыдущим?), Киево-софийский (преосв. Сергий ibid. I, 310 нач.), библиотеки Погодина (? id. ibid.), библиотеки гр. С. П. Румянцева, Архива Министерства Иностранных дел (списанный с предшествующего), библиотеки гр. Уварова (Опис. архим. Леонида № 1551), библиотеки Савваитова (Барсукова Источники агиографии, предисл. и прилож.), Вахрамеева (Опис. Титова № 77) и Титова (см. ibid. стр. 53 sub fin.).

585

В рукописи Царского № 396, лл. 254–304.

586

Напечатан Г. Д. Филимоновым под именем «Русского сводного иконописного подлинника ХVIII века» в Вестнике Общества древне-русского искусства при Московском Публичном Музее на 1874 год.

587

Святцами мы пользуемся при посредстве и тома Полного месяцеслова Востока преосв. Сергия, именно – части I. содержащей месяцеслов, в который вместе с действительными святыми внесено немалое количество почитаемых усопших (указатель к Русским местным святым и почитаемым усопшим месяцеслова – в приложениях: 1 изд. стр. 199. 2 изд. стр. 657) и в части III приложения 3-го, 1 изд. стр. 58–70, 2 изд. стр. 546–578. которое озаглавлено: «Русские святые, находящиеся в рукописных святцах, но неканонизованные».

588

Главные между источниками для прошедшего XIX века: Месяцеслов преосв. Димитрия и потом – «Русские подвижники XIX века» Е. Поселянина (1-е издание в двух книжках, составляющих приложения к Марту и Июлю месяцам» Русского Паломника 1900-го года; 2-е издание, значительно дополненное, с портретами и рисунками, в одном томе, Спб. 1901 г. О каких подвижниках или подвижницах говорится не в обоих изданиях, а в одном 2-м, это замечаем прямо).

589

Под Анной, по монашескому имени Анастасией, разумеется не вторая супруга Феодора Ростиславича, а первая, ибо сын Феодора Ростиславича Михаил, которого она называется матерью (см. в приложениях стр. 463), был от первой супруги, а не от второй, от которой сыновья Давид и Константин (в Родословной книге, как это и у Карамзина, она называется Марией, а не Анной, имя которой Степенная книга, – I, 395 нач., и за нею Карамзин усвояют второй супруге – татарке. Можно думать, что в Ярославле, – указанная 463-я страница приложений, имя Анны-Анастасии перенесено со второй супруги Феодора Ростиславича на первую ошибочным образом. Ратшин на каком-то основании называет Анастасию теткой князя Михаила, т. е. сестрой его матери, – Полного собрания исторических сведений стр. 557).

590

Пятно на памяти митр. Гавриила составляют его отношения к митрополиту Московскому Платону. Последний пишет в своей автобиографии, очевидно, разумея митр. Гавриила, что в бытность Синода в Москве в 1797-м году (по случаю коронации импер. Павла) он – Платон такие терпел от своих собратий искушения, что трудно все подробно объяснить.

591

В святцах с летописью, находящихся в рукописи Московской Духовной Академии № 201, читается следующее общее замечание о позднейших затворниках (не знаем, идущее ли и к новейшим затворникам): «Сии вси, един образ имуще, железа тяжкая на себе ношаху и к стене чепьми прикованы бяху, пищею сухою питахуся, рыбы же и масла и скорому и мягких еств не прикасахуся, и житие их Богу единому ведомо, людие мнози к ним прихождаху и житие их ублажаху и ползу от них, сказывают, велию приимаху», – л. 335 об. (Указом св. Синода от 21-го Февраля 1722-го года предписывается: затворников в монастырях, равно как ханжей и с колтунами, отнюдь никого не держать, – Описания документов и дел св. Синода т. II ч. 1, № 245, col. 395).

592

В письме митрополита Петербургского Серафима к митрополиту Московскому Филарету от 20-го Ноября 1823-го года читается: «В рассуждении благоверной княгини инокини Евфросинии я говорил с членами св. Синода: но решительного от них на сие ответа не получил. Говорили proи contra, представляя подобный пример благоверной же княгини инокини Анны, в Кашине почивающей, которой также пели молебны, даже церкви во имя ее в некоторых местах освящены были, но после один архиерей запретил петь молебны, и теперь, как вам известно, поют панихиды, и, что всего страннее, читают молитву про конце оные такую, которая читается только одним святым. Есть ли угодно знать вам мое по сему предмету мнение: то я советую вам отписать о сем обстоятельно к кн. А. Н. Г. (князю Александру Николаевичу Голицыну). Может быть, он переговорит о сем деле со мною, а вероятно – доложит и государю. Вреда из сего никакого последовать не может», см. письмо в Февральской книжке Христианского Чтения за 1898-й ход, стр. 201. В письме дается знать, что митр. Филарет желал и искал, чтобы княгине Евфросинии петы были молебны вместо панихид о ней или чтобы она признана была местною святою, и что он ссылался при сем на прежнее время, когда княгине петы были молебны (см. относительно сего дело в Архиве св. Синода 1744 г., № 80, о мощах не свидетельствованных, л. 565.– Сведения митр. Серафима, кем и как запрещено было пение молебнов княгине Анне Кашинской, не отличались особенной обстоятельностью, а также не совсем незамечательно и то, что относительно известной ему большой странности он ограничивается лишь одними указанием на последнюю). – Сообщено нам за достоверное, что в настоящее время, не позднее как с 1869-го года, княгине поются молебны: следовательно, когда-то после 1857-го и до 1869-го года она причтена к лику местных святых (собственно-восстановлена в их лике).

593

Корельский Николаевский монастырь упоминается в 1-й Новгородской летописи как существующий под 1419-м годом. Но этому указанию кончину основателя монастыря преп. Евфимия (если только он был основателем монастыря) нужно относить к более раннему времени, чем конец XV века. Остается непонятным для нас, что преосв. Макарий говорит о преп. Евфимии как основателе Корельского Николаевского монастыря в своей статье: «Христианство в пределах Архангельской губернии», напечатанной в 3-й книге Чтений за 1878-й год, и новое не говорит о нем как основателе монастыря в своей статье: «Историко-статистическое описание Николаевского Карельского третьеклассного монастыря», напечатанной в 1-й книге тех же Чтений за. 1879-й год (в последней статье преосвященный говорит: «Когда, кем, по какому побуждению или случаю, и с чьего иераршеского благословения построен был Николаевский Карельский монастырь, сего, как древле, более нежели за целое столетие пред сим, прибывшем нарочитом изыскании не открыто, так и ныне, но хранящимся в монастыре актам невозможно было открыть за неоднократным погорением монастыря с его имуществом и архивными делами», – начало статьи).

594

Исидор Юрьевский (Дерптский) с 72-мя пострадавших с ним Русских канонизован к местному празднованию в конце 1897-го года, о чем в 3-м за 1898-й год (от 17-го Января) № издаваемых при св. Синоде Церковных Ведомостей читается: «По благословению Святейшего Синода, установлено совершать ежегодно, 8 Января, праздничное прославление святых Юрьевских мучеников, пресвитера Исидора и с ним семидесяти двух, приявших в 1472 году в городе Юрьеве мученический венец за преданность православной вере», – стр. 100 нач. О первом прославлении, имевшем место 8-го Января 1898-го года, в тех же Ведомостях сообщается: «8-го Января в день памяти священномученика Исидора и с ним 72, пострадавших за православную веру к г. Юрьеве в 1472 г., на месте мученической кончины их, в Юрьеве, происходило первое торжественное церковное прославление их. Накануне праздника, 7-го Января, было совершено всенощное бдение, во время которого прочитано было в церкви житие священномученика Исидора и сказано было слово (одним) священником... На следующий день преосвященный Агафангел (епископ Рижский) совершил в Успенской церкви литургию», на которой один протоиерей «сказал проповедь о значении настоящего праздника. После литургии, во время молебна Юрьевским мученикам, вышел крестный ход ив храма в преднесении хоругвей, икон, среди которых выделялась икона священномученика Исидора, украшенная цветами». Крестный ход имел три остановки: первую – «на ратушной площади, против здания городской думы, где несколько веков тому назад, после допроса, были осуждены Юрьевские исповедники православной веры»; вторую – «на берегу реки Омовжи (Эмбах), где, по преданию, были спущены под лед в реку Юрьевские мученики»; третью – «против Успенской церкви, вблизи реки». По возвращении крестного хода в церковь «окончен был молебен (мученикам) и провозглашены обычные многолетия», – стр. 100 fin. – 101.

595

Случалось нам встречать заверение, будто тело митрополита Иоанна Максимовича сохраняется нетленным и будто таковым оно найдено в 1826-м году архиепископом Тобольским Евгением, который по одному случаю досматривал гроб Иоанна. Но архиепископ Евгений в письме к архиепископу Ярославскому Аврамию от 19-го Июня 1826-го года пишет о том, что нашел но досмотру гроба: «мантия и ряса целы совершенно или от холоду, ибо склеп извнутри весь во льду, равно и гроб, или от массивности сих материи, но тела одни кости целы, впрочем все распались и все черны и отчасти плесневы», см. письмо в Мартовской книжке Русской Старины 1886-го года (часть XLIX), стр. 591 fin.

596

Преосв. Димитрий, ссылаясь на 20-й № Вологодских Епархиальных Ведомостей 1871-го года, которого мы не имеем под руками, говорит: «Близ села Ульяновского, названного по имени Иулиании, находится Ульяновский Сольвычегодский монастырь, в храме которого на память о благочестивой Иулиании устроен придел св. мученицы Иулиании». Но возбуждает наши недоумения этот Ульяновский Сольвычегодский монастырь, о котором никто не говорит (а если полагать, что тут разумеется закрытая Ульяновская пустыня, основанная св. Стефаном Пермским и находившаяся не в Сольвычегодском, а в Устьсысольском уезде, – Ист. Иер. VI, 467, то будет возбуждать недоумения праведная Иулиания).

597

В 1745–46-м году Переяславская Консистория доносила св. Синоду, что мощи Корнилия, скончавшегося в 7201-м (1693) году, были на вскрытии, но что потом по приказу присланного из св. Синода иеромонаха Овсянникова скрыты, – что над мощами его поставлена каменная гробница и в 1714-м году написан его образ, – что есть тропарь и кондак ему (которые и приложены к донесению) и что поются над ним панихиды, см. хранящееся в архиве св. Синода дело 1744-го года о мощах «освидетельствованных, л. 403 и об.. Под донесением нет даты, но оно подписано архимандритом Данилова монастыря Антонием Платковским, а он был Даниловским архимандритом с 27-го Декабря 1744-го года по 15-е Июня 1746-го года. Под иеромонахом Овсянниковым разумеется иеромонах Варлаам Овсянников, который при учреждении св. Синода сделан был его асессором и обер-секретарем, а в 1723-м году подпал суду, так что его приезд в Переяславль должен быть полагаем между 1721–1728-м годами, см. о нем в сочинении Чистовича: Феофан Прокопович и его время, стр. 97, 168 и другие. Чтобы тропарь и кондак Корнилию были написаны св. Димитрием Ростовским и чтобы Димитрий свидетельствовал его мощи, этого не говорится в донесении Консистории.

598

Косма юродивый Верхотурский, подвизавшийся в городе Верхотурье Пермской губернии, скончавшийся 8-го Декабря 1680-го года ипогребенный в ограде Верхотурского собора. См. о нем у преосв. Димитрия во 2-м издании Месяцеслова под 8-м Декабря.

599

Замечательно, что в одном деле о Муромском монастыре второй половины XVII века вовсе не упоминается о преп. Лазаре Муромском (хотя упоминается церковь Лазарева воскресения, находившаяся «sa монастырем, за полем»), а вместо Лазаря говорится о преподобном чудотворце Афанасии Муромском, см. в Чтен. Общ. Ист. и Древн. 1887 г., кн. III, Varia, стр. 54 sqq (61, 62).

600

Но в Описании жизни и чудес святого преподобного Никодима, Хозьюгского пустынника, Кожеозерского чудотворца, напечатанном в С-Петербурге, в 1860-м году, (в Синодальной типографии, славянским шрифтом), читается послесловие: «Преподобный Отец Никодим православною нашею церковью сопричтен к лику святых и на ряду с ними показан в Прологе, напечатанном в Москве в 1662 году; память ему назначено совершать 3-га Июля в день его преставления, с пением ему стихов 8-го канона (? sic), творцами коих были митрополит Макарий Гревенский и Авва Феодосий». Что Никодим показан в Прологе, это еще не значит непременно, что онесть канонизованный святой (о чем см. выше стр. 565 fin.); равным образом, не значит сего и то, что существует ему служба (см. выше стр. 288 sqq). Но если ему совершается празднование (чего послесловие прямо не говорит), в совершается с ведома, а не благодаря неведению подлежащей власти, что заставляло бы предполагать законную канонизацию, то, конечно, он должен быть признаваем за настоящего местного святого (О службе Никодиму, Хозьюгскому, составленной митрополитом Гревенским Макарием и Сербским аввою Феодосием, бывшими на Севере в ссылке, см. Строева Библиографич. Словарь, стр. 198, и брошюру о Никодиме иеромон. Никодима, Спб. 1900, стр. 15, митр. Филарет отзывается как о сочинении бессмысленном, которое не должно быть одобрено к напечатанию, см. в Указателе кг Собранию мнений и отзывов Филарета сл. служба, стр., 447 col. 2).

601

Митр. Филарет писал в одном письме к наместнику Лавры Антонию: «В Петербурге недовольны, что преосвященный нижегородский самовольно устроил при гробе (преподобного Пафнутия Балахнинского) церковь», им. Указатель к Собранию мнений и отзывов митр. Филарета, стр. 235, col. 2.

602

До 1778-го года Савватию Тверскому было праздновано и петы были молебны как святому. В 1778-м году состоялось было запрещение празднования и пения молебнов, но или, не смотря на запрещение, празднование – пение не было прекращаемо или же было потом возобновлено, – и в 1849-м году состоялось новое запрещение (как будто впрочем также оставшееся бездейственным; в 1778-м году Тверской консисторией предписано было находившуюся в церкви гробницу Савватия опустить в землю и зарыть, а в 1849-м году св. Синодом дозволено было гробницу эту, после 1778-го года не опущенную в землю, оставить в церкви неприкосновенною, только без всякого на ней изображения или покрова), см. Очерк истории Савватьевского монастыря, ныне села Савватьева, Тверского уезда с предварительным жизнеописанием основателя монастыря Савватия, подвижника Тверского и Оршинского, соч. Л. Митропольского,  Тверь, 1897, стр. 76 sqq, 103–121.

603

Уверения относительно кн. Юрия Святославича Смоленского, что в монастыре Веневском он праведным житием тщался угодити Богу, см. в Никон. лет., V, 12 fin., и Степенн, кн., I, 565.

604

О ходившей между сибиряками и несибиряками нелепой легенде, будто Федор Кузьмич был не кто иной, как скрывшийся с престола и от людей император Александр Павлович, см. в статье H .   К. Шильдера: «Похоронный год», напечатанной в апрельской книжке «Русской Старины» 1897-го года, и в его же сочинении: Император Александр Первый, см. жизнь и царствование, т. IV, Спб., 1898. Загадочное для нас читается в письме покойного митрополита Московского Филарета к наместнику Лавры Антонию от 17-го Января 1852-го года: «О сибирском старце написать не отрекаюсь: но мало надеюсь успеха; жаль, что между теми, к которым дело сие ближе, близости нет: владыка Новгородский не отвечает мне»..., печатн. издания писем ч. III, стр. 123, № 845.

605

Архиепископ Суздальский, бывший Элассонский, Арсений принадлежит к числу не внесенных только в каталоги, а на самом деле почитаемых усопших. По свидетельству протоиерея Суздальского собора, в котором погребен архиепископ, ин «пользуется величайшим уважениям и благоговением горожан (Суздальских) и богомольцев» и по нем «служатся постоянно почти панихиды», см. в статье А. А. Дмитриевский: «Архиепископ Елассонский Арсений», напечатанной в январской книжке Трудов Киевской Академии за 1898-й год, стр. 73 нач. (свидетельство представляет собою ответ протоиерея на обращенный к нему г. Дмитриевским вопрос). – По сведениям гр. Толстова, – Книги глаголемой № 385, «мощи (Арсения) обретены (когда-то) нетленными, переложены в новый гроб и погребены на прежнем месте».

606

Григорий преподобный у Златого камени есть не русский усопший, записанный в некоторых каталогах в число почитаемых усопших, а греческий святой – Γρηγόριος ἐν τΧρυσΠέτρα. См. о нем у Никодима в Синаксаристе под 24-м Ноября.

607

Во второй половине XVIII века между настенными изображениями Московского Успенского собора были изображения: священномученика Григория Суздальского и святителя Григория Суздальского, см. Историческое описание собора, сочиненное протоиер. А. Левшиным  и напечатанное в 1783-м году, стр. 199 и 216, №№ 131 и 246.

608

В 1680-м году, по предписанию митрополита Новгородского, игумен Антониева Сийского монастыря свидетельствовал и куда-то переносил кости Евфимия Архангелогородского и велел написать образ его; но в 1683-м году архиепископ Холмогорский Афанасий писал в своей грамоте к игумену Сийскому, что, быв в Архангельске, он – архиепископ видел гроб Евфимия и образы его, а достоверного свидетельства о нем не видел, почему и требовал от игумена, прислать к нему – архиепископу «все подлинное об нем (Евфимии) писание». Чем кончилось дело, остается неизвестным. См. в Чтен. Общ. Ист. и Древн. 1878 г., кн. III, ту же статью преосв. Макария: «Исторические сведения об Антониевом Сийском монастыре», стр. 69 sub fin. – В 1895-м году студент Петербургской Дух. Академии А. Кононов предлагал Обществу Истории и Древностей напечатать в его «Чтениях» какие-то канонизационные акты о преп. Евфимии Архангелогородском, см. в IV кн. Чтений за 1896-й год протоколы Общества, стр. 22, § 7. Любопытно было бы знать, что это за акты и не представляют ли они собой того «писания», которого спрашивал у Сийского игумена архиепископ Афанасий.

609

Об Иларионе начальнике Дорофеевой пустыни см. сообщение В. А. Самарянова: «Преподобный Иларион на Моце реце основатель Дорофеевой пустыни», читанное в заседании Общества любителей древней письменности 14 Декабря 1889-го года и напечатанное в приложениях к отчетам о заседаниях Общества. По этому сообщению, старец Иларион жил в царствование Феодора Иоанновича (1584–1598). На вопрос: почитается или не почитается память его в сменившем пустыню теперешнем селе Дорофееве г. Самарянов отвечает: «Нельзя не пожалеть о том, что при церкви села Дорофеева, основанной па месте упраздненной пустыни, созданной преп. Иларионом, не сохранилось предания о том, где покоится многотрудное тело первоначальника бывшей пустыни; но не подлежит сомнению, что имя преп. Илариона воспоминается в молитвах местного церковного клира».

610

Митрополит Суздальский Иларион принадлежит к числу во внесенных только в каталоги, а на самом деле, и при том очень, почитаемых усопших, см. в статье Дмитриевского, которую· указываем в дополнении к стр. 348-й об архиепископе Суздальском Арсении, то же свидетельство протоиерея Суздальского собора (в котором также находятся останки митрополита).

611

Во второй половине XVIII века между настенными изображениями Московского Успенского собора было изображение патриарха Иова, см. Историческое описание собора, сочиненное протоиер. Л. Левшиным и напечатанное в 1783-м году, стр. 214, № 229.

612

Об Ионе и Нектарии Казанских мы не говорим выше (стр. 119), опустив речи о них, бывшие в 1-м тщании книги. 4-го Октября 1595-го года не преставились они, а обретены были их тела вместе с телами архиепископа Гурия и епископа Варсонофия (и тогда как тела архиепископа и епископа оставлены были на вскрытии, их тела снова преданы были земле, – П. Любарский по цитате на стр. 119).

613

Ирская страна, из которой был Стефан мученик Татарин, как должно думать, по обмолвке или по ошибке «место Арская страна. А Стефан мученик Арской страны есть тот Стефан, о котором мы говорим выше», cfr Степенн. кн. II, 265–266.


 Часть 5Часть 6Часть 7