Азбука верыПравославная библиотека протоиерей Фёдор Голубинский Премудрость и благость Божия в судьбах мира и человека


протоиерей Фёдор Голубинский

Премудрость и благость Божия в судьбах мира и человека

Содержание

Предисловие от редакции

Содержание и история учения о конечных причинах или целях Письмо первое I. Книга Божия II. Вечная мысль Божия о мире III. Премудрость Творца в устроении видимого мира IV. Премудрость Творца в создании животных V. Благость Божия в устройстве мира VI. Премудрость и благость Божия в человеке VII. Цели творения VIII. Цель земли и земных тварей IX. Цель человека X. Последняя цель сотворенного Письмо второе I. Зло в мире и благость Божия II. Происхождение зла нравственного и физического III. Сущность зла IV. Следствие греха в прародителях V. Наследственный переход греховности от Адама на его потомков Письмо третье I. Физическое зло, его происхождение и цель II. Воздыхания и страдания твари Письмо четвертое I. Ограничение зла и воссоздание человека II. Вечная мысль Божия об искуплении человека и первое ее откровение III. Судьба обетования Божия в мире допотопном и после потопа до Авраама IV. Повторение обетования и приготовление богоизбранного народа к Искупителю V. Смена правления судей в народе израильском правлением царей Письмо пятое I. Почему иудеи не узнали Мессию в лице Иисуса Христа II. Приуготовление языческого мира к принятию Искупителя Письмо шестое I. Необходимость Голгофской жертвы II. Благодать Божия и свобода человека III. Спасительные плоды искупления IV. Греховность под сенью благодати Письмо седьмое I. Кончина мира II. Вечность мучений  

 
Предисловие от редакции

В 1851, 1852 и 1854 годах в «Прибавлениях к творениям святых отцов», издававшихся при Московской духовной академии, были напечатаны «Письма о конечных причинах». Автор этих писем затрагивал вопросы, которые всегда волновали любознательный ум человека, в особенности христианина, – о Боге, характере Его управления миром, Его Промысле, о разумных целях всего существующего и т. д. Вопросы эти разрешались в строго благочестивом и православном духе, при этом в высшей степени понятно и доступно. Все это показывало в авторе, человека верующего, глубоко православного и вместе с тем серьезного ученого богослова. Таковым, действительно, и был Дмитрий Григорьевич Левитский, которому принадлежали эти «письма». Воспитанник и затем профессор Московской академии, Д. Г. Левитский являл в себе, в своей жизни, в своих воззрениях, всё то лучшее, чем жила тогда академия. Это и обеспечивало большой и вполне заслуженный успех его произведениям1. Еще до его смерти, последовавшей 23 октября 1856 года, в 1855 году «письма» появились отдельным изданием под общим заглавием: «Премудрость и благость Божия в судьбах мира и человека»; в 1858 году издание повторилось, а в 1885 году вышло в третий раз. И не только читающая публика и доброжелательные критики, но даже и критики пристрастные, – все в один голос с великой похвалой отзывались и отзываются о предлагаемой книге.

Но слава, окружавшая ее автора, была слава отраженного света; заслуга его была лишь заслугой ученика: учителем, истинным виновником произведения был другой замечательный, отмеченный всеми человек своего времени, профессор той же академии, великий философ и христианин, протоиерей Феодор Александрович Голубинский. В 1847 году в тех же вышеупомянутых «Прибавлениях», на стр. 176–205, им было помещено: «Письмо первое о конечных причинах». Оно то и легло во главу угла предлагаемого сочинения, в котором помещено вначале под заглавием: «Содержание и история учения о конечных причинах, или целях». Д. Г. Левитский является, таким образом, только продолжателем, дальнейшим исполнителем того, что задумано и начато Феодором Александровичем. Идеи и мысли, проводимые в книге Д. Г. Левитского, это идеи и мысли его учителя. Он истинный вдохновитель произведения. Поэтому в высшей степени интересно и необходимо возможно внимательнее остановиться на этой замечательной личности.

На могильном памятнике Ф. А. Голубинского († 22 августа 1856 г.) стоит надпись: «Словами учил любомудрию, примером жизни смирению». В этих немногих словах чрезвычайно точно и мудро охарактеризована личность Феодора Александровича. Это был именно философ-христианин, всю свою жизнь стремившийся к христианскому идеалу и учивший других этому идеалу, как высшей философии.

Родился Ф. А. Голубинский 22 декабря 1797 года в г. Костроме, в семье псаломщика. Из семьи, глубоко-религиозной, он и вынес благочестивую настроенность, которую и пронес потом через всю свою жизнь. Семнадцатилетним юношей он был уже в числе студентов Московской духовной академии. Здесь он сразу обратил на себя внимание всех глубиной своих воззрений; товарищи избрали его руководителем студенческого философского кружка, а начальство по окончании курса назначило его бакалавром по философии, надеясь в нем, как в профессоре, видеть глубоко-христианского руководителя академической молодежи. Голубинский оправдал возлагавшиеся на него надежды. Все, следившие за его деятельностью в это время, признавали, что он «очень прилежен и духа доброго».

Но самого Феодора Александровича не удовлетворяло его положение. Ему не хотелось отделять учительства от жизни. Глубоко религиозный по природе, он мечтал сам воссылать молитвы ко Всевышнему пред Его престолом, совершать в храме бескровную жертву и в высоком звании пастыря церкви найти истинный выход коренной черте своего характера – желанию помогать всем, кто к нему обращался за помощью и наставлением.

В 1827 году его мечта сбылась: он принял священный сан. С этих пор жизнь Голубинского как бы перестала принадлежать ему: он весь отдался служению другим. Скромная квартира его, со стен которой глядели только суровые лица подвижников, всегда была переполнена посетителями. Здесь бывали все иерархи и причетники, ученые и простецы, православные и неверующие, богачи и бедняки. Голубинский не взирал на лица; это знали все и с этим считались. Каждый из посетителей приходил за чем-либо к Феодору Александровичу, и общительный хозяин всем им был чем-либо полезен: одному скажет ласковое слово утешения, другому преподаст отеческое наставление, с третьим поведет мудрую беседу. Вольнодумцы находили в Голубинском мудрого собеседника и блестящего защитника православия; под влиянием его речей не один вольнодумец принят в лоно церкви, и не один неверующий обращался к вере.

К Феодору Александровичу нередко являлись бедняки. И, несмотря на то, что на его попечении было семейство из жены и четырех детей и родственники, жалованья же он получал всего лишь 700 рублей в год, – он всё-таки находил возможность помогать и другим. Нередко при этом вместо благодарности ему платили грубостями, огорчениями. Но он сносил всё с великим терпением и даже благодарил Бога за эти огорчения. «Благодарить надо Всевышнего Милостыни раздаятеля, – говаривал он, – за то, что сподобил не только помочь бедным, но и нечто претерпеть. Какие это алмазные привески к золотой цепочке». Заботливость о других у Голубинского доходила до того, что он, строго исполнительный в своих обязанностях, нередко откладывал в сторону бумажные дела, чтобы помочь живым людям.

Христианин в личной жизни, Голубинский был таким же и в своих философских воззрениях. Он был глубоким философом и даже считается родоначальником философии у нас, в России. Лекции его выслушивались студентами с чрезвычайным вниманием, так как в этих лекциях видно было постижение самой глубины философии. Но, не ограничивая прав разума, Феодор Александрович совмещал в себе вместе с тем глубокую религиозность. Глубокие умы западных философов-мыслителей, труды которых он разбирал, не могли поработить его: он сам всегда оставался строго православным мыслителем. На философию он смотрел лишь как на любовь к мудрости, как на тот путь, который приводит к ней. Сама же мудрость, истина, по его взглядам, подается человеку свыше и заключается в православном христианском учении, защите и выяснению которого он и посвятил свою жизнь.

Прав был один из друзей Голубинского, писавший ему в письме: «Немногим даются в удел немецкая образованность и милое простодушие русского священника, столь вам свойственные, нежная, скажу, детская любовь к ближним, к родным, возвышеннейшее любление всего святого человечества, истинная экзальтация сердца и ясный рационализм ума, философия и религия, мудро сочетающиеся в просвещенном уме и облагодатствованном сердце».

Таков был, действительно, этот великий философ-христианин; таким же духом и направлением отличается и его предлагаемое произведение.

Настоящее издание, составляющее приложение к журналу «Русский Паломник» за 1906 год, печатается с последнего, четвертого издания (С.-Петербург, 1894). Предлагая его своим читателям, редакция вполне уверена, что эта книга оставит по себе прекрасное впечатление у всякого, кто ее прочитает, – будь то глубоко верующий или скептик, образованный интеллигент или простолюдин, – и послужит к вящему утверждению христианской веры и доброй жизни.

* * *

1

Таким успехом пользуется и прилагаемое в декабрьской книжке 1906 г. «Русского Паломника» сочинение Д. Г. Левитского под заглавием «Рассуждение о поведении первенствующих христиан в отношении к язычникам».


Источник: Голубинский, Ф.А. Премудрость и благость Божия в судьбах мира и человека: (О конечных причинах) / Ф.А. Голубинский, Д.Г. Левитский. – СПб.: Тип. П.П. Сойкина, [1885]. – 320 с.

Комментарии для сайта Cackle