Азбука веры Православная библиотека архимандрит Феофан (Соколов) Краткое сказание о жизни блаженной памяти отца Феофана, Кирилло-Новоезерской Пустыни священно-архимандрита, с присовокуплением нравственно-духовных его поучений



архимандрит Феофан (Соколов)

Краткое сказание о жизни блаженной памяти отца Феофана, Кирилло-Новоезерской Пустыни священно-архимандрита, с присовокуплением нравственно-духовных его поучений

Содержание

Краткое сказание о жизни блаженной памяти отца Феофана, Кирилло-Новоезерской Пустыни священно-архимандрита Духовное завещание отца Феофана Дополнение к Духовному моему завещанию Нравственно-духовные наставления священно-архимандрита Кирилло-Новоезерского монастыря Феофана Письма отца Феофана к разным лицам  

 

Путие праведных подобне свету светятся: предходят и просвещают, дóндеже исправится день (Притч. 4:18). Сотове медовнии словеса добрая, сладость же их исцеление души (Притч. 16:24) Яждь меде, сыне, благ бо есть соте, да насладится гортань твои: сице уразумееши премудрость душею твоею (Притч. 24:13, 14).

Блаженный Феодорит, приступая к описанию жития некоторых Святых подвижников Божиих, говорит: «хорошо самому видеть труды мужей доблестных и подвижников добродетели, хорошо собственными глазами усмотреть полезное для себя в жизни их. Как скоро увидишь что-нибудь похвальное, – оно начинает казаться тебе достойным приобретения, становится вожделенным, побуждает из зрителя быть обладателем. Но немало также пользы, если самовидец таковых подвигов пересказывает об оных не видавшим.... И если бы всякий рассказ твердо сохранялся в памяти и постепенное забвение не застилало его какою-то мглою, а наконец и вовсе не истребило из мысли: то, конечно, лишний и напрасный был бы труд записывать рассказываемое, так как польза рассказа и без письма весьма легко распространялась бы и на последующие роды. поелику же от времени как тело приходит к старости и смерти, так и добрые дела постепенно забываются: то никто не вправе осуждать нас за намерение описать жизнь угодников Божиих.... Прилично ли будет нам не озаботиться, чтобы не были преданы забвению мужи, которые в мертвенном и многострадальном теле показали бесстрастие и соревновали бесплотным? Не навлечем ли на себя строгого наказания, если попустим, чтобы помрачилась память о сих достойных удивления подвигах? Сами сии подвижники, подражая высокому любомудрию прежде живших Отцов, не на меди и не письменами начертали память их, но, напечатлев на себе самих все их добродетели, соделались как бы одушевленными их изображениями.

К сему замечанию блаженного Феодорита присовокупить необходимо, что еще более неизвинительно предавать забвению памяти о тех подвижниках, которые не только сами себя устроили в духовной жизни и научали других Закону Божию, по частному желанию вопрошающих или по частному какому-либо случаю встречающихся, но и принимали на себя обязанность устроить общества благочестивых, давали сим обществам уставы жизни подвижнической, руководствовали ими, заботились и бдели, о вверенных им душах, яко слово воздати хотяще (Евр. 13:17); ибо дающие уставы другим, без сомнения, сами опытно дознали важность и необходимость оных в духовной жизни; и в них с особенною действенностью должна проявляться сила вседействующего Духа Благодати.

В сих-то подвижниках Христовых и должно преимущественно усматривать правила истинно-христианской жизни, истинного монашества и истинного подвижничества по Боге; потому что, принимая на себя ответственность не только за свою жизнь, но и за жизнь многих, без сомнения, они вернее и полнее разумели учение Христово.

Говоря это, мы, очевидно, имеем в виду тех подвижников, которые или основывали и учреждали монашеские общества, или в учрежденных уже восстановляли вновь древние отеческие уставы, и непреткновенно руководствовали учеников своих к общей цели монашеского жития.

Чтобы видеть обязательную силу тех пли других уставов монашеской жизни, стоит только обратить внимание на то, что особенного имеет в виду монашество. Принимающие на себя обет монашества стараются о том, чтобы посредством отлучения себя от попечений житейских, уничтожить в себе те злые качества сердца, которые отлучают нас от Бога, – злые помыслы – чревоугодия, сребролюбия, гордости, и проч., и, очистив сердце от всякой скверны, безопасно и всерадостно идти путем воли Божией и несомнительно ожидать воздаяния в Царствии Христовом. Монах терпит и делает все для очищения сердца. Для этого оставляет он родителей, отечество, достоинство, богатство, все утехи мира и все удовольствия. Он, так сказать, старается предвосхитить Царствие Христово, подражая Апостолу, который говорит: «со усердием гоню к почести вышняго звания Божия о Христе Иисусе» (Флп. 3:14), и последуя совету его: «не весте ли, яко текущий в позорищи, ecu убо текут, един же приемлет почесть? Тако тецыте, да постигнете» (1Кор. 9:24); ибо, по слову Подвигоположника нашего Господа Иисуса Христа, «Царствие небесное силою берется и усильные искатели достают оное» (Мф. 11:12).

Итак, благоговейно приемля уставы начальников и руководителей монашеского жития, мы с полною верою должны подражать житию их, как несомненно истинному образцу жизни христианской, да с радостию сие творят, а не воздыхающе, яко слово воздати хотящее (Евр 13:17). И память сих подвижников, поборших в себе похоти мира и приведших многи сыны в славу, с особенною заботливостью и с особенным благоговением должна быть сохраняема, чтима и прославляема. И потому, как говорит блаженный Феодорит, не навлечем ли на себя строгого наказания, если предадим забвению память о достойных удивления подвигах великих и славных мужей?

Но таковые сказания о житиях подвижников, в наши времена прославившихся благочестивыми трудами и добродетелями, должны быть преимущественно назидательны для каждого читающего их и желающего поучаться благочестию. И они тем сильнее действуют на души, что указывают опыты высоких добродетелей, пред глазами вашими совершившиеся, когда многие, конечно, по нерадению, для прикрытия своей духовной беспечности, говорят, что благочестие оскудело на земле и в настоящее время спастись трудно, и едва ли возможно. Правда, что трудно, но спасение никогда и не обреталось легко. Жизнь самого Подвигоположника нашего Иисуса Христа и первых проповедников Его учения ясно показывает, что Царствие небесное лишь усильным искателям достается (Мф. 11:12); потому что, как говорили Апостолы ученикам своим, многими скорбми подобает нам внити в Царствие Божие (Деян. 14:22). А живые примеры ясно доказывают, что и в настоящее время спастись возможно, и безответным оставляют всякого, оправдывающего свою беспечность подобными отговорками. Да в настоящее время приобресть спасение еще легче, потому что в древние времена и суеверие, и науки, и сами правительства – все восставало и вооружалось на подвижников Христовых, а ныне напротив все покровительствует их. Не достает только нашего усердия и желания со страхом и трепетом содевать свое спасение (Флп. 2:12).

Побуждаясь сими рассуждениями, и желая по силам своим почтить память в Бозе почившего Старца, Кирилло-Новоезерской обители Настоятеля, Архимандрита Феофана, словом и делом неусыпно подвизавшегося на поприще духовных трудов для спасения своего и вверенных руководству его чад Церкви, мы вознамерились кратко начертать жизнь его и предложить его нравственно-духовные наставления для утешения знавших и слушавших его лично и для назидания и пользы ищущих спасения душам своим.

Краткое сказание о жизни блаженной памяти отца Феофана, Кирилло-Новоезерской Пустыни священно-архимандрита

Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем. Мф. 11:29.

Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, Иже на небесех. Мф. 5:16.

Блаженной памяти Отец Архимандрит Феофан родился 1752 года, Мая 11 дня, Пензенской Губернии в городе Троицке, от благородных родителей – фамилии Соколовых, и во св. крещении наречен Феодором. С самых юных лет начало открываться в нем тайное призывание к житию монашескому; ибо, когда малолетние дети, сверстники его, предавались приличным возрасту их играм, он обыкновенно занимался чтением Псалмов Давидовых или другой какой-либо назидательной книги духовного содержания, и вообще уклонялся от забав и увеселений всякого рода; а на 14-м году возраста своего он открыл уже свое желание двоюродному брату, (который одним годом был моложе его и вместе с ним воспитывался, тоже из рода Соколовых), поступить в какой-либо монастырь и посвятить себя на служение Богу; итак было сильно слово его, что тот, не имея родителей и будучи свободен располагать собою, по убеждению его, и как бы соревнуя ему, скоро удалился из мира и поступил в Саровскую пустынь1. Сам же он состоя под властью родителей, и будучи послушным и покорным сыном, не мог удовлетворить своему внутреннему влечению против воли родительской.

Через несколько времени он отправлен был родителями в Москву и определен на службу в Вотчинную Коллегию. В 1771 году, во время свирепствовавшей в Москве чумы, он получил отставку, и потому ли, что родители его были жертвою смертоносной болезни, или потому, что видя непреклонное стремление сына своего к монашеству, уступили наконец его желанию, – он удалился, имея от роду 19 лет, в Санаксарскую пустынь, состоящую от города Темникова в трех, а от Саровской пустыни в сорока верстах, под руководство, известного тогда своими добродетелями, Строителя оной Иеромонаха Феодора Ушакова. Обитель сия была в то время самая бедная: обнесена деревянным забором; Церковь малая, деревянная; окна в ней наподобие слуховых, даже стены внутри ее были не отесаны; свечь не было, а освещались лучиною; братия носили простые балахоны, для всех был один смурый кафтан, который и надевал тот, кто посылаем был в город или куда-либо по послушанию. Но юный Феодор искал не богатства и пышности, а духовного совершенства, и потому обитель сию находил для себя лучшим училищем для преспеяния в оном.

Здесь, в радостном духе, проходил он одно за другим все монастырские послушания и нес все труды наравне с прочими братиями: мыл полы, рубил дрова, собирал щепы, топил печи, приготовлял пищу, пек хлебы, перемывал посуду, и проч.; когда же в свою очередь был привратником, то всю ночь проводил без сна. Любовь к Богу укрепляла дух его и все труды делала для него легкими. В сих-то трудах и занятиях, при непрестанной молитве к Богу, имея пред очами пример добродетельной жизни Настоятеля, развил и укрепил он в себе те качества, которые составляли отличительный характер всей его жизни – смирение, кротость, послушание, терпение.

Он так возлюбил монашескую жизнь, что никакие выгоды и прелести мира не могли отклонить его от оной или сколько-нибудь поколебать его намерение. Воронежский наместник, знав его усердную службу в Вотчинной Коллегии и его способность к письмоводству, приглашал его на службу в свою Канцелярию, обещая ему почести и награды. С другой стороны представляли ему выгодных невест, обещая дома и имения, и показывая случай, посредством женитьбы, войти в связи со знатными и сильными лицами, могущими доставить ему чины и знатность. Но от всех обольстительных предложений Феодор решительно отрекся. Ничто не могло поколебать твердо принятого им намерения; ибо помнил он слова Спасителя: никтоже возложь руку свою на рало, и зря вспять, управлен есть в Царствии Божии (Лк. 9:62).

Но к крайнему сожалению своему, совсем непредвидимо, Санаксарская обитель лишилась своего мудрого наставника Феодора Ушакова, который по клеветам и доносам Темниковского Воеводы, послан был на смирение в Соловецкий монастырь. Это было в 1774 году2.

Отправляясь к месту своего назначения и прощаясь с братиею, Феодор сказал: «кто желает жить в сей обители, пусть остается в ней; кто же не желает, пусть выходит с благословением, кто куда хочет».

Юный Феодор Соколов душевно скорбел о разлуке с Отцом Игуменом Феодором, но не унывал, и, уповая на Промысл Божий, был уверен, что обретет другого духовного Старца в руководителя себе. Многие из братии, по благословению чтимого ими Отца Феодора, скоро оставили Санаксарскую пустынь и удалились в иные обители; по Соколов так тверд был в своем намерении, что, когда команда Пугачева через неделю по отбытии Игумена Феодора приближалась к монастырю и когда братия, большею частью, по страху, удалились в разные стороны, он, в надежде на Промысл Божий, не оставлял обители (и бунтовщики не коснулись ее). Только ради крайней жажды духовного преспеяния перешел в Введенскую пустынь (во Владимирской губернии), состоящую в 4-х верстах от города Покрова и в 90 от Москвы, к Строителю Клеопе3 и Старцу Игнатию. Сюда же переселился и другой послушнпк – МатФей, искреннейший друг его, живший в Санаксаре с ним в одной келлии, по пострижении в монашество, нареченный Макарием и после бывший Архимандритом Пешношского монастыря4.

В пустыне сей Феодор провел два года, прилагая труды к трудам и утверждаясь в благочестии. В 1775 г. прибыли сюда из Молдавии два монаха – Антоний и Арсений, вероятно, для сбора милостыни. Беседа с ними возбудила в Феодоре сильное желание сходить в Иерусалим для поклонения Гробу Господа и всем Святыням святой земли. Получив благословение Отца Клеопы, с сими монахами отправился он в преднамеренный путь и благополучно прибыл в монастырь Тисман (в Валахии). Архимандрит того монастыря Отец Феодосий принял его благодушно и, зная внешние расстройства в Молдавских монастырях после окончания войны России с Турциею, а притом предвидя в нем украшение монахов своей обители, удержал его у себя, и не допустил даже к известному добродетельною жизнью Паисию5.

Феодор внял совету Феодосия, и чрез три дня по приезде в Тисман пострижен был в монашество и наречен Феофаном, имея 24 года от рождения.

По заключения мира между Россиею и Турциею в Кайнарджи (в 1774 г.), Турки жестоко стали притеснять обители и, между прочими, монастырь Тисман, так что монашествующим не возможно было долее оставаться в нем. Настоятель монастыря Феодосий6, не находя более способного, отправил монаха Феофана к светлейшему Князю Потемкину с прошением дать братии монастыря Тисмана какую-либо обитель в пределах России. С ним отправлен был, в виде кучера, монах Отец Анастасий, из рода Потемкиных, много содействовавший успеху сего посольства7. Посольство имело желанный успех. По ходатайству Светлейшего, для помещения монашествующих в Тисмане, назначена Модченская Софрониева пустынь, состоящая в 20-ти верстах от города Путивля, Курской Епархии. На время сего переселения (от 1778 до 1780 года) Отец Феофан удалился во Флорищеву пустынь, находящуюся Владимирской губернии в Гороховском уезде, где скоро и был произведен во Иеродиакона. А через два года возвратился к мудрому Наставнику своему Отцу Феодосию в пустынь Софрониеву. В скором времени, для занятия некоторых должностей в Александро-Невском монастыре, указом Святейшего Синода вытребованы были туда из Софрониевой пустыни пять человек, опытнейших и трудолюбивейших в делах жизни монашеской. В числе других послан был и Отец Феофан. Здесь сначала проходил он должности – Канонарха и Ключника, потом ради отличного прохождения всех послушаний, ради крайнего смирения и кротости, взят был в келейника к Преосвященному Митрополиту Гавриилу, и в 1785 году рукоположен во Иеромонаха.

Пользуясь доверенностью и любовию Преосвященного, он первым долгом своим поставил напомнить ему о любимом своем наставнике монашеской жизни Отце Феодоре и доложить о невинном осуждении и заточении его в Соловецкую обитель. Знал он весь ход дела и изложил оное на бумаге. Преосвященный представил записку Государыне Императрице, объяснив, что Старец Феодор девять лет находится в Соловецком монастыре потому только, что письменный ответ его на представление Темниковского Воеводы Воронежским Наместником рассмотрен и принят неправильно, на другой же день Императрица дала указ, возвратить старца Феодора в Санаксарскую пустынь, куда и прибыл он в Октябре 1783 г.

Преосвященный Гавриил, обозревая Епархию, нашел Тихвинский монастырь в крайнем упадке и запустении, и, по возвращении в Санкт-Петербург, спросил Отца Феофана, кого бы на место престарелого Архимандрита Евфимия сделать настоятелем сего монастыря. Отец Феофан прямо указал на строителя Пешношского монастыря Игнатия, которого благочестивая жизнь, трудолюбие и способность к домостроительству известны ему были еще в Санаксарской пустыни, где они вместе начали жизнь монашескую. И по представлению Преосвященного Гавриила, Игнатий произведен был в Архимандрита Тихвинского монастыря. По времени Игнатий переведен был в Симонов монастырь (в Москве), совсем было упраздненный. Отец Феофан просил известного ему благотворителя, Московского именитого гражданина, Афанасия Ивановича Долгова, содействовать Отцу Игнатию в восстановлении и устроении запустелого монастыря Симонова. Когда Долгов изъявил на то свое согласие, он предложил о сем Митрополиту, а сей Святейшему Синоду. Симонов монастырь пришел в наилучшее устройство и благолепие, во внешнем и внутреннем состоянии.

Итак беспрекословно, что восстановлению Тихвинского и Симонова монастырей первый виновник некоторым образом был Отец Феофан. По его же указанию и многие другие настоятели монастырей поставлены были на должность настоятельскую и всегда вполне оправдывали свое избрание.

О высоте его духовной жизни и духовного разума много свидетельствует уже то одно, что, когда принесен был к Преосвященному Гавриилу от старца Паисия из Молдавии перевод книги, Добротолюбия, он избран был в число советников при ученых Александроневской Академии, поверявших сей перевод. Ибо при сем деле требовалось не только точное знание Греческого языка, но и верное и опытное разумение жизни духовной8.

1791 года в Сентябре 14 дня Отец Феофан поставлен в Игумена Новгородской Епархии Моденского монастыря. Слава о духовной жизни его распространилась повсюду. В два года управления сим монастырем прибыло туда более двадцати человек братии, число богомольцев со дня на день умножалось, так что прежний Игумен, остававшийся здесь же на покое, удивляясь сему, говорил: «странно, я сорок лет живу здесь, и почти никогда никто сюда не прихаживал». Феофан в столь короткое время успел устроить братскую трапезу и колокольню – каменные. Но в 1793 г., по желанию и прошению граждан Белоезерских, переведен был Игуменом же в Кирилло-Новоезерский монастырь, состоящий на красном острову нового озера, в тридцати верстах от Белоезерска и находившийся тогда в крайнем упадке. До него было в этой обители семь человек, и с ним пришли пять.

Здесь с тою же ревностию, покорностью и смирением, с какими всегда исполнял возлагаемые на него послушания, прежде всего ввел он в сию обитель общежитие, и по всем частям учредил в ней новый порядок, по образцу монастыря Пешношского.

Устав Церковного Богослужения, введенный Отцом Феофаном в Новоезерскую пустынь, неизменно соблюдается и доныне.

Всенощное бдение на Воскресные и праздничные дни начинается в летнее время в семь часов по полудни, а зимою в час по полуночи, и продолжается обыкновенно четыре часа; в простые же дни утреня начинается в два часа по полуночи, и продолжается три часа. В шесть часов бывает ранняя Литургия, после которой отправляются молебны и панихиды для проходящих богомольцев. С девяти часов совершается Литургия поздняя. По окончании ее братия по два в ряд, служащий Иеромонах с так называемою просфорою Пречистыя, и Настоятель, поя Псалом 144: Вознесу Тя, Боже мой, и проч. идут в трапезу, где, по прочтении положенных уставом молитв, оная просфора раздробляется и раздается братии. Потом Настоятель благословляет трапезу, в продолжении которой чтутся поучения св. Отцев. По трапезе читаются благодарные молитвы, и раздается братии остальная часть просфоры.

Вечерня в зимнее время начинается с четырех часов, а летом в пять, и продолжается два часа. На повечерии читаются каноны: Иисусу сладчайшему, Богоматери и Ангелу Хранителю; Акафисты же на день воскресный, на понедельник, среду и пяток Спасителю, а на вторник, четверток и субботу Богородице.

После вечернем трапезы совершается правило в Церкви: читаются молитвы на сон грядущим, помянник, и бывают поклоны с умною молитвою. Сие правило соблюдается только в простые дни, а в праздники, во дни Святые Четыредесятницы и пятидесятницы оставляется; читаются только вечерние молитвы.

Пение введено Знаменного распева или так называемое, столповое. И вообще вся служба отправляется с глубоким благоговением без всякой поспешности.

Сверх того, по заведению Отца Феофана, избранные братия, по очереди, день и ночь читают Псалтирь непрерывно.

Чтением Синодика и помянников во время проскомидии, как за ранней, так и за поздней Литургиею, занимаются братия, исключая только не могущих читать.

Здесь же можно упомянуть о будильниках, которые, по возбуждении братии за полчаса к утреннему славословию, наблюдают, все ли пришли в Церковь. Если они кого не видят, идут и возбуждают вторично, и когда кто откажется за болезнию, доносят настоятелю по окончании полунощницы. По пропетии Бог Господь, повар из лампады местного образа Спасителя берет в Фонарь огонь, и взяв у настоятеля благословение, этим огнем затопляет печь для варения пищи.

Расположение братских келлий таково: при входе с крыльца, в сенях, по обе стороны двери в прихожие; в прихожих по две двери в келлии. Из двух братии, живущих в этих келлиях, всегда бывает один старший, а другой младший. Келлия старшего отличается небольшою особенною прихожею. Младший, выходя из своей келлии, должен сотворить молитву, испросить благословение у старшего, куда бы ни шел, – в Церковь ли, в трапезу, или на какое послушание, даже хотя бы за водою или за дровами для своей печи.

Благоговейное Богослужение, чистота и строгость жизни иночествующих, кротость и мудрость настоятеля скоро умножили число братии до восьмидесяти человек, привлекли в обитель многих богомольцев и многих расположили содействовать Отцу Феофану в устроении и внешнего благолепия обители. Всякий почитал за счастье сделать в нее какое-либо по возможности приношение.

В 1795 году прислан был от именитого гражданина Московского Афанасия Долгова, искусно устроенный и весь вызолоченный иконостас для соборного храма; и усердием того же Долгова и другого Московского купца, Семена Прокопиева Васильева, сооружена сребропозлащенная рака, в которую в том же году 2-го дня месяца Марта с приличною церемониею и переложены были святые мощи Преподобного Кирилла из ветхого кипарисного гроба.

Тогож года Июля 1 дня от Государыни Императрицы получен большой покров на раку Преподобного Кирилла, из золотого чешуйчатого глазета, кругом обложенный широкими гасами и бахрамою. А по вступлении на престол Императора Павла Петровича, удостоясь личной беседы с Его Величеством, Отец Феофан получил от него тысячу рублей, и для обители напрестольное Св. Евангелие, обложенное серебром, честный крест серебряный, серебряные вызолоченные и украшенные финифтью и стразами, потир, дискос, звездицу, блюдца, лжицу – кадило серебряное, золотого глазету для одежд на престол и жертвенник, пят риз с эпитрахилями, три стихаря с орарями и две пелены для налоев.

1799 года Отец Феофан определен Благочинным монастырей: Кириллова, Устюжского, Моденского, Горицкого девичья и Филиппо-аравской пустыни.

В 1819 году Митрополит Михаил вызвал его в С.-Петербург, и здесь, по воле Государя Императора, О. Феофан произведен в сан Архимандрита, пожалованы ему Его Величеством митра, наперсный крест, осыпанный драгоценными каменьями и тысяча рублей на путевые издержки. Щедротами Монарха пользовался О. Феофан и в последующее время: так в 1823 году именным повелением Государя Императора, согласно прошению Ново-Езерского Архимандрита прибавлено к штатному числу Ново-Езерской братии четыре Иеромонаха, три Иеродиакона, четыре монаха и два послушника, а в 1827 году О. Феофан награжден орденом Св. Анны второй степени.

Так силою необыкновенной ревности к делу Божию, Отец Феофан, в продолжение тридцатишестилетнего правления своего привел весь монастырь в то превосходное состояние, в каком он находится и в настоящее время. Соборная Церковь Воскресения Христова получила при нем настоящее благолепие; и вновь пристроены в ней два придела – во имя Преподобного Кирилла и Св. Николая; переправлена Церковь Смоленския Божия Матери, с приделом Алексия человека Божия; Церковь Захарии и Елисаветы и братская трапеза, бывшие одноэтажными, переделаны в двухэтажные; а к ним вновь пристроена колокольня с боевыми часами и двухэтажный же корпус для нескольких келлий; также двухэтажный корпус для настоятельских келлий, в котором есть келлии и для братии; вновь выстроен подобный сему корпус для посетителей обители и богомольцев; для них же переправлен еще корпус двухэтажный. Все здание – каменное, покрыто железом и обнесено каменною стеною с шестью башнями, имеющею в окружности до 250 сажен. По тесноте острова, ограда утверждена в воде глубиною от двух аршин до двух с половиною сажен.

Внутренность храмов устроена также со всевозможною тщательностью: вышеупомянутый великолепный иконостас, пожертвованный гражданином Долговым, украшен превосходной работы иконами; все стены храма Воскресения Христова упещрены живописью. К особенному умилению и восторгу приводит плащаница Господа, открыто предлежащая очам каждого входящего в храм сей. В Алексиевской Церкви иконостас синеяхонтового цвета, украшен искусною резьбою и вызолочен на полимент. Иконы в нем – живописные; из них на иконах Спасителя, Богоматери и Алексия человека Божия ризы серебряные позлащенные, и на прочих таковые же венцы. Церковь сия украшена тщанием и иждивением Горицкого монастыря Игуменьи Маврикии с сестрами. Ризница монастырская приведена Отцом Феофаном в лучшее состояние.

При таковой попечительности о внешнем устройстве и благолепии обители, Отец Феофан, еще более заботился о духовном устройстве братии, непрестанно поучая их и наедине и в общем собрании, и большею частью после трапезы. Поучения его, исходившие прямо из глубины сердца, могли трогать и самые ожесточенные души, не красотою и пышностью выражений, но тою сердечною умилительностью и силою, которые составляют истинное помазание духовное. Но поелику он свои поучения всегда предлагал устно, большею частью без приготовления, говоря о том, что считал нужным по первому представившемуся случаю: то к сожалению и не сохранились они в письменных памятниках. Припомним здесь несколько слов из обширных и воодушевительных бесед его.

«Жизнь духовная, говорил он, должна быть проста, чистосердечна, кротка, благопокорлива, а паче смиренна. Смирение есть без труда спасение. Смирение сердечное есть первое и главнейшее основание дому душевного и монашеской жизни. Ибо и Христос Сын Божии говорит: Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим (Мф. 11:29)».

«Если кем будем обижены, должны сказать: согрешил, прости ради Бога; а в себе, представляя грехи свои, помыслить: я достоин наказания и больше сего».

«Христос Сын Божий, укоряем противу-неукоряше, стражда не прещаше (1Петр. 2:23). Если же когда от нанесенной обиды сердце и смутится, то никак не должно выражать смущения словами, но всеми силами себя воздержать от оных, по рекшему: смятохся, и не глаголах (Пс. 76:5); должно помнить Апостольское слово: солнце да не зайдет во гневе вашем, ниже дадите в себе места диаволу (Еф. 4:26). Иначе же не угодны будут Господу Богу ни молитвы наши, ни прочие добродетели, как бы они велики ни были».

«Не только должно воздерживаться от худых дел и слов, но и от скверных помыслов, приходящих нам от бесов. Сперва бывает прилог, то есть, вражеское предложение нашей мысли, потом следует сочетание, т. е. соизволение нашего ума вражию представлению, наконец и самое исполнение делом. А посему каждую мысль, могущую душе вредить, должно тотчас отражать памятью всегдашнего с нами присутствия Божия, по написанному: предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся от пути добродетельного (Пс. 15:8). А Св. Иоанн Лествичник так поучает: Иисусовым именем бий супостаты, ибо не обрящеши на них крепчайшаго оружия на небеси и на земли, паче имене Иисусова. И потому должно всегда во уме иметь молитву сию: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго; Господьп отъими от Мене весь помысл лукавый: Господи, даждь ми мысль благу».

«Притом отнюдь не должно внимать чужим недостаткам, но всегда взирать на свои грехи, и не осуждать других, а себя обвинять и укорять. Чрез сие можем получить в своей жизни исправление».

«Все сокровища мира сего суть ничто пред вечным блаженством, которое обещано любящим Бога, блаженством, которого око не видело, ухо не слышало, и которое на сердце человеку не входило (1Кор. 2:9)».

«Посему, пока есть время, должно стараться, чтобы не вотще жизнь препровождать, дабы, по отшествии отсюда, наследовать небесное царствие, которого не удостоимся, если не будем подобны незлобивым детям. Без любви Божией, без мира с ближними, лицезрения Божия не сподобимся; но будем осуждены, как немилосердые и Самого Господа не любившие, по реченному: суд без милости не сотворшему милости (Иак. 2:13); и: аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть (1Ин. 4:20). Итак всячески стараться надобно о угождении Богу и о спасении своея души, которая всего мира дороже. Весь мир не стоит единые христианские души, понеже он преходит, а душа наша есть и пребудет нетленна во веки, говорит Св. Иоанн Лествичник. И паки: кая польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит (Мф. 16:26)?»

«За дела противные воле Божией должны будем наследовать червь неусыпающий, огнь неугасаемый, смолу кипящую (Мк. 9:44. Ис. 66:24). Представляя сие в уме нашем, можем побеждать страсти, воюющие на дух наш».

Вообще все поучения его основывались на самоотвержении и на любви к ближнему, – но и тех не выдавал за свои собственные и не желал называться учителем, говоря, что един есть Учитель наш – Христос, а мы должны стараться быть учениками Его. Посему поучения свои всегда подкреплял словами из молитв церковных или из Свящ. Писания, утверждаясь на изречении Самого Спасителя: испытайте писания, яко вы мните в них имети живот вечный (Ин. 5:39), и приводил слова Пророка· тако глаголет Господь, избавивый тя святый Израилев: Аз есмь Господ Бог твой, научих тя, еже обрести тебе путь, по нему же пойдеши: и аще бы ecu послушал заповедей Моих, то был бы убо аки река мир твой, и правда твоя яко волна морская (Ис. 48:17, 18). Постоянно убеждал он братию и других к безропотному несению всяких трудов и скорбей. «Не доставят пользы, говаривал он, ни вериги, ни вретища, ни пост, хотя бы кто ел по одному разу в неделю, ни продолжительные бдения и стояния, ни множество поклонов, ни все телесные изнурения; ибо телесное обучение, по слову Апостола, вмале есть полезно (1Тим. 4:8), если нет добродетелей духовных. Надобно иметь между собою нелицемерную любовь, быть в послушаний, в терпении со смирением. Железо же, голод и поклоны нас не спасут. Бог ищет мира и любви чистосердечной; ибо плод духовный есть любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание; на таковых несть закона» (Гал. 5:22).

Если в ком-либо из братии замечал что не соответствующее иноческой жизни: то говорил об этом в виде общего рассуждения, не изобличая никого явно, и говорил так убедительно, трогательно и кротко, что виновный невольно сознавался в вине своей и просил прощения или при всех или наедине, принимая твердое намерение положить начало своему исправлению, – в чем, по молитвам Старца, многие и успевали.

Заботясь о братии своея обители, не меньшее попечение имел и о тех обителях, которые состояли под его надзором по обязанности благочинного. Из записок монахинь Горицкого монастыря, которые, имея к нему особенную доверенность и полное внимание к беседам его, неопустительно записывали каждое слово его, – видно, как много заботился он о душевной пользе каждого, кто только с истинным усердием мог пользоваться его наставлением. Бывая в сем монастыре, каждый раз совершал он Божественную Литургию и потом поучал неленостному несению ига Христова, укрепляя в послушании, в кротости и смирении.

Нс отпускал он без пользы душевной и посетителей, которые желали слышать слово его. Научитеся от Мене, говорил Спаситель, яко кроток есмь и смирен сердцем. Вот что внушал он каждому. Впрочем в келлию к себе принимал очень немногих, а для желающих беседы его, кто бы то ни был, всегда со всею готовностью приходил в гостинные келлии. Особенно замечательно в беседах его было то, что слушатель, по его настроению сам обыкновенно высказывал назидательную истину, а он как будто был только возбудителем теплоты сердечной; раскрывал только свое в каждом сердце; истина же и поучение являлись сами собою.

Его обращение со всеми было кроткое, снисходительное, простое и вообще отеческое.

Ни под каким предлогом и даже в часы отдохновения не позволял себе отказывать приходящим к нему с какою-либо нуждою. Удовлетворив желанию посетителя, провожал его в сени и на крыльцо своей келлии с полною ласкою и кротостью, так что посетитель сам собою делался для себя учителем кротости и смирения. Бедность и богатство у него не имело различия. И бедняк в рубище и богатый в пышной одежде, выходили от него с равною пользою – с чувствами кротости и умиления.

Нелюбостяжательность его простиралась до того, что не имел он в келлии своей ничего кроме книг отеческих и церковных и вещей самых необходимых для жизненных потребностей. Это видно уже из одного завещания его, которое оставил он пред кончиною своею (и которого список здесь прилагается).

При беспристрастии к мирским вещам, он соблюдал возможную скромность в одеянии и строгую умеренность в пище. – Были у него мантия, ряса и полукафтанье, по уставу общежительному; шелковых материй не любил. В трапезу ходил неопустительно и за обед и за ужин, а вкушал пищу только за обедом. В келлии же не имел ничего снедного. Чай был у него только для утешения братий в дни праздничные. А в первую седмицу св. Четыредесятницы и в Страстную не вкушал ничего кроме антидора, раздаваемого после Литургии. Этого правила касательно одежды и пищи никогда не изменял.

Но исправляя нравы братии и других слушателей подавал собою пример добродетельной жизни. Ибо вся жизнь отличалась глубоким смирением, незлобивым терпением, милосердием, целомудрием, воздержанием, трудолюбием, бдением и непрестанною молитвою. Осуждение других, празднословие и смех были далеки от него. Ни одно церковное в обители Богослужение без него не начиналось и не оканчивалось, кроме тех случаев, когда отлучался он из нее по монастырским делам и по обязанности благочинного; и, если приходилось ему возвращаться во время утрени или другой какой-либо службы, то уже непременно входил в Церковь.

Между часами общего Богослужения и занятий по делам монастыря и благочиния, постоянно занимался он чтением Свящ. Писания и книг отеческих. С первых же лет своего поступления в сию обитель, когда еще пользовался совершенным здоровьем, исправлял, наравне с братиею, все монастырские послушания: косил и собирал сено, расчищал сенокосы, рубил дрова, выкапывал пни, и проч.

Так поучая вверенных его руководству и всех желавших получить от него душевную пользу, и сам неутомимо предшествуя собственным примером на поприще духовных подвигов, достиг он осьмидесяти лет своей жизни и стал чувствовать ослабление телесных сил. От неподвижного стояния на молитве в Церкви и в келлии, ноги его отекли, и от невыносимой боли едва могли двигаться. В 1829 году он принужден был просить увольнения от настоятельской должности. Преосвященный Митрополит Серафим на его прошении надписал: «Почтеннейшего раба Божия, отца Архимандрита Феофана уволить от занимаемой им настоятельской должности, с оставлением на жительстве в Кирилло-Новоезерском монастыре, который толико украсил он как по внешности многими важными зданиями, ризницею и утварью Церковною, так и по внутренности заведши в нем общежитие и примерное благочиние, подавая собою братии назидательные к Богоугодной жизни примеры, и с засвидетельствованием ему за таковые отличные его заслуги, Святой обители и Церкви Христовой им оказанные, искреннейшей благодарности нашей».

Получив увольнение Старец при общем собрании всей братии, с новым Настоятелем Иеромонахом Аркадием, соборне отслужил молебен Преподобному Кириллу, и затем предложил братии последнее поучение, дабы новому Настоятелю повиновались как Самому Христу и Отцу Небесному, поелику его воля есть воля Божия, как и Господь сказал: слушаяй вас у Мене слушает: и отметаяйся вас, Мене отметается: отметаяйся же Мене, отметается Пославшаго Мя (Лк. 10:16).

Таким образом поручив братию и сдав все монастырские дела Отцу Аркадию, сам Отец Феофан с сего времени начал провождать жизнь безмолвную, беседуя с Единым Богом и не входя ни в какие распоряжения по монастырю. Хотя вполне был уверен, что новый Настоятель, как ученик, бывший 27 под руководством его, им постриженный в монашество и по его указанию произведенный в звание Игумена, – готов был исполнять каждый совет его с сыновнею покорностью: но смиренный старец, с Ангельскою кротостью, сам оказывал ему почтение и уважение, так что и его самого и братию приводил в удивление.

Впрочем, не взирая на свою Старость и болезнь, не преставал он исполнять обыкновенного правила своего: в Церковь ходил неопустительно, и за Богослужением никогда не садился, кроме того времени, которое назначается уставом для общего отдохновения.

От времени до времени посещал он и монастыри, состоявшие в его благочинии и продолжал назидать братию поучительным словом и примером кротости.

В 1832 году, Ноября 26 дня, посетив Горицкий монастырь и вручив Настоятельнице оного две тысячи рублей, присланные ему пред тем от неизвестного для раздачи требующим, при прощании с сестрами, предложил им обыкновенное поучение, и сказал, что уже более не увидит их.

Впрочем никогда не была беседа его так приятна, спокойна и весела, как в этот раз, как будто был он зван и готовился на торжественное пиршество. И неудивительно: ибо, помня всегда последняя своя и непрестанно помышляя о смерти, он мог сродниться с мыслию об ней и ждет ее, как друга, сильного освободить его от сей греховной и многотрудной жизни и ввести в место блаженного упокоения. У многих из сестер просил их молитв и поминовения по смерти его. И наконец сказал: «Я уже оканчиваю временную жизнь и предначинаю жизнь вечную.» Сии слова сильно поразили всех, хотя еще, по видимому и не возможно было предполагать, что в скором времени действительно лишатся они навсегда своего благопопечительного Отца и наставника.

На возвратном пути, в Городе Белоезерске, почувствовал старец сильное колотье в груди и в боках. Прибыв в свою обитель 30 дня Ноября, при всем изнеможении своих сил, не преставал не опустительно ходить в Церковь за каждую службу, хотя уже при помощи келейника своего, который усердно помогал ему в трудах его в продолжении тридцати лет. Даже в последний день жизни своей был у заутрени; но часы и вечерню слушал уже в келлии. Келейник, 1 дня Декабря, предложил ему, что при такой слабости необходимо иметь отдохновение. Но трудолюбец отвечал: «вот скоро отдохну».

2-го числа, за позднею Литургиею приобщился Св. Тайн, а после вечерни, поддерживаемый своим келейником, посетил Иеромонаха Мефодия, который, чувствуя приближение смерти, желал принять от него напутственное благословение и утешение. Старец, преподав ему утешительное Слово, сказал: «вот скоро и я умру».

3-го дня пришел к Утрени, но против своего обыкновения, более сидел. Пред позднею Литургиею Игумен Аркадий, по его желанию, совершил над ним таинство Елеосвящения, по конце которого видимо изнемогающий старец давал братии последнее благословение и прощение. За тем, поручил келейнику некоторую сумму денег раздать бедным.

К Литургии уже не выходил, а, по предложению Отца Аркадия, отправлены были часы в его келлии. После того до вечерни находился в постеле, и напомянул келейнику, чтобы смотрел за ним, потому что усилившийся кашель и нестерпимое колотье были ясным признаком приближающейся смерти. Мужественный служитель Христов непрестанно читал разные молитвы, и с именем Иисуса на устах, спокойно и в мирной тишине предал свою душу Господу, в 10 часов по полудни того же 3 числа Декабря, на восьмидесят первом году от рождения.

Унылый звон колокола возвестил братии о кончине мудрого Отца и Наставника, и всех поверг в тяжкую печаль и уныние.

Декабря 11 дня, в Воскресный день, по окончании Литургии, над телом усопшего Отца Архимандрита совершено было отпевание Кирилло-Белоезерским Архимандритом Иннокентием с Ново-Езерским Игуменом Аркадием. При сем стечение народа было столь велико, что многие не могли поместиться в Церкви; но кто вошел в Церковь, не хотел выйдти из нее, считая за счастье воздать последний долг обще всеми любимому и от души уважаемому Отцу.

Тело его предано земле под Церковью. Знавшие его и доселе служат по нем панихиды, вручая себя его святым молитвам и испрашивая его благословения.

Духовное завещание отца Феофана

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Старость, а притом и болезни предвещают мне близкий конец временной моей жизни, переселение уже не на временную, а на вечную жизнь. Юные лета мои, признаюсь, наполнены были греховною горестию. Но Господь дал мне время довольное для покаяния, яко долготерпеливый и многомилостивый, ожидая обращения моего. Но и ныне при последнем конце жизни моей, что могу сказать в оправдание себя пред Праведным Судиею, когда и правоты наши судимы будут (Пс. 74:3)? Только это: Господи! невниди в суд с рабом Твоим (Пс. 142:2).

Что касается до великих благодеяний, полученных мною в жизни моей от Пренебесного Отца и Создателя нашего, – не могу по достоинству принести Ему от грешных устен моих благодарения. Сколько раз сохранял Он меня в смертных случаях, без ужаса вообразить не могу. Но слава и благодарение да будет благости Его, яко сохранил мя даже до старости и престарения.

Прп сем прошу живущих во Святой обители сей братий, а паче постриженных мною, и прочих вне обители, усердствующих к ней, молитися о мне ко Господу, да не низведен буду по грехом моим на место мучения, но да вселюся в селениях праведных, идеже есть свет невечерний, и жизнь безконечная и неизменяемая во веки веков.

Введенное мною, по благословению Высокопреосвященнейшего Гавриила Митрополита Новгородского и Санкт-Петербургского, в сей обители общежитие, как было при мне, так и по смерти моей должно оставаться без всякого изменения. И ежели исполнено будет сие мое завещание, то Преподобный Отец наш Кирилл исходатайствует нам благословение Божие и не только временная благая, но паче царствие небесное, которое уготовал Бог любящим Его.

Имение, принадлежащее мне, почитайте не моим собственным, а обительным. Во все время Настоятельства моего я ничего не присваивал себе, а оставлял для пользы и устроения обители; и потому родственникам моим ничего не отказываю; денег у меня спрятанных нет: и не думайте искать якобы сокровенных. Еще завещаваю, когда Господь благоволит мне отъити от здешней жизни, – гроб, в котором положено будет тело мое, ничем не красить и не обивать, а просто сделать из досок; человеку грешному и сего много. О прочих вещах, как то о крестах, о книгах, одежде и о процентной сумме по банковому билету прилагаю при сем особливое завещание. Сие писал я при изнеможении моих сил еще своею рукою, и утверждаю.

Архимандрит Феофан.

Января 20 дня 1829 года.

Дополнение к Духовному моему завещанию

Крест, жалованный мне от покойного Государя Императора Александра Павловича, с драгоценными каменьями, и крест, присланный мне от Коллежского Советника Ивана Максимовича Феодорова, – оба сии креста хранить в монастырской Ризнице.

Билет в десять тысяч рублей, доставленный собственно мне от покойного Архимандрита Иоасафа, оставляю в пользу монастыря для получения после меня процентных денег из Московского Воспитательного Дома Сохранной казны, и поминать Преосвященнейшего Митрополита Гавриила и Архимандрита Иоасафа и родственников моих. Из оных процентных денег по смерти моей за два года выдавать по пятисот рублей в Воскресенский девичий монастырь.

Келейнику моему Монаху Отцу Антонию, послужившему мне с усердием до 30 лет, по смерти моей завещаваю отдать книги: Четьи-Минеи, книгу Иоанна Лествичника, Новый Завет, Богословие Преосвященного Платона, две Псалтири, одну в лист, а другую в осьмушку. Из платья мною ему отдано: суконная ряса и суконный подрясник, шуба на овчинном меху и шуба на беличьем меху, и сие от него не отбирать.

Сие писал я собственною рукою своею и подтверждаю оное.

Архимандрит Феофан.

Января 20 дня 1829 года.

Нравственно-духовные наставления священно-архимандрита Кирилло-Новоезерского монастыря Феофана

Бог всегда с нами! – Смиренным благодать дает. Теперь еще все мы в волнении, а это потому, что ума-το к Богу не возводим. Петр Апостол сначала поусердствовал идти по водам, а как только усомнился, то и начал утопать: так то и мы, когда утопаем в смущении помыслов, должны взывать к Господу: Господи! Спаси, погибаем! Пришли в монастырь за тем, чтобы угодить Господу, а враг свои делает приражения; смущаться не надобно, а просить Господа Бога, так все это и пройдет. В искушениях, когда ум соблазнами, суетами мирскими, нечистыми помыслами помрачится, просить надобно Господа Бога, чтобы Он просветил душевные наши очи. – Молитесь чаще и ко Пресвятой Богородице: Пресвятая Владычица моя Богородице, святыми Твоими и всесильными мольбами отжени от Мене смиренные и окаянные рабы Твоея уныние, забвение, неразумие, нерадение!

Вот слепота-то наша душевная! Немножко жить-то в здешней жизни, а и тут незнаем, как; – тяжело, несносно! Думать бы надобно, как-то жили угодившие Богу, и стараться подражать их примеру, – что они делали, что говорили; – да и грешники-то, что делали, какие слова их были, за что осуждены, чтобы и нам остеречься и не подпасть их осуждению. Если Господь Бог будет судить нас не по грехам нашим, а по тем спасительным действиям, кои мы сделали; то и тут не оправдится всяк живый; а лучше возложим упование на Его великое милосердие; отчаиваться не надобно, – кто может быть достоин?

Исповедывайтесь, – вот вы и святы: «Ей, многий в щедротах и неизреченный в милости! Веруяй бо в Мя, рекл еси, о Христе мой, жив будет, и не узрит смерти во веки. Аще убо вера яже в Тя спасает отчаянныя, се верую, спаси мя, яко Бог мой еси Ты и Создатель; вера же вместо дел да вменится мне, Боже мой: не взыщеши дел отнюдь оправдающих мя, но та вера моя да довлеет вместо всех, та да отвещает, та да оправдает мя, та да покажет мя причастника славы Твоея вечныя!»

Вера наша несомненная, вера наша из Иерусалима, как Пророк провозвестил: яко от Сиона изыдет закон, и слово Господне из Иерусалима (Мих. 4:2). Евреи ожидают Мессию в славе мирской, а мы Его знаем страждущего, понесшего на Себе грехи и болезни наши! Апостолов, посылая на проповедь, Он повелел ничего не брать с собою на путь: ни меди, ни жезла, и сказал: прокаженных очищайте, бесов изгоняйте, мертвых воскрешайте (Мф. 10:8, 9). – Вот какое напутие дал! Чем же они побеждали? Терпением.

Поживите, так не будете раскаиваться, что потерпели! Покуда время есть, мы можем души наши очистить: стояще во храме славы Твоея, на небеси стояти мним. Ведь это не ложно сказано, что, если коснется благодать, то, такое нетленное сокровище получа, ничего уже внешнего не пожелаешь.

Еретики чем уклонились? Неверием. Рассуждали: как это может быть, чтобы Христос Сын Божий сошел на землю? Этому статься не можно. Все Пророки говорят, а они этому верить не хотят. Вот свои-то мнения! Тот то думал, тот другое. Ежели ты слепому будешь толковать о солнце, может ли он поверить? И ежели не понимает, – виноват ли он? А высокоумие или высокомнение в помрачение приводит, что не могут истины понять совершенно. Философы – какие премудрые были, а для чегож они не познали Бога? Когда Святый Апостол Павел в Афинах проповедывал истинного Бога, одни ему поверили, как например Дионисий Ареопагит, а другие думали, что он это говорит без всякого основания; они так и остались со своею Философиею. А нам внутренность-то свою – ум и сердце обращать надобно к Господу Богу; а если будем обращаться к какой страсти, то будем как язычники, которые почитали своих идолов.

Вера, надежда, любовь – три Евангельские добродетели: вера покуда живем, верим, но не видим, а когда увидим, прейдет, как и надежда, коею в жизни нашей подкрепляемся, любовь же умножаться будет в век. Когда узрим Бога, яко же есть, тогда совершенная любовь будет! К этому надобно приуготовиться в здешней жизни, чтоб очистить душу от всех мнимых мыслей и чувств, препятствующих возрастению в нас Божественной любви. – Сподоби мя, Господи, любити Тя от всея души моея и помышления, и творити во всем волю Твою! – На что мы ни посмотрим, – все есть творение Божие, даже и то, что сделано руками человеческими. Ум человеку дан от Бога, а без ума ничего не сделаешь. Много на нас милости Божией, неизреченно Его милосердие! Се удаляющий себе от Тебе погибнут,... мне же прилеплятися Богови моему благо есть (Пс. 72:27, 28).

Можно разбирать мысли, отвергать недостойные, а принимать одни добрые, так и дела-то согласны будут; а ежели принимать всякую мысль, то их такая куча найдет, как саранча. Одни только мысли иметь надобно: что я, и что Бог. А кто я? комар, прах, земля. Пришли в монастырь для спасения души своея; не учить, а учиться. Более молчать надобно, а не своего мудрования слушать. Вот какие ученые, умные были, – а, последуя своему мнению, в ереси впали. Римская Церковь не согласуясь со словом Божиим по своему разуму, отпала, а прежде была одна нераздельная Церковь. Так вот человеческий-то ум!

Спокойствие душевное, просвещение ума, всегда с Богом быть. Возлюблю Тя, Господи, крепосте моя, Заступник мой! Надобно все силы употреблять, чтобы не погрешить пред Ним, чтоб была ваша жизнь мирная, любви исполненная. О сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою. Вот чего Бог требует! В Апостоле мы слышим: не приобщайтеся к делам неплодным (Еф. 5:11). Избави Боже! не надобно скрывать, что худо делается; чрез это распространяется зло на многия души; заразятся какою нибудь страстию, будут думать, как бы это исполнить, а тут хитрости употребят, чтобы скрыть; глядишь, – и еще другие тем же заразились, а тут ссоры, противоречия, как язва. Ежели и есть какие тайные недостатки, должно всячески исповедываться; Господь Бог радуется о кающемся, так как заблудшую овцу приемлет его в объятия. Перекрестись и скажи: изми мя от уст пагубного змия, зияющаго пожрать ме и свести во ад живу. Всякий грех – это змий испускает яд свой, умерщвляет нашу душу, – избрал нас, а других, может быть, и привлек. Никто же может приити ко Мне, говорит Господь наш: аще не Отец небесный привлечет его (Ин. 6:44). Должны всегда в Нем быть, а мирского ничего в себе не оставлять.

Жалко, что мы о смерти-то мало думаем. Когда сделается скучно, так о смерти размышляйте, о пришествии Христовом. Помыслите как на воздухе будете удержаны, да что будете отвечать на мытарствах. Как можно, принуждайте себя к чтению. Когда все сие исполните, то, кажется и скучать некогда. Господь Бог знает, что вам надобно; взывайте к Нему: да будет воля Твоя! Не одни вы у Него; Он ко всем вопиет: призови Мя в день скорби твоея, и изму тя (Пс. 49:15); призови не сомнением, а с верою. Нам должно более любить Его, нежели бояться; демони боятся; если в нас нет любви, то и мы им уподобляемся. Мы говорим, что любим, а ничего не хотим за Него принять и перенести. А что Он за нас терпел? Досаждали Ему, укоряли Его, били, плевали на Него, распяли на кресте, – Он все претерпел нашего ради спасения. Так много возлюбил нас бренных и недостойных: а вам ли не стерпеть чего-нибудь, да еще за наши же грехи? От высокоумия нашего мы не чувствуем милостей Божиих, мы не прилепились совершенно к Господу Богу; от того нам все тяжело, все скучно, от того все в неудовольствии, в прискорбии пребываете; говорите с Давидом: беззакония моя превзыдоша главу мою, яко бремя тяжкое отяготеша на мне; возсмердеша и согниша раны моя, от лица безумия моего (Пс. 37:5, 6); мне же прилеплятися Богови благо есть, полагати в Господе упование спасения моего (Пс. 72:28). Блажени, яже избрал и приял еси Господи! От скольких миллионов избраны вы? Вы часть Божия! Это преддверие царствия небесного, это звание Божие. Благодарите Его, ведь немножко пожить то. Теперь сколько пред глазами вашими примеров! Аркадия, Августа и другие и это действительно и несомненно, что души их во благих водворились. И сколькож жить там? Семдесят ли, сто ли лет? Миллион ли, сто ли миллионов? Нет! Во веки веков! И чем более будем там жить, тем более будем познавать величие Божие, и умножаться будет любовь наша. Известно, что монастырская жизнь есть преддверие царствия небесного, теперь имена ваши написаны на небесех.

«Верую Господи, и исповедую, яко Ты еси воистинну Христос, Сын Бога живаго, пришедый в мир грешные спасти, от них же первый есмь аз.» – А которые ожесточенные, непокорные, непреклонные не хотят испросить прощения у других в тайных и явных оскорблениях, или прощаются не от сердца, и без раскаяния приобщаются, – на таковых Господь гневается, и приобщение таковых бывает в осуждение. Приобщаться же исповедающимся от чистого сердца чем чаще, тем лучше. Великое от Господа благодеяние – приобщение Св. Таин. Им освящается душа и тело и чрез него Бог в нас присутствует. Многие думают, что, попостясь неделю, уже и достойны! Нет! достойны быть не можете, а только уповать надобно на Его милость.

Спасение, как с одной стороны трудно, неприступно, тяжело; так с другой очень просто и легко. Господь Бог наставит! Научитеся от Мене, говорит Он, – яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим. Нет ближайшего и надежнейшего пути ко спасению, как смирение, и величайшее тому воздаяние, кто, будучи жесток нравом, приведет себя в смирение. Достигнуть же смирения можно общею сестр молитвою: «спаси Господи и помилуй матушку нашу Игуменью, и ее святыми молитвами подаждь нам смирение, терпение, незлобие, любовь нелицемерную, послушание;» а Игумения с своей стороны молится: «спаси Господи и помилуй сестр моих, и святыми их молитвами тоже подаждь ми.» – Господь Бог всех и научит; никакой мудрец не научит познавать свои недостатки, свои немощи, свои слабости, как Господь Бог; ни каких книг не надобно, лишь бы было смирение! А которые из монастыря возвращаются в мир, таковые уже исключаются из небесных, из животных книг! И кому они уподоблены? Есть в уставе: Иуде предателю! Не надобно свой разум составлять, а надобно слушать; на что же и Настоятельница? А ежели не слушать, для чего же и жить в обители?

Смерти желать и просить не надобно, а молиться: да будет воля Твоя святая. Да и долго ли, много ли жить-то? А там уже не будет конца! Если бы от земли до неба гору песка насыпать и на каждый год, по песчинке откладывать, все бы конец был, а там уже не будет конца. В болезни говори: Господи помилуй!.. и этого довольно!

Вот вы построили какой великолепный храм! Должно быть много было усердия. Теперь созидайте храмы душевные. Вступили в обитель, словесную службу приносим, предстоим Ему; так надобно исправиться: когда уже поручили себя Господу Богу, то и души наши должны быть в руце Божией; для того ведь и входом в монастырь; а когда бы случилась и размолвка между собою, тотчас должно примириться.

Ежели бы благоволения Божия не было, ежели бы Господь не призирал на святое Свое место, ничего бы и не было! Он призирает, только надобно расположить сердца свои, чтоб были покорны воле Его, предать Ему себя всесовершенно, и Он управит путь наш во благое. Если мысль придет что сделать без благословения, перекрестись и скажи мысли: ведь это грех; вот мысль-то и отойдет, а тебе победа – венец, а ежели будешь что делать без послушания всего лишишься.

Надобно благодарить Господа Бога, что привел вас в такое пристанище, в земное небо. Святый Давид говорит: изволих приметатися в дому Бога моего, паче неже жити ми в селениях грешничих (Пс. 83:11)! В мире мы бы себя не знали, а теперь вся внутренняя наша раскрыта; видим, если непокорны, злопамятны, и должны себя укорять и стараться исправиться; исправление внутреннее очень трудно, но должно о нем стараться.

Святый Апостол Павел был жестокой гонитель Церкви; Господь, захотев его обратить, светлостию Своего явления помрачил его очи телесные и сим просветил душевныя, исцеля потом и телесныя. Ежели бы мы всегда воображали, какое воздаяние будет в будущей-το жизни, то наблюдали бы за собою. Человек выше всех творений, сотворен над всем господствовать, а в каком бывает помрачении!.. На то не должно сердиться, что бранят: – Сына Божия поносили.

В обители работающие Господу выше тех, кои в мире угодили Ему.

Видим вещи деревянные, железные, медные, серебряные и золотые; золото всех металлов крепче; но все подвержено уничтожению! Душа же наша нетленна! Хорошо если бы мы ее очистили в здешней жизни, чтобы она, подобно злату, сияла в будущей, или как сребро, но не как дерево, легко разрушаемое огнем; серебро огнем умаляется, золото же не умаляется, сколько ни жги его: хорошо бы быть золотыми. Если будем переносить терпеливо, без ропоту, без смущения, а с благодарением всякое искушение; то душевная наша одежда просветится; и в здешней-το жизни сколько будем счастливы.

Когда кто оскорбит, утешать себя надобно мыслию, что Бог милостив, – и скорбь пройдет, а которая сестра оскорбила, за ту помолиться: Господь и исправит всех. Мы вредное от врага для души своей принимаем; попробуем же для души своей принять от Спасителя полезное лекарство, хотя и горькое: претерпевый до конца, той спасен будет (Мф. 10:22). Мстить, негодовать, роптать, жаловаться, быть в неудовольствии, уязвить кого словом, для нас кажется приятным, – и враг этому радуется. Что может быть лучше примера Христа Спасителя? Чудеса Его отвергали, Его Самого ругали, били, наконец ко кресту пригвоздили, а Он при последнем издыхании сказал: Отче, отпусти им; не ведят бо, что творят (Лк. 23:31)! Вот что жестокость нрава человеческого сделала Создателю своему.

И в здешней то жизни Господь Бог больших даров удостаивает: иным дает дар исцеления, другим дар прозорливства, иные неизвестными для них прежде языками говорят: так Ефрем Сирин заговорил по Гречески, по молитве Василия Великого, чтоб понимать друг друга без переводчика. Но для сего нужно и смирение Святого Ефрема. А ежели оскорбилась, чувствуешь внутреннее смущение, но не будешь оправдываться, не будешь говорить никаких противных слов, смолчишь, – за это не останешься без воздаяния! Всякое дело, всякое художество, все требует терпения.

Господь Бог за смирение дает благодать. Один старец говорил с утра до вечера беспрестанно, а другой молчал, один прозорливец сказал об них: который говорил, тот молчание соблюл, а который молчал – празднословец; молчал, да тщеславился сим. С каким ведь намерением, кто что делает, – это важно. Господь Бог наши намерения судит. Наука эта совсем другая, не философия: в мирскую науку вкрадывается тщеславие, а здесь смирение в основе.

Себя возвышать, а всеми пренебрегать, – это дело бесовское, а лучше бы Христово смирение стяжать. Аще бо быхом себе рассуждали, не быхом осуждены были (1Кор. 11:31). Покуда не достигнешь смирения, в спокойствии быть не можешь никак, все из страсти в страсть, так, как из пропасти в пропасть, враг будет поревать тебя; а когда будет смирение, так тут все добродетели; это как цепь священная. Где же гордость, тут тщеславие, вражда, тут смущение, ссоры и зло всякого рода.

С тем жить надобно, чтобы угодить Господу Богу, думать о себе, что мы земля и в землю возвратимся; не долго жить здесь в гостях. Благодарите Господа Бога, что создал нас человеками. Бог продолжает нашу жизнь, чтобы душа наша от всех страстей очистилась; в царство небесное не внидет никакая скверна. Сердце мое страхом Твоим да покрыется смиренномудрствующее, да не вознесшееся отпадет от Тебе, Всещедрый! Чтобы ни случилось, да будет воля Твоя святая!

Надобно в скорби то претерпевать с благодарением; мы думаем, что скорби так, просто, приходят. Нет! Господь Бог посылает, чтобы мы познали, что не достигли еще смирения, терпения. Он обещался не забывать нас: приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии и Аз упокою вы (Мф. 11:28). Апостол Павел говорит: никто же веселяй мя, точию приемляй скорбь от Мене. По попущению Божию, в Греции каких мучений не делали язычники Христианам! а мы живем в спокойствии, в тишине. Ну, как Господь прогневается за нашу неблагодарность! Жизнь наша, может быть, к последнему времени, к концу приближается. Обратися, душе моя, в покой твой, яко Господь благодетействова тя, як изъят душу мою от смерти, очи мои от слез (Пс. 114:6, 7).

Ежели ты по внешности смиренна, тиха, терпелива; это все еще недостаточно, это телесное, а надобно душевное, совершенное. Надобно думать: я хуже всех, я сама во всем виновата; а не так, чтобы других винить, что тебя оклеветали; оправдания никакого иметь не должно.

Смерть грешников лота; праведницы просветятся якоже солнце, грешницы снидут во ад. Для чего к греху то пристально пристаем и им услаждаемся? Надобно стараться, чтоб и мысли были непорочны, и зрение и хождение, – все было непорочно. Бога ради все хорошо, все легко. Вот у нас был Анастасий Потемкин; скрыл свое благородство; все почитали его Сербом и грамоты незнающим; он и сукна ткал и горшки делал, был и конюхом, ездил со мною кучером на козлах, и лошадей закладывал, и кибитку мазал. Вот как старались угождать Богу, оставляли чины, делались самыми последними; за то Господь Бог возвысил на небеси.

Вся важность состоит в смирении. Сколько поклонов ни клади, а будешь мечтать о себе, что я жестокую жизнь веду, – так в этих трудах никакой пользы нет.

Без смирения, хотя бы власяницу носили, хоть вериги, хотя бы какой чрезмерный пост имели, – все не принесет никакой пользы: научитесь от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем. А кто учитель-то? Сам Христос Спаситель. Тщеславные и гордые в спокойствии быть никак не могут нигде; да и в царствии то небесном быть не могут, если здесь не очистятся: низложи сильные со престол, и вознесе смиренныя. Христос Сын Божий не сказал: научитесь от Мене власяницу носить и в пропастях, вертепах жить; а: яко кроток есмь и смирен сердцем. Когда бы вы совершенно прилепились к Господу Богу, так еще и в здешней то жизни блаженны были.

Создатель мой! Младенец бежит к матери, а мы все от Тебя удаляемся. Видим в простом народе какую нужду терпят, и не понимают, для чего это, а ежели с чувствами так терпеть, и все это относить к своим недостаткам, что я недостойна лучшего, так конечно будет жертва благоприятная Богу, а ежели роптать, так никакой пользы нет. Ропщущий себя мучит, Бог все делает для твоей же пользы, а для Себя Самого Он, Вседовольный и Всеблаженный, надобности в тебе не имеет. К тому же есть у Него небесные силы: Архангелы, Серафимы и Херувимы, а нам то, что о себе думать надобно? Не многого Бог требует; вот краткая молитва, – выучите ее: Владыко, Боже Отче Вседержителю, Господи Сыне Единородный, Иисусе Христе, и Святый Душе, едино Божество, едина сила, помилуй мя грешную и, ими же веси судьбами, спаси мя недостойную рабу Твою.

Владычице моя Пресвятая Богородице, спаси мя грешную; Ты выше всех Святых Ангелов удостоилась сесть близь Святые Троицы. Господи помилуй, Господи не остави мене, Господи даждь ми мысль благу: отъими от Мене весь помысл лукавый!»

Надобно усиливаться, в расслабление не надобно вдаваться, а должно подкреплять себя, чтобы и руки чувствовали, и плечи чувствовали; так и мысли то будут покрепче к Богу, и понятие будет получше к тому, что читают; ведь это-то и есть наука душевная.

Всем надобно трудиться; без этого нельзя: «в поте лица твоего снеси хлеб твой (Быт. 3:19). Какие здесь огорчения? Враг представит слово какое-нибудь, умножит мнение и введет в уныние; в своем оце бревна не ощущаем, а в чужом сучец видим. В здешней то жизни и потерпеть и потрудиться; какое бы послушание не было, да если с памятью Божией, – благоприятная жертва Господу Богу; если ничего незначущее, самое маленькое послушание, да с усердием, с хорошими мыслями, то великая и приятная Богу жертва.

Не много в здешней жизни потерпеть-то, а что есть лучшая и неимеющая конца будущая жизнь, в сем несомненно вы твердо уверены. – Живущие хорошо и здесь прославляются, а которые худо жили, кончина страшная, без всякого извещения отходят, а куда? неизвестно; потому что Бога не имели в разуме (Рим. 1:28), и лишились Его навсегда.

Не сердитеся, что на вас ропщут: ропщущий сам себе вредит, а мне вреда от этого никакого не будет. Когда случатся какие и недостатки, потерпите с благодарением; воздаяние от Господа Бога будет.

Когда нет в вас послушания, стало вы не дщери царствия небесного; ежели не слушаешь начальницу, стало не слушаешь Христа, Сына Божия, врагу всю душу отдала: где слова все противные, нет любви, желание всякого раздражить, пересудить, переговорить, вмешиваться в непренадлежащее; – это все дела бесовские. Христос Сын Божий на смиренные призирает: егда сотворите вся повеленная вам, и тут глаголите, яко раби неключими есмы (Лк. 17:10). Аще не Господь созиждет дом, всуе трудяшася зиждущий (Пс. 126:1). Все ко Господу Богу надобно относить, что мы имеем, все имеем от Него, а чего лишаемся, лишаемся от себя, иногда за тщеславные мысли лишаемся.

Кто смирен, терпелив, послушлив, – таковый как Ангел Божий. Самомнитель же, гордец, настаивающий на своем мнении, – творит дела вражеские, таковый может сделать вреда более самого врага, потому что врага можно отогнать молитвою, и его козни тогда уже не действительны. Избави Боже такого жестокого непокорного сердца, которое не слушает, что ему приказывают, и творит волю свою. Аще не будете яко дети, как сказано, не внидите в царство небесное, и понесете большее осуждение. Человек может и падать, и вставать; скажут что дурно, не хорошо: надобно верить, а не на своем мнении утверждаться. Помните слова Аввы Дорофея, который никогда на свое мнение не полагался и говорил мнению от врага наносимому: анафема тебе и разуму твоему, и рассуждению твоему, и мудрованию твоему, и ведению твоему; что знаешь, от бесов знаешь; когда же что Старец скажет: вот теперь от Бога, теперь свято. Не смиряющийся, не покоряющийся, не слушающий, точию на вред души своей живет в монастыре. Мысли говорят: не клади поклонов, а ты мыслей то и слушаешь; а прочие кланяются ли? Посмотри на других; Церковь Святая положила, когда земные поклоны, когда поясные; и так со страхом и трепетом свое спасение содевайте, просите Господа Бога, чтобы Он просветил душевные ваши очи, чтобы Он наставил.

Лгать не должно, а если и случится нечаянно что солгать, сейчас надобно сказать себе: Бог лгать запрещает и повелевает поучаться правде.

Делайте дела Божия дóндеже день есть; а когда дадут какое послушание, призывайте Бога в помощь, говоря: Господи, помози мне святое послушание исполнить; я раба греха, должна свободиться от рабства греховного святым послушанием. Если придет мысль, что послушание не пользует, отвергните ее, и говорите: нет! святое послушание паче поста и молитвы; исполняя послушание, приносишь жертву Богу. Вот каково святое послушание! А кто от послушания спадет, то есть преслушает, тот спал как с небес; в послушании, с неразвращенными хорошими мыслями имеем в себе Бога, Дух Святый осеняет нашу душу, а кто в преслушании, тот уже подручен врагу, враг уже тут свою волю и творит. Вы все теперь считаетесь в земном небе, и самые низкие послушания, да с памятью Божиею, выше высоких, совершаемых с рассеянными мыслями. А ежели предадите себя лености, прекословию, будете указывать на других, зачем те не делают; будете роптать, спорить, празднословить, – все труды своя погубите. А если преслушаете начальницу, вы этого не разумеете, в какую пропасть ввергнете себя, и как велик грех сей. Сам Христос сказал: слушаяй вас, т. е. начальников, Менйе слушает (Лк. 10:16). Которые хотя пострижения и не получили, но и тех имена написаны на небесех; следовательно и им надобно провождать жизнь Ангельскую. Враг всячески старается, как бы нибудь привесть в развращение, как бы опять возвратить в мир, какую бы вложить мирскую мысль, и если кто, не рассуди, этой мысли последует, то поведет за ворота монастырские, исполнит слух дурными словами, ум помрачит. Где нет послушания, – Бога нет, и Ангела хранителя тут уж нет, а где послушание, – тут Бог, тут Ангел.

Пища, ежели вам не покажется, благословите ее знамением животворящего Креста Господня и скажите сами в себе, что ты враг мне препятствуешь? у других и такой пищи нет! Сам Царь небесный благословил меня вкушать ее; кто Бога ради живет, кто пришел для Христа Иисуса, тому вкусной пищи не надобно. Как кто захочет есть, так худую и суровую пищу будет есть без всякого рассуждения. Иоанн Игумен говорит Симеону: «почто так много постишься чадо? брашно не осквернит человека.» Он отвечал: правда пища человека не оскверняет, но скверные помыслы рождает и пригвождает ум к земным вожделениям, утолстевает плоть, и претворяет духовного человека в плотяного.» Так вот видите, он был избран и освящен от утробы матерней, но и он требовал поста. Пища сладкая неискусным много вредит: если бы в нас истинное смирение было, то и не подумали бы, что надобно подкрепиться, – такою-то пищею. Это от врага! А что Господь благословит, то и кушайте; можете кушать, кушайте, а нет, – и голодом сидите. – Захотелось одному отцу поесть; он овса насыпал и сказал .себе: ешь, осел! Так вот как себя подкрепляли! Это было, вы скажете, в прежние годы, а наследия то равного с ними желаем! Подкрепляйте-ка себя одним хлебом, да и то таким, который был бы вам не совсем по вкусу. Что ни дадут, все принимайте с благодарением; представляйте, что вы всего недостойны за грехи ваши тайные, коих никто не знает. Где ж, иначе, будет терпение-то, для которого вы пришли сюда?

___

Апостол говорит: непрестанно молитеся (1Сол. 5:17), – не то, что только стоять, да поклоны класть, а непрестанно внутрь нас иметь Господа: «Господи помилуй. Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную,» умом пли устами читать; а то и стоим, да в рассеянии мыслей что-нибудь земное созерцаем, – это труд без пользы, как древо без плода; просить надобно Господа Бога, чтобы он благодатию Своею подкрепил нас и ничего нельзя лучшего желать, как дал бы нам смирение.

На молитве надобно воображать, что я только земля и пепел. Пред Богом надобно стоять со страхом и трепетом, чтобы как глава, так и мысль были преклонены. Все понемножку Бог исправит, когда будем просить Его: вот ведь мы видим, такие же люди были, которые Господу угодили; довольно того, что оставили все мирские пристрастия.

Иисусова Молитва, после Господней молитвы, кажется всех молитв выше; ею то прямо и просто говоришь ко Господу; но когда устами читаем молитву, а ум наш бродит, то очевидно, не предстоим пред Богом. Ум или дух в нас так скоро перелетает, что в одно мгновение может представить, что мы видели или слыхали; но за чем же нам заниматься пустым? Будем творить и молитвы, и говорить: «Господи, просвети ослепшие мои очи душевные, а всего лучше: Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешную».

Просите Господа Бога, так как и Святые Апостолы просили: Господи научи ны молитися (Лк. 11:2). Мы и сами не знаем, о чем молиться-то; Бог Духом Своим Святым да наставит нас. – Враг сеет свои плевелы, влагает всякия мысли. Господи! даждь ми мысль благу! Господь Бог и поможет. Просите Господа Бога, чтобы в разум истины приити. Глаголющийся быти мудри объюродеша (Рим. 1:22). Иногда многое знание бывает в большой вред, а надобно предаваться в волю Божию. Жить вам надобно в Боге, всегда в тишине, всегда в спокойствии вне мира, вне мирской жизни. Радуйтеся праведнии о Господе; радоваться надобно о том, что нам обещано, чего ум человеческий постигнуть не может. – К Царю Небесному доступ от нас зависит; во всяком смущении прибегать можно. Говорят: кто на море не бывал, тот усердно Богу не маливался; а волнения житейские не те ли же? Где более волнения, где более смущения, тут то и прибегать к Богу. Я читал разговор одного ученого с пастухом; ученый спрашивал его: учен ли ты? Пастух отвечал: «никогда не бывал.» «Как же ты о Боге знаешь?» – «Я никогда с Ним не разлучаюсь, я всегда с Ним; знаю, что Он мой Создатель; к земным вещам я никогда ни к каким не прилепляюсь, зная, что житие наше на небесех.» – Тогда ученый говорит: я ни от одного Богослова так не пользовался. Будем и мы, подобно пастуху сему, прилепляться к небесному, будем думать, что житие наше на небесех и будем стараться снискать оное.

Не надобно скрывать греховных мыслей, мы можем грешить и мыслями; а как мысль какая дурная придет, мы ее не примем, молитвою отразим, – уж вот и победители страстей. За победу над одною мыслию уж победители страстей, а ежели непрестанно будем побеждать? Побеждающему дам сести со Мною на престоле Моем, яко же и Аз победих и седох со Отцем Моим на престоле Его (Откр. 3:21); неотъемлемо будут принадлежать нам те блага, их же око не виде, и ухо не слыша и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его (1Кор. 2:9). Вот какого наследия вы удостоились, и можно ли всем этим пренебречь?

Слово Христово да вселяется в вас богатно, во всякой премудрости учаще и вразумляюще себе самех, во псалмех и пениих в песнех духовных во благодати поюще в сердцах ваших Господеви (Кол. 3:16). Надобно слушать и умом следовать за тем, что читают и поют в Церкви, душа-то и напояется, или молится: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную. Ведь только бы ум-то был с Богом, а то где бы ни стоять, лишь бы с Богом быть.

Молитесь ко Господу: от тайных моих очисти мя, и от чуждых пощади рабу твою.» Надобно ум свой соединять с Богом, а не в пустоте проводить жизнь свою.

Востав поутру, не принимайте ни каких помыслов, а первое сотворите молитву к Богу, потом к Пресвятой Богородице, – читайте, что в ум придет, и ничем еще не занимаясь соберите в уме своем грехи свои, да с ними и повергнитесь пред иконою Христа Спаса нашего с умиленною душею, моля Его, чтоб сохранил вас от падения; просите также и Пресвятую Богородицу, чтоб и Она защитила вас от врага и покрыла вас честным Своим покровом; содеянные вами грехи представляя, просите Пресвятую Богородицу, чтобы Она испросила вам прощение и отпущение оных у Сына Своего Христа Бога нашего. Без молитвы никуда из кельи вашей не выходите; прежде чем выйдете прочитайте: «Богородице Дево радуйся:» «Достойно есть:» с умиленным чувством, с поклонением; и за водою в коридор не молясь не выходите: также и на ночь прочтите трижды: «Богородице Дево и Достойно есть» и спите спокойно. Немощи наши требуют успокоения: сон во упокоении немощи моея или трудов многотрудные плоти.

Как нет никаких помыслов, то есть, не допустить их, то умилительные молитвы приходят в память сами собою. Пресвятую Богородицу с каждым своим дыханием призывайте; на каждый свой вздох, что вздохнули, то в уме и вообразите молитву к Ней. Иногда повторяйте Архангельское благовестие, а иногда милости Ее просите, чтобы Она умилостивила к вам Сына Своего, предстала бы вам в помощь в час смертный.

Во время душевных волнений ив смущений ваших читайте краткие молитвы: Господи помилуй! Сыне Божий, помилуй мя грешную! Пресвятая Богородице, помози ми! Не остави мене! Умоли Сына Твоего о мне грешной!

Во время скорби, вместо ропоту и дерзкого обвинения других, молитесь и сознавайтесь, что за грехи ваши достойно страждете. Не говорите и не думайте, что в смущении не можете молиться, а лучше скажите сами себе: мне велено молиться, хотя и не хочется! Все силы употребляйте молиться насильно; не поддавайтесь врагу, потому что враг препятствует молитве; он ничего так не боится, как крестного знамения и молитвы. Если вы противитесь ему, – это значит борьба – и борьба Богу приятная. Прослезитесь, покайтесь: Господи прости, – согрешила; я всех хуже, а считаю себя лучше других! Ты меня, Господи, прости высокомерную!

Прибегайте во всех нуждах ваших к Матери Божией: Она во всем нам помогает, заступает нас и хранит. Молитесь: даруй мне знать и чувствовать Твои благодеяния, Мати Божия, не остави мене грешную погрязнути в нечувствии!

Твердо веруйте, что когда читаете Архангельское приветствие Она невидимо присутствует и соплетает нам венец. Иисус Христос предъизбрал Ее в Матерь Себе, чтобы Она о грешных ходатайствовала. Кто о Пресвятой Богородице беседует токмо, и за то великое воздаяние будет: Она всех слышит и о всех ходатайствует. Пресвятым Ее молитвам все возможно!

Читайте чаще Иисусову молитву, да Богородичну. Рассуждайте чаще о смерти, о втором пришествии Христовом, о страшном суде; а более никаких мыслей не принимайте. Во время же молитвы и духовных рассуждений остерегайтесь; с запрещением говорите мысли своей: именем Божиим запрещаю тебе! и мысль непременно послушает. Иисусовой молитвой и крестным знамением удобно прогонится вся сила вражия.

Не отлучайся от Мене Создателю мой! Какая мысль придет тотчас к Господу обратитесь: что обещано, то действительно будет; ежели победим какую мысль, то вот уж мы победители страстей. Если мысль придет неполезная, будет звать: туда поди, или то скажи, а мы ей воспротивимся и молитвою отразим ее, то вот и победителями стали!

Небесную мысль с нуждою приобрести можно; а дурная сама приходит, и отогнать ее можно только молитвою.

Из мирской жизни приходящим в монастырь не легко, конечно, переломить себя, оставить все снисканные привычки: но, как вступают в монастырь по званию Божию, то, если Господь благословит, все оставить можно с Его помощью. В царствии небесном, верно, никто быть не отречется, а в монастыре преддверие царствия небесного, здесь земное небо.

Если мы и в монастыре живем, да занимаемся миром, и помним о том только, что там говорили и делали: то нам будет такая жизнь не на пользу. Смирись, всех почитай, никого не оскорбляй, – и будет легко. Обитель считать надобно домом Божией Матери; всех сестер – святыми, одну себя грешною. Эта мысль одна быть в вас долженствует. Если же мысль противная придет надобно воображать, как живут на небесах: там зависти, подозрения, или чего сему подобного – нет! – Там нет никаких противностей, никакого противоречия; там все повинуются манию Создателя!

Настоятельницу надобно почитать. Которые почитают ее, тех сердца касается благодать Божия; а которые пренебрегают этой обязанностью; от тех благодать Божия отступает, и враг берет таковых во власть свою. Пренебрежение значит гордость, а гордым Бог противится.

Ежели хотите в обители жить, как должно: то надобно соблюдать скромность, благопристойность, почтение к старшим. Кто с разумом живет, тому многое будет воздаяние. Вот у нас в России и игуменьи есть Святые например, две Евфросинии: Суздальская и Полоцкая. – А кто не исполняет Его волю, – какое прещение, какая казнь того ожидают? Угодить Господу Богу легко и удобно: слушай начальницу и исполняй всякое послушание с усердием. Сын Божий образ нам дал: Сам послушлив был, даже до смерти.

Ни в чем к себе снисходительною быть не должно, ни в чем себе не надобно верить. Если какая-нибудь мысль начнет вас беспокоить, смущать, скажите ей: не верю тебе окаянной, не верю: анафема тебе и лживому мудрованию твоему.

Не теряйте времени в празднословии и не принимайте мыслей, противных образу жизни монашеской, а ежели приняли, то тут же сознайтесь: Господи! согрешила, – прости!

За укорение не сетуйте, а будьте благодарны, что вас предостерегают; а если и побранят, – не сердитесь. Зачем терять время в неудовольствиях? Вместо того, чтобы время посвящать Богу, мы посвящаем его своим страстям. После будем сожалеть, – но потерянного времени не возвратим. Благодать Божия печется об нас, а мы пребываем как пни нечувствительные; враг ослепляет нас и делает подручными себе, и мы непрестанно грехи ко грехам прибавляем и тем прогневляем Всещедрого Отца нашего, столь много возлюбившего нас.

Должно всегда просить Господа Бога, чтобы Он просветил наши очи телесные и душевныя. Господь зовет нас непрестанно, чтобы мы к Нему обратились,

О родных своих молитесь, чтоб и к ним был милосерд Господь, а умом своим в домы к ним не учащайте; наши родственники Небесные Силы, Святители, Мученики, Преподобные и вси Святии, – к ним надобно учащать умом своим.

Блажени нищии духом, яко тех есть царствие небесное (Мф. 5:3). Нищий, по мирскому, тот, кто имеет недостаток в потребностях житейских, а мы нищими духом признавать себя должны, потому что ничего не имеем доброго. И как нищие просят себе от людей милостыни: так и мы непрерывно должны вопиять ко Господу: Господи, даждь ми смирение, терпение, послушание!

Господь Бог нас утешает, а мы все свое творим; надобно за что нибудь Царствие Небесное получить. Ежели преодолеем скорбь какую, вот мы и сделаемся как бы мученики. Которые и из мучеников не терпели мук, те так и пропали, а которые все претерпели, те прославились.

Диавол старается мысль нашу смутить, осквернить, а мы попечемся освящать ее молитвою, – и козни его будут недействительны. Сатане весьма противна смиренная монашеская жизнь. Он хочет, чтобы мы были горды, прекословны и ропотливы; и в ком успеет выполнить волю свою, того из монастыря выводит в мир в прежнее состояние, а наконец совсем погубляет. Очисти прежде душу твою от гордости, тщеславия и высокоумия. Надобно почитать себя всех хуже и грешнее; думай, что, все спасутся, а ты одна не спасешься, потому что худо себя ведешь. Иногда мы не думаем о том человеке, кого пренебрегаем, что он угодил Господу Богу более всех и может о всех умолить Бога. Если будешь других осуждать, а себя лучше их ставить, то нет нам и надежды ко спасению.

С худыми мыслями везде худо, а с хорошими везде хорошо. Если думаем, что здесь худо, а в другой обители лучше, – враг льстит. Враг пожалуй и в небе худо представит. Он к душе нашей приступает, но если не будем принимать от него мыслей, то ему не будет от нас никакой корысти.

Враг, диавол, может представить такое зеркало душевным очам твоим, что все чужие недостатки и грехи будешь видеть. Надобно смотреть более на самих себя. Христос Господь говорит: в своем глазу не видишь бревна, а в чужом и маленький сучек тебе кажется бревном. Это и есть дух пытливый, дух гордости, дух тщеславия. Избави Боже, от сего душепагубного духа! Враг представит тебе то, чего не бывало, а ты им влагаемое примешь, смутишься и будешь ему подручна. Смотри лучше за своими недостатками, непрестанно о них помышляй, и старайся исправлять себя без отлагательства.

Ничто так не полезно для живущих в монастыре, как памятование о смерти, Страшном суде Христовом, о Царстве небесном и муках вечных. Оно приучит вас к благодушному терпению скорбей всякого рода.

Письма отца Феофана к разным лицам

Милость Божия да будет с тобою!

Письмо ваше я получил, в котором открыли ваше желание, чтоб принять вторичный путь в Киев. Дело доброе; по времени можете желание ваше выполнить. Сестрица ваша получила ваше письмо, в бытность мою в здешнем Горицком монастыре. Пишите к ней; чтоб приехать сюда в Горицы,· – с моей стороны я советую, – вы увидите сестрицу вашу в монашеском образе, с переименованием Ф. Святая Церковь хотя и малое пострижение почитает за Ангельский чин. Итак сестрица ваша в Ангельский чин включена и имя ее написано на небеси. Даруй, Боже, начатое святое дело свято и совершить. Радуются Ангельские чины о включении ее в их чин; а сам Господь Бог, в награду, дает ей наследие в царствии Своем небесном не временное, а вечное. Она счастлива; думаю, и вы тоже заключите. Вы в печали о лишении сестрицы вашей, живущей с вами, супруга ее и о оставшихся малолетних детях; но Господь в Свое попечение сирот и матерь приемлет, сомневаться и излишне печалиться не должно, а пусть сестрица ваша печаль свою возверзет на Господа, и Той пропитает ее. Ежели сюда изволите, избрав время, побывать, можете и о вашем желании предложить и обще подумать к лучшему. Временная сия жизнь может ли что полезное душе нашей сделать? Но предать себя в служение Богу, – награда вечная. Скорее забудет матерь отроча свое, но Аз не забуду тебе, глаголет Господь (Ис. 49:15). И так, желая вам милости Божией, пребуду

усерднейший ваш, доброжелатель

Игумен Феофан Новоезерский.

1818 г. 19 Сент.

Милости» Божия да будет с тобою!

Письмо ваше я получил, в котором вы изъяснили волнование ваших мыслей, и требуете от меня решения оным. Я напротиву того отсылаю вас к тихому пристанищу, учению Христа Спасителя нашего Господа Иисуса, ежели желаете ученицею Его быти. Он изрек пречистыми Своими устами: аще кто грядет ко Мне, и не возненавидит отца своего и матерь, и братию, и сестр, не может Мой быти ученик (Мф. 14:26). Из письма вашего видно, что вы очень горячи к своей сестрице; сие не согласно с учением Христа Спасителя нашего. Любите ее, и будьте от любви сея свободнее, чтоб не предпочесть ее любви Божией. Любовь человеческая душе нашей малую пользу приносит; но любовь к Богу вся исполняет, и есть вечное приобретение. Не беспокойтесь разлучением маловременным с сестрицею вашею. Я советую вам прежде съездить, а не пешком идти в Киев, помолиться угодникам Божиим: Антонию и Феодосию и прочим Печерским чудотворцам, а потом уже предпринять путь и в Горицы, и ум свой обращать паче к Богу Создателю нашему, нежели к человеку, и имя Его непрестанно помнить не в продолжительных, хоть в кратких словах; Господи Иисусе Христе Сыне Божий помилуй мя грешную, не остави мене Господи Боже мой, ниже отступи от Мене. Он есть всех благ податель временных и вечных, и близ всем призывающим Его. Он услышит молитву вашу и ниспослет вам благодать Свою ко исправлению жизни и нравов ваших и сохранит неврежденною во всех путех ваших. Предайте себя во всем житии вашем воле Божией, как вы уже себя и расположили. Итак желая вам временных, а паче вечных благ, яже уготова Бог любящим Его, пребуду

усерднейший ваш доброжелатель

Игумен Феофан Новоезерский,

1818 г. 13 Марта.

Милость Божия да будет с тобою!

Письмо ваше от сестрицы вашей я получил. Вы требуете вторичного благословения в напутствие ваше. Да благословит Господь Бог путь ваш; по приезде в Киев увидите мощи прославляемых Святых Чудотворцев Печерских. Вот какое воздаяние потрудившимся и предавшим себя в служение Богу. Сестрица ваша, соверша сей путь, в который вы намерены, пустилась в далечайший путь, чтоб достигнуть тех обителей, где обитают уже не тела Святых, а святые их души. О блаженная вечность! Труден и дол современен к тебе путь, но воздаяние умом непостижимо! В прежние времена много было усердствующих всякого возраста о спасении своем, но в нынешние времена почитают многие за невозможное дело; иные питаются и тех, кои посвятили себя Богу; а другие сожалеют, для чего оставили мир и яже суть в мире. Но кто любит Господа Бога, сие их не беспокоит; они продолжают путь свой даже до дому Божия, где Его присутствие, где славословят Его небесные силы, и Святые Угодники Божии наслаждаются Его лицезрением. Жизнь наша, какую мы провождаем ныне, есть только одно мгновение ока; а будущая, конца не имущая, но уже и тлению не подлежащая, однако не нравится, а нравится временная. Нужно прилепиться любовию к Создателю своему и просить Его милости, чтоб просветил и научил нас творити волю Его святую, и чтоб не лишил нас вечного блаженства, какое уготовал Он любящим Его. Итак, желая вам онаго, как и сестрице вашей, пребуду

усердный ваш доброжелатель

Игумен Феофан Новоезерский

1818 г. Маия 2 дня.

Милость Божия да будет с тобою!

Письмо ваше получил, также кибитка и с лошадью в нашу обитель доставлены. Много благодарю за одолжение ваше, и с сестрицею вашею. Спасет вас Бог за усердие!

За поздравление с получением милости от Государя также благодарю. 1000 рублей я получил в Петербурге, а шапка Архимандричья и крест еще не присланы. Все сие – почесть человеческая, но однако и не без воли Божией. Что делать? не с тем я ехал в Петербург, чтоб получить какую временную почесть, а по необходимости и по должности своей к новому Архипастырю. Да будет воля Божия! Что с нами делается, по Его святой воле делается.

О болящем ногою человеке постараться бы, нет ли способу к уврачеванию? Бог дал средства. А ежели ничто не помогает, то, может быть, за грехи наказуется, чтоб исправил жизнь свою. Судьбы Божия – бездна многа. Должно болезнь претерпеть с благодарением. В Киев ехать с племянницею да будет Божие благословение на вас и благословение Антония и Феодосия Печерских.

Усердие ваше быть в Горицком монастыре похвальное, по слову Святого Давида: яко лучше день един во дворех Твоих паче тысящ: изволил приметатися в дому Бога моего паче, неже жити ми в селениях грешничих (Пс. 83:11).

Ежели с разумом тем жить в Горицком монастыре, как бы в дому Божией Матеря, и всех почитать за святых, а себя почитать грешнейшею паче всякого человека – блаженная будет жизнь.

Итак, желая вам благополучного пути и возвращения, пребуду

усердный ваш доброжелатель

недостойный Архимандрит Феофан.

1819 г. 29 Маия.

Милость Божия да будет с тобою.

За поклон ваш, написанный в письме сестрицы вашей, нижайше благодарю.

На полученное письмо ваше сам отвечаю. В нем вы о себе упоминали, какую жизнь провождать. Очень хорошо; даруй, Боже, вам в земное небо во святую обитель вступить и на служение Господу Богу себя посвятить, во вся дни жизни вашей, по слову Святого Давида, яко лучше день един во дворех Твоих паче тысящь: изволих прометатися в дому Бога моего паче, неже жити ми в селениих грешничих. А что обыкновенная молва говорит, якобы большее искушение бывает в монастыре, нежели в мирской жизни – от кого же оное искушение зависит? Можно сказать: от нас самих, по слову Святого Апостола Павла: не искусиша имети Бога в разуме, сею ради предаде их Бог в неискусен ум творити неподобная (Рим. 1:28), – вот от чего бывают нам искушения. Кто велит без нужды ходить по кельям, празднословить, чужие дела пересказывать, осуждать, жаловаться, скучать, унывать, отчаяваться, роптать, злословить других, себя оправдывать, гордиться, тщеславиться, хвалиться, укорять, непримиряться, завидовать, лгать, худыми мыслями заниматься, лениться, непокоряться, противоречить, не почитать старших, а паче настоятельницу, о молитве внутренней нерадеть и прочими бесовскими делами заниматься? – Такая жизнь, конечно, большее искушение навести может, нежели жизнь мирская; да еще иные на исповеди духовнику, свои недостатки оставя, хотят чужие пересказывать и о своих согрешениях не признаются пред Богом и не сокрушаются; и приступая к Святым Тайнам, не думают, к Кому приступают и Кого приемлют. Хотя они и молятся, но молитва их в грех бывает, а причастие Святых Таин в осуждение. Итак мы сами своему искушению виновны; Бог не требует от нас поклонов, когда мы в таком положении, а требует от нас смирения, Сам смирив Себя, – послушания, Сам послушлив быв до смерти, – терпения, Сам претерпев поругания, биения, оплевания. заушения; требует незлобия, ибо и Сам за врагов своих молился: Отче Небесный, отпусти им, не ведят бо, что творят (Лк. 23:34); требует любви, ибо Сам нашего ради спасения, оставив недра Отча, нашу нищету посети и любви ради душу Свою за нас положи; велит нам пребывать в молитве, говоря: бдите и молитеся, да не внидите в напасть (Мф. 26:41), и Сам к Отцу Своему Небесному приносил молитву. Сверх сего должно нам иметь память смертную, что нам миновать сего нельзя: смерть грешников люта, а честна смерть преподобных Его, по смертиж – сказано: да возьмется нечестивый, да не видит славы Господни (Ис. 26:10); а праведным – приидите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира (Мф. 25:34). Ежели таким образом жизнь будем провожать, чтоб угодить Господу, то монастырская жизнь нам будет раем, – чего получить вам усердно желаю.

Усерднейший ваш доброжелатель

недостойный Архимандрит Феофан

Письмо ваше к вам обращаю; когда будете в монастыре, чтоб не забыть свое расположение, иногда в нужде и прочтите его.

Преподобная мать!

Милость Божия да будет с тобою!

Я думаю, что ваше преподобие, получа мое письмо, оскорбились. Прошу вас, не скорбите Бога ради. А должно во всем предать себя воле Божией и Его волю исполнить; не отвергайте благодати Божией, не лишайте себя наследия небесного, и быть в чине Ангельском, и невестою Христовою. А что вы писали о племяннице, что она желает в дом Божий Матери, в вашу обитель, Бог исполнит ее намерение, но не таким образом, как вы думаете, а, имиже весть Он Сам, Своими премудрыми судьбами; а вы можете только родителя ее раздражить, ежели будете неотступно просить, чтоб ее отпустил. А ежели хотя бы и отпустил, и ежели б вы захотели ее больную взять на свои руки, то как бы могли вы везти ее? Дорога дальняя, а нынешнее время осеннее. Если случится от такой езды в дороге ей смерть, то более б искушения последовало вам.

Ежели вам хотелось с другою племянницею видеться, то тож неизвестно, доколе они в Москве пробудут? А, может быть, время продолжать в Москве не можно. Итак для того в оба пути тысячу верст вам беспокойную езду принимать без всякой пользы, – не есть удовольствие, а тщетное беспокойствие. Но ежели взять по духовному разуму рассуждение, то я вам оное открою: враг порадовался и одержал победу над вами, не допустил вас сделать дело Божие – принять Ангельский образ, но тщится навести на вас еще большее покушение, непрестанно причиняя вам огорчения, и тщится, отторгнув от руки Божия и от небесные ограды, возбудить в вас ненависть к Ангельскому жительству, отнять память Божию, привести в свирепость и гордость. Но ежели послушаете меня, то можете и вы поправить свою ошибку. Смиритеся под крепкую руку Божию, да вы вознесет и сделает победительницею над врагом. Когда уже вышло решение, по твоему желанию, от Бога принять вам Ангельский образ, не отлагайте времени, не противьтесь воле Божией, да не когда прогневается Господь, и погибнете от пути праведного. Тогда никто вам из любимых родных не поможет. Припадите ко Господу и признайте свое согрешение и просите прощения, что попротивилась святой Его воле и послушала врага; и положите начало благое. Сие да мудрствуется в вас, еже и во Христе Иисусе: Он послушлив был даже до смерти, и вам должно послушливой быть воле Его святой, отложив по первому житию ветхого человека, обновитися духом ума вашего и облещися в нового человека. Вы уже вне мирской жизни, а в жизни духовной. Поэтому и должна все силы употреблять угодить Господу, а не миру. А по времени, ежели угодно будет Господу, все получите. Взыщите прежде царствия Божия, и сия вся приложатся вам. Пребуду

Вашего спасения желатель

Архимандрит Феофан

Преподобнейшая мать!

Милость Божия да будет с тобою!

Письмо ваше я получил, которым вы меня обрадовали, а паче Самого Бога, что повинулись воле Его. Возрадуются и Ангели Божии о включении вас в число их; Жених ваш Небесный введет в чертог Свой с мудрыми девами. Тогда-то возрадуется душа твоя о Господе, и радости твоей никто же возьмет от тебя во веки. Надобно верить тому, что Господь обещал любящим Его, и исполнит. Даруй Боже, чтоб вы последовали Ангелам Божиим, смирением, кротостию, послушанием. Немного в здешней жизни потерпеть, но какоеж воздаяние будет, превосходящее ум человеческий. Что касается до племянницы твоей, Елизаветы Павловны, ежели она совершенно возлюбила Господа своего, то Он и приведет ее и удостоит Ангельского образа, имиже весть, Своими судьбами, а для исполнения ее желаний продолжит и жизнь.

По просьбе вашей и матери Игумении, я приеду на 25 число, и ежели Господь благоволит, и отслужу. Итак, желая вам милости Божией, пребуду

Вашего Преподобия

усерднейший всех благ желатель

Архимандрит Феофан.

И Божие благословение на вас да будет!

Преподобнейшая мать!

Милость Божия да будет с тобою!

Письмо ваше, а при нем с письма копия, и письмо к Р.... С.... братцу вашему, я получил от человека вашего, и две просфоры получил же. Благодарение мое приношу за просфоры. Письмо к Р.... С...., человеку вашему идущему в Петербург, для вручения Р.... С.... я отдал; копию с письма я читал, содержание оного духовное, и надобно из него вам пользоваться, как мирские о посвятивших себя Богу разумеют. Когда вы вступали в обитель, с каким расположением? – Не инаковым, чтоб оставить все мирское пристрастие и предать себя Богу, послужить Ему, и ежедневно моляся: – сподоби мя, Господи, ныне возлюбити Тя, якоже возлюбих иногда той самый грех: и паки поработати тебе без лености тощно, якоже поработах прежде сатане льстивому: наипаче же поработаю Тебе, Господу и Богу моему Иисусу Христу, во вся дни живота моего, – прошедшее забывать, а на предняя простираться. Христос Сын Божий дал нам пример Своею жизнию и сказал пречистыми Своими устами: научитесь от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим (Мф. 11:29). Христос Сын Божий в здешней жизни чего не претерпел? Оставив небеса, сошел на землю, от славы на бесславие, хуление, поругание, заушение, биение, на крестную смерть, вместо предлежащия Ему радости. А Святии, последовавшие Христу, чего не претерпели ж? Камением побиени быша, претрени быша, искушена быша, убийством меча умроша, проидоша в милотех и в козиях кожах, лишени, скорбяще, озлоблени, их же не бе достоин весь мир (Евр. 11:37, 38). Тем же убо и мы толик имуще облежащь нас облак свидетелей, гордость всяку отложше, и удобь обстоятельный грех, терпением да течем на предлежащий нам подвиг, взирающе на начальника веры и совершителя Иисуса (Евр. 12:1, 2): да не стужаете си душами своими ослабляеми. не у до крове стасте, противу греха подвизающеся (Евр. 12:3. 4). Итак извольте рассмотреть, какую жизнь провождал Христос Сын Божий, будучи в стране смертных, и сущие последователи жизни и учению Его. Настоящая жизнь не что другое, как сонное мечтание; и ежелиб мы во сие были удостоены чести, славы, похвалы, какая бы нам от того прибыль была, по слову Святого Давида: уснуша сном своим, и ничтоже обретоша ecu мужие в руках своих (Пс. 75:6). Преходит образ мира сего (1Кор. 7:31);. и что вы писали, все то мудрование мирское, и слезы ваши никакой вам пользы принести не могут. Также писали и о брате вашем Павле Антоновиче, что он раздражен был гневом на вас. Кого лучше слушать, брата ль своего, или Христа Сына Божия, Бога и Создателя Своего? Он пречистыми Своими устами идущим с Ним народом сказал: аще кто грядет ко Мне и не возненавидит отца своего и матерь и братию, и сестр, еще же и душу свою, не может быти Мой ученик (Лк. 14:26). Вы вступили в другой свет, в другой мир, т, е. в духовную жизнь; надобно более внутренними очами свое отечество небесное, наследие свое созерцать; о сем должно воздыхать, о сем и плакать, а не о чести или преимуществе пред тобою других; должно просить Господа Бога, чтоб сей злобы корень Он от души вашей истребил. Не надобно думать,· что мы можем сами собою себя исправить, и молитвы нам должно просить от Господа ж, как Святые Апостолы просили: Господи! научи ны молитися (Лк. 11:1). Ежели скажем, что мы молимся, но взять рассмотреть, молитву нашу, – сколько в ней непристойных мыслей, не принадлежащих к молитве! Языком молимся, а ум наш без плода; занимаемся мыслями, что меня пренебрегают, а других предпочитают, меня уничижают, а других любят и ласково обходятся, а притом возбуждается и досада, зависть и рвение. Таковая молитва бывает не в умилостивление, а в грех или раздражение Бога. А должно просить у Господа Бога благодати Его, чтоб Он споспешествовал молитве и просить, чтоб просветил очи душевныя, и, что Ему угодно, о том просить; а угодно Ему смирение, терпение, незлобие, любовь к сестрам и матери Игумении, послушание, скромность, тихость и мирная жизнь, всех почитать за святых, а себя грешною, представляя, что вы не в простом доме живете и не в селениях грешничих, а в доме Бога своего, и не скучать сею жизнию, а паче радоваться, что Господь Бог привел вас в тихое пристанище. Итак начните от сего времени, положить намерение к лучшему, исправление своей жизни, оставя мирскую, принять духовную. В оной есть чему поучаться, можем умом своим вознестися в самое небо, можем сойдти и во адово дно. Рассмотрите хорошенько, каковы жители небесные: праведницы просветятся яко солнце в царствии Отца их (Мф. 13:43), а во аде огнь неугасающий и червь неумирающий (Мк. 9:44), по слову Христа Спасителя. Итак чтоб не впасть в сию несчастную и мучительную жизнь, должно все оставить мирское мудрование и пристрастие, мирскую любовь, которая уязвляет паче, нежели исцеляет душу, мирскую политику – по внешнему иметь мир с ближними своими, духовными сестрами, злая же в сердцах своих, – по видимому скромность, а во внутренности досаду и мщение, – по видимому смирение, а во внутренности гордость, и другие подобные сим страсти, как волны морския, востающие во внутренности души. И ежели не будем ко Господу вопить, как Святый Апостол Петр, отважившийся ходить по водам, возопил во время обуревания, Господи! спаси мя погибаю: то много страдать должны и в непрестанном будем душевном обуревании. Однако не бойтесь, Господь близ вас, ибо близ Господь всем призывающим Его, всем призывающим Его во истине: волю боящихся Его сотворит и молитву их услышит и спасет я (Пс. 144:18, 19). Не отчаивайтесь в милости Божией: Он вас призвал, и если слова Его божественные выполнять будете, то и в здешней жизни будете покойны и живот вечный наследуете. Не надобно помышлять, как Жиды говорили: жестоко есть слово сие, и кто может Его послушати (Ин. 6:60)? Чтож и последовало с ними? В здешней жизни беспокойны, а в будущей лишены будут вечного блаженства, аще не обратятся. Итак желая вам спасения, исправления закоснелых, жестоких нравов, пребуду

усердный вашего спасения желатель

Архимандрит Феофан.

1820 года, Апреля 20 дня.

Преподобнейшие матери!

Милость Божия да будет с вами!

Письмо ваше я получил, на которое краткими строками ответствую. Ежели необходимая та нужда, о которой вы, мать Маврикия, пишете, чтоб видеться с братьями, и чтоб сопутница была сестрица ваша, мать Феофания, – с благословением матери Игумении можно вам съездить в дом ваш, и я с моей стороны на сие согласен. Но чтоб путь ваш был благополучен, имейте с собою Господа и Ангела Божия хранителя, чтоб имя Божие незабвенно было в душе, в мыслях и в сердечном сокровище, по слову Святого Праотца и Царя Давида: с сердце моем скрых словеса Твоя, яко да не согрешу Тебе (Пс. 118:11), Господи мой и Боже; и просите Его божественной помощи о решении предпринятого вами намерения, говоря в себе: Боже в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися (Пс. 69:1). Изволите писать вы, что продолжится, может быть, дело ваше с месяц. Что делать, когда необходимость того требует? Итак, желая вам с сестрицею благополучного отъезда, и да будет на вас Божие благословение, пребуду

Вашего преподобия

усерднейший всех благ желатель,

Архимандрит Феофан.

Июля 13 дня, 1822 года.

Преподобнейшая мать!

Милость Божия да будет с тобою!

Письмо ваше я получил, в котором описали решение с имением своим. Я в ответ краткими словами скажу: что сделано, то хорошо, и смущаться уже вам не нужно. Ежели мысль будет приходить: как рассталась с своим имением! – напротиву того сказать: требует того необходимость; расставаясь с имением, должно расстаться и с бесполезным попечением и заботою; должно и помолиться Господу Богу: отврати очи мои, еже не видети суеты, представляющейся в мыслях моих. Теперь вам будет спокойнее, а для содержания вашего не будет недостатка; довольны будете. От матери Игумении и матери Феофании и я получил письмо о бытии их пред лицем Царя и Цариц. Любящим Бога вся поспешествуют во благое (Рим. 8:28).

Советую и вам совершенно прилепиться к Создателю своему любовию, и ничего временного, данного нам от великих Его щедрот, не предпочитать любви Его. Любовь же Божию приобрести, кроме смирения и смиренномудрия, не возможно. Постарайтесь научаться смирению и смиренномудрию; а от кого научиться сему мудрому художеству? От Самого Спасителя. Он благоизволил сказать: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим (Мф. 11:29). Посему кроткий и смиренный всегда в покое, а гордый и тщеславный в спокойстве быть не может. Итак, желая вам препровождать жизнь угодную Господу, подобно Ангелу Божию, пребуду,

Вашего Преподобия

усерднейший вашего спасения желатель

Архимандрит Феофан.

Сестрам поклон и чтоб блюли ум от помыслов суетных.

Марта 12 дня, 1823 года.

Преподобнейшая мать!

Милость Божия да будет с тобою!

Письмо ваше, артос и просфору я получил. В письме вашем упоминаете, что худо живете; на сие вам отвечаю: с каким расположением вы вступили в обитель, я помню, с усердным, чтоб угодить Господу и работать Ему со страхом и трепетом и со смирением провождать жизнь. Должно оное вспомнить; вы знаете, что гордость свержена с небес и быть там уже никогда не может; она в пропасти адской, однако владычествует и на земли. Бойтесь, яко яда смертоносного, гордости; зане Бог гордым противится, смиренным же дает благодать (1Петр. 5:5). Христос Сын Божий нам сказал, чтобы мы научились от Него кротости и смирению: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим. Вот Кто учитель наш, – Сам Господь, – тому, в чем наше спокойствие состоит.

Когда лошади в Петербург посланы, то уже матери Игумении и матери Феофании должно скоро быть; не малодушествуйте. Господь Бог строит для обители полезное. Я с сею почтою получил от них письмо, в котором пишут, что обещано для обители прибавить земли, и Княгиня М... взяла их в свой дом и в верхнем этаже дала им два покоя. Мать Игумения и мать Ф.... не могут нахвалиться усердием Ее Сиятельства и любовию. Но ктож действует сердцами благотворителей? – конечно Сам Господь Бог: любящим Бога вся поспешествует во благое.

Я прошу обратиться ко Господу. Господь не хощет смерти грешнику, но еже обратитися и живу быти ему. А гордость, леность, небрежение, вспыльчивость, надмение, как упоминаете, – дела противные Богу, не должно хранить в сердце своем, которое должно быть храмом Божиим. Допустите присутствовать в сердце вашем Господу Богу и творите дела угодные Ему.

Чтож касается до стенного писания в широком простенке, с моей стороны мнение мое предлагаю: написать из назначенных вами триех Святителей так, как совершается их литургия; да не поместится ли еще и четвертый Святитель Григорий Двоеслов, которого преждеосвященная литургия совершается; а ежели не дозволит место, то довольно и триех Святителей.

Итак благодарю вас за артос и просфору и пребуду

Ваш усердный всех благ временных и вечных желатель Кириллоновоезерский Архимандрит Феофан.

1823 года Мая 1-го дня.

Преподобнейшая мать!

Милость Божия да будет с тобою!

Господь всех зовет ко спасению, обещания ради будущих, благ, не исключая никого, – но с тем условием, чтоб, оставив свою волю, исполнять Его святейшие заповеди, как изволил сказать: всяк убо, иже слышит словеса Моя и творит я, уподоблю его мужу мудру, иже созда храмину свою на вмени: и сниде дождь, и приидоша реки, и возвеяша ветры, и нападоша на храмину ту, и не падеся: основана бо бе на камени (Мф. 7:24, 25). Камен же сей есть Христос (1Петр. 2:6, 7). Он изволил заповедать мир иметь между собою, любовь даже и ко врагам, и во время молитвы отпущать обиды, по слову Его святому: егда стоите молящееся, отпущайте, аще что имате на кого: да и Отец ваш иже есть на небесех, отпустит вам согрешения ваша: аще ли же вы не отпущаете, ни Отец ваш, иже есть на небесех, отпустит вам согрешений ваших (Mк. 11:25, 26). Притом заповедал, говоря: в терпении вашем стяжите душа ваша (Лк. 21:19), – смирение, о котором изволил сказать: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем и обрящете покой душам вашим. И прочие святейшие Его повеления если исполним, получим те блага, яже уготовал Он любящим Его. Сего желая вам пребуду

усердный вашего спасения желатель

Архимандрит Феофан.

1823 года, 30 Октября.

Преподобнейшая мать!

Милость Божия да будет с тобою!

Письмо ваше я получил, для меня весьма удивительное. Вы просили меня на 18 число сего месяца для пострижения в Ангельский образ. А теперь я получаю от вас противное, чтоб отпустить вас в Москву. Вы пишете с каким-то восхищением и радостию о неизвестном. Сие почто другое, как искушение вам от врага. Истину вам говорю. Вот что Христос Сын Божий пречистыми Своими устами сказал: иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин, и иже любит сына или дщерь паче Мене, несть Мене достоин; и иже не приимет креста своего и в след Мене грядет, несть Мене достоин (Мф. 10:37, 38). Вы отрицаетесь от любви Божией и от креста своего. Какая ж любовь влечет вас к своим, когда вы оставили ради вечности всю свою родню и прилепились ко Господу? – Любовь плотская, вредная и противная Богу, зовущему вас к Себе, дающему вам царствие небесное, Ангельское достоинство, венец вечные славы. Итак советую вам не полезное сие предприятие оставить; а я на 18 число хотел приехать и постричь вас. Что ж вы печетесь о племяннице? Бог знает, и без вашего старания, что ей полезно, и приведет ее в служение сие. От Бога вся возможна. Ты о себе имей попечение, чтоб враг не порадовался и не поругался над тобою. Должно учиться познавать сети вражии и его вредные предлоги и искушения. Он и Христа Сына Божия искушал; но Христос Сын Божий от Писания ему ответствовал: не искусиши Господа Бога твоего (Мф. 4:7). Так и нам должно последовать учению Христа Спасителя нашего. Нужно тебе видеться с М... П... а враг предлагает все способы. Ты противу того скажи: увижусь после, ежели Господь благоволит; я предала себя Господу, и без Его благоволения не могу сего исполнить. Враг будет предлагать тебе, что неотменно надобно в Москву ехать для племянницы больной, Е.., а ежели не приедешь, то она умрет в мирской жизни. А ты напротиву того скажи: Господь приведет ее и без меня, ежели Ему угодно, послужить Ему, а ежели умрет, то намерение ее приимет и вчинит ее в число праведных, – чего она желала. Итак должно со всех сторон нападающего врага побеждать: несть наша брань к плоти и крови, но к началом и ко властем и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным (Еф. 6:12). Горняя мудрствуйте, а не земная; умросте бо, и живот ваш сокровен есть со Христом в Бозе (Кол. 3:2, 3). Итак советую вам предприятие сие оставить, яко неугодное Богу. И не дайте порадоваться врагу. Вам кажется, что вы не можете перенести столь неприятную остановку. Ты поручила себя Господу; к Нему прибегни и помолись: Господи Боже мой! помози мне тяжкое сие искушение перенести. И Господь поможет тебе. А в Москву отпиши: хотя бы я и хотела приехать в Москву и вас видеть, но ныне никак невозможно. Итак, желая вам спокойствия душевного, пребуду

Вашего Преподобия

усердный вам доброжелатель

Архимандрит Феофан.

1824 года, Сентября 14-го.

Препочтеннейшая мать Игумения!

Радуйтеся о Господи с сестрами вашими.

Поздравляю вас, и с сестрами вашими, с настоящим праздником Воскресения Иисуса Христа. Благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа. Благословен Бог Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословивши нас всяцем благословением духовным в небесных о Христе, якоже избра нас в Нем прежде сложения мира, быти нам святым и непорочным пред Ним в любви (Еф. 1:2, 3, 4). Вот вам я предлагаю Апостольское слово, что вы избраны Богом и должны пребывать в любви к Нему, а между собою в любви взаимной – непорочной, бесстрастной и святой. Сам Господь изволил сказать ученикам Своим: мир оставляю вам, мир Мой даю вам: не якоже мир, Аз даю вам (Ин. 14:27). Итак должно нам сию небесную добродетель исполнять с усердием, подражая Небесным жителям, и просить Его Божественную благость, чтобы Он сохранил нас от раздоров, ненависти, зависти, вражды и злобы, а утвердил в мире, тишине и спокойствии, в смирении, терпении, в любви между собою. От сего зависит любовь к Богу; и за сии добродетели Он призрит на нас Своим отеческим милосердием и не оставит нас как в здешней, так паче в будущей жизни. Итак должно благодарить Господа нашего Иисуса Христа, нас ради сшедшего с небес, чтобы нас возвести от земли в небесные кровы; и пока в здешней жизни, последовать Его примерной жизни и учению, и получить те блага, которые уготовал Он любящим Его. А как последовать житию и учению Его? Его же беспредельную благость просить должно, чтобы Он научил и вразумил, по Его же Святому слову: без Мене не можете творити ничесоже (Ин. 15:5), просите, и дастся вам (Мф. 7:7). Сим Его святым словом и заканчиваю.

Даруй Боже, вам и с сестрами, провождать жизнь не земную, а райскую, или паче небесную, радоваться о Господе, забывать прошедшее, а простираться к будущему, или воздыхать, как Св. Апостол Павел говорит: о сем воздыхаем, в небесное наше жилище облещися желающе (2Кор. 5:2). Мы здесь провождаем жизнь как бы спящие, и видящие что-нибудь не постоянное; но надобно воображать истинную-будущую жизнь, где не сонное мечтание, а совершенное пребывание, по слову того же Ап. Павла: наше житие на небесех есть. (Флп. 3:20). Даруй Боже всем нам оное получить и быть там, идеже Ходатай ваш Христос Сын Божий, седит одесную Отца, на престоле славы Своея. Желаю и вам с сестрами получить яже уготова Бог любящим Его.

Преподобнейшая мать Игумения!

Милость Божия да будет с вами и со всеми сестрами вашими!

Письмо ваше я получил, в котором прописываете просьбу Александры Алексеевны, чтобы отслужить на 27-е число всенощную и Соборный молебен Преподобному Кириллу Чудотворцу о здравии Никтополиона Михайловича и о подружии его. По сей просьбе сего 26 числа всенощную рассудили мы отправить и благословенные хлебы с человеком присланным от вас, отослать к вам, которые при сем и посылаю; а завтрашний день 27 числа соборный молебен Преподобному о здравии Никтополиона Михайловича с подружием его, с братиею я после ранней Литургии отслужу. Даруй, Боже, им мирную и благополучную жизнь. Итак на письмо ваше, уведоми вас, пребуду,

Вашего Преподобия,

усерднейший всех благ желатель,

Игумен Феофан Новоезерский.

Матери вашей Н...., Матери Ф...., мой нижайший поклон, также и прочим сестрам, а притом прошу и сказать им, что я желаю им тех благ, яже уготова Бог любящим Его.

Преподобнейшая мать Игумения!

Милость Божия да будет с тобою и с сестрами твоими!

С письмом вашим монахиня, Костромской Епархии, пришедши в нашу обитель сего Апреля 5 числа, в Церкви просила меня объясниться в своей нужде, для чего странствует. Я, после мефимонов в гостиной келлии нужду ее выслушал; совет давал ей возвратиться в прежний общежительный монастырь; а с терпением и в других монастырях можно бы жить. Но она отозвалась, что нигде в тамошних монастырях жить не может, а ежели в ваш монастырь принята не будет; то лучше в мир располагается выйдти. Я говорил ей, что жизнь человеческая подвержена искушениям, но должно в таковых случаях быть непоколебимой и не малодушествовать, а просить Господа о терпении. Лучше потерпеть в здешней жизни скорбные приключения, нежели в будущей. Грешно и гибельно, начавши жизнь духовную, к плотской возвратиться. И так, когда она уже расположилась в вашей обители быть; и, ежели не в тягость вам будет, примите ее и избавьте от вражия искушения, а может Господь подаст ей исправление; тогда всем будет польза, по слову Господа: аще изведеши честное от недостойнаго, яко уста моя будеши (Иер. 15:19); видно, что сия монахиня не знает, как противоборствовать мыслям и не слыхала ни от кого, а потому в расстройство и пришла. Даруй, Боже, ей исправление и спокойствие духа. О принятии ее можно послать в Новгородскую Консисторию от вас прошение ее и с билета копию при вашем репорте, что вы ее принять согласны. Итак желая вам всякого благополучия и спасения с вашими духовными сестрами, пребуду

Вашего Преподобия

Усерднейший всех благ желатель,

Архимандрит Феофан.

К Монахине.

Милость Божия да будет с вами!

Я в день праздника Преполовения, во время служения моего, на проскомидии вынимал части из просфоры общей о здравии и спасении матери Игумении вашей, вас с сестрицею, и прочих сестр, о которых помню, за каждую порознь. Даруй Боже, чтобы вы были здоровы душею и телом и послужили Господу Богу с горячею к Нему любовию, радовались, а не скорбели, и во исправлении своея жизни не отчаивались. Ежели бы не положено было покаяние грешнику во спасение, то бы мы были самые несчастливые создания. Господь Бог столько милосерд, что велит отпущать грехи в день до седмидесяти крат седмерицею (Мф. 18:22). А почему так много? Войдите в мысли свои, сколько оных в уме, или в душе вашей пребывает ежеминутно! Для того и должно ежеминутно каяться и говорить: Господи, согрешила, прости: Господи, даждь ми исправление; Господи, даждь ми мысль благу. Ежели будете примечать свои мысли, воображения, и истреблять худые и стараться насаждать добрые, духовные, то и можете мало по малу исправить жизнь свою. Вы еще новоначальные, только что вступили в духовную сию науку и жизнь; в скором времени не можете истребить мирские нравы, мирские привычки, мирские шутки и слова, а долго еще мечтаться будут и подделываться к словам Свящ. Писания. И для того нужно смирять себя, и обращаться к своему ничтожеству, говоря с Давидом: скотен бых у тебе (Пс. 72:22); виждь смирение мое и труд мои, и остави вся грехи моя (Пс. 21:18); смирихся и спасе мя (Пс. 114:6). А в смирении все добродетели заключаются: смиренный – гордиться, тщеславится, завидовать, враждовать, осуждать, гневаться, противоречить, отчаиваться, беспокоиться не может. Христос Сын Божий будет вам примером: научитеся от Мене, говорит Он пречистыми устами Своими, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим (Мф. 11:29). Вот от чего вы беспокоитесь, что не достигли сего дара; просите, и дастся вам. Немного слов требуется, а только вам простенько сказать: Господи даждь ми смирение. Даруй Боже вам оное получить! Ежели причащались вы святых и пречистых Таин тела и крови Христовой, поздравляю вас; и да будут сия вам во исцеление, очищение, просвещение, сохранение и спасение души и тела! А паче причащением Святых Таин живущего иметь в себе Христа, Сына Божия со Отцем и Св. Духом! Какое к нам Его снисхождение! Зовет к Себе, увещавает, обещавает с нами жить, в нас обитать в здешней жизни, а в будущей наследниками делает царствия Своего небесного. А мы все сие пренебрегаем и занимаемся сонным мечтанием и не хотим воли Его исполнить; а чего Он требует от нас? Паче всего смирения, Сам смирив Себя и послушлив быв даже до смерти. Немного нам в здешней жизни пожить; хотя привелось что и скорбное потерпеть; только, дай Бог, потерпеть с благодарением и смирением; а потом получили бы покойную жизнь в здешнем веке, а паче в будущей жизни бесконечной всякий ум превосходящее блаженство, которое уготова Бог любящим Его.

К той же монахине.

Слава Господу Богу, что мы дождались великого праздника Рождества Христова, и уже празднуем оный. Таинство сего праздника Святая Церковь нам открывает. В чем оный состоит, мы слышим: Дева днесь Пресущественного раждает, и проч. Дивна дела Твоя Господи! Какую явил Он к нам недостойным милость! Какое снисхождение! Какое смирение! Сошел с небес, с высоты славы Своея, благоволил родитися от Пречистые Девы в убогом вертепе, а не в царских чертогах. О глубина богатства и премудрости и разума Божия, яко неисследовани путие Его! Кто бо разуме ум Господень, или кто советник ему бысть (Рим. 11:33, 34)? Господу Богу чистота души и тела – престол Херувимский, а не стены, упещренные златом. Да и нам сказано: или не весте, яко телеса ваша – храм живущего в вас Св. Духа суть. Его же имате от Бога, и несте свои, куплени бо есте ценою; прославите убо Бога в телесех ваших и душах ваших (1Кор. 6:19, 20). А в другом месте сказано: да не царствует грех в мертвенной плоти вашей; вы есте Церкви Бога жива, якоже рече Бог, яко вселюся в них и подожду, и буду им Бог, и тии будут Мне людие (2Кор. 6:16). Сицева убо имуще обетования, очистим себе от всякия скверны плоти и духа, творяще святыню во страсе Божии (2Кор. 7:1). Итак желаю вашему Преподобию, чтобы жизнь ваша была благоприятная жертва Богу. Он к нам столь милосерд, что не гнушается пребывать в нас! Какое должно нам благодарение воссылать за все Его милости, что Он нас всеми благами снабдил в здешней жизни, да еще превосходнее сего обещал вечно с нами царствовать на небеси, – чего вам желая, пребуду вам благожелатель, Архимандрит Феофан.

Письмо ваше с просфорою, с Отцом Диаконом посланное, я получил; получил же и пред сим присланное ваше письмо, но не ответствовал потому что скоро мне должно быть в вашей обители. Но как, Ваше Преподобие, скучаете от нахождения неприятных мыслей, которые отвлекают вас от любви Божией и детской приверженности в Нему; то сим на письма ваши отвечаю. Хотя вас мысли отвлекают от полезного делания для спасения и угождения Господу, но не скучайте пребывать в полезном делании, то есть, в памяти Божией, и почаще повторяйте: что ты делаешь? Где ты живешь? В земном небе, и что помышляешь? Угодно ли Господу твое душевное жертвоприношение? Се удаляющиеся от Господа погибнут (Пс. 72:27); потом говорите себе: обратися душе моя в покой твой, яко Господь благодействова тя: яко изъят душу мою от смерти, очи мои от слез, и нозе мои от поползновения (Пс. 114:6, 7). Итак понемножку когда себя увещевайте, когда пожурите. Не удивительно, что мысли бесполезные вас беспокоят, потому что они вход имели в душу вашу свободный, и по прежней привычке вас посещают. А вы положите начало сих гостей не принимать: ежели будут усиливаться, просите Господа со слезами, чтоб Он Божественною Своею силою подал вам силы на прогнание сих мысленных татей, которые расхищают душевное ваше сокровище. Не отчаивайтесь в милости Божией, не унывайте, не смущайтесь, говоря с Пророком и Царем Давидом: вскую прискорбна еси душе моя? и вскую смущаеши мя? уповай на Бога, яко исповемся Ему, спасение лица моего и Бог мой (Пс. 41:6). Должно главное иметь намерение, чтобы Господа Бога Предвечного и всех тварей Творца всесовершеннейшего, имеющего престол небо и подножие землю, вездесущего, и вся исполняющего с крайним благоговением хвалить, славословить и благодарить за неизреченные и неизчетные Его к нам милости. Господь Бог по неведомым Своим судьбам привел вас в Святую обитель на служение Себе, и вы Ему себя поручили, и имя ваше написано на небесах. Сколь Он к вам и ко всем нам грешным милосерд! По маловременной жизни обещал жизнь вечную, но гдеж? Во Царствии Своем небесном, где водворяются все небесные и бесплотные Силы, Херувимы и Серафимы прославляющие Господа. Все Святые и ныне насыщаются видением Лица Божия, доброты неизреченные, угодившие Господу. Мы смотря на все видимые творения, и ничего совершенно не постигаем; но в будущей жизни увидим по слову Павлову: их же око не виде и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже у готова Бог любящим Его. Не много нам здесь пожить, не много потрудиться; Господь не многого от нас требует; пречистыми Своими устами сказал Он: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим. Желая вам онаго, пребуду усердный ваш доброжелатель, Архимандрит Феофан. Матери Игумении и прочим Божие благословение да будет, и от меня нижайший поклон.

К ней же.

Милость Божия да будет с тобою!

Не скучайте приключившимися прискорбиями; скорбь терпение соделовает (Рим. 5:3). Мы сами собою ничего хорошего и угодного Господу Богу не можем сделать, а должно просить Его Божественные помощи для исправления нашей жизни, мыслей и желаний, к благоуспешному совершению начатого нами путешествия к вечному покою. Наше житие на небесех есть (Флп. 3:20). Не отчаявайтесь в милости Божией. Просите Его благость, чтобы споспешествовал Он положить благое начало, любить Его, яко Премилосердого Отца и Ему угождать, Ему посвятить свою жизнь; чтобы Он был помощник в кротости, в смирении, в терпении, в любви, в незлобии и прочих добродетелях, а паче в молитве, чтобы мы никаких посторонних мыслей не имели, а только мысленные очи возводили ко Господу и себя почитали землею и прахом. А ежели кто оскорбил тебя, враг и будет представлять тебе то лицо, чтобы молитву твою в ничто обратить, или в грех привести оную, то вспоминать должно словеса Спасителевы: егда стоите молящеся, отпущайте, аще что имате на кого, да и Отец ваш, иже есть на небесех, отпустит вам согрешения ваша (Мк. 11:25). Мы видим, что Господь за малое терпение со смирением, как в здешней жизни, так наипаче в будущей награждает. Прочтите сего месяца 25 числа житие Преподобные Евпраксии: кажется, не можно последовать ей в трудах и в смирении. Но смиренным дается благодать. Итак, по слову Св. Апостола Павла, должно радоватися всегда о Господе (Флп. 4:4). Кротость ваша разумна да будет всем человеком: Господь близ (Флп. 4:5). А Христос Сын Божий изволил пречистыми Своими устами сказать: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем и проч. чего вам желая, пребуду усердный вашего спасения желатель Архимандрит Феофан.

Конец.

* * *

1

В последствии он был Архимандритом Никитского монастыря, состоящего в трех верстах от Переяславля-Залесского.

2

О сем событии так пишет сам Феофан в своем сказании о жизни Игумена Феодора: «когда о добродетельном житии Отца сего далеко распространился слух; тогда многие мирские стали приходить в обитель и требовать от него в духовных нуждах своих наставления. Пустынь сия находилась близь города Темникова, тогда состоявшего в Воронежской губернии и Епархии. Бывший в сем городе воевода Нилов пожелал иметь Отца Феодора духовником своим, и просил его о том прилежно. Отец Феодор говорил, что не согласен быть ему духовником иначе, как на том условии, чтобы он во всем, к пользе душевной относящемся, непременно следовал его наставлению. Воевода расположился быть во всем покорным ему, как сын отцу, и продолжал исполнять сие три года без всякого сопротивления. Напоследок вышел из послушания, стал посты и постные дни пренебрегать; в городе летом печатал печи в домах; а ежели кто хотел, чтобы распечатана была печь, положил с каждой печи налог по рублю; дела стал решать несправедливо, на мзде, обвинять невинных, а винных оправдывать. Слыша много жалоб и ревнуя об исправлении его, Отец Феодор строго обличал воеводу. Но сколько ни обличаем он был от Отца Феодора, за ничто поставлял все сии обличения. Напоследок, в жатвенное время принуждал строить свои покои. Крестьяне просили Отца Феодора, чтоб съездил в Темников и лично убедил воеводу дать им время убраться с хлебом. Отец Феодор, видя такое притеснение, приехал в город Темников, и пришел в дом к воеводе. Воевода, услышав о сем, ушел в Канцелярию, сел за зерцало и велел позвать Отца Феодора. Когда сей пришел, воевода начальнически спросил, какую имеет он до него нужду? Отец Феодор пересказал ему все его дела, и убеждал оставить грабление и притеснение бедных. Воевода велел дневальному записать в протокол, что Настоятель Санаксарской пустыни при зерцале называл его грабителем, и после представил о том воронежскому Губернатору. Губернатор донес покойной Государыне Императрице Екатерине Алексеевне, а от нее вышло повеление исследовать сие дело. Почему Губернатору велено призвать Отца Феодора и отобрать от него ответ. Отец Феодор брал тогда с собою и меня (Феофан говорит о себе) для писания ответа, – подав который, отпущен был обратно в пустынь. Чрез несколько же недель вышло повеление, отправить его, как беспокойного человека, в Соловецкий монастырь; велено и имение его в сундуках отпустить с ним, сделав опись. Отец Феодор показал приехавшим из города свое имение: войлок коровьей шерсти, обшитый толстою холстиною, небольшую подушку, такою же шерстью набитую, шубу овчинную, мантию и рясу, – и сказал: описывайте.

3

Старец Клеопа, духовный делатель и хранитель умного трезвения, немалое время жил в Афонской горе и в Молдавии, в Драгомирном монастыре, где со старцем Паисием Величковским имел близкое духовное общение. По выходе отсюда сделан был Настоятелем Введенской пустыни в 1774 году. Ввел в нее общежительный устав Афонской горы, который последователями его Игнатием и Макарием перенесен и в Пешношский монастырь, а оттуда и в другие обители. Игнатий с 1778 года был после Клеопы Строителем Введенской пустыни, с 1781 г. Строителем Пешношского монастыря, с 1788 года Архимандритом Тихвина монастыря, в который, по благословению Митрополита Гавриила, ввел общежительный устав; наконец в 1795 г. произведен в Архимандрита Симонова монастыря (в Москве), для учреждения в нем общежития, и там скончался в 1796 году Везде был он для братии примером добродетельного жития, а наипаче смирения, нищеты и нестяжания: шелковых одежд, со вступления в монашество не носил, к нищим был милостив, к несчастным сострадателен, к братии исполнен любви и благодетелен.

4

Макарий был Настоятелем Пешношского монастыря с 1788 года до самой кончины своей, последовавшей в 1811 году. Он имел духовную связь и переписку со старцем Паисием Величковским – Наставником учителя его Клеопы, – и получил в дар от него посох. Ему особенно обязана Пешношская обитель своим устройством и благолепием внешним и внутренним. Неутомимый и многосведущий в делах хозяйственных, он еще более неутомим был в подвигах духовной жизни. Вид его казался строгим, по душа его была полна любви отеческой; не имел он никакой собственности, а все делил с братиею; всех принимал с благоприветливостью; и его сердечная простота, сопряженная с духовною мудростью, невольно привлекала к нему общее уважение. Московский Митрополит Платон часто представлял его в пример Настоятелям других обителей. И действительно многия из них заимствовали от Пешноши и порядок общежития и способных к поддержанию оного иноков. Так пустыни Кирилло-Новоезерская (при Феофане), Давидова, Оптина, Берлюковская, Екатерининская, Медведева (упразднена), Кривоезерская, и Монастыри Голутвинский (близ Коломны) и Сретенский (в Москве) подучили лучшее устройство общежития по образцу Пешношского монастыря, при содействий и руководстве Макария. Сподвижниками его в духовном делании были Самуил, в последствии Настоятель Голутвина монастыря, Авраамий, в последствии настоятель Козельской Оптиной пустыни, и Иерофей, бывший после Строителем Екатерининской пустыни.

5

Житие его напечатано особо в Москве 1847 года.

6

Феодосий, ученик мудрого Старца Василия, которого учеником и пострижеником был и Отец Паисий, пo смерти Василия управлял Влахийским Скитом Мерлополянским, а потом был Архимандритом в Софрониевой пустыни, и во все продолжение своей жизни другом Паисия.

7

Тисман монастырь – место тихое, уединенное, положением весьма красивое; туда от всех стран и от разных народов стекались богомольцы. Туда заехал для богомолья один из коротко-знакомых дома Г-д Потемкиных и в монастырском конюхе, отце Анастасие, признал их сына, одиннадцать лет скрывавшегося и, не смотря на все старания оплакивающих его родителей, оставлявшего их доселе о себе в неизвестности. Открытие сие сообщил он настоятелю, никогда сего не подозревавшему, ибо Потемкин, будучи одним из ученейших людей тогдашнего времени и, зная языки Французский, Немецкий, Латинский, Турецкий и Волошский, назвался простолюдином, не знающим грамоте, избирал для себя самые низкие и тяжелые должности, исправным прохождением коих умел уверить всех, что упражнялся в них от рождения; и никто никогда не подозревал его настоящего происхождения. Настоятель чрезвычайно рад был видеть в числе своей братии родственника Главнокомандующего, призвал его к себе, и спросил: Ты Потемкин? Получив удостоверение из собственного его сознания, предложил ему съездить к светлейшему Князю, своему родственнику, и исходатайствовать для перемещения монашествующих в Тисмане монастырь в России, в коем могли бы они беспрепятственно продолжать служение Богу с тем, чтобы ему (Феодосию) предоставлено было на волю, взять с собою, кого пожелает. Отцу Анастасию крайне не хотелось являться к знаменитым своим родственникам; но, помня заповедь Апостола Павла: «Повинуйтеся наставником вашим, и покаряйтеся: тии бо бдят о душах ваших – согласился и, зная благочестивую жизнь Отца Феофана, испросил его себе в сопутника. Отец Анастасии, не изменяя принятого и им правила, отправился кучером, и в дороге все делал, как человек, данный в услугу.

8

Трудившиеся в сличении перевода сей книги с Греческим подлинником, по наставлению Митрополита, обязаны были постоянно советоваться обо всем, что находили нужным исправить, с духовными старцами, проходившими самым делом высокое учение, предлагаемое в Добротолюбии, и именно: с Игуменом Валаамского монастыря Назарием, с Иеромонахом Феофаном, с Иеромонахом Филаретом, с принесшим в Россию Греческий подлинник Афанасием. «Они, говорил Преосвященный ученым переводчикам, хотя и не знают так, как вы, Греческого языка, но лучше вас знают из опыта духовные истины, не постигаемые одним только книжным учением, и потому правильнее вас могут понимать смысл наставлении, содержащихся в этой книге.» В Ростовском Яковлевском монастыре хранится печатный экземпляр книги Добротолюбия на Греческом языке с такою надписью: Сия книга Филокалия посылается в Александро-Невский монастырь Господину Отцу Иеромонаху Феофану Крестовому Симеоном Иаковичем Свято-Устинского монастыря Архимандритом, из Венецианской Албании, в 1790 году, Апреля 10 дня. Из этого видно, что духовная жизнь Отца Феофана еще в сие время известна была и в отдаленных странах.


Источник: Москва, типография Александра Сомена, 1853 г. 105 с.

Вам может быть интересно:

1. Под вышним покровом Богоматери профессор Дмитрий Иванович Введенский

2. Слово похвальное на пренесение мощей свв. Бориса и Глеба: неизданный памятник литературы XII века Хрисанф Мефодиевич Лопарев

3. Слова протоиерей Фёдор Титов

4. В преддверии Великого дня епископ Иоанн (Соколов)

5. Рассуждение о безбожии архиепископ Феофан (Прокопович)

6. Известие истинное православным и показание светлое о новоправлении книжном и о прочем Сергей Алексеевич Белокуров

7. Слова и речи протоиерей Михаил Соколов

8. Павел (Конюшкевич), митрополит Тобольский и Сибирский Андрей Александрович Титов

9. Сказание о странствии и путешествии по России, Молдавии, Турции и Святой Земле. Том 2 схиигумен Парфений (Агеев)

10. Слова и речь епископ Герасим (Добросердов)

Комментарии для сайта Cackle