святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

Январь-просинец

4 ч. Преставление Св.Евстафия, архиепископа сербского

В месяцеслове евангелия, писанного в 1329 г. показана под 4 января «память св. Евстафия архиепискoпa сербска­го»1. Мощи его покоятся под спудом в кафедральном храме печской архиепископии2. Блаженный Евстафий, сын богобоязненных родителей из будимльской жупы, обучавшись в юности книжной мудрости, принял иночество в зетской Михайловской обители от руки епископа Неофита. Пожив здесь в посте, отправился с двумя иноками к св. местам, и возвращаясь оттуда, поступил в афонский Хиландарский монастырь. Здесь за добродетель­ную жизнь избран был в игумена3, в каковом звании видим его с 1263 г4. Потом посвящён был в епископа зетского, туда, где при­нял он монашество5. Последовавшие затем гражданские смуты Сербии имели последствием своим замешательство церковное в Сербии. Когда кор. Урош изгнан был из королевства (1269 г.), блаж. Иоанникий архиепископ, любивший короля своего, последовал за ним и скончался вдали от своей кафедры. Сербская церковь, уважавшая блаж. Иоанникия, не хотела признать никого первосвятителем своим, прежде чем отдана была должная почесть почившему на чужбине первосвятителю. Кор. Драгутин должен был исполнить желание Сербии. Когда открыли гроб блаж. Иоанникия, тело его оказалось нетленным и его с почестию положили в Сопочанском монастыре, вблизи тела Урошева. Тогда-то приступили к избранию нового первосвятителя и избран был блаж. Евстафий.– Высокие добродетели Евстафия доставили ему уважение и нового короля Милютина. В звании архиепископа всей Сербии он с 12 епископами присутствовал на соборе, на котором краль Милютин утвердил за Хиландарским монастырём земли и угодья сербской страны6. Когда спустя 7 лет правления своего блаж. Евстафий почувствовал близость кончины своей, то, призвав ближних епископов и игуменов, простился со всеми, приобщился св. таин и с весёлым лицом сказав: «в руки Твои, Господи, предаю дух мой», мирно скончался7.

Сербская церковь поёт св. Евстафию: «на него же уповал еси, святителю, из млада возраста, радуяся же яко елень востекл еси на гору святую, земная вся оставил еси, прилепився закону Творца и Владыки исполнением заповедей».

«Очистив душу и тело от скверны, праведно-преподобна и незлоблива учителя себе показал еси, отче блаженне: сирых питатель, обидимых помощник и странноприимен был еси: темже со дерзновением вопиеши: Тебе люблю, Иисусе Боже мой, света невечерняго и миром владычествующа»8.

В тот же (14) д. страдание Св. Онуфрия

Св. Онуфрий, в крещении Матфей, родился в Габрове, терновской епархии9.– Родители его, болгары, были люди богатые и пользовались известностию. Матвей учился в училище и при прекрасных способностях учился хорошо. Отец наказал его строго за какую-то шалость; пылкий и самолюбивый юноша закричал в слух турков, что он потурчится. Турки непременно совершили бы над ним обрезание: но его ловко выхватили из рук турков и он скрытый от них остался христианином. Когда Матфей пришёл в зрелый возраст, он удалился на Афон и вступил в братство Хиландарского монастыря. Приняв иночество с именем Манассии, он рукоположен был в иеродиакона.– Так как о. Манассия искренно и ревностно служил Господу; а чем усерднее стремятся к совершенству духовному, тем яснее и сильнее чувствуют свои недостатки и погрешности: то и о. Манассия стал сильно чувствовать тяжесть отречения своего от св. веры, совершенного в пылкой, полусознательной юности. А иже отречется Мене пред человеки, отвергнуся его и Аз пред Отцем Моим (Матф. 10, 33): эти слова Господа громко раздавались в душе его и не давали ей покоя. Он постоянно носил страх в душе своей, что если не принесёт он достойных плодов покаяния, откажется от него Христос Господь. Так страх за вечную участь породил в нём мысль о кровавом подвиге. Потом желание мученичества, при возрастании его в духовной жизни, стало плодом пламенной любви его к Господу, готовой на всё за славу имени Его.

Прежде чем решился он на великий подвиг, он открывал желание своё старцам. Те советовали ему испытать себя.– После долгого самоиспытания идёт он к духовни­ку Никифору и просит принять его в келлию свою, с тем, чтобы приготовить его к мученичеству.– Не отказываюсь принять тебя к себе,– отвечал старец,– но с тем, чтобы ни с кем ты не имел сношения и прежде кровавого мученичества подвизался бы так, как бы был в муках.– Согласен на условия,– весело сказал Манассия. Возвратясь в обитель, он распорядился своими вещами: довольную сумму отдал монастырю, с тем, чтобы обитель покоила отца его, жившего в ней. Сказав в монастыре, что идёт в Иерусалим, отправился он к старцу Никифору. Тот дал ему особую келлию, приказал ученику служить ему и не допускать никого другого, преподал наставления, как должен подвизаться и оставил с миром Божиим. Заключившись в келлийце, преподобный в первые 40 дней вкушал пищу иногда чрез два дня, иногда чрез три, а иногда и чрез неделю, да и то в малом количестве хлеба с водою; земных поклонов клал до 3500 в сутки, и слёзы постоянно текли из очей его. Так как от таких подвигов он очень ослабевал, то старец умерил пост его. В это время принял он схиму, с именем Онуфрия.

По окончании испытания старец Никифор послал Онуфрия для желаемого им подвига в Хиос; в спутники ему дан опытный инок Григорий. Прибыв в Xиoc 29 дек., путники остановились у благочестивого христианина. Онуфрий провёл семь дней в посте, молитве и безмолвии и не раз причастился св. таин. В одну ночь в лёгком сне видел он следующее: сонм иepeeв, apxиepeeв, воинов объявляет ему: «иди, Царь хочет видеть тебя».– Онуфрий в трепете отвечает: для чего царю видеть меня, пустого человека? прошу уволить меня, если это возможно.– Нельзя, был ответ, ты идёшь за нами. Онуфрий пришёл вслед за ними в какое-то светлое, чудное место и увидав Царя пал пред ним. Царь сказал: готово место и указал на место света неизъяснимого. Блаженный в восторге проснулся и сердце его полно было радостию. В следующую ночь почувствовал он отсутствие этой радости и с скорбию говорил о том спутнику. Опытный Григорий велел ему просить молитв за себя у всех христиан и смиренный Онуфрий кланялся каждому, прося помолиться за него.

Явясь в суд в зелёной повязке и красных башмаках, Онуфрий говорил: «назад тому 15 лет ранен я в подобном месте; с того времени рана моя не заживает; врачи говорят мне: если не явлюсь в то место, где ранен, не исцелею». – Что за рана у тебя?– спросил кадий.

– Будучи юным,– отвечал блаженный,– по неразумию высказал я желание потурчиться, хотя никогда не служил вере вашей, а всегда жил христианином. Придя в зрелый возраст, чувствую жгучесть этой раны и с полным убеждением говорю: «магометанство – пагуба душе». Сказав это, он сбросил с головы зеленую повязку. Судьи онемели. Наконец, молодой турок, казавшийся себе очень умным и ловким, говорит: что ты делаешь, братец? Это – священная вещь: подними и накройся ею. Исповедник отвечал: «называть пустую вещь святою – богохульство. В том-то и беда людей потерянных, что отвергают, топчут в грязи Богом открытую истину и Богом посланную святыню, а чтут мечты больного воображения людского, глупости, осмеиваемой трезвым умом; точно как язычники не ищут Искупителя Mиpa грешного, создали себе и нравственность и рай по вкусу животных страстей. Да и ещё довольны собою! Не страшное ли это состояние?» Изступленные закричали: смерть христианину. Очередный военный чиновник отвёл исповедника в тюрьму мусселима и наложил на него колодку. При этом один магометанин дал испо­веднику две пощечины.– Благодарю за себя и жалею о тебе,– сказал исповедник. Премудрые судьи, побывав в мечети, решили: смерть христианину, если не благословит корана. Исповедник, вновь позванный на суд, не изъявил желания целовать глупости магометанства. Судьи приговорили истребить и память его. Вследствие того обезглавленное тело и вся одежда мученика брошены были в море. Страдание совершилось 4 января 1818 г. на 32 году мученика.

8 ч. Св. Григорий, епископ болгарский

В месяцеслове Остромирова евангелия под 8 янв. чтится память «святаго Григора епископа Мисии».– В Охриде, бывшей болгарской архиепископии, на огромной полуразвалившейся церкви св. Софии, построенной болгарским архиепископом Львом (1042–53 г.) найдена из кирпича сде­ланная, но не вполне уцелевшая, надпись: Γρηγοριωσ κ ηνην εγειραςΤων θ εωγραφων νομων ε θ νη τα Μυσων εδιδασ κ ει πανσοφωςςφ κ т.e. Григория... сень воздвигнув... богописанным законам,– премудро поучает народы мисийские, в 1012 г.10

Так как храм воздвигнут после блаж. Григория, скончавшегося в 1012 г. и главный престол храма посвящён был св. Софии: то об участии Григория в построении храма не могла говорить надпись; а она означает, без сомнения, то, что имени блаж. Григория, славного учи­теля славян, посвя­щён был придел храма. Кто же этот Григорий? Известен «Григорий пресвитер и мних всех церковних болгарских цер­квей», т.е. старший иеромонах, судия над всеми церковными людьми Болгарии, ко­торый «повелением книголюбца князя Cимеона, истиннее же рещи боголюбца» (888–927 г.) перевёл на славянский язык хронику Иоанна Малалы, дополнив её вы­писками из библейских книг и из разных исторических памятников. Ему же приписывают перевод хроники Георгия Амартола11. Недавний путешественник нашёл ещё в мон. Трескавце близ Прилепа «Григория епископа Пелагонии и Прилепа» перевод из метафраста12. При современности и видном иерархическом значении Григория болгарского учителя не можем сомневаться, что это одно и тоже лицо с упоминаемым в надписи епископом и с Григорием епископом прилепским. Благочестивый учитель болгарский, после судейской должности, облечён был саном епископа Пелагонии и Прилепа и почил в 1012 г.

12 ч. Св.Савва, архиепископ сербский

У великого жупана Сербии Стефана Немани были два сына – Стефан и Волкан; но родителям хотелось ещё иметь сына и по молитве их родился им сын Ростислав13. Желанному сыну дано было прекрасное образование; на 15 году Ростислав получил в управление особую область Герцеговину, которая впоследствии и называлась герцогством св. Саввы14. Когда наступил 17-й год, родители готовились женить его. Но у сына не было желаний миpской жизни;– душа его томилась скукою среди шума мирскoгo.

– Случилось, что когда он прибыл к родителям, пришёл в дом их, всегда открытый для странников, инок с Афона, русский из монастыря русского. Весёлые родители давали пиры по случаю свидания с любимым сыном: а он, позвав в уединенную комнату инока, распрашивал о жизни афонской. Когда инок говорил о тихой жизни молитвенников,– о их подвигах и надеждах на вечность, слёзы текли у Ростислава и он сказал иноку: теперь я понял, чего желала душа моя, так недовольная всегда суетою мирскою. Счастливы тe, кого привёл Бог вести безмятежную жизнь пустыни.– Но что делать,– прибавил он,– с родителями, которые так любят меня? они готовы женить меня; а я боюсь, что супружеская жизнь, весёлости и толкотня мирские погасят во мне всё лучшее. Инок сказал, что нужна твёрдая решимость на добро. Ростислав выпросился на охоту; разослав слуг делать облаву, он с несколькими преданными и иноком поспешил в Афон. Отец, выслушав весть о Ростиславе, понял, что тот с иноком удалился в Афон. Призвав надёжного из воевод, печальный отец сказал: «испытал ли ты болезнь любви к детям? Докажи мне твою верность,– возврати мне моего Ростислава». Поручив ему дружину молодых людей, он написал к воеводе солунскому, что отмстит войною, если не возвратят ему сына из Афона. Воевода и дружина поспешили к эпарху с письмом и от него приняли письмо к проту горы. Прибыв на Афон, распросами дознались, что Ростислав в русском монастыре и явились прямо в тот монастырь. Князь просил наедине воеводу не препятствовать ему облечься в иночество, обещая написать потом письмо к отцу. «Нет,– отвечал старик,– и не проси меня о том,– я должен быть верен жупану отцу» и велел не спускать глаз с князя. Ростислав переговорил с игуменом. Воевода и дружина были угощены с полным радушием, а вслед за тем все отправились на всенощное служение. Длинное служение после быстрой поездки и сытного стола расположило к тому, что старик и молодые товарищи задремали и даже заснули сном глубоким в покойных сиденьях. Ростислав и старец иеромонах тихо вышли из храма, и в башне монастырской княжич совершил иноческие обеты с именем Саввы15. Окончилось бдение. Стражи, проспавшие князя, подняли шум и страшную тревогу. Савва из окна башни дал знать, что дело кончено и стыдно – тревожить невинных; вот,– говорил он старцу воеводе,– одежда моя и волосы мои,– доставьте родителям эти памятники моего прошлого; затем он вручил им письмо к родителям. Это было в 1186 г.

Ватопедские иноки, пригласив Савву на храмовой праздник благовещения, убедили его остаться в их обители16. Спустя несколько времени Савва испросил благословение у игумена посетить отшельников горы, дабы принять от них благословение и советы. Побыв в лавре св. Афанacия, Савва взошёл на вершину горы афонской. Здесь провёл несколько дней и ночей в молитве. Посещая отшельников, Савва узнавал о их жизни и оживлялся высоким подвигом их. «Хотя,– говорит описатель жизни его,– и нельзя назвать сих отцев ангелами, потому что они имели плоть; но истинно были человеки Божии. Они свободны были от всего: не занимались ни земледелием, ни торговлею;– занятием их были молитвы, слёзы, постоянное устремление ума к Богу; открытое небо было их храмом; Христа зрели они в сердцах своих; их тесные келлии украшены были только травою; слух их оглашался шумом дерев и пением птиц. Иные скрывались в развалинах камней, другие подобно птицам гнездились на камнях морских, терпя дождь и ветры, летом опаляемые зноем, зимою перенося холод; – пища их была самая скудная; иные немного принимали хлеба, другие довольствовались древесными плодами и дикими растениями». Такая жизнь отшельников восхитила Савву.-Он хотел жить отшельнически; но игумен не дозволил ему, объяснив, что молодому иноку небезопасна жизнь отшельническая, полезнее для него – общежитие. Савва подчинился совету опытности. В Ватопеде он стал образцом послушания, готовый служить каждому; днём служил братии, ночь проводил в молитве; питался только хлебом;– носил одну власяницу, перенося холод зимы; ходил босой. Старец-отец прислал на содержание сына много денег и запасов. Савва, по благословению игумена, пошёл босой раздать отшельникам кое-что из присланного. Близ Нилопотама напали на него разбойники и отняли всё. Блаженный изъявил скорбь, что задержанный не поспеет куда надобно. Те спросили: кто и откуда он? Савва назвал себя учеником старца Макария, пользовавшегося известностию на Афоне. Те возвратили Савве, что взяли. И он поспешил к Макарию. Затем был он с милостынею в лавре св. Афанасия. Признательный игумен велел доставить его в обитель на лодке. Тут опять напали недобрые люди и Савва спасён был от них хитростию старца. На деньги родителей Савва устроил в Ватопеде келлии и три храма и покрыл собор оловом. Два раза писал отец к сыну, прося его побывать у родителей. Сын писал отцу: «разстанься с земным богатством, столько призрачным, с благами миpa, суетными и непрочными;– вступи на крестный путь; переселись ко мне и упразднись от суеты, приготовь себя к вечности молитвою и постом. Ты удостоился милостию Божиею земного царства: смирением иноческой жизни достигнешь венца небеснаго. Я буду жить с тобою и любовию твоею избавишь ты душу мою от печалей. Добрая мать моя последует твоему примеру в своей стране. Молю вас, да не будут слова мои тяжки для вас, как для известнаго юноши». Отец и мать в одном храме, в Студеницкой обители, совершили обет иночества. О. Симеон переселился к сыну в келлию и сын окружал старца отца самыми нужными заботами до самой его смерти (1200 г.).

По настоянию благочестивого прота Дометия Савва принял на себя звание настоятеля Хиландарской обители, восстановленной из развалин щедростию родителя. Савва со страхом принял на себя Хиландарь: братии было немного. Но к усердному рабу Божию пришли ревнители благочестия. Оградив обитель от нужд временных вкладами, преподобный в ограждение нравственной жизни дал обители устав. «Преподобные и богоносные отцы наши,– пишет Савва в начале устава,– оставили мир по словам Господа: иже хощет по Мне идти да отвержется себе и возмет крест свой и по Мне грядет... Подвизаясь в исполнении заповедей, они день и ночь воздыхали о спасении души, с охотою терпели страдание и нужды, из любви к Нему распинали и умерщвляли себя каждый день послушанием и отсечением своей воли.– И я грешный Савва, последний из всех монахов, молю вас, возлюбленные о Христе, духовные братия мои и отцы,– будем подражать тем купцам, которые променяли временное на вечное.– Ревнуйте умным делам, которые наполнили елеем светильники». Словами писания показав необходимость терпения (Иак. 1, 2–4), добрых дел (2, 19–24), любви к ближним (Иоан. 1, 4–7; 4, 16–21; 5, 1–3), наставник продолжает: «Друг друга любите, друг другу покаряйтесь, друг друга тяготы носите, все единомысленно повинуйтесь настоятелю». Устав св. Саввы обнимал и порядок службы Божией и порядок жизни и управления монастырского. Хиландарь должен быть общежительным. Монахам не позволялось иметь никакой собственности, даже и одной медной монеты. Пищею должны пользоваться в общей трапезе и по келлиям ничего не держать съестного. На первый раз поступающий в обитель получает монастырскую одежду, а потом выдаются ему деньги; каждый день братия должна исповедывать грехи свои игумену, если он есть и духовник. Игумен должен учить всех и каждого путям спасения.– Те, которые чувствуют себя свободными от нечистых помыслов, от гнева, ропота, пaмятoзлoбия, могут приобщаться св. таин три раза в неделю. Иначе пусть приступают раз в неделю. Впрочем это решает духовник. Подле монастыря Савва устроил гостинницу для принятия странных, нищих и больных; им обитель должна доставлять пищу и одежду17. Приведши Хиландарь в полное устройство, преподобный захотел исполнить давнее своё желание жить в безмолвии. Ещё в 1193 г. «всех правоверных крестьян молитвенник, Савва грешный» грамотою купил место для типикарницы карейской18. Там построено было несколько келлий для хиландарских братий на тe случаи, когда они по нуждам приходили в Карею. Савва выстроил для себя келью с иконостасом во имя Саввы освященного19. Здесь заключился он с тремя братиями, которые должны были совершать церковную службу. Тут он усилил свои подвиги поста и молитвы, сокрушения о грехах и смирения; душевные страсти утишал памятию о смерти. Впрочем, являлся ли кто с душевною нуждою, или говорил о бедности и внезапной беде, у Саввы готова была для всех посильная помощь. Он написал и для карейской отшельнической жизни устав20.

Преподобный Савва крепко молил Господа, дабы дано ему было извещение об отце его. И в одну ночь явился ему Симеон в лике святых, сияющих славою; явившийся обещает сыну подобную блаженную участь, но сказал, что ему ещё многое надобно совершить для Сербии. Сербия находилась тогда в печальном положении. Преемником престола оставил отец Стефана. Честолюбивый брат Вулкан, при помощи венгров, отнял у Стефана Далматию и Диоклею и объявил себя королём. Стефану оставалась одна Cepбия с титулом великого жупана. Но враги хотели отнять у него и последние владения. Стефан писал к брату Савве, чтобы он для спасения земли сербской перенёс мощи святого отца их в Сербию. Св. Савва не мог остаться равнодушным к скорби брата и бедствиям отчизны. Вулкан, чтобы достигнуть тщеславных своих целей, подчинялся папе; в его владениях был собор под распоряжением легатов папы и приняты некоторые правила западной церкви. Папа убеждал венгерского короля ввести в Сербии римскую веру21. Савва, посвящённый в архимандрита в Солуне, перенёс мощи св. отца своего в Студенецкую обитель. В день памяти его испросил у Господа обильное излияние мира от мощей Симеона и в сильном слове показал народу волю Божию о спасении вечном. Уступив просьбам брата, остался в Студенецкой обители. Для оживления в народе искреннего благочестия, отправился он с проповедию слова Божия по всей стране. Проповедь его тем более имела силу над сердцами людей, что один расслабленный всеми членами, по его молитве, получил полное исцеление.– Следствием того было то, что замыслы папы ввести в Сербии романизм остались неудавшимися22. Между братьями, по убеждениям св. Саввы, прекратились ссоры и утвердился мир.– Для Студенецкой обители преподобный написал устав23.

Соскучив шумом и почестями, преподобный, не взирая на просьбы брата, возвратился в Хиландарскую обитель. Хиландарские иноки с радостию встретили преподобного отца своего. Святой по временам удалялся в любимую карейскую келью для глубокого безмолвия.

Нужды Афона заставили Савву отправиться к царю и патриарху. В Царьграде тогда уже властвовали или точнее неистовствовали папежники. Царь и патриарх пребывали в Никее. Царь Феодор Ласкарь был в родстве с владетельным домом сербским: дочь его была за Радославом, племянником св. Саввы. Император принял преподобного со всею любовию: всё, о чём просил Савва, сделано было для Афона. Он уже хотел возвращаться в своё уединение, как пришло ему на мысль воспользоваться случаем – испросить милость для Сербии. Призвав Господа на помощь, он предложил царю прошение о том, чтобы патриapx посвятил одного из сербов – спутников его в архиепископа, в той мысли, что серб-пастырь может быть более полезен для Сербии, чем иноплеменник. Благочестивый Феодор с радостию согласился, но прибавил: «хочу видеть избраннаго тобою брата, благоволит ли к нему душа моя? Тот должен быть особенным человеком, на кого падет такой жребий». Савва представил всех спутников. «Все братия твои,– сказал царь,– хороши: но ни одному не могу доверить высокаго сана; к тебе одному расположена душа моя». Смиренный Савва не хотел и слышать о том. Долго уговаривали его царь и патриарх и едва согласился Савва на их желание, по долгу послушания. В день успения Богоматери Савва посвящён был в архиепископа патриархом. После того новый святитель решился ещё испросить милость для Сербии. «Доверши милости твои, государь,– говорил Савва,– пусть на словах и на бумаге предоставится право рукополагать архиепископа Сербии собором епископов сербских». Святой объяснил как то, что это согласно будет с правилами апостольскими, так особенно то, что во время бурь военных, так частых в печальное время, трудно являться из Сербии для посвящения в архиепиcкoпa. И царь и патриapx отяготились такою просьбою: им хотелось, чтобы сербская церковь оставалась в полном подчинении патриapxy. Долго происходили совещания по этому делу. Наконец, выдана была и желанная патриаршая грамота24.

По возвращении из Никеи, святитель, простясь с Афоном, отправился в Сербию. Брат Стефан лежал больным и отправил сыновей своих встретить святителя на границе владений.– Посетив больного, архиепископ освятил воду, напоил и окропил больного, и больной почувствовал лёгкость, а вскоре встал здоровым. Кафедра архиепиcкoпa поставлена была в Жичах, где ещё отцом начат великолепный собор. Хотя храм ещё не был докончен, но святитель, украсив внутренность его иконами, освятил престол и потом посвятил избранных учеников своих в епископы Сербии25. По его мысли созваны были все жупаны Сербии и в их присутствии Стефан венчан был королевским венцом. На другой день во время литургии после евангелия сам читал он символ веры и вслед за ним повторяли все от короля до последнего подданного. В следующие затем два дня предлагал народу различные наставления и заключил поучение такими словами: «ни добрая жизнь без правой веры не может принести нам пользы, ни правая вера без добрых дел не приведет нас к Богу». Святитель принял потом меры против незаконных сожитий. В народе многие брачные жили без освящения священнического. Священникам предписано обвенчать в храме всех невенчанных. Сам святитель обозревал свою паству, убеждая народ проводить жизнь достойную христиан; иноков, живших на своей воле, в виде скитников, но без правила скитского, собрал в общежития и подчинил уставу. Между благородными оставались ещё державшиеся ересей и он убеждал их соединиться с церковию, обещая милости короля26. Когда король венгерский, завидуя возвышению сербского короля, объявил Сербии войну, патриот пастырь отправился в Венгрию и после увещаний силою чуда склонил короля к миру и правой вере27.

По смерти брата св. Савва отправился на восток для поклонения св. местам, освященным стопами Спасителя. Не оставлено им ни одно место святой земли, где бы не побывал он, посетил и все пустыни иноческие. В обители Саввы освященного получил он дорогой дар – жезл освященного, хранимый по-ныне, по его завещанию, на Афоне28. На обратном пути был он в Никее. Имп. Иоанн Ватаци принял и отпустил его с почестями в Афон. Прибыв на кафедру, совершил годичное поминовение о брате короле и утешен был нетлением тела его.

Святитель старался умирить вражду, поднявшуюся между племянниками. Радослав, завлечённый дурною женщиною в худые дела, вынужден был бежать из Сербии. Святитель венчал на королевство Владислава в 1280 г.

Под бдительным надзором св. Саввы цвело благочестие в Сербии. Он каждый праздничный день предлагал поучение в храме; вельможам внушал не забывать о смерти, воинам остерегаться своеволия, народу не возобновлять языческих веселий. В монастырях вводил он всё лучшее, что видел на востоке. Для устроения и украшения храмов вызывал с востока лучших иконописцев и мастеров мраморной работы29.

В грамоте своей святитель писал: «Спаситель нам сказал: славящих Меня прославлю; кто исповедует Меня пред людьми, о том возвещу и Я пред Отцем Моим небесным. Христолюбивый Иларион, священный епископ зетский, последуя словам Спасителя, поднял много трудов в своём святительстве. Поставленный мною в святителя зетской области, он прежде всего старался учить людей божественному закону. Потом достроил в м. Вранине дом Божий, храм в честь преподобнаго отца нашего Николая, поселил там черноризцев для славословия Богу и отдал святое местo под мою защиту.– Я, архиепископ сербской земли, даю заповедь именем Господа Вседержителя и именем смирения моего: пусть при преемниках моих архиепископах святое то местo не обращается в метохию (подворье) архиепиcкoпa или на другое работное назначение... Пусть братия сами избирают ceбе старейшину и только получают благословение архиепископа»30.

Народ сербский назвал св. Савву просветителем Сербии. И не напрасно. Путешествуя по стране сербской, святой насадил в ней благочестие, которое пережило в народе бури веков. Биограф св. Стефана Лазаревича пишет о современных ему сербах: «с юнаго возраста все, от малаго до стараго, приучены посещать храм Божий дважды в день». И поныне ещё в сербском народе остаётся много благочестивых, истинно христианских обычаев, насажденных просветителем Сербии. Грешно было бы для серба обещать что-нибудь, не прибавив: «если Господу угодно». Путника не спрашивают: куда идешь? Опуская из вида его волю, говорят: «если Богу угодно, что?» Прежде всего воля и слава Божия. Пред питьём вина серб всегда скажет: «в славу Божию». До нового года с первого дня праздника рождества Христова при встрече говорят друг другу: «Христос родился» и «воистину родился». В продолжениe трёх дней праздника каждый может приходить в дом чужой и есть и пить, сколько угодно. Радость о Христе всё приготовила. Сколько других прекрасных обычаев живёт ещё в народе, не взирая на давящую тьму магометанства!31.

Святитель приближался к концу земного пути. Избрав в преемника себе испытанного инока Арсения, при собрании епископов, посвятил он его в сан святительский и поручил ему вместо себя управлять делами архиепископии; он объявил, что отправляется на восток. Племянник-король и все другие удерживали его; но он сказал, что желает посетить Синай и потом, если Господу угодно будет, жить в безмолвии. Кор. Владислав, впервые начавший обработывать сербские рудники в горах Сербии и тем обогативппй Сербию32, доставил святому богатые дары для церквей востока. Савва отправился морем.– Поднялась буря; все спутники ожидали смерти. Святитель молился; потом подняв руки, осенил море крестным знамением и – волны утихли.– В Иерусалиме беседовал он с патр. Афанасием и отправился в Александрию. – Помолившись в храмах св. Марка и муч. Мины, с проводником патриаршим посетил отцов Мареота и Ливии и был в Фиваиде. На Синае покланялся месту боговидения; здесь пробыл он весь великий пост. Возвратясь в Иерусалим, отсюда путешествовал в Антиохию и в монастырь Симеона дивногорца; чрез Армению прибыл в Болгарию к родственнику князю Ясеню. Сделавшись болен, он сказал, что умрёт в Тернове, и приказал отправить собранные им святыни к архиепископy Арсению в Сербию. Потом причастившись св. таин, сказал: «слава Богу за все» и предал дух свой Господу. Патр. Иоаким с епископами и игуменами совершил надгробное пение и св. тело положено было (14 января) в новой княжеской церкви 40 мучеников33.

Спустя полгода после погребения усильными просьбами кор. Владислав склонил Ясеня уступить мощи св. Саввы отчизне его и они торжественно перенесены были в монастырь Милешевский, построенный Владиславом34. В 1595 г. изуверный визирь Синан, взяв Милешово, предал св. мощи огню; но казнь Божия постигла гордого изувера.– Доселе счастливый на войне, он разбит был слабыми сербами и вторично разбитый трансильванским баном, постыдно кончил жизнь. На месте же, где лежали мощи преподобного, больные и после того получали исцеление35.

Святой Савва на древних иконах сербских изображается с длинною русою бородою36.

13 ч. Св. Ермила и Стратоника белоградских

Сии святые, говорит древний менолог, прославились при имп. Ликиние.– Св. Ермил был диакон церкви Христовой. Ликиний, находясь на р. Дунай, услышав о его славе, велел схватить его и избитого железными прутьями приказал беречь в тюрьме Стратонику. Стратоник же, когда в тюремное окно увидал ангела, разговаривающего с Ермилом, уверовал во Христа и стал другом Ермила. Ермил, выведенный из тюрьмы, был принуждаем поклониться идолам и не согласившись на то был бит палками и потом терзаем был крючьями по чреву и груди.– Видя это, Стратоник не мог удержаться от слёз. Узнанный по этому и он был мучим. Оба, наконец, брошены были в р. Дунай и так скончались»37.

«В третий же день обретена быша святая телеса их на брезе и погребоша

я вернии честно за осмьнадесят стадий от града Сингидона, во едином положивше гробе»38.

По римскому мартирологу, они страдали в Сингидоне, в верхней Мизии, в 315 г. Сингидон, или Сигиндом – жилище чеха-славянина, нынешний Белград. По такой местности и по званию страника-воина, эти мученики – славяне39.

15 ч. Память о преподобных Гаврииле лесновском и Прохоре пшинском

По болгарскому синаксарю 1340 г. «преп. отец наш Гавриил, сын благородных и богатых родителей, был отдан книжному учению и помощию Божиею хорошо успел в нём. Когда пришёл в возраст: обручили его с невестою хорошего рода; но он, не коснувшись её, ушёл в монастырь и стал монахом.– Получив большое богатство, удалился в Лесновскую гору и создал храм св. архистратига Михаила, поставил игумена, собрал много иноков и оставил тут всё своё имущество, а сам отошёл в гору и пребывал день и ночь в молитве, бдении и молчании».– Так провёл он 30 лет, перенесши много томления от нечистых духов и, придя в монастырь, тут преставился.– Тело его пробыло в земле 30 лет; потом объявилось одному русскому гор. Средца. – Тот, придя на место, устроил ковчег и в нём положил мощи.– При них совершалось много чудес;– слепые прозирали, хромые оздоравливали, беснующиеся исцелялись прикосновением к св. мощам. Спустя дол­гое время мощи святого перенесены были в гор. Тернов болгарский и положены были в трапезе св. апостолов40.

В житии пред. Иоакима осоговского читается: «чудные и истинно новопросвещенные отцы наши и пустынножители, небесные человеки и земные ангелы, Христовы друзья, Иоанн и Прохор вместе с Гавриилом, а с ними и Иоаким отец наш, честная четверица, богоизбранное дружество, трудолюбивые делатели Христовы, вышедшие на возделывание духовной нивы ралом веры и на сеяние семени духовнаго, чтобы принесть сторичный плод... Преп. отец наш Иоанн по Давиду витал по горам как птица и изволил взойти на гору высокую, называемую Книшеву, и там водворившись прилеплялся одному Владыке Богу... Святый преп. отец наш Прохор по подвигам подобен Иоанну; желая явиться подражателем ему, молился Господу: настави мя Господи на путь Твой, да вниду к олтарю Божию и к Богу веселящему юность мою. Идет в путь и поет иные псалмы. По смотрению Божию преподобный пришел в пустыню Вранскую на р. Пшин и стал тут совершать постническое и равноангельное житие; подвизавшись искусно и богоугодно, с миром переселился к Христу в обитель небесную. По преставлении сего блаженнаго св. мощи его совершают дивныя чудеса»41.

Так как по этому известию, Иоанн, Прохор и Гавриил поставляются близкими между собою по времени, а Иоанн, выставляемый здесь, как образец жизни для преп. Прохора, есть никто другой, как преп. Иоанн рыльский, почивший в 946 г., то земные подвиги пр. Прохора надобно отнести к концу X века, а подвиги преп. Гавриила к началу XI века.

По сербской летописи, благочестивый краль Милютин (1276–1320) построил прекрасный храм в честь преп. Прохора пшинского42.

О месте подвигов пр. Гавриила известно следующее: Лесновский монастырь отделяется от города Кратова Злетовскою горою, почему и называется иначе кратовским. Здесь великолепный храм построен в 1341 г. наместником сербского царя Оливером. Известна постная триодь 1342 г., писанная «в горе злетовской в м. Леонове, в монастыре великаго воеводы арх. Михаила, у гроба преп. отца Гавриила,– его же великий воевода Оливер созда из темени (с основания), всякими добротами украсив – соуды златыми и серебряными, покова великия иконы серебром и златом».– Фанатизм магометанский доводил обитель до запустения, но с 1805 г. она мало-помалу восстановляется43.

Недавно стал известен синодик пшинского монастыря св. Прохора, что близ Враны; город стоит на восточной Мораве, в приштинском округе; а обитель – исчезла44.

16 ч. Страдание св. Дамаскина габровского

Св. Дамаскин родился в мест. Габрове, терновской епархии45.

По любви к иночеству он удалился на Афон и принял монашество в Хиландарском монастыре. Здесь посвящён был в иеродиакона и потом в иеромонaxa; здесь же избрали его и в игумена.– По нуждам обители отправился он в болгарское поселение Свистово46. Исполнив нужные дела по обители, он должен был ещё получить старый долг с турков. Когда им было сказано о долге: должники, согласясь между собою, не только не платили долга, но ещё напали на беззащитного христианина и отняли у него всю бывшую на подворье собственность. Злодеям и того было мало. Они подговорили турчанку худого поведения и тайно провели её в подворье. Потом напав на подворье с шумом и криком, разбили двор, найдя тут турчанку, связали Дамаскина, как виновного в похищении магометанки и представили в суд. Кадий, выслушав Дамаскина, видел, что тут только насилие злобы. Но взволнованная клеветою толпа изуверов неистово кричала, что монах осквернил закон их. Фанатики предложили Дамаскину на выбор одно из двух – или виселицу или обращение в магометанство. Преподобный отвеча: «я родился христнином, таким и умру. Отречься от Христа – тоже, что отказаться от вечной жизни: без Него нет спасения грешникам, каковы все мы, я и вы. Он – примиритель правды Божией с грешным человечеством; Он – податель благодати Божией, необходимой для выполнения воли Божией. Жалею о вас, если вы не понимаете того. Но было бы безумием, если бы я согласился купить за временную жизнь погибель вечную». С связанными назад руками привели его на место казни. Он попросил дозволения помолиться. И получив его, оградил себя крестным знамением, с лицом обращенным на восток помолился, и потом сказал: теперь я готов на смерть. Его повесили.– Гнев Божий скоро постиг злодеев: вслед за кончиною мученика переправляясь чрез Дунай, они потонули. Священномученик пострадал в 1771 г. января 16 числа.

Того же 16 ч. память о преп. Ромиле

Местом родины пр. Ромила47 был Бдин (Виддин); мать его была болгарка. Достаточное состояние родителей доставило ему способы получить хорошее образование. В терновском монастыре Устье, расположенном за городом на святой горе, полагал он начало монашеской жизни; тут было тогда много иноков; тут произнесены им обеты иноческие. Когда в Скрытной (парорийской) пустыне стал жить пр. Григорий Синаит, Ромил поступил под его руководство. Но нападения разбойников («ихже и хусаре места оного жители наричють»), вынудили его удалиться опять в Загорье и он жил с другом своим Иларионом в уединенном месте, называемом Мокрое, в расстоянии от Тернова на день пути. Когда же царь Александр усмирил разбойников, и в Скрытном стало покойно, Ромиль опять жил в Скрытной пустыне.– Сюда пришёл к нему из Константинополя Григорий Цамблак, описатель жития его. Спустя некоторое время скопельский начальник известил, что магометане хотят напасть на их места, потому пусть удалятся в другое место. Ромил удалился в прежнюю келью свою, что была в Мокром; а отселе перешёл на Афон, в лавру и жил уединенно в скиту меланском; Цамблак жил с ним в этом уединении. Когда убит был (на войне) деспот (романский) Углеш (в 1370 г.), «тогда на Афоне все иноки наполнились смятением и ужасом и многие убежали» с Афона. Так и Ромил «удалился в другое место, называемое Авлонь (это вблизи Драча), а отсюда уходит с своими учениками в сербскую землю, в место, называемое Раваница, где обитель вознесения Господа нашего И. Христа. Здесь прожив немногое время переходит с земли на небо». Так говорит Цамблак. Краткое житие замечает о последнем времени особенности. «Вышед с св. горы, говорится зде, достигает Иллирика; тут находит он раздоры страстей и жалкия разделения, но в короткое время успевает своими наставлениями ввесть coглacиe. Отсюда переходит в далматское место Раваницу». В каком году почил преп. Ромил, не показано ни в кратком, ни в пространном сказании о нём. Но по всему, что известно, вероятно, что почил он не ранее 1375 г. Мощи его почивают в Раваницкой обители, где подают зрение слепым, хождение хромым и исцелают всякие недуги48.

20 ч. Память о муч. Енене, Нирене и Пне

Вот первые мученики из славян!

В Василиевом менологе (XI в.) под 20 января читаем о них следующее:

«Святые были из Скифии, из северной стороны, ученики святаго апостола Андрея. Они учили о имени Христовом и многих из варваров обратив к правой вере крестили. По этой причине были схвачены князем (παρα αρχοντος) варваров, но не могли быть доведены до того, чтобы отречься от Христа и принесть жертву идолам. Тогда стояла жестокая зима; реки скреплены были морозом так, что по льду ходили не только люди, но и кони и возки. Князь приказал поставить в лед большия бревна как целыя дерева и привязать к ним святых. Итак, когда вода взволновалась и лёд постепенно умножался, так что дошел до шеи святых, они, измученные страшною стужею, предали Господу блаженныя свои души»49.

Буквальный славянский перевод этого сказания читается в белградском синаксаре 1340 г. и в сербском прологе XIII в50. Здесь мученики называются: Енен, Нирин и Пень.

В Иеронимовом мартирологе под 20 января читается: «в Ниведуне мученическая кончина Тирса, Кириака, Геллиника». Итак, местом страданий мучеников был новый Дунаец, стоявший на берегу Дуная, в малой Скифии, и имена мучеников, показанные в греческом и славянском известии, были народные, славянские, тогда как по крещению стра­дальцы веры назывались иначе51.

Полагают, что страдальческая кончина мучеников была «где-то гораздо севернее Kиевa, но во всяком случае между русскими славя­нами»52. Но это – напрасно. Большая река, указываемая в повести о страдании,– известный греку Дунай. С другой стороны, так как проповедники Скифии были ученики ап. Андрея: то Скифию их надобно искать там, где проповедывал ап. Андрей. В повествовании инока Епифания IX в. читаем: «Господь сказал Андрею: иди в Вифинию, Я с тобою, куда ни пойдешь ты,– еще и Скифия ожидает тебя. Когда Андрей сказал о том Иоанну, они простились и Андрей, взяв учеников своих, пошел в Лаодикию, а отселе в Мизию, в город Одиссос. Проведя здесь не много времени, поставил епископа Атона»53. Последний по другим памятникам называется Амплием и претерпел мученическую смерть за Христа54. Одиссос, Аполлония и Месемврия у Птоломея55 и Страбона56 причисляются к малой Скифии. По словам Плиния, страна, которою владели скифы земледельцы, простираясь от устьев Дуная к Фракии, заключала в себе «прекраснейшие города Дунаец, Томи (Кюстенджи), Калатис, Кроны»57. Итак, несомненно, что ап. Андрей проповедывал в малой Скифии и для ней поставил епископа. А с тем вместе несомненно и то, что Скифия учеников его, продолжавших проповедь его в Скифии, есть та, которая лежит на правом берегу Дуная и по западному берегу Чёрного моря. Жившие здесь при апостолах были и не греки и не римляне. Их называли то скифами, то гетами, то сарматами; собственно же это были славяне, бодрые, воинственные, но занимавшиеся и земледелием. «Хочешь ли знать, что за народ томитанской страны?– писал поэт Овидий, живший заточенным в Томах.-Хотя это смесь из греков и гетов: но жители вообще происходят от гетов, из них большинство народонаселения. Разъезжают верхом туда и сюда, никого не встретишь без копья, лука и стрел; рука искусная в обладании мечом, висящим у всякаго на боку. Весьма не много осталось следов греческаго языка, да и те при гетском произношении стали варварскими. Я уже выучился говорить по гетски и по сарматски»58. Поэт, испорченный римскою роскошью, скучал, что приезжают в Томы «сарматы с своими скрипучими возами,– тянут cap матские быки возы варварские»59. Точное известие о жителях страны сообщают Моисей хоренский и историк 7 века Симокатта. Первый пишет, что во Фракии живут «семь славянских племен»60. Симокатта говорит, что славян, воевавших в VI в. с империею, в древнее время называли гетами61. Христианство малой Скифии уже знал Тертуллиан: «во Христа веруют,– писал он,– племена гетов (varietates Getulorum), сарматов и скифов»62. Не говорим здесь о последующем времени63.– Так проповедь учеников ап. Андрея принесла обильные плоды между южными славянами.

30 ч. Память о Св. Петре, царе болгарском

Так показано в болгарском синаксаре 1340 г. и в сербском прологе ХШ в.64

Церковные хвалы царю Петру: «яко же прежде взлюби мирен пребывати в житии своем, тако и ныне нам молитвами к Богу страны вся умири».

«Проведый тя Владыко унша в братеи, сюще мьнших, яко Давида помазав, порючи землю сию съблюдати всъко от напасти»65.

По этим хвалам видно, что прославляемый церковию св. ц. Петр есть сын воинственного болгарского кн. Симеона (ϯ 927 г.). Он ещё в юном возрасте назначен отцом во властителя Болгарии вместо старшего брата и любил мир, а не войну, во время правления66. Блаженный царь Петр был современником препод. Иоанна рыльского67 и питал благоговейное уважение к сему дивному пустыннику.– Прибыв в Средец, послал он 10 опытных ловчих отыскать в горах блаженного Иоанна и те едва на пятый день нашли его.– Получив возможное сведение, царь Петр на другой день с несколькими искренними сам отправился в горы; дойдя до потока Рыла, он встретил неприступные утёсы с непроходимыми обвалами. Он взошёл на гору Книшаву. Отсюда указали ему на недоступный утёс, где видели преподобного. Он послал двух любимых отроков, дабы они, как бы то ни было, добрались до старца Божия и испросили у него благословения царю, сильно желающему видеть его. Отроки исполнили поручение царское. Пустынник послал царю ответное слово любви. «Труд твой и приношения, как благовонное кадило, вознеслись к Богу: но поспеши уйти с ме­ста, на котором стоишь; место опасное, можешь неожиданно пострадать с твоими искренними. Худости нашей не увидишь в этой жизни: но в будущей узрим друг друга, насладимся радостию, если принесем плоды достойные покаяния». Царь послал после того к отшельнику много золота и снедей и писал: «всечестному Иоанну пустынножителю Краль Петр. Слышав о боголюбивой жизни твоей и пустынном пребывании, о совершенном удалении от миpa и ангельском житии, весьма желал я видеть твое преподобие и послушать твоих наставлений. Надеялся я получить много пользы от одного созерцания твоей жизни, хотя несколько взглянуть на свет невещественной жизни. Желание богатства, суетная слава, страсти не оставляют нас, миpских людей и – душевныя очи наши помрачены мирским мятежем. Потому-то, пробудившись несколько от глубокаго сна, желал я видеть твою святость. Но – несчастный я, лишился этой благодати по грехам моим. Потому припадаю и молю: пошли мне какое нибудь утешение, прохлади зной печали моей. Твое преподобие знает, какия бури миpa и какия заботы обуревают сердце царское».– Блаженный Иоанн, по любви к любви царской, принял присланные плоды и покушал. Но до золота не хотел и коснуться. В ответе своём он писал царю: «пустыннику не нужно золото и даже опасно. Царю оно нужно на оружие и на войско он должен тратить деньги.– Если хочешь наследовать небесное царство: будь щедр, как Отец небесный. Не надейся на неправду и не жаждай корысти; будь кроток и тих, доступен для каждаго. Князья твои пусть не носят похвальбы на языке своем. Багряница твоя пусть сияет добродетелями. Память о смерти да посещает душу твою. Смиряйся пред стопами матери нашей церкви; преклоняй главу твою пред ея первопрестольниками, дабы Царь царствующих, видя такое усердие твое, подал тебе блага, какия не всходили на сердце человеку».– Получив это письмо, царь с любовию поцеловал его и потом постоянно держал его при себе, часто читал и тем отгонял от себя суеты мирские68.

В описании жития св. Иоанна не сказано, в каком году происходили эти сношения ц. Петра с великим пустынником.– поелику же известно, что св. Иоанн скончался в 946 г., то тревожное состояние, на которое жалуется царь пустыннику, должно быть отнесено ко времени, предшествовавшему событиям 941 г. По греческим летописям, ц. Петр, женившийся на внучке императора, заключил выгодный мир с греками: завоевания Симеона оставлены за Болгариею, за болгарским государем признан титул императора – и греки обязались по прежнему присылать дань69. После того до 933 г. ц. Петр жил спокойно. В это время он примирил болгарскую церковь с константинопольским патриархом и тот признал за независимым болгарским архиепископом звание болгарского патриарха70. Вся иepapxия Болгарии при Петре была болгарская, без примеси греческой71; да и сам царь Петр не иначе переписывался с греками, как на болгарском языке72. В 933 г., не без происков со стороны греков, ц. Петру пришлось терпеть сильные тревоги. Сначала поднялись против него некоторые от имени брата Иоанна. Царь Петр, при всей кротости, вынужден был запереть Иоанна в темницу, а бунтовщиков смирить разными наказаниями. Потом другой брат монах Михаил, заняв одну крепость, волновал и разорял стримонскую область, домогаясь венца; но – сообщники его бунта умертвили его и разсеялись. Венгры в 934 г. делали нападения на Болгарию73. На эти-то политические бури жаловался благочестивый царь пред великим пустынником.

Тяжелым несчастием для церкви времени ц. Петра была ересь Богомилов. «Случися болгарстей земли в лета православнаго царя Петра; бысть поп именем Богумил, а по истине рещи, Богу не мил, иже первее нача учити ереси в земли болгарстей»,– говорит современник Петра74.– Уже Иоанн экзарх, современник Симеона, говорил: «да ся срамляют убо вси пошибени (сумасбродные) и скверни манихеи и вси погани словени»75. Но при Симеоне манихейство ограничивалось кругом пришлых людей и было презираемо наравне с язычеством. При Петре манихейство усвоено Богомилом и явилось в особенном виде, в смягченном: Богомил два начала, доброе и злое, подчинял единому божеству; и старался мирить манихейство с христианством76. Ересь его тем легче распространялась, что прикрывалась наружным видом благочестия,– постною жизнию, мягким обращением с другими. Поп Богомил стал, наконец, так смел, что изложил учение своё в книгах77. Товарищем Богомила был поп Иеремия, а учениками – Михаил, самый любимый ученик, Феодор добрый, Стефан, Василий и Петр78.– Царь Петр не мог теперь не вспомнить слов великого пустынника: «смиряйся пред стопами матери нашей церкви». В виду дерзостей ереси, он подверг ересь соборному осуждению, а еретиков наказаниям; собор поручил пресвитеру Козме написать пространное слово против Богомилов79.

Самое тяжелое время для благочестивого царя Петра было в последние два года жизни его. После оскорблений, нанесённых империею, вельможи Петра послали послов к имп. Никифору с суровым требованием дани тяжёлой. Это значило, что вельможи Петра, вопреки пророческому совету преподобного, «носили похвальбу на языке».– Никифор I обошёлся с послами крайне оскорбительно и ещё требовал от ц. Петра не допускать венгров переходить Дунай против империи. Ц. Петр отвечал, что так как не получил он от империи помощи против венгров, от чего принужден был заключить мир с Beнгриею, нарушить же договора не может: то не может и исполнить желания империи. Империя была виновата. Дикие мадьяры врывались в империю чрез Болгарию в 959 и 962 г. и проход этих грабителей чрез Болгарию, без сомнения, был тяжёл для болгарской страны. Оставленные без договорной помощи, болгары и ещё грубо оскорбляемые в лице послов не могли не воевать с Никифором. Это понимал Никифор, как и то, что империя была очень слаба. Потому он поспешил тайно нанять Святослава, князя русского, для войны с Болгapиею. Войнолюбивый Святослав охотно согласился. В апреле 967 г. русские с Святославом неожиданно явились в устьях Дуная. Петр выслал войско, какое только мог собрать, чтобы не пускать неприятеля на землю болгарскую: но войско не устояло против натиска русских и поспешно заперлось в Дрествине, а потом также скоро сдалось.– Это так поразило ц. Петра, что он, всегда честный и любивший отчизну, но не крепкий здоровьем, умер 56 лет80.

* * *

1

Григоровича Путешествие по Турции стр. 18. Казань 1848 г.

2

Зап. географ, общ. XIII, 174.

3

Гласник дружства сербск. лит. VI, 31–33. Сл. ниже прим. 29.

4

Послесловие грамматиста Феодора: «тогда же (1263 г.) предрежащю крьмыло хыландарскые лавры преподобному отцу нашему игумену курь Евстафию»... Калайдо­вича Экзарх стр. 164.

5

Гласник V, 32. О зетских епископах Иларионе и Неофите янв. 12 пр. 29, 24.

6

Григоровича Путеш. 41. 46.

7

Гласник VÏ 33, 34. Тронош. летоп. в Гласнике V, 50–53. Последняя говорит, что после Иоанникия восходил на кафедру Даниил 1 и венчал Драгутина, тогда как по родослову Даниил 1 был на кафедре после Саввы 2 (муз. Румянц, стр. 159. Гласник VI, 29). Но если управлению блаж. Иоанникия назначают всего 4 года (Гласник VI, 31): то могло быть, что по удалении Иоанникия Даниил 1 во второй раз восходил на кафедру, но как говорит и летоп. (Глас. V, 51–53) скоро оставил её, по неудовольствиям народа за Уроша. Савва 3 не помещает Даниила между своими предшественниками (см. август. 30 прим. 429). Это подкрепляет известия тронош. летописи, так как венчание Драгутина Даниилом могло казаться столько виновным для Саввы, что он не поставил Даниила в числе архиепископов, хотя по известию Даниила 2 тот был архиепископом. По времени правления Саввы 2 (1263-февр. 1268) и Иоанникия (4 лет со включением Даниилова правления) надобно положить, что св. Евстафий взошёл на кафедру в 1272 г. Так, а не иначе, заставляет полагать и троношская летопись. На списке толкового евангелия запись: «написано бысть в дни краля – Стефана Уроша – в 5 лето державнаго владычьства его, от числа же сложения мира лет 6794 в сие лето поставлен бысть светы преосвещенный архиепископ Ияков». (Миклошича Monum. № 488, s. 561). Здесь в написании числа лет миробытия – ошибка. Пятый год правления Милютинова был в 1279 г. от Р.X. и в 6787 г. миробытия. Итак св. Евстафий почил в 1279 и в том же году взошёл на кафедру преемник его архиеп. Иаков.

8

Сербляк, Белград 1861 г. сл.

9

Страдание его по ркп. афонского скита св. Предтечи описано в афонском патерике 2, 335–352.

10

Григоровича Путеш. стр. 118. Изв. акад. IX, 122.

11

Оболенского предисловие к переяславской летописи стр. 29, 31, 35, 47. М., 1851 г. Обзор русск. дух. литер. 1, § 6.

12

Григоровича Путеш. стр. 189.

13

«Не по одному слуху составлял я житие, но многое принял от учеников блаженнаго, постившихся и странствовавших вместе с ним, которые изложили известное им на бумаге... Не вымысл предлагаю в похвалу, но точную правду, чтобы не оскорбить его лишними похвалами»,– так говорит хидандарский иepомонах Дометиан в описании жития свят. Саввы. На Афоне список Дометианова описания, писанный иноком Феодулом в 1336 г. (Григоровича Путеш. стр. 291).– В списке сербской патриархии сказано, что житие св. Саввы сложил и переписал иepом. Дометиан, пребывающий в «молчальнице» в Карее в л. 6762 (1254) и послал в дар кор. Стефану Урошу. Русск. бес. 1858 г. описание жизни св. Саввы в Прибавл. к тв. отц. VIII. Дометианово житие св. Саввы нап. в Белгороде 1860 г.

14

Ducatus s. Sabbæ. Зап. геогр. общ. ХIII, 311.

15

Эта башня – пирг и поныне видна в раввалинах старого монастыря, отстоящего от нынешнего на два часа ходу. О русском монастыре см. Сочинения и письма святогорца стр. 46–53. Спб. 1858 г. Памятники самых древних монастырей Афона – у поклонника Св. Горы стр. 38–40, 242, 243.

16

Это обстоятельство, печальное для Руссика и не совсем достойное Ватопеда – метко выяснено у поклонника Св. горы стр. 353. К. 1864 г.

17

Устав Саввы, данный Хиландарю, надписывается так: «указание жития в монастыре пресв. Богородицы, преданное грешным и смиренным мнихом Саввою». Порфирия указатель стр. 15. Нельзя не жалеть, что ныне в Хиландаре, против воли святого,– не общежитие и преобладают греки. У поклонника горы (стр. 306) на акте Руссика 1427 г. подписали «игумен свещение и царскые великые обытели Хилантара иеромонахи Григoриe». Даже при Барском был ещё игумен в Хиландаре.

18

Грамота 1193 г. у Григоровича в Путешествии стр. 57.

19

Надпись над царскими вратами с означением 1195 г. в Древностях Прохорова 1865 г. стр. 144.

20

В Карее доселе целы келлия и собственноручный устав Саввы. Подпись под уставом: «всех последний Савва грешный». Изв. акад. VII, 206. Порфирия указатель стр. 15. Содержание устава типикарницы довольно подробно показано святогорцем в Письмах 2, 174–179.

21

Eр. Innocentii lib. 2. ер. 176, 178. Annal. Raynaldi ad an. 1202 n. 9.

22

Raynaldus ad an. 1204.

23

Извест. акад. , VII 206.

24

У Дометиана не назван по имени патриарх, хиротонисавший Савву, а только сказано, что грамота с правами прислана п. Германом. Герман взошёл на кафедру только в 1226 г., а имп. Феодор умер в 1221 г. Потому посвящение Саввы не могло быть при п. Германе. Пролог относит посвящение Саввы к 1214 г., а п. Досифой – к 1218 г. По сербским летоп. св. Савва посвящён в 1219 г. Гласник 1, 164; XI, 145. О правах архиепископа Acta Sanct. Iann. d. 14 p. 980. Досифей о патр. иерус. 2, 817. Никон, л. 2, 282.

25

По списку кафедр имп. Льва (886–897) в митрополии диррахийской (Драчы) епископы: 1) стефаниакский, 2) хуновский, 3) кройский, 4) елиский, 5) диоклейский, 6) скодрский,... главеницкий или акрокеравийский,... черникский… 15) градичский р. 49, 50. ed. Tafel.– По летописям не одни и те же показываются места, куда поставлены св. Саввою епископы, хотя везде говорится, что посвящено было 12 епископов (Гласник I, 164; V, 37; XI, 46). У Дометиана сказано: «свештив же и с благородными, где и в коих странах епископы поставити». Потом говорится: «от ученик своих, их же достойны и подобны знаше, епископы сих освещаются». При архиепископе Евстафие присутствовали на соборах (у Григоровича 41, 46) епископы: 1) зетский (имеющий кафедру при храме архангела Михаила, о чём примеч. 29); 2) рашский (в новом Пазаре при храме апостола Петра и Павла); 3) звечанский (в мон. св. Георгия); 4) хвостинский (в Студенецкой лавре); 5) холмский (в Захолмии в монастыре Богородичном); 6) призренский (в монастыре Богоматери, на границе Македонии и Албании, о чём окт. 20 пр. 17); 7) топничский (при храме св. Николая); 8) будимльский (в Будимле на Мораче, повыше Спужа, при храме св. Георгия); 9) липлянский (в монастыре Богоматери грачанице, о чём окт. 30 пр. 17); 10) снопский (соседний с призренским); 11) дебрский (при храме св. Николая, о чём окт. 30 пр. 17); 12) маравичский (в Рудницком округе при храме св. Ахила). При архиепископе Никодиме (с 1318 г.) видите ещё (у Григоровича 48) епископов: браничевского (в Браничеве при впадении Млавы в Дунай при храме св. Николая) и мачьского (на Саве и при впадении Дрины в Саву).– Стефан Милютин устроил епископию «у Paсии на теплых водах в Баньске», при храме св. Николая; здесь был епископом Даниил, впоследствии архиепископ. В сопочанском помяннике поминаются ещё епископы: Белой церкве (белгородский), зворникский, сремский, вучетрский (заменивший баньского), новобродский, смедеревский, рудничский, пожегский, босанский, херсоговский, темишверский, врешачский. Зап. геогр. общ. ХIIÏ 152, 153.

26

Какие это ереси оставались после Неемани, в сказании Дометиана не сказано. Поздний летописец так излагает известие Дометиана: «елици крещени во латинскую ересь вопадоша, сам молитву миру излаголав помазует их и верним причитает. Елицы же не покаряху се, сих поволеваше цару Стефану брату со безчестием от отчьства изгнати и недаваше растити тернию во место винограда» (Гласник X, 36). Но латиняне жили в Сербии и при Душане. Итак, не этих людей имел в виду Дометиан, когда говорил о подвиге Саввы в отношении к ересям. Вероятнее, это были остатки ариан и богомилов.

27

Об этом говорится и в русских летописях, Карамз. IV, пр. 84, 388. Сербские летоп. в Гласнике V: 38, 39; X, 360.

28

Письма с востока 1, 114.

29

Никон, л. 2: 282, 285. Гласник X, 259.

30

Грамота 1233 г., не совсем сохранившаяся, напечатана в Изв. акад. VIÏ 207, 208. Не безплодна была заботливость св. Саввы о зетской кафедре. В 1252 г. старанием «епископа всея зетския области кир Неофита, восполняющаго все недостающее из святых писателей в св. церкви арх. Михаила на месте Иловице», переведён был вновь номоканон с полными правилами и толкованиями (у Григоровича стр. 182, 183), перешедший в 1270 г. в Россию.

31

Ранке Ист. Сербии стр. 47–53 М. 1857 г.

32

Раича Ист. 2, 382.

33

Относили смерть св. Саввы к 1241 г. Но напрасно. Болгарский патр. Иоаким, отпевавший его, скончался в первой половине 1237 г. когда Ясень осаждал Цорулуму, нынешний Чорлу (Acropolitis с. 36). След. кончина св. Саввы последовала в январе 1237 г. Так и по летописям: Ник. л. 2: 287, 288. Гласник V, 46; X, 263. В псалтире Киприана память св. Саввы 14 янв. у Царского № 564 служба янв. 14 на память св. Саввы. Так и в греч. синаксаре. Но на Афоне празднуют память его 12 января. Aфонский патерик 2, 180.

34

Милешев монастырь находился в Герцеговине, в жупе чёрной скалы, в расстоянии на час пути от Прилепа. Зап. геогр. общ. ХV, 309–314. В древнем сербском прологе под 6 мая: «в си же день принесень бысть от Трьнова града вь славную лавру Мылешеву кралем Владиславом прьвы архиепископь и господин срескые земли светы Савва, вь свое отьчьство, в л. 6742 (1234)». В годе – ошибка. Но ясно, что в Сербии праздновали и день перенесения мощей св. Саввы.

35

Зап. геогр. общ. ХIII, 314. Афонский патерик 1: 228, 229. Спб. 1860 г.

36

Зап. геогр. общ. XIIÏ 140, 175.

37

Menologium Basilii ad 13 Iannuarii.

38

Четь-минея 13 янв.

39

Вершинского месяцеслов стр. 9. О древнем Сигиндоне, нынешнем Белграде, исследование в Гласнике V, 113–211. О Сигах, Сигинах Геродота, Савельева Славянский сборник стр. 99–106. Чертков во Временнике XVI, 76. В 885 г. Сигиндон-Белград славянский: так по житию св. Климента.

40

Славян. текст в Зап. акад. VÏ 120, 121.

41

Зап. акад. VI статья Ламанского стр. 125. По синаксарю Норова память преп. Прохора поставлена под 19 октября, как и пр. Иоанна рыльского (Зап. акад. VI, 108). Это значит, что мощи пр. Прохора перенесены были в Тернов в один день с мощами пр. Иоанна.

42

Шафарика Памятн. 2, 60.

43

Изв. акад. VI, 390–395. Григоровича Путеш. 141, 165, 182, 191, 204, 212.

44

Изв. акад. VÏ 392, 393. Момировича, История Сербии стр. 126, Спб. 1839 г.

45

Страдание его – в афонском патерике 2, 193–195. Спб. 1860 г.

46

Свистово – на берегу Дуная. Ныне здесь 4 церкви. Габрово – на юге от Тернова, на той же р. Янтре, на которой и Тернов. Жители там и здесь преимущественно болгары. Григоровича Путеш. 171–176.

47

В рукописи белградской библиотеки два жития пр. Ромила, одно краткое, другое – пространное; последнее, писанное Григорием Цамблаком, находится и в синаксар Гильфердинга. Изв. акад. VIII, 399. Выписки из белградской рукописи в IX ч. Гласника стр. 245, 252–254. IV ч. стр. 161, 162.

48

Краткое житие в Гласнике IX, 292. Служба преподобному поставлена под 16 января. Гласник XI, 37.

49

Menologium Сræсоrum, jussu Basilii imper. Urbini 1725. 2, 124.

50

Зап. акад. наук VÏ 106, 107. Ламанский стр. 110, 111. Гласник XVÏ 37, 38.

51

Народные имена страдальцев писались не одинаково. В Василиевом менологе: Ιννα, Ρημα και Πιννα. В белградском синаксаре 1340 г. Енен (Инна), Нерин (Ирин, Рим) и Пин (Пинна). Нирин и Пень – понятны; не совсем понятен Енен.

52

Ламанский стр. 110.

53

Epiphanii monachi edita atque inedita, p. 66. Lips. 1846.

54

Oriens christ. 1, 1094. Wiltsch Kirchl. Geographie 1, 24. Менолог Василия под 31 октябр. «Амплий, епископ Одиссополя, что в Македонии, умерщвлен был язычниками».– Wiltsch Kirchl. Stat. 1, 24.

55

III, 10.

56

VII, 6. Скимн хиосский: «при подошве горы Эмоса (Балкан) гор. Месемврия, пограничный между Фpaкиею и Гетиею». (Orbis descrip, v. 742–744) По словам Феофана, «Варна близ Одисса». Вблизи же греческая колония Маркианополь, у славян великая Предслава.

57

Чертков о войне Святослава стр. 199, 200. Плиний lib. 4 с. 11.

58

Tristium lib. 5 Eleg. 7, 12. Образчик языка гетов у Страбона, который говорит, что геты называли реки богами.

59

Tristium lib. 3. Eleg. 10 et. 12.

60

См. Ист. рус. ц. 1, 3. пр. 12. Даже для имп. Константина славяне стримонской области – Скифы. (De provinciis). Но Никифор и Феофан, говоря о занятии Фракии болгарами 678 г., навывают жителей малой Скифии славянами. «Перейдя реку (Дунай) достигают Варны и соседняго Одиссоса, проходят серединныя поля... покаряют жившия там племена славян в числе семи». Stritteri Bulgarica р. 507, 508.

61

Theophilacti Simocatti hist. ed. Venet. lib. VII. c. 2. p. 253. lib. III, c. 6. p. 24. Временник X, 106–110.

62

Adv. gentes § 7.

63

См. июля 8, сент. 13, aпр. 20.

64

Зап. акад. VI, 105. Ламанского статья стр. 120. Myз. Румянцева стр. 449.

65

Изв. акад. 1: 98, 99. Заметки поклонника стр. 332, 339. К. 1864 г.

66

Продолжатель Амартола: «мая 27 инд. 15 (927 г.) скончался Симеон князь болгарский, навначив наперед князем сына своего Петра, котораго имел он от второй супруги своей, сестры Георгия Сурсувула; последняго оставил он опекуном детей своих. Михаил же, сын первой жены, пострижен был в монахи. Иоанн и Вениамин, братья Петра, еще носили болгарския рубашки». Χρόνικον Αμαρτόλα, Спб. 1859 стр. 830. Krug Byzant. Chronol. S. 166, 167.

67

Жизнь ц. Петра описал Феофилакт болгарский, тот, который писал о струнницких мучениках и о св. Клименте; но описание остается в недоступных рукописях. Fabricii Bibl. graec. ed. Harles VII, 598. Здесь неизданные сочинения Феофилакта: «разговор о природе, посвященный Петру, царю болгарскому» и «жизнь сего царя».

68

Житие пр. Иоанна, опис. п. Евфимием.

69

Константин De ceremoniis. Люитпранд в письме к Оттону; Георгий мон. р. 904, 905. Лев грамм. 315. Кедрин 308; Зонара 18. Продолж. Амартола р. 830, 831.

70

Le-Quien Or. chr. 11. 290. Assemani Calend. 111, 146. Ещё в ХV в. по распоряжению собора пели вечную память преславским патриархам Леонтию, Димитрию и Григopию). Болгарский синодик в 23 кн. Временника.

71

Лев, архиепископ болгарский, при Константине Мономахе (1042–1054 г.) был первый (πρῶτος) владыка из греков в Болгарии. Le-Quien Or. 11, 292. О го­родах болгарских – в Изв. акад. 1: 348, 349; II, 109–112. Палаузова Век Симеона стр. 29–33.

72

Krug Byzant. Chronol. s. 166, 167. Впрочем чтение у Симеона Логофета: ἐπιςολὴν ἐκομσαντο βυλγαρικὴν, при сличении с продолжателем Феофана и Георгием монахом должно признать за испорченное и должно быть восстановлено так: ἐτιςολὴν ἐκομίσατο βυλγαρικὴν, о письменном договоре между болгарами и греками – Срезневский в Древн. Прохорова. тетр. 8. 1864 г. стр. 119.

73

Продолжатель Феофана, Кедрин, Георгий акрополит – у Стриттера: Bulgarica § 129, 130, у Черткова о войне Святослава 137–147. Раича, 1, 401–405.

74

Козма пресвитер в 9 тетр. Древностей 1864.

75

Четвертое слово о шестодневе.

76

Болгарский синодик в 23 кн. Временника проклинает «попа Богомила, иже при Петре ц. болгарстем въсприимшаго манихейскую ересь и в болгарстей земли разсевшаго, к сим же прирекшаго, яко в привидении Христос Бог наш от св. Богородицы родися и в привидении распася и обоженную плоть възнесе и на въздусе остави».

77

В сборнике новгор. соф. б. ХV в. «а еже о еретических книгах Богумила попа, то блядство его злохитростно». В синод. ркп. № 322 сказано: «творцы быша еретическим книгам в болгарской земле поп Еремей да поп Богумил». Летопись археогр. ком. 1: 26, 27, 29, 40. Спб. 1862. Басни попа Еремии, проникнутые богомильством,– в Обзоре истории славян. Литератур -Пыпина, Спб. 1865 г. стр. 65–79.

78

Болгарский синодик в 23 кн. Временника.

79

Всё слово напеч. archivu za powiestnicu iugoslavenscu IV, 69–97. Отрывки в Вятск. епарх. ведом. 1865 г. Время, когда писано слово, определяется словами Козмы: «подражайте Иоанна пресвитера, его же и от вас самех мнози знают». Козма прямо не говорит о соборе, но говорит о наказаниях, которыми преследовалась ересь.

80

Лев диакон, Зонара, Кедрин – у Черткова: о войне Святослава стр. 18–25, 210–214.


Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс