протоиерей Глеб Каледа

IV. О молитве супругов

Церковь не может существовать без совместной молитвы и без евхаристического общения ее членов. Без общей молитвы, без совместной религиозной жизни и духовных переживаний нельзя созидать домашнюю церковь – христианскую семью, мельчайшую ячейку общей Христовой Церкви. Это хорошо понимали многие духовники. Отец Александр Толгский26 не просто спрашивал на исповеди, молится ли его духовное чадо ежедневно утром и вечером, а молится ли оно ежедневно с супругом или супругой.

В начале литургии верных священник велегласно возглашает: «Даждь нам едиными усты и единем сердцем славити и воспевати Пречестное и Великолепое Имя Твое, Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков».

Если священник просит для всей церкви, для всех стоящих в храме единые уста и единое сердце для молитвенно-евхаристического общения со Святой Троицей, то тем паче единые уста и единое сердце необходимо иметь тем, кто составляет «плоть едину». Как же этой единой плоти не возносить Господу общую молитву о своих нуждах, свое благодарение и не укреплять свое единство совместным общением с Богом.

Общая молитва предохраняет от ссор, заставляет поссорившихся мириться, помогает снять возникающие между людьми недоразумения. Ее следует вводить с самых первых дней супружеской жизни, – потом наладить ее будет много труднее, ибо общая молитва легче зарождается при полной любовной раскрытости душ навстречу друг другу, когда совместно ищутся новые формы жизни и быта, – пока до рождения детей возможен общий суточный ритм жизни. Совместное молитвенное правило мужа и жены есть основа для созидания домашней церкви. Оно помогает воспитывать молитву в детях и организовать общесемейные молитвы.

Иногда приходится слышать возражения против совместной ежедневной молитвы супругов как со стороны мирян, так и со стороны молодых священников. Но прежде чем отвечать на эти возражения, следует вспомнить, что святые Отцы различали несколько степеней молитвы.

«Первая степень – пишет свт. Феофан Затворник27, – молитва телесная, более в чтении, стоянии, поклонах. Внимание отбегает, сердце не чувствует, охоты нет: тут терпение, труд, пот. Несмотря, однако же, на то, положи пределы и делай молитву. Это делательная молитва. Вторая степень – молитва внимательная: ум привыкает собираться в час молитвы и всю ее проговорить с сознанием, без расхищения. Внимание срастворяется со словом писанным и говорит, как свое. Третья степень – молитва чувства: от внимания согревается сердце, и что там в мысли, то здесь становится чувством. Там слово сокрушенное, а здесь сокрушение; там – прошение, а здесь чувство нужды и потребности. Кто перешел к чувству, тот без слов молится, ибо Бог есть Бог сердца ... При сем читание может прекратиться, ровно как и мышление, а пусть только будет пребывание в чувстве с известными молитвенными знаками. Четвертая степень молитва духовная. Она начинается тогда, когда молитвенное чувство взойдет до непрерывности. Оно есть дар Духа Божия, молящегося за нас, – последняя степень молитвы постигаемой»28.

Степени молитвы отражают степени восхождения человека к Богу, однако типы молитвы в жизни мирского человека могут чередоваться друг с другом с преобладанием одной из них в его молитвенном делании. Обычно у молодых людей, собирающихся жениться, и у молодых супругов молитва бывает либо делательная, либо внимательная. Человек, находящийся непрестанно в молитве, в духовном, в молитвенном экстазе, не станет жениться: женитьба и мирские заботы ему помеха в его усладе, – в ощущении полноты его общения с Богом. Поэтому, говоря о совместной молитве супругов, мы будем беседовать о низших ступенях молитвы.

Какие же возражения против совместных молитв мужа и жены приходится слышать? Первое – часто говорят, что «когда один читает правило вслух, у другого мысль уходит в страну далече». Но ведь эта мысль наша и в церкви часто уходит «в страну далече», из чего не следует, что не надо ходить в церковь, – мысль свою надо собрать. При совместном домашнем правиле один произносит молитву вслух, – другой повторяет ее про себя, и вместе они обращаются с едиными возношениями, славословиями и благодарением к Богу, и вместе испрашивают у Него потребных благ духовных, душевных и телесных.

Один из церковных писателей первых веков подчеркивал, что христиане собираются для совместных молитв, чтобы опытные в молитве поддерживали молитву неопытных. Это замечание во многих случаях справедливо и для семейных молитв супругов. Его надо помнить, организуя молитвы с детьми.

Совместная молитва, общее молитвенное правило приучает к духовной и молитвенной дисциплине. Один слаб, – другой его поддерживает. Мы ходим в церковь, ибо нашу личную молитву поддерживает общая. С общей молитвы начинается и заканчивается день в духовных семинариях и академиях. На общей молитве зиждется жизнь в общежительных монастырях. Даже Иисусову молитву в некоторых местах совершают совместно, ибо она, как говорят умудренные опытом наставники, создает духовное братство во Христе.

Внешнее молитвословие, домашнее или церковное, является лишь формой молитвы. Существо же, душа молитвы – в уме и в сердце человека.

«Весь молитвенный чин наш, – писал свт. Феофан Затворник, – все молитвы, сложенные для домашнего употребления, исполнены умным обращением к Богу. Совершающий их, если он хоть мало внимателен, не может избежать сего умного к Богу обращения, разве только по совершенному невниманию к совершаемому им делу»29.

Полезно, чтобы супруги, совершая совместно ежедневное молитвенное правило, чередовали между собой чтение его вслух либо по дням, либо по частям правила. Это создает равноправность в молитве, активизирует умную молитву обоих. Отклонения от этого могут быть в семьях священников, где муж произносит лишь первый и заключительный возгласы, и временно – в семьях, где один из супругов является новоначальным.

Второе возражение против общего молитвенного правила супругов заключается в следующем: молитва есть личное общение человека с Богом, интимнейшее переживание, – молитвенный опыт весьма индивидуален, молитва с другим ослабляет собственное молитвенное настроение. Это возражение приходится чаще слышать от молодых священников, реже – от мирян. Оно возникает тогда, когда один из супругов обладает большим, как ему кажется, молитвенным опытом, чем другой. Против этого возражения направлены слова ап. Петра: «Мужья, обращайтесь благоразумно с женами, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни, дабы не было вам препятствия в молитвах» (1Пет.3:7).

Живя в душевном и телесном единстве, нельзя одному расти духовно без роста и поддержки другого. Один ныне покойный священник признавался: «Я понял, что если я ушел вперед, а жена отстала, то она стянет меня назад, и наоборот». В некоторых случаях происходит духовное разобщение мужа и жены, и брак трансформируется или в сожительство, или в совместную жизнь под единым кровом. Это неизбежно сказывается на всем семейном климате.

При возрастающих молитвенных потребностях общая молитва не должна нивелировать молитвенную индивидуальность каждого из супругов. При общем молитвенном правиле, как и в церкви, каждый молится несколько по-своему, и лично, но сообща беседует с Богом. Однако общая молитва не отменяет индивидуальную молитву в течение дня. Встающий раньше супруг может предварять правило своей отдельной молитвой, подобно тому, как молитва священника перед литургией предваряет литургию, совершаемую совместно с народом.

При грудных детях общая молитва часто возможна лишь раз в сутки. Но к этому времени необходимо выработать навык общей молитвы.

Автору однажды пришлось слышать: «Мы не молимся вместе, потому что говорят, что самое опасное – это формальная молитва». Формальность в молитве – это опасность, которая в равной степени подстерегает и молящегося в одиночестве, и стоящего в многолюдном храме, и собравшегося вместе с семьей перед домашней иконой. С нею приходится бороться усилием воли и самой молитвой.

Необходимость совместной молитвы супругов христиане понимали всегда. В счастливой христианской семье, по словам Тертуллиана, «супруги вместе молятся, вместе припадают на колени, вместе постятся, взаимно ободряют друг друга и руководят. Они равны в Церкви и в общении с Богом, равно делят бедность и обилие, ничего один от другого скрытого не имеют и не в тягость друг другу... Они вместе поют псалмы. Иисус Христос радуется, видя их такое домоводство, посылает мир Свой на дом сей и обитает в нем вместе с ними»30.

Значительное место занимает индивидуальная молитва в жизни священника: кроме обычных утреннего и вечернего правила он очень часто (иногда ежедневно) читает правило перед совершением литургии, молитву о духовных чадах, причем не только в храме, но и дома, молитвы святым, Богородице, Лицам Святой Троицы, которые могут находить разные формы выражения (акафисты, каноны, молебен и т.д.). У приходского священника особый ритм жизни, отличный от ритма жизни других членов его семьи. Это делает особенно важным при возможности совершать совместные семейные молебны и даже домашние богослужения, возглавляемые мужем и отцом (подробнее см. очерк «Семья и дом священника»).

Совместные домашние молитвы супругов идут к нам как образцы жизни от самого раннего христианства. Имея молитвенное общение, можно не только видеть и сознавать, но и ощутить свою супругу или супруга как сонаследницу или сонаследника благодатной жизни, которая начинается здесь, на земле.

Содержание и формы домашних супружеских молитв могут быть весьма разнообразны. Они определяются душевной потребностью, религиозным опытом мужа и жены, жизненными событиями, которые переживает семья или близкие ей люди.

Основа ежедневной молитвы мирянина – утреннее и вечернее правило. Однако иногда по условиям жизни и быта совместным может быть лишь одно из них при раздельном другом. Эта индивидуализация одного из правил, обычно утреннего, неизбежно наступает после рождения ребенка: жена спит после ночных вставаний к ребенку – муж спешит на работу. Ежедневная общая молитва должна быть относительно краткой, чтобы быть радостно доступной для каждого из супругов, – незачем утомлять жену прослушиванием синодиков, которые прочитывает муж-священник и т.д.

В дни трудности и печали, радости и благополучия, кроме обычных молитв, в правило по взаимному согласию включаются молитвы специальные. Такими случаями могут быть предстоящие путешествия, ожидаемые роды, рождение детей, получение квартиры и множество других жизненных событий, а также благодарение за получение просимого.

Семья не должна замыкаться в молитвах только на самой себе. Являясь частью Церкви, она должна молиться о всей Церкви и ее предстоятелях, членах, о духовном отце, о своих родных и близких. Совместная молитва о ком-либо не только является помощью тому, по слову Спасителя: «если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного» (Мф.18:19), – но и способствует умножению любви и духовному сближению самих молящихся. Полезно иметь общий семейный помянник. Он объединяет супругов в совместной молитвенной и деятельной заботе о других людях. Существует специальная формула молитвы по соглашению.

По мере духовного возрастания и приобретения некоторых церковных уставных знаний очень полезно устраивать домашние богослужения в той мере, в какой это доступно при отсутствии священника. Но об этом в очерке «О домашнем богослужении».

Молитесь совместно, и да поможет вам Господь созидать ваши домашние церкви.

Религиозное воспитание

Часть 1

Залогом христианского воспитания детей в семье является напряженная духовная внутренняя жизнь родителей, которую дети чувствуют и в которой они соучаствуют в меру своего возраста и в соответствии с особенностями характера. «Дух веры и благочестия родителей, – писал свт. Феофан Затворник, – должен почитаться могущественным средством к сохранению и воспитанию и укреплению благодатной жизни в детях».

Такая сопричастность к духовной жизни необходима не только для развития христианских знаний и навыков у детей, – она является залогом превращения со временем отношений родители-дети, старшие-младшие в отношения духовных друзей, и тогда родители не только будут делиться с детьми своим духовным опытом, знаниями, но и сами будут обогащаться и возрастать, наблюдая и заимствуя духовный опыт и знания своих детей, – возникнут активные обратные связи.

Нередко приходится изумляться, встречаясь со случаями, когда у очень духовных, религиозно хорошо образованных лиц дети не знают ни Евангелия, ни церковной жизни, ни богослужения: в них лишь чуть теплится вера, а духовная жизнь с ее законами и ритмом – для детей что-то постороннее; как бы специфика образа отца или матери, задернутая чуть просвечивающей занавеской. Мать ходила по церквам, по батюшкам, а пуще по матушкам, строго соблюдала посты, мечтала об аскетизме и воздержании, а дети выросли религиозными дикарями, ничего не знающими и почти ничего не слышавшими о мире, в котором старалась жить их родная мать. Это или своего рода духовный эгоизм («я спасаюсь, а до других мне дела нет»), или ложная религиозная застенчивость. В данном невыдуманном случае другие – это собственные дети. К сожалению, таких примеров можно привести множество. Святой Иоанн Златоуст говорит: «Если ты упражняешься даже в высшем любомудрии, а о других погибающих не радишь, то не будешь иметь никакого дерзновения перед Богом».

Должное отношение верующих родителей к детям можно выразить словами из псалма: «Величайте Господа со мною, и превознесем имя Его вместе» (Пс.33:4).

Семья, дети – это малое словесное стадо, которое дается человеку для апостольского служения, для проповеди Христовой. Домашний апостолат всегда был неотъемлемым от жизни Церкви; без него нет и самой домашней церкви. Он крайне необходим в современном секуляризованном мире, но особенно трудно его вести в тех странах, где нет четких граней между верующими и неверующими. Эта опасность грозит теперь и нам.

Можно привести множество примеров домашнего апостолата от апостольских времен до текущего столетия. Так, из десяти детей адвоката Василия и жены его Эмилии (IV в.) трое сыновей стали епископами: Василий Кесарийский (известен как Василий Великий, память 1 января), Григорий Нисский (пам. 10 янв.), Петр Севастийский (пам. 9 янв.); к лику святых причислены также их две дочери: Макрина (пам. 19 июл.) и Феозва (пам. 10 янв.).

Свт. Василий Великий писал: «Понятие о Боге приобрел я с детства, от блаженной матери своей и бабки (Эмилии и Макрины). Я воспитан своею бабкою, от которой заучил я изречения блаженного Григория31, сохранившиеся от нее по преемству памяти, кои и сама она соблюдала и во мне с малолетства соблюдала, образуя меня учением благочестия» (196 письмо к Неокесарийцам)32. Большое влияние на Василия Великого и его братьев оказала старшая сестра Макрина.

Друг юности свт. Василия Великого – свт. Григорий Богослов в надгробном слове ему говорил: «Первый возраст: Василий был повит пеленами и образован в лучшее и чистейшее создание под руководством великого отца... Под сим руководством чудный Василий обучался делу и слову, которые в нем возрастают вместе и соответствуют одно другому. И как благодетельно было для Василия, что он дома имел образец добродетели, на который взирая, вскоре стал совершенным»33. Родители отца Василия Великого, адвоката Василия, в годы гонений Диоклетиана в течение семи лет скрывались в лесах, мать его – Эмилия – была дочерью мученика. Эта семья во втором и третьем поколении дала миру еще двух святых.

Начальное религиозное воспитание в этой семье шло в основном от женщин, а в более старшем возрасте большое влияние на детей и их друзей оказывал отец; он и запечатлелся в памяти их друга Григория Богослова. Читая письма и слова Василия Великого, его братьев и сестры Макрины, ощущаешь мудрую любовь между членами этой удивительной семьи. После смерти старшего брата Василия свт. Григорий Нисский закончил его творение «Шестоднев». Сестра Феозва сопровождала свт. Григория в ссылку, разделяя с ним все невзгоды жизни в изгнании. Не только любовь к Василию, товарищу школьных лет, но любовь и уважение ко всем членам вырастившей его семьи чувствуется во многих строках свт. Григория Богослова.

«Умерла Эмилия, – писал он, – которая даровала миру свет стольких превосходных чад, и сынов и дочерей, посягших и непосягших, которая была благочадна и многочадна... священная награда твоему благочестию – честь твоих чад, с которыми ты имела одно стремление»34.

В этой семье с активным христианским воспитанием не было извечной проблемы «отцов и детей».

Другая святая женщина – Нонна (†374, пам. 5 авг.) обратила в христианскую веру своего мужа-язычника, он стал пресвитером, а затем епископом Назианским (†374, пам. 1 янв.)35. В благочестии был воспитан их сын – великий учитель Церкви Григорий Богослов (пам. 25 янв.). Одно время он с титулом епископа Сасимского был, по существу, викарием своего престарелого отца. Светлой любовью к родителям дышат многие его письма, записки, слова. Два архиерея Церкви – муж и сын – великий плод домашнего апостолата святой Нонны. В день епископской хиротонии своего мужа она была посвящена в диакониссу; после долгого и совместного служения Церкви она лишь на несколько месяцев пережила своего святого супруга.

Многие выдающиеся деятели, включая и представителей епископата Русской Церкви, и многие духовники вышли из женатого и вдового духовенства. В семье они формировались как пастыри, молитвенники и проповедники. Женатыми («белыми») священниками были о. Иоанн Кронштадтский (Сергеев), о. Валентин Амфитеатров, проповеди которого издали его дочери, старец о. Алексий Мечев, после смерти которого Маросейскую общину возглавил его сын Сергий, а также прозорливец и чудотворец о. Иов Адоманский (†1924) из Одессы. Свт. Иннокентий Московский свой основной апостольский подвиг на Дальнем Востоке, на Алеутах и в Америке совершил, будучи женатым священником. Его помощниками были жена, сыновья и зять. Из вдовых священников вышел и св. патриарх Гермоген, и, по-видимому, свт. Макарий – митрополит Московский и всея Руси, под руководством которого были составлены знаменитые Великие, или так называемые Макарьевские, Четьи Минеи (XVI в.). Вдовцами были: митрополит Петербургский Антоний (Ватковский), первомученик Владимир, митрополит Киевский (Богоявленский), митрополит Ленинградский Григорий (Чуков), выдающийся организатор духовных школ и замечательный иерарх; вдовцом был недавно почивший молитвенник-архиепископ Тихвинский Мелитон, викарий Ленинградской епархии. Из вдовцов был посвящен в архиереи всемирно известный хирург, профессор В. Ф. Войно-Ясенецкий, архиепископ Лука36. Семейным и многодетным был священник Павел Флоренский, гений которого нашел отражение в его богословских и искусствоведческих трудах, в работах по физике и математике и в решении ряда инженерных задач. Можно привести множество других примеров подобных имен – все они свидетельствуют о величии, святости и спасительности христианского, новозаветного брака.

Домашний апостолат способствовал возрастанию и видных деятелей Церкви, и крупных ученых, и государственных деятелей, и просто добрых христиан. Для воспитания особенно важны эти последние примеры.

К домашнему апостолату призваны все имеющие семью и детей.

Горько бывает слышать от детей верующих интеллигентных супругов слова: «Мои родители не могут дать мне религиозного образования» (имеется в виду его начальные стадии, а не «профессиональная» семинарская подготовка). Любой апостолат – это труд, который, духовно питая воспитуемого, помогает расти и воспитателю. Беседы на религиозные темы заставляют продумывать и осмысливать многие вопросы духовной жизни, систематизировать свои религиозные знания.

Но самое главное – взглянуть на себя, соотнести эти знания со своей собственной жизнью, с проповедуемыми евангельскими заповедями. Ко всем христианам и особенно к родителям относятся слова апостола Петра: «Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1Пет.3:15).

Одни могут говорить экспромтом, – другим к беседам с детьми необходимо тщательно готовиться, составляя конспекты и делая выписки. Подбирая материал для бесед, полезно советоваться с более опытными людьми, с духовником, со старшим по возрасту, обмениваться опытом с друзьями.

Важно, чтобы все беседы, все действия и движения религиозной жизни были пронизаны любовью к Богу и людям. Они могут проводиться и по долгу, но никогда не должны быть формальны. Формальное отношение к церковной жизни убивает веру, особенно в детях. Остановимся на некоторых общих вопросах и аспектах воспитания37.

Христос на Тайной вечери молился: «Не молю, да возмеши их от мира, но да соблюдеши их от неприязни»38 (Ин. 17:15). К неприятию зла мира, его страстей и соблазнов, а не уходу из него надо готовить детей; в них нужно воспитывать способность противостоять миру в сердце своем, способность сохранять веру среди неверия, чистоту – среди грязи и греха. Для этого нужна активная, живая вера и любовь ко Христу и людям. Отношение христианства к миру, по словам преп. Максима Исповедника, должно быть «ни чувственно, ни бесчувственно, но сочувственно».

Христианин – сын своего народа. Он радуется его радостями и печалится его горем. Искусственная, если не сказать насильственная изоляция детей от мира может привести при встрече с ним к душевному надлому. Однако всегда должна чувствоваться грань: «мы и мир». Стирание в сознании этой грани многих приводила к нравственным падениям и к утрате веры. Умение видеть грань, не переступать ее – необходимое условие пребывания христианина в миру. Монашество появилось не тогда, когда христиане жили среди языческого мира, а тогда, когда мир, приняв на словах и в обрядах христианство, остался нехристианским по своей жизни, – расплылась граница между миром и церковным обществом, ищущие Христа и духовного сосредоточения стали уходить в пустыню. А существовало ли бы христианство, если бы апостолы ушли из мира?

Задача воспитания – вложить в сердца начатки Христовой веры, раскрыть ее как радостную полноту жизни и подготовить детей к тому, чтобы они, придя в возраст, на любом жизненном поприще ощущали себя прежде всего членами Церкви. Мало быть верующим, надо быть воцерковленным: только в Церкви, только участвуя в ее богослужениях и Таинствах, можно подниматься по ступеням духовной лестницы, приближаться к совершенной духовной радости, обрести в какой-то мере в сердце своем здесь, на земле, Царство Божие. По слову Христа, «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк.17:21). Оно не дается воспитанием, оно – дар Бога взыскующему истину в чистоте сердца, но воспитание способно расчистить пути к его принятию.

Начальные стадии воспитания ложатся в основном на плечи матери. Молитва и духовное бодрствование должны сопутствовать беременности. Целый сонм благочестивых жен – от Анны, матери пророка Самуила, до Анны, матери Пресвятой Девы и до самой Богородицы – может пройти пред взором носящей плод христианки. Кормя грудью, мать осеняет младенца крестным знамением, а потом приучает его самого креститься перед едой. Она же обычно научает ребенка первым молитвам и т.д. Со временем в религиозном воспитании детей, особенно мальчиков, начинает возрастать роль отца. В юности его мировоззрение может оказать на детей большее влияние, чем материнское. Очень многое здесь зависит от предварительной, добрачной религиозной подготовки отца и матери, их духовного уровня и характеров.

С первых дней жизни детей следует осенять крестным знамением, а когда они чуть подрастут – приучать их самих креститься, прикладываться к иконам, тихо стоять при молитве перед едой и не мешать молиться взрослым в любых других случаях. У христианина должен быть навык начинать свой день крестным знамением и молитвой; некоторые священники советуют начинать и кончать свой день целованием нательного креста. В ребенке должно возрастать сознание бытия Божия, Его Всемогущества и Любви, и не только понимание необходимости молитвы как некоего долга, но и живая потребность в ней. Для этого необходимы воспитательные усилия родителей, их пример, их молитвы за ребенка.

Первые молитвы ребенок учится повторять, как только овладевает речью: «Господи, помилуй», или «Господи, помоги нам», а также молитва о членах семьи: «Господи, сохрани папу, маму, бабушку, брата» и т.д.; «Благодарю Тебя, Господи, за добрый день, даруй мне спокойную ночь», и т.п. Затем следует вводить молитву «Отче наш», которую ребенок через некоторое время начинает перед едой читать вслух для всех. После «Отче наш» можно переходить к «Царю Небесный», «Пресвятая Троице», «К Тебе, Владыко Человеколюбче...», постоянно увеличивая (но не обременительно) утреннее и вечернее правила. Из вечерних молитв в этом начальном ряду должна стоять молитва «Господи Боже наш, еже согреших во дни...». Для младенцев смысловой упор в ней следует делать на ее второй части: «Мирен сон и безмятежен даруй ми, Ангела Твоего хранителя посли...» Обычно детей рано приучают к Богородичным молитвам: «Пресвятая Богородице, спаси нас», «Богородице Дево, радуйся...», к обращениям к своим святым.

Многие наши повседневные молитвы непонятны детям; хорошо бы составлять краткие молитвы, специально предназначенные для детей. Молитвы должны идти от сознания и чувства, поэтому смысл их надо детям разъяснять. Впрочем, дети обладают удивительной способностью понимания сущности молитвы, хотя не умеют даже объяснить значение ее слов. В некоторых семьях дети любят утренние и вечерние правила петь.

Необходимо приучать детей к посещению церкви и должному поведению в храме. Посещение храма должно быть радостным праздником, но не редким событием. Оно не должно быть для ребенка обременительным, поэтому с ним приходится отстаивать только часть службы. Допустим, с Всенощного бдения можно уходить домой после елеопомазания, на Обедню приходить к Литургии верных, постепенно увеличивая время пребывания на богослужении. Полезно рассказывать об иконах, но не обременять младенца информацией. Желательно, чтобы ребенок сам спрашивал об иконах, об элементах храма и богослужении. Но к этому ребенка надо подводить своими рассказами. Восприятие ребенком молитвы и храма во многом зависит от отношения к ним родителей.

Часть 2

Младенцев необходимо чаще причащать, ибо причащаемся мы во укрепление души и тела. Грудных, конечно, приходится до литургии кормить грудью, малолетних допустимо с утра слегка прикармливать, давать пить, а более старших водить причащаться натощак39. Чем раньше появится сознательное причащение без предварительного принятия пищи или воды, тем лучше. С семилетнего возраста еда или какое-либо питие до принятия Святых Даров недопустимо.

Первая исповедь является важным событием в жизни христианина. К ней следует готовить детей загодя и серьезно, предварительно посоветовавшись с духовником, который может дать полезный совет с учетом особенностей знакомой ему семьи.

Категорически нельзя допускать, чтобы первая исповедь проходила как общая или в спешке. Общая исповедь вообще является неканоническим, аномальным явлением в современной церкви, допускающимся только в связи с чрезвычайными обстоятельствами нашей послереволюционной жизни – острой нехваткой духовников. Если она еще как-то терпима для взрослого человека, то для отроков, юношей и девушек ее следует полностью исключить из приходской практики.

Некоторые духовники в день, когда ребенку исполнилось семь лет, последний раз причащают его как младенца. В этом случае до его сознания следует довести, что он перестал быть младенцем и с этого дня должен осознавать собственную ответственность за свои проступки и грехи, что он из младенца превращается в отрока. Впрочем, вопрос о том, причащать ли в семь лет последний раз без исповеди или первый раз с исповедью – не принципиальный. Решать его надо, вероятно, исходя из индивидуального уровня умственного и нравственного развития ребенка. Однако второй вариант предпочтительнее, так как он более каноничен.

Уже у младенцев необходимо воспитывать чувство ответственности за свои поступки и чувство долга. Первое до определенного возраста воспитывается не только беседой и назиданием, но и наказанием, второе – прежде всего примером родителей. В детях, как и в родителях, должна жить боязнь греха, способность к покаянию, что начинается с простого «прости» за мелкие младенческие поступки. У детей должно быть чувство стыда за недолжные слова, поступки и чувства. Внедрение в сознание ребенка понятия греха требует большого такта и мудрости родителей, оно затруднено тем, что общество в своей массе потеряло понятие о грехе и чувство стыда и скромности. Но без них невозможно сохранить на жизненном пути душевную и телесную чистоту.

Религиозно-нравственное воспитание значительно облегчается наличием у детей постоянного духовника, причем в детях воспитывается должное к нему отношение, соответствующее его сану и положению.

Еще до школы родителям следует рассказать детям об основных вехах Священной истории, раскрывая при этом достоверность Библии в свете астрономических, геологических и исторических данных: дети должны уметь преодолевать влияние антихристианской пропаганды.

Со школьниками следует проводить систематические занятия по изучению Евангелия и Символа Веры и ознакомлению их, хотя бы в самом общем виде, со смыслом и содержанием церковного богослужения.

Занятия лучше всего вести по тематическим циклам, чтобы каждый из них отличался от предыдущего увеличивающейся глубиною изучения, новыми вопросами и возрастающей активностью детей. Систематизированность предполагает логическую и историческую последовательность ознакомления с предметом и регулярность занятий, для которых должен быть выбран определенный день недели. Без такой жесткой календарной фиксации домашние занятия будут постоянно откладываться и переноситься по множеству уважительных и малоуважительных причин.

Невозможно предложить определенную программу для занятий с детьми, пригодную для всякой семьи. Многое зависит от общекультурной и религиозно-теоретической подготовки родителей, их духовного уровня, церковно-практических навыков и педагогического опыта. Однако представляется, что в домашних занятиях такого типа можно выделить четыре основных раздела: 1. Общий обзор Библейской истории. 2. Систематическое изучение Евангелия. 3. Ознакомление с общим строем и смыслом богослужения. 4. Изучение Символа веры и ознакомление с основами христианской догматики.

Такие занятия оказывают благотворное влияние не только на детей, но и на родителей. Они заставляют их систематизировать, расширять и углублять свои религиозно-богословские знания, с церковных позиций осмысливать многие явления в жизни семьи, укрепляют отношения между ее поколениями. В больших семьях приходится раздельно проводить занятия со старшими и младшими детьми. Многое из усвоенного старшими будет передано в более популярной форме младшим.

Занятия с детьми следует начинать и заканчивать молитвой, хотя бы начальными молитвами по «Отче наш» и молитвой перед началом учения в начале и благодарственной в конце. Их можно найти практически в любом «Молитвослове».

Евангельские занятия со старшеклассниками могут начинаться молитвой: «Возсияй в сердцах наших, Человеколюбче Владыко, Твоего богоразумия нетленный Свет, и мысленные наши отверзи очи, во евангельских Твоих проповеданий разумение; вложи в нас и страх блаженных Твоих заповедей, да плотские похоти вся поправше, духовное жительство пройдем, вся, яже ко благоугождению Твоему, и мудрствующе, и деюще и просвети, Христе Боже, души наши».

Евангелие следует изучать либо по отдельным Евангелистам (и в этом случае удобно начинать занятия с Евангелия от Марка как наиболее краткого), либо читать сводное Четвероевангелие в последовательности жизни Иисуса Христа. Оба метода имеют свои достоинства, их развивают разные пособия40.

Изучение Евангелия год за годом по Евангелистам позволяет все более глубоко понимать каждое из последующих Евангелий. При этом текст надо не пересказывать, а ставить вопросы, вовлекать детей в беседу, заставлять их задумываться над отдельными словами, обращаться к параллельным местам в Новом и Ветхом Заветах. От текста Евангелия нужно переходить к выполнению евангельских заветов в повседневной жизни.

В некоторых семьях возможно просто чтение дневных Евангелий с краткими разъяснениями родителей.

При систематическом изучении Евангелия следует его главы разделить на части, имеющие смысловую законченность. Размышления должны быть не отвлеченными, а связанными с жизнью, чтобы полученные сведения могли преломляться в ней.

Евангелие – святая книга, завет нашей жизни, требует к себе благоговейного отношения. Его осваивают духовно, а не скептическим разумом. Евангелие в храмах целуют как святыню, как мощи и иконы. На Евангелие нельзя класть других книг, даже молитвенников; на нем может лежать только Распятие – Крест.

Публикации текстов Евангелия в светской печати вызывают противоречивые чувства. С одной стороны, вроде люди как бы просвещаются, а с другой – приучаются относиться к Писанию как к любому газетному и журнальному чтиву, – убивается благоговение перед Святыней. Христианство пытались уничтожить лобовой атакой, а теперь под видом просвещения убивается чувство благоговения, и в этой опасности не отдают себе отчета даже многие деятели Церкви.

Благоговение перед святыней зарождается, закладывается прежде всего в семье, в детском возрасте. Утраченное чувство благоговения очень трудно восстановить.

Религиозные беседы с детьми должны быть радостными, ибо христианство есть радостная полнота жизни во Христе. Стремясь сами к молитве и чтению серьезных книг, не лишайте своих сыновей и дочерей детских и юношеских радостей, забав и увлечений; помните меру возраста каждого. Научитесь прежде всего уважать личность младенца, отрока, юноши, девушки.

При фанатическом давлении, при непосильных посещениях церкви и домашних молебствиях у ребенка может возникнуть протест против религии вообще. Излишняя опека детей во всех крупных и мелких вопросах жизни может привести к тому, что они либо окажутся неспособными к жизни, к принятию собственных решений, либо, живя в родном доме, замкнутся от родителей и, отвергая материнскую и отцовскую опеку, сбросят с себя все, чему родители до этого учили. Детей в меру их возраста надо приучать к ответственности собственного нравственного выбора, оказывая им при этом и помощь с любовью. У человека должна быть в жизни своя собственная активная нравственная позиция.

В переходном возрасте или несколько позже у подростков и юношей происходит критическое переосмысление мира, появляется стремление утвердить свою самостоятельность, независимость личности, наступает период «бури и натиска», который может принимать самые разнообразные формы. Появляются сомнения в вере, отрицательное отношение к существующим государственным и общественным институтам либо резко обостряется интерес к религиозным аспектам жизни, так что они могут начать упрекать родителей в недостаточной церковности и прочих упущениях.

В неверующих семьях юноши и девушки в эти годы порою начинают приходить к вере (иногда – к горю своих атеистически настроенных родителей), либо идут в банды и хулиганские группировки.

Отсутствие духовных основ в детском воспитании – вот главная причина пугающего общество роста подростковой преступности.

Основным противоречием периода «бури и натиска» является с одной стороны самоутверждение и критицизм, а с другой – мучительное желание быть понятым другими людьми, прежде всего взрослыми, и повышенный интерес к взглядам этих других людей, особенно своих родственников. Человек пытается осознать свои корни.

Однажды к автору приехала девочка-подросток, младшая в большой семье с многочисленными родственниками.

С порога я ее спросил: «Что, Валюша, устала быть маленькой?» От неожиданности она вздрогнула, а затем воскликнула: «Ой, да, дядя»?! Глаза ее засверкали, она заулыбалась и очень тепло и нежно поцеловала меня. Ей показалось, что кто-то ее понимает. Дома же ее затюкали старшие братья и другие родичи. Она охотно беседовала со своим старым дядей и с удовольствием ездила на велосипедные прогулки. «Валюша, представь, что ты вдруг потеряла веру, – твоя жизнь станет богаче и радостнее или бедней?» «Что Вы, дядя! Об этом подумать невозможно. Конечно, беднее, беднее, беднее! Как можно так ставить вопрос?» Сейчас она уже давно замужем, растит детей, работает.

Подросток с огромным интересом слушает рассказы о годах молодости своих родителей, их тогдашних взглядах и переживаниях. Эти рассказы и беседы очень помогают сохранить доверительные отношения между «отцами и детьми», углубить их, помогают юношам и девушкам пережить трудности переходного возраста. В значительной степени от родителей зависит, возникнут ли между ними и детьми обратные духовные связи, когда не только дети будут обогащаться духовным опытом своих родителей, но и родители – опытом своих детей, либо между ними произойдет вежливый или резкий раскол. Дети могут стимулировать переосмысление родителями своего прошлого жизненного опыта.

К любым сомнениям и мировоззренческим заскокам надо относится уважительно, любовно-терпеливо, подобно тому, как Иисус Христос уважительно и любовно относится к святому апостолу Фоме, прозванному в поколениях неверующим за то, что он не поверил сначала в Его воскресение (Ин.20:19–29). Конечно, должно быть не молчание, а своя собственная спокойно сформулированная принципиальная позиция. Очень важны в эти годы апологетические моменты в религиозных собеседованиях.

Для подростков и юношей опасность может представлять не только всесокрушающий критицизм, но и неумеренная религиозность. Есть старое аскетическое правило: «Монаха, по своей воле взбирающегося к небесам, сдерни за полу». Не случайно вновь приходящих в монастырь ставят на хозяйственные и другие послушания. Неумеренная религиозность может привести либо к быстрому охлаждению, либо к прелести, если говорить языком святоотеческой литературы, либо к психическим расстройствам, если говорить языком современной медицины. Чтобы уберечь от прелести, необходимо иметь опытного духовника и следовать его советам со смирением, ибо прелесть идет от гордости.

Детей надо с отрочества приучать к духовному послушанию, регулярной исповеди и Причастию. Особенно это необходимо для подростков с высокоразвитым религиозным чувством. Приучать детей к духовному руководству можно лишь в том случае, если постоянного духовника имеют сами родители. К сожалению, сейчас очень не хватает священников и особенно опытных духовников. Все предыдущие десятилетия власти кое-как терпели требоисполнителей и уничтожали либо лишали регистрации пастырей-духовников и проповедников.

Несколько слов о воскресных школах. Эти школы должны прежде всего воспитывать религиозное чувство нравственности и благоговения. К сожалению, родители иногда отдают в них своих детей из-за своего тщеславия, родительского престижа: «Мой (или моя) Н. учится в английской спецшколе, в музыкальной школе, занимается художественной гимнастикой, теперь посещает воскресную школу». Некоторые учащиеся воскресных школ не бывают на церковных службах, а кое-где стали очень увлекаться публичными концертами и т.д. в ущерб религиозному воспитанию своих питомцев. Необходимо обсуждение программ воскресных школ и обобщение опыта; он уже свидетельствует о благоприятном влиянии этих школ на детей.

Положительно отзываясь о воскресных школах, следует тем не менее подчеркнуть, что религиозное воспитание закладывается прежде всего в семьях, а всякие школы и кружки могут лишь помочь ему. Представляется необходимым организовывать курсы и лекционные чтения по религиозному воспитанию самих родителей, тогда легче будет вести работу в детских воскресных школах. Важными нам представляются катехизаторские курсы для взрослых. Они могут быть трех типов: 1) краткие курсы для подготовки взрослых, пришедших к вере, к принятию крещения, 2) курсы и кружки общего христианского образования, 3) курсы подготовки катехизаторов из числа мирян.

Воспитание любви и милосердия

Дивный гимн любви воспел ап. Павел: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится. Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое. Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан. А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (1Кор.13).

Когда некий законник спросил: «Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф.22:36–40).

На Тайной вечери Христос говорил: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин.13:35).

Апостол любви Иоанн Богослов писал: «Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего» (1Ин.4:20–21).

Любовь не раздражается, поэтому очень важно следить за тональностью разговоров в семье, и прежде всего – между супругами.

Грудной младенец много плакал. Однажды раздраженная мать воскликнула: «Как ты мне надоел, все орешь. Замолчи! Из окна тебя выброшу, негодника».

Когда она после этого пришла в комнату, младенца не было. «Где... ?» А его маленький брат (трех-четырех лет) сказал: «Мама, он все плакал, а ты сказала: если он будет плакать, его надо выбросить из окна. Я его выбросил». Вот результат сложения раздраженности матери и любви к ней трех-четырехлетнего младенца.

Только научившись любить ближних своих, можно исполнять и большую заповедь Христову: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф.5:44). Не говорите, что это противоестественно, – христианство не естественно и не противоестественно; оно – сверхъестественно поднимает человека до Царствия Небесного.

Любовь, как и вера, «без дел мертва» (Иак.2:20). Мы любим не столько тех, которые о нас заботятся, сколько тех, о ком заботимся сами. Детей надо приучать любить родителей и заботиться о них с самого раннего возраста. «Почитай отца твоего и мать, это первая заповедь с обетованием: да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле» (Еф. 6:2–3).

Когда родители все дают ребенку, своему кумиру, не научая его отдавать, и не заботятся хотя бы друг о друге (отец о матери, мать – об отце), они растят эгоиста с потребительской психологией. Сколько мы знаем родителей, все отдавших своим детям и брошенных на старости лет. С молодых лет следует воспитывать в человеке ответную любовь к людям, давшим ему жизнь. Чтобы дети любили родителей, необходимо, чтобы они от отца и матери получали не только игрушки, джинсы, деньги на кино и т.д., но входили бы в духовный мир отца и матери, в мир жертвенности, веры и действующей любви. Воспитание требует не открытого кошелька; главное – открытость сердца; тогда наступит время, когда дети из воспитуемых превратятся в друзей родителей, в семье произойдет взаимообогащение богатствами внутреннего мира.

Любовь, как и вера, достигает совершенства делами (см. Иак.2:22). Надо устанавливать для детей сначала крохотные, потом маленькие, а затем все возрастающие обязанности по отношению к родителям, друг ко другу и к семье в целом. И придет время, когда дети с любовью возьмут на себя значительный объем наиболее трудных домашних дел, когда на их окрепшие плечи смогут опираться слабеющие родители, и дети многое будут делать лучше и умнее своих постаревших отцов и матерей. За родителями останется общий совет, молитва и любовь. К этому естественному ходу развития семьи родителям надо готовиться, и исподволь готовить к этому детей, принимающих эстафету жизни и деятельности, но не вырывающих ее из отчих и материнских рук. К старости надо готовиться.

Любящий человек способен отдать свое другому, делиться со своими ближними и с встречающимися людьми. К этому нужен навык. Вкусное и хорошее должно предназначаться не только для младенцев и школьников, но и для родителей – во всяком случае, в сознании детей. При недостатке, допустим, фруктов и т.п. можно, оставив их открыто для родителей, потом незаметно отдать детям.

Одна семья жила в стесненных материальных обстоятельствах. После чая одну из конфет оставили на столе для отца, находящегося на работе. Ребенок, бегая по комнате, потянулся к конфете. «Надо оставить папе, – сказала мать, – с чем папа будет пить чай, когда придет с работы?»

Эта сцена в течение дня повторялась несколько раз, все чаще и чаще. Наконец мать сказала: «Ладно, бери папину конфету». Младенец зажал конфету в ручонке, а потом забросил ее в дальний угол стола, к стене, откуда сам он не мог ее достать. Остаток дня он не подходил к столу. Произошел маленький шаг в нравственном развитии человека.

Более взрослых детей следует посылать делать покупки в магазине. Это не только физическая нагрузка, но и приучение детей думать о нуждах семьи в целом. Конечно, здесь нужно родительское руководство, обеспечивающее «единство экономической политики» семьи.

В детях должна воспитываться братская любовь друг ко другу, между ними следует создавать душевно-духовную близость. Это нетрудно, ибо дети тянутся к себе подобным. Конечно, отношения между детьми, как и вообще между людьми, во многом определяются их психологическим складом. Но общность рождения, воспитания и воспоминаний отчего дома имеет огромное значение для дружбы и любви на всю жизнь. Детские ясли и сады нередко подрывают семейные устои и семейную близость между братьями и сестрами41.

Детей с раннего младенчества надо приучать делиться друг с другом, помогать друг другу, старших – привлекать к воспитанию младших. С какой любовью и уважением вспоминает свт. Василий Великий о своей старшей сестре – Макрине! В узбекском языке есть уважительное слово апа – «старшая сестра», с которым иногда обращаются вообще к почтенной и старшей женщине. Нянями в русских диалектах иногда называются старшие сестры. В старших братьях должна быть какая-то доля отцовского чувства по отношению к младшим.

Для нравственного климата семьи полезны совместные бытовые и хозяйственные дела, в которых участвуют все или почти все ее члены, и семейные походы, поездки за город, посещение святынь, музеев, исторических мест и т.д., беседы на религиозные и другие темы. Некогда в русских интеллигентных семьях были в моде совместные чтения классиков по ролям, в которых принимали участие и друзья из «близких» домов, детские игры, спектакли, шарады и т.д. Все это не должно проводиться как некие семейные «мероприятия»: это – проявление любви (в ее христианском восприятии и понимании) в жизни семьи.

Любовь между детьми созидается любовью родителей между собой. Эту супружескую любовь необходимо и в деле, и в молитве беречь как драгоценный дар не только двоих, но и семьи в целом. Она воспитывается в супругах и их совместным трудом у детской кроватки, и всем стилем семейной жизни.

Конечно, основные ночные хлопоты с младенцем несет мать, а не работающий отец, но ведь она, замученная бессонными ночами, и физически, и морально нуждается в любовной помощи.

Можно привести и примеры того, как жена, целый день сидящая дома с одним ребенком, заставляет мужа стирать пеленки, а сама лишь играет с младенцем. Гораздо полезнее и для ребенка, и для отца было бы, чтобы тот, придя вечером домой, занялся бы малышом. В некоторых семейных и профессиональных ситуациях необходимо создать одному из супругов все условия для творческой работы.

Не будем приводить множества жизненных примеров; напомним лишь, что к супругам более, чем к кому-либо, относятся слова апостола Павла: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал.6:2).

Семья – общий организм; для нее естественно иметь общую кассу, куда вкладывается все: и заработки родителей, и стипендии и зарплата подросших детей. В семьях со стесненными материальными обстоятельствами это неизбежно, в состоятельных же иногда стипендию и заработок оставляют детям на «карманные расходы», продолжая их полностью обеспечивать всем необходимым из родительских доходов. Это неизбежно выделяет из семьи то одного, то другого повзрослевшего ребенка, способствует развитию потребительской психологии: «все мое – мое, а родители все равно обязаны меня и моих братьев и сестер содержать».

На свои нужды дети могут получать даже больше денег, чем их стипендии или зарплата, но – из общей семейной кассы. Изложенные соображения не относятся, разумеется, к тем детям, у которых собственные семьи.

Любовь, взращиваемая в семье, должна распространяться и за ее пределы; «будем делать добро всем, – пишет ап. Павел, – а наипаче своим по вере» (Гал.6:10). «Не унывайте, делая добро» (2Фес. 3:13).

Эта любовь ко всем людям начинается с малого: уступить место пожилому человеку, помочь сделать что-либо одинокой старушке, позаботиться о подарке для кого-нибудь и т.д.

Проблема одиноких старушек в настоящее время стоит очень остро: их много, они беспомощны, одни из них благодарны и светятся радостью и верой, другие капризны и раздражительны: люди в старости более многообразны, чем в молодости. По очень многим причинам у значительной их части не устроилась личная жизнь: одни – они обычно благодарны – избрали служение Богу и людям, другие не смогли выйти замуж или потеряли своих женихов в лиховороте тридцатых годов и Отечественной войны. Переехать в дома престарелых и инвалидов – еще недавно означало лишиться возможности посещения Церкви и чтения духовной литературы и т.д.

Добро, сочувствие и дружескую помощь надо оказывать близким семьям, и соответственно приучать детей разделять их радости и горе; необходимо воспитывать в детях навык делать добро всем нуждающимся в помощи и сочувствии, привычку «спешить делать добро»42. Следует рассказывать о героях добра и любви, от святых подвижников благочестия до д-ра Гааза, людей в ближайших к нам ушедших поколениях и конкретных знакомых. Образы человеческие обладают удивительной учительной силою.

Воспитание любви и легко, – ибо душа человека, как отметил Тертуллиан, по природе своей христианка, – и трудно, ибо в мире «по причине умножения беззакония» во многих охладела любовь (см. Мф.24:12).

Очень полезно прикреплять подростков, юношей и девушек к одиноким престарелым людям для той или иной помощи. Это часто оказывается не только помощью тем, кто в ней нуждается, но и позволяет молодым знакомиться с интересными людьми, которым есть что рассказать о прошлом, которые могут поделиться своим духовным опытом. Иногда между молодежью и такими одинокими стариками возникают нежные, родственные отношения.

Церкви и монастыри всегда имели богадельни, странноприимные и сиротские дома.

Апостол Иаков в своем соборном послании пишет: «Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут. Но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва?» (Иак.2:19–20).

«Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто-нибудь из вас скажет им: «идите с миром, грейтесь и питайтесь», но не даст им потребного для тела: что пользы? Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе» (Иак. 2:15–17).

В 1917 г. в связи с гонениями на христианскую веру и в первую очередь на православие всякая церковная благотворительность была запрещена, соответствующие учреждения и средства были национализированы. Да и любое сострадание, милосердие и благотворительность стали считаться оскорблением и унижением личности. Была отвергнута даже попытка свт. Тихона оказания церковной помощи голодающим; члены общественного независимого от церкви «Комитета помощи голодающим» были арестованы. Во время Ашхабадского землетрясения 1947 г. епископу Ташкентскому и Среднеазиатскому Гурию категорически запретили оказывать помощь пострадавшим в Туркмении, когда он проявил такую инициативу в своей епархии. Разрешались и делались обязательными сборы на строительство гигантских по тем временам самолетов типа «Максим Горький», в фонд МОПР; позже обязательным для церкви был сбор в «Фонд мира», но никаких сборов для конкретных организаций, больных и т.д. делать не дозволялось.

В двадцатые и тридцатые годы в некоторых приходах существовали системы прикрепления относительно состоятельных прихожан к семьям репрессированных, – ведь они были «лишенцами», не имеющими права даже на хлебные карточки. Конечно, такая помощь была не только материально обременительна, но даже и опасна: она могла быть истолкована как пособничество врагу. В некоторых приходах потаенно существовали (и существуют) группы девушек, ухаживающих за больными прихожанками. Теперь их стали с охотой приглашать и в больницы, где персонал всегда перегружен.

«Во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью» (Гал. 5:6).

Некоторые крупные приходы пытаются сами организовывать богадельни, при больницах восстанавливаются и создаются храмы, где дети и подростки могут учиться милосердию. Малые приходы могли бы организовывать общие богадельни или вместе шефствовать над одной больницей или домом престарелых, а детям и подросткам поручать посещение этих мест хотя бы раз в неделю (только регулярно). К сожалению, приходится встречаться со случаями, когда юноша или девушка с радостью соглашаются посещать дом престарелых, а потом бросают. Дела милосердия должны быть постоянны.

Священникам надо не только поощрять молодежь в ухаживании за больными и престарелыми, но и ограждать молодежь от неразумных требований последних. Старики часто жалуются, что их никто не посещает, никто им не помогает и т.д., хотя к ним регулярно и ходят, и звонят. Они больны, – и они требуют большего. У молодежи есть и своя личная жизнь, и родители, и работа, а старики часто забывают свою молодость и не хотят представить себе нагрузки работающих и учащихся. Такими капризно-старческими требованиями часто отличаются старухи, которые во имя своей «свободы» и ложной заботы о здоровье не обременяли себя семейными заботами и трудами с молодежью. Церковные приходы должны разумно распределять силы своих молодых членов. На морально-нравственных чувствах пришедших к вере детей иногда пытаются играть бросившие семьи отцы-старики, требуя себе почета, уважения и послушания. Их не надо бросать, но и не надо баловать, как малых детей.

...Любовь должна быть горячей, деятельной и благоразумной.

Трудовое воспитание

Трудовое воспитание – это формирование в человеке созидательного начала. В творчестве, в чем бы оно ни проявлялось, – в ухаживании за грядками и клумбами, в уборке садов и дворов, в создании научных трудов или произведений искусства, в воспитании в себе или в других (в собственных детях) личности и т.д., – во всех этих действиях проявляется наше подобие Богу-Творцу. Иисус Христос говорил иудеям: «Не написано ли в законе вашем: Я сказал: вы боги? Он назвал богами тех, к которым было слово Божие» (Ин. 10:34–35). Бог творит из ничего, человек – из уже существующего материала, познавая законы творения и творчества. Эти законы многообразны. Ими должны владеть и скульптор, и повар, и художник, и садовник. Религия облагораживает всякое дело, если оно делается во имя Бога и любви.

Удивительны слова пророка Исаии: «Посажу в пустыне кедр, ситтим и мирту и маслину; насажу в степи кипарис, явор и бук вместе, чтобы увидели и познали, и рассмотрели и уразумели, что рука Господня соделала это, и Святый Израилев сотворил сие. Представьте дело ваше, говорит Господь, и мы будем знать, что вы боги» (Ис. 41:19–23). Вот библейское отношение к созидательному человеческому труду и творчеству: «рука Господня соделала» и человек «сотворил сие». Богоподобие и соучастие в творчестве!

Любовь, как и вера, без дел мертва. Она познается по труду, физическому или моральному, выполненному во благо другого, по теплоте сердечной, изливаемой и на ближнего; мы любим не столько тех, кто заботится о нас, сколько того, о ком заботимся сами.

В трудах возрастает любовь, и трудовое воспитание – это подготовка к делам любви. Дети жалеют усталую мать, а встать вместо нее у плиты не могут. Мать в больнице, отец лежит с температурой, а взрослая дочь и сын не могут приготовить обеда и ждут, когда приедет подруга матери, обремененная собственной семьей и своими домашними и другими заботами, купит продукты, накормит больного отца и их самих, здоровых, но не приученных к труду. Тот, кто не приучен к труду, не может оказать помощь нуждающемуся, выразить ему свою любовь и сочувствие. Отсутствие трудового воспитания порождает эгоизм, иждивенческий подход к жизни и людям, беспомощность даже в простейших житейских ситуациях.

Формы трудового воспитания могут быть самыми разнообразными, в зависимости от условий и обстоятельств жизни семьи. Детей надо приучать к уборке собственных игрушек, квартиры, к покупке продуктов, мытью помещений и посуды и т.д., и т.п. Хорошо, когда у детей есть навыки ремонта помещений, починки простейших инструментов, шитья и т.д. Можно разделять обязанности между детьми, либо установить дежурства, либо как-то комбинировать эти варианты.

В трудовое воспитание входит отношение к школьным урокам и выполнение домашних заданий. Здесь полезно чтение дополнительной научно-популярной и исторической литературы по отдельным разделам школьного курса и различные дополнительные занятия. Важно приучить ребенка к умственному труду, к работе мысли. К сожалению, современная школа практически не учит думать; ценятся ученики не думающие, а легко запоминающие. Очень опасный тип молодого человека – способный бездельник. Способный должен трудиться в полную меру своих способностей, школьные же учителя часто более обеспокоены отстающими. В результате наиболее одаренные получают возможность бездельничать.

Христианин должен отличаться добросовестным отношением к труду в каждой порученной ему обязанности по церкви, по дому, по светской службе и работе, но делание свое он не должен превращать в идола. «Я Господь Бог твой, да не будет у тебя других богов перед лицем Моим» (Втор. 5:6–7).

Трудолюбие должно пронизывать все существо человека. Ум его не может быть не занят. Если в нем нет молитвы, размышлений о божественном и всяком добром деле и внимание его не сосредоточено на выполняемом труде, то человека начинают одолевать всевозможные дурные помыслы, а от них проистекают дурные желания и поступки. Пустомыслие порождает празднословие, а хулиганами становятся от безделья. Человеку, не наученному трудиться, тяжело молиться и бороться с собственным грехом. Труд обязателен в монашеском житии. И в монастыре, и в миру он – ограждение от греха, особенно от пагубных увлечений молодости.

В книге пророка Исаии, в 41-й главе, где люди называются богами, указывается вместе с тем, что труд может быть направлен и на добро, и на зло. Он может быть согласен с волей Божества – и может быть богоборческим по своему содержанию и цели, примеров чему мы видим в истории предостаточно.

Сент-Экзюпери писал: «Работая только для материальных благ, мы сами себе строим тюрьму и запираемся в одиночестве. Все наши богатства – прах и пепел, – они бессильны доставить нам то, ради чего стоит жить»43.

Православие относится к труду и как к послушанию, и как к творчеству. Послушание необходимо для борьбы с греховностью; творчество – это дар, за который следует возносить благодарственные молитвы и чувствовать ответственность за обладание им. Необходимо проверять себя притчей о талантах (Мф.25:14–29; Лк.19:12–26), спрашивая: а не являемся ли мы нерадивыми и лукавыми рабами? Развивая свои «таланты», мы приумножаем их, а не употребляя в труде – утрачиваем их по слову Спасителя: «кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет» (Мк.4:25).

* * *

26

Настоятель храма Святого пророка Илии, что в Обыденском переулке г. Москвы († 1962).

27

Еп. Феофан (Говоров, 1815–1894), прозванный Затворником, канонизированный в 1988 г., оставил после себя огромное литературное наследство, до сих пор привлекающее к себе ищущих путей духовного совершенства.

28

Еп. Феофан Затворник. Путь ко спасению. М., 1908, сс. 241– 243. Имеется ряд современных переизданий.

29

См. там же.

30

Цит. по: Мансуров С. Очерки по истории Церкви // Богословские труды. Сб. 7. 1971, с. 91.

31

Имеется в виду свт. Григорий Каппадокийский (Неокесарийский).

32

Свт. Василий Великий. Творения. Т. III. СПб., 1911, с. 234.

33

Свт. Григорий Богослов. Творения. Ч. IV. М., 1889, с. 51.

34

Цит. по: Пестов Н. Е. Пути к совершенной радости. Ч. 9.

35

«По молитвам и под руководством жены своей образовался он – добрый пастырь, и она показала пример доброй пасомой», – пишет Григорий Богослов (Творения. Ч. I. М., 1889, с. 219). «Супружество их равночестно, согласно и единодушно, и не столько плотский союз, сколько союз добродетели и единении с Богом» (Там же).

36

Причислен к лику святых в 1996 г. решением Архиерейского собора Украинской Православной Церкви (Московский Патриархат).

37

Полезно прочесть в книге Н. Е. Пестова «Пути к совершенной радости» (в самиздате ходила под псевдонимом Г. Р. Б. «Грешный раб Божий») часть 9-ю, посвященную воспитанию детей. В ней, к сожалению, прослеживается подспудная тенденция, хотя она и не сформулирована четко: автор защищает принцип изоляционистского воспитания, то есть максимально возможной изоляции детей от мира. В наше время такая тенденция, которую пытаются проводить в некоторых семьях, утопична. Детей надо готовить к встрече с миром.

38

Ин.17:15, в синод. переводе: Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла. – Изд.

39

Иногда встречаются иереи, которые требуют, чтобы младенцев с утра перед причастием не кормили грудью. С такими требованиями согласиться нельзя. Они свидетельствуют об отсутствии бытового и даже духовного опыта: обряд ставится впереди таинства.

40

Сборник статей по истолковательному и назидательному чтению Четвероевангелия. В 2-х томах / Сост. Барсов М. Изд. 2. СПб., 1893; Сборник статей по истолковательному и назидательному чтению Деяний Св. Апостолов / Сост. Барсов М. Изд. 2. М., 1903. Прекрасное пособие – неоднократно переиздававшийся многотомник епископа Михаила (Грибановского) «Евангелие от Матфея, Марка, Луки и Иоанна на славянском и русском наречии с предисловиями и подробными объяснительными примечаниями архимандрита Михаила». Ему же принадлежат труд «Деяния и послания Святых Апостолов с Апокалипсисом на славянском и русском наречии с предисловиями и подробными объяснительными примечаниями» и изумительная книга «Над Евангелием», где автор делится с читателем своими переживаниями, возникшими при чтении Святого Евангелия. Известны Толкования на Новый Завет Блаженного Феофилакта, архиепископа Болгарии, и многих других. Толкования на ряд Посланий составил свт. Феофан Затворник (Говоров). Толкований на отдельные места Евангелия великое множество и у отцов Церкви, и у современных проповедников. В методическом плане представляет ценность «Пособие по изучению Евангелия от Марка», неоднократно переиздаваемое Русским христианским студенческим кружком. Последнее, четвертое издание – М., 1919 г. Можно отметить и ряд книг-пособий, продающихся сейчас в храмах Русской Православной Церкви; «Закон Божий для семьи и школы», составленный протоиереем Серафимом Слободским.

41

Тем не менее не может быть общего правила – отдавать или нет ребенка в ясли или детский сад. Решение нужно принимать самостоятельно, исходя из конкретных обстоятельств. Общий принцип – ребенок должен жить жизнью семьи; это значит, что нельзя жертвовать его интересами, исходя из желания облегчить себе жизнь, но не следует и создавать для него такие преимущества, которые семье не по силам, – это породит лишь отдаление, высокомерие и эгоизм. И при любых условиях совершенно недопустимо, чтобы православные родители не уделяли детям должного внимания под тем предлогом, что это мешает их собственной духовной жизни.

42

Любимое выражение доктора Ф.П. Гааза. Ф.П. Гаазу (1780 – 1853) посвящены работы разных авторов. Наиболее известной является Кони А. Ф. Федор Петрович Гааз. Биографический очерк, неоднократно переиздававшийся и 5 раз вышедший в «Собраниях сочинений» А. Ф. Кони (например, М., 1968, т. 5, сс. 289–422).

43

Де Сент-Экзюпери А. Планета людей. Избранное. Кишинев, 1976, с. 71.


Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс