Библиотеке требуются волонтёры

архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Беседа № 15

4. Насыщение пяти тысяч (Мк.6,30–44) (Мф 14,13–21; Лк 9,10–17; Ин 6,1–13; ср. Мф 15,32–39)

30И собрались Апостолы к Иисусу и рассказали Ему все, и что сделали, и чему научили. 31Он сказал им: пойдите вы одни в пустынное место и отдохните немного, – ибо много было приходящих и отходящих, так что и есть им было некогда. 32И отправились в пустынное место в лодке одни. 33Народ увидел, [как] они отправлялись, и многие узнали их; и бежали туда пешие из всех городов, и предупредили их, и собрались к Нему. 34Иисус, выйдя, увидел множество народа и сжалился над ними, потому что они были, как овцы, не имеющие пастыря; и начал учить их много. 35И как времени прошло много, ученики Его, приступив к Нему, говорят: место [здесь] пустынное, а времени уже много, – 36отпусти их, чтобы они пошли в окрестные деревни и селения и купили себе хлеба, ибо им нечего есть. 37Он сказал им в ответ: вы дайте им есть. И сказали Ему: разве нам пойти купить хлеба динариев на двести и дать им есть? 38Но Он спросил их: сколько у вас хлебов? пойдите, посмотрите. Они, узнав, сказали: пять хлебов и две рыбы. 39Тогда повелел им рассадить всех отделениями на зеленой траве. 40И сели рядами, по сто и по пятидесяти. 41Он взял пять хлебов и две рыбы, воззрев на небо, благословил и преломил хлебы и дал ученикам Своим, чтобы они раздали им; и две рыбы разделил на всех. 42И ели все, и насытились. 43И набрали кусков хлеба и [остатков] от рыб двенадцать полных коробов. 44Было же евших хлебы около пяти тысяч мужей.

В то время как Двенадцать «пошли и проповедывали покаяние; изгоняли многих бесов и многих больных мазали маслом и исцеляли» (Мк.6,12–13), поток людей к Иисусу все увеличивался. Не было никакого покоя, ни Самому Иисусу, ни Двенадцати, когда они вернулись с дороги. Тогда «Он сказал им: пойдите вы одни в пустынное место и отдохните немного... И отправились в пустынное место в лодке одни» (Мк.6:31). Понятно, что нельзя работать всё время, не отдохнув. Человека в жизни всегда подстерегают две опасности. Одна – это лень и безделье. Другая – постоянная активность: ведь никто не может работать без сна и отдыха. Но народу, конечно, до усталости Иисуса и Его учеников не было никакого дела. Люди увидели, что те отплывают «и многие узнали об этом; и бежали туда пешие из всех городов, и опередили их» (Мк.6:33). В этом месте расстояние от берега до берега Геннисаретского озера – 6,5 км, а по суше вокруг озера – 15 км. Бодрый человек мог прийти на другой берег даже раньше лодки. Люди так и поступили. И когда Иисус с учениками вышли из лодки, на противоположном берегу их ожидала та же толпа, от которой они ушли, желая обрести хоть немного покоя. Нормального человека эта ситуация попросту разозлила бы. Но Иисус не рассердился. Напротив, Он «увидел множество народа и сжалился над ними, потому что они были, как овцы, не имеющие пастыря» (Мк.6:34). Без пастуха овцы не могут найти дороги, пастбища и корма. Кроме того они беззащитны. В этой жизни нам нужны силы и вдохновение, которое бы наполнило нас и подняло наш дух. Тогда Иисус «и начал учить их много» (Мк.6:34).

Далее следует знаменитый эпизод с насыщением толпы из пяти тысяч людей. Примечательно, что ни одно из чудес, совершенных Иисусом, не произвело на Его учеников такого впечатления, как это, потому что оно упоминается во всех четырех Евангелиях. Эта история, изложенная так просто и так драматично, действительно читается как сообщение очевидца. Достаточно обратить внимание на некоторые яркие и реалистические детали. Людей рассадили «на зеленой траве» (Мк.6:39). Зеленой трава могла быть лишь поздней весной, в середине апреля. Марк сообщает, что «сели рядами, по сто и по пятидесяти» (Мк.6:40).

В нашем эпизоде мы видим две различные реакции на человеческую нужду. Когда ученики увидели, что уже поздно, что люди сильно устали и были голодны, они сказали: «Отпусти их, чтобы они пошли в окрестные деревни и селения и купили себе хлеба, ибо им нечего есть» (Мк.6:36). То есть фактически они сказали Иисусу: «Избавься от них. Они голодны? Пусть сами позаботятся о себе». Иисус же ответил им на это: Нет, это «вы дайте им есть» (Мк.6:37). Тогда ученики указали на то, что для этого нужно 200 динариев, которых у них не было. Это надо работать больше полугода, чтобы столько заработать! Тогда Иисус велел дать голодной толпе то, что у учеников было, то есть пять хлебов и две рыбы. И тут мы видим чудо: В руках Иисуса малое становится великим.

Сообщение о чуде неизбежно вызывает вопросы честного и трезвого рассудка: Может ли в действительности быть такое чудесное умножение хлеба и рыбы? И если такое было, то как все это можно себе представить? А если такое невозможно, то что мы должны думать о нашем рассказе?

Что касается сущности чуда, то для современников, которые слышали этот евангельский рассказ, он, разумеется, представлялся очень необычным, но, тем не менее, в нем не было ничего немыслимого. Ведь они знали, что так бывает, ибо читали в Писании:

«Пришел некто из Ваал-Шалиши, и принес человеку Божию хлебный начаток – двадцать ячменных хлебцев и сырые зерна в шелухе. И сказал Елисей: отдай людям, пусть едят. И сказал слуга его: что тут я дам ста человекам? И сказал он: отдай людям, пусть едят, ибо так говорит Господь: «насытятся, и останется». Он подал им, и они насытились, и еще осталось, по слову Господню» (4Цар 4,42–44).

Поэтому для людей Израиля не было основания сомневаться в возможности такого чуда. Для них и для первых читателей и слушателей Евангелия история о насыщении имела отнюдь не только «символическое» значение. Но мы-то сегодня, спустя почти 2 000 лет, не можем воспринимать эту историю так же простодушно, как древние люди. К тому же в рассказе есть психологические несообразности. Например, ничего не говорится о возбуждении толпы при виде такого чуда. Все остались спокойно сидеть, отдавая остатки пищи. Разве это мыслимо? Но Марка все эти естественнонаучные и психологические тонкости не интересуют. Ему важнее совсем другое. Например, то, что люди рассаживаются рядами по 50 и по 100. Разумеется, это напоминает о Моисее, который разделил народ в пустыне на группы по 1000, 100 и 50 (Исх 18,25). То же самое происходило и в Кумране, где община, называвшая себя Новым Израилем и ожидавшая мессианского времени, за трапезой, на собраниях и во время Священной войны должна была разделяться на группы по 1000, 100, 50 и 10 человек. Так что здесь Иисус собирает вокруг себя и организует как бы новый народ Израиля. Ведь существовало вероучительное положение, которое гласило: С последним будет все как с первым! То есть «последний» Спаситель (Мессия) будет во всем подражать «первому» спасителю (Моисею). Да и «зеленая трава» появляется тоже не случайно. Ибо она напоминала читателям о Пс 22,1–2:

"Господь – Пастырь мой;

я ни в чем не буду нуждаться:

Он покоит меня на зеленых лугах

и водит меня к водам тихим».

Для евангелиста важным было также, что «хозяином пира» при служении Двенадцати был Сам Иисус. Это Он рассаживает гостей, это Он благословляет трапезу и раздает хлеб! Важно также и то, что в конце, когда все насытились, осталось намного больше, чем было в начале. Так первые христиане переживали присутствие среди них Иисуса Христа!

Что касается количества хлебов и рыб, то практически все древние толкователи видели здесь аллегорию. 5 хлебов – 5 книг Моисея, то есть Закон, или Ветхий Завет. 2 рыбы – или Псалтирь и Пророки, или Евангелие и Апостол, то есть Новый Завет. Вся сцена насыщения – универсальная Церковь, которой по поручению Христа Апостолы раздают весть о спасении. Так мы читаем у Беды Достопочтенного, у Феофилакта Болгарского. Не многим от такого толкования отличались и более поздние времена. Разумеется, большинство критических экзегетов усматривают в этой истории некую связь с празднованием святой Евхаристии.

На вопрос о материальной действительности рассказанного чуда мы так и не ответили. И не ответим так, чтобы это было убедительным для множества простых верующих. Мы можем с уверенностью утверждать лишь следующее:

Наше Евангелие сообщает о том, что в общении Иисуса и Его учеников с народом, принимавшим Его за учителя и целителя, а иногда и за ожидаемого Мессию, был такой момент (а возможно, и не один), когда Иисус принимал устремлявшихся к Нему людей как хозяин Своих гостей. При этом Он непостижимым образом утолил их голод, но главное – Он дал им понять, что они могут стать одним святым народом Божиим. В предании об этом событии оно приняло символические «иконописные» черты с использованием, как и в иконе канонические образы из Ветхого Завета. То же самое мы можем с уверенностью утверждать и о следующем повествовании о хождении Иисуса Христа по водам.

5. Хождение по водам и непонимание учеников (Мк.6,45–52) (Мф 14,22–32; Ин 6,15–21)

45И тотчас понудил учеников Своих войти в лодку и отправиться вперед на другую сторону к Вифсаиде, пока Он отпустит народ. 46И, отпустив их, пошел на гору помолиться. 47Вечером лодка была посреди моря, а Он один на земле. 48И увидел их бедствующих в плавании, потому что ветер им был противный; около же четвертой стражи ночи подошел к ним, идя по морю, и хотел миновать их. 49Они, увидев Его идущего по морю, подумали, что это призрак, и вскричали. 50Ибо все видели Его и испугались. И тотчас заговорил с ними и сказал им: ободритесь; это Я, не бойтесь. 51И вошел к ним в лодку, и ветер утих. И они чрезвычайно изумлялись в себе и дивились, 52ибо не вразумились [чудом] над хлебами, потому что сердце их было окаменено.

Как только пятитысячная голодная толпа была насыщена, Иисус отослал Своих учеников вперед Себя в Вифсаиду и лишь после этого, распустив толпу, и оставшись один, взошел на гору помолиться. Это маленькое примечание о молитве неслучайно. В Евангелиях Иисус всегда молится, то есть общается с Богом, в одиночестве. Примечательно, что в Евангелии от Марка Иисус изображен молящимся в присутствии Своих учеников только во время молитв за трапезой.

Дальнейший рассказ носит явный характер «мессианской истории» с присущей таким рассказам ветхозаветной символикой. Как и в случае насыщения пяти тысяч, перед современным читателем неизбежно возникает вопрос: действительно ли Иисус шел по воде? Но мы должны четко себе уяснить: такой вопрос ни для самого евангелиста, ни для его слушателей и читателей просто не существовал. В античные времена само по себе хождение по воде или летание по воздуху представлялось вполне возможным. Само по себе разделение феноменов на естественные и сверхъестественные появилось много позже. Ведь в Священном Писании мы еще ни разу не увидим даже слова такого «сверхъестественное». Употреблялось другое слово – «чудо», то есть нечто необычное, удивительное, то, чему люди удивлялись, чудились.

Что же касается летания по воздуху или хождения по воде, что с нами происходит только во сне, то древние, конечно, видели в этом чудо, но отнюдь не сомневались в возможности таких явлений. Об этом мы читаем у Лукиана Самосатского, который сатирически описывает такие полеты и хождения21. Об этом мы читаем во множестве буддийских сказаний.22 Слушатели и читатели I века даже не задавались вопросом о возможности или невозможности хождения по воде. Они задавались другим вопросом: Что все это означает? И ответ они находили в Священном Писании.

Когда они слышали, что Иисус «около четвертой стражи ночи подошел к ним» (Мк.6:48) («четвертая стража ночи» – это время с 3 до 6 часов утра), то они вспоминали, что Бог приходит на помощь всегда перед наступлением дня: «И в утреннюю стражу воззрел Господь на стан Египтян из столпа огненного и облачного и привел в замешательство стан Египтян» (Исх 14,24). А вот у пророка Исаии: «Шум народов многих! шумят они, как шумит море. Рев племен! они ревут, как ревут сильные воды... Но Он погрозил им и они далеко побежали, и были гонимы, как прах по горам от ветра и как пыль от вихря. Вечер – и вот ужас! Но прежде утра уже нет его» (Ис 17,12–14). И когда говорится, что Иисус «подошел к ним, идя по морю» (Мк.6:48), то при этих словах вспоминалось слово Иова: «Он один распростирает небеса и ходит по высотам моря как по суше» (Иов 9,8 LXX). Или вот, когда сказано, что Он «хотел миновать их», вспоминалось: «И сошел Господь в облаке, и остановился там близ Моисея, и провозгласил имя Яхве. И прошел Господь мимо него и возгласил: Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердый...» (Исх 34,5–6).Что касается слов «это Я, не бойтесь», то они говорят сами за себя. «Это Я», церковносл. «Аз есмь» – ничто иное как трансформация Имени Божия. Этими словами в Писании представляет Себя Сам Бог. Вспомним пророка Исаию: «Мои свидетели, говорит Господь, вы и раб Мой, которого Я избрал, чтобы вы знали и верили Мне, и разумели, что это Я: прежде Меня не было Бога и после Меня не будет. Я, Я Господь, и нет Спасителя кроме Меня» (Ис 43,10–11).

Все это произошло, когда Иисус «увидел их бедствующих в плавании, потому что ветер им был противный». И первые христиане в маленьком рассказе о хождении по водам слышали о том, что в бедственном положении к ним приходит в Иисусе Сам Бог. Иисус – их Пастырь и Спаситель.

Но при всем том сказано: ученики «подумали, что это призрак», и «чрезвычайно изумлялись в себе и дивились, ибо не вразумились [удом] над хлебами, потому что сердце их было окаменено» (Мк.6:52). Зачем это упоминается? Что это должно означать? Евангелист желает, чтобы с его читателями не происходило то же, что с непонятливыми учениками. Читатели должны знать:

Когда Иисус насытил пять тысяч, тогда Бог явил Себя как добрый Пастырь. И этому попечению Божию не противоречит тот факт, что Его апостолы, которые должны являть Его людям, могут оказаться в бедственной ситуации, когда у них, так сказать, «дело не движется». Иисус, в Котором к нам обращается Сам Бог, не упускает из вида Своих учеников и в самые тяжелые времена. Он своевременно приходит к ним на помощь. Читатели Евангелия должны доверять этому. Такова цель рассказа.

6. Исцеление больных в Геннисарете (Мк.6,53–56) (Мф 14,34–36)

53И, переправившись, прибыли в землю Геннисаретскую и пристали [к берегу]. 54Когда вышли они из лодки, тотчас [жители], узнав Его, 55обежали всю окрестность ту и начали на постелях приносить больных туда, где Он, как слышно было, находился. 56И куда ни приходил Он, в селения ли, в города ли, в деревни ли, клали больных на открытых местах и просили Его, чтобы им прикоснуться хотя к краю одежды Его; и которые прикасались к Нему, исцелялись.

Кто такой Иисус? На этот вопрос Его современники отвечали по-разному: «Царь Ирод... говорил: это Иоанн Креститель воскрес из мертвых... Другие говорили: это Илия, а иные говорили: это пророк» (Мк.6,14–15). Даже от учеников была сокрыта истина о Нем, ибо «сердце их было окаменено» (Мк.6:52). Но в одном никто не сомневался: уже самый краткий контакт с Иисусом спасителен, приносит исцеление.

Едва Иисус ступил на другой берег, как Его тут же снова окружила толпа. Все хотели добиться чего-нибудь от Него. Все тянулись к Нему со своими настойчивыми требованиями и нуждами. Что ж, это свойственно человеческой природе! «И куда ни приходил Он, в селения ли, в города ли, в деревни ли, клали больных на открытых местах и просили Его, чтобы им прикоснуться хотя к краю одежды Его; и которые прикасались к Нему, исцелялись».

* * *

21

Филопсевд, 13.

22

Aufhauser J.B., Buddha und Jesus, Bonn 1926, S. 12.

Комментарии для сайта Cackle