схиархимандрит Иоанн (Маслов)

Лекции по Литургике

 Часть 3Часть 4Часть 5 

ГОСПОДСКИЕ ПРАЗДНИКИ

Рождество Христово

(25 декабря)

Литургическое освещение праздника

Церковные песнопения и каноны, посвященные прославлению Рождества Христова, составлены знаменитыми песнопевцами Церкви, святыми Константинопольскими архиепископами: Григорием Богословом, Анатолием и Германом; святым Андреем, архиепископом Критским, преподобным Иоанном Дамаскиным, св. Космою, епископом Маиумским, инокиней Кассией и другими.

Произведения названных богословов прекрасны поэтическими образами, безграничной глубиной богословского умозрения и силой чувства.

Идейное содержание этих творений в целом представляет историко-богословское изображение тайны Рождества Христова. Песнопения праздника упоминают также о переписи иудеев кесарем Октавианом Августом, о путешествии Иосифа Обручника и Пресвятой Девы Марии в Вифлеем, излагают некоторые подробности Рождества Христова и кратко замечают о бегстве Святого семейства в Египет от царя Ирода.

Основываясь на Евангельском повествовании о Рождестве Спасителя, святые песнопевцы подчеркивают исключительное значение этого мирового события для спасения всего человеческого рода и вдохновенно призывают к духовному торжеству и ликованию. По сравнению с Евангелием, литургическое раскрытие истории настоящего праздника закономерно отличается некоторыми особыми свидетельствами. Например, здесь мы встречаем слова Богоматери к родившемуся Богомладенцу и Ее разговор при встрече с волхвами.

Другой пример. В Евангелии не поясняется, какова была буря смятения в душе Иосифа Обручника при виде Пресвятой Девы непраздною. В богослужебных же песнопениях приводится диалог на эту тему Иосифа и Преблагословенной Марии.

Соответственно порядку постепенного литургического раскрытия историко-богословских идей в службе праздника Рождества Христова изложим это событие в хронологической последовательности.

Для песнопевцев Церкви основой литературного освещения Рождения на земле Спасителя мира служит упоминание в Евангелии о переписи населения Иудеи римским кесарем Августом. Подчиняясь распоряжению властей, праведный Иосиф Обручник и Пресвятая Дева Мария, как потомки Давида, должны были отправиться на перепись в Давидов отечественный город Вифлеем и там внести свои имена в государственные списки.

Еще до путешествия Иосиф Обручник при виде Пресвятой Девы непраздною душевно мучился, не зная тайны Ее зачатия. Он мыслил не оглашать этого факта, но тайно отпустить Преблагословенную Марию из своего дома. Песнопевцы вкладывают в уста Иосифа такой вопрос к Пречистой: «Мария! Что это за дело, которое я вижу в Тебе? Недоумеваю, удивляюсь и ужасаюсь. Скорее отойди от меня тайно. Ты принесла мне за честь срамоту, вместо веселия и похвалы – скорбь и укоризны. Больше не могу терпеть человеческих поношений. Я принял Тебя от Господних иереев непорочной, и что вижу?» Как смущалась тогда Пресвятая Дева! Как болезненно переживала муки Своего Обручника! Но, предоставляя объяснение этой тайны Промыслу Божию, Она не дерзала преждевременно и без воли Божией открывать ее и молча переносила тяготу Своего положения.

Откровение Иосифу от Ангела Божия во сне о бессеменном воплощении от Девы Спасителя мира временно успокоило старца. Во время же путешествия в Вифлеем на перепись Иосиф стал снова «уязвляться печалью» по поводу непраздности Богоматери. Тогда Пречистая прямо сказала ему: «Что ты смущаешься и дряхлуешь, видя Меня непраздною? Ты не ведаешь страшного таинства, которое во Мне. Отложи всякий страх, познавая преславное. Ныне в Моем чреве Бог. Он нисходит на землю и принимает плоть по милости, хотя спасти людей. Ты Его увидишь по рождении, как Он благоволил, и в радости Ему поклонишься, как Твоему Создателю». Слова Пресвятой Девы Марии окончательно рассеяли тревоги праведного старца и утвердили верою в истине Боговоплощения. После того, если бы кто его спросил: «Иосиф! Скажи нам. Как ты приводишь в Вифлеем непраздною Деву, Которую принял от святых?», – то он твердо ответил бы: «Я исследовал пророков и, приняв от Ангела весть, уверился, что Мария несказанно родит Бога».

По прибытии в Вифлеем Пречистая почувствовала наступление времени родов. С поисками пристанища медлить было нельзя. Между тем, для бедной Святой семьи ни в одном городском доме не нашлось свободного места для ночлега. Лишь рядом с Вифлеемской гостиницей Иосиф нашел пустую пещеру, куда в ненастную погоду пастухи загоняли скот. Сюда он привел Деву-Агницу, чревоносившую Христа. «Вертеп показался Ей прекрасной палатой». Здесь-то Она безболезненно родила Богомладенца Христа, спеленала и положила Его, за неимением колыбели, в скотские ясли. Рождение Спасителя открывает Его непостижимое самоуничижение, обнищание, смирение и долготерпение.

В скотских яслях плотски возлегает Безначальное Божие Слово, держащее правление всем миром. Ясли, пелены, вертеп... Какие яркие образы убожества и Божественного смирения! В то же время какая непостижимая высота сокрыта здесь! Этот вертеп, в котором Дева рождает Творца, выше рая.

Сама Пречистая – Херувимский престол, ясли – вместилище Невместимого, Иосиф Обручник, мнимый отец Богомладенца, – символический образ Совета Отчего.

Блаженное чрево безмужней Богоотроковицы показуется мысленно превысшим неба, так как изводит Невместимого небом – Ангела Великого Совета Троицы. Богоматерь, как Божественная Мироположница, изливает благовонное миро и, как светлое облако, проливает на землю дождь небесной Жизни. В такой-то земной обстановке Сын Божий, неизменный Отчий Образ, принимает плотски вид раба без преложения Божественного естества и неотлучно от Отца Божеством. Так Безначальный начинается, Бесплотный воплощается, Неописанный описуется телом, Невидимый видится. Из девственных ложесн, как из облака воссиявает во плоти незаходимое Солнце и Звезда от Иакова, чтобы просветить благодатью всю подсолнечную.

В ночь Рождества Христова стали наглядны и понятны слова пророка Иоиля, видевшего на земле знамения крови, огня и столпов дыма (Иоил. 2, 30): кровь – это воплощение, огонь – Божество, столпы дыма – благоухание Святого Духа.

При Рождении Господа простерла земля свои плечи и приняла Создателя, родившегося от девы в младенческом образе. Земля сама стала тогда небом. На ней наступила весна благодати, разорившая зиму безбожия. Ради человеческого спасения Христос Спаситель в воплощении воспринял нищету по подобию нашей. Богатый обнищал, чтобы благодатно обогатить бесчисленных грешников, обнищавших от греха и злобы диавола.

Пресвятая Богородица, спеленав Новорожденного Богомладенца, рабски поклонилась Ему, часто Его лобызала и, приникнув к Нему, промолвила: «Избавитель Мой и Бог! Как ты вселился во Мне?» «Кого на земле возыменую Твоим Отцом, не знаю». «Содержащий все! Ты хочешь быть держимым Моими руками. Как буду повивать пеленами и питать сосцами Тебя, Младенца? Как назову Тебя Своим Сыном – Сущая Твоя Раба? Удивляюсь Твоей недомыслимой нищете». «Как Тебя вскормлю млеком, Сын Мой и Творец Мой?» «Вышний Боже и Невидимый Царь! Не могу разуметь Твоего таинства... Как Ты, Сущий в образе Божием, носишь образ Адамов... В рождении Ты не лишил матернего девства, и сохранил ложесна, как они были прежде рождения». «Сын Мой! Как понесу Тебя, Которого Небесный престол держит и пламенеет?» «Сын Мой! Как в яслях бессловесных восклоню Тебя, Избавляющего всех от (греховного) бессловесия?» «Сладкое Мое Дитя! Как держу Тебя, держащего Своим мановением весь мир?»

В описанном разговоре Богоматери с Богомладенцем звучит голос обильной нежной любви, искрятся лучи высочайшего Богопознания, таится глубина смиренного самопознания и беспредельной материнской заботливости.

Пока совершалась тайна Рождества Христова в вертепе и безмолвствовал сонный город Вифлеем, Провидение Божие неусыпно бодрствовало к возвеличению Богомладенца.

Около Вифлеема, в некотором отдалении от него, раскинулись пригородные поля, на которых пастухи ночной порой пасли стада овец и по обычаю играли на пастушеских свирелях. Вдруг их облистала Господня слава в виде молниеносного света. Перед ними предстал Ангел Божий и сказал: «Старейшины над чредами пасомых стад! Прекратите игру на свирелях. Я возвещаю вам великую радость: ныне в Вифлееме родился Христос Господь, благоволивший, как Бог, спасти человеческий род. Славьте Его, благословенного Бога отцов... И вот вам знак. Вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях». Едва смолкло благовестие Ангела, как все небо над Вифлеемскими полями озарилось невыразимо ярким светом. В пространстве его явилось бесчисленное ангельское воинство, и с небесной высоты послышалось божественно-прекрасное пение: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение».

Когда смолкла песнь Ангелов и прекратилось видение, изумленные пастухи обратились друг к другу: «Пойдем в Вифлеем, посмотрим бывшее и Божественного Христа». Дойдя до города со свирелями в руках, они вошли в вертеп и первыми на земле удостоились увидеть бессеменно воплотившегося Царя Христа, лежащего в яслях. Благоговейно склонились перед Богомладенцем и Богоматерью эти простые сердцем и внешне бедные, но богатые верой люди. Длительное время они безмолвно созерцали Господа, облекшего неприступность Божества в образ Сына Человеческого и после поклонения Ему, исполненные радости и умиления, возвратились к своим стадам.

Церковные песнопевцы, следуя Евангелию, упоминают в числе воздавших поклонение Богомладенцу, кроме Вифлеемских пастухов, еще трех персидских царей-волхвов. На родине они совмещали управление городами с изучением звездного неба и течения звезд. Им было хорошо известно предание древнего волхва и звездочета Валаама о появлении на небе особой звезды от Иакова перед рождением на земле Спасителя мира. За несколько месяцев до Рождества Христова взору этих царей-волхвов вдруг открылась на небосводе большая, необыкновенная и удивительно яркая звезда. Чувствуя, что в Иудее наступает время исполнения предсказания Валаама о пришествии на землю Спасителя, они прониклись желанием найти Его и поклониться Ему. По преданию, из трех разных восточных городов без предварительной договоренности друг с другом волхвы направились в Палестину, но на пути промыслительно встретились и уже вместе продолжали поездку. Для них поразительнее всего было то, что с самого начала их путешествия звезда двигалась перед ними на небе, как бы показывая им направление пути.

По этому поводу в рождественских песнопениях слышим следующие слова: «Христе! Ты – Звезда, воссиявшая от Иакова и исполнившая радостью мудрых наблюдателей звезд. Волхвы, начаток язычников, приводимых к Тебе, изучили древние слова пророка Валаама, и небо звездою призвало их на поклонение Тебе».

«Спаситель! Ты втайне родился от Девы, но небо всем проповедало Тебя, предлагая звезду, как уста, и привело к Тебе волхвов, поклоняющихся Тебе с верою». Они шли из Эфиопии, Фарсиса и Аравии.

Через продолжительное время царские путники, приведенные звездой, достигли Иерусалима и спрашивали у местных жителей: «Где есть Новорожденный Отрок – Царь, звезда Которого явилась на небе? Мы пришли Ему поклониться». Слух о приходе волхвов и цели их путешествия дошел до Иудейского царя Ирода. Смущенный известием о рождении в Иудее Царя, Ирод тайно призвал волхвов, выведал от них время появления звезды и просил в случае нахождения Младенца – будущего Царя – известить о месте Его жительства.

По выходе из Иерусалима три путника, следуя за движущейся пред ними звездой, дошли до Вифлеема. Здесь звезда остановкой над вертепом, как перстом, показала им, где находится Богомладенец.

Церковно-литургические свидетельства говорят о том, что волхвы совершили поклонение Христу Спасителю не в доме, как о том свидетельствует Евангелист (Мф. 2, 11), а в вертепе. (Вероятно, слово «вертеп» при переводе Евангелия было заменено словом «дом»).

Присутствие людей (волхвов) около вертепа побудило Пречистую Богородицу с Богомладенцем на руках выйти к ним, стоявшим перед входом в пещеру, и спросить: «Кого вы ищете? Как вижу Я, вы пришли из иной, дальней страны. Ваш облик и мудрость показывают в вас персов. Вы совершили удивительное шествие, придя ко Господу, странствовавшему свыше и вселившемуся в Меня, как Он Сам ведает». Затем, обращаясь к Держимому в объятиях Ее Богомладенцу, Она сказала: «Сыне! Пришли и стоят пред дверями восточные цари, узнавшие о Твоем рождении. Они принесли Тебе дары. Повели им видеть Тебя, Младенца, держимого на Моих руках и старейшего древнего Адама». Взглянув на волхвов, Пречистая молвила: «Войдите и посмотрите на Невидимого, явившегося видимо во младенческом образе».

Цари-волхвы вошли благоговейно, с усердием до земли поклонились безлетному Богомладенцу и Пречистой. Просвещаемые верой и исполняя Божественное пророчество псалмопевца Давида, они отверзли сокровища и принесли Господу отборные дары: чистое золото – как Державному Царю веков, ладан – как Богу всех, и смирну – как Бессмертному и вместе тридневному Мертвецу.

В факте поклонения Христу Спасителю восточных царей песнопевцы отмечают начало обращения язычников к истинной вере и зарю их выхода из омрачения идолопоклонством.

Три упомянутых волхва, возблагоговевшие перед Богомладенцем, до глубины души умилились лицезрением Его, Царя неба и земли, и вместе ужаснулись крайней нищете, окружавшей Его. В самом деле: «Что хуже вертепа? Что униженнее пелен, в которых просияло богатство Христова Божества?». Возвращение их на восток совершилось уже не через Иерусалим, а иным путем.

Царь Ирод счел такой поступок восточных правителей насмешкой над собой и в ярости дал приказ об избиении всех еврейских младенцев от 2-х лет и ниже как в самом Вифлееме, так и в его окрестностях.

Кровавый замысел Ирода не коснулся Богомладенца. Праведный Иосиф перед этим кровопролитием, повинуясь откровению, бывшему свыше ему во сне, ночью взял Богоматерь с Богомладенцем и бежал в Египет.

Во время бегства Пресвятая Богородица, по словам песнопевцев, держала в объятиях Своего Сына и Бога и говорила Ему:

«Сыне! При Твоем удивительном рождении Я избегла болезней. Ныне же душевно смущаюсь от печали, видя Тебя, бегающим от Ирода». Богомладенец как бы отвечал Пречистой: «О, Мать! Я иду в египетскую землю и там землетрясением низвергну египетских идолов. Моих же врагов, напрасно ищущих души Моей, пошлю во ад, как Единый державный. Почитающих Тебя вознесу и спасу».

Диалог Богоматери с Богомладенцем, приведенный в богослужебных тропарях, явно отражает черты древнего предания о причине пребывания новорожденного Спасителя в Египте. По преданию, в местах остановки Святого семейства на египетской территории все идолы, находившиеся в капищах, действительно чудодейственно низверглись и разбились.

Окидывая мысленным взором историю Рождества Христова, сложенную выше по литургическим творениям святых отцов Церкви, мы находим в ней существенное единство с Евангельским повествованием. При всем том, в частностях святоотеческое освещение данного события имеет нечто оригинальное и характерное.

У песнопевцев, в частности, описано неизвестное из Евангелия душевное состояние Пресвятой Богородицы в доме Иосифа Обручника и в час рождения Богомладенца в Вифлееме.

Отмеченные детали – плод светлого творческого вдохновения святых песнопевцев – драгоценны тем, что они как бы оживляют подробности Боговоплощения и передают настроение Богоматери, Вифлеемских пастухов и волхвов с востока. Содержание рождественских богослужебных песнопений вообще не просто повторяет Евангельскую историю, но осмысливает изображаемые здесь факты с точки зрения богословско-психологической. В связи с этим в стихирах и канонах праздника всюду встречаются литургические замечания о его общечеловеческом значении.

История праздника

Установление празднования Рождества Христова относится к первым векам христианства. До IV века в Восточных и Западных Церквах праздник Рождества Христова праздновался 6 января, был известен под именем Богоявления и вначале относился собственно ко Крещению Спасителя.

Основная и первоначальная цель установления праздника – воспоминание и прославление события явления во плоти Сына Божия. Но была и другая причина и цель установления праздника. Несколько раньше, чем в Православной Церкви, празднование Крещения ввели у себя еретики-гностики (евиониты, докеты, василидиане), потому что они придавали самое большое значение в жизни Спасителя Его Крещению. Так, евиониты учили, что Иисус был сын Иосифа и Пресвятой Девы Марии и что Христос соединился с Ним при Крещении; докеты признавали во Христе человеческую природу только призрачной; наконец, василидиане не признавали воплощения и учили, что «Бог послал свой Ум, первое истечение Божества, и он, как голубь, сошел во Иордане на Иисуса, Который до того был простой человек, доступный греху» (Климент Александрийский). Но ничто так не увлекало христиан в ересь, особенно в гностицизм, как богослужение гностиков, полное гармонических и красивых песен. Нужно было гностическому празднику противопоставить свой, такой же.

И вот, Православная Церковь установила и у себя торжественный праздник Крещения Господня и назвала его Богоявлением, внушая мысль, что в этот день Христос не стал впервые Богом, а только явил Себя Богом, представ как Единый от Троицы, Сын Божий во плоти. Чтобы подорвать лжеумствования гностиков относительно Крещения Христова, Церковь стала присоединять к воспоминанию Крещения воспоминание и Рождества Христова. И, таким образом, в IV веке по всему Востоку Крещение и Рождество праздновались в один день, а именно 6 января, под общим именем Богоявления. Первоначальным основанием для празднования Рождества Христова 6 января (как и Крещения) служило не историческое соответствие этого числа дню рождения Господа Иисуса Христа, который и в древности в точности не был известен, а таинственное понимание соотношения между первым и вторым Адамом, между виновником греха и смерти и Начальником жизни и спасения. Второй Адам – Христос, по таинственному созерцанию Древней Церкви, родился и умер в тот же день, в который сотворен и умер первый Адам, – в шестой, ему соответствовало 6 января, первого месяца года.

Праздник Рождества Христова был впервые отделен от Крещения в Римской Церкви в первой половине IV века (при папе Юлии). Перенесением праздника на 25 декабря Церковь имела в виду создать противовес языческому культу солнца и предохранить верующих от участия в нем. Перенесение праздника на 25-е число и торжественное его богослужение имело своей целью поставить противовес языческим суевериям и тем самым обратить сердца людей к познанию истинного Бога. Известно, что у римлян на 25 декабря падал языческий праздник в честь зимнего солнцеворота – день (рождения) явления непобедимого солнца, которого не могла одолеть зима и которое с этого времени идет к весне. Этот праздник обновляющегося «бога солнца» был днем разнузданных увеселений народа, днем забав для рабов и детей и пр. Таким образом, сам по себе этот день был как нельзя более приличен для воспоминания события Рождества Иисуса Христа, Который в Новом Завете называется Солнцем Правды, Светом мира, Спасителем людей, Победителем смерти.

Празднование Рождества Христова 25 декабря в Восточной Церкви было введено позже, чем в Западной, а именно – во второй половине IV века. Впервые раздельное празднование Рождества Христова и Крещения Господня было введено в Константинопольской Церкви около 377 года по указанию императора Аркадия по обычаю Римской Церкви и благодаря энергии и силе красноречия святого Иоанна Златоуста. Из Константинополя обычай праздновать Рождество Христово 25 декабря распространился по всему православному Востоку.

Установление празднования рождества Христова 25 декабря имело еще и другое основание. По мысли отцов Церкви III и IV вв. (св. Ипполит, Тертуллиан, св. Иоанн Златоуст, св. Кирилл Александрийский, блаж. Августин), 25-е число декабря месяца исторически более всего соответствует дню самого рождения Господа Иисуса Христа.

Из рассматриваемых в настоящей службе стихир и тропарей, посвященных Рождеству Христову, наиболее древними, надо полагать, являются 1-я стихира на «Господи, воззвах», кондак и икос. Кондак и икос составлены в VI веке св. Романом Сладкопевцем. Им составлены 24 икоса, из которых современная служба сохраняет лишь первые два (кондак и икос). Тропарь и светилен праздника также весьма древне.

Уже в VII-VIII вв. известны Минеи со службами Рождеству Христову в целом их виде. В Х веке имелись уже службы предпразднства и попразднства. А в XI-XII вв. служба, посвященная Рождеству Христову, принимает на востоке такой вид в изменяющихся ее частях, как и современная служба.

Составителями современной службы на Рождество Христово являются, в основном, песнотворцы VI-IX веков: св. Роман Сладкопевец (кондак и икос), св. Андрей Критский (стихиры на хвалитех), св. Герман, патриарх Константинопольский (ряд стихир на «Господи, воззвах» и стихиры на литии), св. Иоанн Дамаскин (многие из стихир вечерни, канон), св. Косма Маиумский (канон) и другие.

Подготовительный период праздника

Праздник Рождества Христова принадлежит к числу двунадесятых. Ни один из двунадесятых праздников не празднуется Церковью с таким торжеством, как праздник Рождества Христова. Считая Рождество Христово второй Пасхой (в древних Типиконах под 25 декабря значилось: «Пасха. Праздник тридневный»), церковный Устав устанавливает перед праздником пост, начинающийся с 15 ноября и по продолжительности равный предпасхальному, то есть Св. Четыредесятнице, и поэтому он называется «малой Четыредесятницей». Рождественский пост называется еще Филипповым, так как перед началом его, 14 ноября, празднуется память св. апостола Филиппа. По строгости же своей он уступает Великому и Успенскому и приравнивается к Петрову посту (исключая последние дни). Подробные предписания относительно поста даны в Типиконе под 14-м ноября. Наиболее строгое воздержание – «сухоядение» (воздержание от вареной пищи) – назначается в понедельник, среду и пятницу во все седмицы поста; по вторникам же и четвергам, если случится полиелейный святой, разрешается вино и рыба. Употребление рыбы разрешается также в субботы и воскресенья поста и, кроме того, в любой другой седмичный день, если случится двунадесятый или храмовой праздник. В последние же дни поста – с 20 по 24 декабря – Устав усиливает строгость поста, и в эти дни воспрещается вкушение рыбы даже в субботу и воскресенье.

Наиболее строгим воздержанием освящается последний день поста, 24 декабря, известный под именем «Сочельник». Само название происходит, как полагают, от слова «сочиво» (то же, что «коливо» – вареные зерна риса или пшеницы). Вкушать «сочиво», или «коливо», положено в канун праздника только после литургии, которая соединяется с вечерней. Таким образом, часть Сочельника 24 декабря проходит в полном неядении. Этот строгий пост ослабляется, если Сочельник приходится на субботу или воскресенье (вкушение пищи разрешается ранее вечера – «по отпусте литургии», которая совершается утром).

Есть глубокие основания для назначения такой своеобразной пищи в канун Рождества Христова. Если сочиво есть то же, что и коливо, то предложение его в последний день предпразднства Рождества Христова сближает этот день с другими днями, когда полагается вкушение колива. Именно благословение колива для вкушения положено уставом в дни памяти мучеников и других святых и в дни поминовения усопших. В Рождественский Сочельник сочиво, или коливо, вкушается в честь Того, Которому волхвы принесли свои дары и в Котором прозрели явившегося Спасителя мира, имеющего по смерти три дня пребыть Своим Пречистым Телом во гробе и со славою воскреснуть из мертвых. Спаситель пришел на землю, родился на ней для спасения людей Своими страданиями и крестной смертью. Поэтому в Сочельник полагается на повечерии петь ирмосы, подобные ирмосам канона Великой Субботы: «Волною морскою...».

Недели святых праотец и святых отец

Для того, чтобы подготовить верующих к достойной встрече праздника, уже через неделю после начала поста, начиная с праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, поется во все воскресные и праздничные дни (включая полиелейные и со славословием) катавасия: «Христос раждается, славите...».

В последующие дни Филиппова поста, начиная с памяти св. Андрея Первозванного (30 ноября), в церковные службы, кроме праздничных ирмосов («Христос раждается…»), вводятся специальные праздничные стихиры. В праздник Святителя Николая (6 декабря) на вечерне на «Господи, воззвах» (на «И ныне») поется стихира: «Вертепе благоукрасися...». Но если этот праздник совпадает с субботой или воскресеньем, то вместо стихиры следует петь догматик текущего гласа.

Еще более очевидным приготовлением к празднику являются службы двух последних недель (воскресений) перед праздником, которые посвящены воспоминанию предков Спасителя по плоти и всех ветхозаветных праведников, ожидавших Его пришествие, и которые поэтому называются одна – Неделей святых праотец, а другая – Неделей святых отец.

Из праотцев и отцев Спасителя наибольшее внимание в службе этих Недель уделяется св. пророку Даниилу и трем отрокам, как прообразовавшим в пещи Вавилонской Рождество Христово, не опалившее «утробу Девичу». В Неделю святых праотец им положен отдельный канон наряду с каноном праотцам. А в Неделю святых отец, хотя им нет особого канона, а только один канон отцам, но тропарь посвящен им одним, то есть св. пророку Даниилу и трем отрокам. Им же посвящены в Недели святых праотец и святых отец кондак, икос и ипакои. В обе Недели читаются на литургии особые Апостол и Евангелие и поется особый прокимен (воскресные Апостол, Евангелие и прокимен отменяются в том случае, если от Недели всех святых до Недели мытаря и фарисея окажется больше 32 недель – отступка).

Неделя святых праотец обычно бывает в период с от 11 до 17 декабря, а неделя святых отец – с 18 до 24 декабря. Последняя суббота пред праздником Рождества Христова называется субботой пред Рождеством Христовым. По Уставу положено читать в эту субботу особые Апостол (Гал., зач. 205-е) и Евангелие (Лк., зач. 72-е), имеющие отношение к явлению в мир Спасителя (рядовые Апостол и Евангелие читаются после указанных).

Предпразднство Рождества Христова

Праздник Рождества Христова имеет пять дней предпразднства (20–24 декабря) и шесть дней попразднства. Отдание бывает 31 декабря.

Отличаясь такой продолжительностью, предпразднство Рождества Христова заметно выделяется из других предпразднств тем, что Церковный устав это предпразднство отождествляет с предпасхальной, Страстной седмицей, приближая службы этого предпразднства к службам Страстной седмицы. Во все дни предпразднства на повечериях положены каноны, составленные по образцу канонов Страстной седмицы (припев к тропарям канонов тот же, что и на Страстной седмице: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе»). Так, 20 и 21 декабря на повечерии положены трипеснцы, составленные по образцу трипеснцев Великого Понедельника и Великого Вторника, 22 декабря – по образцу канона Великого Четверга «Сеченое сечется…», 23 декабря – трипеснца Великой Пятницы «К Тебе утренюю…», 24 декабря – по образцу канона утрени Великой Субботы «Волною морскою…».

В этих песнопениях (трипеснцах и канонах) отражена основная богословская мысль о том, что воплощение Слова Божия, будучи Его «истощанием» (кенозисом), Его уничижением, явилось для Него своего рода Крестом, первым Крестом, может быть, менее легким, чем Крест последний, то есть Распятие. Сын Божий, воплотившись, принимает «перстность» человеческого естества, принимает образ «раба».

Высокопоэтические трипеснцы, каноны и стихиры предпразднства (читаемые на вечерне, повечерии и утрени) вдохновенны, умилительны и глубокосодержательны.

Навечерие праздника Рождества Христова и его богослужебные особенности

Канун праздника – 24 декабря – называется еще Навечерием праздника.

Обычай совершать Навечерие перед праздником Рождества Христова, несомненно, древний. Это видно из того, что уже в IV веке было определено, как праздновать Навечерие, если оно случится в день воскресный (Феофил Александрийский, прав. 1).

Если Навечерие случится в седмичный день, кроме субботы и воскресения, то в этот день утром совершаются Великие (или Царские) часы и затем вечерня с литургией святого Василия Великого.

Если Навечерие Рождества Христова совпадет с субботой или неделей (воскресеньем), то Великие часы переносятся на пятницу, и литургия в эту пятницу не совершается, а вечерня в пятницу служится вечером, в обычное время. В самый день Навечерия, то есть в субботу или воскресенье, бывает литургия святого Иоанна Златоуста (в свое время), после которой совершается великая вечерня, относящаяся уже к самому празднику. Литургия же святого Василия Великого переносится на день самого праздника.

Великие часы представляют собой соединение всех четырех часов в одну службу с присоединением к ним чина изобразительных. Они имеют основное назначение – заменить собой в Навечерие литургию, которая хотя и совершается обычно в этот день, но только вечером с вечерней, а, следовательно, относится к следующему дню.

Каждый из четырех Великих часов имеет особые два псалма, приуроченных специально к празднику, и тропари, а также паримию, прокимен, Апостольское и Евангельское чтения.

Схема построения Великих часов

Великие часы (1-й, 3-й, 6-й и 9-й) читаются по следующей схеме:

1) Три псалма, причем берется только один из обычных псалмов, остальные же два заменяются другими, специально посвященными празднуемому событию. Например, на 1-м часе из обычных остается 5-й и добавляются 44-й и 45-й пс.; на 3-м часе остается 50-й и добавляются 66-й и 86-й пс.; на 6-м часе остается 90-й и вводятся 71-й и 131-й пс.; на 9-м часе остается 85-й и добавляются 109-й и 110-й пс.

Последовательность псалмов бывает следующая. На 1-м часе 5-й пс. читается первым, а на последующих часах обычные псалмы читаются последними.

2) На «Слава» поется тропарь предпразднства: «Написовашеся иногда со старцем Иосифом...», на «И ныне» – обычный Богородичен часа.

3) После этого (перед «Святый Боже» ) – большая вставка (по сравнению с обычной схемой часов), а именно:

а) Поются (по дважды) три тропаря, посвященные событию праздника.

б) Прокимен.

в) Паримия.

г) Апостол (без прокимна).

д) Евангелие.

4) После Евангелия – читается «Святый Боже» по «Отче наш» и кондак предпразднства, остальное по порядку, как на обычных часах.

Великие часы заканчиваются чином изобразительных, который обычно совершается вместо литургии (обедни). Поэтому последование изобразительных, изображающее своими молитвами и песнопениями литургию, в богослужебных книгах еще носит название «обедницы».

Чин изобразительных имеет на Великих часах разное окончание, в зависимости от того, бывает в этот день литургия или нет.

Если в этот день литургия служится вместе с вечерней, то на изобразительных не читается Символ веры и пс. 33-й: «Благословлю Господа на всякое время...», не поется «Буди имя Господне», потому что это присуще только литургии.

Порядок отправления изобразительных

Порядок отправления Великих часов

Священник облачается в фелонь (надевает и поручи – ради изнесения Св. Евангелия на середину храма), диакон – надевает стихарь. Заранее поставляется аналой посреди церкви, напротив царских врат.

Священник выходит из алтаря царскими вратами со Святым Евангелием в руках, диакон – с кадилом и свечой. Священник полагает Св. Евангелие на аналой (перед аналоем с Евангелием ставится подсвечник с горящей свечой или лампадой) и творит начало по обычаю, то есть возглас: «Благословен Бог наш...».

Чтец – тоже на середине храма, поодаль от священника, – начинает 1-й час: «Аминь. Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе....».

После возгласа: «Яко Твое есть Царство» священник в предшествии диакона со свечой совершает полное каждение (по чину) Св. Евангелия, алтаря, иконостаса, всего храма и народа.

На 3-м и 6-м часе совершается каждение вокруг аналоя со Св. Евангелием, местных икон, иконостаса, настоятеля и предстоящих.

На 9-м часе священник в предшествии диакона совершает полное каждение всего храма, как и на 1-м часе. (Согласно Уставу, каждение всего храма совершается одним диаконом).

По прочтении Св. Евангелия на 9-м часе священник в предшествии диакона со светильником уносит Евангелие в алтарь; по церковному обычаю, он на амвоне, повернувшись лицом к народу, ограждает его крестообразно Евангелием. Диакон затворяет царские врата и закрывает их завесой до начала исследования изобразительных. В конце изобразительных, при пении «Достойно есть...» – если Царские часы совершаются в пятницу (без литургии и без вечерни, которая служится в свое время вечером) – царские врата открываются, и священник творит отпуст. А в те дни, когда по прочтении Царских часов совершается вечерня с литургией, отпуст бывает при закрытых царских вратах.

Уставная особенность вечерни, совершаемой в Навечерие праздника

Накануне (в Навечерие) праздника Рождества Христова, рождественская вечерня совершается днем отдельно от утрени праздника, для того, чтобы обеспечить ей самой торжественное совершение. Для этой цели она обычно соединяется с самой длинной, торжественной и трогательной литургией святого Василия Великого. Если же Навечерие Рождества Христова приходится на субботу или воскресенье, то рождественская вечерня в Сочельник не соединяется с литургией, а совершается самостоятельно сразу после литургии святого Иоанна Златоуста. В этом случае, как мы уже указали, Великие часы переносятся на пятницу. Литургия же Василия Великого тогда будет совершаться в самый праздник.

Порядок отправления вечерни с литургией св. Василия Великого в Навечерие праздника

Если Навечерие случится в понедельник, вторник, среду, четверг и пятницу, то в этот день читаются Царские часы, после которых – изобразительны (но Символ веры и пс. 33-й не читаются) и отпуст.

Затем начинается вечерня с литургией св. Василия Великого.

Священник с диаконом молятся перед престолом: «Царю Небесный...». «Слава в вышних Богу...» и т.д. Затем – возглас: «Благословенно Царство…», после которого читается «Приидите, поклонимся» (по Уставу – «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе. Царю Небесный...» и далее по порядку. См. Типикон, под 25-м декабря) и псалом 103-й: «Благослови, душе моя...». Далее – ектения «Миром Господу помолимся...». (Если служит архиерей, после возгласа священники уходят в алтарь). Затем хор поет «Господи, воззвах...» и стихиры праздника. Иерей совершает проскомидию. При пении стихиры на «И ныне» – вход с Евангелием, «Свете тихий…». Прокимен дня (если праздник совпадает с субботой, то в пяток вечера – великий прокимен: «Кто Бог велий…»). Чтение восьми паримий, подбор которых сделан применительно к великому празднику. Так, первая паримия повествует о сотворении мира (Быт. 1, 12–14). Помимо того, что чтение этой паремии производит впечатление чтения целой Библии в сокращении, содержание ее указывает и на то, что воплощение Сына Божия было новотворением.

Содержание второй паримии составляет пророчество Валаама (Чис. 24, 2–18) о звезде от Иакова, третьей – пророчество Михея (4, 6–8; 5, 2–8) о рождении Мессии в Вифлееме, четвертой – пророчество Исаии (11, 1–10) о жезле от корня Иессеева, на котором почиет Дух Божий; пятой – пророчество Варуха (названное вследствие неканоничности книги именем учителя Варуха – Иеремии – в предположении, что Варух передал пророчество Иеремии (3, 36–38; 4, 1–4) о явлении Бога на земле между людьми; шестой паримии – пророчество Даниила (2, 31–45) о нерукосечном камне. Добавочные две паримии пополняют приведенное пророчество Исаии двумя другими его наиболее важными и прямыми предсказаниями о Мессии: о рождении царственного Отрока (9, 6–7) и Еммануила от Девы (7, 11–15; 8, 1–4; 8–10).

После первых трех паримий открываются царские врата. Чтец читает тропарь: «Тайно родился еси в вертепе» до конца. Хор припевает конец: «С ними же помилуй нас». Затем чтец читает стихи, и на каждый стих хор поет тот же конец тропаря. В заключение чтец вторично читает тропарь и сам припевает конец его.

Так же исполняется второй тропарь после следующих трех паримий. Хор припевает конец тропаря: «Жизнодавче, слава Тебе». После окончания тропаря со стихами читаются еще две паримии, после которых – малая ектения и возглас: «Яко свят еси, Боже наш...».

Далее – Трисвятое, прокимен: «Господь рече ко Мне...». Апостол к Евреям, зач. 303-е; Евангелие от Луки, зач. 5-е. Затем литургия продолжается своим чередом. После литургии совершается «славление» Христа (поются тропарь и кондак праздника).

Таким же образом совершается служба и в Крещенский Сочельник. После заамвонной молитвы бывает освящение воды, начинающееся пением тропарей «Глас Господень на водах...» и других. После освящения воды на «Слава, и ныне» поется стихира и «Буди имя Господне...». Читается 33-й псалом, затем – «Премудрость» и праздничный отпуст. Но если вечерня совершается после литургии, то «Буди имя Господне» не поется, а сразу после стихиры – «Премудрость» и отпуст. (См.: Типикон, 6 января).

Порядок отправления вечерни с литургией св. Иоанна Златоуста в Навечерие праздника

Если Навечерие праздника случится в субботу или воскресенье, то Царские часы переносятся на пятницу. Литургии в этот день не бывает.

В Навечерие совершается литургия святого Иоанна Златоуста (с обычными часами перед ней). После обычного литургийного отпуста («Христос истинный Бог наш») закрываются царские врата. Священник произносит возглас: «Благословен Бог наш…», и начинается великая вечерня праздника. В Типиконе сказано, что следует петь пс. 103-й. «Благослови, душе моя, Господа...», затем – «Блажен муж...». Но на практике, поскольку вечерня совершается отдельно от литургии, читается обычное начало: «Аминь. Слава Тебе, Боже... Царю Небесный...», Трисвятое и т.д.1 После входа с Евангелием – «Свете тихий…», прокимен дня и паримии, после которых – малая ектения и возглас: «Яко свят еси, Боже наш…» Трисвятое не поется, но сразу прокимен: «Господь рече ко Мне» и чтение Апостола (Гал., зач. 207-е) и Евангелия (Мф., зач. 53-е). Далее – ектения «Рцем вси…», возглас: «Яко Милостив и Человеколюбец Бог еси...», «Сподоби, Господи» и ектения: «Исполним вечернюю молитву…». Возглас: «Яко Благ и Человеколюбец Бог еси...». После возгласа: «Буди держава Царствия Твоего...» – сразу «Премудрость», хор: «Благослови», священник: «Сый благословен Христос Бог наш…», хор: «Аминь. Утверди, Боже…», священник: «Пресвятая Богородице, спаси нас», хор: «Честнейшую», священник: «Слава Тебе, Христе Боже...» и обычный отпуст. После него – «славление» Христа.

Краткая схема вечерни в Рождественский Сочельник

Чин «славления» Христа в Навечерие Рождества Христова

После отпуста вечерни или литургии выносится на середину храма подсвечник с горящей свечой. Перед ней священнослужители и певцы («клирицы») поют «велегласно» – громко и торжественно – тропарь и кондак праздника, после чего молящиеся расходятся. Зажженная свеча здесь знаменует звезду, явившуюся в Вифлееме.

Тропарь праздника Рождества Христова (гл. 4-й):

«Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови

Свет разума, в нем бо звездам служащии, звездою

учахуся Тебе кланятися Солнцу правды, и Тебе

ведети с высоты Востока; Господи, слава Тебе».

Кондак праздника (гл. 3-й):

«Дева днесь Пресущественнаго раждает, и земля

вертеп Неприступному приносит; ангели с пас-

тырьми славословят, волсви же со звездою

путешествуют; нас бо ради родися Отроча младо

Превечный Бог».

Этим заканчивается богослужение Навечерия праздника.

Всенощное бдение

Всенощное бдение праздника состоит из великого повечерия, литии и утрени с 1-м часом.

Великое повечерие

Великое повечерие состоит из 3-х частей. Каждая часть начинается чтением «Приидите, поклонимся…» и завершается особой молитвой.

Первая часть великого повечерия подобна той части утрени, на которой читается вначале шестопсалмие, затем поется «Бог Господь» с тропарями и стихословятся кафизмы с седальнами и ектениями. Это сходство свидетельствует о том, что великое повечерие возникло на основе шестопсалмия и расширилось впоследствии до трехчастного состава.

К первой части примыкает краткая вторая часть повечерия, которая по своему содержанию является покаянной.

Третья часть состоит из славословий и хвалы Богу и святым угодникам Божиим. Она подобна той части утрени, во время которой поется канон.

Великое повечерие совершается следующим образом. Священник с диаконом, облачившись, творят начало, как во все Господские праздники. Открываются царские врата, и диакон, подав священнику кадило, со свечой в руке выходит на солею, возглас «Восстаните» не говорит, но сразу возглашает: «Благослови, Владыко» и возвращается в алтарь. После возгласа священника: «Благословен Бог наш...» чтец читает обычное начало и прочее последование великого повечерия. В это время священник вместе с диаконом совершает полное каждение храма, как в начале всенощного бдения. По окончании каждения царские врата закрываются.

Краткая схема великого повечерия праздника Рождества Христова (и Крещения Господня)

1-я часть

После обычного начала читаются шесть псалмов: 4-й, 6-й, 12-й (после «Слава, и ныне», «Аллилуиа» – трижды), «Господи, помилуй» – трижды, «Слава, и ныне» и псалмы 24-й, 30-й и 90-й. Затем «Слава, и ныне», «Аллилуиа» (3), «Слава, и ныне».

Хор: «С нами Бог...».

Чтец читает прочие стихи (до 20-го стиха: «Отец будущего века…»).

Хор припевает к каждому стиху: «Яко с нами Бог» и после конечного стиха заключает пением: «С нами Бог...».

Чтец: «День прешед...», «Верую». Затем – «Пресвятая Владычице Богородице, моли о нас, грешных», «Вся небесныя силы святых Ангел и Архангел молите...» и т.д.

Далее – Трисвятое по «Отче наш».

Вместо тропарей: «Просвети очи мои, Христе Боже...» и других хор поет тропарь праздника (царские врата на время пения тропаря открываются).

Чтец: «Господи, помилуй» (40), «Честнейшую...» и заключительную молитву св. Василия Великого: «Господи, Господи...».

2-я часть

Чтец: «Приидите, поклонимся…», псалмы: 50-й, 101-й и молитву Манассии, Трисвятое по «Отче наш». Вместо тропарей: «Помилуй нас, Господи, помилуй нас…» и других хор поет кондак праздника (царские врата на время пения кондака открываются).

Чтец: «Господи, помилуй» (40), «Честнейшую...» и заключительную молитву: «Владыко Боже Отче Вседержителю…»

3-я часть

Чтец: «Приидите, поклонимся», псалмы 69-й и 142-й, и читается вседневное славословие. Затем бывает выход на литию при пении стихир праздника (обычное окончание великого повечерия здесь опускается). После литии – стиховные стихиры праздника. По «Ныне отпущаеши…» – тропарь праздника (трижды), благословение хлебов и псалом 33-й.

Утреня

После шестопсалмия, на «Бог Господь» – тропарь праздника (трижды), затем – кафизмы и полиелей.

По полиелее – величание:

«Величаем Тя, Живодавче Христе, нас ради ныне

плотию рождшагося от Безневестныя и Пречистыя

Девы Марии».

Степенны – 1-й антифон 4-го гласа: «От юности моея...».

Прокимен, гл. 4: «Из чрева прежде денницы родих Тя...»

Евангелие от Матфея, зач. 2-е. По 50-м псалме вместо «Молитвами...» поется: «Слава»: «Всяческая днесь радости исполняются: Христос родися от Девы». «И ныне» – то же, но конец: «Христос родися в Вифлееме». «Помилуй мя, Боже…» и стихира: «Слава в вышних Богу, и на земли мир! Днесь восприемлет Вифлеем седящаго присно со Отцем...».

Канонов – два: св. Космы Маиумского – с ирмосом на 8 и св. Иоанна Дамаскина – на 8 (ирмосы по дважды).

По 3-й песни – ипакои: «Начаток языков...».

По 6-й песни – кондак и икос. Вместо «Честнейшую» – припев 9-й песни:

«Величай, душе моя, Честнейшую и Славнейшую

горних воинств Деву Пречистую Богородицу».

И ирмос: «Таинство странное вижду и преславное...».

К каждому тропарю первого канона припеваются свои припевы, ко второму канону припев: «Днесь Дева раждает Владыку...» Катавасия 9-й песни – ирмос второго канона:

«Любити убо нам, яко безбедное страхом удобее молчание, любовию же Дево песни ткати спротяженно сложенныя неудобно есть: но и, Мати, силу, елико есть произволение, даждь».

Тот же ирмос в русском переводе (М. Скабаллановича):

«Удобнее нам было бы по страху (из опасения, как бы

не оскорбить Божию Матерь недостойными хвалами),

предпочесть молчание, как дело безопасное; по

любви же к Тебе, Дева, составлять стройно сложенные

песни трудно; но Ты, и Мать, дай силу (к песням),

поскольку есть (у нас) усердие».

Этот же ирмос («Любити убо нам…») вместе с первым припевом 9-й песни является задостойником на литургии. По 9-й песни – светилен: «Посетил ны есть свыше...» (трижды). В конце утрени – праздничный отпуст (см.: Служебник).

«Иже в вертепе родивыйся и в яслех возлегий,

нашего ради спасения, Христос, истинный Бог наш...»

Литургия

После великой ектении – антифоны праздника: «Исповемся Тебе, Господи, всем сердцем...»

Входный стих: «Из чрева прежде денницы родих Тя,

клятся Господь и не раскается: Ты – Иерей

во век по чину Мелхиседекову».

После входного стиха сразу поются тропарь и кондак праздника. Вместо Трисвятого: «Елицы во Христа крестистеся...». Прокимен – «Вся земля да поклонится Тебе...».

«Воскликните Господеви вся земля... Дадите славу хвале Его». Апостол к Галатам, зач. 209-е. Евангелие от Матфея, зач. 3-е. Задостойник «Любити убо нам» с припевом (поется на литургии до отдания праздника).

Причастен: «Избавление посла Господь людем Своим».

Особенности богослужения второго дня праздника

В следующий день после праздника Рождества Христова – 26 декабря – празднуется Собор Пресвятой Богородицы.

На вечерне (в день праздника Рождества Христова) кафизмы нет. На «Господи, возввах» – стихиры праздника на 6, «Слава, и ныне», глас 6-й: «Слава в вышних Богу...». Вход с кадилом. Прокимен великий, глас 7-й: «Кто бог велий, яко Бог наш? Ты еси Бог, творяй чудеса». Затем – ектения «Рцем вси...», «Сподоби, Господи...» и ектения «Исполним молитву...». На стиховне – стихиры праздника, глас 8-й. «Слава, и ныне», глас тот же: «В Вифлеем стекошася...». По «Ныне отпущаеши» – тропарь праздника: «Рождество Твое Христе Боже наш...» (единожды).

На утрени: на «Бог Господь» – тропарь праздника (трижды), обычные кафизмы и седальны праздника. Каноны – праздника оба, как на самый праздник: ирмосы по дважды, тропари – на 12. Катавасия – ирмосы обоих канонов. По 3-й песни – кондак, икос и ипакои праздника. По 6-й песни – кондак, глас 6-й: «Иже прежде денницы...» и икос. На 9-й песни «Честнейшую» не поем, но поем припевы праздника. Светилен праздника (трижды). На хвалитех – стихиры праздника – на 4. «Слава»: глас 6-й. «Днесь невидимое естество...». «И ныне»: глас 2-й. «Днесь Христос в Вифлееме». Славословие великое. По Трисвятом – тропарь праздника, ектении, отпуст и Час 1-й. На часах – тропарь праздника, кондак Богородицы: «Иже прежде денницы...». На литургии: на «Блаженны» – тропари канонов праздника, песнь 3-я и 6-я, на 8. По входе поется «Приидите, поклонимся...» с концовкой «Спаси ны, Сыне Божий, Рождейся от Девы, поющия Ти: Аллилуиа». Тропарь праздника, «Слава, и ныне» – кондак: «Иже прежде денницы...». Трисвятое. Прокимен, глас 3-й, песнь Богородицы: «Величит душа Моя Господа». Стих: «Яко призре на смирение Рабы Своея...». Апостол – к Евреям, зач. 306-е. Евангелие – от Матфея, зач. 4-е. Причастен: «Избавление посла Господь людем Своим».

Попразднство и отдание праздника

Попразднство бывает 6 дней, отдание праздника совершается 31 декабря. Во все дни попразднства, наряду со стихирами и каноном святого Минеи, поются стихиры праздника и первым читается канон праздника. На литургии после входа поется: «Приидите, поклонимся...» с окончанием: «Спаси ны, Сыне Божий. Рождейся от Девы, поющия Ти: Аллилуиа». За исключением тех случаев, когда попразднство или отдание случится в воскресенье, тогда поется «Воскресый из мертвых, поющия Ти...».

В отдание Рождества Христова 31 декабря, как и в дни отдания всех двунадесятых праздников (исключая Введение), поется вся служба праздника (служба рядового святого переносится на следующий день), но без входа и паримий. На утрени не бывает полиелея и антифонов, в конце утрени – великое славословие. Особенностью отдания праздника Рождества Христова в сравнении с отданием других Господских праздников является то, что при совпадении его с субботой или воскресеньем на вечерне не поется догматик, а вместо него – стихира праздника: «Августу единоначальствующу...». На воскресной утрени на хвалитех вместо Евангельской стихиры поется стихира святых, на «И ныне» – «Преблагословенна еси, Богородице Дево…». Вместо «Честнейшую» на утрени 26 декабря и 31 декабря (в отдание праздника) поются припевы и ирмос 9-й песни канона праздника, но если эти дни совпадут с воскресеньем, то поем «Честнейшую».

В субботу по Рождестве Христовом на литургии положены особые прокимен: «Помяну имя Твое...», стих: «Слыши дщи...», Апостол (Тим., зач. 288-е) и Евангелие (Мф., зач. 46-е). Причастен: «Чашу спасения прииму...».

Неделя по Рождестве Христовом называется еще Неделей святых Богоотец. В эту Неделю совершается память родственников Христовых по плоти различных времен: святых пророка и царя Давида, праведного Иосифа Обручника и апостола Иакова, брата Господня по плоти.

Если эта Неделя (воскресенье) случится в какой-либо день в промежутке с 26 по 31 декабря (включительно), то служба святых Богоотец совершается в этот день. Но если Неделя святых Богоотец придется на 1 января (это будет тогда, когда праздник Рождества Христова случится в воскресенье), то служба святых Богоотец совершается 26 декабря по следующему чину.

На вечерне кафизмы нет. На «Господи, воззвах» – стихиры праздника – 3 и святых Богоотец – 3, «Слава» – святых, «И ныне» – праздника. Вход. Прокимен великий, глас 7-й: «Кто бог велий...» со стихами и ектении. На стиховне – стихиры праздника – 3, «Слава» – святых, «И ныне» – праздника. По «Ныне отпущаеши» – тропарь святых, «Слава, и ныне» – праздника.

Тропарь святых, глас 2-й: «Благовествуй, Иосифе, Давиду чудеса богоотцу, Деву видел еси рождшую, с пастырьми славословил еси, с волхвы поклонился еси, Ангелом весть прием: моли Христа Бога спастися душам нашим».

На утрене: на «Бог Господь» – тропарь праздника (дважды), «Слава» – святых, «И ныне» – праздника. По кафизмах – седальны праздника. Псалом 50-й. Каноны: праздника (первый) с ирмосом – на 6 (ирмосы по дважды), тропари на 4 и второй канон праздника на 4 и святых на 4. Катавасия – ирмосы обоих канонов праздника. По 3-й песни – кондак и икос Богородице, седален святых, «Слава, и ныне» – седален праздника. По 6-й песни – кондак и икос святых. На 9-й песни «Честнейшую» не поем, но поем припевы праздника. Светилен – святых (дважды), «Слава, и ныне» – праздника. На хвалитех – стихиры праздника – на 4, «Слава» – святых, «И ныне» – праздника. Славословие великое. По Трисвятом – тропарь святых, «Слава, и ныне» – праздника. Ектении, час 1-й и отпуст.

На часах – тропарь праздника, «Слава» – святых, «И ныне» – Богородичен. По «Отче наш» – кондак Богородицы и святых попеременно.

На литургии: на «Блаженны» – тропари праздника, песнь 3-я на 4 и святых, песнь 6-я на 4. По входе – тропари праздника и святых. «Слава» – кондак святых, «И ныне» – Богородицы. Прокимен, песнь Богородицы, глас 3-й: «Величит душа Моя Господа...». Стих: «Яко призре на смирение рабы Своея...». Другой прокимен – святых, глас 4-й: «Дивен Бог во святых Своих, Бог Израилев». Апостол – к Евреям, зач. 306-е, к Галатам, зач. 200-е. Евангелие от Луки, зач. 54-е и святых (Мф., зач. 4-е). «Отшедшим волхвом...». Причастен: «Избавление посла Господь людем Своим». Другой: «Радуйтеся, праведники...».

Если отдание праздника случится в седмичный день, то: вся служба праздника, как 25 декабря, но на вечерне без входа и чтения паримий, а на утрени – великое славословие.

На литургии – «Блаженны». По входе – тропарь и кондак праздника. Трисвятое. Прокимен, Аллилуиа и причастен праздника. Апостол и Евангелие – только дня.

Отдание праздника Рождества Христова в воскресный день

На великой вечерне: кафизма 1-я: «Блажен муж…» На «Господи, воззвах» – стихиры воскресные – 3, праздника – 4, глас 2-й: «Приидите, возрадуемся Господеви…» и святых – 3, «Слава» – святых, глас 6-й: «Память совершаем...», «И ныне» – (вместо догматика) стихира праздника, глас 2-й: «Августу единоначальствующу...». Вход. Прокимен дня. На литии – стихиры праздника. «Слава», глас 5-й: «Волсви персидстии...», «И ныне» – глас 6-й: «Ликуют ангели...» На стиховне – стихиры воскресные, «Слава» – святых, глас 6-й: «Священных память...», «И ныне» – праздника. На благословении хлебов – «Богородице Дево» (дважды) и тропарь святых (единожды).

На утрени: на «Бог Господь» – тропарь воскресный (дважды), «Слава» – святых, «И ныне» – праздника. По кафизмах – седальны воскресные. Степенна и прокимен гласа. Евангелие воскресное рядовое. «Воскресение Христово…». По 50-м псалме – стихира воскресная. Каноны: воскресный с ирмосом – на 4, святых на – 4 и праздника оба канона – на 6. Катавасия – ирмосы первого канона праздника. По 3-й песни – кондак и икос святых и седальны их, «Слава, и ныне» – праздника. По 6-й песни – кондак и икос праздника. На 9-й песни поем «Честнейшую», светилен – воскресен, «Слава» – святых, «И ныне» – праздника. На хвалитех – стихиры воскресны – 4 и праздника, – 4, глас 4-й, с припевами их, «Слава» – стихира святых, глас 8-й: «Кровь и огнь...», «И ныне» – «Преблагословенна еси...». Славословие великое. По Трисвятом – тропарь воскресен, ектении и отпуст. «Слава, и ныне» – стихира Евангельская и час 1-й. На 1-ом часе тропарь воскресный, «Слава» – праздника. «И ныне» – Богородичен часа. По «Отче наш» – кондак праздника. На 3-м часе тропарь воскресный. «Слава» – святых. «И ныне» – Богородичен часа. Кондак праздника и святых попеременно.

На литургии: тропари на «Блаженны» – воскресного канона, на 4, праздника (1-го канона, песнь 9-я), на 4, и святых (песнь 6-я), на 4. По входе – тропарь воскресен, праздника и святых. «Слава» – кондак святых, «И ныне» – праздника. Прокимен праздника: «Вся земля да поклонится Тебе...» и святых: «Дивен Бог во святых Своих...». Апостол – к Галатам, зач. 200-е. «Сказую Вам благовествование...» Евангелие – от Матфея, зач. 4-е. «Отшедши волхвом..» Причастен: «Хвалите Господа...» и праздника.

«Святки»

Двенадцать дней после праздника Рождества Христова (с 25 декабря по 6 января) обыкновенно называются «Святками», т.е. святыми днями, потому что эти двенадцать дней освящены великими событиями Рождества Христова и Богоявления. Празднование их было в древности короче, поскольку праздники Рождества Христова и Богоявления были соединены в один день. После же их разделения празднование распространилось на все дни, промежуточные от 25 декабря по 6 января, составляющие как бы один день праздника.

Эти дни называются еще «Святыми вечерами», потому что христиане, по древнему обычаю, свои дневные занятия прекращали вечером, может быть, в воспоминание событий Рождества и Крещения Спасителя, бывших в ночное или вечернее время.

Церковь с древних времен стала святить двенадцать дней после праздника Рождества Христова. Упоминания об этом имеются в беседах св. Ефрема Сирина, св. Амвросия Медиоланского, св. Григория Нисского. Древнее двенадцатидневное празднование «Святок» подтверждается также уставом преп. Саввы Освященного († 532 г.). Согласно этому уставу, в дни «Святок»: «никакоже пост, ниже коленопреклонения бывают, ниже в церкви, ниже в келлиях» и возбранено совершать таинство Брака. Таким образом, в дни «Святок» (до Навечерия Крещения, т.е. до 4 января включительно) поста не бывает ни в среду, ни в пятницу.

Дни «Святок» древние христиане проводили с особым благоговением, уделяя из своих средств на милостыню бедным – как бы в умножение света духовного, именем которого называются добрые дела (Мф. 5,16).


 Часть 3Часть 4Часть 5