cвятитель Иоанн Тобольский (Максимович)

Часть 1. Вступление на путь крестный

Глава 1.

Не для скорбей, не для страданий создан человек. Мы получили бытие, чтобы благоденствовать, говорит Св. Григорий Богослов, и благоденствовали после того, как получили бытие. Нам вверен был рай, чтобы насладиться; нам дана была заповедь, чтобы, сохранив её, заслужить славу, – дана не потому, что Бог не знал будущего, но потому, что Он постановил закон свободы. Мы обольщены, потому что возбудили зависть; пали, потому что преступили закон (Св. Григория Богослова Слово 45, на Св. Пасху), не сохранили покорности и послушания Богу. За преслушание праотец наш изгнан из рая. За преслушание человек должен был испытать многоразличные скорби, болезни и печали, и наконец подпал смерти (св.Феофил Антиохийский, книга вторая, о вере, к Автолику, гл. 25.). С того времени земля сия сделалась для нас местом изгнания и страданий. Так грех был для человеческого рода источником слез и рыданий, которые составляют теперь общий удел всех живущих на земле. И не только временным бедствиям и страданиям подвергся человек через преступление Божественной заповеди; но оно удалило его от Бога, сделало его чуждым жизни вечной, заключило для него врата Царствия Небесного, так что, до пришествия на землю Искупителя души и праведников нисходили в ад.

Но многомилостивый Господь не оставил человека в этом бедственном состоянии. По безмерному милосердию Своему, Он, в предопределенное время, для спасения рода человеческого приклонил небеса, снизошел на землю, сделался человеком, пострадал на кресте, и пречистою Своею кровью искупил нас и избавил от проклятия, воскресением своим отверз Царствие Небесное, и открыл нам доступ к наслаждению небесными благами. Однако Он не освободил последователей Своих в сей земной жизни от скорбей и страданий. Напротив, как Сам путем страданий и креста совершил дело нашего спасения, и вошел в славу Свою, так и «оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1Петр. 2, 21), и заповедал нам: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Матф.16, 24); и еще: «и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Матф.10, 38). И опять в предсмертной Своей беседе с учениками Своими Господь возвестил им: «в мире будете иметь скорбь» (Ин.16, 33). Так Спаситель мира благоволил, чтобы скорби составляли неизбежный удел человека в земной жизни. По непостижимой же премудрости Своей и по безмерной любви к роду человеческому, Господь спасительными Своими страданиями соделал то, что сами скорби и страдания временны, которые человек навлек на себя преслушанием заповеди Божьей, обращаются для верующего христианина в средство к достижению вечного блаженства, как о сем сказано в слове Божьем: «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян.14, 22).

Но немного таких людей, которые достигают эту истину, и с преданностью воле Божьей и с надеждою получения будущих благ, во славу Божию, благоразумно переносят скорби настоящей жизни. Большая часть людей ищет блаженства там, где его нет, т. е. на земле, в мимолетной славе и в суетных и скоропреходящих наслаждениях мира сего, вместо истинных благ гоняясь за тенью, забывая при этом, что за преступными наслаждениями следуют страдания и мучения, а за христианское терпение скорбей уготовляются человеку и в сей жизни дарования духовные, и в будущей вечные несказанные блага и нескончаемая радость и наслаждение.

В одном из древних христианских городов был некоторый благочестивый муж, богатый и славный, по имени Филофей. По смерти жены у него остались три дочери. Имя старшей, превосходившей других красотою и разумом, была Ставрофила (крестолюбица, крестоносица). Так она была названа потому, что в праздник Воздвижения честного и животворящего Креста Господня впервые увидела свет Божий. Ближайшая к ней по летам называлась Илария, а младшая Гонория. Имена, нареченные им от родителей, впоследствии оказались согласными с наклонностями и нравами каждой, потому что Ставрофила стремилась к благочестивой жизни, Гонория искала чести и славы, а Илария любила только забавы и наслаждения мира сего.

Филофей за городом имел сельское поместье. Туда однажды в весеннее время отправились дочери его, чтобы успокоиться от городской молвы, приятно провести время в сельской тишине и насладиться чистым, благорастворенным воздухом. На пути, который пролегал по лесу, Ставрофиле пришло желание посетить находившийся в недальнем расстоянии храм, посвященный животворящему кресту Господню. Она стала упрашивать и сестер своих сопутствовать ей туда, но сестры отказались от сего, предпочитая спокойствие и приятное препровождение времени благочестивому предложению Ставрофилы, и предоставили ей одной отправиться, куда привлекало её внутреннее сердечное настроение. Со скорбью оставила их Ставрофила, обещаясь скоро возвратиться к ним. Но не зная хорошо дороги в лесной местности, она незаметно прошла храм Св. Креста, и думая, что приближается к нему, все более удалялась от него и долго блуждала по лесу, переходя туда и сюда по разным тропинкам. Не зная, что делать, Ставрофила наконец села под ветвистым деревом и предалась отдохновению. Обдумывая свое положение, она стала так размышлять: как я теперь, переходя с одного места на другое, удалилась от святого храма Креста Господня, так многие души, блуждая по распутьям мира, уклоняются от правого пути спасения, впадают во многие грехи, а наконец и навсегда отторгаются от небесного отечества.

Чем более размышляла об этом Ставрофила, тем более сердце её наполнялось этою святою истиною, и она уже не столько заботилась о том, чтобы выйти из леса, сколько о том, чтобы найти путь к вечной жизни. Итак, обратившись к Господу и воздыхая из глубины сердца, она возгласила:

«Господи мой, Владыко жизни моей! Се раба Твоя пред Тобою! Сколько уже лет протекло жизни моей, и кто знает, с пользою ли протекли они? На этом общем поприще, где шествуют все смертные, и я уже не мало прошла, а ко спасению ли лежит путь мой, или к погибели, не знаю. Что если вместо пути спасительного я избрала путь суеты? Ибо сказано в Святом Писании: «Есть пути, которые кажутся человеку прямыми, но конец их путь к смерти» (Притч. 16, 25); «Я заблудился, как овца потерянная», шествуя не туда, куда бы следовало, а куда все мы влечемся заблуждениями нашими; «взыщи» рабу «Твою» (Псал.118, 176), «Знаю, Господи, что не в воле человека путь его, что не во власти идущего давать направление стопам своим» (Иерем.10,23); но как говорит Премудрый: «От Господа направляются шаги человека» (Притч.20, 24). Потому молю Тебя, Господи: «и зри, не на опасном ли я пути, и направь меня на путь вечный» (Пс.138, 24). «Укажи мне путь, по которому мне идти, ибо к Тебе возношу я душу мою» (Пс.142, 8)».

Так от сердца сокрушенного со слезами взывала Ставрофила. Стремясь с любовью к лучшей жизни, душа её обнажалась всего мирского, и с возгорающим сердечным желанием прилеплялась к небесному.

Глава 2. Крест верный путь к небу, и всем должно идти по сему пути («Рассмотрите, и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите по нему» (Иерем.6, 16))

Не мог не внять теплой и усердной молитве Ставрофилы Тот, Кто, «близ... всем призывающим Его... во истину» (Псал.144, 18), и наиболее к тем, которые ищут Его с сокрушенным сердцем. Желая утешить рабу свою, Господь послал к ней Ангела Своего, который явился ей в виде малого отрока, озаренного светом. Удивленная сим внезапным ангельским явлением, Ставрофила ничего не могла проговорить.

Ангел же кротко сказал ей: «Не бойся, отроковица! Я послан к тебе от Того, Кто есть вечная премудрость, «путь, истина и жизнь» (Ин.14, 6). Я для того и явился теперь, чтобы удовлетворить твоему желанию, ибо услышана молитва твоя. Исходя от сокрушенного и искреннего сердца, она, как фимиам благовонный, взошла пред лицом Господнем. Ты и не могла пожелать ничего лучше того, чего пожелала. Об этом Сам Бог говорит через Пророка Иеремию: «остановитесь на путях ваших и рассмотрите, и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите по нему, и найдете покой душам вашим» (Иерем.6, 16). А потому я ныне по молитве твоей и послан к тебе от Того, Кто, приклонив небеса, снисшел на землю. Послан для того, чтобы научить тебя пути спасения, которого желает душа твоя».

Слыша это, Ставрофила исполнилась великой радости и от удивления воззвала: Господи! "что есть человек, что Ты помнишь его» (Псал.8, 5)? И откуда это мне, что пришел Ангел Господа моего ко мне?

АНГЕЛ. Что я пришел к тебе, это не по твоему достоинству, а по благоволению Божию: ибо веселится Господь о спасении сынов и дщерей человеческих (Притч. 8:31).

СТАВРОФИЛА. Благодарю Тебя, премилосердный Господи, что Ты не отверг молитвы нищей, но призрел на смирение рабы Твоей, послав Ангела Своего для вразумления моего. Умоляю Тебя, Господи, да будет со мною отныне по глаголу Твоему. Научи рабу Твою путям правды и стезям истины.

АНГЕЛ. Внемли же, дщерь Господня, приклони ухо твое, дабы уразуметь тебе глаголы живота вечного. Когда всякая плоть осквернила путь свой и уклонилась от стези истины, тогда Сын Божий снисшел с неба, чтобы показать людям путь «новый и живой» (Евр.10, 19) чрез завесу плоти Своей, т. е. житием во плоти. Ибо как прежде преступление плоти заключило путь к небу и положило к нему преграду: так вочеловечившийся Сын Божий через завесу плоти Своей, принятой им на Себя вас ради человека и вашего ради спасения, осветил для вас путь новый, на который Сам первый вступил и первый прошел его, даровав власть идти по нему и всем верным последователям Своим.

СТАВРОФИЛА. Не совсем понимаю, какой этот новый животворящий путь, вводящий в жизнь вечную.

АНГЕЛ. Этот путь не иной есть, как путь креста. Не слыхала ли ты сказанного Господом в Евангелии: «и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мф.10, 38)? Он многократно возвещал это людям, чтобы всякий знал, и никто не мог отзываться неведением. А чтобы кто не подумал, что сказанное Господом Иисусом Христом относилось к одним Апостолам и ученикам Его, Евангелист Лука показывает ясно, что Господь говорил это ко всем, так приводя слова его: «Ко всем же сказал: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лук.9, 23). Евангелист же Марк сказал о сем еще яснее. Изложив беседу Христа Господа с учениками о страдании Его, он прибавляет: «И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8, 34). Всем, Ставрофила, всем, без исключения, Спаситель мира указал этот путь; ибо этот путь жизни, путь славы, путь ко граду жизни, путь к царствию. Без креста нет спасения для души, нет надежды на жизнь блаженную. Кроме святого крестного пути нет другого пути к жизни и к истинному внутреннему миру. Иди куда угодно, ищи чего хочешь; кроме пути святого креста, ты не найдешь ни высочайшего пути горе, ни безопаснейшего долу. В кресте спасение, в кресте жизнь, в кресте защита от врагов; крест – источник вечной сладости, сила разума; в кресте веселие духовное, в кресте полнота добродетелей, в кресте совершенство святости.

Ставрофила была в страхе и удивлении, слыша, что Ангел предлагает ей один только крест, и потому сказала: «жестоко есть слово сие» (Ин.6, 60). Оно как оружие прошло мое сердце; ибо крест есть название казни. Тяжело слышать даже слово – крест, так как оно напоминает о муках и страданиях. Потому-то от слов твоих я и объята страхом.

АНГЕЛ. Ужели ты устрашилась и одного воспоминания о кресте? Если одно название креста навело на тебя страх, то ты слишком малодушна, Ставрофила. Смотри, как ты противоречишь своему имени. Ведь Ставрофила значит «крестолюбица». Или ты не знаешь, что на этой многоплачевной земле не время веселия и радости, а время трудов и скорбей. Разве кто проходил когда-либо путь добродетели без скорбей и искушений? Тебе известно, что посланный к людям от Бога Отца Сын Единородный есть учитель истины и наставник правды. Его Отец небесный почтил этим наименованием на горе Фаворе, сказав: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте» (Мф.17, 5). И Сам он о Себе говорил ученикам Своим: «Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то» (Ин.13:13). И Апостол учит, что «в Котором сокрыты все сокровища премудрости и ведения» (Колос. 2, 3). Но, живя на земле, чем Он более поучал, как не пути крестному? Не ясно ли говорил Он: «и кто не несет креста своего и идёт за Мною, не может быть Моим учеником» (Лук.14:27).

Слушая эти слова Ангела, Ставрофила воззвала к Господу: Христе Иисусе, учителю благий! прости меня неопытную ученицу в училище Твоем: поистине я забыла так часто слышанное мною в церкви учение Твое.

АНГЕЛ. Слышать только сие учение недостаточно. Ты должна слышанное помнить и исполнять на деле. Все течение жизни сей есть время, данное тебе Богом для того, чтобы научиться крестоношению: а по смерти время испытания. Тогда Христос Господь, учитель и судья, от всякого потребует отчета в проповеданном Им учении, и кто окажется неискусным на пути крестном, отвержен будет Сыном Божиим, как недостойный ученик Его училища. Ибо когда Он придет судить людей, явится на небесах знамение креста: и это знамение на последнем испытании будет знаком, по которому праведный судья избранных Своих узнает, и украшенных печатию смерти Своей милосердный мздовоздаятель призовет к наградам жизни вечной, говоря: «придите благословение Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира» (Мф.25, 34). Тогда все с покорностью несшие в земной жизни крест свой, сораспинаясь Христу понесением скорбей, придут к Судии с великим дерзновением. Ибо кто ныне с благим произволением слушает слово о кресте и следует оному, тому не будет тогда повода бояться вечных мук. Если и ты – ученица Христова, ходи тесным и тернистым путем. Не считай этого тяжким и не малодушествуй. Без креста и скорби не может пройти жизнь сия. Итак, пораженная внезапным страхом, Ставрофила, не убегай от спасительного пути, начало которого всегда бывает прискорбно. Если же кто с постоянством и с верою будет продолжать начатый подвиг, то потом уже с доброхотным сердцем, любовью и неизреченною радостью будет проходить путем заповедей Господних.

Убежденная сими словами Ангела, Ставрофила воззвала к Богу: «за словеса уст Твоих», Господи, отселе «сохраню пути жестоки» (Псал.16, 4). С благою надеждою вступлю на тесный путь креста, только будь ты, Боже мой, помощником и защитником моим.

АНГЕЛ. Дерзай, отроковица! Не оставит, не презрит тебя Господь. Он заповедал людям нести крест, и Сам дал вам образ крестоношения, и если бы не предварял вас Сам на пути сем, то не повелел бы следовать за Ним. Дерзай! Он пребудет с тобой во всякой тесноте и скорби сердечной.

Глава 3. Что есть крест и как он многообразен («Многи скорби праведным» (Псал.33, 20))

Вразумленная словами Ангела, Ставрофила, желая еще более быть наставленною, сказала: «вот, я решился говорить» к Ангелу Господа моего, «я, прах и пепел» (Быт.18, 27). Скажи мне, умоляю тебя, служитель Божий, что означают слова: «да возьмет крест свой»? Всякий ли из нас должен носить древо крестное, или распинаться на древе подобно Господу Иисусу Христу?

АНГЕЛ. «Ты говоришь как одна из безумных» (Иов. 2, 10), не разумея Писания. Ибо крест христианина не есть только видимое знамение креста, но решимость проводить жизнь добродетельную. Вся жизнь человека христианина, если она сообразна с учением Евангельским, есть крест и страдание. Были подобно тебе, Ставрофила, некоторые усердные, но не вполне искусные монахи, имевшие ревность Божию не по разуму. Принявши просто и буквально слова Господни: «и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мф.10, 38), они поделали себе деревянные кресты, и всегда нося их на плечах своих, не назиданием послужили для людей, а возбудили этим общий смех. Их справедливо обличал Авва Серен, как людей, следовавших не духу животворящему, а убивающей букве писания (пр. Кассиан Римлянин Собесед. 8, гл. 3.). Крест, который Бог повелевает носить, состоит не только в том, чтобы быть пригвожденным к древу, но и в том, чтобы чрез все течение жизни поучаться и упражняться во всех добродетелях. Ибо все ли ученики, ходившие во след Христа Господа, были распяты? Все ли девы, которые, по слову Апокалипсиса, «последуют Агнцу» (Откр.14, 4), распинались на крестах? Разве распят был Апостол Павел, сказавший: «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира» (Галат.6, 14) (Блажен. Августина, беседа 32 о святости)? Принятие креста ничто другое означает, как умерщвление плотских похотей, отвержение навыков злых, отчуждение от мирской суеты, и удаление от всякого греха.

СТАВРОФИЛА. Светом истины ты просвещаешь тьму неведения моего. Но и еще осмеливаюсь вопросить тебя: неужели не получили никакой душевной пользы те которые в простоте сердца носили деревянные кресты?

АНГЕЛ. Напротив, получили, если только в них была такая святая простота, что они считали это исполнением заповеди Господней. «Если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло» (Мф.6, 22). Если намерение, главная основа дел, благое, то и все происходящее от него будет добро. Но, повторяю, как и прежде говорил: заповедуя носить крест, Господь повелевает не древо носить, но претерпевать скорби. Нести крест – значит переносить все, что заставляет скорбеть, что причиняет страдание; нести крест значит терпеть в мире все, что мир не нанесет за имя Христово. Взять крест свой означает готовность к смерти за Христа, «умертвите земные члены ваши» (Колос.3,5), расположение духа с неустрашимостью встречать всякую опасность за имя Христово, не привязанность к настоящей жизни (Василия Вел. Правила пространно изложенные, вопрос 6.). Итак, если желаешь идти во след Спасителя твоего, то и угрозы, и ласкательства, и прещения обрати для себя в крест, претерпи, понеси и не изнемогай (Блажен. Августина, беседа 47).

Ставрофила молчала, слагая в сердце своем глаголы премудрого наставника.

Ангел продолжал: хочешь ли, дщерь Господня, совершеннее познать, как разнообразен может быть крест, который Бог повелевает нести? Иди по сей стезе за мною. Я покажу тебе обширную крестохранительницу, из коей Отец небесный избранным своим подает кресты, как Ему благоугодно.

Желая узнать различные виды крестов, Ставрофила с усердием последовала за Ангелом. Скоро они достигли горы, со всех сторон усаженной крестами, как бы высокими деревьями. Вот, сказал Ангел, собрание крестов, приготовленное для спасения рода человеческого. Смотря на этот высокий холм, украшенный крестами, ты, конечно, узнаешь на первом месте крест Господа Иисуса Христа: на нем терновый венец, а по сторонам копье и трость с губою. Первое место прилично занимать честному древу, высочайшему паче всех кедров, на котором пригвожден был Господь, жизнь мира, и победил смерть.

СТАВРОФИЛА. Познаю орудие нашего спасения, знамение победы над силою дьявола и начало его гибели. Но объясни, молю тебя, чей это другой крест, не много отличающийся от креста Господня, только обращенный книзу.

АНГЕЛ. Христова Апостола Петра. Он также пострадал на кресте; но не захотел, подобно учителю своему, быть распятым на кресте, обыкновенно поставленном, а просил, чтобы пригвоздили его ногами вверх, как бы совершая течение от земли на небо (Св. Златоуста Сл. на Апост. Петр. и Пав. 16).

СТАВРОФИЛА. Желаю знать, какие прочие виды крестов?

АНГЕЛ. Смотри! Вот этот крест, на котором распят был св. Апостол Андрей Первозванный, А там различные виды крестов, употреблявшихся для казни у древних и новых народов.

СТАВРОФИЛА. Сердечно желаю знать, что означают кресты с различными надписями и изображениями, которые без сомнения имеют таинственное значение.

АНГЕЛ. Они означают различные роды страданий, которым подвергается или тело человека, или душа, или то и другое вместе. Вот этот крест, на котором ты видишь сердце, пронзенное мечом, означает крест внутренний, тяжко сокрушающий душу. Этот крест преблагословленной Матери Божией. «И Тебе Самой, – как предрек Симеон, – оружие пройдет душу» (Лук.2, 35). Подобный крест нес и Апостол, который сказал: «великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему», т.е. о том, что сродники его пребывали в иудействе, не веруя Христу (Римл.9, 2). Этот крест может называться крестом сострадания. Ибо кто сострадает ближнему в нужде его, тот в душе своей носит крест. Ко внутреннему кресту относятся также печаль; заботы, туга сердца, болезнования, сокрушения, недоумения, уныние и иное тому подобное. Самый тяжелый внутренний крест – это скорбь души, томимой упреками совести, как свидетельствует о сем сказавший: «Господи Боже спасения моего, во дни воззвах, и в нощи пред Тобою: яко исполнися зол душа моя, и живот мой аду приближися» (Псал.87, 2, 4).

СТАВРОФИЛА. Так! Величайшим для себя бедствием признает душа то, когда почитает прогневанным Отца милосердия и Бога всякие утехи. Но желала бы я знать значение и прочих крестов.

Ангел, указывая на крест с мечами, копьями, бичами, оковами и цепями, сказал: этот крест знаменует различные страдания мучеников Христовых. Смотри, сколько понесли они мук, дабы с дерзновением получить мздовоздаянне. Они «испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча» (Евр.11, 36, 37). И чего не потерпели в мире эти люди, которых не был достоин весь мир? Вот крест болезней, который, как известно, не только полезен, но иногда и необходим. Израильтяне в благополучии не вспоминали о Боге, но когда «умножаются скорби у тех, которые текут к богу чужому" (Пс.15, 4). «Когда Он убивал их, они искали Его и обращались, и с раннего утра прибегали к Богу» (Пс.77, 34). Во многих телесные болезни возбудили трезвение ума: «ибо недуг лют отнимает сон» (Сир. 31, 2), и соделывает душу бодрою. А потому болезнь считай не за иное что, как за полезное вразумление, чтобы человек, возненавидев все телесное и скоропреходящее, предал всего себя Отцу небесному (Св. Григор. Назианз. посл. I.). Вот крест, у которого, как ты видишь, привязаны посох и сума; это крест нищеты. Нищета или бедность бывает также руководительницею к добродетели, если только разумно переносят её. Кто не знает, что приобретение богатства сопряжено с тяжкими и зловредными заботами, сбережение его со страхом и боязнью, а утрата с великою скорбью? Когда человек любит богатство, оно оскверняет его; когда оно умножается, то отягощает; а когда умаляется, сокрушает.

СТАВРОФИЛА. А что такое означает вот этот крест, который при одре?

АНГЕЛ. Он означает скорбь при потере родителей, сродников и друзей. И этот крест должно нести благодушно. И хотя тяжело лишиться любимых, однако роптать не должно; ибо восхищает их Тот же всеблагий Бог, Который и даровал их. А многим и не полезно иметь друзей, особенно когда они живые отвращали их от Бога.

Потом Ангел, видя, что Ставрофила с любопытством обратила взор на крест с изображением безумного, сказал ей: ты удивляешься этому необычайному изображению и не понимаешь, что это такое? Это тяжкий крест посмеяний, уничижений и поруганий. Истинно терпящие этот крест не стыдятся и не устрашаются ради Христа носить имя безумных. Ничто так сильно не смущает человеческой души, как мысль быть поруганным. Многие желают служить Богу, но вместе с тем желают славы и ублажений человеческих. Многие любят смирение без уничижений, желая стяжать оное без утраты мирской чести, и получить благодать терпения без поношений и укоризн (пр. Кассиан Римлянин Собесед. 4, гл. 12). Но истинные рабы Божий, жизнь которых мир считает безумием, с терпением переносят от него уничижения, клеветы безрассудные, укоризны и осуждения. Обильна жатва тружеников этих, и столько же получают пользы истинно терпящие уничижение, сколько получают вреда издевающиеся над ними. Таковых то, которых презирает мир, избирает Бог; так как чрез уничижение человек скорее приходит к познанию самого себя. Итак, благоразумно Св. Апостол научает работать Богу «в чести и бесчестии, среди порицаний и похвал» (2Кор. 6, 8). Собрание же многих крестов, вместе связанных, означает множество различных скорбей, попускаемых или посылаемых от Бога одному человеку к его спасению.

Глава 4. Иисус Христос понес все виды креста («Наказание мира нашего на Нем» (Ис. 53, 5))

Удивилась Ставрофила, слыша, что иногда на одного человека налагается много различных крестов.

– И одного из показанных тобою мне крестов, – сказала она Ангелу, – достаточно для того, чтобы подавить и сильнейшего мужа. Кто же может понести много крестов вместе?

АНГЕЛ. Что это ты говоришь? Разве тебе никогда не приходило на мысль о рабе Божием Иове? Сколько перенес он страданий: сколько вдруг послано ему было крестов! Стада его волов, ослиц и верблюдов увели пленившие, и побили рабов его: огонь спал с неба и пожег его овец и пастухов. Еще когда сыны и дочери его пировали вместе, внезапно подул сильный ветер, и поколебал со всех сторон храмину; храмина пала и задавила детей его. Сам он с головы до ног был поражен лютым гноем, и сидя вне града, на гноище черенком очищал гной свой. К довершению скорбей собственная жена его и друзья, пришедшие навестить его в печали, ожесточали его бедствие своими укоризнами. При всем этом остался непреклонен дух святого мужа: он говорил: «неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать? Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» (Иов. 2:10, 1:21).

СТАВРОФИЛА. Велико терпение Иова. Но кто может сравниться с ним? Кто так укрепит мою душу, чтобы никакие напасти не поколебали меня?

АНГЕЛ. Другого лучшего средства нет к укреплению и утверждению в терпении, как взирать «на начальника и совершителя веры Иисуса» (Евр.12, 2). Он и страдал для того, чтобы оставить в Себе образ для подражания Своим последователям. Все кресты, все скорби на земле, которые Господь Иисус Христос повелевает вам нести, Он, Бог наш, Сам понес, чтобы никакое зло вас не устрашало. Если рассудишь, Ставрофила, то найдешь, что из виденных тобою крестов нет ни одного, которого бы Он прежде не понес.

СТАВРОФИЛА. Неужели Христос, Спаситель наш, все кресты претерпел?

АНГЕЛ. Да! Слушай. Я исчислю тебе вкратце разные виды крестов, понесенных Господом Иисусом Христом. С первых дней земной Своей жизни, от утробы рождшей Его Он возлюбил нищету: «Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою» (2Кор. 8, 9). Какое место избрал Он, Создатель мира, при рождении Своем? Вертеп был для него вместо дома, а ясли ложем; вместо багряницы были простые пелены, и вместо царской порфиры бедное рубище. В ученики Себе верховный учитель избрал самых ничтожных, по мнению мира, людей, таких же убогих, каков и Сам был. Он не имел места, где бы мог приклонить главу Свою, и потому говорил: «лисицы имеют норы и птицы небесные – гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову» (Мф.8, 20). Он соболезновал немощам и падениям человеческим; а потому и плакал над погибшим Иерусалимом. Также, когда Лазарь, друг Его, умер, Он возмутился духом, воскорбел и прослезился, так что и Иудеи говорили: «смотри, как Он любил его» (Ин.11, 36). Он испил полную чашу бесчестия и поруганий: словам Его прекословили, наблюдали за Его делами, издевались над муками, ругались над самою смертью Его. Называли Господа винопийцею, другом мытарей и грешников, льстецом, имеющим в себе беса; самарянином, хульником, безумно присваивавшим Себе Божеское достоинство, и таким образом предвечную Божию премудрость вменили в буйство и безумие. Не довольствуясь словесным уничижением, Иудеи самыми делами ругались над Ним: «и, закрыв Его, ударяли Его по лицу и спрашивали Его: прореки, кто ударил Тебя?» (Лук. 22, 64). Как презренного похитителя царского достоинства, они венчали Его терновым венцом, вместо скипетра дали Ему трость, и вместо порфиры в посмеяние облекли Его червленою хламидою. Тебе известно, как велики были телесные страдания Господа Иисуса Христа: как Его связали, с великим неистовством влачили по стогнам и на раны готового немилосердно били, ударяли по ланитам, по уязвленной от тернового венца главе били тростью и подвергали Его другим многим и жестоким мучениям. И так исполнилось на Нем слово Псалмопевца: «скорбь моя всегда предо мною» (Пс.37, 18). Потом, идя на распятие, Он Сам на раменах своих нес крест Свой, и был пригвожден ко кресту. Что же сказать тебе, Ставрофила, о крестных страданиях Агнца Божия? О сем Исайя сказал, что Он, «муж скорбей и изведавший болезни, …Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни» (Ис. 53, 3, 4). Был Он напоен и горьким питием; помяни, по слову пророка, «горесть и желчь Его» (Плач. 3, 20); вспомни как исполнились на нем слова Псалмопевца: «и в жажде моей напоили меня уксусом» (Пс.68, 22). При таких невыразимых телесных страданиях Господь нес и внутренний крест. Готовясь на вольные страдания и смерть в вертограде Гефсиманском, Он уже начал скорбеть и тужить глаголя: «душа Моя скорбит смертельно» (Мф.26, 37–38). А потом на кресте, чтобы избавить род человеческий от клятвы и примирить с Отцом небесным, Он восхотел быть и как бы оставленным от Бога Отца. Какая, ты думаешь, скорбь томила душу Его, когда Он испускал предсмертный вопль: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мф.27, 46). Какую тяжесть испытало сердце Богочеловека, когда Он все грехи, соделанные каждым человеком от начала мира, принимал на Себя, чтобы истребить их; когда Он, непорочный Агнец, «не сделал никакого греха» (1Петр. 2, 22), предавал Себя, как виновного, дабы за вас удовлетворить правде Отца Своего, как пророчествовал о сем Св. Давид: «чего я не отнимал, то должен отдать» (Пс.68,5). Он видел ясно, кем и какое благоутробному Отцу Его было сделано оскорбление. Он видел, какое зло – вечная погибель, которой через грех подвергся весь род Адамов: все это Он видел и знал несравненно яснее и вернее всех сотворенных существ. И этой одной скорби достаточно бы было пресечь жизнь Спасителя мира, если бы человеческое естество Его не было укрепляемо силою Божественною. И среди таких-то ужаснейших страданий Сын Божий за живот мира предал наконец дух Свой Богу Отцу, "послушлив был Ему даже до смерти» (Филип.2, 8).

Теперь скажи, Ставрофила, какого креста еще не доставало Спасителю мира? А все это понес Он ради тебя, чтобы ты, помышляя «о Претерпевшем такое над Собою поругание от грешников» (Евр.12, 3), не ослабевала душою, но взирая на страдания Христа твоего, возбуждалась Его примером, говоря так: если Он столько претерпел, что же мне должно? «Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?» (Лук. 23, 31).

Глава 5. Должно нести крест по примеру Преблагословенной Девы Марии («Тебе Самой оружие пройдет душу» (Лук. 2, 35))

Слова Ангела пронзали сердце Ставрофилы, как острые стрелы: слезы струились из очей её. Пришедши в себя, она воззвала к Господу Иисусу Христу: «Благодарю Тебя, о Женише душ верных, что в жизни Своей ты явил нам образ несения всякого креста. Подай же мне силу идти стезею терпения и смирения, во след Тебя, Христа Господа моего. На сем пути какие бы ни встретили меня скорби, твердо уповаю, что с Твоею, Господи, помощью, я все сие пройду. Ибо теперь я знаю, что не уклонением от скорбей можно избавиться от них, а напротив должно заботиться о том, чтобы с терпением перенося оные, препобеждать их. И об этом только ныне желание и воздыхание моего сердца».

АНГЕЛ. Благо тебе, что ты благодарна к Господу твоему; ибо кто бывает благодарен за полученные благодеяния, тот удостаивается больших. Теперь предложу тебе другое побуждение к понесению тяжести креста.

Справедливость требует, чтобы ты несла крест ради Царствия Божия и спасения твоего. Царствие Небесное продается Господом, и цена за него ты сама; другой цены – кроме тебя, Бог не требует; отдай себя, и получишь его; но отдай себя, носящую крест; отдай себя последующую Христу Господу; отдай себя, совершающую жизнь под крестом. Что смущаешься этой ценою? «Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» (Лук. 24, 26).

Не этою ли ценою купила небесные селения и Пренепорочная Матерь Божия, неосквернившаяся ни одним земным вожделением, воспитанная в небесном богомыслии, бывшая Сама одушевленным небом (Св. Иоанна Дамаскина 2-е слово на успение Божьей Матери)? Если бы возможно было кому-либо без креста достигнуть вечного блаженства, то кому бы Сын Божий благоволил даровать сие, как не родившей Его Святейшей Деве? Но пребывает и вечно пребудет неизменным определение Отца небесного «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян.14, 22).

СТАВРОФИЛА. Сладостно для меня слышать о крестах и болезнях, понесенных Преблагословенною Девою, дабы и мне по стопам Её последовать Господу и Спасителю моему.

АНГЕЛ. Изочту некоторые кресты Её. И чтобы ты не говорила, что Господь, как Богочеловек, Божественною силою удобно победил все противное, представлю тебе в пример человека немощнейшего пола, многоскорбную Матерь Божию, которой посему будешь воздавать большую честь и поклонение.

СТАВРОФИЛА. Приятнее всего для меня ничего не может быть. Все, что относилось и относится каким-либо образом к возвеличению Матери Девы, и прежде возбуждало во мне отраднейшее утешение и благочестивые чувства.

АНГЕЛ. Внимай же! Я представлю тебе страдания и кресты Преблагословенной Девы, которые понесла Она. Не было ли скорбью для Неё, что ей, Царице неба и Владычице Ангелов, по наступлении времени родить, не было места в обители, и Она должна была укрыться в открытом загоне для скота? С каким чувством приняла Она плач Новорожденного? Как сердечно сострадала Она наготе, стуже, убожеству и всем нуждам, встретившим в первые дни Его младенчества? И поелику Она знала о страданиях, предстоящих Господу Иисусу Христу; то не каждый ли раз, как повивала Она Его пеленами, и при этом касалась Его рукам и ногам, ощущала в сердце Своем новую и новую невыразимую болезнь, помышляя, что эти ноги и руки будут некогда пригвождены к кресту? Какой лютый меч страдания пронзил душу Девы, когда Она видела кровавое обрезание сына Своего, когда слышала о повелении Ирода избить младенцев, а потом о жестоком исполнении оного! Какая была для Неё скорбь безвременно ночью укрываться и совершать трудный путь в Египет, и там семь лет жить среди нечестивых варваров? Что сказать тебе о Её печали, когда двенадцатилетний отрок – Иисус, оставил Её, три дня пребывал в храме Иерусалимском, беседуя со старцами иудейскими (Лук. 2, 41–48)? Если Анна, мать Товии, плакала неутешными слезами о том, что сын её не возвратился в назначенный день (Тов. 10 гл.): то на сколько более печали было для Матери Божией, когда можно было полагать, что потеряла Она сына, и не только сына Своего, но и Бога! Сколько скорби для нее было при слухе о том, что Её сродник Иоанн Креститель, которого «из рожденных женами не восставал больший» (Мф.11,11), подвергся заключению в темницу и усекновению главы! Как прискорбна была для Неё кончина возлюбленного обрученика Её Иосифа?

СТАВРОФИЛА. Поистине велики и тяжелы были эти скорби, которые испытала Матерь Дева.

АНГЕЛ. Но это были только предвозвестники других жесточайших болезней, которые после понесла Она. Ей не было известно о том, что имело совершиться с Сыном Её и Господом во время страданий Его. Она читала пророческие предсказания о сем, и с великою скорбью всегда содержала это в уме. Помысли, что Она испытала, когда известили Её, что Её возлюбленного сына схватили, как разбойника, и с поруганием по стогнам многолюдного города водили, влачили, пересылали от одного судьи к другому. Какую скорбь наносили Ей жестокие заушения по ланитам Его, немилостивые биения по всему пречистому телу Его, терновый венец, биение тростью по главе и самый крест Господа, который Он понес на изъязвленных кровью раменах Своих, возбуждая и в других соболезнование к Себе! Но после всего этого тогда наипаче меч болезни пронзил Её душу, когда Она стояла при кресте, размышляя обо всем сбывшемся над Сыном Божиим, когда видела естественно Рожденного от Неё умирающим, всеми оставленным, испускающим дух.

Слушая все это, Ставрофила не могла удержаться от плача, и проливая слезы сказала: о сколько страдала и томилась Она, Благословенная Матерь Единородного! Кто из смертных не восплачет при виде скорбящей Матери Божией, удрученной такими болезнями!

АНГЕЛ. Тогда, о Ставрофила, по слову Иеремии, «боль и муки схватили его, как женщину в родах» (Иер.49, 24); ибо не познав болезней при рождении Сына Своего, Она претерпела оные во время Его страданий (Пр. Иоанн Дамаскин. Изложение Православной веры, кн. 4, гл. 14), когда от материнской жалости терзалась утробою, видя Его убиваемого, как злодея. Напоминать ли еще о том, с какою скорбью принимала Она с креста на рамена Свои тело Христово, зрела все Его язвы, и присутствовала при Его погребении.

СТАВРОФИЛА. О, как возмогу я уразуметь и постигнуть болезни многоскорбной Матери Божией?

АНГЕЛ. «Иди и взвесь мне», если можешь, «тяжесть огня» (3Ездр. 4, 5); представь в уме своем, если можешь, величайший пламень любви, коим непрестанно распалялось Её сердце; и тогда хотя мало познаешь, как велики были Её болезни. Познай, кто Матерь, познай, кто Сын; Сын единородный, «Желаемый всеми народами» (Агг.2,7), «прекраснее сынов человеческих» (Пс.44, 3), паче же Сам Бог и Создатель всяческих. Каков, думаешь, посему должен быть пламень любви Её! А такова была и скорбь Её, какова любовь (Блаженный Августин, О граде Божием, кн. 21, гл. 26.); и потому совершенно выразить скорбь Девы невозможно. Одно скажу, что это такая скорбь матери о сыне, какой не было и не будет никогда. Но я для того вспомянул тебе об этом, чтобы ты яснее познала, что и Матерь Божия была причастна кресту. Потому и ты, как и никто из людей, не можешь почитать себя свободною от креста. Сие то разумея, Апостол сказал: «чтобы никто не поколебался в скорбях сих: ибо вы сами знаете, что так нам суждено» (1Сол.3, 3). Не удивляйся, что должно нести крест и печали в сем мире. Это удел неизбежный; и тот, можно сказать, как будто не христианин, кто, быв призван к понесению скорбей, их не несет.

Глава 6. Почему крест необходим христианину.

Возросло уже несколько усердие Ставрофилы к восприятию креста, который, как она видела, был понесён с таким терпением Самим Господом Иисусом Христом и Его Преблагословенною Матерью, и которого, как она знала, и ей самой избегнуть было невозможно; однако удивлялась, по какой причине скорбь так неразлучна с христианской жизнью, и потому вопросила Ангела: для чего же угодно Господу, чтобы избранные Его находились в скорбях и чтобы ни один из них не достигал Царства Небесного без креста?

АНГЕЛ. Достаточно было бы для тебя, отроковица, знать, что так благоугодно Отцу небесному, и не спрашивать, почему это так; ибо ты хорошо знаешь, что все, что ни совершается по Его Божественной воле, устроено премудро. Но я не откажу разрешить твое недоумение: ибо это послужит к укреплению немощного твоего сердца.

СТАВРОФИЛА. Потому-то более я дерзнула вопросить тебя от этом; ибо я нисколько не сомневаюсь, что все посылаемое или попускаемое всеблагим Богом имеет премудрую цель.

АНГЕЛ. Итак, внимай! По премудрому Божественному совету бывает, что во время сего земного странствия жизнь избранных Божиих возмущают скорби. Жизнь временная есть путь к отечеству небесному, и по Божиим неиспытанным судьбам люди подвергаются ежедневным скорбям, дабы не возлюбили самого пути вместо отечества. Для того путь мира многотруден, чтобы люди, наслаждаясь отрадою в нынешней жизни, и как бы пленяясь красотою пути, вместо того, чтобы скорее перейти его не пожелали долее шествовать по нему, и увеселяясь на пути, не забыли того, что ожидает их в отечестве. Все в мире растворено желчью скорби, дабы люди сладости мира не считали за высочайшее благо. Если бы Господь утешал вас ежедневно настоящими благами, подавая вам все в изобилии, и не посылал бы вам в скоротечной жизни сей никакой скорби и страдания, то вы сочли бы совершеннейшими благами те, которые здесь Господь подает рабам своим, и больших от Него не желали бы (Блаж. Августин, на псалом 43). И потому мнимую сладость сей жизни Он растворяет желчью скорбей, чтобы вы стремились к блаженству истинному и спасительному. О горе роду человеческому! Горек мир, а его любят: как же бы он привязывал всех, если бы исполнен был наслаждений! Волнуется мир, а вожделенен для всех; что бы было, если бы не было в нем треволнений? Если так прилепляются к миру нечистому, как пленял бы чистый! Как собирали бы цветы мира, когда не оторвут рук и от терний его (Блаж. Августин, беседы 111 и 246).

СТАВРОФИЛА. По истине не только полезны, но и необходимы крест и страдания. Иначе безумные люди оставили бы «Небо – небо Господу, а землю Он дал сынам человеческим» (Пс.113, 24).

АНГЕЛ. Но и то тебе должно быть известно, что всеблагий Отец небесный, содержа в Своей деснице и радости и скорби, устраивает так, что кто в жизни сей благоразумно несет скорби, того в будущей жизни ожидает радость; и напротив, кто здесь ищет одних мирских радостей, того ожидает там скорбь. Как ночь и день сменяются на небе, день предваряет ночь, а ночь благовествует день: так, кто здесь получил меру исполненную, там найдет ее пустую; для кого в сей жизни сияют непрестанно дни светлые мирских радостей, для того в будущем веке наступит вечная ночь. Да, Ставрофила, здесь и там наслаждаться покоем никто не может. Это возвестил и Авраам, говоря богачу: «чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь – злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь» (Лук. 16, 25). О, коль страшен Господь в «делах над сынами человеческими» (Пс.65, 5)! Кого не устрашит притча об этом богаче, которого предали геенне мирские наслаждения? Ибо не за дела несправедливые, но за жизнь сластолюбивую он осужден мучиться в вечном пламени (Св. Василия В. беседа 1-я о посте). И потому ищущие одних мирских благ призывают на себя казнь Божию, и не принявшие креста подвергаются вечным мукам. Не говорил ли Господь в Евангелии: «горе вам, богатые! ибо вы уже получили свое утешение Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете» (Лук. 6, 24, 25)?

Ставрофила слушала Ангела с великим удивлением. «Если бы нам не было известно, – сказала она, – что Божественное провидение все устрояет премудро, то чей разум мог бы вместить сие судьбы Господни»?

АНГЕЛ. Не удивляйся этому устроению Божию. В человеческих делах нет радости, которая не растворялась бы печалью. «Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир» (Ин.16, 21). Горе мимошедшей печали усиливает приходящую радость; и по болезни здравие становится драгоценнее. Земледелец, не вспахав земли с трудом, не может иметь надежды на её плодородие. Потому и говорится, что нет розы без шипов.

СТАВРОФИЛА. Ты довольно вразумил меня. С усердием готова внимать и другим свидетельствам сей истины.

АНГЕЛ. Сверх того, скорбями креста, «искушает вас Господь, Бог ваш, чтобы узнать, любите ли вы Господа, Бога вашего, от всего сердца вашего и от всей души вашей» (Втор. 13, 3), «ибо золото испытывается в огне, а люди, угодные Богу, – в горниле уничижения» (Сир. 2, 5). Разве ты не слыхала, что «Глиняные сосуды испытываются в печи» (Сир. 27, 5): а люди праведные испытываются скорбями? Добрых Господь не утешает наслаждениями, но испытывает и посылает им скорби, уготовляя их для Себя: а кому Он по видимому попускает утешаться, подавая отраду, те, как сластолюбивые, оставлены Им для будущего мучения. Не читала ли ты, что сказано об искушении праведных: «потому что Бог испытал их и нашел их достойными Его. Он испытал их как золото в горниле и принял их как жертву всесовершенную. Во время воздаяния им они воссияют как искры» (Прем. 3:5–7). Итак, терпящие скорби и страдания оказываются достойными пред Богом.

Напротив того Господь сказал в Евангелии: «и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мф.10, 38).

СТАВРОФИЛА. Но какая нужда Богу испытывать людей, если он знает добродетель каждого, хотя бы не посылал ему никакой скорби?

АНГЕЛ. Не потому испытывает Бог людей, что как бы Сам не знал их прежде; но для того посылает скорби праведным, чтобы и другим показать великое их терпение. Многие не понимают, с каким душевным расположением Святые почитают Бога, а нередко думают, что они ради благополучия в настоящей жизни служат Ему; но крест и скорби являют, с какою любовью они привержены к Богу. Так дьявол думал, что праведный Иов чтит Бога ради временных благ, и во время его благополучия не находя, в чем обвинить его пред Богом, прибегнул к сей клевете: «разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его и дом его и все, что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его распространяются по земле» (Иов. 1, 9–10)? Будучи богат, он держится добродетели ради воздаяния. Что же сотворил Господь? Желая показать, что Святые Божие не ради мзды почитают Его, Он отнял у Иова все имущество, предал его нищете, и попустил ему впасть в тяжелую болезнь. Когда Иов жил среди богатств, не многие знали, каков он был; но когда сей добрый воин совлекся их, как одежды, поверг их на землю, и на Божественном подвиге стал обнаженным, то так удивил всех зрителей, что Сам Господь Ангельских сил похвалил его мужественный подвиг и провозгласил его победителем (Св. Иоанна Златоуста 1-я бес. к Антиохийцам).

СТАВРОФИЛА. Теперь понимаю, как полезны примеры мужественных людей, дабы мы их, как достойных, почитали и подражали их мужеству.

АНГЕЛ. Сверх того терпение есть величайшая и избраннейшая добродетель; но не испытав скорбей, праведник не может приобрести её. Терпение есть благодушное перенесение наносимых и случающихся скорбей. Господь отечески любит благочестивых и мужественных людей, и по великой любви к ним посещает их скорбями, страданиями и лишениями, чтобы они приобретали большую силу. В том древе мало крепости, которое защищено от ветра; ибо от самого колебания древо крепнет и глубже укореняется. Без врага мужество ослабевает; и тогда только бывает видно, как велико оно, и сколько может понести, когда терпение обнаружит его силу. Добродетель как бы вдовствует, если не имеет случаев упрочиваться терпением.

СТАВРОФИЛА. Согласна, что Господь имеет к нам отеческое благоутробие; но иногда очень тяготеет над нами рука Его. И от отчима – не родного отца бывают не ежедневные поношения и оскорбления.

АНГЕЛ. Видно, что ты желаешь ласк материнских, желаешь покоиться под тенью, и не хочешь никогда поскорбеть, поболеть и опечалиться. Или ты не слыхала, что терпение радуется скорбям? Или не помнишь слов благоутробного Отца небесного: «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю» (Откр. 3, 19)? Бог действует с избранными Своими так, как благоразумный учитель с учениками, требуя больших трудов от тех, на кого имеет большую надежду. Так и настоятели монастырей испытывают благоискусных иноков. Св. Иоанн Лествичник (Лествица. Слово 4, гл. 27) повествует, что в некоторой обители был эконом, монах строгий, воздержный и кроткий, как весьма немногие. Однажды настоятель без всякой причины притворно разгневался на него, и приказал выслать его из церкви. Лествичник, зная, что эконом нисколько не виноват в том, в чем был обличаем, наедине говорил пастырю о его невинности. Но премудрый муж отвечал: и я знаю, что он не виноват; но как было бы немилосердно вырвать хлеб из уст голодного дитяти: так себе самому и подвижнику вредит наставник душ, если не подает ему случаев к приобретению венцев, какие, по его примечанию, он на всякий час может заслуживать терпением досад, бесчестий, уничижений и поруганий. Если настоятель монастыря поступает мудро, подвергая наказаниям и неповинных, то кольми паче Господь, Отец громаднейшей обители, строитель всего мира, оградивший обитель Свою океаном и небом, как бы стенами, творит премудро, когда чад своих исправляет гладом, недугами, убожеством и теснотою. Наконец скажу еще вкратце: кресты посылаются от Господа и для того, чтобы чрез них умножались вам венцы и мздовоздаяние; ибо по числу искушений и скорбей умножаются и награды; или даже несравненно более: «нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Римл. 8:18).

Глава 7. Каждому по силе его посылается крест от Господа («Верные весы и весовые чаши – от Господа; от Него же все гири в суме» (Притч. 16, 11))

Ставрофила продолжала вопрошать Ангела. «Не одинакова крепость человеческих сил, сказала она, и что для одного легко и не слишком тяжко, то для другого неудобоносимо; поэтому как же все могут быть способны понести крест? Ибо много есть бессильных и немощных, которые и самим себе в тягость. Также и юные девы и отроки, скажи мне, как могут понести крестное бремя?»

АНГЕЛ. Ты заблуждаешься, Ставрофила, и далека от истины. Если ты веруешь, что Бог премудр, или вернее, самая Премудрость, то как Он возложит на человека крест, превосходящий его силу? Не читала ли ты: «и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил» (1 Коринф. 10, 13)? Если и люди не возлагают на своих животных бремени более того, сколько они могут понести: то Господь ли пошлет человеку искушений и бед сверх силы его (Пр. Ефрем Сирин. Ч. 2, поуч. 48 о терпении)? Кормчий знает, как нагрузить корабль в меру, чтобы от недостатка груза он не был увлечен и опрокинут сильною бурею, и от чрезмерной тягости не погрузился в глубине моря. Так и Господь посылает избранным Своим крест искушений, чтобы им не быть легко увлеченными мирскими благами, но чтобы благополучно достигнуть пристанища вечной славы.

СТАВРОФИЛА. Сознаю моё заблуждение; я несмысленно говорила это. Но молю тебя, продолжай вразумлять меня в моем неведении, ибо и пророк взывал к Господу: «Блажен человек, которого вразумляешь Ты, Господи, и наставляешь законом Твоим» (Пс.93, 12).

АНГЕЛ. Бог вместе премудр и истинен, и «все расположил мерою, числом и весом» (Премудр. Сол. 11, 21). Он точно знает, чьи рамена что могут понести, и чего не могут; и потому всем посылает скорби и беды в меру, так чтобы никому не был дан крест или чрезмерно великий или очень малый. Господь наблюдает, как и какой крест послать одному, и какой другому. Он держит как бы на весах с одной стороны крестное бремя, а с другой силу носящего, и соразмеряет то и другое, чтобы никому ничего не было послано сверх силы. И Св. Давид сказал: «Ты напитал их хлебом слезным, и напоил их слезами в большой мере» (Пс.79, 6). Дает в меру, а не выше меры, чтобы люди, чрезмерно отягощенные скорбями, не пали под бременем их (Св. Амвросий Медиоланский, толкование на 118 псалом). Не повелел ли Бог еще в Ветхом Завете: «аще достоин есть ран нечестивый, да биют его по нечестию его» (Второз. 25, 2)? Бог позаботился даже о числе ударов, запрещая налагать более сорока. И так, что вы устрашаетесь, малодушные? «У вас и волосы на голове все сочтены» (Лук. 12, 7). «И волос с головы вашей не пропадет» (Лук. 21, 18) без соизволения Божия. По весу распределяет взвешивающий души Господь (Притч. 16, 2) людям кресты, чтобы воздать за них соразмерными венцами на небесах: «ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу» (2Кор. 4, 17). Итак, кто может пожаловаться, что на него возлагается бремя тягчайшее, нежели какое он может понести? Такое бремя может наложить человек, не знающий силы того, кто должен нести; а если и знает, но наложит бремя не по силе, то будет жесток. Богу же благому и премудрому это не свойственно.

СТАВРОФИЛА. Верую этому; но не знаю, почему плоть наша всегда ропщет и жалуется, что несет более, нежели сколько может.

АНГЕЛ. «Помышления плотские суть смерть» (Римл.8, 6). Оно неправильно рассуждает о благости Божией. Научись хоть от распорядителей на народных игрищах, как должно разуметь о Боге; ибо они не безрассудно и как случится дозволяют желающим вступать в борьбу, но внимательно рассматривают и сравнивают возраст и силы каждого, и тогда уже назначают, кому с кем бороться, – юному с юным, мужу возрастному с возрастным. Так помышляй и о Боге. Он поистине знает силу и крепость каждого человека, приходящего в мир сей на брань; Ему Единому известно, что один столько-то должен бороться против плоти, другой столько-то против того или другого нападения вражьего, а третий более и продолжительнее того и другого. Не одинаково испытывается и крепость разных сосудов: более крепкие испытываются тяжелым ударом, а слабые легким: мастер к хрустальному сосуду едва прикасается перстом, в серебряную чашу ударяет сильнее, в колокол бьет молотом; и в каком колоколе более весу, в тот сильнее ударяет, зная, что он крепок и не разобьется. Так и Отец небесный посылает людям кресты и скорби по мере их сил: слабых и немощных испытывает слегка, а твердых и мужественных испытывает крепче. И так не ужасайся, если кому-либо ниспосылается тягчайший крест; ибо все кресты исходят от отеческой руки Господней.

СТАВРОФИЛА. А я при посещении больных, или в беседе с скорбящими каждый день слышу от них обычное сетование, что над ними тяготеет рука Господня, и что они этого перенести не могут.

АНГЕЛ. Люди говорят, как люди, и держатся плотского мудрования; а к Богу, без соизволения Коего никакая скорбь не приходит, не возводят очей своих, и не рассуждают, что скорби посылаются Отцом благоутробным, премудрым и правосудным. Или ты думаешь, что Отец небесный, возбужденный несправедливым гневом и яростью, не смотрит, не разбирает и не заботится о том, кого бьет, сколь многочисленные, тяжкие и долговременные кресты посылает? Нет, не так Он делает: Он ни на кого не гневается, никого не презирает; но взирает на силу каждого, и как бы на весах испытывает крепость всех. Предусмотрел Он от века, что тому или другому те или другие телесные страдания, болезни и скорби будут благопотребны и полезны, и потому премудро устроил, чтобы такого-то года и месяца и дня постигли человека известные скорби ко спасению его души. Итак, не устрашайся, дщерь Господня! Не называй жестоким Отца, Который чрез пророка сладостно утешает всякого верующего в Него: «не бойся, ибо Я искупил тебя, назвал тебя по имени твоему; ты Мой. Будешь ли переходить через воды, Я с тобою, – через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли через огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя. Ибо Я Господь, Бог твой, Святый Израилев, Спаситель твой» (Ис. 43, 1–3).

Глава 8. Слова Христовы: «если кто хочет идти за Мною» (Мф.16, 24), означают, что должно иметь не слабое, а твердое произволение к ношению креста.

Когда Ангел перестал говорить, Ставрофила с большим дерзновением предложила ему новый вопрос: «что это значит, что Господь, предлагая всем носить крест, говорит: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лук. 9, 23)? Если крест так необходим, что от него никакими средствами, никаким искусством нельзя освободиться, то хотят ли люди, или не хотят, а все должны нести крест».

АНГЕЛ. Это правда. Но Господь не хотел сказать принудительно: хотите, или не хотите, но вам должно пострадать, а сказал: «если кто хочет идти за Мною». Он не заставляет, не принуждает, но предоставляет собственной воле каждого, хочет ли человек из любви к Нему нести крест свой, и потому говорит, чтобы желающий последовал Ему. Ибо кто принуждает, тот часто предрасполагает против себя: а кто слушателю предоставляет свободу, тот больше привлекает. Кроткое наставление могущественнее властного. Рассуди, Ставрофила, и то, что Господь Иисус Христос призывает не столько к кресту, скорбям, бременам, страданиям и мучениям, где бы и требовалось принуждение, сколько напротив к неизреченным благам, которые такого свойства, что сами собою могут привлечь вас к себе; ибо велики воздаяния Его, столь велики, что людям следует добровольно к ним притекать. Предлагающий злато и серебро никого не принуждает к сему; тем более не делается принуждения, когда обещаются блага небесные. И поистине если бы самые свойства этих благ не побуждали тебя стремиться к ним, и если бы ты недобровольно к ним притекала, то ты была бы недостойна получить оные (Св. Иоанна Златоуст, беседа 55 на Матф.).

СТАВРОФИЛА. Так! И посему одному, думаю, никто из здравомыслящих не отвергнется креста. Ибо Сам Господь сказал: «кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин.8, 12). И чего ищут люди, чего бы не могли обрести в Господе? Славы ли желают, или чести? «Великая слава – следовать Господу» (Сир.23,37). Услаждения ли ищут? Св. Псалмопевец вопиет к Господу: «блаженство в деснице Твоей вовек» (Пс.15, 11).

АНГЕЛ. Не все вмещают слова сего. Много людей (о горе им!), которые тяжкое и горькое иго зависти и всякого зла соглашаются нести с великим трудом, а благое иго Христово и легкое бремя отказываются возложить на плечи свои; желают лучше обремененные многими грехами страдать под тяжким бременем, нежели воспринять иго Господне, которое возводит на небо (Блажен. Августина, беседа 111).

СТАВРОФИЛА. Так делают грешники: но любящие благочестие рабы Господни, думаю, усердно воспринимают крест.

АНГЕЛ. Поверь мне, Ставрофила, много любителей Царства Небесного, но немного носящих крест. Много любителей радости, но немного любителей скорбей. Все хотят радоваться со Христом, но мало желающих хоть немного пострадать за него. Многие следуют за Ним до преломления хлеба, но мало желающих испить чашу страданий. Многие прославляют Его чудеса, но не многие следуют за Ним на поругания и крест. О как мало грядущих за Христом Господом! Однако нет никого, кто бы не желал прийти к Нему. Все хотят наслаждаться с Ним веселием, а последовать Ему никто не хочет; хотят царствовать с Ним, но страдать с Ним не хотят; не хотят следовать за Тем, с Которым желают быть.

СТАВРОФИЛА. От чего же это так?

АНГЕЛ. Поистине часто сбываются слова Премудрого: «Душа ленивого желает, но тщетно» (Притч. 13, 4), «хочет ленивый и не хочет» (По переводу Блаж. Иеронима. 34). Ты желаешь знать, что это значит? Ленивый хочет царствовать со Христом, но ничего не терпит ради Христа; любит воздаяния, а не подвиг; венца желает без борьбы, славы без трудов, Царствия Небесного без креста и скорби.

СТАВРОФИЛА. Откуда в человеке эта борьба воли, которою мы искушаемся? Разве в человеке есть одна воля, которая хочет, и другая, которая не хочет? Что это за тайна, и почему человек отчасти хочет и отчасти не хочет? Душа повелевает, чтобы рука двигалась, и повиновение бывает такое легкое и скорое, что исполнение тотчас следует за повелением, хотя душа есть душа, а рука есть часть тела. Но если душа повелевает самой себе пожелать добра твердо и всецело, то исполнение сего не всегда последует, хотя она и есть одно и то же существо, повелевающее и исполняющее. Что это за чудо? Почему, говорю, душа повелевает самой себе, и сама не исполняет сего повеления? Ведь если бы она не хотела, то не повелевала бы. А если хочет и желает, то почему же не исполняет?

АНГЕЛ. Это не чудо, Ставрофила, а немощь души, которая с одной стороны будучи воспаряема истиною, а с другой отягчаема дурным навыком, не всецело возбуждается к добру. Потому она и не всецело хочет, и не совершенно повелевает; ибо повелевает на столько, на сколько хочет; и на столько не исполняется её повеление, на сколько она сама не хочет. И вот в человеке являются как бы две воли, и чего не достает в одной её части, то проявляется в другой. Так иногда блаженная вечность привлекает душу к небесному, а сладость земных благ удерживает её на земле. Одна и та же есть душа, но так как она не всецело стремится к истинному добру, от того с тяжким мучением как бы раздвояется, и небесного желая, и в то же время по навыку увлекаясь земным (Блаж. Августин. Исповедь. Кн. 8, гл. 9, 10).

СТАВРОФИЛА. И со мною иногда случается, что я от всей души, кажется, и усердно желаю какого-либо блага, но сама не знаю, отчего вдруг его оставляю, или отлагаю до другого времени, и едва когда-либо исполняется доброе дело так, как оно предполагалось.

АНГЕЛ. Такова немощь души человеческой, которая непостояннее всякого непостоянства. Таково непостоянство её хотения в благом, которого хотя она и желает, однако нерешительно стремится к оному, так что это мнимое хотение едва и назвать можно хотением. «Человек ходит подобно призраку» (Пс.38, 7), думая, что совершает доброе, тогда как на самом деле и не приступал к начинаниям благим. И потому, Ставрофила, на пути крестном прежде всего тому научись и о том позаботься, чтобы мужественной душой и твердою волею желать следовать за Господом; ибо идти по Нем и прийти к Нему есть ничто иное, как постигнуть Его произволением (Бл. Августин. Кн. 8 о исповеди). Желать же должно мужественно и совершенно, не раздвоенною волею, которая бы обращалась туда и сюда, с одной стороны восставала, а с другой падала и изнемогала. Похвалены Израильтяне за то, что «со всем усердием взыскали Его, и Он дал им найти Себя» (2Пар.15, 15). Подражай и следуй им.

СТАВРОФИЛА. «Возлюби душа моя возжелати» (Пс.118, 20) пути оправданий Господних, царского пути креста, пути спасения. Но как могу я сильнее пожелать исполнить то, чего желаю?

АНГЕЛ. Господь Иисус Христос сказал в Евангелии: «без Меня не можете делать ничего» (Ин.15, 5). Никак не возможешь прийти к Господу, если не последуешь Ему, укрепляемая Им. Итак, что же нужно? Молись и взывай к Богу: «Влеки меня, мы побежим за тобою» (Песн. 1, 3).

«Молю Тебя, – воззвала Ставрофила к Господу, – да будет со мною по слову, сказанному Тобою: «И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе» (Ин.12, 32). Привлеки же меня, привлеки, Господи, вслед Тебя. Даруй мне идти по стопам твоим, и последовать за Тобою, ибо «пути ее – пути приятные, и все стези ее – мирные» (Притч. 3, 17). Влеки меня каким бы ни было образом и нехотящую, дабы соделать усердною, влеки унылую, дабы соделать бодрственную. Влеки меня, и в след Тебя течем, не я одна, но и юные сестры мои со мною; ибо усердно желаю привести их сюда, чтобы и они вместе со мною восприняли благое иго креста.

АНГЕЛ. Не многого ли ты надеешься от сестер твоих? Не они ли презорливо не восхотели воздать честь кресту вместе с тобою? Не они ли виновны в том, что ты уклонилась от пути и заблудилась? Как же ты их теперь убедишь, чтобы они возложили на себя крест сей и носили его не один день и не два, но всегда? Говорю тебе, Ставрофила, что они не послушают тебя.

СТАВРОФИЛА. Однако я очень надеюсь, что если они услышат все, что ты мне говорил, то не откажутся последовать со мною за Господом.

АНГЕЛ. Иди, попытайся. Но я знаю, что они не послушают тебя, ибо непреклонны сердца их. Впрочем, иди и приведи их. Утром в этот же час я опять явлюсь здесь, и вторично буду поучать тебя крестному пути. Сказав это, Ангел стал невидим, а Ставрофила обрелась близ своего сельского поместья.

Глава 9. Ищущие земных наслаждений бегают креста «многие, о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают как враги креста Христова: их конец-погибель, их бог – чрево» (Фил.3, 18–19).

Скорбели сестры Ставрофилы и беспокоились, что с нею случилось, и почему она долго не возвращается. Одна думала, что она сбилась с пути и блуждает по лесу; а другая говорила, что Ставрофила, оставшись одна, рассердилась, и возвратилась домой, чтобы пожаловаться на них отцу. Когда они так говорили, неожиданно к удивлению и радости их вошла Ставрофила. Тотчас заботливо они стали расспрашивать её, где доселе была, что с нею случилось и как пришла к ним. Объясняя свое замедление благовидными причинами, Ставрофила постаралась уединиться с своими сестрами, и начала подробно рассказывать им о явлении ей Ангела Божия, о его пресладкой беседе с нею, и об указанном ей пути к жизни вечной. Говорила им, какой радости, какого утешения, какой славы сподобятся те, кои усердно шествуют крестным путем. «Для того я и пришла сюда, – прибавила она, – чтобы и вы, сестры, были причастницами этого блаженства». Но они по обыкновению отказывались от сего, говоря, что таким обещаниям нельзя верить, и явление Ангела называли обольщением; и, наконец, совсем отреклись вступить на предлагаемый путь. Тогда Ставрофила начала упрашивать и умолять их, чтобы они по крайней мере не отказывались пойти посмотреть являвшегося ей, и послушать его беседы. Он возвещает «глаголы вечной жизни» (Ин.6, 68), проходящие до самой души, и легко может обратить и не хотящих, и сделать вас благопослушными, сказала она. После долгого разговора, сестры Ставрофилы наконец согласились с нею пойти, отчасти побуждаемые любопытством, отчасти желанием сделать угодное Ставрофиле.

Когда они пришли к назначенному месту, внезапно явился им Ангел Господень, окруженный небесным сиянием, и вкратце изъяснил им блаженство Царства Небесного. Но вход в оное, присовокупил он, отверзается только крестом; и потому должно в кратковременной жизни сей понести крест скорбей, чрез который можно достигнуть наслаждений, «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку» (1Кор.2, 9). И еще много подобного сему говорил им.

ИЛАРИЯ. Так я и ожидала, что здесь услышу только скучные и нерадостные разговоры. Не так я несмысленна, благий отрок, чтобы ради неизвестно какой-то иной лучшей жизни отказаться от наслаждений жизни настоящей. Креста я никогда не любила кроме того, который блестит на золотых и серебряных монетах; а твой тяжелый и скорбный крест я, юная, никогда не восприму.

АНГЕЛ. И так не хочешь ты, отроковица, крестом кратковременных скорбей избавиться от вечного мучения? Не хочешь непродолжительным трудом достигнуть вечного небесного царства? Не хочешь за спасение души понести малое страдание? Для телесного здоровья ты готова потерпеть резания, прижигания и всякие другие лишения; а для здравия душевного ничего не хочешь потерпеть? Но ведь душа несравненно драгоценнее тела. Неужели же для спасения душевного тебе тяжко понести крест?

ИЛАРИЯ. «Жестоко есть слово сие, и кто может это слушать?» (Ин.6, 60).

АНГЕЛ. Но тяжелее будет слышать от праведного Судьи грозные слова: «идите от Меня проклятии в огонь вечный» (Мф.25, 41).

ИЛАРИЯ. Я ожидаю лучшего, ибо не напрасно верую в Бога, и принадлежу к Церкви христианской.

АНГЕЛ. Это одно бесполезно. «Вера без дела мертва есть» (Иак. 2, 20). И если ты христианка, то зачем же бежишь от креста Христова? Нет ни одного раба Христова без скорби; и если ты не хочешь иметь скорбей, то ты еще не начинала быть христианкой.

«Но это ужасно, – воскликнула Илария, – болезни, кресты, страдания!»

АНГЕЛ. Напротив, ты очень малодушна, и ничего не хочешь понести.

ИЛАРИЯ. Не я одна; но мало таких, которые могут понести страдания.

АНГЕЛ. В числе немногих будь и ты: «много званых, а мало избранных» (Мф.20, 16). Мало стадо, которому Отец небесный «благоволил дать вам Царство» (Лук. 12, 32).

Илария продолжала все прежнюю речь: «я немощна, а скорбь может преодолеть мужественное сердце. Что ж мне делать? Такою произвела меня природа».

АНГЕЛ. Не обвиняй природу, ибо человек сотворен мужественным. Но победи и самое естество свое, дабы понуждением восхитить небо. Зачем говоришь: «не могу?» Лучше скажи: «не хочу». Ибо ты можешь понести скорби, и это не трудно будет для тебя, если только решишься потерпеть. Поистине «все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Фил.4, 13). Как много юношей и девиц, отроков и отроковиц, старцев и детей, которые, оставив все, приняли крест и многими скорбями вошли в Царство Небесное! Ты не можешь? Но и эти разве своею силою возмогли, а не о укрепляющем их Господе Боге?

ИЛАРИЯ. Не знаю, с какою мыслию они восприняли крест, и какую имели твердость сердца. А я решилась всячески избегать креста; для меня тяжело слышать и речь о кресте.

АНГЕЛ. Неужели ты так мало заботишься о своем спасении, что хочешь отречься от пути к нему? Неужели крест для тебя так ужасен, что самое слово о нем заставляет тебя бежать? Но послушай, что сделал Апостол Андрей, когда его хотели распять, что он говорил, и как был приятен ему крест. Взирая издали на уготованное ему крестное древо, он не изменился в лице, как свойственно немощи человеческой, не поднялись у него от страха волосы, не сделался он безгласным, не содрогнулось тело его, и не смутился он духом. От избытка сердца говорили его уста, и от любви, которая возгоралась в сердце его, как искры из пламени, исходили слова: «О кресте давно вожделенный, – взывал он, -дерзновенно и радостно притекаю к тебе. Прими и ты с радостью меня, ученика Того, Который был распят на тебе; ибо я всегда тебя любил, и жаждал объять тебя».

ИЛАРИЯ. Но скажи мне, человек ли был, говоривший это, или Ангел, или иное какое-нибудь непостижимое существо?

АНГЕЛ. Человек во всем подобострастный вам. О сем свидетельствует самое страдание его, к которому он так радостно приближался.

ИЛАРИЯ. Откуда же в человеке это новое веселие и неслыханная радость? Откуда в немощной природе такое мужество?

АНГЕЛ. Не от самого себя. Сей «дар совершен свыше есть, ...от Отца светов» (Иак. 1, 17), от Того, Кто Един творить великие чудеса. Поистине Дух Божий, укреплявший немощь его и разливавшийся в сердце его, соделал любовь его крепкою, «как смерть» (Песн. 8, 6), паче же крепчайшею смерти. Дух Божий сладок паче меда, и сладости его не может пересилить никакая горечь смерти.

ИЛАРИЯ. Но я чужда этого Духа; и неудивительно, что крестный путь мне кажется скорбным и неприятным.

АНГЕЛ. Со всем усердием взыскуй сего Духа; «ибо ищущий обретает». И всячески должно украшаться этим Духом; «Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его" (Римл. 8, 9).

ИЛАРИЯ. Не понимаю, и не ищу сего Духа, который понуждает искать страданий, крестов и скорбей. Пусть ищет и ожидает сего Духа, кто хочет; а я не вижу в нем никакой радости, напротив, много скорбного, почему и слушать более о нем не намерена. – Сказав это, Илария удалилась.

«Вот, – сказал Ангел Ставрофиле, – сбылось, что я предрекал; ибо я знаю, как мало желающих носить крест и идти тесным путем. Не благонравен ли был юноша, приходивший к Господу Иисусу Христу с благим расположением сердца, и вопросивший Его: «Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?» Когда же он услышал: «если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью… Трудно богатому войти в Царство Небесное» (Мф.19:16, 21–23).

СТАВРОФИЛА. Итак, за отвержение креста сестра моя вечно будет осуждена, и никакой ей нет надежды спасения?

АНГЕЛ. Что спрашиваешь меня? Разве не знаешь от Апостола Христова, что должно думать о таких? Не слыхала ли, как он со слезами говорил: «Ибо многие, о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают как враги креста Христова. Их конец – погибель, их бог – чрево, и слава их – в сраме, они мыслят о земном» (Фил.3, 18, 19)? Почему они называются врагами креста? Потому, что стремясь к наслаждениям, чрево творят богом, и пренебрегши небесное, мудрствуют о земном. Что же за этим последует? То, что кончина их будет в погибель и вечное осуждение. Обоготворяющие тварь никогда не насладятся лицезрением Создателя, истинного Бога.

Глава 10. Любящие честь не почитают креста («Слово о кресте для погибающих юродство есть» (1 Кор.1, 18))

С удивлением и со скорбью внимала Ставрофила словам Ангела. Обратившись к другой сестре своей, она сказала ей: «умоляю тебя, Гонория, не следуй примеру сестры, которая, удаляясь от креста, удалилась от Христа и вечного спасения. Вспомни благочестие наших родителей, и мужественно прими крест, дабы водвориться тебе в вечных селениях, к которым он приводит».

Дыша гордынею, Гонория ответствовала: «я ли, благородная девица, приму на себя крест, знамение рабской и бесчестной казни? Знаменитые ораторы говорят, что крест не только не должен быть участью благородного человека, но что и самое имя креста навсегда должно удалиться от его памяти, зрения и слуха. Не только испытание крестных страданий, но самое ожидание и память о них недостойны свободного человека. Зачем же я буду носить крест как бы некое почетное отличие?»

СТАВРОФИЛА. Что ты говоришь сестра? Разве ты не знаешь, что крест от страдания на нем Господа прославился, что он теперь не бесчестное и смертоносное древо, но честнейшее и благословеннейшее из всех древ, древо прекрасное и пресветлое, как прикоснувшееся пресвятым членам тела Господня? Зачем считаешь неблагословенным древо, которое поистине блаженно и благословенно, на котором пригвождена цена всего мира? Не лучше ли тебе с мудрейшими из язычников сказать: «О преблаженное древо, на котором распростерт был Бог!» (Сивилла, по сказанию Созомена, кн. 2, гл. 1) и с Святою церковью славить преблаженное древо креста? Древо «крестное» врагам «для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, – сила Божия» (1Кор.1,18). Что величаешься благородством своим? Истинное благородство состоит в том, чтобы быть рабами Христовыми, как сказала Св. Агафия (день памяти – 5 февраля). Сия блаженная дева, происходившая от благородных родителей, с радостью предала себя на безчестное заключение в темницу, и мучителю своему говорила: «я раба Христова, и потому являюсь в виде рабском». Посмотри, кому ты служишь: Христу или сатане, добродетели или греху? Ибо «всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин.8, 34). Если же никого нет без греха, «ибо все мы много согрешаем» (Иак.3, 2); то почему тебе бегать креста под тем предлогом, что это рабское знамение?

ГОНОРИЯ. Ты очень усердная проповедница Ставрофила, но ничего не успеешь. Можешь, если тебе угодно, быть крестотерпицею и крестоносицею и ученицею креста, а я этого бесчестия никогда не приму.

Тогда Ангел, желая вразумить безумную, с кротостью сказал обеим: если вы разумеете «великую благочестия тайну» (1Тим.3, 16), и помыслите о том, что Единородный Сын Божий соделал для спасения рода человеческого: то «в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Фил.2, 5). Смирения Христова никому из богатых не должно гнушаться, никому из благородных стыдиться. Никогда достоинство человеческое не может подняться до такой высоты, чтобы ему стыдиться того, что Господь Иисус Христос, «сый во образе Божии» и Бог ваш, не считал за бесчестие. Что хвалишься благородством своим? Он Царь царей, Господь господей; однако избрал крест, чтобы им сокрушить владычество и все наветы диавола, и дабы смирение восторжествовало над вознесенною гордынею. Он Сам подложил рамена Свои под крест, который понес пред лицем всего мира, дабы последующим Ему показать образ. Величественное поистине это зрелище! Но если взирают на оное нечестивые, то для них это великое знамение бесчестия; для благочестивых же оно «велие веры утверждение». Если взирают нечестивые, видят Царя, носящего вместо царского скипетра древо своей казни; если же благочестивые, – видят Царя, носящего для распятия Самого Себя древо, знамение которого имело потом воссиять на венцах царей; видят Царя, желавшего быть уничиженным в очах нечестивых тем самым, чем впоследствии: должны были хвалиться сердца благочестивых (Бл. Августин. Беседа 117 на Еванг. от Иоанна). Кому может показаться несносным крест, которого не счел бесчестным Царь славы? Несносно бесстыдство, с каким человек, ничтожный червь, надмевается там, где истощил Себя Царь славы.

Слушали обе сестры, но не одинаково приняли слова Ангела. Раздраженная ими Гонория ушла с гневом. Ставрофила же выслушала наставление Ангела с сильным сердечным сокрушением, и ни чего не могла сказать вопреки, кроме указания на немощь естества человеческого и видимое бесчестие.

«Найдется ли, – вопросила она Ангела, – такой человек, который бы, родившись в благородстве понес терпеливо поругания?»

АНГЕЛ. Разве ты не слыхала, как осмеян был Мелхолою Давид за то, что скакал пред кивотом Господним, и что сказал он на это Мелхоле? «Пред Господом играть и плясать буду, – говорил он, – я еще больше уничижусь, и сделаюсь еще ничтожнее в глазах моих» (2Цар. 6:21–22). Прекрасное это было плясание, на которое гневалась Мелхола, а Бог утешался; прекрасная игра, которая людям казалась смешна, но для Ангелов составляет приятнейшее зрелище. Благое то уничижение, чрез которое рабы Господни подвергаются поруганию богатых и презрению гордых. Ибо поистине не иным чем, как только безумием, считают миролюбцы, что рабы Божии убегают того, чего они ищут в мире сем, и напротив стремятся к тому, чего они убегают. И Св. Апостол сказал: «слово о кресте для погибающих юродство есть». Но «для нас, спасаемых, – сила Божия». И потому "не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных» избраны возвещать таинство креста; «но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное» (1Кор.1, 18, 25–28). Посему и ты, Ставрофила, ради мирского поругания, не отрицайся воспринять крест Христов; ибо великая премудрость считаться ради Бога безумным, и говорить с Апостолом: «Мы безумны Христа ради. Мы сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков» (1Кор.4:10, 9). Моисей и мог бы быть и царем в Египте, но не пожелал сего, «и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища» (Евр.11, 26); и потому, уклонившись от могущества, сделался несравненно могущественнее. И ты, презревши все, что в мире, считай страдания и поношения Господа твоего выше всех сокровищ (Св. Амвросий Медиоланский, Толков. на 118 Псал. Посл.30)). Пусть миролюбцы посмеиваются над крестоносцами; но придет время, когда они возвеличат премудрое безумие ваше, а свое, хотя уже поздно, будут оплакивать. Ибо когда в день страшного суда безумные и нечестивые узрят славу праведных, «они же, увидев, смутятся великим страхом и изумятся неожиданности спасения его и, раскаиваясь и воздыхая от стеснения духа, будут говорить сами в себе: «это тот самый, который был у нас некогда в посмеянии и притчею поругания. Безумные, мы почитали жизнь его сумасшествием и кончину его бесчестною! Как же он причислен к сынам Божиим, и жребий его – со святыми?» (Прем.5, 2–5).

Глава 11. И у грешников есть свой, гораздо более тяжкий крест. («Много скорбей нечестивому» (Пс.31, 10))

Ставрофила не могла забыть бегства родных сестер своих; они были непрестанно пред очами и в сердце ее, и потому так сказала она Ангелу: «я уже не буду говорить теперь о жизни будущей; но сердце мое желает знать, могут ли по крайней мере в сей скоротечной жизни пребыть без креста убежавшие теперь от него? Ибо они ради того удалились, чтобы без страданий провести жизнь в наслаждениях и чести».

АНГЕЛ. Нет. Ни в каком случае они не будут здесь свободны от скорбей. Кто отказывается с крестом следовать за Господом, того всегда будут преследовать тяжкие страдания, так как нет ни одного из смертных, который бы не испытал скорбей. Как смерть, так и страдания неизбежны для всех: удел мертвеца гроб, живого – крест. Умирает христианин, – пред ним несут крест; и родится человек, – ему назначается крест, какой нести. «Много трудов предназначено каждому человеку, и тяжело иго на сынах Адама со дня исхода из чрева матери их до дня возвращения к матери всех» (Сир.40, 1). Не обольщайся, Ставрофила: много крестов и различны виды их, и отнюдь нельзя найди человека свободного от скорби и печали. Как плавающие по морю подвергаются различным бедам, так и живущие на земле не могут быть без скорби и креста; и все, кто бы они ни были, имеют различные кресты: один от жены, другой от сына, иной от раба, иной от друга, тот от врагов, а сей от ближнего; иной же от потери имения (Иоанн Златоуст, бес.67 к Антиохийцам). И у кого нет тысячи причин скорби?

СТАВРОФИЛА. Но миролюбцы имеют много утешений, живут по своей воле, и потому не тяжки для них их скорби.

АНГЕЛ. Пусть будет и так, что они имеют все, чего желают; но на долго ли это все бывает? «Изчезающе яко дым, изчезнут" (Пс.36, 20) живущие среди изобилия мирского, и не останется памяти о прошедших утехах. Но еще и в этой жизни не без горечи, не без тоски и страха почивают они на радостях своих. В чем они почерпают утешение, то самое часто обращается им в наказание и причиняет скорбь, Правосудно устроено, что те самые наслаждения, которых беспорядочно ищут, бывают растворены горечью и смущением. Ибо так Бог повелел так и бывает, что беспорядочная душа сама себе мука.

СТАВРОФИЛА. Однако можно видеть, что цари, князи сильные мира сего, которые владычествуют над другими, коих воле никто не дерзает сопротивляться, или вовсе не имеют крестов, или мало причастны им.

АНГЕЛ. И они не исключены из общего удела смертных. И царь не освобождается от креста, но проводит жизнь свою среди многих скорбей и забот. Смотри не на венец; но на бурю печалей, которые рождает венец; взирай не на багряницу, а на душу обремененную мрачными заботами. Не так плотно прилегает венец к голове царя, как заботы объемлют душу его. Взирай не на множество телохранителей, а на множество скорбей. Не столь многими заботами исполнен дом бедного, сколь многие кресты повседневно ожидают царей (Св. Иоанн Златоуст, 66 сл. К Антиох.).

СТАВРОФИЛА. Вижу, что и те не без крестов коих мы менее всего считаем причастными им.

АНГЕЛ. Брань и непрестающее «искушение житие человеку на земли» (Иов. 7, 1) и как избыток, так и скудость бывают причиною греха. Богач возносится гордынею, а нищий впадает в ропот: от того и от другого возникает великий крест. Горе, горе благополучию мирскому, то от страха бедствий, то от помрачения радости. Горе среди бед, и от того и от другого, а еще от желания благополучия (Бл. Августин. Исповедь. Кн.10). И если самое благополучие не без горя, и терпение не без труда; то без всякого сомнения «не искушение ли житие человеку на земли».

СТАВРОФИЛА. Поистине, в сей искусительной жизни много соблазнов и падений; но грешники считают оные не бедствиями, а забавами и приятным развлечением.

АНГЕЛ. Так думают теперь, но в той жизни иначе об этом будут судить. Не грешников ли это вопль: «Мы преисполнились делами беззакония и погибели и ходили по непроходимым пустыням, а пути Господня не познали» (Прем. 5, 7)? «Ибо иго Христово благо, и бремя Его легко» (Мф.11, 30); и несущие его обрящут покой душам своим. Иго же грешников, как «кусок свинца» (Зах.5, 7), как бремя тяжкое отягощает их: они служат «иным богам день и ночь», которые не дают им милости (Иерем.16, 13). Все, в чем согрешает человек, всякое беззаконное дело, днем и ночью совершаемое, составляет область демонов, кои никогда не дают грешникам покоя, и непрестанно принуждают его прилагать грехи ко грехам, и беззакония присовокуплять к беззакониям (Бл. Иероним. Толков. на 16 гл. Иеремии) Посмотри, как это многотрудное томление грешников изображено в сильном Самсоне. Побежденный ласкательством жены, он был острижен и предан в руки иноплеменников, лишен зрения, ввержен в темницу, и как осел принужден был вращать жернова (Суд. 16). Так должен страдать всякий, кто угождает Далиле, т. е. плоти своей, и соизволяет ее воле; ибо он лишается духовной крепости, предается в плен врагам своим, – миру, плоти и диаволу, которые мучительски господствуют над ним, подобно жестоким властелинам. Сверх того он лишается света и разума, и делается подобным бессловесному, вращающему мельничные жернова. Рассмотри жизнь грешника, и всячески представится тебе в нем сие подобие животного. Как у оного бывают завязаны очи телесные, так у грешника очи душевный покрыты нечистотою его жизни, и он непрестанно вращается около предметов греховных наслаждений. В тяжких оковах похотей, ослепленный тьмою заблуждения, связанный нечистотою совести и испытывая в себе самом тесноту и тягость, он вращает, как жернов, камень сердца своего, ожесточенного закоснелостью в грехах, и из плодов растленной души своей готовит хлеб в угоду врагам своим. И какое томление причиняет ему эта постыдная работа! Как праведно вопиет Бог чрез пророка: «удалите злые деяния ваши» (Ис. 1, 16). По каким неудобным путям ходят грешники! «Путь их темен и скользок» (Пс.34, 6): «они не знают, обо что споткнутся» (Притч.4,19). Златом оскверняются невоздержные, о камень претыкаются сребролюбцы, от крутых подъемов на высоту изнемогают горделивые, тернием уязвляются гневливые, тьмою ослепляются завистливые, по неровности пути от всех отстают ленивые. Одним словом: «разрушение и пагуба на путях их» (Рим.3, 16).

СТАВРОФИЛА. Вижу очень ясно, что грешников ждет не один крест; однако они кажутся ведущими жизнь покойную и безмятежную, в полной беззаботности о грозящих бедах.

АНГЕЛ. Ты правду сказала, что они кажутся ведущими жизнь безмятежную; но это только так кажется, а на самом деле не так. Их терзает совесть за грехопадения, и этот червь, беспрестанно их угрызающий, никогда не дает им покоя.

СТАВРОФИЛА. Величайшее мучение – неспокойная совесть, непрестанно бичующая и терзающая душу.

АНГЕЛ. Да, это так. Между всеми страданиями души человеческой нет большего страдания, как обремененная грехами совесть. Ибо если в душе человека нет язвы, и если не осквернена у него совесть, то хотя он и потерпит скорбь отвне, он находит убежище в совести, и там обретает Бога. Если же за умножение беззаконий в совести своей не найдет он успокоения, потому что нет в ней Бога: то что тогда сотворит человек? Куда прибегнет он, когда начнут посещать его скорби? Уйдет ли с поля во град, из многолюдства в дом свой, и в самое уединенное место, скорбь за ним следует повсюду. Больше ему уже некуда обратиться, как только во внутреннюю клеть свою; но если и там смущение, дым неправды, пламень беззакония, то он и там не может успокоиться. Куда он не побежит, везде находит своего мучителя, ибо от самого себя куда может скрыться? Куда ни пойдет, всюду влечет за собою самого себя, и куда таковым ни повлечет себя, везде мучит себя (Бл. Августин. Толков. на 45 пс.). Какое сердце снесет эти мучения, которые уже суть предвозвестники и начатки вечных мук? Как у древних Римлян каждый осужденный на крестную казнь должен был нести свой крест, на котором ожидала его мучительная смерть: так и на грешников Господь возложил крест собственной их совести, чтобы чрез него они уже здесь испытывали казнь, прежде нежели подвергнутся вечной казни. Сочтешь ли теперь, Ставрофила, блаженными тех, кои окружены богатством, могуществом и наслаждениями? Поистине они далеки от блаженства, ибо мучитель, т. е. совесть их повседневно уязвляет и терзает их сердце, и незаметно влечет их к вечной смерти.

Глава 12. Сластолюбцы, сребролюбцы, славолюбцы и царедворцы имеют свой крест.

Выслушав слово Ангела, Ставрофила воззвала к Господу: «жалостен этот крест нераскаянных грешников! Умилосердись, милостивый Господи, не попусти мне испытать сей крест».

АНГЕЛ. Не на одних только нераскаянных грешников, но и на всех вообще возлагаются свои кресты. Ибо на земле никого нет и не будет без страданий; во всяком состоянии человеческой жизни есть то, чего не испытавшие не знают, а испытавшие страшатся. Хочешь ли слышать достовернейшого свидетеля сей истины? Царь Соломон, испытавши всякое благополучие и все наслаждения и радости жизни сей, так наконец о них сказал: «Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, всё – суета и томление духа!» (Еккл.1, 14). Во всем есть нечто такое, что причиняет человеку скорбь и страдание.

СТАВРОФИЛА. Это выше моего разумения. Признаюсь, я с трудом постигаю это; и потому прошу тебя, продолжай объяснять мне сию истину.

АНГЕЛ. Внимай! «Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская» (1Ин.2, 16); ибо миролюбцы ищут или плотских наслаждений, или богатства, или чести и славы. Телесные же наслаждения содержат в себе более горечи, нежели сладости, как о сем некто и из мирских мудрецов справедливо сказал: «нет язвы пагубнее плотской страсти: чем сильнее она, тем более помрачает свет душевный».

СТАВРОФИЛА. И зачем же люди называют все это наслаждением, если в сем мало сладости, а много горечи?

АНГЕЛ. Так велико заблуждение людей, что они называют наслаждением то, в чем нет никакой сладости. Не так быстрое течение рек подмывает берега, как телесные наслаждения разрушают самое основание человеческого здоровья. Войди во врачебницу: там узнаешь, какие причины всех болезней. Врачи говорят, что умеренное употребление простой пищи есть мать здравия, а пресыщение различными снедями производит многие болезни, иногда и неисцельные: болезни ног, тяжесть головы, головокружение, страдание и трясение рук, и многие другие недуги. Вот непременные следствия пресыщения! И не одни телесные недуги рождаются от плотоугодия, но и душевные: златолюбие, сластолюбие, печаль, уныние, и прочие неразумные страсти оттуда имеют начало. И ничем не лучше бессловесных животных бывают люди, угождающие чреву (Св. Иоанн Златоуст, бес.54 и 55 к Антиох.). Не говорю уже о сладострастии, которое губит лучший возраст жизни, и порабощенных оному подвергает бесчестию, и равно вредит душе и телу. Известно, что «блудник грешит против собственного тела» (1Кор. 6, 18).

СТАВРОФИЛА. Приятно мне узнавать, сколько страданий от наслаждений и страстей, дабы мне чрез это, как надеюсь, возненавидеть наслаждения.

АНГЕЛ. Благоразумно сделаешь. Ибо что прочного в них? Поистине горьки эти сладости мира, которых люди ищут с великими заботами, а, достигши оных, мучатся раскаянием, и которые вкушающим их причиняют несносные телесные страдания. Всякое телесное наслаждение имеет свойство уязвлять того, кто предается ему. Оно подобно пчеле, которая, доставляя сладкий мед, острым жалом уязвляет человека. Таковы мучения страдальцев плоти и мира!

СТАВРОФИЛА. Желаю знать, есть ли и в богатстве такой же крест и страдание?

АНГЕЛ. Не сомневайся в этом. Богатство преимущественно названо в Евангелии «тернием» (Мф.13, 22). Ибо как терние уязвляет и причиняет боль, так и богатство снискивается многими трудами, и хранится с большим страхом; а потеря оного соединена с великим страданием. Отсюда жалкое мученичество богатого, душу которого постоянно снедают заботы. Пес ли залает, сребролюбец думает, что пришел вор; зашелестит ли мышь, сердце его забьется от страха. Он подозревает и малого отрока; на возрастных чад своих смотрит как на врагов, подозревая, что они уже ждут наследства (Василий Великий). Смотри, какие страдания переносят сребролюбцы. Во время плавания по морю они претерпевают жестокие бури, и так как в них пылает огнь любостяжания, то они не страшатся никакого холода, носятся по воле ветров, возносятся и низвергаются волнами. Испытывая великие опасности, которые приближают их к смерти, сребролюбцы по справедливости могут вопиять к злату: «тебе ради умерщвляемся весь день». Даже и ночью не имеют покоя; ибо забота о прибыли прогоняет самый сон, так что они поистине могут говорить: кто нас разлучит от любви к злата? ни скорбь, ни теснота, ни гонение (Бл. Августин, Сл.50).

СТАВРОФИЛА. Мучение сребролюбца похоже на истинное мученичество, но в том далеко отстоит от него, что не только остается без воздаяния, но, как думаю, сопряжено и с великою пагубою для души.

АНГЕЛ. Поистине это так. Ибо «желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть» диавола (1Тим.6, 9). «Ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» (Лук.18, 25). Посмотри, как страдания и мучения сребролюбивого имеют некоторое подобие адских мучений. Окруженные сокровищами, они часто истаивают от глада, снедаются заботами, мучатся желанием, и собирая богатство как бы в разодранный мех, сокрушаются ежедневным и тщетным трудом.

СТАВРОФИЛА. Не напрасно же возвещено в Евангелии страшное горе богатым (Лук. 6, 24 и далее), если и в нынешнем и в будущем веке таково состояние их.

АНГЕЛ. Теперь скажу тебе и о тех, которые предают себя в рабство славе и почестям мирским, и у которых также свой крест, свои мучения. Ибо желая достигнуть почестей и достоинств, они не ленятся и не стыдятся претерпевать все, что отягчает их душу и тело, и переносить всякое уничижение, лишь бы приобрести желаемое. О горе! Сколько трудов и печали для снискания чести и достоинств! Честолюбивый, чтобы властвовать над другими, прежде сам делается рабом, и унижается пред людьми, чтобы достигнуть чести. Труден путь к высоким достоинствам. Честолюбие часто делает насилие самой природе. Если же кто не получает желаемой чести, как он томится и страдает! Аман пришел в великий гнев от того, что Мардохей, сидя при вратах царских, не встал и не поклонился ему. Он забыл и милости царские и все почести и богатство свое: «Но всего этого не довольно для меня, говорил он, доколе я вижу Мардохея Иудеянина сидящим у ворот царских» (Есф.5, 13). Это ничтожное обстоятельство так уязвило его сердце, что он велел приготовить виселицу, чтобы на ней повесить Мардохея. Как речь коснулась царских чертогов, то войдем и туда, и посмотрим, сколько и там многоразличных крестов. Народ с завистью смотрит на царедворцев, не понимая, скольким они подвержены бывают опасностям. Как плавающее по морям страшатся волнения, так и служащие при дворцах царских всегда ожидают перемен, и по царскому мановению они бывают то счастливы, то несчастны. Как много было временщиков, кои потом соделались презренными для людей, и бедственною переменою своего положения возбуждали сожаление даже в самых врагах своих! И вообще все гонящиеся за мирскими почестями подвергаются разным бедствиям и переносят великие и многоразличные труды, которыми бы они заслужили славу мученичества, если бы все это терпели ради Бога. А теперь они мученики мира, и суетными трудами и огорчениями готовят себе ад. Теперь видишь, свободны ли от крестов служители мира. Напротив они страдают ради мира и временной славы гораздо более, чем другие ради Бога и вечного своего спасения.

Глава 13. Жизнь супружеская имеет свой крест.

«Не все еще кресты мирских людей изъяснил я тебе, – продолжал Ангел Господень, – не сказал еще о супружеской жизни, на которую, как проливной дождь, изливаются печали, заботы и страдания. Ибо верно и твердо слово, изреченное Св. Апостолом: «если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит. Но таковые будут иметь скорби по плоти» (1Кор. 7, 28).

СТАВРОФИЛА. Что же это такое? Я, неопытная, думала, что брачная жизнь по крайней мере плоти доставляет отраду; но если в супружестве бывает скорбь и для плоти, для которой в нем казалось должны бы быть одни радости, то зачем и в брак вступают? Что привлекает людей к супружеству, когда в нем скорби для души и для плоти (Бл. Иероним в кн. Против Иовин)?

АНГЕЛ. Так. Ибо что считается в супружестве самым утешительным, то самое растворено горечью. Между благами супружеской жизни почитается неразрывность, по сказанному: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф.19, 6); но таким образом и оковы, и узы должны почитаться благом, ибо супружество-те же оковы. Посему Апостол Павел говорит: «Жена связана законом, доколе жив муж ее», а равно и о муже: «Соединен ли ты с женой? не ищи развода» (1Кор.7, 39, 27). Как бежавшие рабы, кроме того, что скованы каждый порознь, связаны еще и один с другим, дабы вместе скованные, они по необходимости следовали друг за другом, и не могли отделиться один от другого: так связаны и души супругов, каждый из них, имея заботу о самом себе, в тоже время утесняем бывает другою заботою, наложенною на каждого союзом супружества, что отягощает их более всяких оков, и отнимает у супругов свободу тем самым, что никто из них ни в каком случае не самовластен, а власть их разделена между обоими. И как велико это рабство! Раб, собравши серебро, достаточное для уплаты той цены, за которую куплен, часто может сделаться свободным; но муж, как бы зла не была его жена, должен терпеть рабство, и не имеет никаких средств избавиться от ее власти и получить свободу (Св. Иоанн Златоуст. Слово о девстве). Так же точно и жена, покупая себе за приданое мужа господина, из свободной делается рабою, и ради кратковременного наслаждения лишается природной своей свободы, и чрез супружество отворяет себе дверь невыразимых страданий и непрестанных скорбей (Василий Великий об истинном девстве).

СТАВРОФИЛА. Но так как эти оковы общие, то супруги взаимно друг другу помогают, и тяжесть, разделенная между двоими, бывает легче.

АНГЕЛ. Напротив, супруги делают друг для друга общее иго более тяжким. Доброго ли и кроткого мужа имеет жена: она постоянно боится, как бы он не умер, и страшась вдовства, испытывает уже печаль и страдание, и как в присутствии его, так и в отсутствии постоянно носит в сердце своем заботу, как бы с ним чего не случилось. Если же напротив муж суровый и жестокий, то вся жизнь для жены бывает мучением. И так как она не может желать ни того, ни другого, то есть ни смерти мужа по трудности положения вдов, ни продолжения его жизни по неудобству и тяжести сожительства, то она мучится сугубою и неизбежною скорбью и жестокими страданиями.

СТАВРОФИЛА. Счастливее кажется жизнь мужей, которая не подвержена таким бедам.

АНГЕЛ. Не много лучше их состояние, потому что они принимают на себя все заботы о содержание семейства. Некто сказал: „если бы мне дано было другое тело такое же, как мое, требующее такой же заботы о пропитании и сохранении его здоровья, о чести, славе и добром имени, я и жить бы не мог». И потому несомненно, что хотя жена бывает и очень любима своим мужем, однако как любовью, так и страданием причиняет ему столько же забот, сколько он имеет и сам о себе. Размысли при этом, что нрав жен по большей части бывает сварлив, и если какая из них бывает не такова, то это редкость. Тогда ты поймешь, что вся жизнь мужа бывает одно страдание. «Лучше жить в земле пустынной, нежели с женою сварливою и сердитою» (Притч. 21, 19). «Непрестанная капель в дождливый день и сварливая жена – равны» (Притч. 27, 15). «Соглашусь лучше жить со львом и драконом, нежели жить со злою женою» (Сир.25,18). И это все сказано не о прелюбодейце и блуднице, а о жене законной. Всю жизнь, день и ночь, провождать с такою женою не то же ли самое, что непрестанно валяться в тернии, и так неразрывно сплестись с ним, что освободиться от него возможно одною только смертью?

СТАВРОФИЛА. Но не всякому попадается такая жена: есть жены добрые, кроткие и молчаливые.

АНГЕЛ. Если и есть такие, то он очень редки. Поверь Соломону, у которого было множество жен; он сказал: «Мужчину одного из тысячи я нашел, а женщину между всеми ими не нашел» (Еккл.7, 28), как бы так говорил: из тысячи едва нашел я одного доброго и простого человека, а жены не нашел ни одной.

СТАВРОФИЛА. По крайней мере, супруги находят некоторое утешение в детях своих, в которых видя как бы самих себя, нежно любят их и о радостью воспитывают их.

АНГЕЛ. Но дети только умножают скорби родителей. Сколько детей, столько крестов. Родилось ли дитя женского пола: муж негодует, почему не родилось дитя мужеского пола. Родилось ли и мужеского пола; но родившееся дитя уродливо. Будут ли дети красивы, о красивых предстоит более тяжкая забота. Отняты ли они от сосцов, наступили заботы о воспитании. Когда они здоровы, боязнь о том, чтобы не умерли. Когда умрут, скорбь за безчадие. А если не умрут, то тягчайшая забота о живых: откуда взять средства на воспитание и образование детей, как устроить их брачный союз, как достать им дорогие одежды, как разделить каждому рабов, что выделить из имущества старшему, как успокоить зависть младшего (Св. Иоанна Златоуста. Слово о Св. Фекле).

СТАВРОФИЛА. Удивительно! В чем родители надеются иметь опору в старости и утешение в скорбях, то самое становится для них источником слез.

АНГЕЛ. Да! Рождаются ли дети или не рождаются, остаются ли в живых или умирают, они одинаково приносят печаль родителям. У одного много детей, но кормить их нечем; а другой не имеет наследника своему имению, которое собрал с великим трудом. И так самое счастье тому и другому причиняет скорбь, ибо каждый из них желает получить то, от чего другой страдает. У одного похитила смерть кроткого и любимого сына, а у другого жив сын распутный, и потому оба достойны сострадания, когда один оплакивает смерть сына, а другой-жизнь (Григорий Нисский, О девстве, гл. 13). А мать не мучится ли душою о каждом рождающемся чаде, и к настоящим скорбям ее не прибавляется ли всегда забота о будущем? Потом по рождении детей, если они выйдут добрые, то разлучаясь с ними, она страдает более нежели при самом рождении их; если, же окажутся дурными, то чрез них терпит большое поругание нежели когда бы оставалась неплодною. Случается, что вступив в супружество, она вскоре лишится мужа, не испытав вышеисчисленных скорбей; тогда она, не имевши чад и впавши во вдовство, бывает ни жена, ни дева, ни мать; и потерявши таким образом вдруг все, что считается в супружестве радостным, она за кратковременное наслаждение невозвратно уже погубила цвет девства, и испытала супружескую жизнь лишь для того, чтобы только познать тяжесть вдовства. Если же у вдовы останутся осиротелые дети, то они постоянно возобновляют ее печаль о потере мужа, образ коего она в них видит; и так она всегда в слезах, всегда в рыданиях, всегда в заботе о воспитании детей, и не находит никакого утешения в постигшем ее несчастье. Наконец она беззащитна пред ближними своими, пред рабами, пред наставниками детей, пред самыми детьми своими, когда они достигнут зрелого возраста, одним словом пред всеми, кто захочет ее обидеть, и жизнь ее для всех представляет плачевное зрелище страдания и сетования. Ради краткости умолчу о множестве других страданий, которым подвергаются вступившие в супружество.

СТАВРОФИЛА. Если такова жизнь вступающих в брак, «то лучше не жениться» (Мф.19, 10). Ибо что другое супружеская жизнь для супругов, как не иго?

АНГЕЛ. «Не все вмещают слово сие, но кому дано» (Мф.19, 11): но блаженны, «которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного» (Мф.19, 12). Не напрасно Господь Иисус Христос, когда нес крест Свой, говорил дщерям Иерусалимским: «ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие!» (Лк. 23, 29).

СТАВРОФИЛА. Истинно, трикраты «Блаженна неплодная неосквернившаяся, которая не познала беззаконного ложа; она получит плод при воздаянии святых душ» (Прем. 3, 13).

Глава 14. Отвержение себя – лучшее приготовление к несению креста («Отвергнись себя, и возьми крест свой» (Лук. 9, 23))

Ангел Господень продолжал: «достаточно я описал тебе кресты мирских людей, и ты сама уже отчасти можешь понять, что сестры твои не столько уклонились от креста, сколько променяли крест легкий и непродолжительный на тягостнейший и должайший, за который не только не получат награды, но и подвергнутся вечной казни. Оставив же их, следует теперь совершеннее наставить тебя к воспринято креста.

СТАВРОФИЛА. Ничего не может быть отраднее этого для меня. Ибо хотя я и готова воспринять крест, однако, не знаю, какой-то страх наполняет сердце мое, и сама вижу, что еще нуждаюсь в утверждении.

АНГЕЛ. Не без приготовления человек вводится на путь крестный. Не сказал ли Господь: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой» (Лук. 9, 23)? Хотя по-видимому здесь говорится об одном, но разумеются три действия: отвержение себя самого, взятие креста своего, и последование Христу (Св. Иоанна Златоуст, бесед. 55 на Матф.). Итак, первое необходимое условие для крестоносца отвержение самого себя, без которого никто не может воспринять креста, а если и воспримет, не может с постоянством понести. Всем, кто хочет последовать Господу Иисусу Христу, Он прежде всего повелел оставить все: «кто не отрешится от всего, что имеет, – сказал Он, – не может быть Моим учеником» (Лук.14, 33). Но говоря об отвержении всего, Господь не исключил из сего и самого человека, т. е. Он хочет, чтобы человек оставил не только все свое, и себя самого, и чтобы яснее это выразить, сказал: «да отвержется себя» самого. Не так трудно для человека оставить свою собственность, как оставить самого себя; и всякому легче отказаться от того, что он имеет, нежели от того, что он есть (Св.Григорий Двоеслов. Бес.23 на Еванг.).

СТАВРОФИЛА. Но как понять это, чтобы человек отвергся себя самого? Как перед самим собою отказаться от самого себя, когда сознание не позволяет человеку думать о самом себе, что он не существует, или что он не тот человек, каков в действительности? Это отречение похоже на то, как если бы кому сказали: ты Лука, а он, будучи Лукою, отвечал бы: нет, я не Лука; перед другим это отречение от себя, может быть, имело бы силу, но не пред собою. Как же разуметь это: «да отвержется себя» самого? Кто и куда от себя самого уйдет, или кто и как себя самого может оставить?

АНГЕЛ. Ты еще мало причастна истинному свету разума. Внимай! Иное человек падший в грех, и иное, каким был создан; иное по тому, что он творит, и иное, как он был сотворен. Человек оставляет себя самого, когда чрез покаяние соделывает себя иным; оставляет ветхого человека, то есть, каким сам себя сделал чрез грех, и становится таким, каким сотворен по благодати. Например, если кто был горд, а потом обратился и возлюбил смирение, то он оставил себя. Если сластолюбивый обратился к жизни воздержной, то он отвергся себя. Если сребролюбец перестал собирать сокровища, и похищавший прежде чужое начал раздавать и свое, тот поистине оставил самого себя. Хотя по природе он тот же самый, но не тот в отношении ко греху. И потому сказано: «Коснись нечестивых несчастие – и нет их» (Притч. 12, 7). Нечестивые обратившиеся от нечестия исчезают не потому, что перестают существовать, а потому, что уже не пребывают в нечестии (Св.Григорий Двоеслов. Бес.32 на Еванг.). И так человек отвергается себя самого, когда удаляется от всего, чем прежде был по ветхому человеку, и тщательно стремится к тому, к чему призван по обновление, как говорит Апостол: «совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его» (Кол. 3:9, 10).

СТАВРОФИЛА. Это выше моего разумения, и думаю, что немногие постигают сие.

АНГЕЛ. В примерах для тебя это будет понятнее. Один юноша, желая избавиться от преступной любви к некоторой блуднице, удалился в дальнюю сторону. Когда там любовь эта угасла в нем, он возвратился назад, и встретившись с прежнею возлюбленною, не обратил на нее никакого внимания. Удивившись этому, она подумала, что он ее не узнал, и подошедши к нему, сказала: я такая-то. «Но я уже не тот», – ответствовал юноша, и удалился от нее (Св. Амвросий Медиоланский. О покаянии, кн. 2, гл. 10). Подобным образом разумей и то, как отвергался самого себя Апостол Павел, который говорил: «и уже не я живу» (Гал.2, 20). Он умер, как лютый гонитель христианства, и начал жить, как ревностный проповедник Христа; если бы он оставался тем, чем был, то не был бы Апостолом. Но пусть тот же Апостол, который говорит, что он не живет, объяснит, каким же образом он громко возвещает учение истины? Он тотчас присовокупляет: «но живет во мне Христос». Как бы так говорит он: я умер для себя самого, потому что не живу по плоти, но не умер по существу, ибо живу духовно во Христе (Св. Григорий Двоеслов. бесед. 32 на Еванг.). Отвергся себя и тот инок, живший в пустыне, который родному своему брату, когда тот пришел просить от него вещественного пособия, отвечал: поди к другому нашему брату (уже умершему). Удивляясь его ответу, пришедший сказал, что тот брат уже умер. На это пустынножитель ему ответствовал: и я также умер. И действительно он был мертв для мира и сродников, а жил только для Бога. И сие-то есть, о чем Св. Апостол всем в назидание говорит: «Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего» (2Кор.5, 15). И так каждый должен умереть для себя, чтобы жить для Господа; потому что кто не удаляется от самого себя, тот не может достигнуть того, что превыше его. Так овощные растения и деревья пересаживаются для того, чтобы усовершенствовались, и, так сказать, искореняются для того, чтобы дали больший рост. Так и семена растений, смешиваясь с землею, умирают, чтобы ожить потом в обновленной жизни и плодоносии; и лишаясь по-видимому того, что в них было, они чрез это самое начинают проявлять то, чего в них не было прежде (Св. Григорий Двоеслов. Там же).

СТАВРОФИЛА. Ты вразумляешь меня в сей истине так ясно, что я как бы руками осязаю ее теперь.

АНГЕЛ. Но я еще яснее и полнее изложу тебе учение о самоотвержении, так как ты внимательно слушаешь меня, и учение это весьма благопотребно. Если ты понимаешь, что значит отречься самого себя. Отрекающихся другого, например, брата или раба, или кого иного, хотя бы и видел, что его бьют, или вяжут, или ведут на казнь, или как либо мучат, не заступается, не защищает, не соболезнует, не принимает в нем никакого участия, как бы совершенно ему чужой. Так и Господь хочет, чтобы ты не жалела своей плоти: бьют ли тебя, гонят ли, жгут ли, или другое что терпишь, не жалей себя, и переноси все это так, как бы терпел другой кто-либо, и даже враг твой (Св. Иоанн Златоуст, бесед. 55 на Матфея).

СТАВРОФИЛА. Но подобный человек был бы совершенно бесчувственный и мертвый. Не знаю, как возмогу я быть к себе самой столь жестокою, когда сильно сострадаю бедствию и других?

АНГЕЛ. Господь и не требует, чтобы человек был бесчувствен или жесток к себе, а хочет умерщвления человеческих страстей, отрицания похотей плотских: хочет, чтобы ты немного заботилась о своей плоти и крови; ибо пред Ним погрешительна и самая любовь родителей к детям и детей к родителям, если она противна Богу. «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, – сказал Он в Евангелия, – не достоин Меня» (Мф.10, 37). Мало этого, ради Бога должно возненавидеть и самую жизнь и душу свою. Апостол Петр возлюбил душу свою более Господа, когда побоялся подвергнуть себя опасности, и потому трижды отрекся Христа; а если бы возлюбил Его, то без сомнения отрекся бы себя. И сам Господь Иисус Христос не отвергся ли Себя, когда, будучи единородным Сыном Преблагословенной Девы Матери, сказал ей, как чужой: «что Мне и Тебе, Жено?» (Ин.2, 4). Не оскорбить этим Он хотел ее благоговейную материнскую любовь, но вразумить вас, что заботы о плотских родителях и нужды сродников никак не должны препятствовать вам в деле Богоугождения. И потому-то, когда однажды сказали Господу: «вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою, Он же сказал в ответ говорившему: кто Матерь Моя? и кто братья Мои?» (Мф.12:47, 48). Господь говорил это не в обиду любви материнской, как бы отказываясь от повиновения ей, и не из пренебрежения братьями, но показывая сим, что проповедание таин Отца для Него выше желания Матери, и что дело духовное должно предпочитать плотскому родству.

СТАВРОФИЛА. Радуюсь, что в Господе Иисусе Христе нахожу не только наставника, но и образец самоотвержения. Ради имени Его иго это воистину будет мне и легчайшим и любезнейшим.

АНГЕЛ. И Авраам не отвергся ли себя, когда, забыв чувство отеческой любви, решился заклать, по повелению Божию, возлюбленного и единородного своего сына? Не похвалены ли Левиты, когда они, воспламенясь ревностью, за поклонение тельцу, без разбора лиц, побивали «каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего» (Исх. 32, 27), «говорит об отце своем и матери своей: «я на них не смотрю», и братьев своих не признает, и сыновей своих не знает» (Втор. 33, 9). Если от исполнения воли Божией будет удерживать тебя мать, разодрав свою одежду, с распущенными власами и обнаженною грудью, питавшею тебя; если на пороге храмины твоей возляжет отец, переступи чрез него без слез, и беги под знамение креста Христова. Любовь к Богу требует быть немилостивым в подобном случае (Блаженный Иероним. Посл. 1 к Илиодору). Если с одной стороны влечет тебя плоть и чувственность, а с другой прельщает мир, друзья и сродники, дерзновенно скажи им: «не знаю вас». Или если с какой либо стороны помыслы ветхого человека будут запинать тебя, говори им: «не знаю вас». Всем внушениям вашим я охотно соизволяла, когда я была властна над собою; а ныне приобрел меня Христос ценою крови Своей; я не своя, и не могу уже исполнять свою волю, но следую воле Того, Кому принадлежу.

СТАВРОФИЛА. Уповаю, что благодатью Божиею я исполню так, как ты говоришь. Но недостаточно ли я теперь наставлена к понесению креста?

АНГЕЛ. Достаточно, если всем сим благоразумно воспользуешься, и с рассуждением все это приведешь в исполнение.

СТАВРОФИЛА. Но как должна я поступить, чтобы исполнить это?

АНГЕЛ. Человек, как ты знаешь, состоит из двух весьма различных частей, тела и души; но той и другой части должно отвергнуться себя, иначе очень неудобно будет нести крест. Прежде всего необходимо, чтобы ты далеко от себя отринула ближайшую твою госпожу, чувственность, госпожу миролюбивую, непостоянную, плотяную, непрестанно влекущую тебя к угождению плоти и суетам мира. Она виновница всякого чувственного наслаждения, коим наипаче уловляется человек; она всегда предлагает ему греховные предметы, представляя привлекательное для взора, усладительное для обоняния, утешительное для слуха, обольстительное для осязания, и этими прельщениями старается привлекать ко греху. Если всего этого ты вскоре не отринешь от себя, то совратишься с пути крестного, и уклонишься на путь греховный. Прелестница эта представит тебе удовольствия и почести, в которых пребывают отроковицы мира сего, которыми и ты можешь наслаждаться по желанию своему: но если ты тотчас же не отвратишь очей твоих, да не видят суеты, то скоро отвергнешь крест, и пойдешь в след подруг твоих. Потом ветхий твой человек будет представлять тебе соблазн креста и насмешки дщерей Вавилонских, но ты заткни уши твои от гласа льстивых слов их, и будь, «как человек, который не слышит и не имеет в устах своих ответа» (Пс.37, 15). Плотское мудрование будет представлять тебе, что крест очень тяжел и неприятен, но ты «по слову уст» Господних, сохрани «себя от путей притеснителя» (Пс.16, 4), и отвергнув угождение плоти, восприми тяжесть креста. «Подлинно суетны по природе все люди, у которых не было ведения о Боге» (Прем.13, 1).

СТАВРОФИЛА. Наставленная тобою, я теперь буду более внимать себе и тщательнее блюстись от льстивой этой госпожи, которой прежде угождала.

АНГЕЛ. И благо тебе будет, но этого еще недостаточно. Должно еще умертвить душевного человека, т. е. отречься памяти, разума и воли. Отрекись памяти, которая, как на дщицах, содержит в себе различные начертания предметов бесполезных и суетных, возбуждающие ум к размышлению о них, а волю к желанию оных. И так изгладь из памяти твоей все льстивые изображения благополучия мирского; иначе недолго пребудешь на пути крестном. Свет внутренних очей, т. е. разум покори служению Святого креста, и не следуй собственному своему разумению: «потому что плотские помышления суть вражда против Бога» (Рим.8,7), оно завлечет тебя во многие соблазны. Обманчивое воображение представит тебе крест большим и тягчайшим, нежели каков он на самом деле, от чего ты будешь всегда печальна и нетерпелива. Кичливый разум будет представлять, что тебе приличнее нести крест другой, а возложенный на тебя; но ты отвергни все это, и «все, что ни приключится тебе, принимай охотно, и в превратностях твоего уничижения будь долготерпелив» (Сир. 2, 4). Наконец, отрекись и от воли твоей; ибо она, увлекаясь в разные стороны своими пожеланиями, любовью, печалью, весельем или гневом, будет покушаться свернуть иго креста; но ты взирая на образ Сына Божия, всегда отрекайся своей воли, и имей в сердце и в устах твоих слова Христовы: «не Моя воля», Господи, «но Твоя да будет» (Лук. 22, 42). И так «о сем заботься, в сем пребывай» (1Тим. 4,15).

Глава 15.

Выслушав это, Ставрофила начала приуготовляться к возвращению домой.

«Приношу тебе благодарение, – сказала она Ангелу, – что ты научил меня пути спасения. Теперь время мне уже идти домой, куда прежде меня возвратились сестры; и я боюсь, не огорчился ли на меня отец мой, что я замедлила и не возвратилась вместе с ними».

АНГЕЛ. Если это будет, то вот тебе и случай, с чего начать крестный путь, и поверь мне, ты окажешься неготовою к понесению креста, если не снесешь отеческих слов. И так иди с миром, и если желаешь не только поучаться пути крестному, но и шествовать по нему, то чрез несколько времени приходи опять сюда, да восприимешь крест, и последуешь Христу Господу.

СТАВРОФИЛА. Приложу к этому все мое усердие. Но наставь меня, в чем упражняться мне в это время и какими поученьями приуготовлять сердце свое к несению креста?

АНГЕЛ. Когда ты войдешь во врата городские, увидишь там монастырь крестоносцев. Войди туда, и испроси себе у настоятеля правило для чтения и молитвы, и упражняйся в том, что он тебе назначит.

Ставрофила поступила так, как ей было повелено: испросивши от настоятеля обители наставления, она с радостью возвратилась в дом родительский, и прилежно начала упражняться в чтении и молитве. Вскоре однако упражнение в одном и том же как бы наскучило ей, и она стала впадать в уныние и нерадение, и уже исполняла назначенные ей правила только по обычаю и без внимания. Любовь к крестной жизни день ото дня угасала в ее сердце. Наконец она совсем оставила назначенные ей благочестивые упражнения, и чему научилась от Ангела, стала предавать забвению.

Комментарии для сайта Cackle