Азбука веры Православная библиотека священномученик Иоанн Восторгов Поучения при сборе пожертвований в пользу Православного Миссионерского Общества
Распечатать

священномученик Иоанн Восторгов

Поучения при сборе пожертвований в пользу Православного Миссионерского Общества

Содержание

I. В неделю Сыропустную за вечерней II. В среду или в пятницу 1-й недели за преждеосвященной литургией III. В субботу 1-й недели Великого поста за литургией, после Евангелия IV. В неделю Православия Миссионерство и веротерпимость  

 

I. В неделю Сыропустную за вечерней 1

От лет древних и от святых наших отцов и учителей приняли мы трогательный и спасительный обычай пред временем поста и покаяния, в этот святой вечер «прощенного» воскресения, испрашивать друг у друга прощения обид и содеянных прегрешений. Таков завет молитвы Господней: «Отче наш, остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Такова и заповедь нашего Спасителя, сегодня за литургией возглашенная в Евангелии: «если вы не прощаете людям согрешений их, не оставит, – не простит и вам Отец ваш Небесный...»

Слышите ли, братие, Кто оставляет грехи? Один только Бог, Один только Отец Небесный Может отпустить грехи, которые таким тяжким бременем тяготят нашу совесть. А люди, если и прощают, тo прощают только во имя Божие; люди сами своею властью этого сделать не могут, ибо всякий грех есть, прежде всего и больше всего, грех перед Богом, перед Его законом. Бог же прощает нам грехи за спасительные страдания Господа Ииcyсa Христа, в которого мы веруем: Он, Иисус Христос, нас примирил с Богом, Он дал нам силы Святого Духа в таинствах святой церкви очищаться от грехов, уповать на Божие милосердие и прощение; Он же указал для нас и способы, условия, пособия, чтобы получить милость прощения, – наше взаимное друг другу забвение обид.

Но есть еще один указанный и заповеданный Господом способ и путь получить от Бога милость и прощение наших грехов. Раскройте послание святого апостола Иакова, и там вы прочитаете трогательный и утешающие нас слова: «братья, знайте, что обративший грешника от заблуждения пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (5, 20).

Пред нами теперь предлежит время поста и покаяния. Чтобы облегчить себе трудный подвиг, трудное восхождеше на высоту нравственную, мы сбросили с себя тяжесть взаимных неудовольствий и обид, мы прощаем сегодня, по заповеди Христовой, друг другу согрешения. Примем же и другое пocoбиe для спасения, которое указывает нам святое слово апостола, только что нами приведенное. Много в России и в целом мире грешников, не только прогневляющих Бога грехами и беззакониями, но и не знающих совсем о Христе, Искупителе грешных людей, не знающих, от кого нужно и можно безошибочно научиться добру, от кого научиться и познать, в чем путь правый и где путь погибельный, не знающих, у кого, и как, и чрез кого искать покаяния и очищения совести. Такими людьми являются многочисленные язычники, мусульмане, живущие в Poccии, по Волге, на Кавказе, особенно в Сибири. Много из них есть таких, которые кланяются истуканам, идолам, почитают за божество медведя, волка и всяких зверей, которые не считают за трех убивать своих родителей в дни старости, когда они в тягость детям, не знают, что грех блудить, грех жениться на близких родственниках или иметь многих жен.

Трудно и невозможно нам всем идти к этим несчастным заблудшим и обращать их от заблуждения пути их: для этого нужна свобода от житейских дел, большие средства, не малые знания и умение говорить на языке этих язычников. Но есть люди, которые посвятили и отдали себя такому святому делу; называются они – миссионеры, проповедники святой Христовой веры. Такими миссионерами были святые апостолы, посланные (миссионер значит по-русски посланник) Спасителем для проповеди Евангелия; такими миссионерами были многие последователи апостолов и их апостольского подвига. В числе их вспомним святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, которые проповедовали нашим предкам славянам и привели их, а чрез них и нас из тьмы языческой в чудный свет Христов.

И теперь, Слава Богу, есть миссионеры, есть труженики, не устрашившиеся этого тяжелого подвига. О них в Poccии заботится особое Православное Миссионерское Общество; оно находится в Москве, но членом его можно сделаться всякому православному христианину; для этого нужно вносить небольшую ежегодную определенную жертву (три рубля) в пользу Общества, при чем это можно делать чрез всякого православного священника на месте.

Миссионерское Общество помогает во всем миссионерам; оно снабжает их всем необходимым, дает им и их семьям содержание, снабжает книгами и утварью, отпускает деньги на разъезды; Общество строит и содержит для новообращенных церкви, школы, переводит, печатает и рассылает книги и т. п.2 До 300.000 рублей оно тратит ежегодно на святое дело, но и такая сумма, по-видимому, большая, – сравнительно с величием дела и суммою потребных расходов, слишком незначительна; нужно гораздо больше средств, чтобы дело поставить хорошо и успешно, и проповедовать о Христе и Его спасительном Евангелии всем неведущим Христовой веры в одной только России. Но и те средства, которые доселе тратило Миссионерское Общество, оно получает только чрез пожертвования благочестивых христиан. Ныне, к стыду и горю нашему, в виду оскудения веры и благочестия, эти пожертвования так сократились, что Общества за последние годы должно было истратить все свои запасные средства.

Дальше оно уже вынуждено будет сокращать и уменьшать свою святую работу, отказывать в содержании миссионерам, закрывать школы, оставлять без службы церкви, со слезами смотреть на разрушение церковных и школьных зданий и всего своего дела. Поистине, горько и больно даже помыслить об этом, стыдно до слез за православный наш народ. Однако власть церковная, Святейший Сенод, не теряет надежды на лучшее будущее, на доброту и отзывчивость православпых чад Церкви. До сего времени пожертвования в пользу Миссионерского Общества собирались каждый год по церквам только один день, именно в неделю Православия, то есть в первое воскресенье Великого пост3. Теперь же для напоминания верующим, для усиления средств Общества и для его поддержки, Святейший Синод благословил Миссионерскому Обществу собирать пожертвования и взносы на святое дело во всю первую неделю Великого поста, начиная с нынешнего вечера и каждый день за всеми службами. Тут уж не требуется от нас определенный взнос для получения звания члена Миссионерского Общества: всякая и самая малая жертва, каждая копейка принимается от нас с благодарною любовью.

Итак, с Богом, на доброе дело! Сейчас понесут кружку для сбора пожертвований; каждый день и за всякою службою она будет целую неделю обноситься во храм.

Помогите же, братья, труженикам апостольского миссионерского дела в их подвиге распространения святой нашей веры. Посредством этой жертвы своей и вы войдете в святой труд миссионеров, и вы войдете в ту награду, которую Бог обещает всякому, обратившему грешника от заблуждения пути его: и вы спасете душу от смерти и покроете множество грехов.

А над всем сим, и сами мы простим друг другу согрешения, забудем обиды и с сердцем, облегченным от злобы, приветствуем весну постную, подвиг покаяния и святого поста. Аминь.

II. В среду или в пятницу 1-й недели за преждеосвященной литургией

Bepнии, о иже ко святому просвящению готовящихся 6ратиях и спасении их Господу помолимся.

В грядущие дни Великого Поста за преждеосвященными литургиями услышим мы это моление. Оно сохранилось в нашем богослуженни от глубокой древности, и относится к тем многочисленным тогда верующим, которые во время поста обыкновенно готовились к просвещению, т.е. к крещению, и принимали это великое таинство к самому празднику Святой Пасхи. Впрочём, и целый год за литуриями, как и сегодня, мы возносим моление об оглашенных, т. е. о тех, которые проходят путь наставления и первоначального научения в истинах святой нашей веры, чтобы, уразумев евангелие правды, соединиться святей, соборной и апостольской Церкви.

Глубоко трогательны моления о иже ко святому просвещению готовящихся братих. Мы молим: Яко да Господь Бог наш утвердит их и укрепит; просветит их просвещением разума и благочестия; сподобить их бани пакибытия, – т.е. омовения и духовного возрождения, – оставления грехов и одежды нетления; породить их – для новой жизни святой и чистой – водою и духом; дарует им совершение веры; сопричтет к святому своему и избранному стаду.

И умиленная благодарность согревает наше сердце, благодарность Господу за то, что все эти моления над нами в свое время исполнились, ибо мы все – уже сопричтены к святому и избранному стаду, к Церкви Святой и Православной.

И вот, о тех многочисленных язычниках, живущих во всей Poccии, частью уже готовящихся к святому просвещению, частью еще оглашаемых проповедью миссионеров, частью же еще не слыхавших о Христе, потому что до них не дошли веропроповедники, не принадлежащих к стаду Христову, – о всех этих наших погибающих братиях во всю текущую первую неделю Великого Поста и за всеми службами напоминает и ходатайствует пред нами Православное Миссионерское Общество.

Помолиться о них приглашает нас, прежде всего, Святая Церковь. Но искренняя молитва разрешается в любовь, и притом в любовь деятельную. Если бы эти оглашенные и готовящиеся к крещению сейчас здесь во храме стояли перед нами, и мы бы знали, что у них все нужное есть, что они научены вере, имеют попечителей, имеют общий с нами храм и приход: тогда, конечно, наша молитва касалась бы только их духовного возрастания в святой вере. Но когда мы знаем, что язычники разбросаны по огромным пространствам пустынь, лесов и гор, живут наподобие диких зверей в шалашах, в пещерах, не имеют проповедников, не имеют ни храмов, ни школ, ни церковной утвари, ни богослужения и проповеди; когда мы знаем, что и давно крещенные бедствуют без священников и церквей, потому что по своей нищете сами содержать их не могут; когда мы знаем, что Православное Миссионерское Общество, которое их поддерживает, живет только нашими жертвами, и этих жертв уже не хватает для дела святого и апостольского; когда мы, наконец, знаем и слышим, что крещеные язычники, долго оставаясь без причтов, храмов, без богослужения и проповеди, теперь тысячами отпадают от христианства и снова возвращаются в язычество: о, тогда молитва о них должна разрешиться в святое дело помощи миссионерскому делу!

Святой апостол Иаков пишет: «Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто-нибудь из вас скажет им: идите с миром, грейтесь и питайтесь, но не даст им потребного для тела: что пользы? Вера, если не имеет дел, мертва сама по себе» (2, 16–17).

Но вот перед нами язычники, в полном смысле нагие по духу, голодные по духу... Что же, если мы будем только желать им добра и просвещения, а самым делом но станем им помогать? Им нужны проповедники, им нужны храмы, им нужны богослужебные книги, им нужна церковная служба, причты, и все необходимое для исполнения святой веры. Вот чем мы прикроем их духовную наготу, вот чем удовлетворим мы их духовный голод.

Поможем, сколько мы в силах, Православному Миссионерскому Обществу: оно именно и делает все то, что нужно для просвещения язычников, – оно содержит и посылает к ним миссионеров, оно всюду на местах жительства язычников их поддерживает, способствует устроению их оседлой жизни, учит их жить по-человечески, устраивает и житейский их быт, помогает средствами денежными всем работникам святого миссионерского подвига.

Порадеем и помолимся, вернии, о иже ко святому просвещению готовящихся братиях и о спасении их.

Их спасение есть путь и нашего спасения. Аминь.

III. В субботу 1-й недели Великого поста за литургией, после Евангелия

Стоим мы ныне, братие, все в ожидании причастия Христовых Таин. Великою милостию Божиею и Всемогущею волею Господа мы получили то, чего не может дать и соделать никакая сила в миpе, – т.е. получили мы прощение грехов в таинстве покаяния. Пусть предстанет величайшая сила человеческого ума, пусть явится самая утонченная и высокая наука, пусть разовьется человеческое искусство, какое угодно, самое высокое, невиданное и неслыханное, пусть будет самое могучее государство, пусть появится самый могучий на земле человек: никто, никто на свете не может простить греха человеку, никто не успокоит его совесть отпущешем грехов, никто не даст ему надежды на очищение, никто не придаст ему чрез прощение грехов нового воодушевления к достижению нравственного совершенства, никто не даст ему возможности соединиться с Богом и со Христом. Только Бог во святой Церкви и за искупительные страдания Христа Господа, Сына Божия, дает это всем верующим и кающимся, дает во святых тайнах.

Счастливы мы, бpaтиe, что имеем доступ к этому спасению, что веруем во Христа, знаем Его святую Церковь, от нее приемлем святые таинства.

Но в эти минуты редкого счастья вспомните еще и еще о тех, о ком вам мы напоминали всю эту неделю. Вспомните о язычниках, не знающих Христа, не знающих прощения грехов, погибающих без веры и Церкви. Вспомните слова Христовы: «Я и других овец имею, которые не суть от двора сего, и их Мне надобно привести и будет Едино стадо и Един Пастырь» (Ин. 10:16).

К сему единому стаду, т.е. в Церковь Христову, призывает язычников Миссионерское Общество трудами и проповедью миссионеров, веро проповедников.

Представьте же себе, что вот, нашими жертвами мы способствовали тому, что где-либо в Сибири, в глухом лесу, среди язычников, устроился храм, раздалась

проповедь о Христе, явилась вера святая, и вчерашние язычники крестились, являются к богослужению, познали, в чем спасение, пришли в храм для говения, принесли покаяние, получили прощение грехов, и вот, как вы сейчас, так и они стоят в ожидании Чаши Христовой, чтоб приобщиться Таин Святых! Представьте себе их счастье и радость! И это счастье принесли им вместе с другими и мы, принесли своими жертвами и пособиями на дело миссии! Мы своими жертвами способствовали тому, что привели овец не двора сего ко Христу, и они услышали голос Его и составили вместе с нами единое стадо около Единого Нашего Пастыря, Иисуса Христа!

Разве это для нас не достойное дело? Разве это не лучшее угождение Богу? Разве это не лучшая благодарность и служение Христу? Разве это не лучшее проявление духовной милости и любви?

Пусть же не оскудеет рука наша в пособии святому евангельскому делу, и жертва наша будет святою и вольною в пользу Православного Миссионерского Общества, – в этот радостный для нас день Причащения Таин Христовых и соединения нашего с Господом. Аминь.

IV. В неделю Православия

I

4Отче наш, иже ecи на небесех! Да святится имя Твое, да придет царствие Твое!

Каждый день мы молимся этими словами молитвы Господней.

Но может ли имя Господа святиться там, где о Нем не знают и не слыхали?

Может ли царство Господа и Бога состоять из людей, которые Его не ведают и в Него не веруют?

Или может ли достойно святиться имя Бога, и может ли быть истинное, покорное Царю Своему – Богу царство там, где в Бога и Христа веруюг не так, как Он Себя открыл, не так, как Он заповедал, а как хочется греховному человеческому уму и сердцу, вопреки воле Божией, неправо и нечисто?

Празднуем мы сегодня торжество православия; вспоминаем, как среди всех гонений и преследований, среди нападений от врагов, среди язычества, иноверия, неверия, расколов и ересей святое православие все-таки восторжествовало в мире. Были гонения и гонители, были отступления и отступники: прошумели и погибли! Были еретики, раскольники, изменники истине: грозили Церкви, – и оказались бессильны! Были неверы, ссылались на разум, на науку, обещали ниспровергнуть все христианство: и посрамились они от Господа! Они умерли, и имена их забыты, а православие стоит и будет стоять до скончания мира.

Ибо на век сказано непреложное слово Христово: «созижду Церковь Мою, и врата адовы ея не одолжеют» (Мф. 16:18).

И только в православной Церкви святится имя Божие и святится достойно. И только православная Церковь есть воистину царствие Божие! Царь в ней – Бог; подданные – верующие, по Его откровению, люди; законы царства – это заповеди Господни; приставники Господни – пастыри и учителя; места для общения с Царем Богом и для выслушивания Его воли и повелений – это храмы Божии. .

Сознавая все это, как нам не радоваться и не торжествовать, в нынешний день торжества православия, когда Церковь православная благодарно перед Богом и поучительно перед целым миром воспоминает свою победу над всеми ополчившимися на нее силами ала! Как не радоваться нам при сознании, что мы, слава Богу, принадлежим к единой и святой спасающей православной Церкви!

Но да будет наша радость смиренною! Не наша в том заслуга. Во всем Божья милость!

И в день такой радости, когда сейчас, в последний раз за эту неделю и в настоящем году, опять предстанет пред нами с просьбою о пожертвованиях Православное Миссионерсное Общество, пусть сердце наше, братие, тронется жалостью и любовью к язычникам, живущим в нашем отечестве и за пределами его, которые не знают, как святить имя Божие, которые стоят вне царства Его. Пусть откроется наша рука для жертвы на святое миссионерское дело. Мы все – видехом свет истинный; мы – прияхом Духа Небеснаго; мы – обретохом веру истинную, нераздельной Троице поклоняемся, та бо нас спасла есть! Пусть же увидят свет и эти темные люди, пусть примут Духа Небесного они, безпомощные, не имеющие благодати, как не верующие в Искупителя Христа, пославшего верующим Утешителя Духа. Пусть обретут веру истинную они, кланяющиеся идолам и зверям, погибающие в грехе и неведении пути жизни. Пусть поклонятся и они нераздельной Троице, Отцу Небесному, Сыну – Искупителю, Духу Святому Утешителю. Пусть и язычники придут к пути спасения!

Подвиг наш будет откровение языков – язычников, и слава людей Божиих, нового Израиля, народа православно-русского. Да, это – наша русская похвала и самая высокая слава! Стыдно будет православно-русскому народу и царству, если в земле его живут неверующие во Христа и живут без всяких попечений об их обращении ко Христу и к Церкви. Всегда неизбежно будет омрачаться радость дня торжества православия, если мы будем видеть, что в царстве нашем еще есть люди, не знающие Христа. Всегда сердцу, любящему свой русский народ и свое русское отечество, будет стоять укором, будет горько и стыдно сознавать, что мы не исполнили еще своей задачи, данной от Бога русскому народу, – задачи нести крест и Евангелие народам неверным. Всегда посмеется над нами враг, и всегда укорит нас чужеземец, и скажет, что за тысячу лет жизни в православии мы сами еще не всех в своем царстве привели к православию.

Нет поэтому для нас выше и святее задачи, как способствовать святому делу миссионерства! И вера в Бога; и желание святить Его Имя, т.е. прославить Его во всем мире; и ревность к расширению Его царства; и любовь наша ко Христу – с пожеланием, чтобы весь мир прославлял Его; и любовь наша к людям – с пожеланием, чтобы все они нашли во Христе свое спасение; и пламенная, достойная любовь к своему народу и царству русскому – с пожеланием дать ему самую высшую на земле и в очах Бога славу апостольского звания, славу благовестничества Христова, – все, все побуждает нас прийти на помощь Православному Миссионерскому Обществу. Оно ставит своею задачею прославить имя Божие среди людей. Его не знающих, расширить и распространить Царствие Божие среди людей, к нему не принадлежащих и посему погибающих.

Опустите же, братие, ваши жертвы на поддержание святого миссионерского дела с тихою молитвою: «Отче наш, иже еси на небесех! Да святится чрез нас Имя Твое! да приидет и расширится чрез нас Царствие Твое!» Аминь.

II 5

Сегодня за литургией мы прослушали чудную повесть евангелия о призвании ко Христу апостолов Филиппа и Нафанаила, одну из самых умилительных и трогательных страниц истории первых дней общественного служения нашего Спасителя. Самим Господом Иисусом призванный Филипп не остается один со своим счастьем; он ищет и находит Нафанаила и тотчас же с величайшею радостью ему сообщает: «мы нашли Того, о Ком писали Моисей и пророки, Ииcyca сына Иосифова из Назарета». И Нафанаил сначала сомневается, но потом приходит ко Христу, убеждается в Его Божественности: из уст Его вырывается исповедание веры и поклонения: «Равви, – учитель! Ты Сын Божий, Ты – Царь Израилев»! (Ин. 1:43–51).

Возлюбленные братие! И мы с вами все подобны апостолу Филиппу. И мы призваны, мы – христиане, знаем Христа, нашего Бога, Его учние, Его закон; мы приняли ог Него и чрез Него спасение, искупление, благодать Святаго Духа. Мы счастливы, ибо знаем истину, в общении с Богом, не сироты в мире, готовимся к вечности блаженной и получим ее, если только будем идти к ней тем безошибочным путем, который указал нам Иисус Христос. Мы не заслужили своего счастья; мы получили его без труда и подвига, даром, мы призваны к нему с самого рождения, и с того времени неизменно пользуемся его плодами. Знаем и мы, подобно Филиппу, что о Христе, нашем Господе и Спасителе, писали Моисей и пророки... Что они писали? Они прорекли его пришествие; они указывали, что чрез Него получать благословение и спасение есть племена земные; они предсказали время, когда придут к горе Господней, к Церкви Христовой, все народы мира и примут от Сиона исшедший закон и слово Господне от Иерусалима; они провидели тот день, когда вся земля наполнится познанием Господа (Ис. 2:11). И Сам Спаситель прорекал, что Его Евангелие проповедано будет до последних пределов земли; Сам Он пред вознесением заповедал ученикам Своим идти во весь мир, научить все народы тому, что Он заповедал ученикам, и крестить уверовавших во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Ибо только тот, кто уверует и крестится, только тот спасется, а неверующие осуждены будут.

Брат христианин! Не приходит ли тебе на мысль, что древния проречения еще не исполнились во всей силе, что далеко еще не во всей земле славится имя Христово, что не вся земля исполнилась познания Господа? Не приходит ли тебе мысль, что в то время, как среди нас православных, в эти святые дни поста столько людей каются и получают прощение, получают обновление жизни и вечное блаженство, соединяясь с Господом в Теле и Крови Христа Спасителя нашего, – в это время сотни тысяч и миллионы неверующих язычников и мусульман еще не знают ничего о Христе? Не вспоминал ли ты при этом, что в нашем русском православном царстве, несмотря на тысячу лет его существования, по Волге, в Сибири, на дальнем Кавказе и на дальнем Севере все еще есть миллионы таких несчастных, не знающих Бога Истинного и Его святого закона?

Не чувствуешь ли ты при этом укора в сердце? Не сознаешь ли, что и ты ведь по мере сил должен служить славе имени Христова и расширению Его царства, царства верующих и спасаемых, т.е. Церкви Христовой? Ибо ведь каждый день ты повторяешь святую мольбу, святыми словами: да святится имя Твое, да приидет царствие Твое...

Не жалко ли тебе несчастных заблудших, не знающих Христа? Не возникало ли у тебя желание видеть всех их христианами, чтобы исполнилось вечное слово нашего дражайшего Учителя, Бога и Спасителя: и будет едино стадо, и един Пастырь...

Если так, то ты в таком случае действительно похож на уверовавшего Филиппа, ищущего Нафанаила и желающего поделиться с ним счастьем, обратить его ко Христу. Если же ты, напротив, равнодушен ко всему этому, и дела тебе нет до того, что миллионы соотечественников твоих коснеют в язычестве и мусульманстве, или даже из христиан подвергаются опасности потерять святую православную веру, – если ты ко всему этому равнодушен, то не значит ли это, что ты равнодушен вместе с тем и к самому Христу? Смотри, что делали первые ученики Христовы, и в чем сказалась в них вера, ревность ко Христу и любовь к Нему. Они все оставили и стали проповедывать Евангелие всей твари. Женщины мироносицы и те, как Mapия Магдалина, шли с проповедью на край света. А те христиане, которые жили дома и не участвовали сами в проповеди веры, те помогали проповедникам веры, апостолам, содержали их, собирали для них пожертвования, отсылали собранное в другие места, где трудились апостолы. Об этом мы имеем много свидетельств в Деяниях и посланиях апостольских. И святой апостол Павел, больше всех потрудившийся, говорит, что Господь повелел проповедующим Евангелие жить от проповеди, что проповедникам нет времени работать на себя. Какой, говорит он, – какой воин служит на своем содержании? (1Кор. 9:14, 7). Чем ревностнее и религиознее является то или другое общество, тем больше из его среды выходит подвижников, проповедников, миссионеров. Миссионерство в Церкви есть признак её жизни, свидетельство её силы, это – цвет и плод живой веры, это залог будущего процветания Церкви. Нет более святого и благородного, и в то же время более понятного и естественного явления, как желание видеть всех людей истинными христианами, следовательно, спасенными. Это высшее проявление самой святой любви.

Но не всякий и теперь может сам проповедовать Христа язычникам и нехриспанам; для этого нужно уменье, знание чужих языков, нужна свобода, нужны средства, нужно время. Мы же часто и неумелы, и связаны житейскими попечениями в семье, на службе обществу и государству, не имеем времени. Однако есть способ служить святому миссионерскому делу; тот же способ, который мы видим при жизни апостолов: это – помощь миссионерам и миссионерству. Миссионеры, проповедуя Слово Божие, не говоря уже о том, что сами они не в силах, при таком подавляющем труде, при постоянных переездах иметь какой-либо заработок себе для пропитанья, но они и для прямого своего дела, для проповеди, для разъездов, для совершения служб церковных, для переводов книг на чужие языки, для устроения церквей и для открытия школ, – для всего этого они нуждаются в средствах со стороны православных собратий. Теперь, после объявления закона о свободе всех религий в Poccии, положение миссионеров стало еще труднее. Миссионерам придется удвоить и утроить свои труды, чтобы и сохранить для Церкви отпадающих от веры, колеблющихся ради выгод и страха пред родными, и еще вновь приобретать чад святой Церкви. Нужны теперь больше чем прежде школы, учители, книги, усиленные разъезды, увеличенное число проповедников. Ведь если действуют миссионеры Христовой Церкви, то ведь не молчат проповедники язычества и мусульманства, разные муллы, жрецы, ламы, шаманы и т. п.

И вот, для того, чтобы помогать миссионерам и святому миссионерскому делу, усилиями добрых и верующих людей учредилось в Росcии так называемое Православное Миссионерское общество6. Оно содержит миссионеров, снабжает их книгами и всем нужным, строит церкви, часовни, школы для язычников. Оно ведет борьбу с тьмою неверия, иноверия и зловерия не только в России, но и за её пределами: в Китае, Японии, Корее, в Америке; оно пронесло слово Божие и способствовало обращению тысяч язычников и магометан от Волги до Алтая, от Европейской России до берегов Амура, Северного Ледовитого и Великого Океана, от Кавказа до отдаленнейшей Камчатки. Тысячам дикарей – язычников и мусульман Миссионерское Общество сообщило свет Христов, и в то же время чрез это дало жизнь человеческую, а не дикую, звериную, принесло грамотность, улучшение нравов и житейского их быта.

Помогать Миссионерскому Обществу – значит принимать участие в его святом миссионерском деле, в деле проповеди неверующим Христова Евангелия. Это значит быть причастным великому слову Христову: кто сотворит заповедь Евангелия и научит ей других, тот великим наречется в Царствии небесном (Мф. 5:19).

Сегодня, с благословения Святейшего Синода, производится нарочитый сбор пожертвований в пользу Миссионерского Общества. Теперь, как уже сказано, оно особенно нуждается в средствах, а между тем мы знаем и вам об этом сообщаем, что именно теперь оно особенно скудно средствами. За последнее время тяжелой смуты в нашем отечестве пало религиозное усердие, сократились жертвы и на святое дело проповеди среди язычников в России. С грустью и со стыдом мы узнаем, что по местам уже принявшие христианство язычники отпадают от веры и возвращаются в язычество, или принимают мусульманство. Не хватает средств на содержание школ и проповедников, приходится даже закрывать школы и сокращать содержание миссионеров и миссионерских учреждений, а это содержание и без того было скудное.

Пойдём же, братие, как Филипп, к Нафанаину, поможем неведующим Христа найти Христа, вечную нашу радость и cпaceниe. Кто имеет достаток, запишитесь в члены Миссионерского Общества7; у кого нет больших средств, дай в кружку, что можешь. Дай в полном смысле ради Христа, ради Его царства и славы.

Да не оскуднеет рука дающего!

Миссионерство и веротерпимость8

Православное Миссионерское Общество поминает ныне заупокойною молитвою своих умерших членов.

Миссионерское Общество... Какое это теперь чуждое слово, – слово о миссии, чуждое и забытое посреди иных интересов жизни, захвативших огромное большинство русских православных людей, и ничего общего не имеющих ни с верою, ни с Православием, ни с миссией, ни с Церковью. Все заполнили партийные ссоры и раздоры; все заняты вопросом об устроении самой плоти государства, т. е. внешнего государственного строения, и совершенно забыли о его душе, о его служении вечным целям и законам верховного добра, нравственным и воспитательным задачам в мире. А между тем в пределах нашего христианского государства, не только по его окраинам, в дальней Сибири – на Алтае, в Забайкалье и по Амуру, но и в самом центре государства, на родной и чисто русской реке Волге, вблизи исторических русских святынь, живут сотнями тысяч язычники, и в миллионах – мусульмане.

Где-то вдали от нас работают миссионеры, стоят заброшенные миссионерские станы, тонут в окружающем мраке миссионерские школы: все это бедно, все одиноко, все разобщено с православным народом и все забыто и оставлено без помощи, даже без внимания! Нет материальных средств, нет деятелей, нет учреждений! Все чаще и чаще слышим, что и крещеные инородцы, лишенные на месте христианского просвещения, не имея школ и церквей, не имея священников и проповедников, отпадают в язычество и мусульманство. Видим, что мусульманство по всему Поволжью поднимает голову, объединяется, усиливается, притягивает к себе, всасывает в свою массу язычников-инородцев. В довершение всего, и то, что уже сделано Миссионерским Обществом, эти миссии, эти станы, эти хоть убогие школы, – все эти зачатки миссионерства вот-вот погибнут. Революционное движение принизило религиозное настроение народа, разорило его материально, отвлекло его интересы в другую сторону: жертвы на дело миссионерское, и прежде незначительные, теперь совсем прекратились; иссякают и тают скопленные запасные суммы; помощи нет ни откуда, близко полное истощение всяких средств. Уж десятками закрываются школы среди инородцев, уже местным деятелям и учреждениям сокращены вдвое и втрое отпускаемые прежде на святое дело миссии пособия...

Кто знает об этом ужасе положения? Кто обращает внимание на этот наш позор? Да, это позор, это горе, это приговор нашему христианскому обществу и государству! Если не дорога нам честь Церкви, если так поникла в нас религиозная ревность, если столь мало у нас любви к истине и к братьям, блуждающим вне истины и ограды церковной, если нам ничего не говорит религиозная совесть, – то хоть интересы не столь высшего порядка, именно, хоть сознание пользы, простой пользы государственной, должно подсказать нам, как опасно, как гибельно усиливать черное море мусульманства, как опасно иметь коснеющих в язычестве подданных, которые не связаны с государством и господствующей народностью никакими духовными связями! Вспомнили бы хотя первые века русской истории, когда множество народностей на севере и северо-востоке нынешней России, жившие по Волге, Оке и Москве, чуждые нам по крови, в единстве веры православной слились с русским племенем и соединились с ним в родстве духовно м, более крепком и надежном, чем родство по крови и племени, и образовали единое и могучее Царство русское. Вспомнили бы времена старого Московского царства, которое всегда разумело, что задача его по отношению к народностям, вошедшим в состав Poccии, не исчерпывается только проведением дорог, устройством суда и порядка внешней жизни, но, прежде всего, заключается в просвещении инородцев светом веры!

Но если бы мы видели одно равнодушие к делу миссии, это еще, как говорится, было бы только полгоря. Нет, пред нами опасность более страшная, пред нами заблуждение более гибельное, пред нами лукавство современной растленной мысли и растленного слова, чреватое гораздо большим несказанным опустошением в рядах верующих. Ныне, по новым теориям так называемого культурно-правового государства, в самом существе, в самой основе отрицается дело миссионерское как дело насилия, как учреждение отжившее, как пережиток рабства. И вся эта гнилая философия, которой прикрывается религиозное равнодушие, или затаенная злоба против всякой религии, вся эта гнилая философия желает опираться, ища оправдания, не более не менее, как на само христианство!

Говорят, пишут, возражают против миссионерства и утверждают, что в то время, как христианство есть религия любви, свободы и мира, миссионерство есть дело злобы к иномыслящим и инаковерующим, есть внесение вражды и раздора, есть покушение на свободу совести. Какое фарисейство, какое лицемерие, какая пpeзренная игра на словах и понятиях, с целью смутить неверующих и прикрыть свое духовное ничтожество и сатанинскую борьбу против Христа и Его евангелия! Говорят и пишуг, что современное государство должно стоять выше и вне всяких религиозных вопросов, не вмешиваться в интересы вероисповедные, не помогать ни одному вероисповеданию, объявить полную свободу всяких вер и самого безверия, быть совершенно равнодушным к «так – называемой» истинной вере, к неистинной, или к совершенному безбожию. Для государства, говорят, все это не имеет ровно никакого значения. На языке современном такое отношение к области веры называется свободой совести и веротерпимостью.

Итак, не выходит ли по новой философии, что Спаситель мало любил людей и не должен был проповедовать Своего учения, потому что всякая проповедь новой веры есть покушение на свободу?.. Итак, выходит, апостолы эти, миссионеры вселенной, были на ложном пути, когда язычникам и иудеям от их ложных учений и воззрений открывали вход к истине Христовой! И древняя Византия, просветившая славянство, и Рим, сделавщий всю Европу христианскою, и наши pyccкие известные и безвестные веропроповедники как Исаия, Леонтий, Трифон Печенгский, Трифон Вятский, Оеодорит Кольский, Кирилл Челмогорсгий, Стефан Пермский, Иннокентий Иркутский, начиная от Михаила Шевскаго, первого митрополита и проповедника веры Христовой русским славянам – язычникам, все эти подвижники и свидетели Христовы, убелившие костями своими дерби Севера, трудившиеся среди диких и языческих племен, все они, по приговору новых модных воззрений, напрасно трудились, и напрасно русский парод почитает их заслуги и ревность! Можно ли дойти до большого бесстрашия в кощунстве? Можно ли договориться до большого безумия?

Свобода совести... Но совесть всегда свободна и не может быть нигде, ни у кого и никем связана. Самое название, как видим, является нелепым. Иное дело – свобода вероисповедания, противополагаемая принуждению и насилию в вере. Но православное миссионерство никогда, по идее своей, путем насилия не действовало и не должно действовать. Однако понятие насилия, принуждения и воздействия нельзя сделать настолько растяжимым, чтобы под него подводить всякую проповедь, слово обличения, вразумления и научения, школу, книгу, богослужения. В противном случае, и самое существование государств христианских и народов верующих нужно признать насилием, по отношению к неверным и иноверным. И что за философия! Все для язычества, все для неверия, все для иноверия, – и ничего для христианства, ничего для истины. Но ведь и христианская совесть свободна, ведь и христианская ревность не связана, и христианской любви к истине нельзя отказать в праве исповедовать, проповедовать и насаждать эту истину, по любви к тем, которые истины не ведают и без неё гибнут. По учению современных поклонников свободы совести, пусть дикие тунгузы убивают стариков и старух, пусть рождающие женщины, как нечистые, изгоняются вне жилищ и мерзнут в стужу и гибнут в горах Хевсуретии, пусть где-либо приносят чедовеческие жертвы, пусть разврат и кровосмешение уничтожают и обращают в идиотов целые племена, в роде сванов, пусть кланяются медведям, зверям и птицам, пусть шаманы и жрецы используют в своих корыстных видах невежество дикарей,– пусть все это совершается и остается, но зато пусть будет сохранена «свобода совести»! Только христианским миссионерам нельзя бороться с шаманами, только верующим христианам нельзя заботиться о просвещении язычников: со стороны христиан это будто бы будет нарушением любви и свободы, а со стороны тех, кто желает сохранить всю эту губительную мерзость и оставить коснеть в ней целые племена, – это объявляется высшим проявлением любви, и притом любви христианской! Пусть лучше умрут духовно целые народы, но по рецепту свободы совести, чем живут и спасаются, но с нарушением модного рецепта!

Веротерпимость... Знают ли сторонники её и поклонники этого модного идеала что веротерпимость истинная есть удел и право только и исключительно людей верующих, и притом глубоко верующих, и притом горящих огнем веры и ревности, и усердия? Знают ли они, что уважать чужое религиозное чувство может только тот, кто в себе его сам имеет? Знают ли, что у теперешних проповедников веротерпимости, как они ее понимают, говорит или равнодушие к вере или тайная к ней злоба? Вот Ирод говорит волхвам: «идите и поскорее тщательно разведайте о Младенце и, когда найдете, известите меня, чтобы и мне поклониться Ему» (Mф. 2:8). Четырнадцать тысяч избитых младенцев Вифлеема, – вот жертвы «веротерпимости» Ирода по отношению к волхвам, но это только самая малая, самая незначительная часть погубленных нынешними защитниками веротерпимости юношеских душ, в которых вера убита равнодушием, отравлена безбожными книжками с насмешками и издевательствами над христианством и всякой верой. Не забудьте, что книжки эти издаются и пишутся исключительно сторонниками пресловутой свободы совести и неверия – терпимости.

Вот, изображенный в Деяниях апостольских проконсул Ахаии Галлион, с его презрительною речью, под которой теперь охотно подпишутся все сторонники пресловутого правового государства, с его замалчиванием и отрицанием всякой религии. «Иудеи!» – говорит Галлион, когда к нему привели судить апостола Павла за проповедь, – «если бы какая-нибудь была обида, или злой умысел, то я имел бы причину выслушать вас. Но когда идёт спор об учении и именах, то разбирайте сами: я не хочу быть судьею в этом. И прогнал их от судилища». Дееписатель тут же замечает: «А все еллины, схватив Сосфена, начальника синагоги, били его пред судилищем, и Галлион ни мало не беспокоился о том» (18, 14–17).

Уже раздавались речи наших веротерпимых Галлионов в Государственной Думе. И скоро-скоро еще услышат русские православные люди о таких законопроектах нынешних думских Галлионов в защиту «укрепления начал веротерпимости», такие речи в Государственной Думе при их обсуждении, что у них зазвенит в обоих ушах... И придется покинуть представление о том, что отцы наши и предки создали Русь святую и боголюбивую, что стране нашей смиренной, полной вере и чудес, Бог отдал судьбу вселенной, власть земли и глас небес, что всю нашу землю родную с ношей крестной Царь вселенной исходил благословляя, что чистая риза Христа всегда будет покрывать и исцелять раны и язвы совести народной... Когда православные русские люди захотят охранить святыню веры укрепить и расширить её действия, высшее государственное учреждение скажет им: «я не хочу быть судьею в этом», и прогонит их от судилища. Оно в сознании своей высокой культурности, в согласии со всеми европейскими авторитетами, объявить все веры одинаковыми и терпимыми, а это значит, что из них истинной нет ни одной...

Но там, где изгоняют Христа, там воцаряется диавол, там, где не взошла пшеница, вырастают плевелы. И будет, и уже есть гонение на родное православие, и будет православие на православной Руси последним из вероисповеданий, и будут его лишать права и значения, ради свободы чужой чьей-то совести, и не найдется защиты: Галлион ни мало не будет беспокоиться об этом... А что же хорошего вышло из такой веротерпимости древнего Рима? Удержался ли он в ней? В ответе мы можем указать на сотни тысяч мучеников христианских.

Начав с презрения к христианству, Рим окончил невиданными и неслыханными гонениями на него, и только уверовавшие во Христа кесари дали христианству сначала приют и терпимость, а затем и господство в мире. И теперь спасение от новых Галлионов у нас одно – в защите и подвиге православного Кесаря, Самодержца и Покровителя Церкви Христовой...

Вот, наконец, самый излюбленный и прославленный пример, образец и проповедники веротерпимости и полной свободы от всякой совести; это уже не из Евангелия, это из самой интересной истории,самого интересного времени и народа...

Перед нами Вольтер. Чем окончилась его проповедь? Чем окончилась эта веротерпимость, выразившаяся в самых тонких и ядовитых насмешках над христианством? Всем ведомо, что она именно в значительной степени и подготовила рсволюцию во Франции. Революция, избивавшая верных Христу Его служителей, осквернявшая храмы и алтари, и на престол главного храма в столице посадившая распутную блудницу, провозглашенную Божеством, – вот ответ на вопрос, что принесла такая веротерпимость. А ныне во Франщи веротерпимость изгнала служителей церкви, ограбила её имущества, уничтожила монастыри, выбросила все символы христианства из государственных учреждений и учение святой веры из школ. Стеснения для христианства, и за то свобода еврейству, неверию и всему враждебному Церкви – такова свобода совести, такова веротерпимость. К этому по наклонной плоскости скатимся и мы, если поклонимся новым идолам, если в горящей ревности веры не будем отстаивать то, что нам всего дороже – правду, силу, честь, первенство и господство святой веры нашей православной и ей одной принадлежащее в России право проповеди и самой широкой помощи её миссионерству. Она дарована нам Богом; она и оставлена и завещана нам в наследие отцами нашими не для потери и продажи, не для предательства, не для мертвого хранения, не для зарывания в землю, а для распространения во всей обширной богоданной земле нашей. Мы будем отвержены, мы будем посмешищем всех народов мира, если в учении святого православия не осмыслим, не осветим и не почтим власть Помазанников Божьих, Царей православных, хранителей и защитннков веры, сильных сказать каждому врагу веры и Церкви: «отойди, умолкни и перестань», чем бы он ни прикрывал своих преступных вожделений. Мы расхитим и растеряем Божье достояние, народ православный, если его, младенчествующего в вере, отдадим в жертву разным проповедникам неверия и иноверия. Как древний Израиль, блудивший с богами чуждыми, мы потеряем свое царство.

Да не будет! О, скоро ли мы скажем с пророками: как прекрасны ноги благовестника, возвещающего, наконец, мир измученной земле нашей, наполненной лжеучителями, благоветствующего радость, проповедующего cпaceние, говорящего новому Сиону верующему народу нашему: «воцарился Бог твой» (Ис. 52:7). Славь, святая Русь, Бога твоего, пронеси имя Христа твоего до последних пределов земли, исполняй твое великое апостольское служение в мире, проповедуй истину православия, водрузи Крест Господен и возвести слово Евангелия и благодать Духа Святого, и Церковь истинную народом царства твоего, не ведущим Света и Христа. Не смущайся лицемерными и обольстительными речами лжесловесников, под именем свободы совести растлевающих всякую совесть и, под именем веротерпимости, изгоняющих всякую, и особенно православнохристианскую веру. Ты, быть может, недостойная избранья, однако, избрана и поставлена на рубеже двух миров, двух эпох, двух цивилизаций двух стран света – светить истиной Христовой. Проповедуй же и распространяй слово Божие и Царство Христово.

И когда не останется в пределах твоих иноверия и язычества, тогда только ты можешь сказать свое историческое: «совершишася», и предстать пред Богом в сознании исполненного мирового призвания. И придут к тебе с покорностью сыновья угнетавших тебя и назовут тебя городом Господа, Сионом Святого Израилева (Ис. 60:12). И придут цари к свету твоему; и народы неверные к восходящему над тобою сиянию. На тебя язы́цы уповати будут, и будет покой твой – честь. Аминь.

Протоиерей Восторгов

* * *

1

С небольшими изменениями поучения это можно произвести в понедельник или вторник 1-й недели поста на одной из служб. – начинал со слов 4-го отдела поучения: «Пред нами теперь предлежит»...

2

Прочесть по особому листку, изданному Мисс. Обществом сведения более подробные о деятельности Мисс. Общества.

3

Опред. Св. Сувода от 20 февр. 1908 г. № 1184

4

Может быть произнесено за утренней или всенощной.

5

Может быть произнесено за литургией.

6

Совет Миссионерского общества находится в Москве (Лихов переул., Епархиальный дом), Отделения Общества – во всех епархиальных городах.

7

Членский взнос 3 рубля, его примет каждый приходский священник и отошлёт по назначению.

8

Сказано 30-го декабря при поминовении усопших членов Православного Миссионерского общества, при священнослужении Московского митрополита Владимира и церкви Епархиального дома в Москве.


Источник: Поучения при сборе пожертвований в пользу православного миссионерского общества / Прот. Иоанн Восторгов. - М.: Русская печатная. Сов[ет] православн. миссионер. о-ва, 1910. - 39 с.

Комментарии для сайта Cackle