святитель Иоанн Златоуст

Толкование на книгу пророка Даниила*

Глава 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 14

 

 

Глава 1

Дан.1:3–4. И сказал царь Асфеназу, начальнику евнухов своих, чтобы он из сынов Израилевых, из рода царского и княжеского, привел 4 отроков.

Это попускается для того, чтобы чрез сравнение открылась сила Божия; и как бывало во многих других случаях, так было и с мудростью. Чтобы кто-нибудь не приписал случившегося персидской муд­рости, для опровержения этого и другие учатся вместе с ними (еврейскими юношами). Неразумные судят о делах преимуще­ственно по сравнению; потому и Бог часто употребляет сравнение, и когда говорит о Себе Самом, не гнушается сличать и сравнивать Себя с языческими богами; и пророки говорят: «нет подобного Тебе,... Господи, между богами» (Пс.85:8).

Дан.1:4. У которых нет никакого телесного недостатка, красивых видом, и понятливых для всякой науки, и разумеющих науки, и смышленых и годных служить в чертогах царских, и чтобы научил их книгам и языку Халдейскому.

И красота служит препятствием целомудрию и любомудрию. Для чего же он требует таких, которые бы и стройностью членов и благовидностью лица превосходили всех других? Выслушаем.

Если царь, и царь варварский, требует таких людей, то не го­раздо ли более Бог любит красоту душевную? Если пред тем предстоять недостойны были имевшие недостаток на теле, «у которых, – говорится, – нет никакого телесного недостатка», то гораздо более недо­стойны предстоять пред Богом имеющие порок в душе. Справедливо царь требует и сильных, способных для домаш­него служения, как говорит пророк, или он указывает также и на силу душевную; это означают слова: «смышленых и годных служить в чертогах царских». А для чего он требует «смышленых»? Те каче­ства, т.е. мудрость и благоразумие, служат в пользу, а для чего это? Как варвар и человек житейский, царь требует этого по великому своему честолюбию; а человеку мудрому нужно искать только душевных качеств. Как мы ищем красивых одежд не для пользы, так и он требует красивых лиц, как бы игрушек. Для чего же Бог создал красоту? Послу­шай другого, который говорит: «от величия красоты созданий сравнительно познается Виновник бытия их» (Прем.13:5). Так можно видеть, что и в нашем теле многое существует не только для пользы, но и для красоты; цвета и краски суще­ствуют для красоты, а не для одной пользы; можно быть и чер­ным, и ничего не терять в смысле пользы. И волосы у нас для красоты, как и Павел говорит: «если муж растит волосы, то это бесчестье для него» (1Кор.11:14). И шея прямая и имею­щая соразмерную величину, и все прочее дано нам для благо­образия, так что, если отнимешь что-нибудь малое от целого, испортишь красоту, а польза останется. Потому и для красоты особенно Создатель устроил у нас это животное (тело), и не только это, но и все прочие. Впрочем, одним Он дал красоты больше, другим меньше; а многим уже после рождения сооб­щает приятность, которой они прежде не имели. И в самом положении членов ты можешь усматривать красоту, – напр., в том, что глаза находятся наверху, подобно радуге, и имеют гладкую круглоту, разнообразие цветов, правильность, чистоту, белизну. Но скажут: красота бывала соблазном? – Не по соб­ственной своей природе, а по легкомыслию соблазняющихся. «Отвращай око твое от женщины благообразной, – говорит Премудрый, – и не засматривайся на чужую красоту» (Сир.9:8). Не сказал просто: «не засматривайся», но прибавил: «на чужую красоту»; сле­довательно он одобряет наслаждение собственною. Почему Иосифу красота не послужила во вред, не сделала его изнежен­ным, не исполнила гордости и тщеславия? «Утешайся женою юности твоей, любезною ланью и прекрасною серною: груди ее да упоявают тебя во всякое время, – говорит Премудрый, – любовью ее услаждайся постоянно» (Притч. 5:18–19). И красота служит союзом брака, – потому что людей весьма привлекает тело. Так как нам дана трудная и тяжелая жизнь, то даровано и некоторое утешение, Отсюда воспламе­няется любовь, которая охватывает все. Господь предусмотрел и употребил много средств к тому, чтобы союз брака оста­вался нерасторжимым. Но, скажешь, красота и в начале была соблазном: «тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, – говорится в Писании, – что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал» (Быт.6:2). Не она была соблазном, а испорченность тех людей. Бог создал дочерей красивыми не для того, чтобы они были бесстыдными, но чтобы каждый любил свою жену.

«Смышленых, – говорится далее, – и понятливых для всякой науки», т.е. ревностных, способных ко всякой муд­рости. «И чтобы научил их книгам и языку Халдейскому». Моисей, будучи частным человеком, воспитан был, как царь; а они, про­исшедши от царского рода, воспитывались наряду с рабами властителя. Хорошо предустрояется то, чтобы они научились наукам и языку халдейскому, чтобы, когда Даниил станет беседовать с царем о великих предметах, никто не был посредником и не исказил его слов. А остальное для чего? Для того, чтобы ты познал мудрость Даниила и с самого на­чала видел, как он выше чрева. Другой сказал бы: я пленник, не имею ни откуда необходимой пищи, Бог конечно про­стит меня. Не так поступал он, потому что не для награды какой-нибудь и не по страху только, но и по любви он служил Богу, с великим усердием и не мало времени. Три года они учились мудрости и три года постились. Видишь ли благоразумие Даниила? Когда нужно было остерегаться, он был весьма тверд и предусмотрителен, и он не подчинился, но просил, умолял; а когда не было никакого вреда, то он не отказывался изучать язык и мудрость иноплеменников, потому что не учиться предосудительно, а следовать их учению. Так он мог лучше узнать свою собственную мудрость, узнать, – опять чрез сравнение, – что нет другой такой мудрости, как еврейская, и сделаться более сильным. А если бы это было преступно, то и здесь он устоял бы и воспротивился бы. Видишь ли, что до­бродетели его происходили оттуда же, откуда (пороки) у чревоугодников, предпочитающих чеснок манне? Потому Даниил и явился мудрым.

Дан. 1:6. Между ними были из сынов Иудиных Даниил, Анания, Мисаил и Азария.

Дан.1:7. И переименовал их начальник евнухов – Даниила Валтасаром, Ананию Седрахом, Мисаила Мисахом и Азарию Авденаго.

Даниилу, говорится, он дал имя Валтасара. И бог их так же назывался, или – лучше – так назывался сын царя. Потому не дерзко ли он поступил, назвав пленника таким именем? Конечно, он поступил бы дерзко, если бы это же самое имя не имело здесь совсем дру­гого значения, как было и с Иосифом, которому поклонился отец его. И что великого в том, что он назван был та­ким именем? Не видим ли мы, что и ныне многие из част­ных людей называются именами царей? Но, скажешь, не в цар­ском доме. А для чего делается перемена имен? Посмотри, как устрояются все эти обстоятельства. Царь видит сон не прежде, как по прошествии трех лет. Видишь ли, что здесь устрояет Бог? Для чего же? Для того, чтобы Даниил имел больше дерзновения пред царем. Но могут сказать, что он больше прославился бы, если бы царь увидел сон ранее трех лет. Но тогда не вышел бы указ против юношей, а кроме того Да­ниилу и не поверили бы. Потому евнух на малых и незначи­тельных вещах получает доказательство благоволения Божия к ним, чтобы, когда они попросят его о более важном, он по недоверию не отказался и чтобы им лучше изучить язык и сделаться более смелыми. Не видишь ли, как то же случилось и с Давидом, – как царь, судя о делах по возрасту, не по­верил ему, когда он обещал победить иноплеменника? Нако­нец, обрати внимание на то, что Даниил изучал основы их жизни. Моисей и Даниил тщательно изучали иноплеменников. Чтобы не показалось, будто они предпочитали свое чужому по неведению, для этого Бог дозволяет им вкусить и мудрости тех, чтобы ты, увидев, или лучше, услышав слова Моисея: «только этот великий народ есть народ мудрый и разумный» (Втор.4:6), не думал, что такой отзыв происходил от любви или пристрастия, но припи­сывал его здравому суждению, так как нельзя сказать, что он по ненависти к учителям удалялся от их учения. Оба они пользовались великою честью, и однако предпочитали свое. Так и Павел с удивлением говорил о Моисее: «и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение, и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища» (Евр.11:25–26).

Дан. 1:8. Даниил положил в сердце своем не оскверняться яствами со стола царского и вином, какое пьет царь, и потому просил начальника евнухов о том, чтобы не оскверняться ему.

Дан.1:9. Бог даровал Даниилу милость и благорасположение начальника евнухов;

Посмотри, как он начинает с добрых дел. Так уже с этого времени он показал, что он велик был и чуден; потому он и называется славным именем. В чем можно было, в том он соблюдал закон. Кто другой, скажи мне, стал бы считать мерзостью царскую трапезу? Видишь, как он с самого начала обнаружил мудрость. «Просил начальника евнухов, – говорится, – о том, чтобы не оскверняться ему». Ви­дишь, как он был не честолюбив. Он не сказал: отдам лучше душу свою; но просил не выдавать его, если возможно. Для чего, говорит, мне искать чести? Но не так поступили Иосиф и Моисей. Что же? Осудим ли мы их? Конечно нет, потому что они не знали того, что произошло впоследствии: еще не было закона, запрещающего некоторые яства. Посмотри, как он и обличает и любомудрствует, выказывая мудрость и в ма­лом. То же и апостолы говорили: «сие надлежало делать, и того не оставлять» (Лк.11:42). Он поступал так не потому, чтобы яства были идоложертвенными, но потому, что были запре­щены законом. Упросил ли он евнуха? Смотри, как Писание тотчас разрешило твое недоумение. «Бог даровал Даниилу милость, – говорит оно, – и благорасположение начальника евнухов». То же было и с Иосифом; и там Иосиф пользовался милостью, «и снискал Иосиф благоволение в очах его» (Быт.39:1–4). Между тем оба они были рабами и в домах иноплеменников. Слова Даниила по справедливости могли возбудить гнев царя. Что говоришь ты? Трапезу властелина ты называешь мерзкою? А сам ты для нас разве чище? Разве ты не знаешь, что вы для того изучаете язык и науки халдейские, чтобы поступить в нашу среду? Почему же евнух оказал ему уважение? Даниил был презренным рабом, пленником. Хотя бы он был и важным и заслуживал уважение, но оказать ему уважение было опасно. Потому Писание, сказав, что «благорасположение», передает и слова евнуха, и его опасения. Как же все устроилось? Это было бы невозможно, и не было бы позволено, если бы не устроила всего высшая благодать.

Дан. 1:11. Тогда сказал Даниил Амелсару, которого начальник евнухов приставил к Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарии:

Дан. 1:12. сделай опыт над рабами твоими в течение десяти дней; пусть дают нам в пищу овощи и воду для питья;

Дан. 1:13. и потом пусть явятся перед тобою лица наши и лица тех отроков, которые питаются царскою пищею, и затем поступай с рабами твоими, как увидишь.

Дан. 1:14. Он послушался их в этом и испытывал их десять дней.

Дан. 1:15. По истечении же десяти дней лица их оказались красивее, и телом они были полнее всех тех отроков, которые питались царскими яствами.

Великое дерзновение, величайшая решимость, великое благоразумие, великая вера! «Сделай опыт над рабами твоими в течение десяти дней». А чтобы ты не подумал, что цветущий вид лица зависел от свойства семян, обрати внимание на воду, которая не питательна. И не только здоровыми оказались они, но еще здоровее пользовавшихся царскою трапезою; а всякому изве­стно, что мясо и вино обыкновенно питательны больше всего. Заметь, как тотчас же получилось благое следствие от решимости отроков и благодати Божией. Решимость их выразилась в том, что они не захотели, а благодать – в том, что могли (воздержаться). «И потом, – говорит, – пусть явятся перед тобою». Тебе мы пре­доставляем судить. Легка и удобоисполнима эта милость: удо­стоверься на деле; хотя сам я хорошо знаю, но раньше срока не объявляю, для твоей же пользы. Смотри, как он этим на­учил и придворных и показал, что он любит Бога. При­том не сказал просто: «сотвори, с нами», но: «сделай опыт над рабами твоими». Они не отказыва­лись воздавать честь людям, где это нисколько не вредило благочестию. И Павел делал тоже самое. Начиная защититель­ную речь, он прежде всего в похвалу судии говорил так: «ты многие годы справедливо судишь народ сей» (Деян.24:10); он пользуется здесь общественными делами. Также Нафан, пророчествуя, оказывал честь Давиду, Иаков – фараону, Авраам – сожителям. И Даниил говорит: «царь! вовеки живи!» (Дан.6:21). Видишь слово испол­ненное лести; но я назвал бы это не лестью, а благоразумием и мудростью. Так и Павел говорит: «со внешними обходитесь благоразумно, пользуясь временем» (Кол.4:5). Так учил и Хрис­тос: «отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Лк. 20:25). Что же? Разве семена не были нечистыми? Нисколько, равно как и вода. Так они продолжали поступать три года.

Дан. 1:18. По окончании тех дней, когда царь приказал представить их, начальник евнухов представил их Навуходоносору.

Дан. 1:19. И царь говорил с ними, и из всех отроков не нашлось подобных Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарии, и стали они служить пред царем.

Дан. 1:20. И во всяком деле мудрого уразумения, о чем ни спрашивал их царь, он находил их в десять раз выше всех тайноведцев и волхвов, какие были во всем царстве его.

«По окончании тех дней», говорит, преуспели они и в красоте и здоровье. Посмотри, как все это сверхъестественно; посмотри, как Творец являет Свою деятельность. Как ваятелем оказывается не только тот, кто может растопить медь и дать ей форму, но не меньше его и тот, кто может исправить уже сделанную статую, то же можно видеть и по отношению к Богу и этим отрокам. Сохранение тел здоровыми после такого питания составляет не меньшее доказательство творческой силы, как и создание человека из земли. Откуда у них здоровый вид? Откуда блестящий цвет? Откуда сила? Вы знаете, что питье воды и ядение семян ослаб­ляет силы. Они не хотели питаться даже хлебом; а не малое различие между пшеницею приготовленною и неприготовленною; силы укрепляются не только от ядения, но и от сварения по­даваемого, а семенам вариться не свойственно. Заметь, что просьба эта проистекала не из честолюбия просивших, но имела основанием настоятельную нужду. Не просто, без всякой при­чины, они подвергли себя испытанию, но по требованию необходи­мости. Так далека была от честолюбия душа отроков. Между тем кто, имея такую веру и находясь среди иноплеменников, не захотел бы показать властителям то благоволение, которое имеет к нему Бог? А они не хотели этого. Посмотри также, как и обличение ими старших вызывалось только необходимостью.

Глава 2

Дан. 2:1. Во второй год царствования Навуходоносора снились Навуходоносору сны, и возмутился дух его, и сон удалился от него.

Но этот год – двенадцатый. Если прошло три года после взятия города, а он был взят в девятом году, то этот год – двенадцатый. Некоторые говорят, что одним и тем же зна­ком у евреев обозначается как то так и другое число. Или это – ошибка писца, или здесь разумеется второй год после того, так отроки были представлены. Но не о том речь. Обстоятельство здесь затруднительнее. Какое же? То, что царь не знал, какой был сон его. И это премудро устроилось, по­тому что, если бы этого не было, то не открылась бы мудрость Даниила. Представим, что и он был бы призван и сказал будущее, и другие сказали бы; но, так как исполнения еще не было, то кто из них говорит истину и кто лжет? Это нужно было бы исследовать другими способами. Допустим, что самый сон был бы объявлен; пусть Даниил сказал бы то, что он говорил; пусть и те сказали бы противное: откуда было бы известно, лжет ли он, или говорит правду? Потому он здесь же представляет доказательство. С Иосифом же было не так, но царь рассказывает сон, потому что время исполнения было близко. Достойно удивления, что в Египте мудрецы египетские, будучи в безопасности, не хотели выдумать что-нибудь, но ска­зали, что они не знают. Если же они не могут объяснять снов, то в чем другом можно верить им? Здесь иначе и не должно было случиться; а в пророчестве Иосифа исполнение было ясно, особенно на случае с царедворцем. Заметь, что халдейские мудрецы не приглашают Даниила, но решаются лучше умереть, нежели видеть его прославившимся. Впрочем, для того ли только был открыт сон, чтобы Даниил прославился? Я не скажу этого. Если бы даже только для этого, и тогда было бы великое и удивительное дело явления Божией силы; но не для этого только. Для чего же? Для того, чтобы и царь вразумился, узнав, что род его не всегда будет господ­ствовать, – ведь, если и после того, как ему было сказано это, он не оставил гордости, то тем более, если бы этого не было сказано, – и чтобы он признал Бога Господом всего. Так как они придавали большое значение снам, то и случилось все это. Потому Бог и открывает им будущее; равно и по­тому, что богов они почитали особенно за предведение буду­щего. Все волшебство их было направлено к этому.

Дан.2:13. Когда вышло это повеление, чтобы убивать мудрецов, искали Даниила и товарищей его, чтобы умертвить их.

Дан.2:14. Тогда Даниил обратился с советом и мудростью к Ариоху, начальнику царских телохранителей, который вышел убивать мудрецов Вавилонских;

Дан.2:15. и спросил Ариоха, сильного при царе: «почему такое грозное повеление от царя?» Тогда Ариох рассказал все дело Даниилу.

Видишь ли дерзновение? Видишь ли мужество? Он говорит это тому, кто имел власть умерщвлять! Притом он скорбит и о других. Это повеление, говорит он, не имеет ни основания, ни предлога, ни благовидности, – таких людей мы называем бесстыдными. «И Даниил вошел, и упросил царя дать ему время, и он представит царю толкование сна» (Дан. 2:16). Удивительно, как царь позволил это. Заметь, как все во всем доверяют Даниилу. На каком основании царь думал, что он говорит истину? Почему не сказал: все обличены и признались, что это выше естества человеческого; а ты, иноплеменник, почему думаешь превзойти всех? Но когда Бог устрояет и располагает события, то нисколько не сомневайся. А с другой стороны, было бы и безопаснее придти к царю после. Для чего же Бог не тотчас открыл ему? Во-первых, для того, чтобы событие сде­лалось известным, и чтобы мудрецы были поставлены в вели­кое затруднение. И он, хотя был пророком, однако ранее не знал этого. Кроме того чрез праведников Бог оправдывается пред тобою, показывая, что если им, подвергавшимся опасности, Он не давал ничего без усильной молитвы, то тем более не даст тебе. Потому и Павел везде требует мо­литв: «в молитве постоянны», пишет он (Рим.12:12). Недо­статочно чистой жизни, если нет и молитвы. Посмотри также на великую веру Даниила. Это – второй подвиг, и снова Даниил является руководителем и испрашивает времени, потреб­ного для усиленного ожидания и молитвы. Он не просил, чтобы царь выслушал его тотчас же. Царь сделал ему эту милость, вместе с его друзьями.

Дан.2:19. И тогда открыта была тайна Даниилу в ночном видении, и Даниил благословил Бога небесного.

Дан.2:20. И сказал Даниил: да будет благословенно имя Господа от века и до века! ибо у Него мудрость и сила;

Дан.2:21. Он изменяет времена и лета, низлагает царей и поставляет царей; дает мудрость мудрым и разумение разумным;

Дан.2:22. Он открывает глубокое и сокровенное, знает, что во мраке, и свет обитает с Ним.

Дан.2:23. Славлю и величаю Тебя, Боже отцов моих, что Ты даровал мне мудрость и силу и открыл мне то, о чем мы молили Тебя; ибо Ты открыл нам дело царя.

Еще не ясно было открыто ему, но в видении пророк подготовляется. Посмотри же на его дерзновение. «Почему, – говорит, – такое грозное повеление»? Мне кажется, что он еще прежде открытия сна остановил архимагира от убийства как осуждением этого по­веления, так и обещанием найти средство от беды. Почему же открыто было Даниилу? И между святыми есть степень пре­имущества; потому он и предпочитается. Как же он видел? В видении, говорит Писание, а не при помощи человеческой мудрости. Хорошо называется «тайною» то, что всем было неиз­вестно. «И благословил Бога небесного», т.е. Вседержителя, Который силен и там, в стране иноплеменников. Не было там жертвы, храма и жертвенника, но было благое произволение, – и все совер­шилось. Смотри: по получении просимого, он не поспешил тотчас же во дворец царя, а сначала воздал величайшую благодарность Подателю, не так как мы, часто забывающие о благодарности от радости при успехе наших дел. Но он не таков; он благословил Бога и сказал: «да будет благословенно имя Господа от века и до века!». Мы, говорит он, временны и не­долговечны, но воссылаем Ему благословение не только за это время, а и за все, не только за то, в которое мы живем, но и за прежнее, и за будущее. Всегда должно благословлять Бога, является ли Он, или не является, потому что промысл Его простирается на все. Посмотри, как в благодарении он пока­зывает, кому принадлежит и знание сновидений: «даровал мне мудрость и силу», т.е. знание всего и предведение. Здесь он говорит следующее: Бог знает все; ничего нет такого, чего бы Он не знал.

Что же, это ли только, одно ли только предведение имеет Он? Притом пророк не сказал: имеет, но: «у Него мудрость и сила», желая показать нам, что это естественное совершенство Божие, что это принадлежит Ему по естеству. Что же? Он только предвидит, а не действует? Нет, и действует. «Изменяет времена и лета». Не о переменах годов говорит он, а о переменах дел. «Низлагает царей и поставляет царей», потому что Он совершает эти перемены. Но разве Он только предвидит и действует? Не свойственно ли Ему и нечто другое, величайшее, именно – власть и другим сооб­щать ведение? «Дает мудрость мудрым». Не тем, которые раньше были мудрыми, а тем, которым Он дарует мудрость. Если какой мудрец имеет мудрость не от Него, то он не мудр. Не подумайте, что мудрость есть искусство халдеев. «И, – говорит, – разумение разумным».

Далее посмотрим, от науки ли, или от природы Даниил получил мудрость. И об этом говорит он: «Он открывает глубокое и сокровенное». Не сказал: находит, но: «открывает» другим то, что для нас глубоко и сокровенно, что отделено от нас долгим временем и сокрыто. «Знает, что во мраке, и свет обитает с Ним». Посмотри, что говорит он? Так же говорит и Давид: «какова тьма ее, таков и свет ее» (Пс.138:12)1, – говорит о глубине знания, или потому, что хотя бы было темно, для Него нет тьмы, или потому, что Он сам есть свет. Каким же образом Он знает находящееся во тьме? (Он знает), как имеющий при Себе свет. «Свет обитает с Ним» всегда, – говорит человекообразно. Как нет ничего темного для того, кто имеет зажженный светильник, так и для Бога; или еще более (для Него нет ничего темного): как для того, кто имеет свет в гла­зах, кто всегда носит его с собою; Он Сам – свет. «Славлю и величаю Тебя, – говорит, – Боже отцов моих, что Ты даровал мне мудрость и силу». Благовременно он упомя­нул теперь об отцах, желая чрез них умолить Его, по­добно тому, как сильно любящему человеку напоминают о лю­бимых лицах. И ныне «открыл мне то, о чем мы молили Тебя». Вероятно, он просил и еще о чем-нибудь, так что Бог открыл ему и это.

«Ибо Ты открыл нам дело царя, – говорит, – после сего Даниил вошел к Ариоху, которому царь повелел умертвить мудрецов Вавилонских, пришел и сказал ему: не убивай мудрецов Вавилонских; введи меня к царю, и я открою значение сна» (Дан. 2:23–24).

Поспешно пришел к нему и говорит: «не убивай мудрецов Вавилонских». Кто позаботился бы о них? Смотри, как человеколюбив и кроток пророк. Но его не послушали бы, если бы он не присовокупил следующего: «введи меня к царю, и я открою значение сна. Тогда Ариох, – говорится, – немедленно привел Даниила к царю и сказал ему: я нашел из пленных сынов Иудеи человека, который может открыть царю значение сна» (Дан. 2:25). «Я нашел, – говорит, – из пленных сынов Иудеи человека».

Не постыдился его происхождения, потому что при затруднительных обстоятельствах ни о чем подобном не спрашивают, и всякая гордость, обычная в счастье, подавляется. Так больной никогда не станет спрашивать о происхождении врача, и находящийся в какой-нибудь другой опасности не бу­дет исследовать, к высшему ли или низшему сословию принадлежит тот, кто намерен избавить его от опасностей, но желает только одного – избавления. Кто не постыдился бы, кто не посрамился бы, видя, что всех мудрецов отечества уби­вают, а пленников возвышают и превозносят? Ничего та­кого он не подумал, но поспешно повел (к царю), а тот спросил, уже не с прежнею гордостью.

Что же говорит царь, когда он опытом убедился, что его требование было безрас­судно? «Царь сказал Даниилу, который назван был Валтасаром: можешь ли ты сказать мне сон, который я видел, и значение его» (Дан. 2:26)? Он говорит уже с большею кротостью; он не говорит: если не можешь, то подвергнешься участи других.

Что же Даниил?

Дан.2:27. Даниил отвечал царю и сказал: тайны, о которой царь спрашивает, не могут открыть царю ни мудрецы, ни обаятели, ни тайноведцы, ни гадатели.

Дан.2:28. Но есть на небесах Бог, открывающий тайны; и Он открыл царю Навуходоносору, что будет в последние дни.

Посмотри на благоразумие пророка. Он не сказал тотчас же: я могу возвестить тебе; но, что прежде всего нужно было знать царю, о том и говорит. «Тайны, – гово­рит, – о которой царь спрашивает, не могут открыть царю ни мудрецы, ни обаятели, ни тайноведцы, ни гадатели. Но есть на небесах Бог, открывающий тайны». Защищает тех, которые несправедливо были убиты, показывая, что и он говорит не сам от себя. Я сказал, го­ворит он, что это не дело волхвов, вовсе не для того, чтобы представить себя самого славнее их, но чтобы ты убедился, что и я говорю не по внушению человеческой природы. «Но есть на небесах Бог»: не ограничиваете Его небом, но говорит так царю, как варвару, отвлекая его от земли; Бог – не подобный вашим богам, которые вращаются около земли. «И Он открыл царю Навуходоносору, что будет в последние дни». Посмотри, как он говорит прикровенно; всю сущность виде­ния помещает в предисловии и пробуждает ум царя, не вы­сказывая ничего тяжелого и неприятного. «Сон твой, – говорит, – и видения главы твоей на ложе твоем были такие: ты, царь, на ложе твоем думал о том, что будет после сего? и Открывающий тайны показал тебе то, что будет» (Дан. 2:28–29). Говорит согласно с народным мнением, будто сны как бы висят над головою, потому ли, что в ней сосредоточена мыслительная спо­собность, или потому, что под головою разумеются глаза; а са­ми слова его означают: ты подал повод (к откровению). Не сказал просто: Бог открыл тебе; но сказал так: ты размы­шлял о том, «что будет после сего». Так как он завладевал вселенною, то и размышлял, прострет ли он свою царскую власть на всех, или умрет. Величие власти обыкно­венно приводит нас к забвению того, что природа наша смертна. Потому вероятно, что погрузился в бездну собственных подвигов, он не был твердо уверен, что умрет. Тоже случи­лось и с другим царем. Потому некто и сказал ему: «будучи человеком, а не Богом», – разумея царя тирского (Иез. 28:2). И посмотри, как он без оскорбления обличает царя. Он не сказал ему: ты думал именно об этом, – но: «что будет после сего». Об этом ты думал, и размы­шлял, что будет впоследствии. «На ложе твоем», когда никто не тревожил, но была спокойна душа; когда особенно много рождается у нас помыслов, злоупотребляющих нашим покоем и досугом. Потому-то у многих есть обычай проводить это время в молитве, так как тогда душа бездействует и про­исходит великий вред, если мы беспечны. «И Открывающий тайны показал тебе то, что будет». Заметь, что уже второй раз он упоминает о Боге и не как пришлось; там он говорит: Тот, который «есть на небесах», а здесь: «Открывающий тайны показал тебе то, что будет. А мне тайна сия открыта не потому, чтобы я был мудрее всех живущих, но для того, чтобы открыто было царю разумение и чтобы ты узнал помышления сердца твоего» (Дан. 2:30). Он как бы говорит: открове­ние исходит не от меня, и то, что я один из всех узнал об этом, не дает мне преимущества пред другими. Бог сде­лал так не потому, что видел мою мудрость. Если же и после таких слов царь поклонился ему, как Богу, то что если бы он не говорил этого? «Но для того, чтобы открыто было царю», говорит. Не ты меня должен благодарить, а я тебя; я узнал для того, чтобы ты узнал. Посмотри, как он приближает царя к Богу, и предстоящее чудо и любовь к нему заранее приписывает Богу. Когда царь узнал, что это для его чести, то очевидно мог прилепиться к Богу. Тебя, говорит он, Бог почтил более, чем меня. Видишь ли, как нечестолюбив этот юноша, как он приступает к предмету речи не прежде, чем отклонив царя от высокого о нем мнения? Потому, мог ли гоняться за славою тот, кто отвергает ее и тогда, когда ему воздают ее? И не сказал он: так как я почитаю Бога, как так служу Ему больше дру­гих, то и открыто мне; но – чтобы ты узнал то, что весьма полезно. А первое и без его слов должно было придти на мысль слушателям.

Дан.2:31. Тебе, царь, было такое видение: вот, какой-то большой истукан; огромный был этот истукан, в чрезвычайном блеске стоял он пред тобою, и страшен был вид его.

Дан.2:32. У этого истукана голова была из чистого золота, грудь его и руки его – из серебра, чрево его и бедра его медные,

Дан.2:33. голени его железные, ноги его частью железные, частью глиняные.

Посмотри, какого видения удостоился Навуходоносор. Так как проповедь (евангельская) должна была впоследствии распростра­ниться между язычниками, то она заранее вводится в языче­ское предание, и в языческой земле является подобное виде­ние, когда уже был разрушен храм и прекращены уста­новления закона. Но изъясняется оно чрез евреев, – потому что, хотя проповедь должна была распространиться среди язычни­ков, но чрез еврейских мужей – апостолов. Так было и с Корнелием. Язычники идут впереди, а не позади. Так и здесь, Навуходоносор первый увидел видение, но значение его первый узнал Даниил. Видишь, что иудеи являются и первыми и по­следними: они первые получили блага, но не поняли того, что получили, чтобы равенство было (у них с язычниками). Так и тогда (верующие) удостаивались Духа прежде крещения. И при Аврааме сначала дано обетование о множестве народов, а по­том обрезание; но спасение – чрез обрезание. Об этом много­кратно говорили иудеям пророки, и если бы не велика была ле­ность ваша, то я раскрыл бы, где и когда. А так как иудеи не внимали, то проповедь переходит потом к язычникам. Иудеи, слушая такие слова, показывали презрение; а язычник, услышав, поклонился. Заметь, что это прообразует то, что случилось при Христе. Хананеянка поклоняется Ему; а они не только не делают этого, но изгоняют Его. Так и здесь, иудеи заключили Иеремию в узы, а язычник поклонился Даниилу. Также иудеи изгоняют апостолов, а язычники говорят: «боги в образе человеческом сошли к нам» (Деян.14:11). Когда суждение произносится без пристрастия, то оно бывает безукоризненно и чисто. Ви­дишь ли, как ярки здесь образы? В Вавилоне слышится весть о Христе, и слушателем является варвар, дабы ты узнал, что не только язычники, но и варвары услышат об этом, как говорит Павел: должен благовестить «и Еллинам и варварам» (Рим.1:14). И чтобы ты не отчаивался, подается надежда. И действительно, как все неблагоприятно! Царская гордость, вар­варская природа, незначительность говорящего, – ведь он был пленником, – возраст его, – ведь он был юношей, – иная вера. Царь не сказал: тебе нужно было предвидеть свои дела, пле­нение города; тогда ты не знал, а теперь предсказываешь? Так впоследствии говорили глупцы: Христу надлежало бы воскре­сить Себя Самого.

Самым предметом речи Даниила было разру­шение царства Навуходоносора и конец всей вселенной, – и, однако Навуходоносор поверил; если бы он не поверил, то не принес бы жертвы Даниилу. Навуходоносор верит, а некоторые не верят этому. Потому и дано много пророчеств. Если бы те не сбылись, то не верь и этим. Впрочем, чтобы не затемнить речи, будем толковать вам это пророчество. Навуходоносор видел пять ве­ществ: золото, серебро, медь, железо, глину. Весь образ озна­чает время и последовательность времени. Хорошо он назвал его образом, потому что все наши дела подобны образу, неоду­шевленному образу. И хорошо сказано: образ «золота», потому что как золото, хотя оно и блестит, происходит от земли, так и наше естество и дела. И посмотри: оно обращается в «прах», каким было прежде (Дан. 2:35). Между тем камень не мог сделать этого. Камень может разбить, но сущности изменить не может; а здесь было так.

Видишь таинство воскресения. Дей­ствительно, когда тела наши разлагаются на стихии и возвра­щаются в прежнее естество, т.е. в землю, тогда происходит тление. А все это совершает камень. Итак, когда ты предста­вляешь этот образ состоящим из различных веществ, го­лову его блестящею, грудь менее красивою, чрево еще более простым, а ноги еще худшими, то считай это различием только по виду, – потому что все это одной природы, как доказы­вает конец, обращающий все в прах. Здесь не мало пре­мудрости. Можно применить эту премудрость и к настоящим обстоятельствам, переходя от тогдашнего властителя к ныне царствующему, потом к начальнику, который за ним сле­дует и соответствует меди, затем низшим – железным и глиняным. Но если ты войдешь в гробницу, то, хотя бы они употребляли тысячи усилий, устраивая себе и там золотой гроб, увидишь одно и тоже естество. Вспомни затем того богатого, который был узником (т.е. Павла), или того богатого, который стал бедным подобно глине (т.е. Иова), и увидишь, что все – прах. Но заметь: все превратилось в прах не прежде, чем упал камень.

Дан.2:34. Ты видел его, доколе камень не оторвался от горы без содействия рук, ударил в истукана, в железные и глиняные ноги его, и разбил их.

Дан.2:35. Тогда все вместе раздробилось: железо, глина, медь, серебро и золото сделались как прах на летних гумнах, и ветер унес их, и следа не осталось от них; а камень, разбивший истукана, сделался великою горою и наполнил всю землю.

Не прежде обнаружилась сущность вещей, как воссияло Солнце правды (и показало), что золото – не золото. Посмотри, и в этом самом образе до его сокрушения, когда вещества еще оставались на местах, ни одно из них нисколько не было лучше другого; но только по виду, по времени и по свойству одни казались лучше других. Потому и золото Бог творил из земли, чтобы ты не находил в нем ничего великого. Почему же царство Навуходоносора называется золотым, персидское серебряным, македонское медным, а римское железным и глиняным?

По­смотри, как хорошо расположены вещества. Золото предста­вляет богатство, но оно слабо и служит более к обольще­нию, украшению и тщеславию. Таково и царство этого варвара. Много было золота у него и у (тех) варваров, потому что там, говорят, страна металлов. От сириян привозится много богатства, но бесполезного. Занимает же место головы, потому что явилось первым. Персидское не столь богато, равно как и македонское; римское полезнейшее и силь­нейшее, а по времени позднейшее, и потому занимает место ног. Впрочем, в нем есть части слабые и части более силь­ные. Такова изменчивость людей.

«И, по причине умножения беззакония, – сказал Господь, – во многих охладеет любовь» (Мф.24:12). А когда иссякает любовь, то по необходимости происходят распри и войны; когда же есть злоумышленники и враги, то люди по необходимости относятся друг к другу так, как глина к железу. Как эти вещества по природе различны и никогда не могут соединяться между собою, так бывает и тогда. Об этом говорят и пророки и апостолы. Затем настает конец. Как при Ное, когда усилилось зло, последовал потоп, так и те­перь. И как больное тело, когда предается невоздержанию, по­гибает, так и мир. Если же Бог щадит город, когда в нем есть пять праведников, то тем более пощадит Он мир, когда в нем будет соответственное количество правед­ников.

«Камень разбивший истукана, сделался великою горою и наполнил всю землю» (Дан.2:35). «Доколе, – говорит, – камень не оторвался от горы». Посмотри, когда это случилось: не тогда, когда было золотое царство, или серебряное, или медное, но когда явилось желез­ное; тогда, говорит, он «оторвался от горы»; говорит, – «от горы», подразумевая высоту. Но пред царем он показал, что сон относится к делам человеческим. «Камень, – говорит, – оторвался от горы». Указывает на свободное действие без принуждения; не сказал: был брошен, но: «оторвался от горы»; также указывает на неожиданность и на то, что никто не знал этого. «Отторгнут был от горы не руками» (Дан. 2:45). Указывает на рож­дение (Христа) по плоти. Иногда Писание называет горою и жен, напр., когда говорит: «взгляните на скалу, из которой вы иссечены, в глубину рва, из которого вы извлечены» (Ис.51:1). И Христос часто называется камнем, по твердости. «А на кого он упадет, – говорится, – того раздавит» (Лк.20:18). «Как прах на летних гумнах». Здесь указывается на непостоян­ство. «И ветер унес их, и следа не осталось от них». Царства разрушаются так, как будто они не существовали. «А камень, разбивший истукана, сделался великою горою и наполнил всю землю». Апостольская проповедь наполнила всю вселенную. Таким образом этот камень иногда назы­вается горою, иногда краеугольным, а иногда основанием, чтобы ты знал, что он наполняет все, – горою потому, что он со­держит все, краеугольным потому, что на нем стоит все, по­тому же он называется и основанием и корнем винограда. «Я есмь лоза, а вы ветви» (Ин.15:5).

«Вот сон, – говорится далее, – скажем пред царем и значение его. Ты, царь, царь царей, которому Бог небесный даровал царство, власть, силу и славу, и всех сынов человеческих, где бы они ни жили, зверей земных и птиц небесных Он отдал в твои руки и поставил тебя владыкою над всеми ими. Ты – это золотая голова» (Дан. 2:36–38). Показав могущество Божие, он по­том смело преподает ему и проповедь. И посмотри, с каким уважением и почтительностью ведет речь. «Ты, – говорит, – царь, царь царей, которому Бог небесный даровал царство, власть, силу и славу, и всех сынов человеческих, где бы они ни жили, зверей земных и птиц небесных Он отдал в твои руки». Ты господ­ствуешь не только над подобными тебе людьми, но и над пу­стынею и над тем, что над головою. Заметь, как он ука­зал на тот дар Божий, который дан в начале: «и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими» (Быт.1:28), чтобы ты знал, что Бог есть Творец и пустыни, что Он – Создатель не только кротких, но и диких животных. «Ты, царь, царь царей, которому Бог небесный даровал царство, власть, силу и славу, и всех сынов человеческих, где бы они ни жили». Уже не говорит: «есть на небесах Бог». Посмотри, как он постепенно преподает учение (о Боге). Сначала сказал, что Он обитает на небе, чтобы не представляли Его около земли. Когда царь освоился с этою мыслью, то переходит далее и показы­вает, что Бог есть Творец самого неба, и Владыка и Господь, и не заключается в каком-либо месте, но всякое место есть Его творение. Если же Он – Господь неба, то может дать тебе землю. Сам Он взял небо, а тебе дал землю. Чем Он является там, тем ты на земле: высшим всех, владыкою всех, главою всех. Из земных благ Он дал тебе больше других, сделав тебя главою и показав царство твое золо­тым, из чистого золота.

Дан.2:39. Ты – это золотая голова! После тебя восстанет другое царство, ниже твоего, и еще третье царство, медное, которое будет владычествовать над всею землею.

Та­ково было македонское царство.

Дан.2:40. А четвертое царство будет крепко, как железо; ибо как железо разбивает и раздробляет все, так и оно, подобно всесокрушающему железу, будет раздроблять и сокрушать. Под четвер­тым разумеет римское. Но он не приводит названий. Почему? Ради того он не говорит яснее, чтобы многие не уничтожили самых книг.

Дан.2:41. А что ты видел ноги и пальцы на ногах частью из глины горшечной, а частью из железа, то будет царство разделенное, и в нем останется несколько крепости железа, так как ты видел железо, смешанное с горшечною глиною.

Дан.2:42. И как персты ног были частью из железа, а частью из глины, так и царство будет частью крепкое, частью хрупкое.

Дан.2:43. А что ты видел железо, смешанное с глиною горшечною, это значит, что они смешаются через семя человеческое, но не сольются одно с другим, как железо не смешивается с глиною.

Когда это было с римлянами? Ты знаешь, какие перемены были в их царстве. И (цари) не все были из царского рода; притом мно­гие были неверными.

Дан.2:45. И во дни тех царств Бог небесный воздвигнет царство, которое вовеки не разрушится, и царство это не будет передано другому народу; оно сокрушит и разрушит все царства, а само будет стоять вечно.

Приведи ко мне сюда иудеев. Что ска­жут они об этом пророчестве? О человеческом царстве конечно, нельзя сказать, что оно будет бесконечно; а между тем должно же быть такое, о котором это сказано. Если ска­жешь, что здесь говорится о Боге Отце, то послушай, что го­ворится: «во дни тех царств», т.е. римлян. С другой стороны, могут сказать: каким образом Он сокрушил золото – вави­лонское царство, которое давно уже разрушено, и серебро – цар­ство персидское, и медь – македонское? Эти царства были давно и уже кончились. Но не удивляйся, возлюбленный. Если Павел не осмелился сказать ясно, но говорит: «пока не будет взят от среды удерживающий теперь» (2Сол.2:7), – тем более пророк.

Но скажи мне, какая была бы польза, если бы сказано было ясно? Если же спросят: каким образом Он сокрушил медь и железо, – то этот вопрос будет одинаков с прежним: ведь и в тех словах также высказывается сомнение, – каким образом Он истребляет уже погибшие царства? Он действительно делает это, истребляя другие царства, в которые вошли прежние. При­том и раньше Он сокровенно делал это, потому что Он и прежде был Богом, хотя и не обнаруживал Своего действия, – чем и вызывается ваше справедливое недоумение. Если же кто захочет отнести это пророчество и к настоящему времени, тот не погрешит. Действительно, и ныне Он разрушает цар­ства, – гордость македонян и владычество (римлян). Когда ты посмотришь на мучеников, которые делают это и для исполне­ния Его заповеди охотно решаются на смерть, то увидишь, как Его царство наполнило землю. Ты знаешь пророчества: если бы не исполнилось какое-нибудь из них, то не верь и концу.

Далее пророк присовокупляет: «так как ты видел, что камень отторгнут был от горы не руками и раздробил железо, медь, глину, серебро и золото. Великий Бог дал знать царю, что будет после сего. И верен этот сон, и точно истолкование его» (Дан. 2:45). Посмотри, как он дока­зывает сказанное, неясное посредством ясного, и как бы так говорит: кто сказал сон, тому должно верить и в толкова­нии. Что же царь? «Тогда, – говорит, – царь Навуходоносор пал на лице свое и поклонился Даниилу, и велел принести ему дары и благовонные курения» (Дан. 2:46). Так скоро поверили пророку. И справедливо царь ска­зал: «велел принести ему дары и благовонные курения».

Видишь величайшее чудо. Видишь, как у язычников было в обычае из людей делать богов. Следовательно, когда спросят: откуда идолопоклон­ство? – знай начало его. Так и апостолов из людей сделали богами (Деян.14:11). Так и диавол в начале, стараясь по­сеять нечестие, сказал: «вы будете, как боги» (Быт.3:5). Но так как тогда ему не удалось это, то он усиливается после, ста­раясь везде ввести многобожие.

Дан.2:47. И сказал царь Даниилу: истинно Бог ваш есть Бог богов и Владыка царей, открывающий тайны, когда ты мог открыть эту тайну.

После одного только этого события он так скоро поверил, – а иудеи, слыша многое подобное, не внимали. Видишь ли, как Бог показывает тебе благоразумие язычников? Так как уже наступало время, в которое надлежало препо­дать им проповедь, то Он заранее оправдывается предками их, что не напрасно и не без причины Он предпочитает их иудеям.

Глава 3

Дан.3:1. Царь Навуходоносор сделал золотой истукан, вышиною в шестьдесят локтей, шириною в шесть локтей, поставил его на поле Деире, в области Вавилонской.

Дан.3:2. И послал царь Навуходоносор собрать сатрапов, наместников, воевод, верховных судей, казнохранителей, законоведцев, блюстителей суда и всех областных правителей, чтобы они пришли на торжественное открытие истукана, которого поставил царь Навуходоносор.

Посмотри, какая правдивость повествования: кто не по­стыдился бы объявить это? Что говоришь ты? Тот, который по­клонился (Даниилу), совершил пред ним возлияние, почтил Бога, так удивлялся и изумлялся, тот самый, по прошествии непродолжительного времени, снова возвращается к прежнему заблуждению. И это случилось к лучшему: его еще не поразили знамения. Но (отроки) не думали ничего подобного, а имели в виду только одно, как бы сохранить чистую истину.

Навуходо­носор, взяв город, – тогда он завоевал его и овладел им, – поставил изображение, вероятно увлеченный гордостью. Некоторые утверждают, что он вспомнил о том образе, ко­торый показан был ему во сне; а другие говорят, что он хотел возвести самого себя в число богов. Древние, по­добно диаволу, имели наклонность считать себя богами. Посмо­три же на последствия. Не требуя поклонения самому себе, он приказал покланяться изображению, желая достигнуть этого великолепием, стараясь поразить и величиною и тя­жестью этого тела, а также и местом. «На поле Деире», – го­ворит пророк. Может быть, это было ровное поле.

Дан.3:12. Есть мужи Иудейские, которых ты поставил над делами страны Вавилонской: Седрах, Мисах и Авденаго; эти мужи не повинуются повелению твоему, царь, богам твоим не служат и золотому истукану, которого ты поставил, не поклоняются.

Дан.3:13. Тогда Навуходоносор во гневе и ярости повелел привести Седраха, Мисаха и Авденаго; и приведены были эти мужи к царю.

Почему здесь не видно Даниила? Мне кажется, что доносчики из страха не называли его, или царь, по уважению к нему, не при­нуждал его, чтобы не иметь в нем явного обличителя. Не­которые видят причину этого в том, что он назывался Вал­тасаром, – а это имя было у них названием идола, – и потому Бог устроил, что Даниил не был брошен в печь, чтобы не приписали избавления его силе этого имени и не уклонились от обличения. Что же три отрока? Конечно, и они могли обли­чить это дело. Но почему же Бог не сделал так, чтобы они наперед предсказали (о своем избавлении)? Халдеи клеветали на них, – ведь зависть делает многое. Они не могли перено­сить, видя, что пленники властвуют над ними. Но посмотри: как при (истолковании сна) Даниилом они сначала узнали образ жизни и кротость его, а потом увидели знамения, так и здесь сначала отроки делаются известными и Бог открывает их благочестие, а сами они, будучи так приготовляемы, не выставлялись на вид. Вы знаете, что человек, отчаявшийся остаться в живых и готовый на смерть, способен решиться на все, и даже на то, что кажется весьма дерзким. Но они, пре­зирая смерть, были кроткими, не простирая смелости до дерзо­сти, и делали это не по честолюбию.

Дан.3:23. А сии три мужа, Седрах, Мисах и Авденаго, упали в раскаленную огнем печь связанные.

Дан.3:24. И ходили посреди пламени, воспевая Бога и благословляя Господа.

Посмотри: не удивительно ли и не чудно ли это – ходить и петь в огненной печи, как бы в водной купели? Ничто не препятствовало этому, потому что так хотел Бог. Таков же, мне кажется, был и тот огонь, который сжег находившихся вне; и то – огонь, и это – огонь, и то – тела и это – тела; и, однако, тех он коснулся, а этих не коснулся. Видишь ли, как велико было их благочестие? Ты удивляешься ему? Подивись и благоволению Господа и чести, какую Он оказал им. «Я прославлю прославляющих Меня», – говорит Он (1Цар.2:30). Он сделал их зрелищем для всех. Сверхъестественно говорили они; сверхъестественно и прославляет Он их. Посмотри на рабов, которые могут делать то же, что и Господь. Зачем же дивиться, что они посмеялись над царем, когда стихии благоговеют и удивляются им? Печь сделалась церковью, уподобилась самому небу. Они уже здесь испытали нетление. В начале грех подверг наши тела страданию; когда же человек делает правду, они опять становятся свободными от страданий. «И ходили», – говорит пророк.

Но посмотрим, что говорят они; послушаем их таинственный голос, полный спо­койствия. Ты слышал беспорядочные и нестройные звуки самвики, псалтири и гуслей? Послушай же голос из огня. Не ка­залось ли тебе удивительным, что голос Божий был слышен из огня? Вот и рабам Своим Он даровал тоже. Какой воздух, сотрясаясь, производил этот голос? Не убеждают ли всегда тех, которые обрекаются на сожжение, открывать уста для того, чтобы после этого сила (души) не могла оставаться в теле и на малое время? Посмотри на музыкальное согласие, как они все славословят как бы одними устами. «И став Азария молился и, открыв уста свои среди огня, возгласил» (Дан.3:25). Чтобы ты не думал, что они благодарят только за на­стоящее, они взывают к Богу о плене и тех бедствиях, ко­торые случились с ними. Посмотри, как они начинают.

Дан.3:26. Благословен Ты, Господи Боже отцов наших, хвально и прославлено имя Твое вовеки.

Дан.3:49. Ангел Господень сошел в печь вместе с Азариею и бывшими с ним

Дан.3:50. и выбросил пламень огня из печи, и сделал, что в средине печи был как бы шумящий влажный ветер, и огонь нисколько не прикоснулся к ним, и не повредил им, и не смутил их.

Итак, не случайно это сделалось. Они не только не были сожжены, но и «огонь нисколько не прикоснулся к ним, и не повредил им», не сделал им ни малейшего вреда, и даже они не чувствовали жара. Пламя поднялось так высоко, чтобы видно было и тем, которые находились вне. Удо­стоверить их (в истине чуда) достаточно могли и ввергаемые дрова, и непрерывность огня, и то, что он казался воспламе­няющимся более и более, и то, что это происходило пред всеми.

Дан.3:91. Навуходоносор царь, [услышав, что они поют,] изумился, и поспешно встал, и сказал вельможам своим: Не троих ли мужей бросили мы в огонь связанными? Они в ответ сказали царю: истинно так, царь!.

А как случилось, что Навуходоносор услышал? Может быть, он сидел здесь все время. Бог не попустил ему тотчас услышать для того, чтобы и самое время свидетельствовало о случившемся, т.е. что отроки, находясь там и долгое время, не потерпели ничего ху­дого.

Дан.3:92. На это он сказал: вот, я вижу четырех мужей несвязанных, ходящих среди огня, и нет им вреда; и вид четвертого подобен сыну Божию.

Он видел их чрез отверстие.

Дан.3:93. Тогда подошел Навуходоносор к устью печи, раскаленной огнем, и сказал: Седрах, Мисах и Авденаго, рабы Бога Всевышнего! выйдите и подойдите! Тогда Седрах, Мисах и Авденаго вышли из среды огня.

Почему же они вышли не прежде, как он позвал их? Хорошо и то, что он наперед спросил вельмож, чтобы после своего ответа они не могли сделать никакого возражения, и чтобы они не имели времени одуматься. Как Моисею Бог говорил: «что это в руке у тебя?» (Исх.4:2), – так и их Навуходоносор предупреждает этим вопросом. «Вот, я вижу, – говорит он, – четырех мужей несвязанных, ходящих среди огня, и нет им вреда; и вид четвертого подобен сыну Божию». Вероятно, он явился в вели­кой красоте. Почему же ты, Навуходоносор, узнал Сына Бо­жия? Посмотри, как варвар пророчествует по одному виду. «Тогда подошел Навуходоносор к устью печи, раскаленной огнем, и сказал: Седрах, Мисах и Авденаго, рабы Бога Всевышнего! выйдите и подойдите». Заметь: он не приказал погасить печь, но сказал, чтобы они вышли. Видишь великое и дивное чудо. Он назвал их тем названием, которым надеялся особенно угодить им. Нет ничего равного этому благо­родному званию. В самом деле, послушай, что говорит сам Бог: «Моисей, раб Мой, умер» (Нав. 1:2). И «Исааку, – гово­рится, – рабу Твоему» (Быт.24:14). Таким названием восхи­щаются ангелы, и херувимы, и серафимы. После того отроки не медлили, как сделал бы тщеславный человек, но тотчас послушались; и сошлись все видеть чудо.

Глава 4

Дан.4:1. Я, Навуходоносор, спокоен был в доме моем и благоденствовал в чертогах моих.

Почему пророк написал так, а не сказал: Навуходоносор спокоен был, – написал как бы от его лица? Мне кажется, что это – слова самого Навуходоносора. Когда он исправился от прежнего заблуждения, то, может быть, обнародовал такое послание. А Даниил приводит сам указ, чтобы быть досто­верным. Здесь говорит роду человеческому сам испытавший это. И посмотри, какое наставление дается здесь гордым. То, что он потерпел, – от гордости, и сам и в начале и в конце указы­вает, что причиною всего была гордость. В конце он говорит: «Который силен смирить ходящих гордо» (Дан.4:34), а в приступе, в самом начале, показывает причину гордости: там объясняет, что за это он был унижен, а здесь говорит, отчего это прои­зошло, – именно оттого, что он наслаждался великим благо­денствием; так и Давид говорит: «овладела ими гордость» (Пс.72:6)2. Так точно и здесь причиною этого является пол­ное благоденствие. В начале он говорит: «спокоен был в доме моем и благоденствовал в чертогах моих». Невозможно, чтобы соединились вместе все блага.

Случается быть счастливым по должности и несчастливым в своем доме, как было с Иродом, или с Давидом; слу­чается быть несчастливым в делах общественных, но не терпеть ничего неприятного в доме; случается пользоваться миром в городе, но испытывать тревоги по должности. А этот человек благоденствовал во всех отношениях; ничто не огорчало его. Видишь ли, какое зло – безмятежность? Как для укрепления тела, когда нет обязательных трудов и занятий, мы занимаемся особыми упражнениями, так обыкновенно де­лает и Бог, чтобы укротить излишнюю силу.

Дан.4:2. Но я видел сон, который устрашил меня, и размышления на ложе моем и видения головы моей смутили меня.

Дан.4:3. И дано было мною повеление привести ко мне всех мудрецов Вавилонских, чтобы они сказали мне значение сна.

Посмотри, как Бог хочет смирить его не самим делом, но предсказанием будущего события, и как страшен был сон. Почему же и теперь не отступил от него дух его и он не забыл сна, как прежде? Потому что Даниил уже прежде пред­ставил достаточное доказательство (своей мудрости), именно при объяснении прежнего сновидения, и не было никакой нужды прибегать ко вторичному испытанию. Бог совершает все ради нужды, а не из тщеславия. С другой стороны это делается и для обличения волхвов, чтобы они опять не сказали: «да скажет царь рабам своим сновидение, и мы объясним его значение» (Дан.2:7); они уличаются в том, что не могут сделать ни того ни другого. Они не могли опять сказать: «дело, которого царь требует, так трудно, что никто другой не может открыть его царю, кроме богов, которых обитание не с плотью» (Дан.2:11). Этим царь убеж­дался, что и прежде Даниил говорил не по человеческой му­дрости; убеждался, что и в прежние времена волхвы не гово­рили ничего здравого, как сам он сознался, но только не­кому было обличать их. А когда явилось для них обличение из Иудеи в лице Даниила, то они уже не смеют и притво­ряться. Таким образом они опять приглашаются по внушению (Божию). Достойно удивления, почему царь, испытав силу Да­ниила в таких делах, не призвал его прежде всех? Сам Бог устроил так, чтобы победа Даниила произошла после их поражения. «Устрашил меня», – говорит царь; однако и при этом не сделался лучшим, но захотел испытать на самом деле. Так всегда Бог невиновен.

Дан.4:4. Тогда пришли тайноведцы, обаятели, Халдеи и гадатели; я рассказал им сон, но они не могли мне объяснить значения его.

Дан.4:5. Наконец вошел ко мне Даниил, которому имя было Валтасар, по имени бога моего, и в котором дух святаго Бога; ему рассказал я сон.

«Наконец, – говорит, – вошел ко мне Даниил». Говорит, как забывший Даниила. Действительно, уже много лет прошло (после первого сна), а он скоро забы­вал, как имевший столько забот и живший в такой роскоши. Название: «другой» (в русском переводе этого слова нет) показывает, что царь почти совсем забыл его. «По имени, – говорит, – бога моего». Не хочет ли он этим сказать: я так почтил его, что именем бога назвал его? У них был обычай называть детей своих именами богов, по­тому что и людей они иногда признавали богами. Так и у нас есть имена Вил и Велий. Когда бесы увидели, что таким образом людям воздается почитание и приписывается название богов, то и сами стали содействовать этому. Почему он гово­рит: «Даниил, которому имя было Валтасар»? Потому что Даниил имел силу Божию. Это имя было у них величайшею честью. И Даниил позволял им называть его этим именем; но сам нигде, упоминая о себе, не называет себя Валтасаром, но го­ворит: «я Даниил». Какой чести удостоился сын царя, такой же и он, потому что и до испытания он казался удивитель­ным по самому виду своему. Не собственною силою, говорится, он изрекал, но «в котором дух святаго Бога»; здесь гово­рится не о том Духе, которого мы называем Утешителем, но вдохновенном, он был боговдохновенным. «Валтасар, глава мудрецов». Он был, говорит, первым из них.

Смотри, сколько знаков его превосходства пред другими. «Валтасар, глава мудрецов! я знаю, что в тебе дух святаго Бога» (Дан. 4:6). Лучший из всех, кого я знаю. Царь сказал это, чтобы опять не поставить его в необходимость ответить: «не потому, чтобы я был мудрее всех» (Дан.2:30); царь своими словами надеялся особенно расположить его к себе, и потому сказал это прежде всего другого. Если я назвал тебя князем обаяте­лей, то не подумай, что я сказал это во свидетельство того, будто ты говоришь от человеческой мудрости; ты «глава мудрецов», но я знаю, что ты говоришь все, движимый силою боже­ственною; это я узнал по опыту. «И никакая тайна, – говорит, – не затрудняет тебя». Таковы дела божественные; человече­ские дела несовершенны, а Божии не таковы. «Объясни мне видения сна моего, который я видел, и значение его. Видения же головы моей на ложе моем». Что же говорит он?

Дан.4:7. Я видел, вот, среди земли дерево весьма высокое.

Дан.4:8. Большое было это дерево и крепкое, и высота его достигала до неба, и оно видимо было до краев всей земли.

Дан.4:9. Листья его прекрасные, и плодов на нем множество, и пища на нем для всех; под ним находили тень полевые звери, и в ветвях его гнездились птицы небесные, и от него питалась всякая плоть.

Что значит это видение? Им опять изображается непостоянство дел человеческих. Птицы, говорит, и звери наслаждались тенью его, и обитали в нем, и пища была им от него. Го­ворится о власти его, простиравшейся на всю вселенную. Итак, прежде под видом кумира, а теперь под видом дерева от­крываются ему события. Почему Бог не послал Даниила возве­стить это? Потому что, когда события представляются наглядно, то речь о них является более достоверною и страшною, чтобы доказать, что Возращающий растения возвеличивает и царство сокровенно и без нашего ведома.

Дан.4:10. И видел я в видениях головы моей на ложе моем, и вот, нисшел с небес Бодрствующий и Святый.

Дан.4:11. Воскликнув громко, Он сказал: «срубите это дерево, обрубите ветви его, стрясите листья с него и разбросайте плоды его; пусть удалятся звери из-под него и птицы с ветвей его;

Дан.4:12. но главный корень его оставьте в земле, и пусть он в узах железных и медных среди полевой травы орошается небесною росою, и с животными пусть будет часть его в траве земной.

Дан.4:13. Сердце человеческое отнимется от него и дастся ему сердце звериное, и пройдут над ним семь времен.

Дан.4:14. Повелением Бодрствующих это определено, и по приговору Святых назначено, дабы знали живущие, что Всевышний владычествует над царством человеческим, и дает его, кому хочет, и поставляет над ним уничиженного между людьми»

«И вот, нисшел с небес Бодрствующий и Святый», так что устрашил его. «Воскликнув громко, Он сказал: срубите это дерево,... но главный корень его оставьте в земле». Но так как эта отрасль легко повреждается, то «оставьте..., – говорит он, как бы – в узах железных и медных». «И пройдут, – говорит, – над ним семь времен», «и дастся ему сердце звериное». А что это относилось к че­ловеку, видно из последующего. «И дастся, – говорит, – ему сердце звериное». «Изречением Ира слово»3, т.е., само по себе слово не может быть ясным, но имеет нужду в толкователе. «И по приговору, – говорит, – Святых назначено», т.е., и святые будут в состоянии сказать так. Или это он разумеет, или то, что они будут в состоянии предложить вопрос и показать причину, по которой это происходит и которая открылась из ответа. «Дабы знали живущие, – говорит, – что Всевышний владычествует над царством человеческим». Вот причина. Видишь ли, как Бог промышляет о людях, как власть Его не ограничивалась иудеями?

Дан.4:15. Такой сон видел я, царь Навуходоносор; а ты, Валтасар, скажи значение его, так как никто из мудрецов в моем царстве не мог объяснить его значения, а ты можешь, потому что дух святаго Бога в тебе.

«Так как никто из мудрецов в моем царстве не мог объяснить». Он знал, что Даниилу будет приятно, когда все признают себя побежденными не для его славы, но чтобы опять открылась сила Божия. «А ты можешь..., – говорит, – скажи». Почему можешь? «Потому что дух святаго Бога в тебе». Посмотри: этим он начал речь, этим и кон­чил.

Дан.4:17. Дерево, которое ты видел, которое было большое и крепкое, высотою своею достигало до небес и видимо было по всей земле,

Дан.4:18. на котором листья были прекрасные и множество плодов и пропитание для всех, под которым обитали звери полевые и в ветвях которого гнездились птицы небесные,

Дан.4:19. это ты, царь, возвеличившийся и укрепившийся, и величие твое возросло и достигло до небес, и власть твоя – до краев земли.

Дан.4:20. А что царь видел Бодрствующего и Святаго, сходящего с небес, Который сказал: «срубите дерево и истребите его, только главный корень его оставьте в земле, и пусть он в узах железных и медных, среди полевой травы, орошается росою небесною, и с полевыми зверями пусть будет часть его, доколе не пройдут над ним семь времен», –

Дан.4:21. то вот значение этого, царь, и вот определение Всевышнего, которое постигнет господина моего, царя:

Дан.4:22. тебя отлучат от людей, и обитание твое будет с полевыми зверями; травою будут кормить тебя, как вола, росою небесною ты будешь орошаем, и семь времен пройдут над тобою, доколе познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет.

Дан.4:23. А что повелено было оставить главный корень дерева, это значит, что царство твое останется при тебе, когда ты познаешь власть небесную.

Что же далее говорит он? Каков будет конец бедствия?

Дан.4:24. Посему, царь, да будет благоугоден тебе совет мой: искупи грехи твои правдою и беззакония твои милосердием к бедным; вот чем может продлиться мир твой.

Для чего ты говоришь: «искупи», и силу врачества подвергаешь некоторому сомнению? Не потому я сказал: «искупи», что сомневаюсь, – нет, я желаю внушить ему страх и показать, что он согрешил выше всякого врачества и всякого прощения. Если и после таких слов он не освободился от безумия, то тем больше, если бы не было высказано сомнения. Ту же цель имеет в виду Бог и в других местах, когда напр. гово­рит чрез пророка: «хотя бы ты умылся мылом и много употребил на себя щелоку, нечестие твое отмечено предо Мною, говорит Господь Бог» (Иер.2:22); и еще: «может ли Ефиоплянин переменить кожу свою и барс – пятна свои?» (Иер.13:23). Как там он не допускает отвергнуть покаяния не для того, чтобы более устрашить, так и здесь Он сказал: «искупи», желая по­казать бездну грехов. А почему не сказал: смирись, признай Бога? Если царь за это страдает, как и сам он говорит то для чего ты советуешь другое? Он сказал: «Всевышний владычествует над царством человеческим».

Что же, я наказываюсь для того, чтобы другие вразумились? Нет, не желая открывать ясно во сне, Бог сказал: «дабы знали живущие», а Даниил го­ворит: «Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет». Видишь ли, как здесь гово­рится о смиренномудрии? Во сне, говорит, предложено такое врачество, а я укажу и другое. Так бывает, например, когда гневается начальник, сам он ничего не говорит, а кто-ни­будь из его приближенных, подошедши к виноватому, гово­рит: сделай то и то, дай денег, и не раз, и мы можем избавить тебя от угрожающих бедствий.

Дан.4:28. Еще речь сия была в устах царя, как был с неба голос: «тебе говорят, царь Навуходоносор: царство отошло от тебя!

Дан.4:29. И отлучат тебя от людей, и будет обитание твое с полевыми зверями; травою будут кормить тебя, как вола, и семь времен пройдут над тобою, доколе познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет!»

Дан.4:30. Тотчас и исполнилось это слово над Навуходоносором, и отлучен он был от людей, ел траву, как вол, и орошалось тело его росою небесною, так что волосы у него выросли как у льва, и ногти у него – как у птицы.

Вот определение свыше постигшее самого Навухо­доносора. И все до конца исполнилось. Ты не ценил, говорит, человеческого благородства, поэтому пал до низости зверей. Ничто не могло быть постыднее этого, ни то, если бы Бог сде­лал его бедным, или узником, или кем-нибудь другим по­добным. Впрочем, Он не лишил его естественного благород­ства, не сделал тела его звериным, но то, чем отличается человек от бессловесных, Он довел до зверского состоя­ния. И сделал это так, что и другие могли узнать это по его пище, по виду. Чему же мы научаемся из этого? Тому, что, хотя бы с нами и не случилось ничего подобного, мы бываем нисколько не лучше бессловесных, если впадаем в гордость, или в другую зверскую страсть. Многие и ныне, подобно Наву­ходоносору, имеют душу зверя. Послушай Матфея, который говорит: «змии, порождения ехиднины» (Мф.23:33); и про­рок говорит: «откормленные кони: каждый из них ржет на жену другого» (Иер.5:8); другой говорит: «все они немые псы, не могущие лаять» (Ис.56:10); иной называет лю­дей «лисицами» (Иезек.13:4), иной – «аспидами и василисками» (Пс.90:13).

Но гораздо хуже дойти до зверства в обычной жизни, нежели испытать случившееся с Навуходоносором. В нем душа нисколько не пострадала; а мы, накопляя так много грехов, сделались гораздо худшими, как уже сказано. Мудрецы языческие, говорят, превращали людей в зверей. Но то – басня, а это – истина. Для чего они превращали их? Без всякой цели; а Писание высказывает и причину: «дабы знали живущие, что Всевышний владычествует над царством человеческим». Видишь ли, как все возможно для Бога, – и из людей сделать зверей, и изме­нить разум? Представь же, как поразительно было видеть человека, жившего прежде в таком блеске, обитающим вместе с зверями, нагим. Он не переменил своего вида; иначе здесь не было бы ничего страшного. Получить «сердце зверя» не то значит, будто он лишился разума, но то, что, имея человеческую душу, он чувствовал свое положение. Если бы он превратился в зверя, то не сознавал бы случив­шегося. Что же значит: «дастся ему сердце звериное»? Т.е. он одичал и не хотел быть вместе с людьми, или боялся быть с людьми, или боялся людей, как зверей. Что было выше его, и что теперь ниже его? «И отлучен он был от людей».

Могущество нисколько не защитило его. Он не сделался плотояд­ным зверем, но ел траву, и был подобен бессловесному животному. Ты будешь употреблять траву, как привычную пищу. Как звери не съели его? Как тело его могло переносить такую пищу? Как он не погиб? А времени прошло не мало. Он ходил, представляя всем образец унижения, нося на себе знаки наказания, как заклей­менный. Может быть скажут, что ему лучше было бы терпеть это, оставаясь с людьми; но это не было позволено для усиле­ния его наказания; а вразумление все-таки получалось, так как все рассказывали о случившемся с ним, и, может быть, сами видели его вне (города); видеть же это было гораздо ужаснее. Притом времени прошло не мало, но целая седьмица. «Доколе не пройдут, – говорит, – над ним семь времен», три года с половиною.

Дан.4:31. По окончании же дней тех, я, Навуходоносор, возвел глаза мои к небу, и разум мой возвратился ко мне; и благословил я Всевышнего, восхвалил и прославил Присносущего, Которого владычество – владычество вечное, и Которого царство – в роды и роды.

Дан.4:32. И все, живущие на земле, ничего не значат; по воле Своей Он действует как в небесном воинстве, так и у живущих на земле; и нет никого, кто мог бы противиться руке Его и сказать Ему: «что Ты сделал?»

«Возвел, – говорит, – глаза мои к небу», т.е. он обратился к Богу и молился Ему, и у Него просил помощи. Хотя время вполне прошло, но он не полагался на это. Как сам он был властен не допу­стить исполнение события, так и теперь, если бы по истечении определенного времени он остался неисправимым, это опре­деление не принесло бы ему никакой пользы, потому что опре­деление Божие исполняется не по необходимости, но примени­тельно к нашему состоянию. Так и Даниил, хотя время уже исполнилось, не напрасно молится, чтобы с продолжением нечестия и оно не продолжилось (Дан. 9:4). Как бывает это при помиловании, например Езекии (4Цар. 20), так и при наказании, например иудеев: Бог хотел скоро ввести их в Палестину, а они своим нечестием прибавили себе сорок лет.

Посмотри, как царь прибегает к Богу. Я воззрел, говорит он, на небо, и стал опять человеком. «И разум мой возвратился ко мне». Как человеческий вид его изменился, но не превратился в звериный, так и ум. Что же далее? «Восхвалил и прославил». В каких выражениях? «Всевышнего, – гово­рит, – восхвалил и прославил Присносущего». Ни что так не считается достойным Бога, как постоянное бытие. «Которого владычество – владычество вечное, и Которого царство – в роды и роды». Этим особенно человек отличается от Него, и это считалось у людей высшим блаженством. «Которого владычество – владычество вечное», существует во всякое время. Без пищи, гово­рит, Он питал меня; без одежды и без всего прочего не погибло мое тело. Представь, каким он стал, возвратившись из пустыни на царство.

Дан.4:33. В то время возвратился ко мне разум мой, и к славе царства моего возвратились ко мне сановитость и прежний вид мой; тогда взыскали меня советники мои и вельможи мои, и я восстановлен на царство мое, и величие мое еще более возвысилось.

«Тогда взыскали меня, – говорит, – советники мои и вельможи мои», прогнавшие властителя и царя, – впрочем по распоряжению Божию. Для того и определяется время, чтобы ты не подумал, будто что-нибудь происходит случайно. «Которого царство – в роды и роды. И все, живущие на земле, ничего не значат». Если я, владыче­ствующий над всеми, вменен был ни во что, то тем более все прочие. Тот, Кто лишил царства столь сильного мужа, тем более (лишит всего) подвластных. «По воле Своей Он действует как в небесном воинстве, так и у живущих на земле». Выражение: «ничего не значат» означает не то, Бог презирает их, – совсем нет, оно значит то, что Он силен и как хочет, так и распоряжается ими. Тоже выражают и следующие слова: «по воле Своей Он действует как в небесном воинстве, так и у живущих на земле». Пусть так; о земле ты знаешь, а о небе откуда узнал? Из сновидения. Он повелел, и они повиновались. Из огня пещи. «И нет никого, кто мог бы противиться руке Его и сказать Ему: «что Ты сделал?» Не только, говорит, не воспротивится, но даже не скажет ни слова. Он властвует над всеми; Он сам – все.

«В то время возвратился ко мне разум мой». «В то время» – в какое? В определенное Богом. Почему они возвратили его на царство? Они низвергли его – столь силь­ного, как же они опять возвели его, сделавшегося слабым? «К славе царства моего возвратились ко мне сановитость и прежний вид мой; тогда взыскали меня советники мои и вельможи мои, и я восстановлен на царство мое, и величие мое еще более возвысилось». Видишь ли, как Бог может и утвердить и разрушить царство? В этом следовало бы убедиться и из прежних опытов, но так как он не убедился, то Бог разрушил его царство, и опять восстановил.

Дан.4:34. Ныне я, Навуходоносор, славлю, превозношу и величаю Царя Небесного, Которого все дела истинны и пути праведны, и Который силен смирить ходящих гордою

Нельзя сказать, что Он имеет силу, но несправедли­вую; нет, и правда его велика. «И Который силен смирить ходящих гордо». Не сказал: «смиряет», чтобы показать тебе долготерпение Его, и чтобы ты знал, что не по слабости Он поступает так, но чрез одного вразумляет и других. Ви­дишь ли силу Его? Видишь ли правду? Видишь ли человеко­любие? Видишь ли, как произносят это уста варвара? Кто говорил так мудро? Воспитанные пророками не говорили ни­чего подобного; напротив, они говорили: «не делает Господь ни добра, ни зла» (Соф.1:12); и еще: «не своею ли силою мы приобрели себе могущество?» (Амос.6:13). И еще: «всякий, делающий зло, хорош пред очами Господа, и к таким Он благоволит» (Малах.2:17); и еще: «тщетно служение Богу, и что пользы, что мы соблюдали постановления Его» (Мал.3:14). Видишь ли в Палестине сатанинское учение? Видишь ли в земле вар­варской пророческую мудрость? Это – прообразы благодати, ко­торую имели получить язычники, прообразы того, что последние имели предварить первых.

Далее повествуется, как Валтасар, опьянев во время пиршества, повелевает принести сосуды (храма), как бы хвалясь победою отца, или – вернее – безумствуя от опьянения; а может быть и потому, что иудеи были зрите­лями происходившего, чтобы искоренить в них благоговение, какое они имели к Богу. Это происходило от гордости и пьянства. Будем же остерегаться пьянства, возлюбленные. От него происходит много безрассудного. Пьянство властвует и над великими людьми; ведь Валтасар повелел это, на­пившись вина. Отец его, вывезши сосуды, пощадил их, и, взявши город, не дерзнул употребить их на человеческое служение; а этот не только сам употреблял, но отдал их для употребления и вельможам своим и наложницам и возлежавшим вместе с ним.

Глава 5

Дан.5:1. Валтасар царь сделал большое пиршество для тысячи вельмож своих и перед глазами тысячи пил вино.

Дан.5:2. Вкусив вина, Валтасар приказал принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносор, отец его, вынес из храма Иерусалимского, чтобы пить из них царю, вельможам его, женам его и наложницам его.

Дан.5:3. Тогда принесли золотые сосуды, которые взяты были из святилища дома Божия в Иерусалиме; и пили из них царь и вельможи его, жены его и наложницы его.

Дан.5:4. Пили вино, и славили богов золотых и серебряных, медных, железных, деревянных и каменных.

Видишь, что сосуды были взяты. Но посмотри на их силу и после того, как они были взяты и положены в идольском храме. Царь поступает с ними по своему произволу. Почему это? Они взяты были за грехи (иудеев), которые были наказаны. Чем же все кончилось после знамения? Почему не потерпели ничего вельможи, но один царь? Потому, что он приказал, он был виновником. «И славили богов золотых и серебряных, медных, железных, деревянных и каменных». Почему у них было такое различие богов? Диавол, желая лишить их всякого оправдания, часто внушал им делать деревянных богов, чтобы им не иметь оправдания даже в драгоценности вещества. «Славили» их.

Посмотри, Бог никогда не начинает, но действует после. Для чего суд последовал немедленно и в тот же час? Для того, чтобы не уничтожилось то, что было сделано прежними чуде­сами; оскорбляя Бога употреблением сосудов, царь хотел оскорбить и людей. И посмотри, что происходит. Он пожелал сосудов, и в тот же час был наказан. Для чего не по­сылается пророк с обличением, но персты руки? Для того, чтобы обличение было более поразительно.

Дан.5:5. «В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала».

Заметь, что был вечер. Нужно было укротить надменность, происшедшую от опьянения, нужно было всем присутствовав­шим узнать, что царь несет наказание. Зачем Бог не по­слал тотчас молнии с неба? Затем, чтобы опять прославился и раб его, чтобы выслушали от него, за что царь терпит это. Даниил, войдя, не только объясняет написанное, но гово­рит длинную речь, и притом увещательную, – не с тем, чтобы принесть пользу царю, но чтобы сделать других луч­шими.

Дан.5:13. Тогда введен был Даниил пред царя, и царь начал речь и сказал Даниилу: ты ли Даниил, один из пленных сынов Иудейских, которых отец мой, царь, привел из Иудеи?.

Говорит это, как бы желая устрашить и притеснить Даниила. Но сказав: «которых отец мой, царь, привел из Иудеи», он привел эти слова против себя самого: значит, он сам нуж­дается в этих пленниках!

Дан.5:14. Я слышал о тебе, что дух Божий в тебе и свет, и разум, и высокая мудрость найдена в тебе.

Дан.5:15. Вот, приведены были ко мне мудрецы и обаятели, чтобы прочитать это написанное и объяснить мне значение его; но они не могли объяснить мне этого.

Дан.5:16. А о тебе я слышал, что ты можешь объяснять значение и разрешать узлы; итак, если можешь прочитать это написанное и объяснить мне значение его, то облечен будешь в багряницу, и золотая цепь будет на шее твоей, и третьим властелином будешь в царстве.

Он признает своих мудрецов побежденными и говорит: скажи и получи это. Но посмотри на пророка: пред отцом его он смутился духом (Дан.4:16), а теперь не чувствует никакого смущения. Что же он говорит?

Дан.5:17. Тогда отвечал Даниил, и сказал царю: дары твои пусть останутся у тебя, и почести отдай другому; а написанное я прочитаю царю и значение объясню ему.

Для чего он отказы­вается от подарков? Для того, чтобы ты знал, что он гово­рит не для них. Он говорит это без гнева и потому при­бавляет: «а написанное я прочитаю царю и значение объясню ему». Видишь ли, как он выше богатства, выше почестей, не нуж­дается ни в чем царском? Таковыми должны быть возвещаю­щие дела Божии. (Он отказывается) и для того, чтобы царь не подумал, будто он расположил его к себе подарками или будто в сказанном есть нечто человеческое. Что же он гово­рит? Прежде чем объяснить написанное, он предлагает со­вет, напоминая ему о случившемся с отцом его, с самого начала.

Дан.5:18. Царь! Всевышний Бог даровал отцу твоему Навуходоносору царство, величие, честь и славу.

Дан.5:19. Пред величием, которое Он дал ему, все народы, племена и языки трепетали и страшились его: кого хотел, он убивал, и кого хотел, оставлял в живых; кого хотел, возвышал, и кого хотел, унижал.

Дан.5:20. Но когда сердце его надмилось и дух его ожесточился до дерзости, он был свержен с царского престола своего и лишен славы своей,

Дан.5:21. и отлучен был от сынов человеческих, и сердце его уподобилось звериному, и жил он с дикими ослами; кормили его травою, как вола, и тело его орошаемо было небесною росою, доколе он познал, что над царством человеческим владычествует Всевышний Бог и поставляет над ним, кого хочет.

Если он, говорит, не удостоился прощения, то, скажи мне, чего до­стоин ты, не исправившийся после такого примера? И незна­нием ты не можешь оправдаться. Разве ты не знал всего этого? Кого и кому предпочитаешь ты? Ты предпочитаешь богов не слышащих и не видящих?

Дан.5:22. И ты, сын его Валтасар, не смирил сердца твоего, хотя знал все это,

Дан.5:23. но вознесся против Господа небес, и сосуды дома Его принесли к тебе, и ты и вельможи твои, жены твои и наложницы твои пили из них вино, и ты славил богов серебряных и золотых, медных, железных, деревянных и каменных, которые ни видят, ни слышат, ни разумеют; а Бога, в руке Которого дыхание твое и у Которого все пути твои, ты не прославил.

Дан.5:24. За это и послана от Него кисть руки, и начертано это писание.

Дан.5:25. И вот что начертано: мене, мене, текел, упарсин.

Дан.5:26. Вот и значение слов: мене – исчислил Бог царство твое и положил конец ему;

Дан.5:27. Текел – ты взвешен на весах и найден очень легким;

Дан.5:28. Перес – разделено царство твое и дано Мидянам и Персам.

«Исчислил, – говорит, – Бог царство твое и положил конец ему». И то, что оно разделилось и не осталось целым, сделано в наказание. Так было и с Соломоном. Не только сын Валтасара не получил царства, но оно еще и раз­делилось. Посмотри, как Бог является правым пред ним; посмотри, как сам он виноват. «Бога, в руке Которого, – говорит, – дыхание твое и у Которого все пути твои, ты не прославил». Не мог ли он тотчас же умертвить тебя? Но он долготерпелив. Кого не устрашило бы такое наказание, и притом столь близкое? Видишь ли, что Бог властен и в том и другом? Чем, скажи мне, ты заслуживаешь проще­ния? Ты сын, не скажу даже – потомок, Навуходоносора, – как же ты не знал всего этого? Определение пишется, как в су­дилище; а Даниил объясняет написанное. Как пришло царю на мысль почтить Даниила? Мне кажется, он желал избежать осуждения присутствовавших, может быть, он надеялся получить за это избавление.

Глава 6

Дан.6:3. Даниил превосходил прочих князей и сатрапов, потому что в нем был высокий дух, и царь помышлял уже поставить его над всем царством.

Дан.6:4. Тогда князья и сатрапы начали искать предлога к обвинению Даниила по управлению царством; но никакого предлога и погрешностей не могли найти, потому что он был верен, и никакой погрешности или вины не оказывалось в нем,

т.е. был благорасположен к царю.

А, может быть, слова: «он был верен» означают: надеялся на Бога, Который управляет всем; а когда Бог управляет, то какая же мо­жет быть опасность? Что же далее?

Дан.6:5. И эти люди сказали: не найти нам предлога против Даниила, если мы не найдем его против него в законе Бога его.

Невозможно, говорят, ничего найти. Почему? Разве он не человек? Разве он не погрешал ни в чем? Будущее не­известно; как же вы ручаетесь за будущее? Мы узнали об этом, говорят, на опыте. «Если мы не найдем его против него в законе Бога его». Но там он еще более безупречен. Бог попускает искушение для испытания. Не мог ли Он укротить их злобу? Но чтобы научить тебя и вызвать твое удивление перед подвигом, Он не лишает венца рабов своих.

Дан.6:6. Тогда эти князья и сатрапы приступили к царю и так сказали ему: царь Дарий! вовеки живи!

Дан.6:7. Все князья царства, наместники, сатрапы, советники и военачальники согласились между собою, чтобы сделано было царское постановление и издано повеление, чтобы, кто в течение тридцати дней будет просить какого-либо бога или человека, кроме тебя, царь, того бросить в львиный ров.

Дан.6:8. Итак утверди, царь, это определение и подпиши указ, чтобы он был неизменен, как закон Мидийский и Персидский, и чтобы он не был нарушен.

Дан.6:9. Царь Дарий подписал указ и это повеление.

Посмотри, что они делают, как они стараются постано­вить безрассудный закон, и усиленно просят этого. Разумно ли было сказать: «просить какого-либо бога или человека»? Оправдание своей просьбы они стараются найти в краткости времени. Но что же это за предлог? Почему вы просите об этом? «Согласились», – отвечают они; все мы, собравшиеся, порешили, чтобы в продолжение тридцати дней просить только у тебя одного. О, варварская просьба! О, угодливость, исполненная великого безумия, бессла­вящая того, кому по-видимому оказывает честь! Ведь, если это хорошо, то и всегда так следовало бы делать; если же не хорошо, то не должно быть и в течение тридцати дней. И затем, если это хорошо, то для чего указывать на множество (решавших)? И без этого царь должен был согласиться. А если это не хорошо, то хотя бы повелевала вся вселенная, не следовало слушаться. Царь не заметил коварства, как видно из по­следующего. Он постановил, а они закрепили это постановле­ние указом, чтобы царь не имел времени отменить его, хотя бы потом и пожелал.

Что же говорит Даниил, услышав об этом? Он не смутился, и ни в чем не изменил своей жизни. Посмотри, как добродетельный человек живет всегда ровно, взирая на все, как на какие-нибудь скоропреходящие цветы, – и на радости и на скорби, как на тени. Если он был непоколебим вначале, то тем более теперь, когда он полу­чил победные венцы в стольких подвигах. Почему же он не пришел (к царю)? Почему не вознегодовал, пользуясь та­ким влиянием у царя? Он хотел подействовать не словом, а делом. Мы видим, что в других случаях, когда было не­обходимо, он всегда спешил явиться.

Дан.6:10. Даниил же, узнав, что подписан такой указ, пошел в дом свой; окна же в горнице его были открыты против Иерусалима, и он три раза в день преклонял колени, и молился своему Богу, и славословил Его, как это делал он и прежде того.

Для чего Писание напоминает нам, что дверцы были отверсты к Иерусалиму? Иудеи имели к нему сильную любовь, и как тот, чья возлюбленная отсутствует, любит и путь, ведущий к ней, – так точно было и с Даниилом. Другие любили Иерусалим ради чувственных благ, а он ради славы Божией. А что это так, видно из того, что он не хотел возвратиться в Иерусалим, когда дождался желанного времени. Потому и мы, как заповедали нам отцы, молимся, взирая на восток; мы также стремимся к древнему городу и отечеству; и оно вполне достойно этого. Зачем же мы обращаемся к востоку, если Бог – везде, и пророк говорит: «воспойте Богу, пойте имени Его, готовьте путь Шествующему на запад» (Пс.67:5)4? Там, на востоке, была как бы лечебница в древности. Но ведь ты не прибегал к ней? Поразмысли; ведь и мы живем в плену, – впрочем только до пришествия Христова. Почему же он только в три времени дня преклонял колена свои? Что же? Разве и это не удивительно? Он был человек, обремененный столькими заботами, и не имевший ни малого отдыха. Посмотри, как исполнялось апостольское изречение: «на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки» (1Тим.2:8). И то, что Христос повелел, они исполняли. «Затворив дверь твою, – говорится, – помолись Отцу твоему» (Мф.6:6). h5 Дан.6:13. Тогда отвечали они и сказали царю, что Даниил, который из пленных сынов Иудеи, не обращает внимания ни на тебя, царь, ни на указ, тобою подписанный, но три раза в день молится своими молитвами.

Дан.6:14. Царь, услышав это, сильно опечалился и положил в сердце своем спасти Даниила, и даже до захождения солнца усиленно старался избавить его.

Дан.6:15. Но те люди приступили к царю и сказали ему: знай, царь, что по закону Мидян и Персов никакое определение или постановление, утвержденное царем, не может быть изменено.

Дан.6:16. Тогда царь повелел, и привели Даниила, и бросили в ров львиный; при этом царь сказал Даниилу: Бог твой, Которому ты неизменно служишь, Он спасет тебя!

Может быть, некоторые из вас скажут: разве царь не мог избавить его? Конечно, Бог мог сделать царя более твердым, но Он вел борца на подвиг. Он знал конец событий. И царь не спо­рил бы, если бы знал, чем все кончится; но он не мог знать. Он достоин похвалы за усердие, достоин прощения за старание. Так любезен был ему Даниил! Но завистники не позволяют видеть хорошее, или – лучше – позволяют видеть, но не такими глазами. Не должно допускать, говорят они, чтобы решения твои были столь нетверды и законы наши столь слабы; весь народ оскорбляется. Даниила ввергают в ров; налагают камень.

Дан.6:17. И принесен был камень и положен на отверстие рва, и царь запечатал его перстнем своим, и перстнем вельмож своих, чтобы ничто не переменилось в распоряжении о Данииле.

Дан.6:18. Затем царь пошел в свой дворец, лег спать без ужина, и даже не велел вносить к нему пищи, и сон бежал от него.

Вспомни о гробе Христовом, когда иудеи положили на нем печать. Если бы не было этого, то сказали бы, что дело совершилось волшебством. Но все, что ни делается врагами, бывает нам на пользу. Это сделано было для того, чтобы отнять у клеветников всякий предлог к оправда­нию: и царь налагает печать, чтобы им не было возможности сделать что-нибудь или вытащить Даниила и сослаться на львов, и они налагают печать, чтобы царю невозможно было избавить его, и чтобы таким образом решение дела было беспристрастно. И не ужинал царь, говорится, и не спал. Посмотри, как ве­лика его любовь. Что же случилось? Сначала он ободрил Да­ниила, сказав: «Бог твой, Которому ты неизменно служишь, мог ли спасти тебя от львов» (Дан. 6:20). Опять он говорит то именно, что могло ободрить душу его. Может быть, он уже слышал об этом. Потом он приходит, произнося славословие.

Дан.6:23. Тогда царь чрезвычайно возрадовался о нем и повелел поднять Даниила изо рва; и поднят был Даниил изо рва, и никакого повреждения не оказалось на нем, потому что он веровал в Бога своего.

Дан.6:24. И приказал царь, и приведены были те люди, которые обвиняли Даниила, и брошены в львиный ров, как они сами, так и дети их и жены их; и они не достигли до дна рва, как львы овладели ими и сокрушили все кости их.

За что истребляются дети и жены? В чем согрешили они? Может быть, и они участвовали в этом деле. Видишь ли наказание нечестивых? Видишь ли на­граду праведных? Всем поучайся, всем назидайся. Видишь, как Бог, если и оставляет человека, делает это на пользу? Он преодолел огонь, преодолел зверей. После этого уже не спрашивай, зачем существуют львы, леопарды и прочие дикие звери. Они, подобно каким-нибудь палачам, стояли по бокам Даниила, как бы на некотором божественном и страшном су­дилище, и не осмелились растерзать ребра праведника, потому что не слышали повеления Судии. Но когда бросили к ним других, то они, по повелению Божию, истребили их. «И сокрушили, – говорится, – все кости их». Кто обуздывал их уста? Кто пове­лел воздержаться от предложенной пищи? Какой мудрец столь воздержен, что мучимый голодом и видя пред собою средство утолить его, не захотел бы избавиться от него? Опять указы, опять божественная проповедь, опять доказатель­ства на деле.

Глава 7

Дан.7:1. В первый год Валтасара, царя Вавилонского, Даниил видел сон и пророческие видения головы своей на ложе своем. Тогда он записал этот сон, изложив сущность дела.

Дан.7:2. Начав речь, Даниил сказал: видел я в ночном видении моем, и вот, четыре ветра небесных боролись на великом море,

Дан.7:3. и четыре больших зверя вышли из моря, непохожие один на другого.

Дан.7:4. Первый – как лев, но у него крылья орлиные; я смотрел, доколе не вырваны были у него крылья, и он поднят был от земли, и стал на ноги, как человек, и сердце человеческое дано ему.

Дан.7:5. И вот еще зверь, второй, похожий на медведя, стоял с одной стороны, и три клыка во рту у него, между зубами его; ему сказано так: «встань, ешь мяса много!»

Дан.7:6. Затем видел я, вот еще зверь, как барс; на спине у него четыре птичьих крыла, и четыре головы были у зверя сего, и власть дана была ему.

Дан.7:7. После сего видел я в ночных видениях, и вот зверь четвертый, страшный и ужасный и весьма сильный; у него большие железные зубы; он пожирает и сокрушает, остатки же попирает ногами; он отличен был от всех прежних зверей, и десять рогов было у него.

Дан.7:8. Я смотрел на эти рога, и вот, вышел между ними еще небольшой рог, и три из прежних рогов с корнем исторгнуты были перед ним, и вот, в этом роге были глаза, как глаза человеческие, и уста, говорящие высокомерно.

Почему не сказано, что он видел женщин? Когда нужно было представить наказание и проклятие, тогда Писание употребляло образы женщин; а когда – царства, то – зверей. Здесь предметом речи служит царство; ему и дается чув­ственный образ. И это весьма хорошо. Так как свойства царств особенно ясно проявляются в зверях, то они и нужны были для пророка. Он хотел показать роскошь, соединенную с свирепостью, и представил львицу; хотел показать медлен­ность, и представил медведицу; хотел показать быстроту и легкость и уничтожение всех властей посредством войн, и представил рысь. Посмотри, как хорошо, что он прежде всего созерцал море, т.е. всю вселенную. Она полна такого смятения и так волнуется, как будто населена рыбами, а не людьми. Так и Христос объясняет, что настоящая жизнь есть море, когда говорит: «подобно Царство Небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода» (Мф.13:47).

«И вот, четыре ветра небесных боролись на великом море». Объясняя, что звери вышли оттуда, он показывает быстроту промышления Божия. Так и мы, говоря о быстроте, указываем на ветер. Ветры устремились, говорит, на море, и вышли звери из моря. И начальники наши имеют нашу же природу. Так часто Писание называет царя львом, желая показать царское достоинство, соединенное со зверскими нравами. О четырех ветрах сказано потому, что есть ветер восточный, есть северный, есть и южный; это все равно, что сказать: они возмутили море, взволновали его до неба.

«Четыре больших зверя вышли из моря, непохожие один на другого. Первый – как лев», – таким он явился в сновидении; в действительности же это не было. Двумя образами означается царское достоинство. Некоторые же говорят, что (вавилонский царь) одолел ассирийского, и потому употребляются два образа. «Но у него крылья орлиные; я смотрел, доколе не вырваны были у него крылья», т.е. власть, «и он поднят был от земли, и стал на ноги, как человек, и сердце человеческое дано ему». Свирепое животное! С обеих сторон оно имело органы для быстрого движения: сверху – крылья, снизу – ноги; но то и другое было отнято: крылья были сокру­шены и не были более видны, а ноги обратились в слабые человеческие. «И сердце человеческое дано ему». Велика была надмен­ность этого животного; но теперь, говорит, этот царь сделался смиренным, кротким, ручным. «И вот еще зверь, второй, похожий на медведя, стоял с одной стороны, и три клыка во рту у него, между зубами его; ему сказано так: «встань, ешь мяса много!» Медленностью отличалось царство персидское. Под владычест­вом мидян и персов «три клыка», т.е. страны или царства, которые они соединили. «Ему сказано так: «встань, ешь мяса много!», так как они взяли и Вавилон и причинили много бедствий. «Затем видел я, вот еще зверь, как барс; на спине у него четыре птичьих крыла, и четыре головы были у зверя сего, и власть дана была ему». Потом, говорит, «барс», т.е. Александр, царь маке­донский, пробежавший всю вселенную, так как не было никого стремительнее и быстрее его; он был силен и быстр, как этот зверь. «Четыре, – говорит, – птичьих крыла» над ним, т.е. он захватил себе всю власть, так так, разделив персов на тринадцать областей, он подчинил себе всех. Видишь ли его быстроту? Она изображается и свойствами зверя и крыльями. Он прошел всю вселенную. «И четыре головы были у зверя сего, и власть дана была ему».

Далее пророк говорит о явлении зверя с разнообразными и разнородными свойствами, которому не может дать образа: так изменчив был этот зверь. Он победил все те царства. У прочих сила была в быстроте, а у этого – в зубах, потому что они были железные. «Остатки же попирает ногами». Здесь говорится о множестве войн. Какие же десять царей? Что значит малый рог? Я утверждаю, что это антихрист является между несколькими царями. «Глаза, как глаза человеческие, и уста, говорящие высокомерно». В самом деле, что может быть высокомернее уст того, кто превозносится «выше всего, называемого Богом или святынею» (2Фес.2:4)? Не удивляйся, что у него «глаза человеческие», ведь о нем говорится и то, что он – «человек греха, сын погибели» (2Фес.2:3). Почему же он мал, и не является великим с самого начала? Однако после он вырастет и победит несколько царей. Что же? За ним уже не следует другое царство, но сам Бог истребляет его.

Дан.7:9. Видел я, наконец, что поставлены были престолы, и воссел Ветхий днями; одеяние на Нем было бело, как снег, и волосы главы Его – как чистая волна; престол Его – как пламя огня, колеса Его – пылающий огонь.

Дан.7:10. Огненная река выходила и проходила пред Ним; тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним; судьи сели, и раскрылись книги.

Усилим внимание, возлюбленные, потому что идет речь не о маловажных предметах. «Престолы, – говорит, – поставлены, и воссел Ветхий днями». Кто Он? Как, слыша о медведе, ты разумел не медведя, и слыша о льве, разумел не его, а царства, и слыша о море, разумел не море, а вселенную, и прочее, – так и теперь. Кто этот «Ветхий днями»? Он был подобен некоему старцу. Бог принимает на Себя образы по требованию обстоятельств, по которым является, и (здесь) пока­зывает, что суд должен быть вверяем старцам. Слыша о пре­столе, ты не будешь разуметь седалище; как же можно разуметь кого-нибудь обыкновенного под сидевшим, когда в одном месте Он представляется вооруженным (Прем.5:18), в другом – окровавленным (Ис.63:3)? Здесь пророк хочет выразить, что (настало) время суда. «Одеяние на Нем было бело, как снег». Почему? Потому, что настало время не только суда, но и воздаяния; потому, что всем нужно предстать пред Ним; потому, что «суд Мой, – как говорит пророк, – как восходящий свет» (Ос.6:5). Потом «поставлены были престолы». Не те ли престолы, о которых говорит Христос: «сядете и вы на двенадцати престолах» (Мф.19:28)?

«И волосы главы Его – как чистая волна». Огонь ничего не истреблял, он был безвреден. Видишь ли здесь образ государства и народа? Престол был стра­шен, потому что имел много огня, и не просто огня, но «как пламя огня». Чтобы ты не думал, что он употреблен для сравнения, пророк указал и действие его, сказав, что он был не просто огонь, но «как пламя огня». «Огненная река выходила и проходила пред Ним; тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним; судьи сели» т.е., Он для того пришел, чтобы произвести суд. «И раскрылись книги».

Что говоришь ты? Разве имеет нужду в книгах Бог, «знающий все прежде бытия его» (Дан.13:42), «создал по одному сердца... их и вникает во все дела их» (Пс.32:15)? Нет, это говорится применительно к обычаю начальников, подобно тому, как употребляются у нас записи. Как у нас записи читаются не для того, чтобы только начальник узнал дело, но чтобы видна была справедливость суда, так и здесь: хотя и знает правед­ный Судия, но открывает книги. Для чего? Что ты хочешь сказать?

А почему он не говорит и о почестях? Он сказал: «поставлены были престолы», в знак того, что Бог определил и почести; но так как мы не послушались, то Он назначил наказание и мучение. Не такое ли воззвание и к нам сделал Христос? «С того времени, – говорит евангелист, – Иисус начал проповедовать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф.4:17). Не разумей здесь, возлюбленный, ничего телесного, и не думай, что беспредельный Бог объем­лется престолом. Если «в руке Его все концы земли» (Пс.94:4)5, если Он «взвесил на весах горы», если «народы – как капля из ведра, и считаются как пылинка на весах», как Сам Он говорит (Ис.40:12, 15), то какое место может объять Его всего? Нет, Он не был объемлем престолом. Если же Он имел одежду, то как огонь не истребил ее? Как называется «Ветхий днями» Тот, Кто существует прежде всех веков? Как Он может быть ветхим? «А Ты, – говорит Псалмопевец, – тот же» (Пс.101:28). Как же Он может быть ветхим? «И лета Твои, – говорится, – не оскудеют» (Пс.101:28). Как могла быть одежда у Беспредельного и Бестелесного? «И величию Его, – говорит Псалмопевец, – нет конца» (Пс.144:3); и еще: «взойду ли на небо – Ты там, сойду ли в ад – Ты там пребываешь» (Пс.138:8). Как же Он был облечен в человече­скую одежду и огонь не истреблял ее? Впрочем, пророк мог видеть и многое другое. Как волосы не сгорали в огне? Потому пророк и прибавил: «престол Его – как пламя огня». «И раскрылись книги», – так, что кто осуждается, тот осуждается по собственной вине.

Дан.7:11. Видел я тогда, что за изречение высокомерных слов, какие говорил рог, зверь был убит в глазах моих, и тело его сокрушено и предано на сожжение огню.

За высокомерие, хотя Александр и поклонился Богу.

Дан.7:12. И у прочих зверей отнята власть их, и продолжение жизни дано им только на время и на срок.

Хотя их власть кончилась, но жизнь оставалась. «Зверь был убит в глазах моих, и тело его сокрушено и предано на сожжение огню». Этим выражается совер­шенное истребление.

«Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий» (Дан. 7:13). Кто не знает этого? Кто может не видеть этого? Не то же ли – о, иудей – говорит Петр или Павел? «Дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему». Отсюда видно, что они имеют равную честь. «Подведен был к Нему». Чтобы ты, когда увидишь, что Ему дается царство, не понимал слова: «дана» по человечески, пророк говорит: «с облаками небесными». Обла­ками Писание обыкновенно обозначает небо.

Дан.7:14. И Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему; владычество Его – владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится.

Что, скажи мне, может быть яснее этого? «Все народы, – говорит, – племена и языки служили Ему». Посмотри, как пророк охватил все народы все­ленной. Посмотри, как (Сын человеческий) получил и власть суда. А чтобы ты не подумал, что это только на время, он говорит: «владычество Его – владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится», но стоит и пребывает. Если же ты не веришь этому, то убедись делами. Видишь ли равночестность Его с Отцом? Так как Он явился после Отца, то пророк и говорит, что Он пришел вместе с облаками. А что Он был и прежде, это видно из того, что Он приходит «с облаками». «И Ему дана власть», т.е. та, которую Он имел. «Чтобы все народы, племена и языки служили Ему». Он имел власть и прежде и тогда принял ту самую, которую имел. В каком смысле ты разумеешь волосы у Отца и прочее, в таком разумей и это. Слыша: «дана», и тому подобное, ты не думай о Сыне ничего человече­ского, или низкого. Как, видя «Ветхого днями», ты не разумеешь старца, так понимай и прочее. Не ищи ясности в пророче­ствах, где тени и гадания, подобно тому, как в молнии ты не ищешь постоянного света, но довольствуешься тем, что она только блеснет.

Дан.7:15. Вострепетал дух мой во мне, Данииле, в теле моем, и видения головы моей смутили меня.

Ко­нечно, смущало его то, что он созерцал. Он первый и один видел Отца и Сына, как бы в видении. Что могут сказать на это иудеи? Так как предстоявшее пришествие Сына было уже близко, то справедливо и являются чудные видения.

Дан.7:16. Я подошел к одному из предстоящих и спросил у него об истинном значении всего этого, и он стал говорить со мною, и объяснил мне смысл сказанного.

Он спрашивает, что значит виденное им, и узнает об антихристе, узнает и о царстве, не имею­щем конца.

Дан.7:17. Эти, – говорит, – большие звери, которых четыре, означают, что четыре царя восстанут от земли.

Дан.7:18. Потом примут царство святые Всевышнего и будут владеть царством вовек и вовеки веков.»

Дан.7:19. Тогда пожелал я точного объяснения о четвертом звере, который был отличен от всех и очень страшен, с зубами железными и когтями медными, пожирал и сокрушал, а остатки попирал ногами,

Дан.7:20. и о десяти рогах, которые были на голове у него, и о другом, вновь вышедшем, перед которым выпали три, о том самом роге, у которого были глаза и уста, говорящие высокомерно, и который по виду стал больше прочих.

Дан.7:21. Я видел, как этот рог вел брань со святыми и превозмогал их,

Дан.7:22. доколе не пришел Ветхий днями, и суд дан был святым Всевышнего, и наступило время, чтобы царством овладели святые.

Дан.7:23. Об этом он сказал: зверь четвертый – четвертое царство будет на земле, отличное от всех царств, которое будет пожирать всю землю, попирать и сокрушать ее.

Дан.7:24. А десять рогов значат, что из этого царства восстанут десять царей, и после них восстанет иной, отличный от прежних, и уничижит трех царей,

Дан.7:25. и против Всевышнего будет произносить слова и угнетать святых Всевышнего; даже возмечтает отменить у них праздничные времена и закон, и они преданы будут в руку его до времени и времен и полувремени.

Дан.7:26. Затем воссядут судьи и отнимут у него власть губить и истреблять до конца.

Дан.7:27. Царство же и власть и величие царственное во всей поднебесной дано будет народу святых Всевышнего, Которого царство – царство вечное, и все властители будут служить и повиноваться Ему.

Дан.7:28. Здесь конец слова. Меня, Даниила, сильно смущали размышления мои, и лице мое изменилось на мне; но слово я сохранил в сердце моем

Почему же ты, человек, не сказал этого глагола? Потому, что это нисколько не относи­лось к иудеям; напротив, на словах Бог сообщил это при­кровенно, но сохранил в сердце пророка. Так и в конце он говорит: «сокрыты и запечатаны слова сии до последнего времени» (Дан.12:9), и желает, чтобы они оставались неясными. То же делает и Сам (Христос), когда говорит притчами. Посмотри, как пророк всячески воз­вышает это царство, чтобы ты не разумел ничего человече­ского. Люди, хотя бы овладели всею землею, не (могут владеть) всегда и на бесконечное время. Пусть никто не говорит мне, что пророк разумеет здесь краткое время. Что же значат слова: «царство это не будет передано другому народу» (Дан.2:44)? Посмотри на бывшее при Дарие и македонянах. Для кого это было? Для иудеев. Потому и Александр, как го­ворят, поклонился храму, увидев книгу Даниила, и язычники удивлялись силе его предсказания. Об этом никто не говорил, кроме одного этого пророка.

Глава 8

Дан.8:1. В третий год царствования Валтасара царя явилось мне, Даниилу, видение после того, которое явилось мне прежде.

Дан.8:2. И видел я в видении, и когда видел, я был в Сузах, престольном городе в области Еламской, и видел я в видении, – как бы я был у реки Улая.

Дан.8:3. Поднял я глаза мои и увидел: вот, один овен стоит у реки; у него два рога, и рога высокие, но один выше другого, и высший поднялся после.

Дан.8:4. Видел я, как этот овен бодал к западу и к северу и к югу, и никакой зверь не мог устоять против него, и никто не мог спасти от него; он делал, что хотел, и величался.

Дан.8:5. Я внимательно смотрел на это, и вот, с запада шел козел по лицу всей земли, не касаясь земли; у этого козла был видный рог между его глазами.

Дан.8:6. Он пошел на того овна, имеющего рога, которого я видел стоящим у реки, и бросился на него в сильной ярости своей.

Дан.8:7. И я видел, как он, приблизившись к овну, рассвирепел на него и поразил овна, и сломил у него оба рога; и недостало силы у овна устоять против него, и он поверг его на землю и растоптал его, и не было никого, кто мог бы спасти овна от него.

Дан.8:8. Тогда козел чрезвычайно возвеличился; но когда он усилился, то сломился большой рог, и на место его вышли четыре, обращенные на четыре ветра небесных.

Дан.8:9. От одного из них вышел небольшой рог, который чрезвычайно разросся к югу и к востоку и к прекрасной стране,

Дан.8:10. и вознесся до воинства небесного, и низринул на землю часть сего воинства и звезд, и попрал их,

Дан.8:11. и даже вознесся на Вождя воинства сего, и отнята была у Него ежедневная жертва, и поругано было место святыни Его.

Дан.8:12. И воинство предано вместе с ежедневною жертвою за нечестие, и он, повергая истину на землю, действовал и успевал.

Дан.8:13. И услышал я одного святого говорящего, и сказал этот святой кому-то, вопрошавшему: «на сколько времени простирается это видение о ежедневной жертве и об опустошительном нечестии, когда святыня и воинство будут попираемы?»

Дан.8:14. И сказал мне: «на две тысячи триста вечеров и утр; и тогда святилище очистится».

Дан.8:15. И было: когда я, Даниил, увидел это видение и искал значения его, вот, стал предо мною как облик мужа.

Дан.8:16. И услышал я от средины Улая голос человеческий, который воззвал и сказал: «Гавриил! объясни ему это видение!»

Дан.8:17. И он подошел к тому месту, где я стоял, и когда он пришел, я ужаснулся и пал на лице мое; и сказал он мне: «знай, сын человеческий, что видение относится к концу времени!»

Дан.8:18. И когда он говорил со мною, я без чувств лежал лицем моим на земле; но он прикоснулся ко мне и поставил меня на место мое,

Дан.8:19. и сказал: «вот, я открываю тебе, что будет в последние дни гнева; ибо это относится к концу определенного времени.

Дан.8:20. Овен, которого ты видел с двумя рогами, это цари Мидийский и Персидский.

Дан.8:21. А козел косматый – царь Греции, а большой рог, который между глазами его, это первый ее царь;

Дан.8:22. он сломился, и вместо него вышли другие четыре: это – четыре царства восстанут из этого народа, но не с его силою.

Дан.8:23. Под конец же царства их, когда отступники исполнят меру беззаконий своих, восстанет царь наглый и искусный в коварстве;

Дан.8:24. и укрепится сила его, хотя и не его силою, и он будет производить удивительные опустошения и успевать и действовать и губить сильных и народ святых,

Дан.8:25. и при уме его и коварство будет иметь успех в руке его, и сердцем своим он превознесется, и среди мира погубит многих, и против Владыки владык восстанет, но будет сокрушен – не рукою.

Дан.8:26. Видение же о вечере и утре, о котором сказано, истинно; но ты сокрой это видение, ибо оно относится к отдаленным временам».

«Голос человеческий, который воззвал и сказал, – гово­рится, – Гавриил! объясни ему это видение». Посмотри на обязанности ангелов и архангелов. Есть ли другая большая сила? «И он подошел, – говорит пророк, – к тому месту, где я стоял, и когда он пришел, я ужаснулся и пал на лице мое». Где те, которые злословят ангелов? Ангел не сде­лал ничего сам от себя. Видишь ли, что и они разделены на многие чины и виды? В первом видении пророк говорит: «подошел к одному из предстоящих и спросил» (Дан.7:16); а здесь не так. «И услышал я одного святого говорящего»; спрашивает другой, как бы не зная, – чтобы узнал Даниил. «И сказал», – говорит он. «Под конец же царства их, когда отступники исполнят меру беззаконий своих, восстанет царь наглый и искусный в коварстве». Посмотри, как пророк показывает иудеям, что они сами виноваты; но он не высказывает этого ясно, чтобы они намеренно не остались злыми: ведь если они оставались такими, когда ничего подобного не было сказано, то тем более остались бы, если бы это было ясно выражено; также и для того, чтобы ты знал, что Дух везде имеет силу, что Бог предвидит все, и что Он, хотя знал о будущих грехах их, однако вывел их (из плена). И заметь: если бы он указал на годы, время показалось бы непродолжительным, – поэтому он исчи­сляет дни, чтобы устрашить множеством их, и притом исчи­сляет не только дни, но и ночи.

Он долго останавливается на печальных событиях при Антиохе, чтобы устрашить хотя та­ким образом. «И укрепится сила его», т.е., Бог мог остано­вить его, но попустил за грехи иудеев, и не просто за грехи, но за то, что исполнилась мера. Разве есть какая-нибудь мера грехов? «Ибо мера беззаконий, – говорит Бог, – Аморреев доселе еще не наполнилась» (Быт.15:16). И заметь: предсказывается уже не сожжение, но отдельные случаи убийств. Так как некоторые будут добрее и лучше отцов, то и наказание положено меньшее. Это говорится для того, чтобы они, возгордившись победами, бывшими при Зоровавеле, не сделались беспечными. И посмотри, как он не указывает ничего светлого после времен Антиоха, но говорит только о прекращении бедствий и о времени, их обнимающем. Что же? Разве он не предсказал об этом плене? Предска­зал, но весьма не ясно. Потому и Христос сказал: «когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте» (Мф.24:15). Бедствия придут, говорит, но так, как будто он не пред­сказывал.

Впрочем некоторые говорят, что справедливо не предсказано об этом, так как этот плен не имел опре­деленного времени. «Ему назначали, – говорит пророк, – гроб со злодеями, но Он погребен у богатого» (Ис.53:9). «Но ты сокрой это видение, ибо оно относится к отдаленным временам», т.е., сохрани, сбереги, чтобы оно не исказилось от продолжительного времени.

Посмо­три, как Бог всегда щадил иудеев. Они пришли в Египет и сделались дурными; Он не отступил от них, но вы­вел их в пустыню. Они оставались в нечестии; Он не от­ступил от них, но ввел в землю обетованную. При Антиохе опять вывел их, и опять они остались такими же. При Христе они опять были такими же; но Он и тогда не отступил от них, а постоянно печется о них. Как естественные свойства, данные нам от природы, не покидают нас, что бы ни случи­лось, так и Бог; или лучше, они могут покинуть нас, но Бог никогда не оставляет Своим промышлением и попече­нием. «Забудет ли женщина грудное дитя свое, – говорит Он, – чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя» (Ис.49:15). Как мать не смотрит на то, хороши ли ее дети, но исполняет закон при­роды, – так, и даже более, Бог постоянно печется, никогда не оставляет, всегда действует в одной и той же мере.

Дан.8:27. И я, Даниил, изнемог, и болел несколько дней; потом встал и начал заниматься царскими делами; я изумлен был видением сим и не понимал его.

Отчего же он изнемог? Может быть, от скорби при размы­шлении о будущих бедствиях, тогда как и настоящие не окон­чились. И еще, говорит, столько бедствий! Или: я еще не примирил с ними Бога, а они сами опять вооружают Его про­тив себя. И «потом встал и начал заниматься царскими делами», т.е. служил. И «я изумлен был видением сим и не понимал его». Особенно сильна бы­вает скорбь в том случае, когда ею невозможно ни с кем поделиться; или (он скорбит) потому, что они были нечестивы. И «начал заниматься, – говорит, – царскими делами», т.е., я ничего не опускал, но исполнял свои дела.

Глава 9

Дан.9:1. В первый год Дария, сына Ассуирова, из рода Мидийского, который поставлен был царем над царством Халдейским,

Дан.9:2. в первый год царствования его я, Даниил, сообразил по книгам число лет, о котором было слово Господне к Иеремии пророку, что семьдесят лет исполнятся над опустошением Иерусалима.

Дан.9:3. И обратил я лице мое к Господу Богу с молитвою и молением, в посте и вретище и пепле.

Это Дарий мидянин. Под первым годом пророк ра­зумеет не первый год его царствования, так как не сказал: в первое лето царствования его, но «в первый год царствования его», так что можно назвать его и первым годом, в который он, будучи царем, может быть, взял в плен приверженцев Валтасара. «Я, Даниил, сообразил по книгам число лет», т.е., время убиения Валтасара, и размышлял. Посмотри, как он прежде определенного срока не осмеливался приступать к Господу. Также поступили три отрока в пещи; но во рве он не так поступил. Что же? Те ли поступили худо, или он? Ни те, ни он. Те выразили свою любовь, а он – ра­зумение переживаемого времени.

Итак, не с разумением ли читал он пророчества? Я думаю, что он ведет счет не со взятия города, а может быть с пленения Израиля; опустением Иерусалима справедливо можно назвать и войны. Заметь, и здесь седьмеричное число. Как прежде он изменил четыреста тридцать лет (Исх.12:40) в двести пятнадцать, так и те­перь, я думаю, уменьшено. «О котором было слово Господне к Иеремии пророку, что семьдесят лет исполнятся над опустошением Иерусалима. И обратил я лице мое к Господу Богу с молитвою и молением, в посте и вретище и пепле». Посмотри на его благо­честие. «И обратил я, – говорит, – лице мое», т.е. прежде, до уничижения, я стыдился, а теперь «обратил я лице мое», – иначе сказать: осмелился. Если бы он просил должного, то не сказал бы: «обратил я лице мое», как будто дело было соединено с опасностью. Если же он столь заботится о других, если, пользуясь таким благоволе­нием у Бога и у царя, нисколько не услаждается этим, но со­крушается более бедствующих, как бы сам подвергаясь бед­ствиям, то как не удивляться ему по достоинству? Посмотри, как он и после этих бедствий не осмеливается приступить к Богу до тех пор, пока не увидел, что время исполнилось. Что же будет с нами несчастными? Что говоришь ты, Даниил? Ты находишься среди благ, пользуешься честью от Бога и от людей; что же ты заботишься о других? Так поступал и Моисей.

И что говорит он? «В посте и вретище и пепле» просил он о должном. Почему же, если это было должное? Потому, что опасался, как бы иудеи не оказались недостойными и этого. Для Бога нет необходимости; Он выше законов. «И обратил я лице мое к Господу Богу, – говорит, – с молитвою и молением». Прежде всего он испра­шивает этого. Позволит ли мне Бог, говорит он, молиться за них? Потому что он слышал, что Иеремии было сказано: «ты же не проси за этот народ и не возноси за них молитвы и прошения» (Иер.7:16). Не смотря на то, что ходатаями за него были и плен, и наступле­ние срока, и собственная его добродетель, и бесчисленные стра­дания, он не чувствует в себе смелости, но посыпается пе­плом и покрывается вретищем, и таким образом молится. Что же сделаем мы, беспечные? Ему мы должны подражать. Чтобы никто не мог сказать, что прочие пророки делали это по бедности, – тот, кто больше всех пользовался великим поче­том, смиряется больше всех. Он происходил от царского рода и наслаждался столь многими благами. Так надобно опла­кивать собственные бедствия; так нужно жалеть о своих ближ­них; таково сострадание пророков. Посмотри, как он особенно отличался этим. Моисей говорил: «прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей» (Исх.32:32). А Даниил постоянно был в посте и слезах. И Павел был постоянно в слезах и го­тов был идти в самую геенну. Никто из них не услаждался собственными благами; но как глаз в теле, хотя он и кра­сив, не может чувствовать своей красоты, когда ноги повреж­дены и гниют, так было и с ними. Для чего пепел? Он на­поминал ему о собственной его природе. Для чего вретище? Оно смиряет своею грубостью. Для чего пост? И он напоми­нает о том, что было в раю. Таков обычай (благочестивых): они стремятся к тому, что причиняет скорбь. Я не достоин, говорит он, ни земли, ни одежды, ни других даров природы, но заслуживаю тягчайшего наказания, хотя облечен в персид­ские ткани и ношу персидскую тиару. И что еще говорит он? Послушаем его исповедь. «И молился я Господу Богу моему» (Дан. 9:4). Посмотри на его любовь к Господу. «Богу моему», – говорит. Того, кого он не осмеливался просить, называет своим Бо­гом.

Дан.9:20. И когда я еще говорил и молился, и исповедывал грехи мои и грехи народа моего, Израиля, и повергал мольбу мою пред Господом Богом моим о святой горе Бога моего;

Дан.9:21. когда я еще продолжал молитву, муж Гавриил, которого я видел прежде в видении, быстро прилетев, коснулся меня около времени вечерней жертвы

Дан.9:22. и вразумлял меня, говорил со мною и сказал: «Даниил! теперь я исшел, чтобы научить тебя разумению.

Дан.9:23. В начале моления твоего вышло слово, и я пришел возвестить его тебе, ибо ты муж желаний; итак вникни в слово и уразумей видение.

Если скажут нам иудеи: почему при Исаии, когда сын Озии страшился войны и нашествия двух царей, пророк вышедши дал им знамение, которое должно было исполниться спустя много лет? – то и мы скажем им: почему, когда Даниил молился о возвра­щении и желал услышать что-нибудь об этом, пришедший ан­гел не возвестил ничего об этом, а указал на дела, имев­шие совершиться спустя много времени? Как там вопрос вполне разрешается, так и здесь. Восстановление города де­лается весьма достоверным, когда возвещается, что он и опять будет взят. Что же? Не желал ли Он опеча­лить пророка, сделав это? Нет, Он желал внушить боль­ший страх иудеям. И не однажды и не дважды, но много­кратно Он делает это, потому что предстоявшее благополу­чие легко могло наполнить гордостью их душу, так как город имел быть не только восстановлен, но и построен ру­ками варваров, теми самыми руками варваров, которые раз­рушили его. Об этом и Исаия говорит, показывая, что Бог всемогущ, что Он может все сделать и изменить (Ис.49:17).

Иудеям были впоследствии возвращены блага отече­ства и дарованы блистательные и частые победы, о которых и возвещают пророки, напр. Иезекииль говорит, что семь лет будут сожигаемы оружия тех, которые будут взяты в плен (Иезек.39:9), и другие часто говорили тоже самое; чтобы они, возгордившись этим, не сделались хуже прежнего, Бог стра­хом предсказания и многократным повторением одного и того же как бы ставит их в неизбежную необходимость не раз­вращаться, хотя бы они и хотели. Потому Он не открывал ясно и времени; да и какая была польза открывать это? И заметь, когда сообщается пророчество? При самом возвращении, когда обстоятельства их были благоприятны и цветущи. Моисей, на­мереваясь ввести их в землю обетованную, при самом полу­чении благ, предсказывает о наступающих бедствиях, го­воря: «свидетельствуюсь вам сегодня небом и землею» (Втор.4:26): бесчувственности, происходящей от благополучия, он противопо­ставляет угрозу наказания, – так и Даниил удерживает их страхом. Потому и Захария много останавливается на этом и говорит об этом потому, что ничего нет менее полезного для природы человеческой, чем благоденствие и спокойствие.

«Когда я еще продолжал молитву, – говорит, – муж Гавриил,» обыкновенно являвшийся ему, «которого я видел прежде в видении, быстро прилетев, коснулся меня около времени вечерней жертвы», – или для того, чтобы он не испугался ви­дения, или для того, чтобы уразумел сказанное. Так как при других нельзя было открыть этого ясно, то он и прикасается. «И вразумлял меня, – говорит, – говорил со мною и сказал: «Даниил! теперь я исшел, чтобы научить тебя разумению. В начале моления твоего вышло слово, и я пришел возвестить его тебе, ибо ты муж желаний; итак вникни в слово и уразумей видение». Вникни, говорит, в то, что будет сказано. Когда кто просит об одном, а слы­шит о другом, тогда нужно великое внимание. «И возвратится народ, и обстроятся улицы и стены» (Дан. 9:25). Некоторые разумеют здесь стену, которую построил Агриппа.

Дан.9:25. Итак знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седмин и шестьдесят две седмины; и возвратится народ и обстроятся улицы и стены, но в трудные времена.

Дан.9:26. И по истечении шестидесяти двух седмин предан будет смерти Христос, и не будет; а город и святилище разрушены будут народом вождя, который придет, и конец его будет как от наводнения, и до конца войны будут опустошения.

Дан.9:27. И утвердит завет для многих одна седмина, а в половине седмины прекратится жертва и приношение, и на крыле святилища будет мерзость запустения, и окончательная предопределенная гибель постигнет опустошителя».

Посмотри как поразительно он говорит о бедствиях! «И утвердит завет для многих одна седмина, а в половине седмины прекратится жертва и приношение, и на крыле святилища будет мерзость запустения, и окончательная предопределенная гибель постигнет опустошителя». Посмотри, как он окончил речь прискорбными событиями, а о благоприятных сказал не ясно, – последние указаны в словах: «утвердит завет для многих одна седмина»; о прискорбном же говорит часто и много. «И мерзость запустения», т.е., Адрианова.

Об этом яснее говорит Захария; он говорит и о благоприятных обстоятельствах для тех, которые остались. И в Египте иудеи жили столько лет, и, однако, не были истреблены; а теперь ты уже и не ожидаешь этого (их спасения)! Посмотри и на другие обстоятельства. Иудеи теперь и не входят в свой город, как прежде, да и кто мо­жет даже говорить об их возвращении? Никто.

Глава 10

Дан.10:1. В третий год Кира, царя Персидского, было откровение Даниилу, который назывался именем Валтасара; и истинно было это откровение и великой силы. Он понял это откровение и уразумел это видение.

Дан.10:2. В эти дни я, Даниил, был в сетовании три седмицы дней.

Дан.10:3. Вкусного хлеба я не ел; мясо и вино не входило в уста мои, и мастями я не умащал себя до исполнения трех седмиц дней.

Почему он опять скорбит? Если наступил первый год царствования Кира, то о чем он плачет, и притом все эти дни, хотя можно было скорбеть только один день? И опять он не слышит ничего о том, о чем молится. Он молится, мне кажется, о том, чтобы прекратились бед­ствия; но Бог не говорит ничего такого, а высказывает яснее тоже, что и прежде. Пророк молится, чтобы возвратились все иудеи, хотя и ожидали их великие бедствия и, хотя Бог хотел отвергнуть их отечество. И здесь Бог говорит это яснее и точнее. Заметь, что Даниил всегда удостаивается видения, только после поста. Когда надлежало узнать сон (Навуходоно­сора), предшествовал пост; когда являлся Гавриил, опять был пост, пепел и вретище; когда теперь является ангел, снова пост и молитва. Но посмотри, как он почти оправды­вается пред Даниилом.

Дан.10:4. А в двадцать четвертый день первого месяца был я на берегу большой реки Тигра,

Дан.10:5. и поднял глаза мои, и увидел: вот один муж, облеченный в льняную одежду, и чресла его опоясаны золотом из Уфаза.

Дан.10:6. Тело его – как топаз, лице его – как вид молнии; очи его – как горящие светильники, руки его и ноги его по виду – как блестящая медь, и глас речей его – как голос множества людей.

Дан.10:7. И только один я, Даниил, видел это видение, а бывшие со мною люди не видели этого видения; но сильный страх напал на них и они убежали, чтобы скрыться.

Дан.10:8. И остался я один и смотрел на это великое видение, но во мне не осталось крепости, и вид лица моего чрезвычайно изменился, не стало во мне бодрости.

Дан.10:9. И услышал я глас слов его; и как только услышал глас слов его, в оцепенении пал я на лице мое и лежал лицем к земле.

Дан.10:10. Но вот, коснулась меня рука и поставила меня на колени мои и на длани рук моих.

Дан.10:11. И сказал он мне: «Даниил, муж желаний! вникни в слова, которые я скажу тебе, и стань прямо на ноги твои; ибо к тебе я послан ныне». Когда он сказал мне эти слова, я встал с трепетом.

Дан.10:12. Но он сказал мне: «не бойся, Даниил; с первого дня, как ты расположил сердце твое, чтобы достигнуть разумения и смирить тебя пред Богом твоим, слова твои услышаны, и я пришел бы по словам твоим.

Видишь ли, как я сказал, что он почти оправдывается пред проро­ком? «С первого дня», – говорит, я послан. Почему же медлил? «Но князь царства Персидского стоял против меня двадцать один день» (Дан. 10:13). Ты слышал, что «когда Всевышний давал уделы народам и расселял сынов человеческих, тогда поставил пределы народов по числу сынов Израилевых»6(Втор.32:8)? Каждый народ имеет покровительствующего ангела, который желает быть сильнее других. «Я, Даниил, видел это видение», потому что не доста­точно было выслушать сказанные слова.

Видишь ли, что про­роки были наставляемы и иным образом? «И великой силы». Подлинно великой, если люди слабые преодолели того Антиоха, который одержал столько побед. «И истинно было это откровение». Это ска­зано потому, что могли этому не поверить. «Который назывался именем Валтасара». Пророк напоминает о прежних событиях, чтобы явиться достоверным. Вот он нарушил и пасху, так как пасха бывает в первый месяц, а он постился до двадцать четвер­того дня этого месяца. Пост его начинается в четырнадцатый день и продолжается от четырнадцатого до двадцать первого и еще два дня. Посмотри, как постановления закона уже отме­няются. Не страх ли заставил тебя бежать, Даниил? Нет говорит он. Заметь, где он видит видение: в пустыне, по­добно Моисею, потому что города исполнены шума и смятения. Так и Христос преображается на горе.

Дан.10:13. Вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских.

Дан.10:14. А теперь я пришел возвестить тебе, что будет с народом твоим в последние времена, так как видение относится к отдаленным дням».

Дан.10:15. Когда он говорил мне такие слова, я припал лицем моим к земле и онемел.

Дан.10:16. Но вот, некто, по виду похожий на сынов человеческих, коснулся уст моих, и я открыл уста мои, стал говорить и сказал стоящему передо мною: «господин мой! от этого видения внутренности мои повернулись во мне, и не стало во мне силы.

Дан.10:17. И как может говорить раб такого господина моего с таким господином моим? ибо во мне нет силы, и дыхание замерло во мне».

Дан.10:18. Тогда снова прикоснулся ко мне тот человеческий облик и укрепил меня

Дан.10:19. и сказал: «не бойся, муж желаний! мир тебе; мужайся, мужайся!» И когда он говорил со мною, я укрепился и сказал: «говори, господин мой; ибо ты укрепил меня».

Дан.10:20. И он сказал: «знаешь ли, для чего я пришел к тебе? Теперь я возвращусь, чтобы бороться с князем Персидским; а когда я выйду, то вот, придет князь Греции.

Дан.10:21. Впрочем я возвещу тебе, что начертано в истинном писании; и нет никого, кто поддерживал бы меня в том, кроме Михаила, князя вашего.

И «муж, облеченный в льняную одежду», может быть, священническую. Видение его, «как вид молнии». Как он являлся им в молнии? Для чего так является этот ангел? Не для того ли, чтобы пора­зить народ? Но какая от этого польза? Он является для того, чтобы убедить пророка не скорбеть о том, что ему многократно говорится одно и тоже: ангел свидетельствует о силе буду­щего; или для того, чтобы уверить пророка. И «глас речей его – как голос множества людей», – чтобы и этим устрашить.

Даниил лишается чувств и потом во время беседы опять изнемогает: вероятно, ангел только попускает это, а не сам делает его бессильным, потому что прежде он сказал: «мужайся», и он встал. Видишь ли, каков был внешний вид ангела? Не подумай, будто Даниил видел медь или золото. Кого мог бы так поразить вид их? А здесь везде свет. Так как я послан, говорит он, то предупреж­даю тебя только о том, что ты не потерял благодати. «Слова твои услышаны, и я пришел бы по словам твоим». Чего же он просил и о чем молился? Но ангел не говорит ему об этом и ни о чем подобном. Может быть, он хотел точно узнать время (избавления), то, что за ним последует. «Князь царства Персидского стоял против меня». Не о земном ли начальнике говорит он? Нет, потому что и в другом месте он говорит: «вот, придет князь Греции». Мне кажется, что этот князь не из числа начальников, или прави­телей народных, но из числа высших сил. Потом, когда другие ангелы не могли устоять против него, он и говорит об этом пророку. Иудеи, говорит, освобождены. Чего же ты еще просишь?

И «вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских. А теперь я пришел возвестить тебе, что будет с народом твоим в последние времена». Почему Михаил не приходил ранее двадцати дней? Мне кажется, он хочет пока­зать пророку, что он просит недозволенного, противозаконного и трудного, как бы ставит в затруднение и ангелов. Потому и Михаил не тотчас, не в самом начале приходит на по­мощь, но впоследствии, чтобы внушить, что недостойны были возвращения (иудеи) жившие после. Ангелы оскорблены этим. «И я остался там» или для того, чтобы убедить, или воспрепятствовать. Но какой же ангел станет противиться, услы­шав, что Бог дарует благодать? Я думаю, что здесь дело представляется в чувственном образе, подобно тому, как в другом месте сказано: «кто увлек бы Ахава» (2Пар.18:19); и еще: «итак оставь Меня, да воспламенится гнев Мой на них, и истреблю их» (Исх.32:10). Пророк как бы удерживает Бога, – но ведь Он не терпит препятствий или принуждения. Так точно и здесь. И в дру­гом месте говорится: «отпусти Меня, ибо взошла заря» (Быт.32:26); и еще об ангеле и ослице: «если бы она не своротила от Меня» (Чис.22:33); и еще: «только лице его Я приму» (Иов.42:8). Следовательно, этим показывается не то, будто ангел проти­вится Богу, но только то, что ангелы оскорбляются. Такую силу имел Даниил!

И «я пришел возвестить тебе, что будет с народом твоим в последние времена». Посмотри, как он, оставив необходимое дело, оправ­дывается перед пророком. Даниил опять изнемогает, и опять ангел поднимает его и говорит: «теперь я возвращусь, чтобы бороться с князем Персидским; а когда я выйду, то вот, придет князь Греции». Может быть, он шел бороться с одним из противившихся ему из-за будущего, например действовавших против Ма­кедонии; впрочем, он еще не уверен в этом. Разве бывает у ангелов борьба и состязание за людей? Да, – потому что они много заботятся о людях. Он еще не был уверен, и как бы так сказал: я вынужден бороться с ним.

Глава 11

Дан.11:1. Итак я с первого года Дария Мидянина стал ему подпорою и подкреплением.

Дан.11:2. Теперь возвещу тебе истину.

Я тот, говорит, который и тогда спас (иудеев). Чтобы кто-нибудь не ска­зал: для чего ты борешься? – что, если не победишь? – он го­ворит: нет; и тогда я защищал их. «И нет никого, кто поддерживал бы меня в том, кроме Михаила, князя вашего» (Дан. 10:21). Это говорит он для того, чтобы убедить пророка, что он не враг и не противник ему, но что пророк требует не­дозволенного; и не потому так говорит, будто он нуждается в помощниках. Что же? Очевидно, что он не был из чи­сла «князей». Потом он говорит обо всем подробно и указы­вает, откуда будут поражения. Далее возвещает о спасении и славе народа его в будущем.

Глава 12

Дан.12:7. И слышал я, как муж в льняной одежде, находившийся над водами реки, подняв правую и левую руку к небу, клялся Живущим вовеки, что к концу времени и времен и полувремени, и по совершенном низложении силы народа святого, все это совершится.

Дан.12:8. Я слышал это, но не понял, и потому сказал: «господин мой! что же после этого будет?»

Дан.12:9. И отвечал он: «иди, Даниил; ибо сокрыты и запечатаны слова сии до последнего времени.

Дан.12:10. Многие очистятся, убелятся и переплавлены будут в искушении; нечестивые же будут поступать нечестиво, и не уразумеет сего никто из нечестивых, а мудрые уразумеют.

Дан.12:11. Со времени прекращения ежедневной жертвы и поставления мерзости запустения пройдет тысяча двести девяносто дней.

Дан.12:12. Блажен, кто ожидает и достигнет тысячи трехсот тридцати пяти дней.

Дан.12:13. А ты иди к твоему концу и упокоишься, и восстанешь для получения твоего жребия в конце дней».

Ты же, говорит, – «иди», потому что это будет спустя много времени. Следовательно, пророк пла­чет не о возвращении, но уже после возвращения плачет о возвратившихся.

Глава 14

Дан.14:1. Царь Астиаг приложился к отцам своим, и Кир, Персиянин, принял царство его. И Даниил жил вместе с царем и был славнее всех друзей его.

Даниил написал нам историю о Виле. «Не думаешь ли ты, что Вил неживой бог? не видишь ли, сколько он ест и пьет каждый день?» (Дан. 14:6). Увы, вот какое доказательство и при­знак божества: он много ест и пьет! Даниил не возразил: разве это Бог, скажи мне? – потому что царь был слаб, но одержал полную победу. Он не сказал: я говорю тебе о Боге, сотворившем небо и землю; а ты мне представляешь ненасыт­ное чрево; это совершенно не свойственно Богу; Бог не алчет и не утомляется. Но пророк хочет победить не рассуждениями, а делами. Сам царь назначил наказание. Почему Вил ест не пред глазами присутствующих, а ночью? Как жрецы не сообразили, что они будут обличены чрез собственную их хи­трость? Когда устрояет Бог, тогда ничему не удивляйся. И «царь повелел умертвить», – говорит пророк (Дан. 14:22). Что он говорит еще о змие? Неужели кто-либо покланяется зверю? И его он умертвил. Ви­дишь ли, как были безрассудны, как слабы цари персидские? «Принужден был предать» (Дан. 14:30). За что он предал его, после столь блистательной победы? «Ангел Господень сказал Аввакуму, – говорится, – отнеси этот обед, который у тебя, в Вавилон к Даниилу» (Дан. 14:34). Посмотри на чудо. Разве невозможно было при­нести ему пищу из другого какого-нибудь места, а не из Иудеи? Так угодно было пророку, чтобы не поступать так же, как при евнухе, и не терпеть голода, считая пищу осквернен­ною. Как он узнал Аввакума? По сходству речи. Аввакум должен был сделаться вестником величайшего чуда для тех, которые находились в Иудее. Как человек не устрашился зверей? Он ел, а они постились. Пусть они не каса­лись тела праведника; но почему воздерживались от пищи? Как бы какой-нибудь намордник или узда удерживала их.

* * *

*

Толкование это во многих местах является неполным, неясным и запутанным, так что издатель «не без некоторого сомнения» поместил его в числе подлинных творений св. И. Златоуста. Может быть, недостатки эти объясняются неисправностью того единственного списка, с которого оно издано у Миня, или же мы имеем здесь только черновые записи св. отца, оставшиеся без дальнейшей обработки.

1

Перевод П.Юнгерова – Редакция «Азбуки Веры»

2

Перевод П.Юнгерова – Редакция «Азбуки Веры»

3

в русском переводе этих слов нет

4

Перевод П.Юнгерова – Редакция «Азбуки Веры»

5

Перевод П.Юнгерова – Редакция «Азбуки Веры»

6

В ц.слав: Ангелов Божиих



Источник: Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского, в русском переводе. Издание СПб. Духовной Академии, 1900. Том 6, Книга 2, Толкование на книгу пророка Даниила, с. 495-544.