Азбука веры Православная библиотека История Церкви Судьбы Грузинской Церкви (по вопросу о Грузинской автокефалии)



Судьбы Грузинской Церкви (по вопросу о Грузинской автокефалии)

Содержание

Предисловие Судьбы Грузинской Церкви. (По вопросу о Грузинской церковной автокефалии)  
 

Предисловие

Редакция «Русского Стяга», приступая к изданию статей, помещенных в Р. С. с января сего 1908 года по май месяц, «Судьбы Грузинской Церкви», (Н. Н. Дурново), имела в виду осветить во всей правоте и беспристрастии Грузинский церковный вопрос и опровергнуть все те злобные глумления, измышления и циничные издевательства, которые, к стыду русской иерархии, были выражены некоторыми членами Предсоборной Коммиссии в ее заседаниях.

То, что установлено Вселенскими Соборами или признано всеми само главными Церквами, того изменить или не признать Поместный Собор одной, хотя бы и автокефальной, Церкви не вправе. Такое постановление, как идущее против свящ. канонов, не получило бы санкции автокефальных Церквей, да и самый Поместный Собор был бы признан не Собором, а самочинным сборищем. В виду этого, надо ожидать, что большинство русских иерархов не пожелают провалить Собор и обратить его в нечестивое сборище, а постараются возвратить как Русской, так и Иверской, Церкви каноническое управление и строй, памятуя, что церковная автокефалия не разрывает единения церковного, а способствует церковному развитию, благоденствию, славе и благосостоянию отдельной Церкви. Не следует игнорировать, что в начале XIX века много было христиан среди абхазцев, черкесов, абадзехов. лезгин и друг. горцев, но с открытием против них военных действий, все эти народности перенесли вражду на русских и на православную веру. Совершилось печальное явление. Быстро распространилось магометанство среди христиан... Да, так всюду мы теряем православных, предоставляя не только инославной пропаганде, но и магометанам, и буддистам, и всяким сектантам увеличивать свое стадо.

Пора русскому политиканствующему духовенству, после стольких крушений и тягчайших опытов, убедиться в истине евангельского учения, что в Христовой Церкви нет ни эллина, ни иудея, нет нации и народности, а имеются только христиане, братья, не дерзающие, однако коварством и насилием посягать на национальные особенности, если таковые добровольно не отвергаются самими носителями сих особенностей!

Насильственная политика обрусения грузин и молдаван раскрыла всем глаза и показала всю свою несостоятельность; она не только не могла этим путем обрусить, но и создала против русских и православных целые легионы из лиц, которые раньше были в рядах первых и лучших друзей России и Церкви Православной.

Грузия отдалась России, как стране родной по духу, иначе она никогда не привела бы Россию в закавказские горы, не проливала бы за Россию кровь своих сынов.

Создание в области Грузинской Церкви русской самостоятельной митрополии привело бы к народным распрям, смутам, соревнованиям, а за тем расколу между церквами. Поболее любви и правды, братства, смирения, и поменее гордости, тщеславия, самомнения!

Грузинской Церкви есть чем славиться, хвалиться, есть на что указать. А наша Российская Церковь чем может похвалиться? Не расколами ли старообрядческим и болгарским, от нее исшедшими? Не тем ли, что благодаря нерадению архипастырей, вся Россия усеяна разными сектами, а наша скудоумная, с потупившимся разумом, молодежь дошла до отрицания Божия бытия и насадила в Христоименитой и Крестоносной Грузии, в виду доверчивости, добросердечия и врожденной народной простоты учение анархистов, социалистов и атеистов. Вот о чем следовало бы прежде всего подумать врагам Грузинской Церкви, рясофорным политиканам, с которых на предстоящем соборе постараются снять маски представители Грузинской Церкви. Проповедники насилия, с какой бы стороны ни были, должны считаться не поборниками правды, а настоящими революционерами.

Как ни попирается в настоящее время истина, как ни заменяется она ложью и неправдою, она все же в конце восторжествует, по образцу, данному Спасителем. Злые и нечестивые люди довели Его до Креста и смерти, но Он воскрес, и его слава воссияла для всего мира, так, будем надеяться, и воссияет правда на земле и в крестоносной Грузинской Церкви.

«Грузинам, – говорит Зах. Мтиспирели, – нет нужды пререкаться с Русскою Церковью, которая по канонам церковным и не имеет права вмешиваться в дела своей старшей сестры, – апостольской Иверской Церкви, – украшенной на страницах ее многовековой истории мученическим венцом, дающим ей права на самобытное существование, без непрошенных опекунов, – приведших Иверскую Церковь за последнее столетие к застою ее жизненных, культурных сил».

Судьбы Грузинской Церкви. (По вопросу о Грузинской церковной автокефалии)

В предсоборной коммиссии враги Грузинской Церкви и верного России народа грузинского протоиереи: Т. Буткевич и Восторгов, профессоры Алмазов, Н. Н. Глубоковский и И. С. Бердников, сорвали заседание и заставили преосв. епископов: Леонида Кириона и профессоров Цагарелли и Марра его оставить. Профессор церковной истории И. И. Соколов, и канонист Н. А. Заозерский, доказавшие права Грузинской Церкви на автокефалию, остались при своем мнении, также и И. С. Пальмов.

Что Грузинская Церковь до самого 1811 г. пользовалась автокефалией и с X века имела во главе своей патриархов-католикосов, об этом спорить могут одни только невежды, будь то иерархи, иереи или простецы.

Помириться с бесправием своей Церкви грузины не только не могут, но и не смеют, раз они считают себя православными и желают, чтобы Церковь их руководствовалась священными канонами.

Каждая автокефальная Церковь может, конечно, лишиться автокефалии, но не иначе как в силу решений собора своих иерархов. Так в 1394 г. присоединена была к Константинопольской Церкви – Патриархия Тырновская, в 1766–1767 г. патриархия Печская и архиепископия Охридская.

Иверская Церковь автокефалии не была лишена, ибо до сего дня не состоялось определения Собора Грузинских иерархов о соединении их Церкви с Российской. В силу этого она и сейчас должна признаваться автокефальною (Ник. 1, 5; Халкид. 19..., Карфаг. 27, 87, Сардик. 5).

Канонического основания наш Правительствующий Синод на управление Грузинскою Церковью, следовательно, не имеет, а основываться на том, что он с 1811 года, благодаря совершенному над Грузинскою Церковью насилию, ею управлял, нельзя. Вот это-то насилие и заставляет Грузинских епископов требовать, чтобы русская священноначальствующая иерархия признавала Грузинскую Церковь само главною или автокефальною.

До 1811 года Грузинская Церковь имела 15 епархий в Карталинии, Кахетии и Сомцхетии, 7 в Имеретии, 2 в Мингрелии и 2 в Гурии. В настоящее время грузины имеют 1 епархию в Имеретии, 1 в Гурии, 1 в Абхазии и 2 викариатства в Грузии. Русский Экзарх, не знающий языка паствы, управляет с 1818 г. епархиями Карталинии, Кахетии и Сомцхетии.

Монастырей с 1811 года закрыто до 15, церквей более 800. Вот плоды хозяйничанья и управления русской духовной бюрократии в Грузии.

Присоединяется к сказанному, – разграбление грузинских монастырей и святынь, стоивших десятки миллионов рублей, и взятие в казну грузинских церковных имуществ, стоящих до 150 миллионов рублей, за которые Грузинская Церковь получает около 700 тыс. рубл. ежегодно, но и из этой суммы более 150 тыс. рубл. идут на церкви русские и на греческие в губерниях: Бакинской, Елисаветопольской, Карской и Эриванской, где их более 175-ти и где грузинского населения почти что нет.

Предсоборная коммиссия решила вопрос о Грузинской церковной автокефалии передать предстоящему Московскому Собору. Но может ли частный Поместный Собор, хотя бы Всероссийской Церкви, что-либо решить относительно канонически не подведомой ему автокефальной Церкви Иверской? Полагаем, что нет, так как касаться или распоряжаться делами какой-либо другой автокефальной Церкви Русский Собор не в праве. Грузинские епископы ни одного из постановлений Русского Собора, касающегося их Церкви, не признают и не примут, да и на Собор, вследствие предрешенных предсоборною коммиссиею вопросов, не поедут.

Итак, предсоборная коммиссия вместо церковного мира, любви, единения, вносит в Грузинскую Церковь смуту, народные распри, ненависть, раскол и, может быть, усиливает революционную пропаганду1.

Враги грузинского народа, неумелые обрусители,2 заявляют, что за грузинскою церковною автокефалией последует и политическая автономия. Грубая и низкая ложь! Презрения и неуважения был бы достоин доблестный грузинский народ, более 12 веков на своих плечах выносивший нашествия магометанских полчищ: арабов, персиян, турок и кавказских горцев, и сохранивший православие во всей чистоте, если бы не стал требовать возвращения себе отнятых от него насилием и неправдою прав.

Каждый православный, ревнитель св. Церкви, преклоняется перед требованиями и желаниями доблестных грузинских епископов и народа относительно их Крестоносной Церкви, которая своими подвигами и страданиями стоит наравне с Великою Церковью Константинопольскою, – Первозванной в вере, насажденной Первозванным Апостолом Андреем и апостолами Симоном Кананитом и Варфоломеем, и доселе пребывающей верною православию, тогда как соседняя с нею Церковь Армянская, не только стала чуждою православию, но в последнее, время уже сближается с Римскою.

Императрица Екатерина II договором, заключенным ею с Грузинским царем Ираклием II 24 июня 1783 г., обязалась (8 артикула) чтобы Католикос Иверский был членом Русского Синода и этим сблизила между собою обе Церкви: Русскую и Грузинскую.

Чего же собственно требуют ныне Грузинские епископы, клир и народ?

I) Признания Грузинской Церкви автокефальною, на основании прав, дарованных Иверской Церкви VI Вселенск. собором и признанных Константинопольским и прочими восточными патриархами и архиепископами.

II) Восстановления некоторых епархий, 1) в Карталинии и Сомцхетии, 2) в Кахетии, 3) в Имеретии, 4) в Мингрелии и Самурзакани, 5) в Гурии и оставления епископии в Сухуми (для Абхазии).

III) Созвание в Грузии своего Собора, два раза в год.

Ради церковного единения Католикос Грузии будет членом Всероссийского Синода, с правом заседать в нем во время нахождения в столице Империи.

Русский архиепископ в Грузии принимает звание «Бакинского и Закавказского» и управляет церквами в не грузинских губерниях: Бакинской, Елисаветопольской, Карской и Эриванской; он считается «апокрисиарием» Русского верховного священноначалия в Грузии, может иметь пребывание в Тифлисе и присутствовать в Грузинском Соборе (если Бакинская епархия войдет в состав Грузинского Католикосата).

Все важнейшие церковные дела, подлежащие решению Государя Императора, предоставляются через верховного архипастыря Русской Церкви, при котором состоит грузинский архимандрит, в звании апокрисиария.

Русские церкви в грузинских епархиях (их до 26) подчиняются грузинским архиереям, но пастве их предоставляется право избирать священнослужителей; в случае же неимения кандидатов архиепископ Бакинский указывает таковых от себя Католикосу и грузинским епархиальным архиереям.

Вот главные основания Грузинской церковной автокефалии. Верные России и преданные ей грузинские иерархи желают скрепить связь и единение между своею и Русскою Церковью и возвратить своей Церкви канонический строй и права, а враги православной Церкви, грузинского народа и России, революционировавшие всю Грузию, противятся ей, стращают сепаратизмом, клевещут, перевирают и подделывают исторические факты (Самуилов, прот. Буткевич и др.) и ведут дело к расколу, полагая, что на насилии, лжи и беззакониях можно основывать право на управление церковью. Считаем необходимым прибавить одну историческую справку, которая не требует многих объяснений: к 1811 году, как известно, сильно поднялся иезуит г. Ж. Деметр, который доставил своему брату место в канцелярии главноначальствующего в Тифлисе. Начало дела!

Известный автор «Церковные Вопросы в России» (1896 г. стр. 83–99) посвящая несколько страниц Грузинской Церкви, говорит:

«Если бы кто из грузин решился написать правдивую историю о деяниях русских экзархов–узурпаторов, то пришлось бы краснеть, слыша об их деяниях, настолько они позорят русскую иерархию. Русские экзархи являлись в Грузию не для того, чтобы пасти вверенную им Церковь, а чтобы грабить и разорять церковное достояние древней Иверии, насиловать язык ее жителей, а затем с награбленным имуществом и деньгами возвращаться в Россию, как возвратились: Евсевий, оставивший после своей смерти 200 тыс. рубл., Павел, проклявший с посохом в руке Иверскую Церковь и сам с проклятием народным бежавший из Грузии»...

«Признав над собою верховную власть России, и становясь на восточной границе стражем русских интересов, грузинский народ одного просил: не насиловать то, что ему более всего дорого и что, конечно, дорого и свято и для нас русских, именно: Св. Вера, Церковь и язык»... «Правительствующий Синод, кроме страшного зла и вреда, ничего не принес грузинской Церкви. Для него эта Церковь была в полном смысле варварская страна. Забросив в р. Куру все каноны и постановления церковные, относительно Грузинской Церкви, предав пламени огня многие древние церковные документы, а другие забрав в Петербург, ставленники Правительствующего Синода лишили автокефалии Грузинскую и Имеретинскую Церкви, закрыли более 25 епархий, из которых некоторые существовали с самого начала христианства в Грузии т. е. около XV веков, уничтожили многие древние монастыри, настояли на отобрании в казну грузинских церковных имений и довели грузинскую Церковь до столь печального положения, что в настоящее время более 860 храмов стоит без богослужения»...

«Этим можно было бы окончить печальные страницы бесчиний и безобразий, творимых и по сие время русскими экзархами в Грузии, начиная от развратного Феофилакта, который давил и душил всех местных грузинских иерархов, желая их всех пережить, разрывал могилы их, не чуждаясь коснуться могилы самой основательницы христианства в Грузии, Св. Нины, пока Божий Промысл не положил, подобно Арию, конец его безобразиям и распутству: он умер ударом при гробе Равноапостольной Нины и съеден червями; Евгений Баженов – разоритель монастырей и пустыней; Исидор, отнятием церковных имений положивший начало церковной бедности и довершивший разорение обителей; Евсевий Ильинский, крайне развратный, невоздержанный в жизни, сластолюбец; нуждаясь в деньгах он через своих клевретов продал все церковные сокровища бывшей патриаршей ризницы католикосов, поснимал с облачений, митр и икон драгоценности и способствовал расхищению богатой Гелатской ризницы, в которой исчез золотой оклад, с известными всему ученому миру драгоценными майоликами; через это Евсевий нажил сотни тысяч рублей; в его экзархатство расхищено более чем на два миллиона церковных сокровищ» (см. ниже)... «Экзарх Павел, человек вспыльчивый, бешенный и звереподобный, разрушитель православия в Бессарабии,3 закрывший там более 340 церквей, предавший огню тысячи церковно-богослужебных книг, напечатанных на молдавском языке, – внес страшную смуту в Грузинскую Церковь. Вследствие позорных отношений к жене бывшего ректора Тифлисской семинарии, протоиерея Чудецкого (перемещенного вместе с ним из Кишинева), убитого грузином, он, при отпевании последнего, в нагробной речи проклял грузинскую Церковь, вследствие чего возбудил к себе неприязнь народа».

По этому поводу Кутаисский губернский предводитель дворянства, г. Кипиани адресовал к нему 8 июня 1887 г., из Кутаиса письмо: в нем он просил «опровергнуть или же извиниться перед паствою в необычайной греховности произнесенных слов», т. е. проклятия. По просьбе экзарха, г. Кипиани был выслан кн. Дондуковым-Корсаковым на жительство в Ставрополь. «Когда же его вызвали для объяснения в Петербург, то он оказался убитым в номере гостиницы, в которой проживал. Убийцы наемные не были найдены». О преемниках его, из которых пять здравствуют, мы говорить пока не будем.

В записке, представленной в 1894 г. грузинами Св. Синоду говорится, что «русские экзархи и чиновничество Духовного Ведомства обратили Грузинскую Церковь и церковные ее сокровища в доходную статью; Армянской Церкви оставили католикоса и предоставили ей полное самоуправление, не сокращают числа армянских церквей, оказывают всевозможное покровительство армянской народности»... Армянской Церкви, как известно, в 1905 г. возвратили отобранное от нее имущество... За то древнюю апостольскую Церковь Грузинскую совершенно разорили и уничтожили. Во главе Грузинской Церкви поставляют самых недостойных архиереев из русских, и они становились начальниками области, не как сыны Иверской церкви, а как наемники, всю свою заботу прилагали как бы побольше нажиться и вознаградить себя за «труды» по предоставленной им в управление чуждой для них Церкви, обращенной для них в доходную статью. Из доходов экзархата Павел и другие поили петербургских Синодальных чиновников кахетинским вином», посылая его в Петербург.

«Закрытие 25 святительских кафедр лишило епископов возможности надзора и руководительства над духовенством, которое в большинстве перестало заботиться о пастве и предалось от части пьянству и разврату» ...

«Церковные порядки в Грузинской Церкви никогда не сходились с русскими, ибо в Грузии епархии были не велики; архиереи большей частью избирались из князей и дворян и были всегда доступны народу, от того грузины и сохранили православие, несмотря на то, что им не раз приходилось подпадать под магометанское иго4). Доступность и близость к народу грузинских архиереев не нравились русским экзархам, которые сами будучи чужды народу, как по духу, так и по языку, постарались отдалить грузинских архиереев от народа, закрыв, 25-ть святительских кафедр, на содержание которых русское государство не отпускало ни одного гроша. Древний строй Грузинской Церкви, так строго охранявшийся с IV до XIX века, разрушен русским Духовным Коллегиумом и изменен в пользу чиновничества Духовного Ведомства, которое ныне должна в Грузии содержать Грузинская Церковь5»...

«Русские экзархи в Грузии, посылаемые в Грузию, смотрят на эту страну, как на область, данную им на разграбление»...

«В ризнице Гелатского монастыря до 1870-х годов хранились миллионные сокровища. Между ними были: 1) древне грузинское Евангелие XI века, в золотом окладе, с замечательными по редкости майоликами»... «Евангелие это, с разрешения экзарха Евсевия, было взято Кутаисским губернатором гр. Левашевым, который, сняв с него золотой оклад, заменил его малоценным серебряным, работы Сазикова. (!) Ныне богатый оклад с сего знаменитого евангелия сохраняется в музее гр. Строгонова, в Петербурге, куда поступил от гр. Панина. Англичане давали за оклад Евангелия сто тысяч фунтов стерлингов, 2) Патриаршее облачение имеретинских католикосов, из толстой шелковой материи, расшитое золотом и украшенное крупным жемчугом» ...

«Богатое это облачение сделано было до падения Константинополя. Однако золота с него вытоплено 8 фунтов, а жемчуг, рубины употреблены на ожерелье6»..

В расхищении и подмене сокровищ винили графа Панина и ген. Левашева, которые получили разрешение от экзарха Евсевия7».

«В то же время, не без ведома экзарха Евсевия, исчезли из Сионского собора многие драгоценности и целые пуды жемчуга, снятые с древних святительских омофоров и саккосов, вместе с драгоценными украшениями с Чудотворной Сионской иконы Божией Матери. Точно также исчезла многочисленная золотая утварь: сосуды, кресты и другие сокровища из кафедральных соборов8): Мцхетского, Алавердского, Бодбийского, Ниноцминдского и других, а вслед за ними Иоанно-Крестителевой пустыни, Джуматского, Шемокмедского и других монастырей»… Еще недавно, по словам епископа Кириона, в ризнице Сионского собора хранились рукописи с миниатюрами. «Ее взял гр. Бобринский с разрешения экзарха; вырезал миниатюры, – пропали и миниатюры, и текст, помещенный на обороте их». (См. Церк. Вед. 1906. № 47, стр. 16).

О патриаршем облачении Имеретинских католикосов, о котором мы говорили на предшествующих стр., «расшитом крупным жемчугом», известно следующее: «На саккосе был вышит символ веры на греческом языке, так. образом: на правом рукаве – первый член символа веры, на передней половине саккоса (разделенной эпитрахилью с вышитыми 12-ю апостолами) следующие шесть, на левом рукаве – восьмой, девятый, десятый; на оборотной половине изображение Христа Спасителя, на престоле с книгою в руках; поверх вышитого изображения – слова одиннадцатого члена, а внизу двенадцатого. Когда патриарх садился на кафедру, то оборотная половина откидывалась. Свидетельство веры, т. о. всегда у всех было на виду. Митра, усыпанная жемчугом, украшалась бриллиантовым крестом, некогда венчавшим корону царя Вахтанга (446–4891), который добыл этот крупный бриллиант во время походов в Персию.

Крест, предносимый перед католикосом Имеретии, был из цельного рубина, замененного ныне сердоликовым». «При экзархе Павле исчезла из Метехской церкви чудотворная икона Метехской Богоматери (Вифлеемской), в золотом окладе, стоившем 50 тыс. рубл. В нем было вложено множество св. мощей. Св. икона была под тремя замками. В 1891 г., при экзархе Палладие, она найдена на чердаке в той же церкви, без оклада. При экзархе Павле из ризницы Сионского собора исчезла чудотворная икона Ниноцминдской Божией Матери, на которой был многоценный оклад, из чистого золота». Не лучше стояло дело и при экзархе Палладие. Он «предоставил своему любезному художнику, армянину Сабингусу, взять из монастырей: Мингрелии и Гурии лучшие и драгоценные украшения с древних икон, под видом изготовления новых риз. Сабингус взял из монастырей Мартвильского, Хобского, Джуматского и Шемокмедского эмалевые образа замечательной работы и высокой стоимости, а до того он «поснимал» замечательные малиолики с икон Гелатского монастыря. Все взятые сокровища Сабингус предоставил экзарху Палладию и тот дозволил ему все это продать». Часть эмалей приобрел известный любитель древностей г. Звенигородский. В настоящее время лучшие и богатейшие грузинские манускрипты находятся в библиотеках: Лондона, Парижа, Вены, Берлина, Рима, куда они охотно сбывались при деньголюбивом экзархе Евсевие. За то в Тифлисском музее можно видеть целые манускрипты с вырезанными миниатюрами и листами, чем занимались многие русские высокопоставленные лица».

«Святыни наши, – говорит д-р Эрнстов-Шервашидзе в кн. «Памятная записка о нуждах Грузинского народа», – которые грузинский народ в былые времена всем своим существом берег и защищал, ныне среди белого дня расхищаются, наши храмы, видевшие течение веков, сделались достоянием грабителей, и монастыри приходят в мрак запустения или невежественными (русскими афонскими) монахами оскверняются». И кто же были главными расхитителями? Русские экзархи! При экзархе Евсевие разграблены почти что все монастыри – в Грузии. «Из них, – говорит ревнитель Грузинской церкви, выше названный автор, – похищены святыни, уцелевшие от нашествия турок-османов. Но этим одним не ограничил своей деятельности внутренний враг и он, как воплощение безверия и атеизма, стал распространять среди грузинского народа семена неуважения к самой идее церкви, и, в своих агрессивно настроенных действиях, стал настолько дерзким, что открыто воспретил народу посещать храмы и монастыри дедовских времен».

«Подобное горестное состояние Грузинской церкви ввергло все население Картвельского народа в крайне тяжелое положение, и грузинский народ серьезно встревожился за судьбу своей церкви, за целость и самобытность которой он перенес столько войн и бедствий от окружающих народов. Причины же, приведшие к таким плачевным и отрицательным результатам, в том бюрократическом строе жизни Грузинской церкви, которая создалась в присоединенной Грузии новыми начинаниями и реформами»...

«Создание должности русского экзарха Грузии было одно из начинаний бюрократии, а потому, естественно, экзархат не мог сделать ничего положительного, ничего того, что отвечало бы духовным началам Грузинской церкви. Свободная Грузинская церковь не привыкла видеть во главе у себя таких индифферентных лиц к ее судьбе, как русские экзархи, всегда враждебно настроенные против грузинского народа и его св. церкви. «Почти за 100 лет времени экзархи Грузии не ознаменовали своей земной деятельности ничем иным, кроме как чисто бюрократическим режимом и канцелярщиной в делах живой церкви, а между тем грузинская церковь привыкла за все время своего автокефального существования видеть во главе у себя лиц, которые ознаменовали свое земное существование не только тем, что были поставлены во главе старинной церкви, но солидными трудами по вопросам церкви и церковной литературе, сделавшимися достоянием благодарного потомства»…

«Всесильная бюрократия для Грузии фабриковала кадры священников, которые, идя в народ, сделались посмешищем народа грузинского, так как к великому стыду многие из них по воле кастовых интересов попавшие в пастыри, были вовсе неверующие, но с детства готовые лишь к священству, несли свои обязанности, как жалкие рабы наемники, и в таком святом деле, как служение Богу и религии, подвизались лишь из-за материальных земных выгод, вводя в соблазн своим примером толпы народа, которые многие десятки лет убеждались лишь в том, что само духовенство, это олицетворение всех лучших духовных начал человека, ныне, хуже любого мирянина, падко к земным стремлениям. Народ видел, что кастовая система фабрикации священников не может дать ему духовных пастырей, всегда готовых по примеру древних грузинских отцов показать своей жизнью пример воздержания, кротости, целомудрия, доброты. Народ знал, что в дни автокефальной жизни Грузинской церкви духовные пастыри всегда были на стороне интересов народа и церкви и при вторжении грозного врага не обращались позорно в бегство, (как епископы, Димитрий и Евфимий), бросая на произвол судьбы свою паству, но сознательно увеличивали кадры мучеников за веру родного края и за свою веру и убеждения»... «Теперь ставленники бюрократии, наши маловерные священники, бегут, подобно стаду баранов, бросая и вверенную им церковь, и свою паству»...

«Между царем грузинским, в лице русского Императора, и грузинским народом не следует возводить средостения, и тогда только грузинская церковь спасется, тогда только народ вернется в свои храмы и монастыри, искупать грехи им сотворенные, тогда только грузинская церковь займется устройством своих домашних дел!..

Осетины, живущие смежно с грузинами, в Горийском уезде, издавна привыкли к грузинскому богослужению и в большинстве свободно говорят по-грузински. Чтобы разобщить их с Грузинами, экзархи стали вводить в богослужение в осетинские церкви (которых до 50–60) осетинский язык и на столько исказили его, что осетины возмутились и перестали было ходить в церковь. В Евангелии напр. слово «вочеловечение» было по-осетински переведено кощунственно: «пирог с мясом»...

Грузинские иноки изгнаны из следующих монастырей, которые обращены в русские: Сафарского, Зарзмского, Кобенского, Мамкодского, Дранского, Троицкого, Пицунского, греческие изгнаны из Ахтальского. Кроме того, Бодбийский монастырь, при гробе Равноапостольной Нины Просветительницы Грузии, обращен в русский и в нем воспрещено совершать богослужение на Грузинском языке.

В настоящее время на содержание Церкви в Грузинском экзархате отпускается 809,808 р. Из этой суммы следует вычесть около 100 тыс. руб. отпускаемых на содержание русского и греческого духовенства, и 100 тысяч рублей на расходы по Обществу восстановления Православия на Кавказе.

Взято в казну или отобрано от монастырей и церквей церковных имуществ, принадлежавших грузинской церкви: по г. Тифлису: Ираклиевская баня, 13 садов, 11 домов, 28 лавок, 1 красильное заведение, одно рыболовное место и караван сарай, – земли 437,719 квадр. сажень, всего на 28,910,000 рубл. В Тифлисской губернии: 2 гажевые места, 11 известковых печей, кирпичный завод, 9 красилен, 3 рыбных лавки и 282,600 десятин земли – всего на 79,570,000 р. В Имеретии – земли 40,475 десят. на 29,787,500 р. в Гурии – 356 дес. на 328 тыс. рубл., а всего 137,600,000 руб., а с 14,147 домами 140,330,000 руб. сер. Замечательно то, что отобранные правительством от армянской церкви земли и другие имущества, к. ск., возвращены ей в 1905 году, а доходами с грузинских церковных имуществ, простирающимися, по вычислению знатоков, чуть не до 10 миллионов рубл., пользуется русская казна, выделяя из этих доходов Грузинской Церкви менее %.

Армянской народности кавказская администрация всегда делала предпочтение перед грузинской, как более слабой. Благодаря этому вся Грузия стала чуть не Достоянием армян. Более двухсот тысяч армянских выходцев из Турции переселилось в Грузию и заняли уезды Сомцхетии: Борчалинский, Ахалкалакский, Ахальцыхский, страшно стеснив грузин. Вместо того, чтобы любовью и правдою согреть сердца, отдавшихся под крыло русского орла, грузин, русская бюрократия напустила на него алчных эксплуататоров – армян, с заранее продуманной целью искусственно разбивать компактную однородную массу картвельской и тюрько-татарской народностей новым элементом и таким образом создать якобы необходимый противес местным аборигенам».

В последнее время предпринята колонизация Ширакской и Эльдарской степей, в Кахетии, чтобы лишить население прилегающих селений права обрабатывать там свои поля, а зимой пасти скот. «Кизикии неминуемо грозит голодная смерть и вымирание на почве хронического недоедания».

Ахальцыхский и Ахалкалакский уезды, составлявшие сердце Верхней Карталинии ныне, с заселением их армянскими выходцами, оказались потерянными для грузинского народа. «Сотни уцелевших храмов и монастырей, вековые богатства грузинского народа, тысячи полуразрушенных деревень достались каким-то чуждым пришельцам, без единой капли благодарности завладевшим вековым историческим достоянием грузинского народа и родиной национального грузинского поэта Шота Руставели»...

Целую область бывшего Грузинского царства бюрократия объявила недоступной для поселения грузин (также и греков), именно ту самую Абхазию, где цари грузинские на протяжение и многих столетий имели постоянную или временную резиденцию, где была кафедра Абхазско-Имеретинских католикосов до XVII века и в которой целыми колониями жили греки, еще в первые века христианства. За то эту самую Абхазию заселили пришлыми элементами: латышами, эстами, финами, чехами, молдаванами, татарами, а наиболее армянами. Грузины и греки приравнены к евреям. Наша еврействующая печать требует равноправия евреям, с целью допустить им всюду селиться, а бедным грузинам не разрешают селиться там, где более 1500 лет жили их предки и где и доселе живет их не мало. Так-то русское правительство исполняет данные императорами: Павлом и Александром I обещания грузинскому народу.

Грузинский народ, прежде не нуждавшийся в земле, обрабатывавший ее у помещиков и монастырей, ныне в огромном числе обратился в безземельный пролетариат. Обширные земли грузинских царей, находившиеся в пользовании грузинских крестьян, перешли во владение министерства государственным имуществ, которое в Грузии никогда не вникало в нужды крестьянства: большинство земель и сейчас закрыто для аренды; те же, которые отдавались, – отдавались за несоразмерную плату, непосильную простому земледельцу. Так же поступило министерство государственных имуществ и с землями монастырскими, поступившими в казенное управление. Разорив крестьян, управление государственных имуществ очень многих и многих грузинских землевладельцев превратило в безземельных батраков – пролетариев. Грузины, не зная никаких операций с рентой, облигациями и акциями, всегда вкладывали свой труд исключительно в землю. Ныне, лишившись земли, они лишились всего. Много земель правительство конфисковало и у грузинских дворян. Вернуть ни в чем неповинным потомкам наследие их предков давно пора!

Митрополиты, оставившие по себе добрую память в Грузии: Иона, Моисей и Иоанникий. Благороден и добросердечен был и архиепископ Николай Налимов, – это немногие исключения, увы, только оттеняющие деятельность наших «проконсулов Верресов», разграбивших все имущества церкви Грузии и ее самое!

И всюду и во всем происки неугомонного Рима, с 1811 года насевшего через наши канцелярии на Грузию, дружественного армянам, большим доброжелателям папы и католичества. Рим, а не кто иной руководил и последними, бывшими после Великого Князя правителями, в их деятельности, конечно через армян.

Ныне «благостные» отцы иезуиты уже достигают своего: в текущем году, убегая от преследований нашего Синода, 2 священника грузина и несколько мирян приняли католичество, чего Грузия не знала доселе, если не считать насильно переведенных в XVII веке патерами в католичество грузин, подпавших власти турок в уездах Ахалцизском и Ахалкалакском. О, Рим и у Турции, и у нашего Синода одинаково подберет «угнетенных». Лишь мы не видим этого!

В церковные дела Грузии вмешивался не один Российский Духовный Коллегиум, членам и чиновникам которого экзархи посылали кахетинское вино и фрукты, но и бывшие попечители Кавказского учебного округа, гг. Яновский, Завадский9 и другие. Первый из них указывал экзарху, что в Грузии 4 грузинских архиерея, что де «очень опасно для целей правительства». По мудрому, хотя и не христианскому взгляду гг. ученых попечителей, архипастыри не должны знать языка паствы и быть не архипастырями, а насильниками веры и языка. В то же время эти «честнейшие и бескорыстнейшие» деятели по насильственной русификации православных грузин допускали размножение армянских школ и дружили с армянскими магнатами и архиереями10. Архиепископ Имеретии Гавриил в письме к экзарху, о попечителе г. Яновском говорит: «Неужели г. попечитель не знает, что духовными пастырями христиан должны быть лица непременно из того же народа, к которому принадлежит их паства? Это есть основной закон в управлении Церковью христианскою. Дух Святой для того и сошел на апостолов и научил их разным языкам, чтобы все народы и племена услышали благовестие Христово на своем языке. Какой же это был бы пастырь народа, который бы не знал языка, нравов и обычаев своей паствы?»

Так исповедуют и так мыслят люди здравомыслящие, понимающие, что на насилиях народных нельзя основывать право и силу. Но русские экзархи этого не исповедуют. Сам экзарх правит всеми епархиями Карталинии и Кахетии, вдовствующими с 1811 года, не зная ни языка, ни нравов, ни обычаев пятисот тысячной Грузинской паствы. В настоящее же время экзарх Грузии, Никон, опасается показаться своей пастве: со дня приезда своего, в сентябре минувшего 1906 г., в Тифлис он, сопровождавшийся тогда конвоем казаков от вокзала железной дороги до Собора по улицам, по которым расставлен был в полном вооружении весь гарнизон города, более не появлялся в Сионском соборе, зная, что паства его знать не хочет и что ей он чужд.

В петиции грузинского духовенства, поданной нашему Духовному Коллегиуму, самый важный пункт гласит: «Только церковь свободная в исповедании полноты своего самосознания, во внутреннем строе своем, в служении слова своего, в управлении всех дел своих и всего ей вверенного, – только свободная самоуправляющаяся Церковь – может поддерживать в совокупности чад своих полную сыновне-чистую веру в себя и вполне обладать необходимым для осуществления ее высокого божественного признания голосом, от которого горели бы сердца человеческие».

Так смотрят грузины на свою Церковь, но не так смотрят наши синодалы и те неверующие папасы, которые кроме лжи и неправды, относительно Грузинской Церкви, ничего хорошего не внесли в предсоборною коммиссию и ожесточили сердца грузин. Да будет народным насильникам Бог Судьею!

«Все то, что принадлежит Грузинской Церкви даже бездушные сосуды и облачения, бессловесные стены тысячелетних храмов дружно вопиют в сердцах пока еще непоколебленных сынов многоплеменной Грузии словами апостола Павла (Коринф. 1, 12 и 12–13): «Как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело», так и церковь.

Возвращаясь к вопросу о разграблении русскими экзархами грузинских святынь, о коем выше была речь, не мало интересного находим в книге: «Правда об автокефалии Грузинской Церкви». В ней повествуется как товарищ статс секретаря, Звенигородский (коллекция которого ныне продается его наследниками за 1,200,000 р.) с карточкою экзарха, кир Палладия, разъезжал по грузинским монастырям и соблазнял монахов покупкой от обителей драгоценностей и как возмутились против этого Гелатские монахи. Ходил он и в алтари и там находил достопримечательности, давая за маленькие, припаянные к иконе Богородицы иконы по 1000 рубл., и даже больше.

«Все русские экзархи были вне сил работать на пользу пасомой ими Грузинской Церкви в духе грузинских патриархов, так как в возрасте, в каком дается пост экзарха, даже самый гениальный человек способен лишь продолжать ту работу ума и мысли, в какой он привык в продолжение предшествующего возраста, а бывшие экзархи, до прибытия их в страну Картвельского народа, знали о грузинской Церкви и Грузии лишь в пределах того, что знает вообще Европа об этом народе и о его церкви. Чтобы быть действительным главою Грузинской Церкви непременно необходимо знание и основательное изучение грузинской богословской и духовной литературы, не только по одним печатным источникам, но и изучение рукописных трудов грузинских отцов».

Невыносимо и безысходно положение Грузинской Церкви, если она не вырвет себя из узурпаторских когтей антиканонических ставленников Русской духовной бюрократии – русских экзархов. «Открыто и явно нигде не видно врага внешнего, – говорит г. Эристов-Шервашидзе, – но есть еще худший неотразимый враг, враг сей домашний враг, и он размножился по всему лицу маленькой Грузии, как мошки над виноградными выжимками и вот от этого внутреннего врага грузинская церковь серьезно погибает».

«На кого мы можем возлагать наши надежды, кто может облегчить нашу горькую долю? – спрашивает автор брошюры. – Что сделала Россия в течение столетия (1801–1901) для Грузинской Церкви и Общества в духовно-религиозном отношении?» (Брошюра издана в 1900 г. в Тифлисе).

«Пока наша единственная надежда, единственное наше убежище – Богоматерь, удел которой мы составляем! Правда, мы, грузины, все глубоко убеждены, что русские Монархи всегда желали и желают нам добра, но к величайшему нашему несчастью, мы не менее глубоко убеждены, что, при всем своем желании, они для нас могут сделать очень и очень немногое, пока их окружает недостойное чиновничество и в светской и духовной сфере». «Мы действительно, веруем и надеемся, что зло не может окончательно подавить добра, что должна же когда-нибудь восторжествовать правда над кривдой, добро над злом, любовь и братство над ненавистью. Когда же пробьет этот желанный час, когда вопль грузинского сердца дойдет наконец до слуха русских Венценосцев и склонит их на щедрые благодеяния в пользу грузин, тогда и Грузия воспрянет от своего угнетенного состояния, в какое повержена она по милости русских чиновников всех категорий, тогда и грузину легче и отраднее будет принять участие в общем торжестве празднования столетия присоединения Грузии к России. Пока этого нет, пока Грузия и Грузинская Церковь все по-прежнему попирается русскими правительственными наемниками, – может ли грузин искренно отпраздновать наступающий день присоединения Грузии к России».

«Верные чада нашей отечественной Церкви, – заключает автор, – сознательно и добровольно не могут воскурить русскому чиновничеству и русскому Духовному Коллегиуму незаслуженный фимиам признательности и благодарности за все те бедствия и несчастия, какие успели уже накликать на нас похитители наших католикосовских престолов, разорители наших монастырей, гонители нашего родного языка – ставленники Русского Духовного Коллегиума – русские экзархи в Грузии».

Так говорит автор: Но вот еще случаи ограблений и насилий.

При экзархе Евсевии, с чудотворной иконы Хахульской Богоматери, писанной Евангелистом Лукою и находящейся в Гелатском монастыре, были сняты «четыре огромных лала и семь малых, сияющих в венце», составлявших некогда «повязку славной внуки Царя Имеретии Давида, Царицы Тамары»... Каждый лал имел свое имя: «обола», «кедола», «медега»11...

Интересны сообщения о действиях в Имеретии русского зверю подобного экзарха Феофилакта, который в 1820 году прибыл в Кутаис для того, чтобы закрытием сотен церквей вызвать волнение и смуту в народе. «Нужно заметить, что распоряжение о закрытии церквей и об описи церковного имущества не имело в виду княжеских и дворянских поместий, ограничиваясь на первый раз лишь такими имениями, которые находились в непосредственном распоряжении властей; но Феофилакт дал реформе всеобщее применение и принялся проводить ее повсюду, затрагивая самые близкие интересы частных лиц и даже права их собственности».

«Имеретины жаловались. Они писали: «Мы были долго в руках нечестивых агарян, много перенесли страданий, но агаряне до дел духовных у нас не касались. Мы, народ исповедающий веру, удержавшуюся у нас от самого распятия Христа, не можем быть презрительнее ослепленных иудеев, которые благоденствуют под русским правлением; наша скорбь не имеет предела при виде, как закрывают святые наши церкви, как отторгают от нас благочестивых священников, приносивших бескровные жертвы за спасение наших душ, как отбирают кресты и образа, украшенные народным скудным достоянием, и как отчуждают наконец церковные имущества, приобретавшиеся веками и кровью, и жалованные им прежними царями в награду прежних заслуг их». Воспротивившиеся закрытию церквей митрополиты Гелатский и Кутаисский были арестованы. «Арест митрополитов являлся делом не легким, и требовал осторожности, чтобы не вызвать окончательного мятежного взрыва в народе». Для их ареста выбрана была темная ночь. Меры, принятые по воле экзарха, увенчались полным успехом 4 марта 1820 года12 вечером, одновременно схвачены были оба митрополита, которые под сильным конвоем тотчас и были благополучно высланы в Россию». Кутаисского митрополита Досифея дорогой, как полагают, удавили. «Долго не знали, как поступить с его телом, и скрывали смерть его даже от конвойных солдат». Привезли его в г. Анур, после чуть не 4 дней со дня кончины и без всякой церемонии погребли его в монастыре. Но довольно!

С декабря 1906 по февраль 1907 года при Святейшем Синоде образована была коммиссия под председательством члена Государственного Совета, высокопреосвященного архиепископа Николая, и при участии преосвященного епископа Кириона, особое совещание для рассмотрения вопросов, связанных с устройством церковно-школьного дела в Грузинском экзархате.

«Грузинская школа в руках бюрократии превратилась в орудие преследования народных интересов. Бюрократия навязала школе, этому святому учреждению, цели более мизерные и второстепенные, далеко не отвечающие серьезным задачам общегосударственным. Целость и благоденствие государства Русского во всяком случае более обеспечена тогда, когда грузин остается настоящим грузином, мыслящим и владеющим своей родной речью, чем в том случае, когда в нем не развили никаких добрых начал, а дали лишь знание русской грамоты в объеме знания Петрушки Гоголя».

«Школа, отклонившись в сторону политики, не выполнила лежащей на ней великой задачи, а задачи начальной школы сводятся при нормальных условиях к тому, чтобы наилучше и наивыгоднейше использовать короткий срок начального обучения, и это возможно лишь тогда, когда обучение ведется при помощи родной речи и на началах научной педагогии, когда юному уму подростка не приходится при помощи комического немого метода тратить всю свою молодую растущую энергию лишь на механическое удерживание ничего не говорящих уму и сердца слов»13.

«В руках бюрократии начальная школа в Грузии пошла по ложному пути канцелярщины, взяла на себя тягостное бремя обрусение края, и проделывала эту тонкую политику, искусство особого класса людей – дипломатов, слишком грубо и неумело и настолько развратила умы и понятия своих бывших воспитанников, что они вовсе перестали понимать желания и стремления своих отцов и дедов, добро и зло, принципы солидарности и справедливости, – словом от немого метода обучения получился тот грустный результат, что мозги обучавшихся онемели ко всему хорошему, и во всех деталях и извилинах отупились от упражнений грубых и от неестественных приемов педагогики, порожденной системой немого метода».

«Народ же, видя гибель и развращенность своих детей в стенах начальной школы и от невежественных учителей, ополчился дубьем и против школы, и против исковерканных педагогов, и категорически воспретил своим детям учиться тому, чему их учили доселе»... «Опытом осужденный немой метод надо безвозвратно похоронить вместе с умершим его творцом, а программу начальной школы следует выработать совершенно сызнова, но только провести выработку ее на месте, в самой Грузии, но не в Петербурге, и только тогда начальная школа в Грузии будет служить общегосударственным интересам, а не честолюбивым мечтаниям бюрократии»14..

Знаменитый архипастырь Имеретии Гавриил (1860–1896) между прочим справедливо обвинял попечителя Кавказского округа Яновского, потерпевшего неудачу в насильственной русификации бессарабских молдаван, что он «вознамерился очень хитрыми, но прикрытыми средствами, по крайней мере в Грузии отнять у духовенства святое право воспитывать в вере православной народ и главною целью церковно приходских школ сделать изучение именно русского языка, а не изучение веры». Грузин Г-ли, уволенный экзархом Евсевием из духовного училища, чтобы дать место русскому, покусился на самоубийство «оставил в своей квартире записку след. содержания: «Обрадуйте экзарха, я окончательно погибаю»15. В письме к экзарху архиепископ Гавриил говорит: «Мне попалось в руки его одно собственноручное письмо, в коем он упоминал, что Вы решились во что бы то ни стало его погубить».

Имеретинский архипастырь Гавриил был одним из просвещеннейших архипастырей православной Церкви, а по своей высокой христианской жизни, святитель, которого Бог после кончины прославил полным нетлением. Он предан был земле после шести недель со дня кончины. И такого-то иерарха преследовал развратный русский экзарх Евсевий, удаленный в 1877 г. из Грузии. Вот, что ему в 1875 г. писал святитель Гавриил:

«Вместо того, чтобы обратить внимание на мою просьбу, Ваше В–ство мое письмо употребили на то, чтобы посредством его нанести мне тяжкое огорчение, поссорив с соседним (Гурийским) епископом, с которым я был в согласии и дружбе. Вот уже 15 лет, как Ваше В–ство постоянно на меня нападаете и не упускаете случая меня задевать и оскорблять. Нет такой клеветы на меня, которую Вы бы не приняли и которой не поверили бы. Я все терплю, никому не жалуюсь, разве только Вам самим в письмах, но Вас ничем не могу смягчить. Да будет сам Бог судьею между нами»...

В последнее время, как известно, должности смотрителей и их помощников в духовных училищах Карталинии, Имеретии, Мингрелии, Кахетии и Гурии замещаются русскими, которые на утеснениях и оскорблениях грузин делают себе карьеру и находят хорошие места в России. Этой системы держится и нынешний русский экзарх Грузии Кир-Никон, не отправляющий из боязни богослужений в Сионском Соборе, и совершающий оное исключительно в своей Крестовой, домовой церкви.

«Когда дело идет о замещении служебных лиц и должностей в Закавказском крае, то справедливость и здравая политика требуют не делать никакого иного различия между соискателями, кроме благонамеренности, честности и справедливости их, а в особенности не делать различия между лицами русского и не русского происхождения», так писал преемник Имеретинских католикосов иерарх Гавриил. «Это правило достойного нашего правительства, и всякое распоряжение, противное ему, неминуемо возбудило бы в туземцах и во всех честных людях чувство горечи и незаслуженной обиды»16.

Высказываясь против обрусения грузин владыка Имеретии говорит: «Хотя слитие, собственно грузинского племени с Россией давно уже добровольно, мирно и безвозвратно совершилось, но вышеупомянутая мера, очевидно, могла бы послужить началом искусственного разделения интересов и чувств между русскими и лучшею образованною частью туземцев»... «При определении на службу лиц, нужно всегда иметь в виду, главным образом, только пользу службы, а не личностей того или другого происхождения. Если бы природа так распорядилась, чтобы каждый русский выходил и честен, и умен, и благонадежен, а из грузин никто такими качествами не был бы наделен, тогда не входят ни в какие рассуждения, все служебные места следовало бы предоставить первым. Но опыт прошлого и настоящего времени показывает, что на всех поприщах вместе с русскими по происхождению в Закавказье с честью и пользою служили и служат и туземцы17, следовательно, отстранять последних от общественных должностей значит наносить вред самому обществу и государству»... Так мыслил и писал беспристрастный, глубоко честный и благочестивый первосвятитель Имеретии, но не так мыслил русский экзарх Евсевий, благодаря которому должности смотрителей шести грузинских училищ, в которых не воспитываются русские, замещались и ныне продолжают замещаться русскими посредственностями, преимущественно чахоточными, незнающими языка учеников.

«Если устранять грузин, окончивших курс в духовных академиях «от таких второстепенных и сравнительно мало важных мест, каково смотрительское», – пишет владыка Имеретии, – то вслед затем придется прибегнуть к другой мере: закрыть для них двери всех высших учебных заведений в Империи, а потом, как необходимое этой меры последствие, закрыть и все средние учебные заведения за Кавказом, ибо для чего в них и обучаться туземцам, если они не будут допускаться на службу? Но достойно ли такие меры христианской державы?»....

«Радетели народного просвещения грузинского народа, отцы – политиканы в рясе, давно уже выдали свое дело, сами же фактически обнаружили противные обществу свои тайные желания оторвать от грузинского национального дела по частям грузинские племена, направив их на верный путь духовно-культурного вырождения»...

Указывая на причины внутренние в деле развития социализма, автор обращается к той же бюрократии, столетний режим которой способствовал в широких размерах к происхождению огромной массы недовольных элементов населения, которые не находя примиряющих с существующим строем путей, становились в ряды партии «Социал. Демокр.» в надежде, что при помощи новых для них идей удастся создать новые формы жизни, где бы человеческая личность чувствовала бы себя не столь угнетенной, как при бюрократии.

Как ни странно, но особенно много услуг оказали делу партии «Соц. Дем.» наши закавказские гимназии18. В продолжении последних 40 лет, названные гимназии только и делали, что до самых крайних пределов унижали личность учащейся молодежи, и, по заранее определенному плану, не давая развиваться их нормальным душевным способностям, систематически производя глумление над их святыми чувствами, они, наши гимназии этим самым выбрасывали из своих стен огромными массами молодые силы народа, и этим то выброшенным из жизни молодым силам, абсолютно некуда было примкнуть, как только встать в ряды лиц, недовольных существенным строем. И они поступали в эти ряды; они умственно подпадали под влияние убежденных адептов партии «С.-Д»... «Таким-то образом, – заключает г. Эристов-Шервашидзе, – несовершенство закавказских гимназий (в губ. Тифлисской и Кутаисской) дало внешний толчок, к развитию разных партий, стремящихся сокрушить существующий строй, и по заранее определенному рецепту некоторых утопистов создать новые формы жизни». О партии дасистов, исповедующих исключительно культ желудка и пищеварения, ряды которой заполняют: лакеи, свинопасы, пастухи, прикащики и разный пролетариат, мы не будем распространяться, – при сильном и твердом правительстве эта партия пьяниц и тунеядцев, не отличающая своих жен от чужих, скроется в подполье.

«Дасисты, – как ограниченные и духовно слабо развитые индивидуумы, совершенно безвредны как для государства, так и для общества. Безвредность их заключается в их неспособности создать, организовать материальную или духовную силу»... «Дасисты, не имеющие родины, не признающие национальности, находят рай там, где они насытят свою утробу»...

Со дня введения всеобщей воинской повинности на Кавказе, призваны были к ней и грузины; они стали нести ее со свойственною им добросовестностью и лояльностью.

До введения воинской повинности грузины во время войн России с Персией (1827– 1828), Турцией (1828– 29, 1853–56 и 1877–78 гг.) и с кавказскими горцами, выставляли особые дружины, в виде милиции, которые стяжали во время русско-турецкой войны, воинскую славу. О верности грузин России в недавнее еще время не могло быть сомнений. Князья: Багратионы, Цициановы, Андрониковы, Орбелиани, Чавчавадзе, Мухранские, Амилихвари, Имеретинские, Дадиани, Шервашидзе, Меликовы, Абашидзе, Эристовы, Тарахановы, Яшвили, и многие другие своими именами украсили страницы русской военной, частью гражданской, истории. Им доверяли русские цари не одно начальствование над русскими войсками, но и управление Тифлисскою и другими губерниями и областями Закавказья. Император Александр III, при введении в Закавказском крае воинской повинности, сформировал несколько туземных дружин из грузин, и никто не мог заподозрить их в неверности России. Назначение Кавказским главноначальствующим кн. Голицына положило конец грузинским дружинам. Грузины стали отрываться от родной почвы и привычного теплого климата и их стали отправлять за тысячи верст от родины не только во внутренние губернии России, но даже в северные, не исключая Сибири.

Соединив свою участь с Россией, грузины верность свою Монархам запечатлели целыми потоками своей крови, и поэтому могли надеяться, что их не станут отрывать от их родины, которую они на столько любят и на столько ей преданы, что болеют и умирают вдали от нее от тоски. В России они подпадают таким неблагоприятным и непривычным для них условиям, что оказываются совершенно беспомощными и беззащитными и перед неумолимой, холодной природой, и среди окружающих их людей, – язык, нравы, обычаи, которых для них совершенно не знакомы. Не привычна им и русская солдатская пища.

Немного грузин, отправлявших в России воинскую повинность, возвратились вполне здоровыми в Грузию. Большинство их не могло устоять против суровой природы, и если они не оставили свои кости в России и не получили хронического катара легких, то, по возвращении на родину, страдали постоянно тяжелой формой ностальгии.

Ради чего такое недоверие к родственному России по духу грузинскому народу? Как боевой материал, грузины могли бы проявить себя не только в Закавказском крае, хотя бы в не грузинских губерниях, но и в Туркестанском и Закаспийском. От этого сохранится, по крайней мере, 50% ныне выбывающих из военного строя грузин.

В настоящее время грузины требуют: чтобы

1) они «отбывали воинскую повинность в пределах кавказской территории, т. к. это даст возможность их организмам успешнее сопротивляться условиям несемейной жизни среди родного воздуха».

2) «Чтобы новобранцев обучали лица, знающие язык, обычаи, вековые традиции призывных, вследствие чего обучение военному делу солдат будет происходить без потери драгоценного времени, а солдаты неизолированные незнанием языка от офицеров и унтер-офицеров и других начальствующих лиц, будут иметь возможность полюбить и оценить своих непосредственных начальников, что безусловно должно считаться желательным в деле достижения общих интересов как солдат, так и офицеров».

3) Чтобы «укомплектование частей разных войск происходило из элементов более или менее однородных в смысле расы и этнографических различий».

Г. Эристов-Шервашидзе для того, чтобы «использовать грузинский народ в полном его объеме для общего дела государства без потери энергии на мало значащие преграды», советует сформировать в Грузии особые грузинские полки и дать им названия «не нынешние», которые носят некоторые русские полки, как Грузинский, Имеретинский, Мингрельский, Гурийский, Абхазский, или Тифлисский, Горийский, и т. д., а назвать их в ознаменование каких-либо исторических событий, – чем будет поднят «воинский дух, этот краеугольный камень всего военного дела». «Чем событие древнее, тем более оно ценно для достижения намеченной цели. Так напр. «полк Царя Фанаоза», напомнил бы грузинам, что они 2400 лет тому назад одерживали победы над врагами, а наименование полка «Аспиндский» напомнила бы, что сила не в численном превосходстве, а во внутреннем самосознании каждого воина». Почему бы не назвать некоторые полки и в честь известных героев войны 1853–1856 г. кн. Андроникова, Орбелиани и др.

Столетний период правления русской бюрократией Грузинскими народностями доказал полную ее непригодность. До Императора Николая I русская бюрократия старалась обармянить грузинские земли, что продолжалось и во время главноначальствования на Кавказе кн. Голицына. Грузинские уезды Сомцхетии на столько заселились армянами, что уже в 1897 г. во время переписи населения армяне составляли в уездах: Барчалинском 29%, Ахалкалакском 75% и Ахалцыхском 30%, даже в Тифлисском их до 30%; сейчас же много более. Со временем Императора Николая I стали православную Грузию заселять немцами, русскими сектантами: молоканами, субботниками, духоборами, штундистами, баптистами и другими. Для чего это делалось, трудно сказать, но делалось это не на благо грузинского народа и России. Каждое переселение в Грузию иноверцев, которые в глазах грузин представлялись еретиками и неверующими, оскорбляло религиозное чувство грузин, и поселяло в среде их ненависть и злобу к России. Грузинскою христианскою кровью залита Грузинская земля, ради свободы и в защиту веры православной. И что же? Русская бюрократия, насколько недальновидная, настолько же и преступная, на этих землях, которые удобрены костями грузинских мучеников, поселила более 150 тысяч различных еретиков и других не православных, не обратив ни одного из них в православие и страшно стеснив грузин, у которых ныне не хватает земель для обезземелившихся сотен тысяч грузин. Ведь в Западной Грузии ценность десятины доходит ныне до 1000 и более рублей.

«Неужели мы добровольно присоединились к России, – говорят грузины, – чтобы пропитанною нашею кровью нашу родную землю отдали разным инославным еретикам, а нас, хозяев земли, на которой мы сидим не одну тысячу лет, лишили права на ней селиться и ею владеть? За что нас гонят на чужбину, туда, где грузин не переносит климата и умирает»?

«Принятая бюрократией точка зрения относительно грузин и их прав на язык, веру, территорию есть нарушение трактата 1783 г. и всех действительных исторических прав всего грузинского народа».

Изучение союзного трактата 1783 года, а также просительных пунктов Царя Ираклия II и манифеста о присоединении Грузии Императора Александра Ⅰ-го, выясняет то несомненное положение, что Грузию привело к подножию престола Русских Царей желание объединиться в исторически-нормальных границах, стремление сохранить свою народность, которую ныне по данным науки составляют: язык, религия, территория и общие исторические интересы в прошедшем и в будущем».

Манифест Императора Александра I о присоединении Грузии к России между прочим гласил: «Сила обстоятельств сих преклонили нас не оставить и не предать на жертву бедствия язык единоверный, вручивший жребий свой великодушной защите России. Возбужденная надежда Ваша (т. е. грузинского народа) сей раз обманута не будет. Не для приращения сил, не для корысти, не для распространения пределов и так уже обширнейшей в свете Империи, приемлем Мы на себя бремя управления Царства Грузинского».

«Единое достоинство, единая честь и человечество налагают на Нас священный долг, вняв молению страждующих, в отвращение их скорбей, учредить в Грузии правление, которое могло бы утвердить правосудие, личную и имущественную безопасность и каждому защиту закона». Далее говорилось, что «все подати с земли вашей повелели Мы обращать в пользу вашу, и, что за содержанием правления оставаться будет, употреблять на восстановление разоренных городов и селений. Каждый пребудет при преимуществах состояния своего, при свободном отправлении своей веры и при собственности своей неприкосновенно».

В обнародовании милостивого манифеста Императора Александра, в 1801 году, о присоединении Грузии к России, Грузинский народ видел подтверждение старых гарантий, своих «прав и свободы, надежду на мир, правосудие, уверенность как личную, так и имущественную», и только одно новое для себя, – это то, что отныне Грузинским троном владеют цари из дома Романовых. А это означало, «в глазах народа, по словам автора «Памятной записки о нуждах Грузинского народа», «лишь перемену царствующей династии».

«Бюрократический режим не способствовал развитию начал, выраженных Императором Александром I как в манифесте, так и в рескрипте к ген. Кнорингу по присоединении Грузии к Российской Империи, и потому на основании всего этого следует вовсе отвергнуть старый режим бюрократией, и жизнь Грузии построить исключительно на началах положенных в основании трактата 1783 года и в особенности манифеста о присоединении Грузии, в них весьма определенно говорится о сохранении Грузии в целости для Грузии же, и такая точка зрения более всего отвечала бы нуждам всего грузинского народа и интересам общегосударственным. Вот замечательные слова Императора Александра I в рескрипте ген. Кнорингу: «Измеряя сущность совершившегося факта (т. е. присоединения Грузии) единственно нашими выгодами, не можем не признать всей их силы, но пользам царств земных предустановлена другая мера, – единая, истинная и непреложная справедливость и неприкосновенность к чужому праву»... «Вы будете при сем иметь в виду, что не для России присоединяется сей народ к Империи, но собственно для него, что не наших польз мы в этом ищем, но единственно его покоя и безопасности»... а потому в попечении вашем об управлении не оставьте принять в уважение права его, сообразоваться с нравами, обычаями и умоначертаниями его; словом, вы должны взирать на сию страну не как на страну полезных нам приобретений, но как на народ, взыскивавший присоединения для его собственного счастья». Знаменательные слова Императора помнили русские – герои Кавказских воин, относившиеся всегда с любовью к грузинскому народу, доверявшие ему во всем. Ценили заслуги этого Крестоносного народа и Русские Венценосцы. Но не то в настоящее время. Сменивший в 1858 г. митрополита Исидора, экзарх Евсевий, ведший не монашескую жизнь, являлся в полном смысле деспотическим правителем Грузинской Церкви и грузинские епископы, княжеского рода, часто были оскорбляемы и унижаемы этим не культурным и грубым поповичем. При Великом Князе Михаиле Николаевиче грузины не могли жаловаться на грубое с ними обращение, на насильственную русификацию.

Нет несчастнее народа грузинского. Как православный, он никогда не найдет защиты своих прав в левой жидовствующей печати, как домогающийся признания автокефалии своей церкви и отстаивающий себя от русификанции, он не находит себе поддержки даже в печати правой.

«Новое Время», заявляющее всюду о своем патриотизме, в тоже время всецело охраняет и защищает армянскую народность, благо она душит грузин, а кстати, кто же, как не армянские крезы, кормят кавказских чиновников. Армяне, обобравшие Грузию, и вместе с русскими чиновниками ее революционировавшие, пожинают теперь плоды и еще недавно, по словам «России», устроили великолепную и торжественную встречу графу-наместнику в Эчмиадзине. Все для армян и ничего для грузин, или все для евреев и ничего для русского народа.

Желают знать правду о Грузии, которую наши бюрократы светские и духовные революционировали, и теперь в требованиях Грузинской Церкви автокефалии, – видят первый путь к сепаратизму. Автокефалия – цель ее, по их словам, не религиозная, а политическая. Но, как бы ни были умны отцы духовные, как бы ни были они и хитры, много- и сладкоглаголивы, каким бы гипнозом они не обладали и как бы им ни подкупали своих слушателей, они не разуверят тех друзей грузинского народа, которые знают, насколько он страдает от русской администрации и русских судов, от русских экзархов и русификаторов. Не те русские патриоты, которые на народных насилиях и угнетениях делают себе карьеру; стоятели за православие ни на один день не забывали заповеди Апостола, что в православной Церкви нет ни эллина, ни иудея и что нет более любви, аще человек положит душу свою за други своя. И если бы эти Божественные повеления не были забыты нашими русификаторами в Грузии, если бы русские правители Грузии имели всегда перед своими глазами Манифест Императора Александра I и данные грузинскому народу обещания со стороны Императрицы Екатерины II и Императоров: Павла I и Александра I, то едва ли можно было бы в чем-либо заподозрить верность грузин. Любовь к этому многострадальному народу наша гражданская, учебная и духовная бюрократия заменила ненавистью; право – беззаконием и насилием, справедливость – притеснениями и угнетениями..

Истинные русские патриоты, и между ними уважаемый почтенный историк Д. И. Иловайский, желал бы услышать мнение о грузинах компетентных людей (см. 29 30 №№ Кремля)!

Но каждому легко узнать то, что делалось в последние годы в Грузии, при управлении нашею Церковью К. П. Победоносцева! Но разверните страницы о Грузии, Имеретии и Мингрелии А. Н. Муравьева или письма генерала Р. А. Фадеева или статьи И. С. Аксакова. Они ли не русские патриоты? Обратитесь к русским генералам, служившим на Кавказе и спросите их, действительно ли грузины желают отделиться от России? И вы узнаете, чего желают грузины:

1) Признания, что 100-летний период правления бюрократии краем доказать полную его непригодность.

2) Что принятая бюрократией точка зрения относительно грузин и их прав на язык, веру, территорию есть нарушение трактата 1783 г. и всех действительных исторических прав всего грузинского народа.

3) Изучение союзного трактата 1783 г., а равно просительных пунктов Царя Ираклия Ⅱ и манифеста о присоединении Грузии Императора Александра I, выясняет то несомненное положение, что Грузию привело к подножию престола Царей Русских желание объединиться в своих исторически-нормальных границах, стремление сохранить свою народность, которую составляют: язык, религия, территория и общие исторические интересы в прошедшем и будущем.

4) Бюрократический режим не способствовал развитию начал, выраженных Императором Александром I в Высочайшем Манифесте о присоединении Грузии к Российской Империи, и рескрипте ген. Кнорингу: «Измеряя сущность совершившегося факта, – говорится в Высочайшем Рескрипте, – единственно нашими выгодами, не можем не признать всей их силы, но пользам царств земных предустановлена другая мера, единая, истинная и непреложная: справедливость и неприкосновенность к чужому праву»?! Далее говорится: «Вы будете при сем иметь в виду, что не для России присоединяется сей народ к Империи, но собственно для него, что не наших польз мы в этом ищем, но единственно его покоя и безопасности, а потому в попечении вашем об управлении не оставьте принять в уважение права его, сообразоваться с нравами, обычаями и умоначертаниями его; словом, вы должны взирать на сию страну не как на область полезных нам приобретений, но как на народ, взыскивавший присоединения для его собственного счастья».

Так значится в Рескрипте. Поэтому следует вовсе отвергнуть ныне действующий старый режим управления Грузии немцами, поляками, армянами и другими иноверцами, которые будут заменены лучшими людьми из русских или грузин. Самую жизнь Грузии необходимо построить исключительно на началах, положенных в основании трактата 1783 года, в особенности манифеста о присоединении Грузии, где весьма определенно указано о сохранении Грузии в целости для Грузии же. Такая точка зрения отвечала бы вполне нуждам всего грузинского народа и интересам общегосударственным.

Самоуправление Грузии должно быть дано в самих широких размерах, в пределах Грузинской народности, именно в губерниях: Тифлисской, Кутаисской, Батумской, Закатальском и Сухумском округах. Таким образом в состав Грузии войдут все Картвельские народности: Кахетинцы и карталинцы (550 тыс.), имеретины (500 тыс.), мингрельцы и лазы (275 тыс.), гурийцы (до 100 тыс.), пшавы, хевзуры, ингилойцы, тушины (45 тыс.), сванеты (до 15 тыс.), и не грузинские народности: осетины (75 тыс.), абхазцы (40 тыс.) и др. Всех русских в названных губерниях и округах до 100 тыс., тоже, как и Грузины оттиснутых и затертых; из них до 20 тыс. сектантов. Грузинский язык господствует во всей Кутаисской губернии, при чем в уездах: Зугдидском и Сенакском мингрельское наречие; в Лечхумском – имеретинское и суванское; в Сухумском до левого берега р. Кодора мингрельское наречие, а за рекой – абхазский язык. В Тифлисской губернии, в уездах: Тифлисском, Телавском, Сигнахском – грузинский язык; в Горийском и Душетском грузинский и частью на севере – осетинский, в Тионетском – грузинский, тушинское наречие, в Ахальцыхском – грузинский, татарский, армянский, кое-где русский (сектанты), в Ахалкалакском – армянский, татарский, грузинский, русский, в Борчалинском – татарский, армянский, грузинский, греческий, в Закатальском – татарский, грузинский. Для самоуправления должны быть призваны все лучшие силы грузинского народа. Знаменательные слова Императора Александра I ныне забытые и нарушенные, должны быть воскрешены и восстановлены, и права грузинского народа на самобытное национально-культурное развитие, на основе самоуправления, не должны быть впредь попираемы.

Грузия не стремится к сепаратизму. Она отдалась православным русским Монархам, православной России, которую привела за Кавказские горы, чтобы она стала там твердою ногою. Но, то, что понимал император Николай I и его сподвижники, того не поняли русские администраторы, после отъезда из Тифлиса Великого князя-наместника. Окружив себя армянами, поляками, немцами и теми русскими карьеристами, которые на насилиях народных восходили на высоту и приобретали значение и силу, они стали душить все грузинское, очищать от грузин администрацию, суд, школы и даже Церковь. Когда же они возбудили к русским ненависть, создав громадный пролетариат недоучек, которым не привилась плохо преподаваемая русская грамота, то они объявили грузинский народ мятежниками, революционерами, бунтовщиками. Собственно, народ здесь не при чем. Он давно уже соединил свою участь с Россией, переносил с нею и радость и горе; не он виновен в создании в Грузии революционеров, от которых страдают князья и дворяне, помещики и все трудящиеся. Грузины слишком хорошо знают своих соседей персов и турок и никогда и мечтать не могут об обособлении от России. Грузины думают не о сепаратизме, а протестуют против неумелого и преступного правления бюрократов.

Избавьте православную Грузию от управления поляков, армян, немцев, чухонцев и дайте им православных верующих правителей. 22 столетия грузины имели монархическое, самодержавное правление; воспитанные на монархических началах, они стоят за монархию и желают служить верой и правдой своему Царю, путь к которому отрезала гражданская и духовная бюрократия. Они жаждут высказать своему Царю свои нужды и просить Его даровать небольшому грузинскому народу, древнейшему в его стране, то, без чего он не может жить. Получив некоторое самоуправление и признание автокефалии своей Церкви, сохранив в своей стране все умственные силы народа (ныне не находящие места в Грузии) грузины все свои силы употребят на прославление своего Государя и на благо России.

В основные законы Грузии должно быть поставлено: права Русских Царей на грузинский престол и неотчуждаемость грузинской территории от русского государства, равноправность грузин и русских в пределах всей России и охрана их естественных и неотчуждаемых прав.... Грузия должна иметь крепкую связь с верховным Правительством: предоставляя местным элементам разделять его заботы об своем управлении во всех без исключения внутренних делах международных сношениях и т. д., оно назначает в Грузию чиновников, которые наблюдают за местным самоуправлением, контролируют местных деятелей и при малейшем нарушении общегосударственных интересов или интересов народа, заменяются новыми лицами из местных элементов.19

Переходим к тем жалобам, которые грузинские епископы, клир и народ предъявили нашему безглавому Правительствующему Синоду и которые были подвергнуты рассмотрению Предсоборного Присутствия.

Главными основаниями для автокефалии грузинскими иерархами были выставлены: тяжкие и вполне основательные обвинения русского церковного управления в разного рода недостатках и даже злоупотреблениях; многие русские экзархи управляли «через посредство бесчестных любимцев, подавляли все грузинско-национальное, преследовали все священные обычаи Грузинской Церкви, которые она хранила от первых веков христианства, истребляли священные церковные древности. Вследствие сего и экзархи не пользовались доверием грузинского церковного общества и само грузинское духовенство также утратило таковое; религиозное просвещение пало, явилось движение к сближению с Римом. В семинариях были все русские; будущие грузинские пастыри не владели языком паствы; воспитывались в духе не церковном; лучшие не шли во священники; маловерующие, они редко служили в церквах, и даже своим кощунством и непотребствами возмущали религиозное чувство простецов». Сильно угнетали русские экзархи, – русификаторы, церковь Иверскую, которая более благоденствовала при турках и персах нежели при грузино-ненавистнических русских экзархах. У экзарха Павла любимыми «очами и ушами» были протоиереи: Чудецкий и Каллистов, из которых первый был убит грузинами; были любимцы и при преемниках Павла, причем один из них был чуть не администратором экзархата, при мало просвещенном экзархе А–е.

«Эти лица, – говорит в своем отзыве Имеретинский владыка, – по своим личным качествам всегда стояли низко в нравственном отношении. Это были льстецы, эгоисты, сребролюбцы, честолюбцы и т. д., делавшие на насилиях и лжедоносах себе карьеру. Кто не знает, что при экзархах Ф. и А. за места «любимцы» ежедневно получали гусей, уток, поросят, разные вины, фрукты и т. д. Да и сейчас кир ли Никон правит экзархатом?... Какую роль играют при нем протоиерей Сергей Городцев, Георгий Четыркин и архиман. Григорий?»....

Грузинский церковный вопрос выдвинут, как мы выше сказали, крайне бедственным состоянием Грузинской Церкви, разрушенной русским духовным ведомством и грузино-фобствующими экзархами, но не революционным движением, охватившим Закавказье. Мирный и верующий грузинский народ к революции не примкнул; много сил из него выбыло, начиная от генер. кн. Накошидзе. «Революционеры (социалисты) отрицают и Церковь, и христианство, и национальность», какое им дело до автокефалии?.... Их Бог – чревоугодие! «Желание грузинского народа имеет характер исключительно церковный, а не политический».... «Непригодность системы синодального режима, – говорит преосв. Кирион, – убившего живую деятельность Грузинской Церкви, неизбежным последствием чего и было почти полное разложение религиозной жизни в Грузии» подтверждается отчетами г. К. П. Победоносцева с 1890 года. Инославные за последнее время стали совращать грузин в свои веры и секты, но что до этого русским иноязычным экзархам? Один из благородных русских экзархов кир–Николай (1905–1906) говорит: «Автокефальная Грузинская Церковь свыше 1300 лет признавалась таковою всеми патриархами вселенской Церкви, «в том числе и русской» (см. грамоту Моск. патр. Иова католикосу патриарху Николаю), а невежественные крутопапасы с малознающим профессором М. А. Остроумовым ее отрицают!»

«Помимо тысячелетней автокефальности своей Церкви, – говорит преосв. Кирион, – Грузинский народ «имеет право на независимое существование своей национальной Церкви на основании принципа народности в церкви, провозглашенного при начале христианской эры».. «Достаточно вспомнить о сошествии Св. Духа на апостолов, которые стали тотчас же славить Бога на различных языках и за тем проповедовали Евангелие язычникам, каждому на их природном языке». 34 апост. правило говорит: «Епископам каждого народа подобает знать первого из них и признавати ею, яко главу»... В Грузии русские епископы не знают и не желают знать языка паствы, а грузинские знают не только язык паствы, но и русский. «Ни одному народу, – говорит В. С. Соловьев, – не может принадлежать в церкви исключительное преобладание и господство, но вместе с тем ни один народ не есть пустой и безразличный материал церковной жизни, но каждый представляет собою определенный деятельный орган вселенского тела Христова». Так смотрели и смотрят на церковь грузинские иерархи, но не так смотрят наши русские, преследующие язык не русской паствы, что мы между прочим видим в населенной молдаванами Бессарабии. При грузинских католикосах в Грузии был греческий архиепископ в Ахталах, управлявший греческими церквами, а в Иерусалиме грузины имели своего Маиумского епископа. Мир и дружба господствовали между греками и грузинами. Желалось бы чтобы так было и между русскими. Грузины, говорит пр. Кирион: «Проникшись вполне духом христианства, предали ему симпатичные черты своего характера: скромность, простому, сердечность, самоотверженность, незлобие и устойчивость»... «В христианской церкви все народы равноправны между собою, и потому никто из них не должен претендовать на исключительные привилегии в ней. Единение между церквами и народами должно произойти на принципе равенства, а не поглощения»... К сожалению наше духовное ведомство, забывшее, что в Церкви «нет ни эллина, ни иудея» и что перед Богом все равны, равенства между народами не признает, считая, что русские начальники, хозяева, а добровольно отдавшиеся под крыло русского орла рабы и холопы. И вот поработив Церковь Иверскую и молдавскую в Бессарабии, Правит. Синод пожинает ныне плоды неверия и атеизма.

«Грузины, – говорит проф. А. А. Цагарели, – совершенно не могли постигнуть: как имения, пожертвовенные церкви на помин души благочестивыми царями, вельможами и простыми смертными со времени глубокой древности, и подтвержденные даже всеми завоевателями – персами, арабами, монголами и турками особенными актами, могли быть секвестрованы или насильственно отчуждены при православном правительстве; а церкви розданы или проданы встречному, почти с молотка, для устройства в них нередко разных увеселительных заведений! Правовые понятия даже о таких священных предметах совершенно спутались у народа и вклады в церкви на помин души у Грузин, щедрых на это в предшествующие века, в XIX веке совершенно прекратились. Вот где настоящий источник так называемого грузинского нигилизма, сепаратизма и социализма с экспроприаторскими инстинктами... О чем старые грузины и помыслить не смели, что напр. в России совершалось веками (ХVI–XVIII вв.), в Грузии это приведено в исполнение разом, притом при опекунах, а не при законных владельцах. Теперь и приходится изыскивать средства на содержание Грузинской Церкви и духовенства. А вознаграждена ли Грузинская Церковь за освобождение Церковных крестьян?» Невольно позавидуешь армянской церкви; она и автокефалию сохранила и имуществами богата и школы в ней, без русского учительского персонала, процветают.

«Грузия не избалована историей, она не привыкла (да едва ли и желает) жить на чужой счет, ни в церковном, ни в гражданском отношении. Известно, что грузины не охотно покидают свою отчизну. Если грузин, служащих в России во внутренних губерниях, только единицы и даже не десятки, при том не имеющих никаких служебных преимуществ пред русскими, то в Грузии живут, со служебными и другими преимуществами, тысячи русских и не русских с давних пор, которые нередко отплачивают ей самою черною неблагодарностью. Поэтому о. Буткевич, сваливающий с больной головы на здоровую, неправ, когда пытается показать черную и возмутительную неблагодарность представителей грузинского духовенства, всегда жившего подачками от русских людей и русского правительства, начиная с княжения Иоанна III»...

С политическими стремлениями грузин должны считаться органы русского гражданского правительства, а никак Предсоборного Присутствия.

Преосв. Могилевскому Стефану, тоже сильно возвышавшему голос против грузинской церкви, грузины могли бы многое напомнить, хотя бы о его нелюбви к ним. Да простит нам владыко, что мы ему кое-что напомним.

В 1898 г. преосв. Стефан ревизовал духовные училища: Имеретинское и Мингрельское, откуда вследствие его представления были уволены все грузины, из них 4 кандидаты духовных академий: Дамашвили, Гапреадашвили, Сакеблидзе, Угренидзе; студенты семинарии: Матарадзе, Дзимасторашвили, Маградзе и др., при чем по докладу преосв. Стефана правлением Кутаисской духовной семинарии постановлено: ходатайствовать перед экзархом, дабы впредь грузины вовсе не допускались учителями в нормальные классы духовных училищ.

Не потому ли, что грузинские учителя могут проболтаться на грузинском языке или не удержаться, чтобы не проронить слова с учениками на грузинском языке, – а это де измена русскому языку? Безумцы! ведь русскому языку легчайшими путями может научить грузина именно только знающий грузинский язык, ибо всякий новый язык легчайше изучается при сравнении форм изучаемого языка с оборотами языка известного, родного! Конечно, владыка знает, что без грузинских учителей русский язык трудно изучить малолетним, не даром из 6 духовных грузинских училищ ежегодно выгоняли за тупость и малоуспешность сотни детей, – эти будущие кадры анархистов. Не так ли владыко?

Ради политиканства бывший Архангельский, ректор Кутаисской семинарии, достиг того, что из всех грузинских духовных училищ были удалены грузины. И его ложь, что грузинские учителя вредны, поддержала вся корпорация Кутаисской семинарии единогласно, заставив безбожно удалить из духовных грузинских училищ всех грузинских преподавателей. Один из учителей, кандидат духовн. академии, Хр. Ужелидзе, человек семейный, образцовый преподаватель, ни одного урока не пропустивший, тоже был удален на 17 году учебной службы. Он умолял не выгонять его, а перевести хотя в холодную Россию, куда угодно, ибо у него семья, но ничто не помогло. Ведь ведомство духовное самое бессердечное! Тогда У–дзе бросился в р. Рион, но нашлись смельчаки и вытащили его из воды. Пошли ходатайства перед о. Архангельским и семинарской корпорацией, – но духовное ведомство относительно нерусских неумолимо. Хр. У–дзе, не о. Гр. Петров, не архим. Михаил, не Гапон! Обратился У–дзе к экзарху, благо знакомые и товарищи уговорили отчаявшегося семьянина направиться к экзарху, – авось – де экзарх смилуется, даст ему место, хотя из нравственного чувства – спасти отчающегося от самоубийства. Долго околачивался бедный У–дзе у экзарха, но ничего не добился. Тогда он, усыпив малюток в номере гостиницы, сам бросился со второго этажа и окончательно разбился насмерть.20

А таких фактов не мало. Известный патриот грузинский Габрон Сабинин, издавший, на пожалованные ему императором Александром III, жизнеописание Грузинских святых, за высказанную Монарху правду о тяжелом и безвыходном положении Грузинской Церкви был наказан, и ему запрещено было жить в Петербурге и в Грузии. Это было в 1881 году.

«Ужели этот пример не рисует истинного отношения этих «столпов отечества», – пишет один из просвещенных духовных грузинских деятелей, – ко всему туземному, их ненависти, нетерпимости даже к своим родным по духу братьям? Какие чувства они могут возбудить к себе и к своему народу, кроме отвращения! Ужели русские должны доверять таким столпам, как о. Архангельский и Комп., которые вызваны были в предсоборную коммиссию судить нас грузин, тогда как все петиции духовенства и народа направлены были именно против них и им подобных»...

«Они должны были бы сидеть на скамьях подсудимых, между тем их сделали судьями. Это ли справедливость? А как поступили с доблестным епископом Кирионом, стоящим по своей просвещенной деятельности чуть не выше всей русской иерархии, за высказанную им правду? Его низвели в викария русской епархии за любовь к родному ему народу?»

«Вся ложь, наговоренная грузинофобами в предсоборной коммиссии и напечатанная в органе русского Синода, во всей Грузии произвела омерзительное впечатление. Дай Бог, чтобы из всего этого не заварилась смертоноснейшая каша», – так заканчивает свое письмо грузинский церковный деятель...

«Русское церковное управление способно только отталкивать и возбуждать ужас к России в единоверных народах, – говорит преосвященный Леонид, – грузины винят русских экзархов в гонениях на грузинскую национальность, в ниспровержении древних существовавших в Грузинской Церкви от первых времен христианства обычаев», преследовался даже обычай общей трапезы в ограде церковной, в день прп. Шио Мгвинского, когда «присутствующие на трапезе лица не дотрагивались до пищи пока враждующие лица не прощали друг друга и не мирились», (экзархи этот обычай считали языческим). Существовали в Грузинской Церкви с древних времен диаконисы, но и их уничтожили экзархи. Они же игнорировали праздник в Мцхетском соборе Живоносного Столпа. «Никаких ваших праздников не знаю и не хочу знать», – так ответил грузинскому епископу один из русских экзархов. Если бы русских экзархов, не желающих знать язык своей паствы, любила последняя, то они не являлись бы в Сионский собор для совершения богослужения «под охраною русских войск», а если бы были верующими, то, пожалуй, и не приняли бы на себя бремя антиканонического управления чуждою им паствою.

«Как первоиерарх Грузинской Церкви, экзарх должен знать грузинский язык, главный национальный язык экзархата», но о. Т. Буткевич находит, что без этого знания можно обойтись. Странная логика нетерпимого и братоненавистнического папаса, а еще христианина! Не напрасно один из епископов в Предсоборной Коммиссии указал, что многоученый о. прот. Т. Буткевич получил докторскую степень за то, что «книгу протестантского богослова проф. Зайделя присвоил и издал ее под своим именем в 1888 г.» Хотел было владыка указать «о. грузинофобу» и на другие его сочинения, но остановился...

Проф. И. Бердников «подчиненность» Грузинской Церкви Русскому Синоду основывает на том, что, «сын царя Ираклия, Антоний, посвящен в сан католикоса в Царском Селе», но это указание ложное. В Царском Селе в 1786 г. июня 10 Антоний был хиротонисан в митрополита Ниноцминдского, с разрешения патриарха Католикоса Антония 1-го. Г. Бердникову не мешало бы к истории относиться внимательнее и на лжи не основывать истину.

Проф. Цагарели о сочинении прот. Буткевича отозвался так: «Сочинение о. Б–ча об автокефалии Грузинской Церкви «свидетельствует о глубоком невежестве ее автора в истории Церквей Русской и Грузинской, равно и Русской гражданской, но и большую наклонность его «кормчемствовати истинною» (2 кан. 6 Всел. соб.). Полное незнание предмета, неразборчивость средств, «научная неподготовленность, явно негодные средства» характеризуют работу о. Буткевича, а еще более его невежественного единомышленника, под гипнозом которого он находится».

Как экзарх Евсевий заботился о сохранении древних грузинских рукописей, видно из того, что «один архимандрит, в ожидании приезда экзарха, жадного к грузинским древностям, из страха закопал ценные древние книги в яму, благодаря чему они навсегда погибли».

Много вывез за границу древних грузинских книг и рукописей барон де-Бай, и, конечно, лучше им было быть в заграничных музеях и библиотеках, нежели быть сожженными в печах, чем именно занимался экзарх Павел в Кишиневе и отчасти в Тифлисе.

«Грузины за веру Христову проливали кровь и сохранили ее в чистоте», – говорит грузинский епископ Евфимий, и мы верим ему, что не грузины «виновны в упадке своей Церкви», а русские экзархи, занимавшиеся русификацией. Относительно проклятия экзархом Павлом грузинской церкви, в Предсоборной Коммиссии засвидетельствовал преосв. Кирион, указав на его речь, напечатанную в газ. Кавказ. Перемещенный в Казань, он вскоре умер ужасною смертью. Божие наказание не миновало его. Говорилось и о произвольных действиях экзарха: еще недавно из 7 членов Грузинской Синодальной Конторы пять были русские. Неужели они могли считаться представителями Грузинской Церкви?

Не смотря на дарованные новыми Основными Государственными Законами права всем народам России славить Всемогущего Бога на своем родном языке, грузины до сего времени достигнуть этого не могут. Русский экзарх Никон по-прежнему воспрещает грузинскому священству совершать богослужение на грузинском языке, в Тифлисском Сионском соборе (хотя у русских в Тифлисе 2 собора и несколько церквей), в Бодбийском соборе, при мощах Просветительницы Грузии св. Нины, в Батумском соборе и во многих других соборах и церквах. В Сухумской епархии, в которой грузин считается 40 тыс. на 3,420 русских, а прочие – православные греки (более 3,700 д.), абхазцы 40–тыс. – остальные магометане, – Синодальная Контора в 1895 году воспретила совершать богослужение и учить в школах по-грузински. И о таком, насилии не только заявляется в Предсоборной коммиссии, но грузинский епископ, возвративший в 1906 году право совершать на своем родном языке богослужение, вследствие разных неблаговидных интриг, низведен недавно в викария Литовского и заменен русским, который должен привести вновь в исполнение указ Синодальной Конторы, хотя бы это стоило ему жизни.

«В Сухумской епархии, – заявляет преосв. Кирион – есть экзаменационная коммиссия и там экзаменуют только на русском языке, и это при 55 тысячах грузин», составляющих населения округа Сухумского. В Тифлисе экзарх Алексий в кладбищенских церквах запретил грузин отпевать по-грузински; запретил экзарх служить по-грузински в г. Душете, в Гамборах.

Прот. Т. Буткевич находит, что жалобы на стеснение грузинского языка исходят из замысла грузинских сепаратистов огрузинить и подчинить себе местные народности. Не русскую ли?

Но какие народности, он и сам не ведает. Конечно не русских и не греков, которые и сами за себя постоят; к тому же грузины всегда относились дружелюбно к грекам и готовы предоставить им по-прежнему иметь, епископа из себя. Остаются Осетины, около 70 тыс. и 35–40 тыс. православных абхазцев, которые до появления русских в Закавказье жили с грузинами 1700 лет и не огрузинились. На осетинский язык грузины перевели богослужение, и осетины никогда не жаловались прежде на грузин. «Архиепископ Гаий родом грузин, крестил несколько тысяч осетин, сделал несколько переводов на осетинский язык и первый положил начало осетинской письменности; грузинский дворянин Ялгузидзе переложил на осетинский же язык св. Евангелие и богослужебные книги», которые русские переводчики исказили до того, что осетины отказались их принять и тогда их началось «обрусение» и сделали их чуть не неверующими.

И в книжном деле грузинская Церковь не оскудевала даже в XVIII веке.

«При справщике иерее Христофоре Кежерашвили близь Марткоби, отпечатано было 7,400 экз. богослужебных книг; дворянин Бадридзе отпечатал более 14,000 этих же книг», Кутаисская типография тоже выпустила множество книг.

«Текст этих старопечатанных изданий несравненно выше и правильнее текста изданий Синодальной конторы», – заключает преосв. Леонид. Грузинские католикосы и архиереи любили свою Церковь и свой народ, а гордые, духовно-сословные русские экзархи грузинскую Церковь презирали, а князей епископов оскорбляли и третировали.

«Грузинский язык, – заявляет проф. Н. Я. Марр, – не изучался, оставлялись без внимания и в пренебрежении все богатейшие памятники грузинской церковной письменности и религиозного просвещения. До 1884 года не было даже издано Библии на грузинском языке, а изданная в 1884 г., издана так безобразно, что населению лучше ею не пользоваться. А между тем, в архивах монастырей и церквей грузинских хранились замечательнейшие древнейшие, с X века, списки Свящ. Писания на грузинском языке. Они гнили в архивах, на издание их не находилось средств».

«Ученики грузины, кончающие семинарию, не были знакомы с терминами, Ипостась, Троица, Распятие, Промысл», – говорит преосв. Леонид, ибо в семинариях богословские предметы преподавались на русском языке. Невежественные грузинские пастыри, в огромном большинстве не кончившие семинарию, не могли просветить свою паству, которую, ныне, благодаря русским экзархам, просветили достаточно социалисты и революционеры. Преосв. Кирион сам сознался в Предсоборной коммиссии, что он «некоторых богословских терминов не знал, по окончании семинарии.» «Это потому, – сказал владыка, – что преподают не по-грузински, и даже такие предметы, как катихизис, священную грузинскую историю».

«Тифлисская семинария была основана и содержится на местные грузинские средства, и не ее вина, что в нее определяют всех: для не грузин можно было основать другую семинарию»... А кто же тогда будет прививать к грузинам социалистические утопии и бредни, благо горячие грузинские головы так легко поддаются учению русских анархистов?

Благодаря тому, что в приходских школах грузинский язык не обучали, а если и обучали, то кое-как, население ныне в огромном большинстве безграмотное. «Неужели, – говорит проф. Марр, – здесь думают, что незнание языка и литературы для паствы не есть приведение ее к «пустому месту», к умственному и культурному падению и, как следствие, к невежеству и принижению религиозного понимания и чувства?»..

«В Пшавии и Хевзурии грузины в христианские церкви совсем не ходят. Они доселе имеют наряду с посылаемыми к ним православными священниками языческих жрецов, имеют и строят капища, празднуют языческие праздники в честь волка, в честь моли, наседки с цыплятами, в честь воробьев, огня, ветра». Так повествует о. Восторгов.

За небытием в это время в Предсоборной коммиссии грузин опровергнуть было некому. Если все это правда, то что же делали в своей епархии в продолжении 90 лет русские экзархи?

А, что сказать о грузинском церковном пении, которое один из экзархов обозвал «собачьим лаем».

«Современные русские композиторы, специалисты и авторитеты музыкального дела, как Ипполитов-Иванов, Кленовский, Смоленский и др. весьма сочувственно и лестно», отозвались о нем. Еще недавно в Тифлисской семинарии русские преподаватели надсмеялись над грузинским церковным пением и заставили преподавателя его о. Василия Карбелова выйти из семинарии.

Просили грузины неоднократно о замещении вдовствующих кафедр, как Урбнисской, Алавердской или Бодбийской; подавали экзарху Евгению в 1841 году прошение, что «со времени закрытия в Гурии архиерейских кафедр религиозность начала падать и гурийцы, живущие, на границе магометанской Турции, нуждаются в непосредственном архипастырском наставлении, вразумлении и укреплении в православной вере, поэтому ходатайствовали даровать им особого архиерея, которому, если не будет назначено казенное жалованье, то они готовы отпускать ему содержание». Это настойчивое ходатайство дворян и князей Гурии было удовлетворено в 1844 году, но в 1885 году экзарх Павел закрыл Джуматскую кафедру, в Гурии, и Чкондидскую, в Мингрелии. Следствием этого было то, что в 1905 году в Гурии чуть было не образовалась республика, народ перестал ходить в церкви. Потийский епископ Димитрий, перерядившись в гражданское платье, должен был бежать, ибо паства за русификаторскую деятельность его возненавидела. «Вспомним, – говорит докладная-записка еписк. Кириона, – неоднократные письменные протесты преосв. Гавриила, а также протест по поводу назначения в Тифлис 1-го викария из русских уроженцев. Наконец петиции грузинского духовенства всего экзархата, дворянства и интеллигенции разве не протест, разве не последствия столетнего горького вдовства Грузинской католикосовской кафедры?» Достоуважаемый исповедник истины и ревнитель своей родной Крестоносной Церкви, преосв. Кирион, умалчивает, как распоряжением ректора Тифлисской семинарии, архим. Никандра, были в июне 1905 г. разогнаны казаками грузинские священники, собравшиеся в зале семинарии на съезд и сколько из них пострадало благодаря ректору. Экзарх был перемещен в Тверь, на богатую кафедру, а о. Никандр получил в Костроме викариатство.

Император Николай I на докладе Св. Синода о назначении в Тифлис викарием русского архиерея в 1840 г. дал следующую резолюцию: «Согласен, но знание местного языка почти необходимо, дабы сохранить должное влияние на народ, и потому желательно избрать людей язык знающих, хотя и не столько образованных, сколько сие здесь нужно».

В настоящее время в Грузии вдовствуют до 20 святительских кафедр, закрыть которые Синод не имел канонического права. Есть до 6 архимандритов грузин, с академическим образованием, но их епископами не делают. О. Восторгов заявляет, что грузины хотят «восстановить все 43 епархии, бывшие некогда в их Церкви». Если это правда, то одно такое желание делает великую честь грузинскому народу. Значит, он народ верующий и благочестивый. Чем ближе будут к нему стоять епископы, тем более сохранится в нем св. вера и любовь к родине и к русскому Монарху? И такой-то народ мы лишаем возможности возродить Церковь?

Закрытые русскими экзархами монастыри пришли в запустение и очутились в развалинах и вот явились англичане и с разрешения экзарха принялись разрывать могилы католикосов и чтимых Грузинскою Церковью подвижников. «Близ Мцхета разрыли могилу католикоса Николая»: англичанин «взял его голову». «В другом, таком же заброшенном монастыре в сохранившемся склепе под развалинами храма были три нетленные тела в архиерейском и монашеском одеянии». Любитель англичанин точно также отрезал головы у всех трех тел и увез их с собою». Это рассказ еписк. Стефана, который оправдывает русских экзархов, что они-де не разрешали англичанам похищать грузинские реликвии. Но кто же давал открытые листы англичанам в бывшие грузинские монастыри? «Экзархи виноваты, что закрывали кафедры и монастыри. Если бы в монастыре был хотя один монах, он бы и смотрел за порядком», – возразил преосв. Кирион. А почему грузинские монастыри пустуют? – Потому, что обобраны, лишены земель! Из скольких монастырей изгнаны грузинские иноки, чтобы заполонить их афонскими выходцами? Даже обитель Просветительницы Грузии св. Нины, с ее гробницей, захвачена русскими инокинями и в ней русские экзархи воспретили славить Бога на грузинском языке, хотя обитель содержится на грузинские деньги.

По словам преосв. Кириона, знаменитые фрески в Мцхетском соборе были замазаны по приказанию экзарха-митрополита Исидора.

Приемник приосв. Кириона преосвященный Дмитрий, русский по происхождению, перемещенный из Херсона при своем вступлении на Сухумскую кафедру, 25 марта, произнес речь, в которой указал на безыменные угрозы убить его по приезде в Сухум, за незнание грузинского языка. Епископ заявил, что он «чужд политики».

На преосвященного Димитрия, архипастыря правдолюбивого и прямодушного, выпал тяжкий и тяжелый жребий пасти паству, языка которой он не знает и которой он чужд и по народности, а частью и по духу, не зная ни обычаев, ни преданий Грузинской Церкви. Перед грузинами владыка Димитрий ни в чем неповинен и в Кутаисе, во время инспекторства и ректорства в Имеретинской семинарии, с 1894–1897 год, с любовью относился к грузинским воспитанникам. Но почему же на владыку выпал жребий быть епископом в чужой стране и епископом антиканоническим, в роде узурпатора? Ведь до него в Сухум посылались или епископы, подлежавшие за свою предосудительную жизнь низвержению из сана (как преосв. Александр Хованский, сконч. 1891 г.) или епископы–простецы: (Геннадий, Агафодор, Арсений).

Преосв. Димитрий, первый из русских архипастырей, в 1905 году выступил в печати против антиканонического управления Русскою Церковью и признал самый Правительствующий Синод незаконным творением Петра 1. Он не мог быть угоден Кисловодскому отшельнику и вот владыку, вместо того, чтобы назначить, как просвещенного и правдивого архипастыря, на одну из епархиальных кафедр в России, где бы он, по своей патриотической и просвещенной деятельности, мог бы с пользою светить пастве, послали в чуждую ему по языку область, где он не в силах оказать пользу иноязычной пастве. А, что если религиозные фанатики свою угрозу приведут в исполнение? На ком ляжет кровь неповинного епископа? Не на пославших ли его? Советники «первенствующего» всю вину возложат на него. «Вольно было ему нас слушать»...

По словам о. И. Восторгова грузины добиваются церковной автокефалии потому, что это было бы «первым шагом к политической самостоятельности Грузии». О. В–в указывает «на недавно изданную брошюру русской революции» «Здесь неопровержимо доказаны сношения японского военного агента в Столгольме Акаши с грузинским сепаратистом Деканози. С помощью Акаши Деканози удалось провезти на Кавказ целый транспорт оружия и выгрузить его»...

Что грузинские, армянские, русские и другие революционеры выгружают оружие и выделывают бомбы, это и без о. В–ва всем ведомо и подлежит ведению правительства, но, чтобы революционеры, убивающие людей, охраняли права Грузинской Церкви и священные каноны и имели в виду поставить на высоту православную Церковь, об этом могут думать лишь враги Грузинской Церкви и недальновидные простецы предсоборной коммиссии.

Что же отцы духовно-сословные занимайтесь политикой, идите в кадетский лагерь, разрушайте Церковь, восстановляйте против России народы, совершая против них насилие и клевеща в «Русском Собрании» на православных грузин. Вы уже потеряли 200 тысяч православных, ставших под туфлю римского папы и иезуитов, потеряли более миллиона народа, отрекшегося от всякой веры, потеряете и Грузию. Там, где нет любви, где проповедуется братоненавистничество, там нет и правды; там может царить лишь ложь и насилие. Но не забывайте одного, что Грузия, – удел Богоматери, что у этой Крестоносной и многострадальной Церкви есть Великая Заступница Мира Христианского, есть великий сонм свв. мучеников, исповедников, перед престолом Божиим и какие бы козни вы относительно разграбленной русскими экзархами и духовным ведомством Церкви не замышляли, вам ее не сокрушить. Ведь в расколе с православною Церковью очутитесь вы в Грузии, но не грузины, отстаивающие автокефалию своей Церкви, признанной всеми восточными Церквами!

Насколько в предсоборной коммиссии производилось давление на грузинских епископов, видно из того, что проф. Марр и Цагарелли, а равно и оба грузинские епископы, не раз угрожали оставить заседания и на двух последних все отсутствовали.

«Не может быть речи о нашем участии, – говорил проф. Марр, – когда здесь приходится защищать такие общеизвестные вещи, что Грузинский экзархат есть продолжение Грузинской церкви, или что экзарх должен знать грузинский язык. Можно ли серьезно что-нибудь отстаивать здесь, когда отвергаются даже такие факты, что в Грузии, Имеретии, Гурии и т. п. православное население только грузины? Наконец удобно ли преосв. Леониду защищать вопрос о Грузинской церковной автономии, когда его заподозревают в политическом сепаратизме? Можно опровергать положение противника, но нельзя говорить, что противник такой-то, с человеческими недостатками. Церковь грузинская, отстоявшая в полной чистоте православие среди самых ужасных политических испытаний, должна быть близка сердцу каждого православного, а здесь сомневаются, нужно ли изучать грузинский язык, и не поведет ли это к сепаратизму?»

«Нужно обсуждать вопрос о Грузинской церкви, – заметил о. Буткевичу проф. Цагарели, – не с точки зрения политики, а с точки зрения церковной. От того и происходит все ваши ошибки». Проф. Марр сильно протестовал против употребляемого в книге о. Буткевича, по отношению к защитникам автокефалии Грузинской Церкви, названия «сепаратисты». Дело идет не о сепаратистах, «а о Грузинской православной Церкви, доведенной до состояния полного разложения»... Ложно говорят, что «вопрос об автокефалии возник на почве политической борьбы за национальную самостоятельность. Нет. Он вызван самою церковною жизнью. Желание возродить родную Церковь, поднять ее из состояния упадка, родило в наиболее серьезных умах идею о возвращении ей утраченной ею автокефалии», благодаря насилиям и беззакониям русских экзархов. «Не будем отрицать грустных фактов», что «русская держава своим гнетом над православным грузинским народом не оправдала светлых ожиданий и теперь уже служит тормозом для него»... «Беспристрастие заставляет согласиться, – заявляет один из противников автокефалии, – что они были случайными явлениями, объяснялись временем личностями и проч.». Оказывается, что все злоупотребления, которые над Грузинскою Церковью творили русские экзархи были случайностями! Странная защита!

«Если дать автокефалию, будут обижены русские, – заявляет бывший при экзархе Алексие, о. администратор экзархата, – ведь теперь русских очень много в Закавказьи»...

Но ведь грузины не претендуют на не грузинские губернии, а в Тифлисской их всего, если не считать сектантов около, 11% на 85% православных грузин и осетин. Если русские желают иметь своих епископов, то им грузины не препятствуют. «Поти, Батум, Сухум, Ахальцых, – ведь это все завоевано и присоединено к России русским оружием. В этих пределах живут не грузинские православные племена», (?!) – заявляет бывший отец– администратор. «Почему они войдут в автокефальную Грузинскую Церковь»? «Грузия просветила их христианством и имеет право на управление ими», – ответил грубому попу преосв. Кирион! Все перечисленные города стоят на грузинской земле и населены грузинами, вот, что следовало прибавить. Россия на эти города имеет неотъемлемое право, но не Русская Церковь, которая должна руководствоваться свящ. канонами. «Разве греческие приходы, которых в Карской области 70, в Тифлисской губ. 15, грузинами обращены в христианство», – обращается о. В–в к преосв. Кириону.

«Раз они живут в землях Церкви Грузинской, то к ней и должны принадлежать», – ответил преосв. Кирион.

«Но разве земля Грузинской Церкви составляет государство в государстве. Ведь тогда мы ведь Бог знает куда зайдем», – высказал ярый противник автокефалии. «Греки и прежде жили в пределах грузинского католикосата, – отвечал епископ, – для них учреждена была Ахтальская епархия». И здесь крутопапас потерпел посрамление. Но конечно он не остановился, заявив, что «до 1904 года в Грузии слова не было слышно об автокефалии», хотя о ней грузины говорили еще в 1881 г. (см. газ. Восток) и много ранее. Свидетельства преосв. Стефана и двух о.о. крутопапасов свидетельства ненадежные! Грузины могут перечислить тысячи фактов насильственной русификации грузин, осетин и абхазцев, но сами грузины в этом не повинны. Где им, русскою иерархиею угнетенным и порабощенным, насиловать кого-либо и огрузинивать. Неправду говорит о. политик–обруситель. Пусть вспомнит он как русский епископ Агафодор в 1892 г. окрестил чуть не десять тысяч абхазцев, языка которых он не ведал, а крещаемые им не знали русского. Ведь это был грубый обман, кончившийся тем, что преосвященный получил трех миллионную паству и чуть не 25,000 рубл. ежегодного дохода, а абхазцы, позабыв данные им при крещении имена, остались в вере Магометовой. 20 лет правили Сухумскую епархией русские епископы и отличились тем, что разрушили дело православие, которое 35 лет восстановляли грузинские епископы и грузинские миссионеры, знавшие абхазский язык. Что православных русских в Тифлисе 50 тыс., по переписи населения не видно. Если исключить сектантантов и войско, то всех русских в Тифлисе на 54 тыс. грузин, не будет и 20 тыс. душ. И статистические данные, что в Грузии 82 тыс. осетин, были подвергнуты сомнению. По переписи 1897 г. их оказалось в ней 67 тыс. Все ложь, ложь и ложь!21

О. И. Восторгов между прочим заявил, что «в 1878 году из Трапезонтской епархии все греки переселились в Россию», а на самом деле их переселилось всего 30 тыс.: Трапезонтская же епархия не только существует, но в 1902 г. разделена на две Трапезонтскую и Радопольскую. Сообщается и о принятии 18 селений армян в православие, а в тоже время замалчивается об их обратном, в большинстве, отпадении. Достается от крутопапаса и Греческой Церкви, о которой повествуются разные небылицы. «В Александрийской Церкви, – говорит рясофорный отец, – в 1848 г. было 70 тыс. православных, 3 митрополита, 9 архиепископов, а в 1855 г. только 14 тыс. православных и 2 титулярных митрополита». Так пишется история! На деле же в Александрийской Церкви был в 1848 г. один митрополит и 14 тыс. семейств, а не душ; а в 1855 г. 6 митрополий. Ныне православных до 175 тыс.

«Активное выражение власти экзархов главным образом проявилось, – говорит еписк. Леонид, – в гонении всего грузинского». Разве это не правда? За что закрыли на год в 1894 г. Тифлисскую семинарию, исключив из оной 87 воспитанников, без права быть определенными в какое-либо учебное заведение? При этом все исключенные, по просьбе экзарха, были администрацией высланы из Тифлиса.

В 1905 году закрыта навсегда Имеретино-Мингрельская семинария, в Кутаисе; воспитанники семинарии были не раз оскорбляемы ректором семинарии, архимандр. Сильвестром, который заполонил семинарию изгнанными из разных семинарий русскими воспитанниками; последние привили учение социалистов к грузинским семинаристам. Помяли митру ректора. Брошено было с престола св. Евангелие; до 300 семинаристов было исключено. В русских семинариях семинаристы куда более кощунствовали, но ни одна семинария не была навсегда закрыта и все они здравствуют, прививая своим ученикам социализм, неверие и атеизм. Преподаватели семинарий, из русских, как напр. «Недельский», называли грузинское духовенство «подлым». Таких примеров братоненавистничества и нетерпимости, по словам еписк. Леонида, было не мало. Грузинскую национальность оскорбляли и русские экзархи, и ректора, и инспектора семинарий, и прочий русский учительский персонал. Если в предсоборной коммиссии мало кто об этом слышал, то это знают все живущие и жившие в Закавказье друзья Грузинского народа.

При экзархе Алексие грузинские епископы, как видно из заявлений владыки Имеретии, не могли распоряжаться в своей собственной семинарии, так что ректор игнорировал своего архиерея, которого экзарх Алексий «не велел пускать в семинарию», а наблюдатель церковноприходских школ экзархата являлся как бы начальником над грузинскими архиереями. В Баку прот. Юзвицкий не допустил преосв. Кириона войти в собор и перед ним запер двери. Конечно его за это наградили. Правду говорит преосв. Леонид, что «русское церковное управление способно только отталкивать и возбуждать ужас к России в единоверных народах». Не даром от нынешней России отшатнулись греки, румыны, сербы. О своих обязанностях к народам православного Востока Россия забыла. От того на нее и налегли все несчастия и невзгоды. За правду Бог не наказывает.

Отвечая на обвинение преосв. Имеретинского в угнетении грузинской Церкви русскими экзархами, преосв. Могилевский Стефан, отличившийся в Кутаисе во время ректорства в имеретинской семинарии (ложный донос жандармскому управлению на маститого и заслуженного прот. Гамбашидзе22), взял под свою защиту и охрану русских экзархов, заявив, что «только русский беспристрастно может разобраться при столкновениях интересов столь многих народностей, беспристрастно распределить сферу их влияния; а также нужно помнить и те громадные суммы, которые Русская Церковь ежегодно отпускает из своих средств (?!) (до 800 тыс. рубл. в год) на воспособление православной Церкви в Закавказье». Лжеглаголание не будет во спасение кир Стефану. Владыка должен был бы знать, что греки, осетины, абхазцы жили и при Грузинских католикосах, благословляли их имя и совершали богослужение на своем родном языке, что грузинские католикосы и епископы всегда и во все времена вполне беспристрастно относились в своей земле ко всем племенам и народностям, не отнимали от греков церквей и монастырей и русским афонским и другим выходцам их не отдавали.

Не преосв. Стефану говорить о беспристрастии русских. Пусть владыка вспомнит, как относился он к грузинскому учительскому персоналу, когда ректорствовал в семинариях Кутаисской и Тифлисской?

«Русская казна, – говорит о. В–в, – платит Грузинской Церкви ежегодно 125,000 рубл., взамен отобранных имений», стоивших, заметим мы, 140 миллионов рубл. И как не стыдно грузинофобствующим кириям укорять Грузинскую Церковь и обвинять ее в неблагодарности! Почему ограбили Грузинскую Церковь русские экзархи: Исидор и Евсевий и почему правительство, возвратившее имение армяно-григорианской Церкви, не возвращает Грузинской? Этот вопрос остается без ответа. То, что грузинская Церковь ныне получает из русского государственного казначейства, не составляет и 1% с доходов с ее церковных имуществ.

«Экзархийское управление, – говорит преосв. Леонид, – подорвало в народе доверие к русским экзархам и вообще к русскому духовенству и отшатнуло население от самого православия, породило в грузинах мысль об отделении от православия, даже о переходе в католическую унию»...

Грузинские епископы «под давлением Синодальной Конторы», в которой большинство членов были русские, «были просто мучениками». Преосв. Кирион жаловался, что в газетах ругают представителей грузинской Церкви. На это резко заметил Могилевский кир–Стефан, что ругают де «частные лица», которых «вы можете преследовать судом». Но на это владыка Кирион с достоинством ответил: «Далеко нечастные лица»… Владыку поносил и ругал в газетах один из членов Предсоборной Коммиссии, члены которой благословляли хулителя. «Когда грузинская иерархия станет огрузинивать не грузинские племена, – говорит грузинофобствующий папас, – поднимется общее возмущение». Но до сих пор грузинская иерархия этого не делала, а блюла и сохраняла различные народности, как греков, осетинцев и абхазцев, а других православных (если исключить русских) в Грузии нет.

«Жалобы на русских экзархов за целое столетие бледнеют пред теми воплями, которые несутся из Сухума» – на преосв. Кириона, заявляет его злейший противник и при этом ссылается на факты, чуть ли не им самим опубликованные в газетах. «Грузины(?!) стали назначаться в Сухумский собор; среди населения собираются подписи под ходатайством о введении в этом соборе грузинского богослужения». Да что же здесь преступного? Ведь в Сухуме то грузин много более, нежели русских, у которых есть свои там церкви, а у грузин нет. Или может быть статистические сведения и перепись населения врут? От грузинского епископа требуется знание русского языка, а от русского нет!

О. Восторгов в своей докладной записке о Грузинской автокефалии ссылается на Н. Н. Дурново, который «был гораздо последовательнее грузин – епископов, когда настаивал на восстановлении двух католикосатов». Сколько известно Н. Н. Д–во не настаивал, а не был против двух католикосатов. В делах церковных он политикой не занимается, и если Русскую Державу страшит 1,500,000-ая автокефальная Церковь родственного России по духу народа, пусть будут две: Иверская, в пределах Тифлисской губернии, с 2 полусамостоятельными епархиями Самтаврско-Горийскою и Алавердско-Бодбийскою и с двумя викариатствами: русским и греческим, с блаженнейшим архиепископом Мцхетским и Иверским во главе и Имеретинско-Мингрельская, в пределах Кутаисской и Батумской губерний и Сухумского округа, с двумя епископами: Чкондидским и Гурийско-Джуматским. Русское православное население в них, едва доходящее до 10 тыс., могло бы остаться в подчинении грузинского епископа, знающего русский язык; но при этом оно должно быть выделено в особое благочиние. И в материальном отношении такое разделение было бы выгодно, ибо потребовалось бы всего 2 духовных управления, а епископы сохранили бы при себе канцелярии, пользуясь правом поставлять в своих епископиях иереев и проч.

Вернуть или признать Грузинскую Церковь автокефальною требуют священные каноны, которые Русская Церковь игнорировать и нарушать не вправе. Войти же русскому верховному священноначалию в более близкое общение с Грузинскою Церковью и объединить обе Церкви так, чтобы между ними царила вечная любовь, мир, дружба и единение, необходимо.

Но об этом должна позаботиться не Грузинская Церковь, нами опекаемая и разрушаемая, не находящая нигде и ни в ком защиты, а Церковь Русская, виновная в бедах и невзгодах своей старшей сестры Крестоносной Грузинской Церкви.

Вопрос об автокефалии Грузинской Церкви, рассмотренный в Предсоборной Коммиссии, убедил всех беспристрастных членов ее в каноническом нарушении Правительственным Синодом прав Иверской Церкви. Доводы противников автокефалии не только не выдержали критики, но самые их исследования оказались основанными на ложных свидетельствах, частью самими ими измышленных. Никто из членов Предсоборной коммиссии не мог сообщить «акта добровольного присоединения Грузинской церкви к Русской», а напротив был доказан «факт насильственного, неканонического захвата Грузинской Церкви под власть Правительствующего Синода», согласно распоряжениям генер. Тормасова и других военных и гражданских чинов. Правительственный Синод, как видно из докладной записки еписк. Кириона «не желал мириться с возможностью существования в Грузии своего независимого католикоса, вопреки ясно выраженному приказанию Императора Павла I, в рескрипте «не трогать привилегий Грузинской Церкви», стал настойчиво добиваться иерархического подчинения Грузинской Церкви себе»... «По мысли ген. Тормасова, вопреки 30 прав. св. Апостолов и 22 прав. Антиох. соб.» назначен был, при жизни патриарха Иверского, царевича Антония II, экзархом и митрополитом Мцхетским Варлаам 30 июня 1811 года.

«Только большая и старейшая церковная власть может отменить постановления меньшей церковной власти. Нарушены церковные каноны и заветы, совершена неслыханная несправедливость, не имеющая в истории ничего аналогичного».

В истории церкви было не мало случаев упразднения автокефалий, Печско-Сербской, Охридской, но эти Церкви присоединились к Константинопольскому патриаршеству после постановления Собора их иерархов, чего относительно Грузинской Церкви сделано не было. Противники Грузинской церковной автокефалии должны были бы прежде всего иметь в виду, что править Церковью издавна автокефальною можно лишь согласно священным канонам, а не идти против них, что следовало бы знать и кир «первенствующему». Сила и невежество не составляют права.

В докладе Правительствующего Синода в 1811 г. императору Александру I не было «даже намека на существование церковных канонов, возбраняющих подчинение одной самоглавной церкви другой таковой же. Распоряжение Синода нарушает целый ряд общецерковных канонов, строго ограждающих неприкосновенность прав и привилегии церковных областей, патриархов, епископов и даже пресвитеров, с их приходами. Что установление экзотической гражданской власти не оправдывает введения в страну и церковного экзотического управления, видно из общеизвестного 8 прав. III Вселенского Собора относительно Кипрской Церкви, представляющей полную аналогию с положением Грузинской Церкви в XIX веке в наши дни»...

«В указах Павла I (1801 янв. 18) и Александра I (12 сент. того же года) нет ни одного слова о подчинении или о присоединении Грузинской Церкви к Русской». «Антиканоническим распоряжением Синода нарушены не только правила Вселенских и Поместных Соборов, но и определения местной Грузинской Церкви, равно и гражданские законы Грузии, действовавшие тогда в ней по постановлению Синода»... «Подчинение или присоединение Грузинской автокефальной церковной области не могло иметь места по распоряжению русской церковной власти, тем менее, гражданской власти, а непременно требовалось для этого соборное постановление всей Иверской Церкви и народа т. е. высшего духовенства, клира и мирян, и согласие Вселенской Церкви, которой «членом состоит Иверская Церковь с IV века»…

«Упразднение древнего Иверского католикосата, как самостоятельной церковной области и члена Вселенской церкви, низложение и насильственное удаление в Россию, без соборного постановления, без суда и следствия пожизненно выбранного католикоса Антония II, сына и брата царя, «особу редких свойств и правил, общественно уважаемую», 46 лет от роду, прожившего в России еще лет 19 на покое, – деяние, нарушающее многие церковные постановления, частные и общие» (5 и 17 кан. Сард. соб. 4 кан. Антиох. соб.).

Правдолюбивые и благочестивые ревнители церкви, без сомнения, стоят за права Иверской Церкви, преклоняются перед ее подвигами и страданиями за Христа, которые ее Крестоносная Церковь запечатлела своими подвигами и мученичеством в продолжение целых XII веков. Ей есть, чем славиться, гордиться. Если бы не было Греческой и Грузинской Церквей, не было бы и Русской православной церкви. Перед такою великою своим исповедничеством церковью, как Грузинская, нам нужно преклоняться, почитать и уважать ее, падать ниц перед ее великими святынями, а не оскорблять, не поносить ее, как это делали некоторые невежественные, не в благородстве и честности воспитанные члены Предсоборной коммиссии. Казалось нам, что они забыли Бога, вместе с своим кир–первенствующим и с председателем II отдела коммиссии, поставленным пасти Литовскую паству; но Литовский владыка своим грубым заносчивым обращением лишь засвидетельствовал, как далек он от своей паствы, которая бежит от него в лоно хитрого иезуита–паписта епископа барона Роопа. Не таких архипастырей следует держать в Западном крае. Они могут считать лишь доходы, но не приращать свою паству числом душ. «Вы не знаете, как экзархи отзывались о грузинах и о Грузинской Церкви», – с болью в сердце говорит страдалец епископ Кирион преосвященному Могилевскому архипастырю, забывшему заповедь Божию о любви.

Пока еще существует путь для правомерного решения Грузинского церковного вопроса – путь взаимного соглашения, т. е. обоюдного акта, основанного на любви, доверии, на правде на каноническом праве, но на этот путь гордый и тщеславный Правительствующий Синод не вступит. Он дождется Грузинского церковного раскола, и чем скорее последует он, к удовольствию тех, которые обвиняют грузин в сепаратизме и измене, тем для врагов св. Церкви лучше. В бедности, лишениях и страданиях Церковь Иверская скорее расцветет благочестием, верою и нравственностью своих сынов, святые предки которых предстоят за нее перед Божиим престолом.

«Принятая предсоборною коммиссиею постановка дела, – говорит преосв. Леонид, – дает грузинам прямое и определенное указание на то, что свобода веры, совести и церковного управления, коими беспрепятственно наслаждаются их соседи, – армяне, католики, магометане и другие, могут приобрести они не иначе, как порвав все счеты и связи с Русскою господствующею Церковью. И это, к сожалению, так и будет; обязательно последует разрыв Грузинской Церкви с Русскою, если последняя не внемлет законным желаниям своей старшей сестры и, если, в интересах церковного единения, не согласится теперь же вернуть первой освященный веками ее изначальный канонический строй управления», что вполне канонически развил канонист Н. А. Заозерский. «Самостоятельность различных поместных церквей, составляющих единую Вселенскую Церковь, имеет свое основание как во св. Писании, так и в самых первых законодательных актах самой Церкви. Основатель церкви повелел своим апостолам проповедовать Евангелие всем народам, не касаясь их общественного устройства, и апостолы, приходя в различные страны, основывали в них поместные церкви, поставляли им пастырей, предоставляя последним устраивать религиозные отношения по местным общественным условиям, и таким образом при жизни апостолов было основано несколько церквей с полным самостоятельным управлением»...

Интересны доводы врагов Грузинской Церкви против ее автокефалии: так один из епископов–грузинофобов ставит на вид то, что «Грузинская Церковь перед присоединением, к Русской имела свои территориальные границы, в которых она осуществляла свои полномочия над всеми жившими на этой территории племенами православной веры». А теперь куда же девалась эта территория? Она не исчезла, и Грузинская Церковь, объединившаяся с Имеретинско-Абхазскою в 1795 г., осталась в тех же, что и прежде, церковных пределах. Что же касается до негрузинских 4-х губерний Закавказья, то грузины на них не претендуют. Русская Церковь может взять их себе. Преосв. Стефан хорошо знает, о какой автокефалии говорят грузины: им Кавказ, приобретенный русскою кровью и грузинами не заселенный не нужен. Что же касается до осетин, абхазцев, греков, то они жили в Тифлисской губернии и в Абхазии за несколько веков до появления русских на Кавказе; при этом они просвещены грузинами светом св. веры, а греки имели своих епископов, да и в будущем могут их иметь, как скоро грузины возвратят своей Церкви автокефалию.

Проф. М. А. Остроумов не находит «ныне никаких канонических оснований для автокефалии, так как сто лет из истории вычеркнуть нельзя», сто лет произвола, гонений и беззаконий? Но неужели профессор полагает, что на этом можно основывать право? «Мы выходим теперь из представления, что есть особая грузинская Церковь, грузинская иерархия», чего профессор не знал, хотя за что-то получил докторскую степень. «Каким образом эта Церковь могла объявить себя самостоятельною, предъявляющею иск? Каким образом могла образоваться эта своего рода фракция, противопоставляющая себя Русской Церкви, когда до сих пор собственно есть одна сторона – Русская Церковь, в состав которой входит неотъемлемо и Грузинская Церковь. «Значит, – заявляет М. А. Остроумов, – Грузинская Церковь, в мыслях уже отделяет Себя от Русской. По какому праву?..» По праву каноническому, историческому и этнографическому, в чем г. профессор оказался несведущим. Чему же он учил студентов академии?..

В настоящее время вследствие заигрывания кавказской администрации с армянами, различных мест, им дарованных относительно школ и церквей, грузины в полном смысле превратились в народ бесправый и гонимый. Страшно революционная армянская партия Дашнакцутюнцев желает властвовать на Кавказе, приписывать государству свои законы; в Баку она стала уже хозяином и в Государственную Думу послала трех революционеров, заставив и грузин, не забывших разорение в 1905 г. Гурии под начальством магометанина фанатика ген. Алиханова, сделать тоже.

Поддерживая и покровительствуя армянам, русская администрация на Кавказе озлобляет против русских грузин, которые прежде с любовью и дружбою относились к каждому русскому, а теперь видят в русских чиновниках, гражданских и духовных, лишь своих врагов. Еще в 1890-х годах русский писатель В. Л. Величко предостерегал кавказскую администрацию относительно армянских революционеров, но его выслал кн. Голицын из Тифлиса, передав газету Кавказ в руки армянских друзей. Армяне переложили некоторые армянские революционные песни на грузинский язык и заставляли последних петь их на грузинских праздниках. Грузинам они вскружили голову, надавав им разных обещаний. Один из известных на Кавказе сотрудников большой петербургской газеты «Затерянный», нападающий на грузин, окружен армянскими друзьями, а газета ему верит. Теперь армяне хлопочут об устройстве Политехникума в Тифлисе, который весь заполонят, а русских и грузин туда не впустят. Недалеко время, когда все земли перейдут к армянам (уже успевшим скупить у разоренных грузинских помещиков сотни тысяч десятин), суд присяжных и земства станут армянские и возникнет не русское и не грузинское царство в Закавказье, а армянское. Пока еще русскому суду верят грузины, татары, называя его судом царским, но армянскому суду никто верить не будет.

Несколько лет тому назад правительство потребовало от Ахальцыхской городской думы отвести место для построения православного храма, при чем указало на одно из пустующих мест в центре города. Армянская дума тогда решила место это отдать под увеселительное заведение, а для построения православного храма указала место за рвом, за которым сваливаются нечистоты. А за армянами мы тем не менее ухаживаем!

Весь Кавказ заполонен чиновниками из поляков, немцев, армян, которые делают русское дело тем, что вымещают свою злобу на грузинах, как православных. Еще недавно в Тифлисе был полицмейстером еврей Цыс, а заведующий полицией раскаявшийся (?!) революционер еврей Гурович. А все мы жалуемся на измену грузин. Есть им за что нас благодарить и любить!

Екатерина II, по словам проф. А. А. Цагарелли «в объединении народов Грузинского племени видела выгоду для России, а не ущерб, ибо только врагов разъединяют, а друзей объединяют, чтобы иметь твердую и надежную опору», а у нас в России, с 1885 года старались осетинцев и абхазцев натравить на грузин и даже измыслили в Самурзакани (участок в Сухумск. округе, носящий название по полководцу Мурзакан) особый самурзаканский язык, а так как на этом языке нет никаких книг, то и стали в его церквах служить по-славянски, ставить русских попов, в чем особенно подвизался русский малообразованный еписк. Арсений. Преосв. Кирион возобновил для мингрельского населения Самурзакани богослужение на грузинском языке, и народ снова стал ходить в церковь.

Прот. И. Восторгов относительно южно-грузинских епархий, отходивших в область Византии политически, высказал что «они отпадали и от Грузинского католикосата», что «соборных актов и подписей при этом не было»... «Почему, – заявляет он, – для домашнего дела и для акта внутреннего распорядка признают неестественным отсутствие соборного акта при присоединении Грузинской Церкви к русской в едином государстве? Здесь зачем вырывают исторические события из целой цепи событий, предшествующих и последующих»? О. Восторгов оказывается незнакомым с теми актами, которые исходят от автокефальных Церквей в случае перехода, по политическим обстоятельствам, одной или нескольких епархий к другой церкви. Советуем ему познакомиться с разрешительными патриаршими актами 1878 и 1882 гг., изданными по случаю перехода в состав Элладской Церкви епархий Фессалии, а 3 епархий в Старой Сербии к Сербской Церкви и Тульчинской епископии в состав Румынской. Епископ, не получивший разрешительной грамоты от своего верховного архипастыря, не может подчиниться кириарху другой автокефальной Церкви. Удивительно, что никто в Предсоборной коммиссии об этой, всем известной истине не заикнулся.

В Византийской Империи было 5 патриархий и 2 автокефальные архиепископии; в Сербском царстве две: Печская и Охридская; в Австро-Венгрии их сейчас три, но все они, как православные находятся между собою в единении, чего, без сомнения, желает и Грузинская Церковь, никогда не мечтавшая ни о разъединении, ни о расколе с Церковью Русскою.

«Почему все экзархи стремятся из Грузии? В чем причина этого», – спрашивает преосв. Кириона проф. Н. Н. Глубоковский и на это получает правдивый и логичный ответ: «Потому, что у них не было связей с паствой. Потому, что они не могли ужиться», да и богатые русские епархии их соблазняли.

А вот как обзывает о. Восторгов грузин: «азиатские варвары, выросшие на лжи, предательстве и крови, неблагодарные, вероломные, до полного бесстыдства, и неразборчивые в средствах борьбы». О Буткевич, никогда не бывший в Грузии, «утверждает и глубоко в этом убежден, что собственно церковное дело в Грузии с дарованием автокефалии погибнет», поэтому не следует Грузинской Церкви давать автокефалии, а оставить ее под опекою иноязычных экзархов русских. Мудрое решение!

Глубоко интересны некоторые места докладной записки о. Восторгова «К вопросу об автокефалии Грузинской Церкви». «В петициях, – замечает он, – заключаются – де и такие «требования, как двоебрачие иереев (что не воспрещается, как скоро иерей снимет рясу), допущение в псаломщики женщин (?) и т. д. Такого рода вопросы могут быть решены в Грузии иначе, чем в России. В каком же положении окажутся православные единой Русской Империи, переселяясь временно из района одной автокефалии в другую?» Раз Грузинская Церковь автокефальная, то петиции о двоебрачии священников и о псаломщиках–женщинах до Русской Церкви не относятся и ее решению не подлежат. Женщин–псаломщиков о. В. смешал с диаконисами. Институт псаломщиков, принятый Русскою Церковью от Западной, грузины вероятно заменят псалтами или вольнонаемными певцами. Если же грузинские иереи будут вступать во второй брак, то Грузинская Церковь отколется от единой православной Церкви, и православному не придется подчиняться не православному грузинскому епископу. Не слишком ли далеко зашел о. папас в своей клевете на Грузинскую Церковь?

Вот, что свидетельствуют документы XVIII века относительно Грузии и ее Церкви: «Теплота веры в грузинах великая, отчего происходит и их к Всероссийскому императорскому Двору усердие и доброжелательство к российскому народу». Так гласит Докладная Записка, представленная коллегией Иностранных Дел Екатерине II в 1786 году.

«Россия только тогда стала твердою ногою в Закавказском крае, когда Грузия гостеприимно открыла русским войскам свои государственные границы; таким образом, не только покорение кавказских горцев, опустошавших русские пограничные линии, но и завоевание Средней Азии и Закаспийской области было естественным последствием грузинского договора 1783 года. «Союзу с Россией, – говорит проф. А. А. Цагарели, – Грузии пришлось пожертвовать своею 20-ти вековою государственностью, 15-ти вековою церковностью, вера исчезает, и народ, как такой, конечно, долго существовать не может, ибо «не о хлебе едином жив будет человек». Это ответ профессора духовному «оратору», который назвал Грузию «неблагодарной». «Теперь спрашивается, кто неблагодарная и, кто кого облагодетельствовал?».

«Церковь Грузинская, – замечает проф. Н. Я. Марр, – отстоявшая в полной чистоте православие среди самых ужасных политических испытаний, должна быть близка сердцу каждого православного, а здесь сомневаются, нужно ли изучать грузинский язык и не поведет ли это к сепаратизму». «За мысль, за решимость соединить свою судьбу с единоверной Россией, Грузия при Шах-Аббасе была залита потоками крови и предана огню, покинутая русскими войсками в критический момент». То же сделала Екатерина II и с Грецией, когда русский флот, подняв восстание и дав грекам оружие, ушел к Чесме.

Ссылаются на письма грузинских священников к бывшим экзархам, в которых они умоляют не выдавать, их имен, заявляющих, что вопрос об автокефалии поддерживается искусственно и что автокефалия будет вредна. В каждом народе бывают изменники, предатели.

Хороши пастыри, идущие против своей паствы и скрывающие свои имена? Да они ли писали петиции-то? Ведь экзархи их рук не знают?

Заключительная речь кир-«первенствующего» относительно Грузинской церковной автокефалии была двуличная, подобно всем действиям петербургского архипастыря, не знающего, к какой партии примкнуть, как и кому послужить, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. «Думаю, – заявляет владыка, – что с канонической и исторической точки зрения можно и восстановлять, и не восстановлять автокефалию Грузинской церкви, но обсуждать сей вопрос должно с точки зрения практической». Иначе сказать, можно и разрушать свящ. каноны, можно и охранять их, смотря как выгоднее. И это глаголет «главарь» (?!), как он себе именует, Русской Церкви? Но Грузинская Церковь вовсе не просит кир-«первенствующего» о восстановлении автокефалии, ибо для нее существуют свящ. каноны, на которых она и основывает свою автокефалию. Она просит Правит. Синод не нарушать свящ. каноны и поэтому признать Грузинскую Церковь автокефальною, так как она не схизматическая и с Болгарскою церковью сношений не имеет. Митр. Антоний боится «не скрывается ли в стремлении к автокефалии, хотя бы бессознательно, нигилистическое и революционное направление времени (вон, куда заехал владыка); грузины видите ли хотят устроить двоеженство священников, ослабить иерархию, принять мирскую одежду (да ведь, владыка, это бредни – русских попов–нигилистов, еще с 1880-х годов, см. издававшийся г. Поповицким Церк. Обществ. Вести.), а вы сваливаете вину на грузин. Если грузины введут двоеженство попов, то они будут раскольниками, еретиками, но не православными. Ах, владыка, владыка, а еще доктор богословия, только видно не православного, а протестанского! Истинный ревнитель Церкви вот что сказал бы грузинским епископам. «Вы от имени доблестной, славной своими страданиями за Христа Крестоносной Церкви пришли просить Российский Правит. Синод о признании автокефалии вашей Церкви. В нарушении вашей, с древних времен, автокефалии, мы виновны, также как виновны в расхищении имений и сокровищ вашей многострадальной Церкви поставлявшиеся нами экзархи. Желание ваше мы исполняем, ибо не вправе нарушить Божественные каноны. С вашею Церковью, которая создана, вскормлена и упоена христианскою кровью мучеников и исповедников, мы расстаться не желали бы, ибо вашею Церковью славится и наша Церковь Русская, ваша Церковь на шесть веков приняла ранее нас христианство, ваша Церковь, тремя апостолами насажденная, в среде автокефальных Церквей наиболее сияет благочестием, верою, исповедничеством, богодухновенными делами. И так будем говорить не об автокефалии, которую мы признаем, а о том, как поставить вашу крестоносную Церковь на высоту, поднять ее значение в православном мире, восстановить 95 уже лет вдовствующие святительские престолы и связать обе церкви, старшую, нами разграбленную, Грузинскую и младшую, но материально богатую, Русскую вместе. Наша Церковь Русская, виновная в доведении вашей церкви до нищенства, ради поднятия в ней упадающей религиозности в народе, должна будет все время воспособлять, помогать, болеть о ней. «Се что добро или что красно, но еже жити братии вкупе», – говорит св. псалмопевец; так и мы последуем его словам и соединим во едино обе церкви: Русскую и Грузинскую, царства которых соединены под одною властью Русского Монарха. Пусть во славу единой православной церкви Грузинская Церковь сохранит свои древние церковно-народные обычаи и особенности, свой язык и восстановит, и разовьет церковную грузинскую культуру». К сожалению, наш, хотя и антиканонический первенствующий, по недомыслию сказать этого не мог. А митрополит Филарет, всегда признававший действия Русского Синода относительно Грузинской Церкви антиканоничными, сказал бы иное. Наша российская Церковь, которая, как убеждены многие грузины, есть Церковь «раскольническая», есть скорее духовно-сословная, которая радеет не столько о народе, сколько о своем сословии. Наши духовно-сословные архипастыри и пастыри, не понимающие нужд народных, не могут понять и нужд Грузинской Церкви. За то честь и слава тем, которые стоят за права Грузинской Церкви. Имена преосвященных архиепископов Николая Налимова, Николая Зиорова, Питирима Курского, Тихона, ныне Ростовского, Тихона Пензенского и других забыты грузинами и ревнителями Церкви не будут. Замечательно, что все названные архипастыри отличаются твердостью и ревностью по церкви, в сравнении с большинством прочих иерархов.

В записке русского Закавказского духовенства и преподавателей русских духовно-учебных заведений Экзархата так характеризуются русские отцы–пастыри: «к сожалению, большинству приходов проектируемой архиепископии (русской), особенно приходов русских, находятся вне благодетельного воздействия своих пастырей. Подавляющее число священно-церковнослужителей в этих приходах – из людей крайне неинтеллигентных и нередко сомнительной нравственности. Кто таковы священники в русских приходах? Это выходцы из России, из которых многим в русских епархиях не только никогда не сподобиться священнического или диаконского сана, но не скоро бы удостоиться и псаломщицкого звания. Все эти лица являются перелетными птицами; о приходах своих они не думают». Некоторые из них «бродят из прихода в приход, меняя в 1–2 года три места», благодаря, конечно, им мирволящим русским экзархам... «Русские приходы остаются подолгу без священников и божественной службы; люди умирают без причастия и хоронятся без отпевания. Чья христианская совесть не смутится от таких сцен?» К одному инспектору школ как-то «подошел крестьянин в полушубке, с изможденным желтым лицом и явно резко повышенной температурой тела.

«Кормильцы! – простонал он бессильно прерывающимся голосом, едва переводя воспаленное дыхание: Кормильцы! хотя бы священника.... причаститься... Мы христиане. Авось благодатная помощь придет... А то хинин, да хинин... Вот, глядите, – указал он рукой на кладбище, – сколько нас там лежит, а все без причастия, не отпетые... Так, как скотина... Все забыли нас»...

А сколько было случаев, что такие священники поставлялись в грузинские приходы, не зная языка паствы. Вот село Вихайловка, в Борчалинском уезде, русское; 25 лет тому назад православное, сплошь превратилось в молоканское; деревня Ново-Александровка три года тому назад была православной, теперь на половину молоканская, тоже и Гергеры. Грузины же к молоканам не идут и о них в записке говорится следующее: «Благочестивый грузин, выражая свое благопочитание, строит в сообществе с несколькими другими лицами или иногда даже один и своими руками Божий храм (разумеется, небольшой), почему мы видим в Грузии всюду такое множество небольших церквей»… «Грузины религиозный народ, славный многими страданиями за св. Православную веру, которую он все же сохранил чистой с первых веков христианства у него до наших дней. В Закавказье, в течении более десятка столетий, единственным до 1800 годов оплотом православия против напора магометан, еретиков и язычников были именно грузины. Это – «любящие чада св. Церкви»... «Национально своеобразны выражения и доброй преданности грузин православию, каковы: многочисленные храмы в их стране и священные древние памятники христианского зодчества, несокрушимая верность церковным преданиям; некоторые даже от первых времен христианства сохранившиеся древне церковные обряды, соборный, (апостольский) характер форм церковного управления в бывшем их католикосате и многое другое»... Что касается греческих священников, «то они живут одною жизнью с прихожанами, разделяют их радость и горе», хотя русские экзархи, не на радость греков, поставляют в их приходы иноязычных русских священников. В декабре 1906 г. экзарх Никон назначил в Карский греческий собор протоиереем почтового чиновника Комора, малообразованного, незнающего греческого языка. Греки просили за иерея Георгия Карибоса, с семинарским образованием, ими любимого и чтимого, 15 лет служащего в Соборе. Греки возмущены и оскорблены. Но, какое до этого дело узурпатору Грузинской Церкви, которого грузины характеризуют как, «тонкого дипломата, окруженного целым сонмом шпионов и дающего веру анонимным письмам»...

800 грузинских бывших приходов не имеют пастырей, за то в Эриванской губернии есть приход в с. Агино, состоящий из 5 человек, причт которого, как русский, получает 1,100 р. содержания.

В Восточном Закавказье 60 тысяч русских сектантов. «Бесспорно, – говорится в записках, – что русские сектанты сроднее и доступнее русскому человеку, нежели грузину, не только по крови, но и вообще по складу его быта и духа». Совершенно верно! Но почему же отцы пастыри русские, частью миссионеры, с большими окладами, в числе которых был и известный «администратор», при экзархе кир-Алексие, никого из русских сектантов в православие не обратили? Не ради ли больших окладов? Конечно грузинский католикос ничего не будет иметь против того, чтобы русских сектантов просвещали светом христианского учения родные ему по языку пастыри. Грузины человеконенавистничеством не отличаются. Приводимые ниже речь преосв. Кириона и письмо г. Бакрадзе свидетельствует о любви грузин к своим родным по духу братьям, а не о ненависти к ним. (См. ниже).

В чем же должна заключаться автокефалия Грузинской Церкви.

Во 1-х, согласно древнему церковному делению Иверская Церковь включает в свои пределы всю Карталинию, Кахетию, Имеретию, Абхазию, Мингрелию, с Самурзаканью и Сванетиею, Сомцхетию и Гурию.

Во 2-х, все православные соборы, монастыри и церкви (в том числе русские, осетинские, абхазские, греческие) подчиняются тем грузинским архиереям, в епархиях которых они находятся.

В 3-х, если православные: русские, греки, осетины, абхазцы, пожелают иметь своих епископов, то они подчиняются Иверскому патриарху и действуют как в его, так и в других, епархиях в согласии с свящ. канонами.

В 4-х, русские, греческие, осетинские и абхазские приходы избирают себе пастырей из своего народа; если не найдут достойного, то такового избирают епископы, из знающих язык пасомых.

В 5-х, Собор грузинских иерархов созывается два раза в год; весною и осенью, во Мцхете (к 1 октября) и Кутаисе (после дней Св. Пасхи), а равно и для избрания епископов, не позже 40 дней, после вдовства кафедры, и в иных случаях, когда признано будет нужным.

В 6-х, число епархий на первое время определяется 5-ю.

I. Карталинская, в управлении Михетского архиепископа и Католикоса Иверского, из 6 уездов Карталинии и Сомцхетии. При нем наместник архиепископ Самтаврско-Горийский. В епархии: православных 450 тыс., из них грузин 285 тыс., осетин до 70 тыс., русских 67 тыс. (с войск.), греков 31 тыс.

Ⅱ. Имеретинская, в управлении митрополита Гелатско-Кутаисского, из 4 уездов Имеретии, без Сванетского участка, с 515 тыс. правосл., из них имеретин и грузин 495 тыс., греков до 6 тыс., осетин более 4 тыс.

Ⅲ. Мингрельская, в управлении Чкондидского митрополита, из 2-х уездов Мингрелии, Самурзакани и Сванетии, с 305 тыс. правосл., из них мингрельцев 287 тыс., сванов 12 тыс., абхазцев более 3 тыс., русских 3 тыс.

IV. Кахетинская, в управлении митрополита Алавердского, из 3 уездов Кахетии и Закатальского округа, с 200 тыс. правосл., из них грузин 195 тыс., русских до 4 тыс.

V. Гурийская, в управлении архиепископа Джуматского, из Гурии и Батумской области, с 120 тыс. правосл., из них гурийцев и др. грузин до 100 тыс., греков более 8 тыс., русских (с войск.) до 10 тыс. – Сухумская епархия ограничивается тремя участками Сухумского округа и обращается в полусамостоятельную епископию Чкондидской митрополии. В ней православных 55 тыс., из них абхазцев до 40 тыс., русских (с войск.) до 5 тыс., греков и грузин более 7 тыс.23

Отношения к Русскому верховному священноначалию могли бы быть следующие:

Иверский патриарх, по избрании его Грузинским Собором и утверждении Государем Императором, ради церковного единения, назначается Членом Всероссийского Синода и во время пребывания в столице Империи присутствует в нем.

Согласно 9 и 17 канон. Вселенск. Ⅳ Собора грузинские епископы приносят на Католикоса жалобы царствующему престолу Москвы (вместо Константинополя).

Губернии: Бакинская, Карская, Елисаветопольская и Эриванская, в которых до ста тысяч православных (из них русских до 56 тыс., греков до 40 тыс.), образуют особую русскую Закавказскую епархию, зависимую от Русского Синода.

Митрополит Закавказской епархии, имея кафедру в Баку, пребывает, когда найдет нужным, в Тифлисе, состоя апокрисиарием и экзархом Св. Синода в Грузии и по делам русских церквей в Грузинском католикосате присутствует в Грузинском Синоде. С разрешения католикоса ему предоставляется право поставлять русских священников и прочий клир к русским церквам во всем католикосате, причем имя его возглашается во всех русских церквах после имени католикоса.

Греческие и осетинские церкви составляют особые благочиния и подчиняются архиерейским наместникам, знающим язык паствы.

Чего же собственно опасаются противники Грузинской церковной автокефалии и в тоже время нарушители священных канонов и мира церковного?

Двух самостоятельных церквей в одной церковной области не бывает, почему в Грузинской Церкви не может быть двух епархий: русской и грузинской, иначе последует церковное разделение и раскол, при чем раскольниками окажутся русские, как скоро они в чужом граде и в чужой епархии или области воздвигнут свой жертвенник.

Проф. Бердников в своей записке находит «необходимым удовлетворить просьбу русских жителей Закавказского края об учреждении самостоятельной русской епархии, для православных приходов, с негрузинским населением, поданную в Синод 7 июня 1906 года». Но это прошение подано русскими, которые не вправе говорить о нуждах греков, осетин, абхазцев. Русская епископия Бакинская для русских существует и ее можно обратить в самостоятельную и содержать на русские деньги. Нахождение при католикосе Грузии русского архиерея будет служить гарантией, что русские сохранят все, что им принадлежит по праву.

Между тем Предсоборная коммиссия высказалась не только против грузинской церковной автокефалии, но занялась политикой, отвергнув священные каноны. «Как всем размежеваться, в присутствии объединяющей русской духовной власти, единственно (?!) авторитетной в крае?», – заявляет о. Восторгов. Почему же авторитетная власть должна быть для нерусского населения русская, а не грузинская? Греки, еще в 1905 г. подали в комитет министров просьбу о даровании им особого епископа, желая скорее избавиться от притеснений экзарха. Осетинцы, с самых древних времен, жившие рядом с грузинами и ими просвещенные, тоже жаждут сбросить опеку русских экзархов.

Вот, например, что сообщают о нынешнем русском экзархе кир-Никоне: «Экзарх гонит из Грузии лучших грузинских священников и перемещает их (как напр. свящ. Джаши) из Тифлиса в бедные русские села Бакинской губ.. В конце 1906 г. грузины просили экзарха сделать диакона (с семинарским образованием), прослужившего 15 лет в Александро-Невской церкви священником оной. Экзарх отказал и поставил священником русского, молодого, с меньшим образованием. Церковь выстроена грузинами и имеет 4 русских иерея. Грузины незнающие русского языка умирают без исповеди. Таково жестокосердие русского экзарха.

В Тифлисе два собора, 1 монастырь и 23 церкви приходск. Грузинские (но не 15 как сообщено в Предсоборной коммиссии. Церкви, выстроенные грузинами, не могут быть присваиваемы русскими), два собора и 13 приходских церквей русских. Грузин, в 1905 г. было 54,500 душ (в 1897 г. по переписи 42,206 д.), тогда как русских православных было 52 тыс., но из них большая часть приходилась на войска и пребывавших там временно рабочих. Вместо того, чтобы один из русских соборов (хотя бы Александро-Невский, в котором в торжественные дни служит экзарх), обратить в кафедральный будущего русского Закавказского архиепископа, предсоборная Коммиссия одобрила антиканонический проект о. Восторгова сделать русским кафедральным собором Тифлисский Сионский, построенный в 576 году, имеющий грузинскую святыню, и в коем погребены грузинские митрополиты24. При этом русскому архиепископу подчиняются все грузинские церкви г. Тифлиса, с Преображенским монастырем, кроме Анчесхатского собора. Совершая такое, ничем не оправдываемое насилие и явное беззаконие над Грузинскою Церковью, не церемонящиеся с священными канонами члены предсоборной коммиссии решаются говорить еще о своем беспристрастии. Если подобными постановлениями они имели в виду вызвать во всей Грузии взрыв негодования и возбудить против ни в чем неповинного русского населения неприязнь и распри, то они, рясофорные политиканы и антиканонисты, этого достигают. Им было бы место в Государственной Думе на левой стороне, рядом с революционерами, а они, враги дворянства, очутились, милостью кир- «первенствующего» в Предсоборной коммиссии. Да избавит Господь Бог Русскую Церковь от присутствования подобных лиц на предстоящем Московском Соборе. Кроме г. Тифлиса Коммиссия предложила отнести к области русского архиепископа колыбель Грузинской земли – Сомцхетию (Борчалинский уезд), потому, что там на 6 тысяч (5,485 авт.) русских всего 6 тыс. правосл. грузин (6,650 д., авт.) и 27 тыс. греков. Но греки вовсе русскими быть не желают, а грузинам они доверяют и их любят.

Сухумскую епархию коммиссия решила подчинить русскому архиепископу, выделив из нее часть Самурзакани, с мингрельским населением (до 25 тыс. д.) к Мингрельской епархии. Г. Батум, в котором грузины преобладают, отнести к Сухумской епархии, выделив его из Гурийской. Такое решение несправедливо, антиканонично. Если бы Грузинское Царство было независимым и при этом Русская Монархия владела Сухумским округом и Батумом, то подчинение Сухумской епархии и Батума русской церковной власти представлялось бы необходимым. Русский кириарх мог бы просить грузинского о разрешении православному населению Сухумской епархии и Батума перейти под власть Русской иерархии. В настоящее время Грузинская, канонически автокефальная, Церковь, находится в Русском царстве, почему Русская Церковь лишена канонического нрава отторгать от Грузинской Церкви, как Сомцхетию, так равно Абхазию, Тифлис и Батум, – области и города, с самых древних времен принадлежавшие Грузинской Церкви. К тому же Батумская область населена большею частью грузинами (лазы, аджарцы) которых до 65 тыс., на 9 тысяч русских (с войск.). Большинство грузин магометане и конечно не русским иноязычным пастырям вернуть их в православие. В самом Батуме грузин более 8 тыс., тогда как русских едва ли наберется и 5 тыс., если не считать войска.

Всех абхазцев перепись населения (1897 г.) определяет в 58,500 душ, причисляя к ним не малую часть мингрельцев Самурзакани. Предсоборная коммиссия руководствовалась между прочим сведениями таких авторитетов, как о. Восторгов и помощник начальника Сухумского округа г. Зенченко, оба не знающие ни абхазского, ни мингрельского языка. Им, конечно могут верить простецы, но не люди науки.

Всемирно известный этнограф, знающий все грузинские наречия, д–р Гуго Шухардт, проф. Грацкого университета, член венской академии наук, в Сборн. Материалов по описанию местностей и племен Кавказа: (том 26), говорит, что семейный язык жителей Самурзакани есть язык мингрельский, но, что мужчины знают и абхазский: В Nouveau dictionnaire, V, 558, Vivien dе Saint-Martin говорится: «Les habitans son d’origine georgienne, mais, ayant ete fortement islamises, ils forment comme une tribu a part». (Семенов, географическо-статистич. Словарь, 1868, IV; ср. Гогебалишвили, стр. 288). Академик Броссе, в «Voyage archeologique» 8-е сhар. р. 89, называет жителей Самурзакани мингрельцами. Mingreliens de race, d’habitudes et du langage». Тоже в исследованиях проф. Цагарели в Извест. кавказск. отдела Импер. Географич. Общества, V, 1877–78 гг., стр. 192. Исследователь Самурзакани Гогебалишвили говорит: «Мингрельцы и самурзаканцы один народ. Самурзаканцев следует рассматривать как один народ, подвергшийся абхазизации», после отторжения от Мингрелии. По вычислениям проф. Цагарели, из 29 тыс. мингрельцев Самурзакани, только две тыс. могут быть названы абхазцами. В записке же, представленной о. Восторговым Предсоборной Коммиссии православных абхазцев в Сухумском округе показано 55 тыс., вместо 49,320; магометан 12 тыс., вместо 9,420 (см. перепись 1897 г.), мингрельцев о. В–ов определяет в 23 тыс., вместо 25,760.

В 1906 г. в Самурзакани было 35 тыс. жителей, из них у 32 тыс. природный язык был мингрельский, прочие тоже более или менее говорили на нем и его понимали. Поэтому Самурзакань следует причислить к Мингрельской епархии, но не к Сухумской. О. Восторгов игнорирует многотысячное отпадение в 1905–1906 гг. абхазцев в магометанство, благодаря чему Гадаутский и Кодорский участки Сухумского округа получили совершенно другую окраску в составе своего населения. В нем ныне будет православных абхазцев 40 тыс., мингрельцев и грузин более 3 т., греков более 4 тыс., русских до 5 т. (с войск.). Что касается собственно Сухума, то в нем русских с военными, менее 2 тыс., греков 1,250 т., грузин более 2 тыс., а абхазцев всего 144 чел. (см. Кавказск. календ. 1907 г.). Русские, кроме военной церкви, имеют Собор, с 4 русскими священниками, а грузины и греки остаются без пастырей. Такова правда экзарха. Следует заметить, что Сухум находится в Гумистанском участке, в котором нет и 500 абхазцев и где грузин много более.

Ученые этнографы и исследователи Самурзакани границу между языками мингрельским и абхазским определяют по южной стороне р. Охура, хотя и по ту сторону от Галидзги мингрельцы рассеяны. Подобным определением Самурзакани оказывается населенной мингрельцами. За Самурзаканью следует Кодорский участок, граничащий к северу р. Кодор. Главный город Очемчиры весь заселен грузинами-мингрельцами. Подчинить Сухумскую епископию русскому Закавказскому митрополиту и выделить ее из Грузинского католикосата не канонично и противно смыслу истории. Грузины никогда от Абхазии Багритов и от Бичвинтского престола Абхазско-Имеретинских католикосов не откажутся, да и отказаться не вправе. Что Пицунда была кафедрою названных католикосов и престолом царей Багритов из истории выкинуть нельзя.

От Карталинской епархии коммиссия предложила выделить Осетинские приходы к северу от Джавского ущелья и от Годаурского перевала к Владикавказской епархии. Ради чего? Владикавказская епархия прежде всего русская в ней, на 315 тыс. русских, всего сто тысяч осетин. В участке же предполагаемом к выделению нет и 30 тыс. осетин из 56 тыс., проживающих в Горийском уезде, при 125 тыс. грузин. Неблаговидно одну народность восстановлять против другой. Не тому учит церковь. Для Осетин было бы полезнее выделение их приходов из Владикавказской епархии и присоединение оных к Грузинскому католикосату, с образованием епископства в Ардоне или Алагире. Отдавать же Владикавказскому епископу грузин и осетинцев на обрусение безбожно.

Русскому архиепископу для жительства в Тифлисе Предсоборная Коммиссия определила передать экзаршеский дом, построенный на грузинские церковные деньги, находя, что Русской Церкви простительно основывать свое право на захватах. Отцы–насильники забыли, что благочестивый русский народ целые века благотворил восточным Церквам, но к грабежу своих рук не простирал!

Та же коммиссия определила передать русским новое здание Тифлисской духовной семинарии, хотя всего православного русского населения в Закавказье нет и 160 тысяч душ. При этом предложено Горийское духовное училище, как грузинское, содержимое на грузинские деньги, закрыть, а на место его и на средства его же, открыть русское, в Тифлисе. Как все это идет к лицу проповедникам правды и любви! Не справедливее ли, духовные отцы, открыть русскую семинарию и при ней духовное училище на русские деньги, не ограбляя и без того вами разграбленную Грузинскую Церковь? В начале апреля сего 1907 г. Тифлисскую семинарию закрыли. Грузинским ученикам объявили, что новое здание семинарии будет передано русским, а грузинская семинария будет переименована в Пастырское Богословское училище, без права грузин поступать в русские духовные академии. Грузинам, надо полагать, широко откроют двери богословский факультет Афинского университета и Халкинское Богословское училище, не выпускающие из своих стен безбожников и атеистов!

Государю Императору 11 августа минувшего 1906 г., благоугодно было вопрос о Грузинской церковной автокефалии передать на обсуждение предстоящего Всероссийского Собора. С этого-то времени Правит. Синод приступил к замещению грузинских святительских кафедр русскими, удалив из Грузии двух ее епископов в Россию и оставив в Грузии лишь трех, благодаря чему 160 тыс. русских имеют 3-х архиереев, т. е. столько же сколько 1,500,000 грузин. Это называется равноправием!

67 § Основн. Государственн. законов (о Вере) предоставляет всем народам, в России пребывающим, славить Бога Всемогущего разными языками по закону и исповеданию праотцов своих. Предоставляя русскому экзарху в Грузии в единоличное управление соединенные ныне в одну – 15-ть епархий: Карталинии, Кахетии и Сомцхетии, а русскому епископу – Сухумскую епархию, в которой (без Черноморск. округа) мингрельцы и абхазцы составляют большинство православного населения, Правит. Синод тем самым нарушает Основн. Госуд. Законы, ибо оба русские иерарха грузинского языка не знают, тогда как грузинские знают русский язык. Здесь уже не приходится говорить не о праве, и о насилии Синода над Грузинскою Церковью. 68 ст. Основн. Госуд. Законов не дает право чуждым Грузинской Церкви русским духовным властям, грузинского языка не знающим, править чуждою им по языку паствою, а оставляет это право за духовными вождями народа.

Высочайше утвержденное постановление Государств. Совета 26 мая 1903 года об организации управления церковными школами экзархата гласит. § 2: «Окружный Училищный Совет, под председательством одного из викарных преосвященных Грузинской епархии, избираемого экзархом Грузии и утверждаемого Св. Синодом»... Председателем был преосв. Петр, архипастырь Алавердский, благочестивый, просвещенный, более 35 лет бывший законоучителем в женском институте Императ. Николая I в Тифлисе. Экзарх Никон собственноручно отменил Высочайшее повеление и назначил на место преосв. Петра, молодого русского архимандрита Григория, который в бытность летом 1906 г. в Петербурге, по делу Тифлисской духовной семинарии представил нашему Духовному Коллегиуму, свое мнение, что в случае перевода семинарии за город, в новое здание «грузины в одну ночь могут вырезать всех русских преподавателей». Если это действительно так, то надо таких преподавателей, вместе с грузинофобствующим карьеристом – ректором (ныне еписк. Бакинским) немедленно удалить и заменить преподавателями из грузин и тех любвеобильных русских, которые, на ненавистничестве и насилиях, не делают себе карьеры.

Неблагородна была проделка кир Никона с преосв. Кирионом.

В октябре 1900 года Сухумский епархиальн. Училищный совет возбудил вопрос об открытии в г. Сухуме отделения. Преосв. Кирион, одобрив представление Совета, предложил ему открыть 1 ноября свои действия, о чем он и сообщил Окружному Училищному Совету в Тифлисе. Между тем председатель Сухумского Училищного Совета протоиерей Голубцов, не исполнив волю своего епископа и не отправив донесения об открытии отдела, лично отправился к грузинофобствующему экзарху и словесно просил его утвердить журнал об открытии отделения училищного Совета. После этого затребованы были от преосв. Кириона сведения, когда был составлен журнал, куда направлен и т. д. Выяснилось, что журнал в Окружный Училищный Совет не был послан. Экзарх кир Никон, которого преосв. Кирион и летами старше и более известен по своей просвещенной деятельности и ученым трудам, да и архиерейство получил в одном и том же году, сделал ему выговор, указав на противозаконные действия по IV пункту Высоч. Утвержден. Устава, 2-й параграф которого сам бывший сельский Костромской батюшка нарушил, а 4 §, сообщающий совершенно иное, плохо разобрал25.

А как поступает с преосв. Кирионом архипастырь Литовский, не мудрый ученый, а о себе мнящий многое! Смирение возвышает святителей, но не грубое обращение, мало свидетельствующее о просвещении и образовании. Преосв. Кирион – светило Грузинской Церкви, архипастырь, отдающий все им получаемое на воспитание будущих деятелей Грузинской Церкви и помогающий неимущим, и преосв. Никандр – 30 тысяч получающий на свою особу!...

Преосв. Петр, председательствовавший в Окружном Училищном Совете экзархата, представил в Синод протоколы епархиального съезда грузинского духовенства, состоявшегося в июне, в котором выражено, что «бесполезно и вредно отзывается на состоянии Грузинской Церкви то, что состоят председателями и членами Окружного и епархиального Училищного Советов лица, не понимающие грузинского языка,26 и выразил желание, чтобы были назначены на эти должности грузины или другие из знающих грузинский язык».

В марте сего 1907 г. епископу Петру предъявлен был указ Синода, которым ему, всею Грузией уважаемому епископу, поставляется на вид, чтобы он представлял такие протоколы Синоду через экзарха (которого до сентября не было) и Училищному Совету при Синоде.

В гражданских учебных заведениях Грузии директорами и инспекторами гимназий и реальных училищ, как и преподавателями, в последнее время, стали назначаться грузины, а духовное ведомство по-прежнему назначает русских, избрав Грузию для учителей, страдающих туберкулезом. Эти преподаватели раздражаются и вымещают свою злобу на грузинских детях. «Обращаются они не по-отечески, – говорит о, А. К–швили, – не так, как заповедует св. Евангелие и как требует здравая педагогика, а обращаются с грузинами как с зверьми».

...«Светские учебные заведения в Грузии давно превзошли духовные своею гуманностью»...

В виду всего изложенного грузинские епископы, клир и народ, ради умиротворения взволнованной ныне действиями русского экзарха Никона Грузинской Церкви, пришли к следующему заключению.

а) Просить Правит. Синод удалить русского экзарха от управления соединенными епархиями: Карталинии, Кахетии и Сомцхетии и русского епископа от управления грузинскими церквами и монастырями в Сухумском округе.

b) Возвратить в Грузию ни в чем неповинного бескорыстного и просвещенного епископа Кириона, антиканонически низведенного в викария Литовского.

c) В Тифлисском Сионском соборе, Бодбийском св. Просветительницы Грузии св. Нины и в других грузинских церквах и монастырях, в которых богослужение совершается на славянском языке, ныне же ввести богослужение на грузинском, так же и в Батумском соборе, возвратив его в ведение Гурийского епископа.

d) Начальствующих лиц в грузинской духовной семинарии и училищах, как ректора, инспектора, смотрителей, ныне же заменить грузинами, из окончивших курс духовной академии. (Таких лиц не мало, между ними архимандриты: Амвросий Хелай, Давид Качахидзе, – один из лучших в России церковных витий, Назарий Лежава, Пирр Окропеидзе, Николай Наморадзе и др.

e) Бодбийский монастырь, при Гробе Просветительницы Грузии св. Нины, возвратить грузинам, а русских инокинь, захвативших его благодаря попустительству экзарха Палладия, выселить из него в русские монастыри. (Бодбийский монастырь восстановлен грузином Гобр. Сабининым).

f) В случае созыва в Москве Собора принять на нем участие лишь в том случае, если Карталиния, Кахетия, Абхазия и Гурия получат своих епископов, родных по духу и языку. Представителями Грузинской Церкви русских: архиепископа Карталинского и епископа Сухумского, как антиканонически поставленных русскою церковною властью и к Грузинской Церкви не принадлежащих, представителями последней не считать, а признавать их узурпаторами.

g) В случае не прекращения насилий над грузинскими иерархами и клиром, обратиться с жалобами к кириархам Восточных Православных Церквей и просить их вмешательства в дела Грузинской Церкви, с целью ее защиты и в то же время прекратить во всех церквах поминовение св. Синода, а в Грузии и Абхазии русского экзарха и Сухумского епископа.

Отношения Грузии к Греции были далеко не такие, которые ныне, к великому прискорбию, существуют между Грузий и Россией.

Известный историк и археолог Платон Иосселиани, избранный в 1860-х годах членом Афинского Археологического Общества, принося Обществу благодарность за избрание, между прочим писал:

«Счастлив, что после IV векового разрыва царства Грузинского с Империей Греческою, пал на меня высокий жребий войти во храм и святилище наук, воссозданный в городе наук неугасимым и светло воскресшим гением Греческим. Этим гением жил и существовал мой родной край, царство Грузинское и до начала, и от начала времен истории. И мир языческий, им прославленный, и мир христианский, светло им поддержанный, всегда были присущими малому отрывку мира, но сильному когда-то царству Грузинскому, под крепким щитом Кавказа. Ни враждебное иго Ислама, одинаково давившее и Грецию, и отрывок ее Грузию, ни споры о вере, одинаково волновавшие оба царства, не разделяли их крепкого духа единения политического и религиозного. Грузия жила историей, преданиями и жизнью Греческою. Сочувствие Грузии к Греции выразилось у летописцев Грузинских в следующей печальной элегической фразе: «Константинополь взят турками, ради грехов наших». Те же воздыхания слышали в преемстве веков до наших дней, при имени града востока, восточного православия, восточной короны и орла Византии»... «Афины воскресли, воскреснет восток. Востока затмить запад не может: его свет от востока. Солнце не восходит там». Так мыслит и ныне вся преданная и верная православию Грузия, так мыслит и Греция.

Бесхитростный и несмышленый народ Грузинский, как его считают недалекие умом русские экзархи, вот как смотрел на права своей Церкви, просвещенной Апостолом Андреем. «Святой отец, – ответил патриарху Антиохии грузинский старец Георгий, – ты говоришь, что сидишь на престоле главы апостолов Петра, а мы удел Первозванного и позвавшего твоего брата, мы паства, обращенная и просвещенная им: да кроме того, один из 12-ти апостолов Симон Кананит погребен в нашей стране, Абхазии, в местности, называемой Никозиею»... «Или теперь скажешь, что надлежит, чтобы мы подчинились тебе?».. «Святой владыка, так подобает, чтобы званный подчинился звавшему. Следовательно, Петр должен подчиниться брату Андрею, позвавшему его». Вот как умели отвечать грузины тем, кто на верховенстве апостола Петра желал присвоить себе главенство над Церковью...

«Тесная связь Грузии с Грецией, – говорит П. Иосселиани, – была причиною того, что всякое движение Греции религиозное и политическое так сильно отражалось на Кавказе, как обыкновенно отражается боль на дальнем нерве от болеющей части какого-либо состава.

Грузия, опираясь на Грецию, не отводила очей своих от Византии и сердец своих от дара сердец палат Византийских. В этих то видах священных и благодатных для края цари, вступая в брак с царевнами Греческими, желали теснейшего единения. Кровь царей Византийских, доныне протекает в жилах живых потомков царей Грузинских27».

Из числа древних пророчеств в Грузии передается из рода в род предание, что «Константинополь Константином создавшийся, Константином окончившийся, снова Константином же начнется». «Это-то предание, которое так живо в Греции и благодаря которому более половины греческого народа достигло свободы, побудило преосвященного Кириона в 1901– году, высказать Царице Греческой Ольге Константиновне, (прибывшей в древнюю столицу Грузии – Мцхет, приветствовать Грузию) при встрече ее в Патриаршем Двунадесяти Апостолов соборе следующее:

«Ваше Величество. Редкое счастье выпало на нашу долю приветствовать Вас, благочестивую Царицу греческую, царицу той страны, которая просветила Иверию христианством. Древняя матерь городов грузинских, первопрестольный Мцхет – свидетель того, как на сем месте 1700 лет тому назад Понтийская гречанка Нана первая водрузила крест Христов на троне своего царственного супруга Мириана. С этого времени неоднократно скреплялся союз между Грузией и Грецией брачными узами их царственных особ. Грузия все время жила для христианства, и потому она жила жизнью Греции, воодушевляясь успехами Византии и печалясь ее неудачами».

Будучи отделена пространственно, Грузия никогда не прерывала с нею духовного единения. Каждый удар пульса Византии вибрировал в Иверии. Пока существовала Византия, православная Грузия благоденствовала, имела в ней надежный оплот против врагов Креста Христова. Наступил наконец роковой 1453 год, и к ужасу всего христианского мира пала Византия, и Грузия осталась одна, беспомощной, среди мусульманского океана, получив в завещание от империи Византийской защиту Святой Земли, защиту православия. Оставаясь единственно православным царством в обширной магометанской Азии, Грузия – эта страна рыцарей Крестоносцев, – не смотря на охватившее ее железным кольцом магометанство, свято исполняла заветы Византии, защищая с оружием в руках Гроб Господень и православие. Грузия неимоверными усилиями донесла в первоначальной чистоте и неприкосновенности святую православную веру до порога XIX века, вручив дальнейшее исполнение исторической миссии могущественной державе Русской, которая заступила для нас место Греции. Благодаря России, воспрянула Греция и ликует Восток. Иверия – священный удел Царицы Небесной – свято хранит благочестивое предание, что настанет время – и есть признаки скорого его наступления, – когда стена во св. Софии Константинополя, закрывающая иерея расступится, появится снова св. иерей с чашей в руках и к общей радости православного Востока, докончит Божественную литургию, прерванную им во время падения Цареграда.

И будет этот знаменательный великий день началом новой блистательной эры для православия»...

За эту речь по представлению и ходатайству прот. И. Восторгова, как администратора Грузинского экзархата, владыка Кирион был в 1902 г. выслан в Россию.

Священный Синод Великой Церкви Константинопольской, по просьбе Ник. Ник. Дурново, обращенной 14 января сего 1907 года к Его Всесвятейшеству Вселенскому Патриарху, подверг своему рассмотрению вопрос об автокефалии Грузинской Церкви. 26 марта всесвятейший Иоаким III сообщил грамотою Н. Н. Дурново, согласно постановлению состоящего при нем Священного Синода митрополитов, что данные, касающиеся исторического прошлого Грузинской и Имеретинской автокефальных церквей, а равно и все относящиеся к ним сведения, хранящиеся в Архиве Вселенской патриархии приведены в III томе недавно (1905 г.) изданных серий патриарших документов Патриаршего Архива, на который его всесвятейшество и ссылается28. Досточтимый первостоятель Православной Церкви выражает уверение, что все напечатанное в Ⅲ томе «удовлетворит желанию всех грузинских епископов и благочестивых грузин», о которых было упомянуто в письме Н. Н. Д–во к Патриарху...

Грузинской Церкви следует твердо и непоколебимо стоять за священные каноны и права своей Церкви, которые ей предоставлены вселенскими соборами Ⅱ-м и Ⅵ-м (см. толков. патр. Вальсомона на 2 кан. Вселенск. соб.). Каждая Церковь (6 и 7 канон. Ⅰ Всел. соб. и последующих) обязывается «хранить древние обычаи»; 2-й кан. II Всел. соб. запрещает епископам переступать свои пределы, чтобы не смешивать церквей, воспрещая им переходить за пределы своей области для рукоположения, или какого-либо другого церковного распоряжения; 8 канон III. Всел. соб. осуждает Антиох. Патриарха за то, что он поставил епископов в Кипрскую Церковь, которой собор постановил сохранять «в чистоте и без стеснения сначала принадлежащие ей права». Постановление это касается и тех автокефальных Церквей, права которых нарушены другими церквами, и которые в не принадлежащие им области поставляют своих епископов. Понятно, что никакие решения иноцерковной власти не могут иметь силу и значение в области, в каноническом смысле ей не подвластной.

Между тем чуждый Грузинской Церкви русский экзарх, своими антиканоническими действиями, как бы старается возбудить против русских грузин, оскорбляя их религиозные чувства. Так, в неделю православия кир-Никон запретил возгласить «вечную память» приснопамятным грузинским католикосам и царям. Зная не любовь к себе грузинской паствы экзарх вынужден ездить по городу, с конвоем казаков, и не далее, как 9 апреля, при быстрой езде, по Цхнетской улице, его экипаж переехал старуху, которую еле живую доставили в больницу (Закавказье).

Митрополит Московский Филарет в своих письмах считал русских экзархов в Грузии «чуждыми пришельцами», не представителями Грузинской Церкви и, конечно, не преемниками Мцхетских католикосов или хотя бы Тифлисских митрополитов, при жизни которых (царевича Антония 2-го и митроп. Арсения) появился в Тифлисе русский экзарх, с неподобающим ему званием «Мцхетского, Карталинского и Кахетинского», которое до 1827 года носил царевич–патриарх Антоний. Не станет же наш всероссийский Духовный Коллегиум считать Московскими архипастырями старообрядческих так называемых владык: архиепископа Иоанна Картушина, епископа Иова, именующихся «Московскими». Не в таком ли положении находится в чужой области и русский экзарх, усвоивший не принадлежащее ему именование?

* * *

1

Увы, события в Тифлисе доказывают, что это так!

2

Одно имя «миссия» в стране исконнего православия есть ошибка.

3

Заметим, на окраине, которая отличилась ныне при выборах в лже – думу, как стойкая, в Православии и в преданности Монарху.

4

Весьма существенная особенность; припомним, что и русские патриархи, за одним исключением, были из мирян и, почти все же из дворян. Также и все духовенство.

5

Русским, – тогда как Павел Петрович ясно указал не менять ничего. (Ср. Прилож.). Силы Указа хватило лишь на 11 лет!! Очевидно, попав в иезуитские руки петербургских эмигрантов проходимцев, разных Деметров и прочей тли, дело грузинской церкви было раз на всегда безвозвратно потеряно. – Возможно ли уничтожать церковное представительство местного владыки, католикоса, обычно из «царевичей» и заменять иноязычным чуждым экзархом, а также упразднять 25 епископских кафедр, содержавшихся на свои, народные средства и оставлять население без привычной ему церковной опеки?! Иезуитская идея была та, чтобы уронить разом и дело Церкви, и дело дворянства, выставлявшего епископов, и отдалить последнее от народа. Не тоже ли, что всюду делает иезуитизм, отрывая дворянство от народа? Изд.

6

«Своя рука»! Изд.

7

Разграбление страны, не завоеванной, а вступившей в единение! Совершенное коварство, достойное хотя бы Англии. Очевидно, все делалось шито и крыто от Верховной власти.

8

От чего Грузины успевали оберегать свои храмы при нашествии турок и персов. Ред.

9

Оба с польскими фамилиями. До них был один враг классицизма, говоривший: «Грузины способны изучать древних, но не могут постигать духа древних». Могут изучить, но не постигнуть! Но постичь дух философии, за коей зиждется православие, всякий православный народ может. Все они – тайные враги православия, – польские иезуиты. Изд.

10

Наклонными к папизму. Изд.

11

«Грузия удел Богоматери»: весьма характерно предание о лалах, из коих «обола», т. е. сиротка, больший из всех лалов и потому сирый, что нет ему равного гедола, или преграда, лал, отделяющий сиротку от других меньших, и медега или приближающийся по величине к главному.

«Трогательна легенда о пожертвовании этих камней. Тамара в торжественный день собиралась идти в собор Гелата к обедне и прикрепляла лалы к царской своей повязке, когда пришли ей сказать, что нищая просит милостыни у дверей ее монастырского терема. Царица велела подождать докучливой нищей и, когда, по выходе из палаты, хотела подать ей милостыню, нищую не могли уже найти. Смущенная Тамара, упрекая себя, что отказала, в лице убогой жены самому Господу Иисусу, сняла с себя то, что было виною ее замедления, царскую свою повязку из лалов, и надела их на венец Богоматери, более достойный такого украшения». Вся Грузия знает где ныне находятся эти лалы...

12

1820 год, – год неистовств светских иезуитов в Петербурге. Указом от 22 марта духовные из них изгнаны из западной России. Совпадение во времени... Изд.

13

Ср. сказанное ранее о русском преподавательском языке.

14

Устроителями были те же чиновники поляки, кто будучи вызваны в Петербург по вопросам о русской гимназии, потрудились и над ее разрушением, – те же сыны Лойолы. Изд.

15

См. Кн. «Правда об автокефалии Грузинской церкви» Tonemiles. 1906, стр. 151.

16

Совершенно гнусно раздражать православный народ. Грузины Мингрелии, обиженные Дадианами устроили «пассивное восстание», покинули свои деревни и ушли терпеть лишения в горы: блаженной памяти Император Николай Павлович признал их правыми, и «для того чтобы усмирять бунт», лишил Дадиани прав. Не тоже ли, надо сделать и теперь по отношению г.г. «обрусителей», поднимающих на восстание искренне преданных власти людей. Изд.

17

Святитель мог бы сказать: «и в России», которой служили с честью Имеретинские, Багратионы и другие. Изд.

18

И ничему иному и не на учили эту молодежь. Изд.

19

Сверх сего необходим Совет в Петербурге из представителей Церкви и сословий, и русских сановников Изд.

20

Не так относятся к русскому делу напр. братья ген. Думбадзе! Изд.

21

В Тифлисе было выборщиков в Госуд. Думу в 1907 г. грузин 33, армян 39, русских и евреев 7.

22

После этого доноса архим. Стефан был отозван и сделан епископом. За донос – награда!

23

Статические сведения заимствованы из Кавказск. календаря на 1907 г. и друг. официальных источников. Они в значительно степени противоречат сведениям о. И. Восторгова и г. Трелина.

24

Такое предложение верх безумия! Это все равно, что отдать грекам или грузинам Московский Успенский Собор или Киево-Печерскую Лавру и ввести в них богослужение не на славянском языке. Безбожно и грешно выражать подобные требования, оскорблять и насиловать совесть многострадального народа.

25

4 § говорит о порядке замещения всех членов Окружного Совета.

26

За то получающие хорошие оклады, – как все это справедливо!

27

Нана Понтийская, супруга Мириана, первого христианского царя Грузии, Елена, дочь Импер. Леона 1-го, супруга царя Вахтага; Елена, дочь Импер. Романа Аргира и супруга царя Баграта IV; дочери императоров: Михаила Палеолога, Комнена Трапезундского и Мануила III были за грузинскими царями: Давидом Нарином, Димитрием III и Багратом V. Последний Император Греческий Константин Палеолог, героически павший на стенах Константинополя, был женат на Грузинской царевне.

28

В III томе между прочим говорится: «Иверия делится на пять частей: 1) Карталиния, с престолом в Тифлисе (конечно царя). 2) Имеретия с прест. в Кутаисе, 3) Кахетия, с прест. в Карагатси. 4) Мингрелия, о) Гурия, с прест. в Озургети и с Кобулетиею. Вся Иверская страна разделяется на верхнюю: Имеретию, Отисию (Мингрелия) и Гурию. У них два католикоса; у верховного кафедра в соборе 12-ти апостолов во Мцхете, близ Тифлиса; у второго, младшего, в Бичвинде, в Абхазии, в Богородицком соборе. Далее перечисляются епархии, грамоты католикосов, при чем приводятся имена их и католикосов. Титул католикоса верхней Иверии: Блаженнейший и Богочестивый Католикос Карталинский, Кахетинский и всей верхней Иверии; второй католикос именовался: Блаженнейшим и Богочестным Католикосом Имеретии, Отисии (Мингрелии), Гурии, Абхазии, Суании и всей Нижней Иверии».


Источник: Издание Редакции газеты «Русский Стяг» Москва. Типография «Русская Печатня». Арбат, д. Толстого 1907 г. Отдельный оттиск из «Русского Стяга» 1907 г.

Комментарии для сайта Cackle