преподобный Иустин (Попович), Челийский


Собрание творений. Том 4
Догматика Православной Церкви

  Часть 1, Глава 3Часть 2, Глава 1 

Часть пятая. Церковь — непрестанная Пятидесятница. Пневматология

Церковь всех святых

Пресвятая Богородица в Церкви

Грехом, смертью и диаволом люди отпали от Бога и лишили себя Его родства. Но Бог и Владыка Христос по безмерному человеколюбию делается человеком и навсегда остается среди людей как Богочеловек, как Церковь. И Церковь своим Богочеловеческим домостроительством спасает людей от греха, смерти и диавола. Новозаветное все-благовестие: Церковь – Тело Христово. И Пресвятая Богородица, родив нам Богочеловека, Владыку Христа, на самом деле родила Церковь, ибо дала Тело Церкви. Таким образом, Богородица есть в то же время и Рождшая Церковь; Богоматерь есть в то же время и Матерь Церкви. Поэтому святая молитвенная мысль Церкви исповедует и проповедует сию истину, сию все-истину: Богородица – «Церковь всесветлая Божия». Всё Богочеловеческое домостроительство спасения совершается Ею и Ее Божественным Сыном. Богомудрые Отцы Церкви благовествуют о Ней: «Воистину Святую Марию мы по праву называем Богородицей, ибо сие имя содержит всю тайну домостроительства спасения (ἅπαν τό μυστήριον τῆς οἰκονομίας)». Для молитвенного и Всеистинного чувства Православной Церкви Владыка Христос и Его досточудная Богоматерь – два неразлучных существа. В православном сознании новозаветной веры спасительный, искупительный подвиг Господа нашего Иисуса Христа неотделим от Пресвятой, Пречистой, Преблагословенной, Преславной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии.

Пресвятая Богородица – это Матерь Бога, а посему – Матерь всего Божественного, всего святого, всего небесного, всего вечного, всего Богочеловечного, всего превосходнейшего, всего велелепнейшего. Среди всего благого Она – Всеблагая; среди всего святого – Всесвятая; среди всего чистого – Всечистая; среди всего дивного – Вседосточудная; среди всего добродетельного – Вседобродетельная. В человеческом роде Она после Владыки Христа – самая совершенная богочеловеческая Вседобродетель. Она, несомненно, самый совершенный идеал всего самого лучшего. Ибо если через Нее Бог вошел в мир, в человека, как тогда через Нее не войдет в человека всё Божие, всё небесное, всё бессмертное, всё вечное, всё евангельское, всё ангельское, всё блаженное, всё райское? Поэтому Пресвятая Богоматерь – Честнейшая херувим и Славнейшая без сравнения серафим. Поэтому Она – и «Владычица Ангелов».

Пресвятая Богоматерь – величайшая и пребогатая Дародательница рода человеческого: Она дала нам, родила нам Бога как человека, как Богочеловека. И с Ним – вечную Истину, вечную Правду, вечную Любовь, вечное Благо, вечную Жизнь. И тем самым даровала всё вечно потребное для человеческого существа: спасение, сочетание Христу, обогочеловечение, обожение, отроичение = все святые таинства и все святые добродетели. А через это и во всем этом – самое дорогое и умилительное чудо всех Божиих миров: предивного и вседосточудного Бога и Господа, Иисуса Христа, Богочеловека. Поэтому всеистинно богодухновенное благовестие святого Отца нашего Григория Паламы: «Никто не приходит к Богу, кроме как через Пресвятую Богородицу и от Нее рожденного Ходатая (Посредника), и ни один из Божиих даров не подается ни Ангелам, ни людям, кроме как через Нее... Дева Матерь несравнимо больше всех и вся: общники Божии делаются таковыми через Нее (δι᾽ αὐτῆς); Ее после Бога прославляют славящие Бога. Она есть основание пророков, глава Апостолов, дерзновение мучеников, утверждение учителей, слава земного, радость небесного, украшение всякой твари. Она есть начало, источник и корень неизреченных благ. Она – вершина и совершенство всего святого (παντός ἁγίου κορυφή καὶ τελείωσις)». Через посредство Богоматери «святые приемлют всю свою святость».

Наставляемая Богом мысль святого Златоуста, величая Пресвятую Богородицу, благовествует о том, что среди людей нельзя найти никого: подобного Богородице Марии, ведь Она – Матерь спасения, ибо родила Спасителя18.

Богомудрый Исповедник Богочеловеческой истины о Пресвятой Богородице, святой Кирилл Александрийский, говорит, что Она есть «Святая Церковь». «Святой Кирилл соединяет Личность Пресвятой Богородицы с понятием Церкви (τὴν ἔννοιαν τῆς Ἐκκλησίας). Церковь нельзя представить и она не может существовать без Всесвятой Матери Спасителя Христа. Пресвятая Богородица – это Церковь, и Церковь – это Пресвятая Богородица. Когда говорят Богородица, этим объемлется вся идея Церкви, ибо именем Богородица в лице Приснодевы Марии выражается вся Божественная тайна Личности Иисуса Христа». Да, поистине так, без Пресвятой Богородицы нет Богочеловека = нет Спасителя = нет Церкви = нет спасения = нет обогочеловечения = нет отроичения. И весь мир превращается в бессмысленный ужас, а человек – в страшный ад, ад, ад.

Пресвятая Богородица – это Матерь Бога, Матерь Богочеловека, а тем самым – Матерь Церкви, ибо Она – Матерь Тела Богочеловека. А Тело Богочеловека – это Церковь. Святой Кирилл Александрийский благовествует, что Пресвятой Богородицей «утверждены церкви по всей вселенной». С этим сопряжена еще и следующая истина: Богородицей осуществляется спасение, ибо Она – «Содетельница (Устроительница) нашего спасения (τὸ τῆς σωτηρίας ἡμῶν ἐργαστήριον)». Несомненно, Пресвятая Богородица – то же, что и Ее Божественный Сын, ибо Она нам родила Благодать и Сама соделалась Благодатной (ср. Ин.1:17; Лк.1:28). Она – первое Евангелие Владыки Христа, воплощенное в нашем земном мире, Евангелие всесовершенное, живущее во времени и вечности, богочеловечное. Ибо Она родила Богочеловека Христа и навсегда пребыла Богородицей. [Родила Она] Богочеловека Христа, это «вечное Евангелие» (Откр.14:6), – Евангелие для всех нарицаемых человеками. Поэтому Она, Вседосточудная, и есть Церковь Христова = Тело Христово: присно вся в Богочеловеке, и Он – присно весь в Ней, в Богородице. Всё Богочеловеческое принадлежит прежде всего, в первую очередь и непосредственно Ей, а через Нее – и всему людскому естеству: ибо Она дала человеческое естество Богочеловеку, Владыке Христу и Ею человечество начало принадлежать Богочеловеку. Всё наше, человеческое, людское через Нее восходит ко Господу, к Богочеловеку. Она – всебезграничная Ходатаица и потому – Заступница и Спасительница; Она – всё Евангелие, вся Церковь и все их силы. Ею совершается спасение и обожение каждого члена в Богочеловеческом Теле Церкви. Отсюда и молитвенное восклицание к Ней – «Радуйся, смотрения Зиждителева исполнение!». Богородицей мы получили «всесовершенное спасение». «Воистину Она нам стала Ходатаицей всех благ. В Ней Бог соделался человеком и человек – Богом (ἐν ταύτῃ ὁ Θεός μὲν ἄνθρωπος καὶ Θεός ὁ ἄνθρωπος)».

Небесное имя Пресвятой Богородицы – Благодатная. Его от Трисвятого Божества принес святой Архистратиг небесных Сил Гавриил. Это Ее евангельское имя. В нем – вся человеколюбивая милость Пресвятой Троицы к человеческому роду. Это – Ее небесное Евангелие, Евангелие Ее вечного смирения перед воплощающимся Богом Словом (Лк.1:26–38). В день Благовещения в Нее вселилась вся полнота Божества телесно: благоволением Отца и содействием Всесвятого Духа – «...в Тебе бо все исполнение вселися Божества телесне, благоволением Отца Присносущнаго и содейством Всесвятаго Духа». Вселившись в Нее, Бог Слово по милосердию «вся люди обожи́ (ἅπαντας βροτοὺς θεώσει)». Рождая Богочеловека, это самое удивительное Чудо неба и земли, Пресвятая Богородица воистину делается единственным Благовещением всех людских существ, где бы они ни жили, ибо становится «Матерью Живота», Матерью Вечной Жизни, и тем самым уничтожает смерть, истребляет грех, упраздняет диавола. А прежде Нее, и без Нее, и вокруг Нее – всюду одна только смерть, смерть, смерть = грех, грех, грех = диавол, диавол, диавол = ад, ад, ад. Ею же и через Нее в человеческий мир вошел Бог со всеми Своими Божественными дарами: с вечной Истиной, с вечной Правдой, с вечной Жизнью, с вечным Добром, с вечным Блаженством и с прочими Божественными благами и благовестиями. На Благовещение святой Дамаскин благовествует: «Нынешний день – источник наших праздников и начало нашего спасения. Ныне начало и обновление человеческого естества. Ныне совершено истребление первородного греха. Ныне освящено наше естество вселением в него Творца». Через всю радость святого Благовещения громогласно проносится бессмертная всеблагая весть: «Человек бывает Бог, да Бога Адама соделает». А из этой радости с веселым шумом и журчанием обильно источаются все евангельские благовестия: облечение человека во Христа, обогочеловечение, отроичение, обожение.

Всё Христово, всё Богочеловеческое начинается Пресвятой Богородицей и до конца совершается Ею в Теле Христовой Церкви – в Теле, которое Богоматерь дала Владыке Христу и которым всё Богочеловеческое живет на небе и на земле. Вся тайна всецелого Благовещения – это Богочеловек. Воистину Он – единственное Всеблаговестие для всех существ неба и земли; а вкупе с Ним и благодаря Ему и Пресвятая Богородица – Всеблаговестие, ибо Она родила нам Его – Всеблаговестника. Богочеловеческое домостроительство спасения совершается в Богочеловеческом Теле Христовой Церкви – какое благовестие! Святое Крещение – какое благовестие! Святое Причащение – какое благовестие! Святая исповедь – какое благовестие! Святая любовь – какое благовестие! Святая молитва – какое благовестие! Каждое святое таинство – какое благовестие! Каждая святая добродетель – какое благовестие! Евангелие Спасителя – какое благовестие! Сам Владыка Христос, Богочеловек, – какое Всеблаговестие! Пресвятая Богородица, родившая Его нам, – какое Всеблаговестие! Святая Божия Церковь – какое Всеблаговестие! Ибо Ею мы освящаемся, облекаемся во Христа, обогочеловечиваемся, отроичиваемся, обоживаемся, переживая как свое собственное то, чего не видел человеческий глаз и не слышало ухо и что не приходило на сердце человеку (1Кор.2:9).

Не названо Благовещением ни Рождество, ни Пасха, ни Богоявление, ни Преображение. Почему? Об этом говорит нам церковное песнопение: «Еже от века таинство открывается днесь... Человек бывает Бог, да бога Адама соделает». Благовещение: воплощение Бога – это одна половина, а другая – обожение человека Богочеловеком. Этим в самых общих чертах выражен смысл мира: земли и неба, человека и человечества. В этом всё Евангелие Богочеловека: вочеловечение Бога и обожение человека. Оправдано и засвидетельствовано ли это Благовестие? Да. Ибо всё это совершил и исполнил Богочеловек: Он Сам стал человеком; а люди обоживаются, делаясь составными частями Его Тела – Церкви. Это значит: живя в Церкви, человек последовательно, с помощью святых таинств и святых добродетелей, вытесняет из себя всё греховное, смертное, тленное – и вносит всё святое, бессмертное, Божественное, то есть постепенно обоживается, делаясь причастником Божеского естества в подвиге добродетелей (см. 2Пет.1:3–9). Богоносные Отцы свидетельствуют, что люди становятся богами по благодати, тогда как Владыка Христос – единственный Бог по естеству.

После Владыки Христа, Все-благовестия – какое первое благовестие, первое все-благовестие? Пресвятая Богородица. Ибо Она всецело исполнила Христово Евангелие; и потому Она – единая безгрешная в человеческом роде после Единого Безгрешного. Хотя и рождена Она с первородным грехом, но Своей добродетельной жизнью и свободной волей Она была свободна от личного греха. Таковой стала Она Своей над-херувимской чистотой, святостью, безгрешностью. Поэтому после Бога Она – самое божественное, самое чистое, самое святое, самое милостивое, самое совершенное Существо. Поэтому Благовещение – это Ее все-праздник. Ею Бог, соделавшись человеком, перенес в наш земной мир все Божественные совершенства, все Божественные истины, все Божественные реалии, так что Она без сравнения выше херувимов и славнее серафимов. А Церковь? Церковь – это и Всеблаговестие, и все благовестия вкупе. Ибо Церковь – это Тело Христово, а Христос – Глава Церкви. Значит, Он Сам – Всеблаговестие в Церкви; а с Ним, и в Нем, и благодаря Ему в Церкви – и Пресвятая Богородица.

В человеческий мир греха, смерти и диавола Пресвятая Богородица ради нашего спасения ввела Бога; для нашего обожения ввела Она Бога во вселенную. Это – мысль, это – святая молитвенная мысль Церкви, радостно повторяющаяся в богослужении на Рождество Пресвятой Богородицы. Судьба мира – в руках двух жен: Евы и Святой Девы Марии. Жена изобрела и грех, и смерть; и ввела их в мир. Жена – самый роковой изобретатель: грехом ввела она в мир и болезни, и тление. И еще? – Ад. Ибо грех – это страшная сила, ввергающая в ад. Но жена и спасла мир от греха, смерти и диавола. Какая? – Святая Дева, родив Бога, Спасителя мира. Она родила Бога, ввела Бога в мир и навсегда оставила Его там как Церковь. И Церковью мир спасается от греха, смерти и диавола. Всё спасаемое преображается в рай. Поэтому рождение Пресвятой Богородицы – «радость всея вселенныя». Как Матерь Бога Пресвятая Богородица тем самым – и Матерь радости: «Мати бо радости от неплодове преславно прозябает днесь». Благодаря Пресвятой Богородице «мы обожихомся – δι᾽ ἧς ἡμεῖς ἐθεώθημεν – и от смерти избавлены быхом». Пресвятая Богородица – «всемирная радость». Она – «общая радость Ангелов и человеков». «Божие бо Небо на земли родися». Богородица рождается – «и мир с Нею обновляется». Богородица – «всех Спасение».

Богородица – это «велений Его [то есть Христа] главизна». (букв. в сербск.: «суть, ядро догматов Христовых», в греч. τῶν δογμάτων αὐτοῦ κεφάλαιον. – Примеч. пер.), и жизнь, и бессмертие всех евангельских, Христовых истин. Посему Рождество Пресвятой Богородицы «радость возвести всей вселенней». Ибо из Нее «возсия Солнце Правды, Христос Бог наш, и разрушив клятву, даде благословение, и упразднив смерть, дарова нам живот вечный».

Для чего Бог сотворил этот мир? Для того чтобы он был Божиим храмом. А жизнь в нем? – Чтобы она была богослужением. А людей в нем? – Чтобы они были служителями Бога. Но люди превратили этот мир в идольское капище и в жилище диавола и бесов. Чем? Грехом. Ибо грехом служат диаволу, а не Богу. Так человеческая жизнь из богослужения стала диаволослужением, а люди из служителей Бога превратили себя в рабов сатаны. Для чего Владыка Христос пришел в этот мир? – Дабы освятить его и из вертепа диавола претворить в Божий храм и дабы людей из рабов сатаны сделать служителями Бога, а их жизнь – из диаволослужения преобразить в богослужение. И человеколюбивый Владыка Христос устрояет это Церковью: ибо ею весь мир соделался Божиим храмом, а жизнь по Святому Евангелию – вся стала богослужением. Самый совершенный пример тому являет Собой Пресвятая Богородица: Она жила и воспитывалась в храме, в церкви; и вся жизнь Ее была непрерывным богослужением, деннонощным служением Богу: верой, молитвой, постом, любовью, кротостью, смирением, терпением, милосердием и прочими святыми добродетелями.

Пресвятая Богородица – единственное всесовершенное человеческое существо после Богочеловека, Господа Иисуса Христа. Ведь Она самым совершенным образом воплотила в Себе Бога. А воплотить в себе Бога – в этом и состоит смысл людского бытия; для этого человек и сотворен по образу Божию. Созданная по образу Божию душа – это живое Божие начертание в человеке, живая Божия в нем икона, живой Божий иконостас. Человек сотворен живым Божиим храмом, в котором богоподобная душа должна непрестанно служить Богу. Однако храм своего существа человек грехом превратил в обитель диавола, ибо через грехи диавол вполз в него, поселился в нем, воссел на престоле его сердца. Так святилище превратилось в кумирню, то есть в логово диавола и бесов. Обожествляя грехи и страсти как идолов, человек храм души своей сделал капищем, безумно изувечив иконостас собственного существа. Бог Слово стал человеком, воплотился, вочеловечился, чтобы на престоле человеческого сердца воцарить Бога – дабы вновь сделать человека живым Божиим храмом.

Первым таким, самым величественным и самым совершенным, храмом стала Пресвятая Богородица. Как? Воплотив, а затем родив Богочеловека. Весь Бог обитал в Ней и родился от Неё; Она была «храмом Бога Слова». И этот «святой храм Бога Слова», этот живой храм создался благодаря тому, что выросла Она в Иерусалимском храме, живя там и воспитываясь с трех до двенадцати лет. Храм стал ее домом, и школой, и небом, и землей, и вселенной, и всей ее вечностью. Живя и воспитываясь в Божием храме, Она и Сама стала живым Божиим храмом: очистила, освятила, приготовила Себя к тому, чтобы родить Бога – Спасителя мира. И родила. В этом Ее божественное совершенство, и единственность, и непостижимость. Она родила Богочеловека, чтобы Он соделал нас храмами Божиими. Как? Чем? Всем Своим Богочеловеческим домостроительством спасения = Евангелием = Церковью. Жительствуя в Богочеловеческом Теле Церкви, люди становятся Божиим храмом. Посему святой Апостол и благовествует христианам: Вы храм Бога живаго... Тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога... Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас (2Кор.6:16; 1Кор.6:19; 1Кор.3:16)? Отличие храма = характерная черта Церкви – это непрестанное богослужение, непрерывное служение Богу. Таков христианин, каждый истинный христианин; а прежде всего – самый совершенный христианин неба и земли: Пресвятая Богородица. Да, именно так и нужно неустанно служить Богу святыми мыслями, святыми чувствами, святыми желаниями, святыми намерениями, святыми делами, святой жизнью. Богослужение = воспитание. Пресвятая Дева пришла в храм «воспитатися во Святая святых, воспитатися Божественною благодатию».

Время и пространство – это категории, составные части Церкви как Богочеловеческого Тела Христова, но такие же категории – вечность и над-временность. Через Богочеловека и Богочеловеком и то, и другое освящается, обновляется, ибо Церковь – это «вместилище Бога»: «...Церковь сотвори Мя, вместительну Бога». Как милосердный и единый воистину Человеколюбец Владыка Христос Пресвятой Богородицей Свое «неизреченное и страшное соделал... смотрение». Посему молитвенная мысль Церкви восклицает Пресвятой Богородице как Той, через Которую совершено Богочеловеческое домостроительство спасения: «Едина и естество, и время обновила еси, Богомати». И еще: «О Тебе бо и естество обновляется, и время».

Пресвятая Богоматерь, первый и самый совершенный христианин, прошла весь отверстый Спасителем Богочеловеческий путь спасения, путь облечения во Христа, от воплощения до Воскресения и Вознесения. Вся Ее земная жизнь была жизнью в Боге. Она первая самым совершенным образом восприняла Спасителя как спасение, как усвоение Себя Христу, как обожение, как отроичение. Ибо спасение есть не что иное, как восприятие и опытное переживание Спасителя посредством святых таинств и святых добродетелей. Богочеловеческая истина Священного Предания о Пресвятой Богородице вкратце заключается в следующем: как потомок Адама, рожденная с первородным грехом, Она была подвержена закону смерти, но как безгрешная и Пресвятая Богоматерь Она воскрешена Своим Божественным воскресшим Сыном, вознесена во славе выше херувимов и серафимов и посажена на престол превыше святых небесных Сил.

В Священном Предании смерть Богоматери называется Успением, κοίμησις. Это слово происходит от глагола κοιμάω: «засыпать», «усыплять», «успокаивать», «спать», «покоиться», «умирать», – и соответственно означает «засыпание», «упокоение», «сон», «смерть». Смерть тела как успение тела, как сон тела, как упокоение тела – вот благовестие и реальность, которую лишь Богочеловек Христос принес миру (см. Ин.11:11–44; Мф.9:24). Успение Пресвятой Богородицы именуется к тому же «божественным преселением» – θεία μετάστασις, «живоносной смертью». «Пресвятое Ее тело возносится к Ее Единородному и возлюбленному Сыну и Богу». «Священное Успение Пресвятой Богородицы мы называем не смертью, а переселением ко Господу». «Умершее тело Пресвятой Богоматери предается гробу, но после трех дней возносится на небо». Святой Дамаскин благовествует: «Пресвятое тело Богоматери полагается в преславный гроб; и из него спустя три дня воскресает и возносится на небо». «Матерь Божия возвышеннее Ангельских Сил; Она – «Мастерская нашего спасения». «Владыка Христос Богородицей совершил Богочеловеческое домостроительство спасения». Посему нет ничего дороже и умилительнее, чем Матерь Божия.

По особому Божию Промышлению один из Апостолов, святой Фома, не присутствовал на преславном погребении тела Пречистой Богородицы, но лишь на третий день прибыл в Гефсиманию. Святой апостол Фома сильно скорбел и сетовал о том, что не сподобился, как прочие святые Апостолы, последнего благословения и целования Пречистой Богоматери; он также много плакал, что он единственный не видел Божественной славы дивных Божиих тайн и дел, явленных во время Успения и торжественного погребения Богоматери. Святые Апостолы, сжалившись над ним, решили открыть гроб, чтобы святой Фома увидел, по крайней мере, мертвое тело Преблагословенной Богородицы, поклонился ему и облобызал его и тем самым утолил бы свою скорбь и облегчил печаль. Но когда святые Апостолы отвалили камень и открыли гроб, то их охватил ужас: ибо увидели они, что гроб пуст, в нем не было тела Богоматери, а лежали лишь погребальные пелены, источающие дивное благоухание. Святые Апостолы стояли изумленными и были в недоумении, что бы это значило. И целовав со слезами и благоговением честную плащаницу, оставшуюся во гробе, они соборно помолились Господу, чтобы открыл Он им, что произошло с пречистым телом Пресвятой Богородицы.

Под вечер святые Апостолы сели немного подкрепиться пищей. Во время трапезы у них был такой обычай: они оставляли одно место пустым и полагали на нем кусочек хлеба в честь Христа и как Его часть. А по окончании трапезы, вознося благодарение, они брали этот кусочек хлеба, называемый частью Господней, поднимали его вверх, прославляя великое имя Пресвятой Троицы, и завершали прославление молитвой, говоря: «Господи Иисусе Христе, помогай нам!» И тогда вкушали этот хлеб как Господне благословение. Так поступали святые Апостолы не только когда были вместе, но и когда каждый из них оставался наедине. Но теперь в Гефсимании, во время трапезы, они ни о чем другом не думали и не говорили, как лишь о том, как это не обрелось во гробе пречистого тела Богоматери. И когда, окончив трапезу, святые Апостолы встали и начали по обычаю воздвизать хлеб, оставленный в честь Господа, прославляя Пресвятую Троицу, они вдруг услышали ангельское пение. Подняв глаза, они узрели на воздухе Пречистую Божию Матерь живой, в окружении множества Ангелов. Сияя неизреченной славой, Она сказала им: «Радуйтесь, се пребуду с вами во все дни». И святые Апостолы, исполнившись радости, вместо обычного: «Господи Иисусе Христе, помогай нам!» воскликнули: «Пресвятая Богородице, помогай нам!»

С того времени святые Апостолы и сами уверовали, и всю Церковь удостоверили в том, что Пречистая Божия Матерь на третий день по погребении была воскрешена Сыном Своим и Богом и с телом взята на небо.

Молитвенная мысль Церкви, утверждаясь на Священном Предании, умилительно обращается вокруг святой истины о воскресении погребенного тела Пресвятой Богоматери, о Ее вознесении на небо и восседании на престоле неизреченной Божией славы. Так прежде всего, полнее и совершеннее всего Богочеловеческая жизнь Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа продолжается в безгрешной и Пресвятой Богоматери, а затем и в каждом христианине по мере его веры и его сроднения со Христом через святые таинства и святые добродетели в Богочеловеческом Теле Церкви.

Преображенный молитвой к Богу ум Церкви благовествует: «Чудо преужасно: Яже во утробе невместимаго Царя Носившая, во гробе полагается, и Ангельстии собори со Апостолы, со страхом погребают Тоя богоприятное тело и честное, и, сие возвысив, на Небеса возведе Иисус, Сын Ея и Спас душ наших». «Всечестный лик премудрых Апостол собрася чудно погребсти славное тело Твое пречистое, Богородице всепетая. С ними же воспеша и Ангел множества, преставление Твое честно хваляще, еже верою празднуем». Для чувства и сознания Церкви воскрешенное тело Пресвятой Богородицы восходит на Небо; оно – «небошественное тело». «Победныя почести взяла еси на естество, Чистая, Бога рождши: обаче же, подобящися Творцу Твоему и Сыну, паче естества повинуешися естественным законам: темже умерши, с Сыном востаеши вечнующи». «В молитвах неусыпающую Богородицу и в предстательствах непреложное упование, гроб и умерщвление не удержаста: якоже бо Живота Матерь, к животу престави во утробу Вселивыйся приснодевственную». «Дает Тебе яже превыше естества Царь всех Бог: якоже бо в рождестве Деву сохрани, тако во гробе тело соблюде нетленно и спрослави божественным преставлением, честь Тебе, яко Сын Матери, даруя». Предав Свою святую душу в руки Сына Своего и Бога, Пресвятая Богоматерь и тела Своего не оставила во гробе, ибо после смерти перешла к Жизни. «В небесная мысленная Твоя душа, в рай чистое Твое тело преставися, от тли, Пренепорочная, в место светло», «...темже, умерши, с Сыном востаеши, вечнующи». Вседосточудная Богородица – «Небо земное, в Небесное и нетленное селение вселяемо». Честное тело Пресвятой Богоматери переселилось из гроба в рай.

Богомыслящий поэт, преподобный Ефрем Сирин, в молитвенном вдохновении и умиленной растроганности своей христолюбивой души сказует нам предивные и вечные истины о Пресвятой Богоматери. Он чувствует, как в Ней через Богочеловечность время таинственно преображается в вечность, как земля преображается в небо и, что самое важное, как человек в Ней преображается в «бога по благодати». Он богодухновенно благовествует:

«Пресвятая Владычице Богородице, точию Ты едина соделалась обителью всецелой благодати Всесвятаго Духа... Владычице Богородице, точию Ты едина превысоко воздвигнута над всею землею; и мы Тебе, Богоневесто, с верою благословляем, с любовью величаем, со страхом Ти покланяемся, ибо Ты еси почесть превыше почестей, высота превыше высот... Пред Рожденным от Тебя Ты имаши велие дерзновение, коего никтоже ин имать. Ты вся можеши яко Мати Божия, и ничтоже есть Тебе невозможно, аще точию Ты восхощеши... Пробуди и управи мысль мою к покаянию и руководствуй мною на пути спасения. Вступив на него, да имам Тебе ми сопутствующую, яко да, вспомоществуемый от Тебе, спасуся... Несть ми ни инаго упования, ни инаго прибежища, разве Тебе, единое мое утешение, Радосте души моея, избавление от печали, искупление из рабства, обожение смертных, возрождение падших, обновление души моея и телесе, лучезарный светильниче помраченныя души моея, уставление (прекращение) рыданий моих, преложение (изменение) участи моея. В Тебе все [наше] упование: не лишай нас Твоего заступления, но помогай нам и осени нас Твоим покровом! Моления Твои приятны Сыну Твоему, ибо Благоволивший взять на Себя образ раба изобилует Своей милостью к Тебе, послужившей Ему, родивши Его неизреченным образом. Радуется Он Твоему заступничеству и, вменяя славу Твою яко Свою Си (как Свою собственную), скоро исходит им в сретение... Аз же пребываю в неописуемой скорби: неизбежные опасности грозят ми отовсюду; мысль моя и слово иссушаются. Всесильная Мати всемогущаго и живаго Бога, прости руку помощи мне, лишенному помощи, и воздвигни душу мою; рцы ей: “Аз есмь твое спасение”... Дево Владычице, Богородице, рождшая Творца и Владыку мира видимаго и невидимаго, единаго от Троицы, Бога и человека, Ты едина соделалась обителью Божества, вместилищем святыни и благодати, в немже благоволением Бога Отца и содействием Святаго Духа телесно обитала полнота Божества; Ты имаши величие и первенство пред всякой тварью; Ты еси слава и утешение и веселие Ангелов, царская диадима Апостолов и пророков, пачеестественное мужество мучеников, честь и слава преподобных, Поборница и в подвигах и Подательница победы, непогрешимая Путеводительница, Наставница молитвеннаго безмолвия, врата откровений и духовных тайн, источник света, врата жизни вечныя, неиссякаемая река милосердия, неисчерпаемое море даров и чудес... Всесвятая Владычице Богомати, Тобою [мы] Сына Божия познахом, Тобою явися среди нас Господь Сил, и удостоихомся Святаго Тела и Крови Его... Пресвятая Владычице Богородице, Ты еси благодатная Богородительница, богоблагодатная Богоматерь, вместилище Божества, огнеобразный престол Единороднаго Сына бессмертнаго и невидимаго Отца, Всенепорочная, Всепречистая, Всехвальная, Всеблаженная, Всенеприкосновенная, Всечестная, Всечтимая, Всеблагословенная, Всежеланная Дева душею, умом же и телом, престол Царя, восседающаго на Херувимех, небесная Дверь, Еюже восходим на небо, Богоневеста, Еяже ради прииде нам примирение с Богом, непостижимое чудо, неисследимое благовестие, откровение сокровенныя тайны Божия, неодолимое заступление, крепкая защита, Живоносный Источник, неисчерпаемое море Божественных даров, высота превысшая Сил небесных, глубина сокровенных и недове́домых мыслей, по Троице общая всех Владычица, по Утешителю общее всем Утешение, по Ходатаю общая Ходатаица за весь мир, колесница мысленнаго Солнца, Света истиннаго, Иже просвещает всякаго человека, грядущаго в мир (Ин.1:9), носительница Носящаго вся Словом Своим, одеяние Одеющагося светом, яко ризою (Пс.103Примеч. ред.), мост вселенныя, возводяй нас к премирному небеси, без сравнения высочайшая и славнейшая Херувим и Серафим, удобрение Ангелов, спасение людей, Матерь и служительница Звезды Невечерния, бездна неисследимаго человеколюбия Божия, твердое основание правыя веры, истинная виноградная лоза, рождшая Плод живота, молния, осиявающая души, утверждение стоящих на высоте, возрождение падших, возбуждение ленивых, укрепление бодрствующих, единомыслие Церкве, мир вселенныя, крепость подвижников, радость мучеников... Ты исполнила мир добродетельми. Ты отираеши всяку слезу от лица земли. Ты обрадовала небесная и спасла земная. Ты умилостивила Творца, приклонила Ангелов, возвысила человечество. Ты примирила горняя и дольняя. Ты вся пременила на лучшая, всяческая преобразила в совершеннейшая. В Тебе имамы неложное знамение нашего воскресения, Тобою уповаем достигнути Царства Небеснаго. Ты отверзла нам вход в рай, Ты облегчила нам восхождение на небо, Ты соделала нас своими Сыну и Богу Твоему. Тобою, Пречистая, от Адама до скончания века была, есть и пребудет слава и честь Апостолов, пророков, мучеников, праведников, и о Тебе, Благодатная, радуется всякая тварь, Тебе ради благословляя Единаго в Троице Бога во вся веки».

Молитвенно и смиренномудренно погруженный в превеликую тайну воплощенного Бога преподобный Феодор Студит, Исповедник, богоречиво сказует нам истины о Пресвятой Богоматери, Которая, послужив исполнению этой тайны в земном мире, стала самым святым, самым возвышенным, самым совершенным, величайшим и самым значимым после Бога существом во всех мирах видимых и невидимых. Преданный всем истинам Богочеловеческой веры, он богодухновенно свидетельствует о погребении, воскресении, переселении на небо Пресвятой Богородицы и о Ее непосредственном всеспасительном действовании в Богочеловеческом Теле Христовой Церкви. Верный евангельским истинам, он в своем «Похвальном слове на праздник Успения Пресвятой Богородицы» богомудро благовествует:

«Облеченные в одеяние добродетелей, мы совершаем праздник погребения и преселения на небо Пресвятой Богородицы. Ныне земное небо, облекшись одеждой бессмертия, возводится к лучшему, вечному обиталищу. Теперь Богородица, смежив Свои телесные очи, возносит ради нас великие и лучезарные, никогда не заходящие светила: бодрствование и молитвенное предстательство о мире пред Лицем Божиим. Теперь, соделавшись бессмертной, воздевает Она Свои руки ко Господу за всю вселенную. Возлетев горе́; чистая Голубица не перестает оберегать нас долу. Отойдя телом, Она с нами духом; возведенная на небо, Она отгоняет бесов, ибо Она – наша молитвенная Ходатаица пред Богом. В древности смерть воцарилась через праматерь Еву; прикоснувшись же к ее блаженной Дщери, она умерщвлена, ибо побеждена тем, от чего получила силу. Святая Дева уснула; говорю “уснула”, а не “умерла”, ибо перенесена на небо. Не перестала Она защищать человеческий род. Какими словами выразим мы Твою тайну? Ум колеблется, язык немощен, ибо тайна славна, высока и превосходит всякое разумение. Не имеет Она ничего Себе подобного, дабы могли мы изъяснить то чем-либо нашим. Всё Твое превыше нас. Ты изменила естество несказанным Твоим рождеством: слышал ли кто когда, чтобы Дева бессеменно зачала? О, чудо! Рождающая Мать – и в то же время целомудренная Дева, ибо Рождаемый – Бог. Самоё это отличается от всего другого. Ты по праву имеешь в животворящем Успении – бессмертие души и тела... Знал ли кто когда о таком преселении, какого удостоилась Матерь Господа? И это вполне справедливо: ибо кто выше Той, Которая превыше всех? Трепет объемлет дух мой, когда размышляю о величии исхода Твоего – о, Дево! Изумевает ум мой, рассуждая о досточудном Твоем Успении; язык мой заплетается, говоря о таинстве Твоего воскресения. И поистине кто достойно поведает обо всех Твоих чудесах? Какой высокий ум выскажет, какой красноречивый язык опишет величия и дела Твои, изложит и явит таинства, славы, праздники, хвалы? Всякий язык немоществует и немеет это сделать. Ведь превосходишь Ты, несравнимо превышаешь Своим величием всякую высочайшую часть неба, Своим сиянием затмевая свет солнца, а Своими заслугами – великолепие Ангелов и всех бесплотных Умных Сил».

Молитвенно и благодатно погруженный в таинства Богочеловеческого домостроительства спасения Христовой Церкви, преподобный Симеон Новый Богослов открывает нам тайну служения Пресвятой Богородицы и Ее незаменимость в спасении человеческого рода. Он благовествует:

«Бог Отец устроил брак Своему Сыну. Каким образом? – Он послал с небесных высот одного из Своих рабов, Архангела Гавриила, сказать Деве “Радуйся!”. – Архангел тотчас сошел на землю и соделался служителем тайны, говоря Деве: Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою! – И с этим словом вошел в утробу Девы весь ипостасный, единосущный и совечный Отцу Бог Слово и через наитие и содействие единосущного Ему Духа восприял плоть от святых и чистых кровей Ее, соделавшись совершенным человеком с телом и душой. Какое несказанное сочетание! Какой таинственный брак Божий! Так совершился союз Бога с людьми: принял Он плоть и даровал Божество. Сам пресущественный и преестественный Бог неслиянно соединился с тленным и бедным естеством и существом нашим человеческим. Итак, зачала Дева и предивно родила в двух естествах, Божестве и человечестве, единого Сына, совершенного Бога и совершенного человека, Господа нашего Иисуса Христа... Однако, руководствуясь словами Святого Евангелия, можем мы при сем сказать и иное нечто, что таинственно (μυστικῶς) бывает со всеми сынами света... Ведь точно такой же брак бывает и с каждым верным сыном дня: Бог и с нами сочетавается пречистым и пресвятым браком и производит в нас некое таинство (μυστήριον), превысшее всякой человеческой силы. Что же это такое, производимое Богом в нас? Вот что. Как Сын Божий и Бог, войдя в утробу Пресвятой Девы, и восприняв от Нее человеческое естество, и соделавшись человеком, родился от Нее совершенным человеком и совершенным Богом, и при этом Он один и тот же Бог и человек неслиянно, – так и мы, люди, как только уверуем в Сына Божия и Сына Приснодевы и Богородицы Марии, и, веруя, приемлем с верою в сердца свои слово об этом и устами это исповедуем, каясь при этом от всей души во всех прежних наших грехах, – тотчас сей Бог Слово Отчее входит и в нас, как и в утробу Приснодевы: мы приемлем Его, и Он бывает в нас как семя. Слушая о сей страшной тайне, ужасайся, но прими слово об этом с верой и убеждением. Так и мы зачинаем Его, не телесно, как зачала Его Дева и Богородица Мария, а духовно (πνευματικῶς) – и, однако же, существенно (οὐσιωδῶς). И имеем в душах своих Того же Самого, Которого зачала и Пресвятая Дева... В Сына Божия облекаемся мы благодатью Святого Духа, Которого имеем в сердцах своих. И когда веруем от всей души и каемся всесокрушенно, то зачинаем в сердцах своих Бога Слово, как Дева, имея и мы души наши девственными и чистыми. И как огнь Божества не опалил Пресвятую Деву, ибо Она была пренепорочной (ὑπεράμωμος), так и нас не опаляет тот огонь, когда имеем мы сердца чистыми и безукоризненными, но преобразуется он в нас в небесную росу, в источник воды живой, в поток жизни вечной. А о том, что мы приемлем непокровенный огонь Божества, говорит Сам Господь: Огонь пришел Я низвести на землю (Лк.12:49). А огонь сей – это единосущный по Божеству Дух Святой, с Которым вместе входит в нас и созерцается и Сын со Отцем. Но так как Сын Божий и Бог уже однажды воплотился, и паче слова и разума родился от Нее телесно, и невозможно Ему воплощаться снова, то что Он делает? Эту самую пренепорочную Плоть, которую принял Он от Пречистой Марии Богородицы и в которой родился от Нее, преподает нам в святом таинстве Причащения; и вкушая Ее, мы имеем внутрь себя, если достойно причащаемся, всего воплощенного Бога и Господа Иисуса Христа, Сына Божия и Сына Девы, Пренепорочной Марии, сидящего одесную Бога и Отца, – по Его собственному слову: Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает и Аз в нем (Ин.6:56). И обитая в нас, Он не происходит от нас, и не рождается от нас телесно, и не бывает в нас, как младенец в утробе, каким был Он в Пресвятой Богородице. Бестелесно пребывает Он в теле и неописуемо соединяется с нашим существом и естеством, и нас обоготворяет – θεοποιεῖ, ибо делаемся мы сотелесниками Его, плотью от плоти Его и костью от костей Его (см. Еф.5:29, 3Примеч. ред.)».

Святой Богослов продолжает: «В самой действительности Матерь Господа Иисуса Христа есть Пресвятая Богородица, ибо неизреченно родила Его воплощенным. А святые все зачинают и имеют Его в душах своих по благодати (κατὰ χάριν). От пренепорочной Матери Своей Господь заимствовал пречистую плоть, а Ей – взамен за плоть, которую Она дала Ему, – даровал Божество. А от святых не заимствует Он плоти, но преподает им Свою собственную обоженную плоть... От Богородицы неизреченно родился Сын Божий; а от Него родились и рождаются все святые... Так как Владыка Христос первым родился во Святом Духе от Пресвятой Богородицы, а от Него – все святые, то Матерь Божия есть Матерь всех святых, Госпожа, Царица и Владычица, а все святые суть рабы, рабы Божией Матери. Разумеется, святые суть и Ее сыновья, ибо причащаются они пречистой плоти Сына Ее. Это сущая истина, потому что плоть Господня есть плоть Богородицы. И когда причащаемся мы сей плоти Господней, обоженной, то исповедуем и веруем, что причащаемся вечной жизни. Так, святые суть сродники Богородицы по трем причинам: первая та, что от той же земли имеют они тело и от того же Божия вдуновения душу; вторая та, что святые причащаются плоти, которую Христос принял от Нее; третья – что каждый святой освящением и благодатью нисходящего на них Святого Духа приемлет и имеет в себе Бога всяческих, как Пресвятая Богородица прияла и имела Его в Себе Самой. Ибо хотя родила Она Его телесно, но, несомненно, имела Его в Себе и духовно; имеет Его и теперь и всегда неотлучным (ἀχώριστον) от Нее».

Равноапостольный владыка Жичский Николай († 1956) [с поистине] златоустовым красноречием изрек нам, подобно святым песнопевцам Православной Церкви, бессмертные истины о драгоценнейшем чуде рода человеческого после Господа [нашего Иисуса] Христа – Пресвятой Богоматери – в своем боговдохновенном стихотворении:

«Царица тишины»19

Тихо и неслышно по земле Ты ходишь, В тишине незримо жизнь Свою проводишь, Теплою молитвой мир сей согревая, В чистых снах о светлой вечности мечтая; Как росистых капель золотая россыпь, Солнечного света мягче Твоя поступь; Безмятежней ясной ласковой лазури, Тишины Царица, Ты смиряешь бури! Услади мне душу лучшей из картин: Покажи мне небо, где царит Твой Сын!

Мир Тебе не страшен с бурями земными: Высоко, Царица, Ты стоишь над ними; Жалкий прах осядет, стихнет вьюга злая, Звездные красоты неба открывая. В тишине роскошной Ты растешь до неба, В тишине, что рост Твой прославляет, Дева; Ты растешь бесшумно, как трава на склонах, Словно глубь морская средь зыбей зеленых, Синева, что светит нам через года, Тишины Царица, юная всегда.

Кто еще, Царица, Божиего Сына Породить способен? Только Ты едина! Мир душам даруешь царственною тишью, Всех нас исцеляешь благодатью вышней; Средь волнений грозных, как посуху, ходишь И рукой атласной волнорезы водишь. Грех Тебе не страшен: кроткой Своей властью Ты греховной бездны укрощаешь страсти. Тишины Царица, к нам гряди скорей, Умири мне сердце тишиной Твоей!20

Пресвятая Богородица – самое умилительное чудо неба и земли, чудо, явленное Богом: самая святая, самая удивительная, самая велелепная, самая дивная Божия свято-тайна. Пресвятая Богородица принесла единое на потребу всем людским существам (см. Лк.10:42), родила нам Богочеловека, Владыку Христа, единого истинного Бога и единого истинного человека. С Ним вверила Она нам Церковь, которая есть Тело Его, ибо дала тело Господу. Поэтому Он – весь в Ней, весь от Нее по человечеству; и всегда так, в Его Церкви присно так. С Церковью, Телом Его, Она вручила нам и спасение, и обожение, и вечную жизнь, и вечную истину, и вечное Евангелие, и единение со Христом, и обогочеловечение, и отроичение. Ибо Телом Церкви, которое Владыка Христос имеет от Пресвятой Богородицы, мы через Духа Святого восходим к Отцу. Да, всё Богочеловеческое домостроительство спасения воспринимается и опытно переживается в Богочеловеческом Теле Церкви.

Спасение – это и есть не что иное, как подвиг воцерковления и оцерковления через святые таинства и святые добродетели: от Отца через Сына в Духе Святом. В Богоматери каждая добродетель совершенна, ибо Она родила Бога, от Которого и в Котором каждая добродетель имеет свою полноту. Так и в Пресвятой Богородице впервые в истории человеческого рода каждая добродетель пребывает в своей полноте. – Впервые после Христа, ради Христа, благодаря Христу и Христом. Воистину в Церкви ничего не совершается без благодати Пресвятой Богоматери, ибо Она родила Тело Церкви. И пресвятое таинство таинств – Святое Причащение – воспринимается и переживается через Пресвятую Богородицу. Поэтому молитвенная мысль Церкви обращает ко Пресвятой Богоматери следующие слова благодарения: «Тебе ради бысть Господь сил с нами, и Тобою Сына Божия познахом, и сподобихомся Святаго Тела Его и Пречистыя Крове Его». А христолюбивая душа святого Ефрема Сирина добавляет к этому благовестию и следующую молитву, христолюбивое восклицание души: «Приими, всеблагомощная Пречистая Госпоже Владычице Богородительнице, сия честныя дары, Тебе единей прикладныя, от нас, недостойных рабов Твоих, от всех родов избранная, всех тварей небесных и земных Вышшая явльшаяся; понеже бо Тебе ради бысть Господь сил с нами, и Тобою Сына Божия познахом, и сподобихомся Святаго Тела и Пречистыя Крови Его».

Ясна истина и очевиден факт: Пресвятая Богоматерь сделала возможным наше спасение, ибо родила Спасителя; сделала возможным наше обожение, ибо родила Бога; сделала возможным наше отроичение, ибо родила Единого от Святой Троицы. Так, благодаря Пресвятой Богоматери в горький земной мир смерти, греха и диавола впервые вошла радость велия (Лк.2:10–11). И не только вошла, но и – Церковью – навсегда осталась и наполняет вечной радостью каждое человеческое существо за его веру в Ее досточудного и человеколюбивого Сына, Господа Иисуса Христа. Поэтому не только Пресвятую Богородицу, но и Ее икону преподобный Серафим Саровский нарек «Всех радостей Радостью». Весь опыт человечества свидетельствует о том, что во всем человеческом мире (всюду, где только обитают люди) нет истинной радости без Пресвятой Богоматери. Воистину Она – единственная истинная и бессмертная радость для человеческого существа, измученного грехом, смертью и диаволом. Да, Она – «Всех радостей Радость».

Без сомнения, Пресвятой Богородицей во всех нас и в каждом из нас осуществляется Богочеловеческое домостроительство спасения. Ею Спаситель делается нашим, вечно нашим; и всё Его становится нашим на всю вечность. А в этом для человеческого существа – блаженство всех блаженств и радость всех радостей. В этом – и рай, и единство со Христом, и освящение, и преображение, и воскресение, и вознесение, и спасение, и обогочеловечение, и отроичение, и оцерковление. Поэтому православные христиане всеусердно возносят ко Пресвятой Богоматери сею всеобъемлющую молитву:

«О Пресвятая Богородице Дево, Владычице, Высшая Ангел и Архангел и всея твари честнейшая, ангельское великое удивление, пророческая высокая проповедь, апостольская Преславная похвало, святителей изрядное украшение, мучеников крепкое утверждение, иноков спасительное наставление, постников неизнемогающее воздержание, девствующих чистото и славо, матерей тихое веселие, младенцев мудросте и наказание, вдовиц и сирых Кормительнице, нагих одеяние, болящих здравие, пленников избавление, по морю плавающих тишино, обуреваемых небурное пристанище, блуждающих нетрудная Наставнице, путешествующих легкое прохождение, труждающихся благое покоище, в бедах сущих скорая Заступнице, обидимых Покрове и прибежище, ненадеющихся надеяние, требующих Помощнице, печальных присное утешение, ненавидимых любовное смирение, грешников спасение и к Богу присвоение, правоверных всех твердое ограждение, непобедимое поможение и заступление! Тобою нам, Владычице, Невидимый видим бысть, и Тебе мольбу приносим, Госпоже, грешнии раби Твои: О Премилостивая и Пречудная Света умнаго Царице, рождшая Царя Христа, Бога нашего, Живодавца всех, от небесных славимая и от земных хвалимая, ангельский уме, светозарная звездо, святых Пресвятейшая, Владычице всех тварей, Боголепная Девице, Нескверная Невесто, палато Духа Пресвятаго, огненный престоле Невидимаго Царя, небесный кивоте, носило Слова Божия, огнеобразная колеснице, покоище Живаго Бога, неизреченное составление плоти Христовы, гнездо Орла Небеснаго, горлице Богогласная, голубице кроткая, тихая и незлобивая, Мати чадолюбивая, милостей бездно, разверзающая тучу гнева Божия, неизмеримая глубино, неизреченная тайно, несведомое Чудо, нерукотворенная Церкве Единаго Царя всех век, благоуханное кадило, честная багрянице, Боготканная порфиро, душевный раю, живоноснаго сада отрасле, цвете прекрасный, процветший нам небесное веселие, грозде спасения нашего, чаше Царя Небеснаго, в нейже растворися от Духа Святаго вино неисчерпаемыя благодати, Ходатаице закона, зачало истинныя веры Христовы, непоколебимый столпе, мечу ярости Божия на богопротивных, бесов устрашение, во бранех побеждение, христиан всех неложная Хранительнице и мира всего известное спасение! О Всемилостивая Госпоже, Дево Владычице, Богородице, услыши нас, молящихся Тебе, и яви милость Твою на людех Твоих, моли Сына Своего избавитися нам от всякаго зла и сохрани обитель нашу, и всяку обитель, и град, и страну верных, и люди, благочестно прибегающия и призывающия имя Твое святое, от всякия напасти, губительства, глада, труса, потопа, огня, меча, нашествия иноплеменников и междоусобныя брани, от всякия болезни и всякаго обстояния, да ни ранами, ни прещением, ни мором, ни всяким праведным гневом Божиим умалятся раби Твои. Но соблюдай и спасай милостию Своею, Госпоже, за ны молящися, и полезное благорастворение воздуха во времени плоднаго приношения нам даруй. Облегчи, возстави и помилуй, Премилостивая Владычице, Богородице Препетая, во всякой беде и нужде сущия. Помяни рабы Твоя и не презри слез и воздыхания нашего, и обнови нас благостию Своея милости, да со благодарением утешаемся, обретше Тя Помощницу. Умилосердися, Госпоже Пречистая, на немощныя люди Твоя, Надеждо наша. Разсеянныя собери, заблуждшия на путь правый настави, отпадшия от благочестивыя отеческия веры паки возврати, старость поддержи, юныя вразуми, младенцы воспитай и прослави славящия Тя, изряднее же – Церковь Сына Твоего соблюди и сохрани в долготу дний. О Милостивая и Премилостивая Царице Небесе и земли, Богородице Приснодево! Ходатайством Твоим помилуй вся православныя христианы, сохраняющи их под кровом милости Твоея, ризою Твоею честною защити и моли из Тебе воплощшагося без Семене Христа, Бога нашего, да препояшет ны Свыше силою на вся видимыя и невидимыя враги наша. Спаси же и помилуй, Госпоже, Святейшаго Патриарха нашего, Священный Синод, Преосвященный митрополиты, архиепископы и епископы православныя, иереи же и диаконы и весь причет церковный, и весь монашеский чин, и вся правоверныя люди, покланяющияся и молящияся пред честною Твоею иконою. Призри на всех нас призрением милостивнаго Твоего заступления, воздвигни нас из глубины греховныя и просвети очи сердечныя ко зрению спасения, милостива нам буди зде и на Страшней Суде Сына Твоего о нас умоли, преставльшияся во благочестии от жития сего рабы Твоя в вечней жизни со Ангелы и Архангелы и со всеми святыми причти, да одесную Сына Твоего и Бога предстанут, и молитвою Твоею сподоби вся православныя христианы со Христом жити и радости ангельския в Небесных селениях наслаждатися. Ты бо еси, Госпоже, слава Небесных и упование земных. Ты наша Надежда и Заступница всех притекающих к Тебе и Твоея святыя помощи просящих. Ты Молебница наша теплая к Сыну Твоему и Богу нашему. Твоя Матерняя молитва много может на умоление Владыки, и Твоим предстательством ко Престолу благодати Пресвятых и Животворящих Его Тайн приступати дерзаем, аще и недостойнии. Темже всечестный образ Твой и рукою Твоею держимаго Вседержителя видяще на иконе, радуемся, грешнии, со умилением припадающе, и любовию сей целуем, чающе, Госпоже, Твоими святыми Богоприятными молитвами дойти Небесныя безконечныя жизни и непостыдно стати в День Судный одесную Сына Твоего и Бога нашего, славяще Его купно со Безначальным Отцем и Пресвятым, Благим, Животворящим и Единосущным Духом во веки веков. Аминь».

Божии святые

Отношения между членами Церкви, будь то на земле или в загробном мире, определяются самой природой Церкви. Поскольку все члены Церкви составляют единое таинственное неделимое органическое целое – Богочеловеческое Тело Владыки Христа, которому Сам Он – бессмертная Глава, полнота Наполняющего все во всем (Еф.1:10, 23), и поскольку как таковая Церковь никогда не умирает и не подлежит смерти, то телесная смерть земных членов Церкви не разрывает связи, наличествующей между земными и почившими ее членами, но эта связь присно жива и неразрывна. Чудом благодатной веры и Христо-подобной любви соединенные и сплоченные в одно Богочеловеческое, Христово Тело, все небесные и земные члены Церкви суть Христовы сотелесники (Еф.3:6): их оживляет одна бессмертная жизнь, одна благодать Святого Духа; они суть сограждане святым и свои Богу (Еф.2:19) и общаются между собой как части единого тела, как жители одного града Божия – Небесного Иерусалима (см. Евр.12:22–23), который – матерь всем нам (Гал.4:26). Впрочем, отношение земных членов Церкви к их усопшим братьям по вере неодинаково: оно одно к святым, то есть к тем почившим членам Церкви, которые своей благодатно-добродетельной жизнью на земле достигли евангельского совершенства души́, почему Бог и прославил их; оно другое – к прочим, несовершенным, членам.

Благоговейное почитание святых состоит в молитвенном отношении к их Христо-подобным личностям, в прославлении их совершённых в Боге добродетелей, в смиренном подражании их святой жизни и в молитвенном призывании их благодатной помощи. Прославляя святых подвижников веры, Церковь чествует их как прославивших Бога, как богоносцев, как тех, в которых Бог несказанно дивен: Дивен Бог во святых Своих (Пс.67:36). Восхваляя их благодатные подвиги на земле, Церковь возвеличивает их как неустанных тружеников и исполнителей Евангелия Христова, как Христо-носцев, как тех, в которых Христос живет и обитает (см. Гал.2:20; Ин.14:23; 1Кор.11:1, 4:16). И действительно, выражая благоговейное почтение к святым, мы в них воздаем его Богу – Богу, во святых почивающему; в них воздаем его Христу – Христу, живущему во святых душах. Благоговейно и молитвенно чествуя святых, мы ни в коем случае их не боготворим, не почитаем как богов, но чтим их как Божиих угодников, как Божиих друзей, как друзей Христовых, как своих Богу, как сожителей Богу, как Христовых сонаследников, как наших ходатаев и заступников пред Богом. Это благоговейное почтение воздаем мы им по-разному: торжественно отмечаем их праздники, строим во имя их храмы, подражаем их добродетелям и подвигам, призываем их в молитвах.

Божественная святость – это цель человеческой жизни на земле. Для того Бог и стал человеком, чтобы как Богочеловек показать нам, как можно стать божественно святыми. С помощью чего? С помощью святых таинств и святых добродетелей. Для того Бог и сотворил человека богообразным, чтобы для него было естественным жить в Богочеловеке Христе, в Богочеловеческом Теле Церкви и так соделаться божественно святым. Это благовестие проходит через всё Святое Евангелие. Святой апостол Петр, призывая христиан быть святыми, как свят Сам Бог и Владыка Христос, благовествует: По примеру призвавшего вас Святаго (то есть Господа Иисуса Христа), и сами будьте святы во всех поступках. Ибо написано: будьте святы, потому что Я свят (1Пет.1:15–16; ср. Лев.11:45, 19:2). Сам Спаситель повелевает Своим последователям: Будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный (Мф.5:48). Благовествует и святой апостол Павел: Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте (1Фес.5:23). Ибо чего Бог хочет от вас? – Святости. Сия бо есть воля Божия, святость ваша (1Фес.4:3).

Святой есть, собственно, единственный истинный человек. Владыка Христос для того и стал человеком, чтобы как Богочеловек возделать человека в благодатного богочеловека. Богочеловеческое Тело Христово, Церковь, – это и есть Божественное горнило, которое святыми таинствами и святыми добродетелями преображает людей в людей святых, в благодатных богочеловеков. Каждый в ней освящается по мере своего жительства в святых таинствах и святых добродетелях. В этом – все самые ревностные святые, которые своими подвигами делаются чудотворными христоносцами, богоносцами. И мы, благоговейно их почитая и подражая им, восхваляем в них единого истинного Бога и Владыку человеческого рода, Иисуса Христа, Который есть единственный источник Божественного света для бесконечно загадочного существа, именуемого человеком.

Насколько святость святых драгоценна и важна в глазах Самого Бога, свидетельствует то, что Сам Бог возвеличивает и прославляет праведников, достигших святости своей богоугодной жизнью (Притч.11:20; Пс.5:12–13; Иов.1:8, 2:3, 42:7–8). Божественное Откровение называет их Божиими друзьями, потому что верой, сопряженной с прочими добрыми делами, они стали близкими и своими Богу (см. 2Пар.20:7; Ис.41:8; Иак.2:23; Ин.15:15; Лк.12:4). Сам Бог настолько любит праведников, настолько их ценит, что ради них, снисходя к их молитвам, спасает целые беззаконные города (Быт.18:23–32; Пс.145:8, 6:9–11, 138:17, 33:16, 18–19). Если всесовершенный и всемогущий Господь столь высоко чтит праведников, то естественно, что и Церковь воздает им благоговейное и молитвенное почитание. Ведь, чествуя святых, мы, на самом деле, чтим в них Того, Кто един только свят и Кто един имеет любовь и силу созидать святых. Следуя Божиим заповедям, благочестивые люди Ветхого Завета благоговейно почитали праведников не только во время их жизни на земле (3Цар.1:23; 2Цар.24:20; 3Цар.18:7; 4Цар.1:13), но и по смерти. Вечно ветхозаветное благовестие гласит: В память вечную будет праведник (Пс.111:6; ср. Притч.10:7; Сир. 44:1–27). Под укоризну и порицание подпадали те, кто не оказывал должного почтения праведникам и после их смерти (Прем.2:16, 21–22). Память о них должна быть бессмертной, потому что бессмертна добродетель и ее признают и Бог, и люди (Прем.4:1).

В Новом Завете Сам Творец Богочеловеческого домостроительства спасения дает новую заповедь о благочестивом почитании христоносных Апостолов и подвижников веры. Он говорит Своим ученикам: Вы друзья Мои... Я уже не называю вас рабами; ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего (Ин.15:14–15). Кто принимает вас, принимает Меня; а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня (Мф.10:40). Отвергающийся вас Меня отвергается; а отвергающийся Меня отвергается Пославшего Меня (Лк.10:16).

Несомненно, эти Божественные слова Спасителя повелевают воздавать благоговейное почтение христоносцам и богоносцам. Воздаваемое им оно в них воздается Ему, а через Него – Его Небесному Отцу. Такой же смысл имеют и другие слова Спасителя, обращенные к Апостолам: Вы – свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф.5:14–16). – Эти слова Спасителя означают: Апостолы = святые суть не сами по себе свет, но [они] носители истинного Света – Христа, говорящего о Себе: Я свет миру (Ин.8:12; ср. Ин.1:9, 9:5, 12:35). – Верой и любовию Апостолы возжгли свои души этим Светом и светят Им. Поэтому когда прославляются они, тогда в них прославляется Владыка Христос, ибо Он – их слава и свет. Такой смысл имеют и слова Спасителя о почтении, воздаваемом людьми пророкам и праведникам: Кто принимает пророка, во имя пророка, получит награду пророка; и кто принимает праведника, во имя праведника, получит награду праведника (Мф.10:41).

Богомудрый апостол Павел, сказавший: Единому премудрому Богу честь и слава во веки веков (1Тим.1:17) – устанавливает как правило веры: Слава и честь и мир всякому делающему доброе (Рим.2:10), то есть каждому верному рабу Божию, являющему свою веру в богоугодных делах святых богочеловеческих добродетелей и тем самым прославляющему Бога в себе самом и в окружающих его людях. Христоносный Апостол не укоряет галатов, но, напротив, одобряет их за то, что его, проповедника Евангелия, они приняли как Ангела Божия, как Христа Иисуса (Гал.4:13–14). Точно так же богодухновенно величает он, чествует и прославляет всех святых подвижников веры, ставя их выше всего и ценя их более, чем весь мир, – тех, которых весь мир не был достоин (Евр.11:4–12, 1). Горя благоговейным почтением к святым подвижникам веры, он дает ясную заповедь о том, как христиане должны к ним относиться: Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие; и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их (Евр.13:7; ср. 1Фес.5:12–13). Святой апостол Иаков благовествует: Много может усиленная молитва праведного (Иак.5:16).

В Богочеловеческом Теле Церкви каждый живет во всех и все в каждом. Всё здесь соборно, Богочеловечески-соборно: все – сопричастники друг другу, под единой Главой – под Владыкой Христом, Богочеловеком (см. Еф.3:6, 17–19). Каждый со-ощущает всех и все каждого – по мере благодатно-добродетельной возделанности своей души. Святые обладают чувствами, несказанно более широкими, глубокими и совершенными, чем обычные члены Церкви. Они гораздо сильнее ощущают мучение грешников от греха, нежели сами грешники. Поэтому естественна и спасительна надежда и упование грешников на спасительную силу молитв Божиих святых. И эта надежда непрестанна в Церкви Спасителя. Все богослужения в Церкви преисполнены молитвами, обращенными к святым: дабы святые молились о нашем спасении, о нашем обожении, о нашем облечении во Христа, о нашем отроичении. Об этом свидетельствуют Октоих и Минеи с ежедневными службами разным святым. Но наиболее красноречиво и убедительно свидетельствует об этом святая Литургия. Разумеется, сказуют о сем и все молитвы – как частные, так и соборные, денно и нощно обращаемые Церковью к святым Божиим угодникам.

Из этого безбрежного моря церковной молитвенности мы приведем лишь одну молитву, из литии на вечерне: «Спаси, Боже, люди Твоя и благослови достояние Твое, посети мир Твой милостию и щедротами, возвыси рог христиан православных и низпосли на ны милости Твоя богатыя: молитвами Всепречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, силою Честнаго и Животворящаго Креста, предстательством честных небесных Сил Безплотных, честнаго славнаго Пророка, Предтечи и Крестителя Иоанна, святых славных и всехвальных Апостол, иже во святых Отец наших и великих вселенских учителей и святителей, Василия Великаго, Григория Богослова и Иоанна Златоустаго, иже во святых отца нашего Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца; святых равноапостольных Мефодия и Кирилла, учителей Словенских; святаго равноапостольнаго великаго князя Владимира, иже во святых всея России чудотворцев: Михаила, Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Ермогена; святых сербских просветителей и учителей: Симеона Мироточивого, святителей Саввы, Арсения, Максима, Василия и Петра; святых славных и добропобедных мученик, преподобных и богоносных Отец наших, святых и праведных Богоотец Иоакима и Анны (и имя святого, которому посвящен храм, и имя святого, егоже день) и всех святых, – молим Тя, Многомилостиве Господи, услыши нас, грешных, молящихся Тебе, и помилуй нас».

Да, предивна Богочеловеческая, святая соборность: присно – все святые, присно – во главе всех святых Пресвятая Богоматерь; присно – вся жизнь и каждая молитва в Церкви со всеми святыми (Еф.3:18). Об этом свидетельствует и Евангелие Спасителя, переложенное в человеческую жизнь: Жития Святых. Эта соборность укрепляет в христианах все добродетели, а особенно добродетель мужества: надежду, – ибо мы спасены в надежде (Рим.8:24). По причине нашей греховности мы спасаемся надеждой, в которой – наша молитва, наша любовь, наша милостыня и каждая наша богочеловеческая добродетель. Когда в нас, грешных, угасает надежда – либо вследствие нашей слабой веры, либо за наши грехи, тогда от потопления в море нашей грехолюбивой немощи спасает нас лишь упование на святые молитвы всемилостивых и милосердных Божиих святых, которыми преисполнена Божия Церковь. Ежедневно у нас громадное число наших помощников – Божиих святых, день памяти которых мы празднуем. При этом и нашей вере, и каждой нашей добродетели подобает возрастать их верой, их совершенством. Спасение верующих, а особенно тяжко согрешивших, во многом состоит в молитвенном призывании Божиих святых, всегда безмерно сострадательных и бессмертно человеколюбивых состраданием и человеколюбием Единого Человеколюбца. А через всё это и во всем этом – наше ревностное благодатно-добродетельное жительство со всеми святыми. В этом наша надежда, в этом наша любовь, в этом наше спасение, в этом наше усвоение Христу, в этом наше обожение, в этом наше отроичение, в этом – всё наше на небе и на земле. При молитвенном условии: «Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную, Славную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, со всеми святыми помянувше, сами себе, и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим».

Святые мощи

Несомненно, загадочнее всего, таинственнее всего, сложнее всего материя представлена в человеческом теле. Мозг!? – Какие удивительные тайны совершаются между его веществом и душой! Весь опыт человеческого рода свидетельствует о том, что эти тайны никак нельзя ни постичь, ни представить себе до конца. Человеческому чувственно-разумному исследованию доступно из них лишь нечто малое. Равно как и человеческое сердце – всё соткано из [самих] небоземных загадок. И каждая клеточка в человеческом теле, и каждая молекула, и каждый атом – созданы из того же. Всё и вся находится на своем сокровенном пути к Богу, к Богочеловеку. Ибо сотворенная Богом Словом материя в силу самого этого – богоцентрична. Кроме того, Своим пришествием в наш земной мир и всем Своим Богочеловеческим домостроительством спасения мира Владыка Христос ясно показал, что не только душа, но и материя сотворена Богом и для Бога и что Богочеловек для нее – всё и вся, как и для души. Ведь созданная Богом Словом материя своим внутренним нервом всецело обращена к Богу, устремлена ко Христу.

Ясное доказательство сему – то, что Бог Слово стал плотью, соделался человеком (Ин.1:14). Тем самым материя возвеличена Божественным величием и вступила в благодатно-добродетельный подвиг обогочеловечения, облечения во Христа. Бог стал плотью, соделался человеком, чтобы весь человек, вся плоть – наполнились Богом и Его чудотворными силами и могуществом. С Богочеловеком, Владыкой Христом, с Его плотью вся материя направилась по пути Христову: по пути обогочеловечения, преображения, освящения, воскресения, вознесения – к над-херувимской славе и вечности. И всё это совершается через Богочеловеческое Тело Церкви, которое и есть Богочеловек Христос во всей полноте Его Богочеловеческой Личности, в полноте Наполняющего все во всем (Еф.1:23). Этим своим Богочеловеческим жительством в Церкви тело как материя, как вещество освящается Духом Святым и, таким образом, отроичивается Святой Троицей. Так материя достигает своего высшего Божественного смысла и цели, своего вечного блаженства и своей богочеловеческой бессмертной радости.

Святость святых – святость и их души, и их тела – проистекает из их ревностной, благодатно-добродетельной жизни в Богочеловеческом Теле Христовой Церкви. Как таковая святость объемлет вер человеческую личность: всю душу и тело, всё входящее в таинственное устройство людского существа. Святость святых не останавливается лишь на их душе, но неминуемо распростирается и на их тело, так что у святых святы и душа, и тело. И мы, благоговейно чествуя святых, чтим всю их личность, не отлучая при этом святую душу от святого тела. Посему благоговейное почитание мощей святых угодников – естественная составная часть благоговейного почитания и молитвенного призывания святых. Всё это составляет единый и неделимый подвиг, как душа и тело образуют единую и неделимую личность святого. Святой во время жизни на земле непрестанным и единодушным благодатно-добродетельным соработничеством своей души и тела достигает святости своей личности, наполняя и душу, и тело благодатью Святого Духа и тем самым претворяя их в сосуды святых таинств и святых добродетелей. Поэтому вполне естественно воздавать благоговейное почтение и тому, и другому святому сосуду Божией благодати. Ведь благодатная Христова сила проникает, облагодатствует все составы человеческой личности и всю личность как целое. Неустанными евангельскими подвигами святые постепенно исполняют себя Духом Святым, так что и святые их тела, по слову святого Апостола, делаются храмами Святого Духа (1Кор.6:19, 3:17). Вселив Христа в свои сердца верою (Еф.3:17), а Бога Отца – деятельной любовью и исполнением заповедей (см. 2Кор.13:13; Гал.5:6; Ин.14:28) и благодатными подвигами утвердившись в Духе Святом (см. Еф.3:16; 1Кор.2:12), святые отроичиваются, делаются обителями Святой Троицы (см. Ин.14:23, 17:21–23), храмами Божиими (2Кор.6:16), – и вся жизнь их протекает от Отца через Сына в Духе Святом. Благоговейно почитая святые мощи святых угодников, Церковь чествует храмы Святого Духа, храмы Бога Живого, в которых Бог благодатью обитает и после телесной смерти святых и по Своему премудрому благоволению творит чудеса из них и через них. И эти чудеса, источающиеся от святых мощей, свидетельствуют о том, что благоговейное почитание мощей людьми угодно Богу.

Благоговейное почитание святых мощей, основанное на их чудодейственности, ведет происхождение из Божественного Откровения. – Еще в Ветхом Завете Бог благоволил святые мощи некоторых Своих угодников прославить чудесами. Так, от прикосновения к святым мощам пророка Елисея воскрес мертвец (4Цар.13:21; Сир.48:14–15). Гробница и кости пророка, предсказывавшего Иеровоаму разрушение идольских жертвенников, были в большом почете у иудеев (4Цар.23:18; ср. 3Цар.13:31). Патриарх Иосиф оставляет завещание сынам Израилевым хранить его кости в Египте и при исходе вынести их в землю обетованную (Быт.50:25).

Новый Завет воздвиг человеческое тело на небывалую, божественную, высоту и прославил его славой, какой не имеют херувимы и серафимы. Благовестие Нового Завета о теле заключается в следующем: смысл и цель людского тела – это стяжать и унаследовать вкупе с душой вечную жизнь в вечном блаженстве. Владыка Христос пришел спасти = усвоить Себе = обожить = обогочеловечить всего человека, то есть и душу, и плоть, и уготовать им через Воскресение победу над смертью и вечную жизнь. И никто никогда так не прославил человеческой плоти, как это сделал Господь Иисус Христос Своим Воскресением с плотью, и Вознесением плоти на небо, и вечным восседанием в ней одесную Бога Отца. Этим воскресший Господь внес залог воскресения в естество человеческой плоти – и «путь сотворив всякой плоти к воскресению из мертвых» и вечной жизни». С тех пор человек знает, что тело сотворено для вечности – через богочеловечность – и что его божественное дело на земле – это вместе с душой подвизаться за вечную жизнь (см. 1Тим.6:12; 2Кор.4:18), подвизаться всеми благодатно-добродетельными средствами, и этим облагодатствовать себя, исполнить себя Божией благодатью, преобразить себя в храм Духа Святого, в храм Бога Живого (см. 1Кор.3:16–17, 6:19; 2Кор.6:16).

Зная, что эта новозаветная цель тела человеческого достигнута и реализована в личностях святых, христиане и оказывают благоговейное почтение телам святых, их святым мощам как святым храмам Духа Святого, пребывающего в них Своей благодатью. Сверх того, Святое Откровение свидетельствует и о том, что по Своему безмерному человеколюбию Дух Святой Своей благодатью пребывает не только в телах святых, но и в их одеждах. Так, убрусы святого апостола Павла исцеляют больных и изгоняют злых духов (Деян.19:12); своей милотью пророк Илия ударяет по воде, разделяет воды Иордана и посуху переходит Иордан со своим учеником Елисеем (4Цар.2:8); то же самое той же милотью творит и сам пророк Елисей по взятии святого пророка Илии на небо (4Цар.2:14). И всё это имеет свое Божественное подтверждение и объяснение в Божественной силе, пребывающей и в ризах Спасителя, обвивавших Его пречистое Божественное тело (см. Мф.9:20–22). Более того, по Своему несказанному человеколюбию Господь Бог делает то, что и служители Его Божества творят чудеса не только телом и одеждой, но и тенью своего тела, о чем свидетельствует служение святого апостола Петра: его тень исцеляет больных и изгоняет бесов (Деян.5:15–16).

Бессмертное благовестие Святого Откровения о святых мощах и их благоговейном почитании засвидетельствовано и непрестанно свидетельствуется Священным Преданием с апостольского времени до наших дней. Многочисленны святые мощи святых Божиих угодников в православном мире. Чудеса от них неисчислимы. Благоговейное почитание их православными христианами повсеместно. И это, конечно, оттого, что святые мощи своим чудотворным действием побуждают православных христиан воздавать им благоговейное почтение. С самого начала, с апостольских времен, христиане благочестиво хранили честные мощи святого Предтечи и святых Апостолов, так что они могли дойти и до нас; а во время гонений они прятали и скрывали по своим домам священные останки тел святых мучеников. И с тех пор вплоть до сего дня святые мощи святых Божиих угодников своими чудесами наполняют бессмертной радостью нашей Богочеловеческой веры сердца православных христиан. Свидетельства сему бесчисленны; приведем лишь некоторые из них.

То, как торжественно были переносимы и встречаемы святые мощи святых, трогательно описывает святой Златоуст в «Похвальном слове святому Игнатию [Богоносцу]»: «Вы, жители Антиохии, отпустили епископа и приняли мученика; отпустили его с молитвами, а приняли с венцами; и не только вы, но и все жители городов, через которые довелось ему пройти. Представьте себе, что все они должны были ощущать при возвращении его святых останков! Какой сладостью они наслаждались! В каком восхищении были! Как радовались! Какими чествованиями отовсюду осыпали венценосца! Как на храброго воина, одолевшего всех своих врагов и в триумфе шествующего с поля битвы, восторженно взирают встречающие и не дают ему даже ступить на землю, но поднимают его и на руках несут в дом, обильно воздавая ему бесчисленные хвалы, – точно так же и сего святителя все жители городов, начиная с Рима, одни за другими несли на своих плечах и передали его нашему городу, славя венценосца, восхваляя победителя... В то время святой мученик даровал благодать всем тем городам, утвердив их в благочестии; и оттоле даже до днесь обогащает он ваш город».

Говоря о чудотворной силе святых мощей, преподобный Ефрем Сирин повествует о святых мучениках: «И по смерти действуют они, как живые, исцеляют больных, изгоняют бесов и силою Господа отражают всякое лукавое влияние их мучительского владычества. Ибо святым мощам всегда присуща чудодействующая благодать Святого Духа».

По открытии честных мощей святых мучеников Гервасия и Протасия святой Амвросий, обращаясь к слушателям, говорит с благоговейным восхищением: «Вы узнали и даже сами увидели многих освободившихся от демонов, а еще больше таких, которые, лишь рукой дотронувшись до одежд святых, тотчас излечились от своих болезней. Вновь явились чудеса древних времен, с той поры как с пришествием Господа Иисуса излилась на землю преизобильная благодать: своими глазами видите вы многих исцелившихся как бы некой тенью святых. Сколько убрусов передается из рук в руки! Сколько риз, положенных на святые останки и от самого прикосновения соделавшихся целительными, просят верные друг у друга. Все пытаются хотя бы коснуться их – и касающийся исцеляется». Объясняя, почему христиане оказывают благоговейное почтение святым мощам, святой Амвросий благовествует: «В теле мученика я почитаю язвы, принятые за имя Христово; чту память живущего бессмертием добродетелей; воздаю почтение освященному праху исповеданием Господа; почитаю в прахе семя вечности; чествую тело, научающее меня любить Господа и не бояться смерти за Него... Да, чту я тело, удостоенное Христом мученичества и имеющее царствовать со Христом на небе».

Говоря о чудесах от святых мощей, блаженный Августин благовествует: «О чем ином свидетельствуют те чудеса, если не о вере, проповедующей, что Христос воскрес в теле и вознесся с телом на небо? Ведь и сами мученики были свидетелями этой веры. За эту веру положили они свою жизнь и стяжали дерзновение испрашивать всё это от Господа, за имя Которого вкусили смерть. Движимые этой верой, предварительно явили они необычайное терпение, дабы затем явилась в этих чудесах такая их сила».

Преподобный Дамаскин, суммируя животворное учение Священного Писания и Священного Предания о благоговейном почитании святых мощей, благовествует: «Святые соделались по благодати (χάριτι) тем, что Владыка Христос есть по естеству (φύσει)... То есть соделались они богами по благодати: чистыми и живыми Божиими обителями. Ибо говорит Бог: Вселюся в них и похожду, и буду им Бог (2Кор.6:16; Лев.26:12). При этом Священное Писание свидетельствует: Праведных же души в руце Божией, и не прикоснется их смерть (Прем.3:1), Ибо смерть святых – это скорее сон, чем смерть... И: честна пред Господем смерть преподобных Его (Пс.115:6). Посему что драгоценнее того, нежели быть в руце Божией? Ведь Бог есть жизнь и свет, и находящиеся в руце Божией пребывают в жизни и свете. А о том, что Бог и посредством ума (δίὰ τοῦ νοῦ) обитает и в телах святых, свидетельствует всебожественный Апостол: Не весте ли, яко телеса ваша храм живущаго в вас Святаго Духа суть (1Кор.6:19)? Господь же Дух есть (2Кор.3:17). И еще сия евангельская истина: Аще кто Божий храм растлит, растлит сего Бог: храм бо Божий свят есть, иже есте вы (1Кор.3:17)! Посему как не чтить с благоговением Божие одухотворение, то есть одушевленные телесные Божии жилища? Ведь они, будучи живыми, с дерзновением предстоят пред Богом. Владыка Христос даровал нам мощи святых как спасительные источники, изливающие разнообразные благодеяния и источающие благоухающее сладостью миро. Пусть никто в этом не сомневается! Ибо если из утесистой и твердой скалы истекла в пустыне вода для жаждущего народа (Исх.17:6) и из ослиной челюсти для жаждавшего Самсона (Суд.15:14–19), то ужели невероятно, что из мощей святых мучеников изобильно истекает благоуханное миро? Без сомнения, истекает, по Божию всемогуществу и по Божию почтению и уважению к святым. Согласно ветхозаветному закону, прикоснувшийся к мертвому телу считался нечистым семь дней (Чис.19:11). Но святые не суть мертвые. Ибо с тех пор как Тот, Кто есть сама Жизнь и Виновник жизни, был причислен к мертвым «в мертвецех вменися», мы уже не называем мертвыми усопших, почивших в надежде на воскресение и с верой в Него; для нас они уже не мертвые. Да и как может мертвое тело творить чудеса? И каким это образом святыми мощами изгоняются демоны, обращаются вспять болезни, врачуются немощные, прозревают слепые, очищаются прокаженные, прекращаются искушения и скорби и всякое даяние благо от Отца светов (Иак.1:17) сходит на молящихся твердой верой».

Вселенскую веру Церкви в благоговейное почитание святых мощей утвердили богоносные Отцы Святого Седьмого Вселенского Собора своим постановлением: «Господь наш Иисус Христос даровал нам мощи святых как спасительные источники, изливающие различные добродетели на немощных. Посему дерзнувшие отвергнуть мощи мучеников: аще епископы – да будут извержены, аще монахи и миряне – да будут отлучены». В 7-м Правиле того же Вселенского Собора говорится: «Аще которые честные храмы освящены без святых мощей мученических, определяем: да будет совершено в них положение мощей с обычною молитвою».

О том, что благоговейное почитание святых мощей является составной частью Богочеловеческого домостроительства спасения, свидетельствует и следующее: с глубочайшей древности, согласно Священному Преданию, храмы строились на гробницах и мощах святых, и святая Литургия совершается лишь на антиминсе, в котором находятся частицы святых мощей. Кроме того, богослужебные книги, особенно Минеи, преисполнены молитв и песнопений, относящихся к благоговейному почитанию святых мощей. А Жития Святых изобилуют свидетельствами о чудесах от мощей святых угодников, наполняя сердца православных христиан бессмертной радостью нашей православной, Богочеловеческой веры.

Итак, тайна святых мощей содержится в сердце новозаветной все-тайны: воплощения Бога (ср. 1Тим.3:16). Ибо всецелая тайна человеческого тела изъяснена воплощением Бога: Богочеловеком, Господом Иисусом Христом. Отсюда благовестие о теле: Тело... для Господа, и Господь для тела (1Кор.6:13). А через человеческое тело и вся тварь, вся материя получила свой Божественный смысл – смысл Богочеловеческий (см. Рим.8:19–23). Ведь человеком, освященным в Церкви святыми таинствами и святыми добродетелями, освящается, облекается во Христа и тварь, и материя. А этому сопутствует и сия радость: мироточивость святых мощей. Это умилительное чудо дано святым мощам для свидетельства о том, что христиане суть поистине Христово благоухание Богу (2Кор.2:15): благоухают они Богом, благоухают небом. Евангельская истина гласит: людской грех – смрад перед Богом; всякий грех смердит диаволом. Через святые таинства и святые добродетели христиане делаются Христовым благоуханием Богу. Поэтому и святые мощи святых угодников мироточат.

Святые иконы

Человеческий род на земле есть не что иное, как величественный Божий иконостас. Этот мир, все миры, вся вселенная, все бесчисленные галактики образуют великолепный Божий храм, а люди суть иконостас этого храма. Ведь каждый человек – это особая Божия икона, Божий образ. В этом богообразии – божественное величие человека, всеценность человека, неизгладимое бессмертие человека и его незаменимость. Поэтому Божественный смысл и цель человеческого существа – возделать и возвести это богообразие к бесконечному совершенству. Ясно, что человек создан как потенциальный богочеловек, дабы из себя и собою усовершить человека в благодатного богочеловека.

Тайна жизни божественна и свята: человеку дана жизнь, чтобы он всецело уподобил себя Богу, живописал себя в совершенную святую Божию икону, чтобы соделался вполне богоподобным, подобным Христу, то есть чтобы полностью уподобил себя Христу. Для того Бог и стал человеком, чтобы как Богочеловек, как Церковь преподать нам все средства к тому, дабы в ней и ею мы достигли этой поставленной Богом высокой цели. Ведь Богочеловеческое благовестие благовестий и заповедь заповедей – это: Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф.5:48; Лк.6:36). Как же этого достичь? – С помощью святых таинств и святых добродетелей. Ведь при их содействии христиане восходят в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф.4:11–13).

Но, это богообразие, это первозданное Христо-образие стало в человеке обезображенным. Чем? – Грехом, смертью, диаволом. Ибо всякий грех подобен диаволу и срастворяет человека с диаволом. Святоотеческая, Златоустовская мысль гласит: «Грех есть диавол». Да, всякий грех – это диавол, это бес: малый грех – малый бес, великий грех – громадный бес. Без сомнения, диавол – главный изобретатель, и творец, и зачинщик греха. Всеми силами стремится он уподобить человека себе, вытеснить из его души образ Божий и начертать в ней образ себя самого. И тем самым сделать человека иконой диавола, изображением диавола. Так через пристрастие ко греху в душе вместо образа Божия начертывается образ диавола. Человек проводит свою жизнь между богоподобием и диаволоподобием. Богоподобие – это уподобление себя Богу; диаволоподобие – уподобление себя диаволу. Каждым своим грехом человек уподобляет себя диаволу; а каждым святым таинством и каждой святой добродетелью – уподобляет себя Богу. Так нераскаянные, грехолюбивые люди становятся детьми диавола (1Ин.3:10, 8–9), а христолюбивые – чадами Божиими (Ин.1:12). Уподобление себя диаволу происходит грехами и страстями; уподобление себя Богу – святыми таинствами и святыми добродетелями, доколе не изобразится (μέχρις οὗ μορφωθῇ) в нас Христос (Гал.4:19; ср. Рим.8:29).

Каждый человек – иконописец, ибо живописует он в своей душе, изображая в ней Бога или диавола. Да, человек – либо Бого-писец, либо диаволо-писец: боголюбием – Бого-писец, грехолюбием – диаволо-писец. Ведь всякий грех несет на себе образ диавола, неминуемо запечатлевая в человеческой душе свой собственный образ, так что душа превращается в иконостас сатаны. Богочеловеком сделать всего человека подобным Богу – в этом бессмертная миссия Церкви. И Церковь неустанно трудится над тем, чтобы весь человеческий род преуспевал в жизни по Богу (букв. «в богожительстве». – Примеч. пер.), восходя к богоподобию: чтобы все люди преобразились в чудные Божии иконы, чистые от греха и страстей, и чтобы всё в них было вечным и богочеловечным. Поэтому на протяжении всей истории в Церкви ведется постоянная борьба за молитвенное и благоговейное почитание святых икон. Не следует забывать: для диавола главное – лишить человека богоподобия, сходства с Богом, обезобразить в нем Божию икону, Божий образ. В противовес этому, всё Апостольское и Святоотеческое Предание ясно и по-исповеднически решительно проповедует и исповедует благоговейное почитание святых икон. И тем самым раскрывает всю тайну Богочеловеческого домостроительства спасения: Владыка Христос пришел в мир, соделался человеком – дабы воссоздать и обновить в человеке падший Божий образ.

Благоговейное почитание Божиих святых угодников сердцем своего бытия выливается в молитвенное почитание их святых икон. Знаменуя собой образ святого тела святых, этого священного сосуда Божией благодати, этого храма Духа Святого, храма живого Бога, святые иконы пробуждают в нас молитвенное настроение, поощряя нас к вящему чествованию самих святых. Это почитание выражается в молитвенном взоре на святые иконы, в благоговейном перед ними поклонении, в лобызании их, в каждении перед ними и в возжигании перед ними свечей. Но как благоговейным почитанием святых мы не боготворим святых и благоговейным почитанием святых мощей – не боготворим мощи, так и молитвенным почитанием святых икон – мы не боготворим иконы, ибо честь оказываем не веществу, из которого они сделаны, а священному образу, возводящему нас к первообразу. Другими словами, благоговейно почитая святые иконы, мы воздаем молитвенное почтение живым личностям святых, которых они изображают и которые действительно живут на небесах как наши молитвенники и ходатаи перед Богом. В этом смысле чтим мы и иконы Самого Владыки Христа и святых небесных Сил Бесплотных. Хотя по Своему Божественному естеству Владыка Христос не описан, и неописуем, и выше всякого человеческого умопредставления, и слова, и образа, но Своим воплощением, Своим вочеловечением Он благоволил описать Себя, вообразовать Себя в человеческий образ, вместить Себя в человеческое тело и тем самым стать видимым образом, видимым изображением, видимой иконой невидимого Бога, Церковь богодухновенно сказует это благовестие в своих благодатных молитвах: «Естеством неописанный Божественным Твоим сый, на последняя, Владыко, воплощся, изволил еси описоватися; плоти бо приятием, и свойства вся сея взял еси». «Неописанное Слово Отчее, из Тебе, Богородице, описася воплощаемь».

Всё это дает нам возможность и право изображать Господа Иисуса Христа, Который есть видимый образ Бога невидимого, на святых иконах, поклоняясь им с молитвенным умилением и восхищением. Явления же святых Ангелов в человеческом виде дали Церкви основание и право изображать и их на святых иконах.

Молитвенное почитание святых икон не только согласуется с Божественным Откровением, но и проистекает из него как из своего первоначального источника. – В Ветхом Завете Господь Бог повелевает пророку Моисею сделать ковчег Завета, обложить его золотом и поставить в самом важном месте ветхозаветного храма – во Святое Святых, чтобы он был видимым знаком незримого Божия присутствия (Исх.25:10, 22, 26:33; Втор.10:1–5). При этом Господь повелевает сделать на крышке ковчега двух золотых херувимов, обещая Моисею открываться и говорить с ним над крышкою, посреди двух херувимов (Исх.25:18–22). И еще Бог повелевает на завесе, отделяющей Святое Святых от святилища, сделать искусной работой херувимов, а также и на всех десяти других завесах, находившихся в скинии (Исх.26:31, 1).

Сделанный таким образом и украшенный херувимами ковчег свидетельствовал о присутствии невидимого Бога, поощряя верующих к благоговению перед Богом и к рачительному исполнению Его заповедей. Он окрылял их души к молитвенному воспарению к Богу, к деннонощному херувимскому служению Господу. Тем паче что евреи благоговейно чтили святых Ангелов как блаженных Божиих служителей и своих заступников, посредников, помощников (см. Быт.3:24, 24:7, 28:12; Нав.5:13–15; 2Цар.24:16; 4Цар.19:35; Иов.33:23; Пс.17:11, 33:8, 90:11; Ис.37:36; Иез.10:2–22; Дан.3:54, 6:22, 7:10, 8:11, 10:13, 12:1; Сир.48:24; 1Мак.7:41; 2Мак.15:22). Когда поднимался ковчег в путь, Моисей говорил: восстань, Господи, и расточатся враги Твои, и побегут от лица Твоего ненавидящие Тебя! А когда останавливался ковчег, он говорил: возвратись, Господи, к тысячам и тьмам Израилевым (Чис.10:35–36)! Когда же израильтяне, предводимые Иисусом Навином, потерпели поражение от гаитян, Иисус разодрал одежды свои, и пал лицем своим на землю пред ковчегом Господним, и лежал до самого вечера, он и старейшины Израилевы, – на что Господь явился ему и повелел, что надлежит ему сделать, дабы устоять перед своими врагами (Нав.7:6–15). А когда во время царствования Давида ковчег завета был переносим из дома Аведдара в город Давидов и Давид скакал из всей силы пред Господом, уничижила его Мелхола, дочь Саула, на что Давид сказал ей: Пред Господом играть и плясать буду; и я еще больше уничижусь, и сделаюсь еще ничтожнее в глазах моих (2Цар.6:12, 14, 16, 21–22). Подразумевая под Божиим подножием ковчег завета, Давид призывает и других поклоняться ему: Возносите Господа Бога нашего, и покланяйтеся подножию ногу Его, яко свято есть (Пс.98:5; 1Пар.28:2). – Когда Соломон воздвиг величественный храм Богу, то сделал во Святом Святых (давире) двух херувимов... вышиною в десять локтей... И на всех стенах храма крутом сделал резные изображения херувимов (3Цар.6:23, 29; ср. 2Пар.3:7, 10–13). И такой храм Господь Бог освятил и благословил, о чем в Святой Книге написано: Явился Соломону Господь... И сказал ему Господь: Я услышал молитву твою и прошение твое, о чем ты просил Меня... Я освятил сей храм, который ты построил, чтобы пребывать имени Моему там вовек (3Цар.9:2–3). И евреи поклонялись Господу и храму, воздавая должное почтение как изображениям херувимов, так и прочим священным принадлежностям храма как образу и тени вещей небесных (Исх.33:10; Евр.8:5).

Благоговейное каждение перед святыми иконами основано на непосредственной Божией заповеди Аарону поставить золотой жертвенник для курения перед ковчегом завета и каждое утро кадить благовонным курением ковчег Завета и херувимов на нем, а также и завесу перед ковчегом Завета, на которой херувимы были сделаны искусной работой (Исх.40:5, 30:7–8, 40:26–27; 1Пар.6:49; 2Пар.26:16–19; Пс.140:2; Лк.1:9). Вместе с заповедью о каждении Господь дал заповедь и о возжжении светильников и лампад перед святыми изображениями (Исх.30:7–8, 27:20, 31:8, 39:37; Лев.24:2–4; 1Цар.3:3).

Но для некоторых встает вопрос, не противоречат ли такие изображения херувимов и оказываемое им благоговейное почтение второй заповеди Божией в Десятисловии: Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им (Исх.20:4–5). – Ни в коем случае, потому что и образы херувимов сделаны по Божией заповеди, и благоговейное почитание им было воздаваемо также по Божией заповеди. Они не представляли собой никаких божеств, и евреи не считали их божествами. Они знаменовали собой существа, служащие единому истинному Богу, означая ближайших Божиих служителей, ревностнейших исполнителей Божией воли. И лишь как таковым им было оказываемо благоговейное почитание. А под резными изображениями (= кумирами) во второй заповеди Десятисловия подразумевались идолы, которыми люди намеревались вытеснить истинного Бога, заменить Его ими и поставить их на место Бога (см. Втор.4:15–19).

Без сомнения, изображения херувимов находились и в воссозданном иерусалимском храме, который Господь Иисус Христос так ревностно посещал для молитвы и никогда ни единым словом не осудил его священных принадлежностей. Напротив, Он выступал в их защиту с исключительной ревностью, так что за время Своей земной жизни лишь два раза поднял бич на людей и оба раза в защиту чистоты и святости храма как дома молитвы и дома Своего Небесного Отца, – поднял Он бич на осквернителей храма (см. Мф.21:12–13; Мк.11:15–17; Лк.19:45–46; Ин.2:13–17). По примеру Своего Господа и Учителя, и Апостолы, по сошествии на них Святого Духа, многократно приходили в тот же храм для молитвы (Деян.2:46, 3:1, 8, 21:26) и проповеди Евангелия (Деян.5:20, 2:14–36), что показывает, что и они не видели ничего идолопоклоннического в изображениях херувимов. Говоря о ветхозаветной скинии и ее богослужениях как прообразе и тени небесных истин, апостол Павел проводит мысль о том, что новозаветный христианский храм своим устройством должен еще более походить на небесную, нерукотворенную скинию (ср. Евр.8:5, 9:23, 12:22, 9:11, 10:1).

Это учение Священного Писания о святых иконах делается еще более очевидным и бессмертным при общем обзоре Священного Предания по данной теме. Священное Предание свидетельствует: Сам Владыка Христос благоволил чудесным образом изобразить Свой лик на убрусе и послать его едесскому царю Авгарю. Об этом святой Дамаскин пишет: «Авгарь послал живописца изобразить лик Господа. Но как живописец не мог этого сделать по причине сильного блеска лица Его, то Сам Господь, приложив убрус к Своему Божественному и животворящему лицу, изобразил на нем Свой лик и послал его Авгарю». Как истину это утвердили святые Отцы Седьмого Вселенского Собора. – Точно так же, по свидетельству Священного Предания, святой евангелист Лука, который был врачом и живописцем, написал и оставил после себя иконы Пресвятой Богородицы, которые благоговейно передавались в Церкви из века в век.

Хотя христиане первое время и были гонимы, они, однако же, в тайных молитвенных домах и катакомбах употребляли известные изображения, символы, образы, как-то: пастыря, рыбы, креста, – и воздавали им молитвенное поклонение. Дабы не привлекать к тому внимания жестоко преследовавших их язычников, они избегали о том писать. Лишь в исключительных случаях, вынуждаемые обстоятельствами, они отчасти об этом писали. Тертуллиан ясно свидетельствует, что язычники, презирая христиан, называли их поклонниками креста (religiosi crucis), служителями креста (antistites crucis). Это говорит о том, что христиане оказывали благоговейное почитание Кресту Спасителя и воздавали ему поклонение. Евсевий пишет, что христиане имели при себе не только изображения святых Апостолов, но и Самого Владыки Христа, которые чтили не по-язычески, а по-христиански.

А когда в начале четвертого века христианство получило свободу исповедания, иконы начали свободно и открыто умножаться, употребляясь всюду: и в храмах, и по домам; при этом им воздавалось благоговейное поклонение. Так сохранялось священное преемство Церкви о почитании святых икон с древнейшего времени. Ведь если бы до Миланского эдикта в Церкви не были в употреблении святые иконы, то Церковь, безусловно, не могла и не смела бы начать употреблять их с четвертого века. Такое новшество было бы невозможным, если учесть, сколь внимательно, строго и ревностно Церковь следила за тем, чтобы Богооткровенное учение Священного Писания и Священного Предания оберегалось в своей апостольской чистоте и неприкосновенности.

Начиная с четвертого века многочисленны святоотеческие свидетельства о благоговейном почитании святых икон. Вот некоторые из них. Святой Афанасий Великий пишет: «Мы, верные, поклоняемся иконам не как богам, а лишь выказываем свое расположение и любовь к лицу, изображенному на иконе. Посему нередко, когда лик на ней изгладится, мы сжигаем ее как непотребное древо... Кланяемся мы и целуем детей и родителей своих, то есть чтобы выразить им любовь нашей души. Так и иудеи поклонялись скрижалям завета и двум золотым херувимам, чествуя этим не камень и золото, а Господа, повелевшего их сделать». – Благоговейно почитая святые иконы, святой Василий Великий говорит, что они «переданы от святых Апостолов и изображаются во всех церквах». «Почитание образа (иконы) восходит к первообразу (= к первоиконе)». Святой Григорий Богослов пишет, что своды величественного храма в Назианзе были покрыты иконами и что иконы были в употреблении по домам. – Блаженный Феодорит и историк Филосторгий свидетельствуют о том, как христиане благоговейно чтили святые иконы, перед которыми кланялись, возжигали свечи и кадили. – О всеобщем распространении на Западе икон Спасителя, святых Апостолов, святых пророков и прочих святых свидетельствует блаженный Августин. – Из шестого века у нас есть свидетельство преподобного Анастасия Синаита, который пишет о чуде от иконы святого Феодора: «Сарацины ее осквернили – и тут же были поражены смертью».

Во время иконоборчества догмат о благоговейном почитании святых икон запечатлен кровью многих святых мучеников и апостольским бесстрашием многих святых исповедников. В защиту этого догмата особенно много писали святой Герман, патриарх Цареградский, Григорий, папа Римский, а превыше всех – преподобный Иоанн Дамаскин. Собрав древнее Богооткровенное учение Священного Писания и Священного Предания о благоговейном почитании святых икон, святой Дамаскин написал три знаменитых «Слова» в защиту святых изображений. В них он богодухновенно благовествует: «Так как некоторые укоряют нас за то, что мы кланяемся и оказываем честь иконам Спасителя и Владычицы нашей Богородицы, а также и прочих святых Божиих угодников, то пусть услышат они, что Бог в начале сотворил человека по образу Своему (κατ᾽ εἰκόνα). Ведь и мы не потому ли кланяемся друг другу, что созданы по образу Божию? Ведь честь, воздаваемая образу, переходит на первообраз. Первообраз есть то, что изображается, с чего живописуется образ. Сам Бог первым сделал икону, ибо сотворил первого человека по образу Божию».

Духоносные Отцы Седьмого Вселенского Собора, скрепив печатью согласия Богооткровенное учение Священного Писания и Священного Предания о благоговейном почитании святых икон, осудили иконоборцев всех времен и приняли богодухновенное решение: «Мы неприкосновенно храним все церковные предания, подтвержденные письменно или изустно. Одно из них заповедует нам живописать изображения икон. Поскольку сие согласно с историей евангельской проповеди, служит в подтверждение тому, что Бог Слово истинно, а не призрачно, воплотился и служит нам на пользу; ибо то, что взаимно объясняет одно другое, несомненно, и доказывает взаимно одно другое. Основываясь на сем, мы, шествующие царским путем и последующие Божественному учению Святых Отцов наших и Преданию Кафолической Церкви – ибо знаем, что в ней обитает Дух Святый, – со всяким тщанием и осторожностью определяем, чтобы святыя и честныя иконы предлагались для поклонения точно так же, как и изображения Честнаго и Животворящаго Креста, будут ли они сделаны из красок, или мозаичных плиточек, или из какого-либо другого вещества, только бы сделаны были приличным образом, и будут ли находиться во святых церквах Божиих, на священных сосудах и одеждах, на стенах и дощечках, или в домах и при дорогах, а равно будут ли это иконы Господа и Бога, Спасителя нашего Иисуса Христа, или Непорочной нашей Владычицы Пресвятой Богородицы, или честных Ангелов и всех святых и праведных мужей. Чем чаще, при помощи икон, они делаются предметом нашего созерцания, тем более взирающие на эти иконы возбуждаются к воспоминанию о самых первообразах, приобретают более любви к ним и получают более побуждений воздавать им лобызание, почитание и поклонение, но никак не то истинное служение, которое по вере нашей приличествует одному только Божественному естеству. Взирающие на сии иконы возбуждаются приносить иконам фимиам и ставить свечи в честь их, как делалось это в древности, потому что честь, воздаваемая иконе, относится к ея первообразу, и поклоняющийся иконе поклоняется ипостаси изображеннаго на ней. Сие учение находится у Святых Отцов наших, то есть в Предании Кафолической Церкви, в которой благовестие по преемству переходило от одного Отца к другому».

Каждая святая икона – это очаг и жилище чудодействующей Божией благодати, очищающей человека, освящающей, обогочеловечивающей, облекающей его во Христа, обоживающей, отроичивающей. Святая догматическая истина о благоговейном и молитвенном почитании святых икон находит свое благодатно-опытное оправдание и свидетельство в бесчисленных чудесах, испокон веков совершающихся в Церкви от чудотворных икон и вообще от святых икон во всем православном мире; в особенности же от чудотворных икон Пресвятой Богородицы. Среди них есть и мироточивые, как, например, святая икона Успения Богоматери в Малевитском монастыре в Греции, в среднем Пелопоннесе, которая и по сей день источает из себя миро с дивным небесным благоуханием.

Свою веру, и догмат, и благовестие о благоговейном почитании святых икон Церковь навсегда запечатлела в пяти чинах освящения и благословения икон, к которым относятся: 1) Чин благословения и освящения иконы Пресвятыя Троицы; 2) Чин благословения и освящения иконы Христовы; 3) Чин благословения и освящения иконы Пресвятыя Богородицы; 4) Чин благословения и освящения иконы святаго; 5) Чин благословения и освящения разноличных икон. Существует и отдельный Чин благословения и освящения нательного креста.

В Чине освящения иконы Пресвятой Троицы священник молится Пресвятой Троице: «...Предложше убо икону сию ныне пред Твоим величеством, благочестным имже предрехом намерением, просим и молим, и Твоему благоутробию мили ся деем, призри милостивно на ню и низпосли небесное Твое благословение, и во имя Твое Трисвятое благослови и освяти ю, во еже сию благочестно чтущии, и пред нею Тебе смиренно кланяющиися, и верно молящиися обрящут милость, и благодать получат, и от всех бед и скорбей свободны будут, грехов же прощение получат, и Царствия Небеснаго сподобятся: благодатию и щедротами, и человеколюбием Тебе, единаго в Троице славимаго Бога, Отца, и Сына, и Святаго Духа, Емуже слава, ныне и присно, и во веки веков». – И трижды окропляя икону освященной водой, изображая кроплением образ креста, священник произносит: «Освящается образ сей благодатию Пресвятаго Духа, окроплением священныя воды сея, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь».

В Чине освящения иконы Христовы священник молится Трисолнечному Господу: «...Ведуще, яко почесть образа на первообразное восходит, пред Твоим величеством честно предложихом, и припадающе прилежно молим: призри милостивно на ны и на образ сей, и воплощения и явления ради Единороднаго Сына Твоего, в егоже воспоминание сей устроихом, поели нань Твое небесное благословение и благодать Пресвятаго Духа, и благослови и освяти его: подаждь ему силу целебну, и всех козней диавольских прогонительну, и исполни его благословения и крепости онаго святаго Нерукотвореннаго Образа, юже от прикосновения святаго и пречистаго лица возлюбленнаго Сына Твоего богатно стяжа, во еже силам и чудесем тем к утверждению православныя веры, и спасение верных людей твоих действоватися, и во еже всем Тебе и Единородному Твоему Сыну и Пресвятому Духу пред ним кланяющимся, и верно призывающим, и прилежно молящимся услышанным быти, и милость привлещи Твоего человеколюбия, и благодать получити...». – И еще священник молится тайно: «Вонми, Господи Боже мой, от святаго жилища, и от престола славы Царствия Твоего, и милостивно посли благословение Твое святое на образ сей, и в окроплении воды сея священныя, благослови и освяти его: и даждь ему силу целебну, всякия болезни и недуга, всяких диавольских козней прогонительну от всех верно к нему прибегающих, и пред тем Тебе кланяющихся, молящим же ся, и прибегающим: и всегда услышана и благоприятна Тебе да будет их молитва».

В Чине освящения иконы Пресвятой Богородицы священник молится Трисвятому Богу и Господу: «Господи Боже наш, Иже сопредвечному и единосущному Твоему Сыну и Слову, от Пречистыя Приснодевы Марии воплотитися изволил еси, и Сию Богородицу рождеством Его пречистым из Нея соделав, Предстательницу, Помощницу и Молитвенницу всем верным сотворил еси: призри ныне на нас смиренно молящих Ти ся и Богородицу Сию истинно именующих, и быти верующих, и Сию в мольбу к Тебе верно призывающих, и молитвами Ея услышаны сотвори прошения и мольбы наша, и низпосли благодать Пресвятаго Твоего Духа на икону сию, юже раби Твои в честь и память Ея соорудиша, и благослови и освяти ю небесным Твоим благословением: и подаждь ей силу и крепость чудотворнаго действия. Сотвори ю врачебницу и цельбам источник, всем в болезнех к ней притекающим, и Богородицы ради от Тебе помощи просящим: и всех иже пред сею иконою Преблагословенную Деву, и Матерь Господа нашего Иисуса Христа, возлюбленнаго Сына Твоего, достойно чтити, и яко Предстательницу рода христианскаго в мольбу к Тебе и в помощь в бедах и нуждах своих призывати будут, избаву, заступление и скорую помощь получити сподоби: согрешением же оставление им милостивно подаждь, и благодать просимую от Тебе скоро прияти и милость обрести от Твоего человеколюбия желанную, Царствия причастники быти сотвори: щедротами из Нея плотию рождшагося Единороднаго Сына Твоего, воплощеннаго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, с Нимже Тебе подобает всякая слава, честь и поклонение, и с Пресвятым и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно, и во веки веков». – И еще сия молитва: «Любовию, Чистая Дево, Твою святую икону почитающим, и Божию Тя истинную Матерь согласно возвещающим, и верно покланяющим Ти ся, Хранительница явися, и державная Предстательница, всякое зло от сих удаляющи, яко вся могущая».

В Чине освящения иконы святого, единого или многих, священник молится: «Господи Боже Вседержителю, Боже отец наших, Иже древле в Ветсем Завете подобие херувимов от древа, и злата, и швеннаго дела в скинии свидения сотворити повелел еси, и ныне образы и подобия святых угодников Твоих не отметаяй, но приемляй, во еже верным рабом Твоим, на ня взирающим, прославити Тебе сих прославившаго, и потщатися житию и делом их, имиже Твоея благодати и Царствия восприятия сподобишася, подражательми быти: Тебе молимся, призри ныне на икону сию, в честь и память святаго Твоего (имя рек) изображенную и написанную, и небесным Твоим благословением благослови, и освяти ю, и всем чтущим ю, и пред тою Тебе кланяющимся и молящимся, и святаго (имя рек) в мольбу к Тебе призывающим, и яко раба и друга Твоего милостивый Послушатель, и благий и богатый Датель буди: избавляя их от всякия скорби и нужды, и от всякия болезни душевныя и телесныя, сподобляя их желаемыя Твоея благодати и милосердия молитвами святаго Твоего (имя рек). Ты бо еси Источник освящения, и благих Податель, и Тебе славу возсылаем, со Единородным Твоим Сыном, и с Пресвятым, и Благим и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно, и во веки веков». – И еще священник молится: «Господи Боже наш, человека по образу и по подобию Своему создавый, преслушанием же первозданнаго растленну бывшу, вочеловечением Христа Твоего, Иже зрак раба приим, образом обретеся яко человек, сей обновив, в первое достояние в святых Твоих привел еси, ихже мы изображения благочестно чтуще, святых, иже Твой образ и подобие суть, чтем: оных же чтуще Тебе яко Первообразнаго чтим и славим. Темже Тя молим, посли благодать Твою, и окроплением воды сея священныя благослови, и освяти образ сей в славу Твою, в честь же и память святаго Твоего (имя рек); и всех образ сей чтущих, и пред ним мольбы своя Тебе отдающих, благослови, и благодать пред Тобою обрести милостивно сподоби».

В Чине освящения разноличных икон священник молится: «Господи Вседержителю Боже отец наших, в Троице Святей славимый и покланяемый, егоже ни ум постигнути может, ни слово сказати возмогает, егоже никтоже от человек нигдеже виде, точию якоже от Святых Писаний научихомся, сице веруем и сице Тебе Бога Отца Безначальнаго, и Сына Твоего единосущнаго, и Духа Твоего сопрестольнаго быти исповедуем. Иже в Ветсем Завете, в явлении Твоем патриарху Аврааму во образ триех Ангел, на последок же дней по воплощении Единороднаго Сына Божия, Господа нашего Иисуса Христа от Приснодевы Марии, в Крещении от Иоанна на Иордане, в Пресветлом Преображении на Фаворе, и в Преславном Вознесении на Елеоне явивыйся, образ Пресвятыя Троицы нам показал еси: еще же и Нерукотворенный Образ Господа нашего Иисуса Христа чудодейственне Им на убрусе изображенный, и Едесскому князю Авгарю посланный, и тем того и ины многи болящия разными недуги исцеливый, нас же чтити сей научивый: такожде и образы и подобия святых Твоих угодников не отметаяй, но приемляй: Сам и ныне призри на иконы сия, яже раби Твои в честь и славу Тебе единаго в Троице Святей славимаго Бога, и Единороднаго Сына Твоего Господа нашего Иисуса Христа, Пречистыя и Преблагословенныя Матере Его, Владычицы нашея Пресвятыя Богородицы и Приснодевы Марии, и в память святых Твоих (имена рек) соорудиша, благослови я и освяти, и подаждь им силу целебну, всех козней диавольских прогонительну, и во еже всем прилежно пред ними молящимся услышанным быти, и милость Твоего человеколюбия привлещи, и благодать получити сотвори. Ты бо еси освящение наше, и Тебе славу возсылаем, Отцу, и Сыну, и Святому Духу, ныне и присно, и во веки веков».

В Чине освящения креста к ношению на персех священник молится: «Господи Иисусе Христе Боже наш, на древе крестном волею спасения нашего ради пригвоздитися восхотевый, и Пречестною Своею Кровию сие освятити изволивый, и крестом Своим от работы вражия мир искупивый, и древнее рукописание врага нашего диавола крестом растерзавый, и род человеческий от мучительства его тем свободивый, Тебе смиренно молим: призри милостивно на знамение сие крестное, и низпосли Божественное Твое благословение и благодать, и подаждь ему силу и крепость, яко да всяк, иже в воспоминание спасительных Твоих страстей, и животворныя Твоея смерти, и в сохранение и в защищение души и тела на себе носити будет, небесное благословение и помощь в нем прияти сподобится. И якоже жезл Ааронов, к отражению сопротивных неверствия, и испражнению волшебных мечтаний благословил еси: сице и сие знамение крестное благослови, и сопротив всем кознем диавольским Твоего заступления помощь в не влей, яко да всякому на себе носящему е, защищение и соблюдение от всякаго зла души и тела спасительное, и в умножение в нем духовных Твоих дарований, и христианских добродетелей Твоею благодатию будет. Ты бо еси благословляяй и освящаяй всяческая, Христе Боже наш, и Тебе славу, благодарение и поклонение возсылаем, со Безначальным Твоим Отцем, и Пресвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно, и во веки веков». – И трижды окропляя крест освященной водой, священник говорит: «Благословляется и освящается знамение сие крестное окроплением воды сея священныя, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь».

Богообразие человеческого естества – это и есть первоевангелие, бессмертное благовестие, неизгладимое, естественное благовестие для всякого человека, грядущего в мир (см. Ин.1:9). В этом богообразии – и человеческое чувство Бога, и человеческое осознание Бога, и человеческая тяга к Богу, и человеческая огромная свобода, и человеческая вечная жизнь, и человеческое высвобождение из смерти, и человеческая неустанная устремленность к вечному. В богообразии – сущность человеческого бытия, сущность неистребимая и бессмертная. Оно и составляет ядро человеческой личности, человеческой ипостаси. Оно и делает человека существом исключительным – тем, что он и есть, то есть человеком. Им человек осознаёт себя как личность во всей своей жизни и по смерти – в раю или в аду. Поэтому ад и его зло мучают человека, истязая богообразную сущность его личности. Это для нее неестественно, противно ее природе. Напротив, для нее, богообразной, естественно быть в том, что Божие, что от Бога и в Боге. Если бы человек был по естеству диаволообразным, то грехи и зло его бы не терзали: они были бы для него естественными и логичными. Но так как человек по естеству богообразен, то для него естественен и желанен рай со всеми его неизреченными христоподобными великолепиями и добротами в Царстве Трисолнечного Божества.

Несомненно, богоподобие человеческого существа – наиболее совершенно в Богочеловеке, Господе Иисусе Христе, в Богочеловеческом Теле Его Церкви. Отсюда благовестие превыше всех благовестий: соделать себя подобным Христу до конечных пределов своего богоподобного существа, святыми таинствами и святыми добродетелями возрастая в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф.4:13). А всё это совершается жизнью в Христовой Церкви со всеми святыми (Еф.3:18). Ибо жизнь в Церкви есть не что иное, как соборное восхождение возрастом Божиим (Кол.2:19), при содействии святых таинств и святых добродетелей – в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф.4:13).

Тайна Честного Креста

Святой Златоуст благовествует: «Если кто-либо спросит меня, что дивного сотворил Христос, то я опущу небо, землю, море, воскресение многих мертвецов и прочие сотворенные Им чудеса... и укажу только на Крест, который – славнее прочего». А святой Дамаскин, как бы дополняя сие благовестие, говорит: «Всякое деяние и чудо Христово превелико, и Божественно, и удивительно, но удивительнее всего – Его честный Крест».

Новый Завет – весь в священной и неизреченной тайне Христова Креста. Все новозаветные истины и все новозаветные блага коренятся в тайне Креста Богочеловека, почерпая из нее свою спасительную и животворную силу и свою Божественную таинственность. Очевидно одно: всеспасительная сила Христова Креста простирается вслед за человеком во всех его безднах, и страстях, и пороках, и грехах, и немощах; она охватывает его всего, всего спасая, искупая, очищая, освящая, обогочеловечивая, облекая во Христа.

Своим богоочищенным, богоосвященным и богопросвещенным умом всецело погруженный в неисследимые глубины Богочеловеческой тайны спасения мира, святой Василий Великий благовествует: «Крестом совершено Христово домостроительство спасения». А умудренный Христом святой Григорий Палама, сводя все апостольско-святоотеческие благовестия в единую всеобъемлющую благую весть, благовествует: «В Кресте Господнем явлено всё домостроительство спасения (πᾶσαν τὴν οἰκονομίαν), совершенное во время пребывания Господня на земле, и вся тайна этого домостроительства содержится в нем» Отсюда и святоотеческое богомудрое благовестие: Крест – основание Церкви, утверждение вселенной... Крест – сила немощных, врач недужных. Крест – очищение прокаженных, восстановление сил в расслабленных. Крест – хлеб алчущих, источник жаждущим. «Христос весь был на Кресте и в то же время весь пребывал во всем». – Премудрый философ Святого Духа, преподобный Иоанн Дамаскин, благовествует: «Крест Христов облек нас в ипостасную Божию Премудрость и Силу (τὴν ἐνυπόστατον τοῦ Θεοῦ σοφίαν καὶ δύναμιν)». Святой Златоустый благовестник благовествует: «Чего только не сделал Крест? Он преподал учение о бессмертии души, о воскресении тел, о презрении земных благ, о жажде блага грядущего; людей сделал он ангелами; благодаря ему все и всюду стали философами (любомудрами) и способными ко всякой добродетели». «Крест основал Церковь. Крест – утверждение добродетелям. Крест отверз рай».

Потому как досточудный Спаситель всю Свою спасительную и животворящую силу сосредоточил в Кресте и внес в него всю Свою Личность, Крест стал знамением Сына Человеческого (Мф.24:30; ср. Откр.1:7) и на земле, и на небе – знамением, по которому распознают Его все земные и небесные существа. Так как Владыка Христос со всеми Своими бесконечными Божественными силами, и истинами, и тайнами – весь в Своем Кресте, то Его Честный Крест соделался неодолимым победителем во всех мирах, всепобеждающим спасителем от всех грехов, от всякой смерти, от всех бесов. В Кресте – «неизреченное смотрение», несказанное домостроительство спасения, поэтому тайна Креста непостижима: «непостижимое распятия таинство (τὸ ἀκατάληπτον то̀ τῆς σταυρώσεως μυστήριον)».

По причине непостижимой и всеспасительной таинственности честного креста все богослужения Страстной седмицы, особенно в Великий Четверг и Пятницу, исполнены молитвенным трепетом и благодарением распятому Богочеловеку, Спасителю. Трепет и благодарение проникнуты восхищением, которое каждую молитву завершает рыдающим «Непостижиме Господи!». – Да, воистину непостижимо уму, воистину неисследимо то, что Богочеловек страданиями и Крестом спасает мир и смертью низлагает грех, смерть и диавола. Да, непостижимо и неисследимо, но истинно и действительно: истинно самой убедительной истинностью и действительно самой неуклонной действительностью, ибо Богочеловеческая реальность и истинность безмерно превосходят человеческий ум и логику. Налицо несказанная тайна спасения человеческого рода Трисвятым Божеством. Крест – составная часть этой пресвятой тайны спасения. Она коренится в Трисолнечном Боге, через воплощенное Слово простираясь на всю тварь. Всё это погружено в сладчайшей тайне Богочеловеческой Личности.

Все Богочеловеческие силы Честного Креста, вся всеспасительность Креста, вся все-необходимость Креста, вся чудодейственность Креста, вся всепобедность Креста по-апостольски богодухновенно и по-святоотечески богомудро запечатлены в молитвенном богословии Церкви. В этом красноречиво убеждает нас даже мимолетный взгляд на этот изумительный и великолепный рай церковного богомудрия, рай бессмертной благоуханной богочеловечности.

Своим Честным Крестом Владыка Христос посрамил диавола и Своим Воскресением притупил жало греха – и спас нас от смерти. Спаситель крестом пленил ад, попрал смерть, просветил мир. «Воскрес Иисус от гроба, якоже прорече, даде нам живот вечный и велию милость». Своим Крестом Господь отверз рай разбойнику. «Крестом... идольская прелесть вся упразднися, и демонская крепость попрася». «Место лобное рай бысть, точию бо водрузися древо крестное, абие израсти Грозд животный» – Спасителя Христа. «Распеншагося Спаса и Избавителя нашего волею, якоже весть, и якоже благоизволи, воспоим вернии, и прославим: яко пригвозди на Кресте грехи человеков: избавляя от прелести род человеческий, и Царствию сподобил есть». «Распятие претерпевый Своею волею, и от нетления человеки свободив, Спасе, воспеваем вернии, и покланяемся Ти, яко просветил еси нас силою крестною; и страхом славим Тя, Человеколюбче щедрый, яко Жизнодавца и Господа». – «Уставила еси смертное устремление, рождшая животом и смертию Обладающаго, Всенепорочная; Того убо моли, умерщвляющая прегрешения, душу мою уставити и спасти мя».

Мы молимся распятому Господу: «Крест Твой, Христе, аще и древо видимо есть существом, но Божественною одеяно есть силою; и чувственно мирови являяся, мысленно наше чудотворит спасение. Емуже покланяющеся, славим Тя, Спасе, помилуй нас». «Воздвиглся еси на Крест, и низпадеся враг; и падшии воздвигохомся, и райстии жители, Христе, быхом, державу славяще Царствия Твоего». «Силою Креста Твоего, Христе, утверди мое помышление, во еже пети и славити спасительное Твое вознесение (в сербск. “распятие”. – Примеч. пер.)». «Крест Твой, Господи, жизнь и воскресение людем Твоим есть, и надеющеся нань, Тебе воскресшего Бога нашего поем: помилуй нас». «Крест Твой, Господи, рай отверзе роду человеческому, и от истления избавльшеся, Тебе распеншагося плотию Бога нашего поем: помилуй нас». «Иже Крестом ограждаеми, врагу противляемся, не боящеся того коварства ни лаяния: яко бо гордый упразднися, и попран бысть на Древе силою распятого Христа». Своим Крестом Господь разрушил смерть и отверз разбойнику рай. Крестом низойдя в ад, Господь меня совоскресил. «Господи, оружие на диавола крест Твой дал еси нам: трепещет бо и трясется, не терпя взирати на силу его: яко мертвыя возставляет, и смерть упраздни. Сего ради покланяемся погребению Твоему и востанию». «Господи... воскресл еси и подал еси нетление душам нашим». «Пострадал еси Крестом, Безстрастный Божеством, погребение приял еси тридневное, да нас свободиши от работы вражия, и обезсмертив оживотвориши нас, Христе Боже, Воскресением Твоим, Человеколюбче». «Вознесыйся на Крест, Христе Боже, и спасл еси человеческий род». Христос крестом спасает мир как Бог. «Крестом Твоим, Спасе, рай отверзеся, и осужденный человек паки вниде в онь, Твою величая благостыню». «Крестом Твоим, Христе, едино стадо бысть Ангел и человек, и едина Церковь – καì μία Ἐκκλησία, небо и земля веселится, Господи, слава Тебе».

С особым боговдохновением Крест прославляется и возвеличивается в богослужениях в праздник Воздвижения Честного Креста, с 13 по 21 сентября. Молитвенная мысль Церкви богоречиво сказует Богочеловеческие истины о Кресте. Первая ясная истина сего праздника гласит: Крест есть «благочестия непобедимая победа», препобеждающая всех бесов, все искушения, все грехи, всё зло, всякую смерть. Крест – «дверь райская». Крестом «тля разорися и упразднися, и попрася смертная держава, и вознесохомся от земли к небесным». Крест – наставник слепых, врач немощных, воскресение всех умерших; крестом процвело бессмертие. Крестом совершается спасение и обожение: сущие на земли крестом обожились, диавол был до конца сокрушен. Своей благодатью крест освящает его лобызающих, ибо он есть источник святости и причина обожения всех. Крестом наш ум просвещается; обнимая преславный Господень Крест, мы просвещаемся и отгоняем страсти. Крестом Христос пронзил диавола в самое сердце и всех освободил от адских уз. Крест Господень солнцезрачен: когда мы лобызаем его с верой, то наши души просвещаются. Крест – источник бессмертия, избавление всего мира. Во многих молитвах мы обращаемся ко Кресту, как к живому существу, как к своего рода живому лицу. Так, мы молимся: «Кресте Пречестный... тя сердцы и устнами вернии лобызающе, священие почерпаем», здравие и вечное спасение.

Молитвенная мысль Церкви в день Воздвижения Честного Креста Господня своей Богочеловеческой всеистинностью громогласно проносится из Церкви по небу и земле: на Кресте Господь убил нас убившего, оживил умерщвленных, украсил их и по Своему милосердию сподобил их жительства на небесах. Крест – похвала верных, утверждение страдальцев, спаситель всех преподобных. Ныне, в день Воздвижения Честного Креста, крест воздвизается и демоны убегают; ныне вся тварь освободилась от тли, ибо благодаря кресту воссияли для нас все дарования. Крест – «сила и ограждение Церкви». Отсюда наше молитвенное возлетание к небу и в поднебесье: «Кресте Христов, христиан упование, заблуждших наставниче, обуреваемых пристанище, в бранех победа, вселенныя утверждение, недужных врачу, мертвых воскресение, помилуй нас».

Знамение Сына Человеческого (Мф.24Примеч. ред.) = Знамение Богочеловека Христа = Знамение Православной Церкви – Крест; он изображается на всём свойственном Богочеловеку, и его всепобеждающая сила изливается на всю видимую и невидимую тварь, оберегая ее от всего смертного, от всего злого и демонического и обогащая бессмертием, добродетелями, богочеловечностью. И мы радостно восклицаем: «Крест хранитель всея вселенныя, крест красота Церкви, крест царей держава, Крест верных утверждение, крест Ангелов слава и демонов язва».

Богочеловеческая истина и реальность – в следующем: Крестом была полностью истреблена («пожерта») смерть. Крест – это лестница, по которой мы восходим на небеса, Крест – совершенное избавление падшего Адама. Посреди земли Бог уготовал спасение: Крест и Воскресение. Крест – всеоружие благочестия. Крест – поборник праведных и спаситель преподобных. Христос как Бог крестом спасает человеческий род. В кресте – воскресение мира, не имеющее конца. Крест Господень – это воскресение мертвых. Крест воздвизается, и демоны прогоняются; разбойник отверзает врата Едема; смерть умерщвляется – и ныне она пуста. – И тогда этот молитвенный вопль: «Умертвив страсти плоти и духа, потщимся крестом вознестись от земных в небесная, сораспявшись Владыке Христу!»

Без сомнения, Крест и Воскресение составляют двуединую реальность, двуединую истину, двуединую силу совершённого Спасителем Богочеловеческого домостроительства спасения, Богочеловеческого домостроительства обожения. И посему, на воскресном всенощном бдении, перед святой Литургией, мы исповедуем и благодарим: «Воскресение Христово видевше, поклонимся Святому Господу Иисусу, единому Безгрешному, Кресту Твоему покланяемся, Христе, и святое Воскресение Твое поем и славим: Ты бо еси Бог наш, разве Тебе иного не знаем, имя Твое именуем. Приидите, все вернии, поклонимся святому Христову Воскресению: се бо прииде Крестом радость всему миру. Всегда благословяще Господа, поем Воскресение Его: распятие бо претерпев, смертию смерть разруши».

Снова и снова: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим».

* * *

18

Данное высказывание в сочинениях свт. Иоанна Златоуста не найдено. – Примеч. ред.

19

Стихотворение перевел Илья Числов. – Примеч. ред.

20

Еп. Николай (Велимирович). Духовна лира. Крагуjвац, 1938. С. 490–492.



Источник: Собрания творений преподобного Иустина (Поповича) Т. 4 Под общ. ред. проф. Моск. Духовн. Акад., д-ра церк. истор. А. И. Сидорова, пер. С. П. Фонова — М.: «Паломник», 2007.

Комментарии для сайта Cackle