Иван Кузьмич Кондратьев

Особенные случаи и явления чудотворной силы Божией, исходившей от места, где почивают св. мощи преподобных отцов наших Сергия и Германа Валаамских.

Св. Православная Церковь наша, как основанная на Востоке самим Господом Иисусом Христом, как Церковь, имеющая апостольское происхождение и неизменно сохранившая учение веры, благочестия и преемство иерархическое, имеет и благодать Св. Духа, которая проявляется в разных местах на её пространстве многообразными духовными дарованиями. Мы видели явления сей благодати в самых исторических судьбах Валаамской обители и в житиях её подвижников. Но Валаам есть место особенное. Там издревле обитало и процветало православие и благочестие во всей правоте и непорочности. Там до сих пор почивают св. мощи Первооснователей обители–преподобных отцов наших Сергия и Германа и многих других подвижников, Богу угодивших. Конечно, это обстоятельство сделало Валаам местом и источником особенной благодати Божией. Со дня обретения мощей св. Сергия и Германа сия благодать проявлялась в многоразличных чудотворениях. Старцы прежнего времени сохраняли дела милосердия Божьего, по своей простоте и смирению, только в памяти своей и путём предания передавала о них своим ученикам. Без всякого сомнения, многие из них были преданы и письму. Предки наши любили записывать и в книги повествования о делах Божиих. Но опустошения и разорения, каким подвергался монастырь в лице своих старцев, в своих памятниках и достоянии, все уничтожили. Впрочем, благодать и сила Божии несокрушимы...

Служба Валаамским чудотворцам Сергию и Герману до нынешнего столетия совершалась по общей Минее. Строитель коневский о. Илларион, бывший впоследствии архимандритом Тихвинского монастыря, по благословению преосвящ. митрополита Амвросия, составил в честь их особенную службу, с приложением и приличного слова на память их. Сия служба была рассмотрена, для церковного употребления, благословлена Св. Синодом и напечатана в первый раз в 1817 году. При совершении богослужения по сей службе, в Валаамской обители всегда читается и слово к ней приложенное, имеющее характер прославления Валаамских угодников.

В 1819 году 20-го октября, Св. Синод определил: внести дни памяти и перенесения св. мощей Валаамских угодников Сергия и Германа во все печатные месяцесловы с надлежащим, где следует, помещением тропаря и кондака. Память празднуется ежегодно 28-го июня, а перенесете мощей–11-го сентября. В Месяцеслове протоиерея Вершинского (Спб., изд. 1856 г.), на основами Исторического словаря о святых русской Церкви, говорится, что здесь разумеется перенесение св. мощей после последнего возобновления монастыря в 1718 году из Староладожского Никольского монастыря обратно на Валаам. Но эта ошибка требует исправления. Мы видели, что мощи преп. Сергия и Германа во время последнего разорения Валаама шведами, в 1611 году, оставались в покое на Валааме. Здесь разумеется перенесение св. мощей, бывшее в 1180 году, 11 сентября, из Новгорода на Валаам, который за 17 лет перед тем был разорён шведами, отчего и св. мощи в то время с Валаама были укрыты в Новгороде от поругания иноверцев.

С восстановлением обители и доселе не перестаёт действовать в ней чудодейственная сила Божия, обнаруживавшаяся и во дни запустения Валаамского монастыря. В последнее время, удостоившиеся чудотворных действий стали чаще и откровеннее заявлять о сем инокам Богоспасаемой Валаамской обители. В монастыре приняты были меры к точному изложению достоверных явлений чудотворной силы Божией, исходящей от места, в котором почивают св. мощи угодников Божиих Сергия и Германа Валаамских и всея России чудотворцев.

Из записи этих чудотворений со слов достоверных повествователей составлена целая книга, существующая на Валааме.

Выпишем из неё замечательнейшие из чудотворений для прославления имени Божия и Валаамских угодников, через которых действует благодать Божия.

Чудотворения, совершившиеся по молитвам преподобных Германа и Сергия, были весьма различны. Так: было весьма много случаев, что путники, подвергавшиеся на Ладожском озере опасности жизни, в разные времена года, были чудесно спасены по своему молитвенному обращению к Валаамским чудотворцам. В доказательство сего приведём из многих событий некоторые замечательнейшие.

1. Спасение трёх странников от потопления.

В 1789 году, при копании рвов для ограды, найден старинный деревянный резной крест, искусно сделанный. Неизвестно, кому достался этот крест и где находится он ныне.

Во время настоятельства о. игумена Ефрема обретена на Валааме чудотворная икона Божией Матери Одигитрии. Cиe обретение совершилось чудесным образом. Два прибрежных жителя из Олонецкой губернии шли раннею весною по льду в Валаамскую обитель для поклонения угодникам Божиим Сергию и Герману. На половине пути странников застиг ветер столь сильный, что взломал лёд и разметал его по озеру. Бедняки трое суток носились по необозримому пространству воды на уцелевшей под их ногами небольшой льдине. Одно только милосердие Божие могло спасти их от погибели в они молили преподобных Сергия и Германа предстательствовать перед Господом о их избавлении.

Внезапно нашло на них оцепенение, и в это время явились им два святолепные старца-монаха, которые, успокоив их близким спасением, повелевали, в благодарность за сие, по прибытии в Валаамскую обитель, воздать молебное пение пред иконою Пресвятой Богородицы, нарекаемая Смоленской и находящейся в монастырской чернорабочей избе. Удивленные странники вопросили иноков: кто вы и как попали к нам на эту льдину?–„Мы Валаамские старцы Сергий и Герман; уповайте на Бога и не страшитесь“. Погибшие очнулись с радостными чувствами и укреплёнными силами.

Взорам их представился Валаамский монастырь, у подножия которого стояла носившая их льдина. Восхвалив дивного во святых своих Господа, они сошли на берег и, пришедши в обитель, рассказали настоятелю и братии о своём приключении. По словам их, отыскали икону Смоленской Божией Матери и отпели Пречистой Деве и угодникам Божиим Сергию и Герману благодарственный молебен.

Признательные странники год трудились безвозмездно в святой обители и потом благополучно возвратились на родину.

Святая икона сия доныне находится на Валааме в тёплом Успенском соборе, за правым клиросом, подле дверей, ведущих в ризницу, и украшена позлащенною ризою с драгоценными каменьями.

Много чудотворных благодеяний изливает даже и до ныне Господь на поклоняющихся, с сокрушенным сердцем, Пречистой Деве Богородице пред сим Ея изображением.

2. Наказание зло умышлявших против обители.

В описанном случае преподобными Сергием и Германом была явлена помощь благочестивым чтителям угодников Божиих. Но в следующем обстоятельстве усматривается наказание зло умышлявших против обители. Дело сие совершилось так. Когда монастырь, по возобновлении его, в 1721 г., был еще деревянный, два бедные священника, жившие на Валааме, составили просьбу об уничтожении обители, ради её бедности, и собрались ехать в Петербург для представления оной куда следует. Ночью, накануне поездки, в сонном видении явились им два черноризца и советовали оставить такое предприятие, в противном случае–угрожали им погибелью. Священники не обратили внимания на это предостережете, отправились в путь, и едва отъехали вёрст пять–поднялась буря, потопила их, и снова сделалось тихо!... Мыс, близь которого это случилось, до сих пор называется Попов.

3. Спасение монаха Сергия с братией от потопления.

Св. угодники спасали иноков Валаамской обители и от внешних опасностей жизни. Это доказывает следующий случай, бывший при игумене Назарии. Валаамской обители инок Сергий с некоторыми из братии послан был игуменом Назарием, по монастырским нуждам, в шлюпке на финский берег. Едва они отъехали половину пути, на озере поднялась страшная буря; волны залили утлое судно, пловцы, сколько ни силились грести, не могли сдвинуться с места и с ужасом каждую минуту ожидали себе смерти. Сам Сергий, бывший в миру мореходцем, побледнел при виде неминуемой опасности; но, собравшись с духом, он стал молиться Богу и призывать в помощь преподобных Сергия и Германа. Спутники последовали его примеру, и многогенно ладья их поплыла как бы кем влекомая, и вскоре они очутились у берега. Всмотревшись в местность, они узнали, что их принесло к Валааму. Со слезами умиления возблагодарив дивных своих кормчих, Валаамских чудотворцев, спасенные отправились в монастырь, рассказали настоятелю и братии о избавлении своём предстательством святых угодников Божиих Сергия и Германа от явной смерти.

4. Спасение от погибели на озере.

Во дни о. игумена Иннокентия девять манинских рыбаков молитвами Валаамских чудотворцев спасены были от замерзания и голодной смерти. Это были крестьяне и ловили рыбу около Ярайского острова, верстах в двадцати от Валаама. Пища у них вся вышла, и пятеро из них решились ехать в монастырь за провизией.

На половине пути застиг их сильный мороз, лодку охватило льдом, так что ни взад, ни вперёд ехать было невозможно. Пешком пуститься тоже не было никакой возможности. Старший из них, рыбак Филипп Ильин, видя, что они находятся в неизбежной опасности, увещевал своих злополучных товарищей молить о спасении преподобных Сергия и Германа и сам первый начал совершать молитву, как умел. Все единодушно и искренно взывали к помощи Валаамских чудотворцев, давая обет, в случае спасения, совершить и благодарную молебную молитву. Так прошла ночь между опасностями жизни и молитвенною надеждою спасения... Стало рассветать, пахнул ветерок... По прямому направлению от их лодки до монастырского Предтеченского острова разломало лёд, и пред взорами погибших открылся довольно правильный канал. Неимоверно обрадованные рыбаки, славя преподобных Сергия и Германа, направили путь свой по каналу и приехали благополучно в обитель. Там, объявив о своём дивном спасении игумену Иннокентию, они вместе с братию воспели благодарственную песнь избавителям своим–Валаамским чудотворцам.

5. Спасение от потопления фридрихсгамского мещанина Ильи Овчинникова.

Фридрихсгамский мещанин, по ремеслу маляр, Илья Овчинников раннею весною, когда лёд на Ладожском озере только-что сталь рыхнуть, переходил на Валаам, с намерением вступить в братство тамошней обители. Он был уже на половине пути, как внезапно поднялся ветер, и озеро стало трогаться. Льдину, на которой он стоял, оторвало и понесло в средину озера. Несчастный Илья считал себя погибшим; помощи ожидать было не откуда. Илья прощался уже с жизнью; но ему блеснула мысль обратиться с молитвою к преподобным Сергию и Герману. Святые Угодники вняли погибающему: вдруг льдину понесло в противную сторону и он очутился перед Валаамским островом. Тут на берегу рыбаки ловили рыбу–они заметили Илью, тотчас подъехали к нему на лодке, сняли со льдины, привели в свою избу, отогрели и проводили в монастырь.

6. Охранение странницы.

1831 года, в Рождественский мясоед, пришла в Валаамскую обитель странница и сказывала, что, переходя озеро от Манинского острова к Валааму, была застигнута бурею, при довольно сильном морозе. От холода и усталости она совсем уже изнемогала и стала молить преподобных Сергия и Германа, да спасут её от смерти без покаяния. В это время она заметила островок и на нём избушку. Радость возвратила ей силы и вскоре она была уже в хижине, но– увы! хижина стояла необитаема и без окон.

Отчаяние овладело бедною. Она упала на колени и просила Валаамских чудотворцев избавить ее от неминуемой гибели. Вдруг слышит глас: „не спи и будешь спасена!“ Странница ободрилась, но не надолго–усталость взяла свое; она прилегла на лавку и лишь только хотела уснуть, какая-то невидимая сила столкнула ее на пол, и опять раздался глас: „не спи, а ступай в дорогу!“ Странница встала; призвав на помощь угодников Божиих, отправилась в путь и под защитою их, благополучно достигла монастыря, пройдя, почти без устали, в самую страшную метель, открытым озером с лишком двенадцать вёрст.

7. Чудесная помощь зимой на озере расслабленному.

В 1850 году, на третьей неделе Великого поста, четыре солдата сердобольской инвалидной команды: Иван Дианко, Сидор Сердюк, Яким Абакумов и Емельян Иванов, из Сердоболя шли озером на Валаамский монастырь говеть. Один из них, Емельян Иванов, внезапно заболел на середине озера и так ослаб, что не мог сам продолжать пути; товарищи должны были нести его на руках. Вёрстах в десяти от монастыря страдания больного усилились, он почувствовал нестерпимую жажду, но утолить ее было нечем: у путников не случилось никакого орудия, чтобы разбить твердый лёд. Страждущий стал молить преподобных Сергия и Германа, облегчить его мучения; и вдруг пред ним явилась прорубь. Обрадованный больной припал к ней, напился и мгновенно почувствовал себя исцелённым, так что мог без помощи других продолжать дорогу. Один из товарищей хотел тоже утолить свою жажду, но едва приклонился к проруби, чудотворная вода исчезла и даже место, где она явилась, сделалось незаметным.

Больной пришёл в обитель совершенно здоровым; говел, сподобился таинств покаяния и святого причащения и поведал о дивном своём исцелении, по молитве к преподобным Сергию и Герману.

8. Вразумление сумнящемуся.

Преподобные Сергий и Герман, первооснователи и покровители Валаамской обители, способствуя молитвами своими благочестию иноков, откровениями своими вразумляли тех из них, которые впадали в сомнение или поддавались духу уныния. Так один монах-отшельник, подвизавшийся среди дремучего леса в пустынной хижине, кознями дьявола впал в сомнение относительно места, где почивают нетленные мощи чудотворцев Валаамских Сергия и Германа. Рассуждениями своими он смущал даже многих из братии. Зная, что сей род ничем же может изыти, токмо молитвою и постом (Марка гл. 9, ст. 29), инок

усугубил пост и просил Господа разрешить его сомнение. Чем сильнее была молитва его, тем сильнее нападал на него дух лукавый; но милосердый Бог, не допустивший Фоме пасть от неверия, внял мольбе и сего подвижника: однажды ночью, когда старец боролся с этим грешным помыслом, вдруг сквозь тусклое окно яркий свет озарил труженическую келью. Удивленный пустынник торопливо вышел из хижины и видит, в стороне к монастырю, два, светом солнцу подобные, столпа возвышаются в воздухе. С благоговейным трепетом долго старец созерцал небесное явление, недоумевая о его значении. Возвратившись в хижину, он молил Господа вразумить ему тайну сего видения, и едва старец возлёг на одр свой и смежил утомлённые очи, слышит глас: „Маловер! престань чудиться сему видению, оно разрешает твое сомнение: два столпа суть сияние, изливающееся от нетленных мощей преподобных Сергия и Германа, для рассеяния маячащихся сомнением твоих мыслей“.

На другой день пустынник, со слезами раскаяния и умилённым сердцем, исповедал настоятелю и некоторым из братии грех свой и Господом ниспосланное ему чудесное вразумление.

9. Спасение бессловесного животного.

Молитвы Валаамских иноков доходили до слуха преп. Сергия и Германа даже в таком случае, если они взывали к ним о помощи бессловесным, работавшим для обители. Такой случай был при игумене Иннокентии. Когда в его управление отстраивался наружный флигель монастыря, лошадь, возившая материалы, оступилась и со всею упряжью и кладью упала с утёса, против юго- западной стороны монастыря, вниз на 17 сажён. Случившаяся тут братия, как бы невольно, воскликнула в один голос: „Преподобные Сергий и Герман, спасите ее!“ Глядят–лошадь упала на ноги невредима, и упряжь вся цела! Сбежавший за нею под гору работник нашёл ее спокойно щиплющую траву, привёл наверх и продолжал на ней работать, как бы ничего не случилось.

По молитвам Валаамских чудотворцев очень многие православные христиане, разных возрастов, званий и состояний получали исцеления от многоразличных телесных болезней и недугов душевных.

10. Исцеление двухлетнего младенца по обету родителей.

Выборгской губернии, Сердобольского уезда, Салминского погоста, деревни Лунгули, крестьянина Ивана Антонова Меншакова сын двухлетний младенец Иоанн, слишком год страдал расстройством тела от внутренних болезней. Долго пользовали его разными средствами, но все бесполезно. Напоследок родители молили преподобных Сергия и Германа помочь их сыну, обещая, по выздоровлении, везти его во святую Валаамскую обитель – и малютка через несколько дней после сего обета совершенно выздоровел.

11. Исцеление больной руки четырехлетнего мальчика.

Выборгской губернии, Сердобольского уезда, Салминского погоста, в деревне Лунгули, у крестьянского четырёхлетнего мальчика Артемия Антонова Меншакова с лишком два года болела рука, подле самой кисти, и малютка не мог ею владеть. Все пособия местного врача оставались безуспешны. Родители Артемия опасались уже, что он на веки останется калекою. Мать ребенка с усердною молитвою обещала отслужить преподобным Сергию и Герману молебен. Язва на руке мальчика с того же дня стала заживать и в короткое время совершенно закрылась.

12. Исцеление, по обету родителей, малолетней священнической дочери Марии, болевшей глазами и расслаблением ног.

Дочь священника Либерского прихода, деревни Тайболя (в Финляндии), Михаила Петровича Болотинского, Мария, два года страдала болью глаз и расслаблением ног. Родители, не видя пособий от человеческих врачеваний, прибегли с молитвою к угодникам Божиим Сергию и Герману, прося их предстательства пред Господом о исцелении болящей Марии. Они дали обет, если облегчится недуг дочери, везти ее на поклонение чудотворным их мощам. Вскоре Мария совершенно выздоровела. Благодарная мать в июле 1850 г. приезжала на Валаам с исцелённою и другими двумя дочерьми, где, прославляя Бога и преподобных Его Сергия и Германа, поведала чудесное уврачевание дочери своей святою их помощью.

13. Исцеление расслабленной девицы.

Двадцатилетняя девица Агафья Иоаникиева Макарова, крестьянка Выборгской губернии, Сердобольского уезда, Салминского погоста, деревни Гиеви, что на острове Старая Мыза, зимою 1849 года внезапно впала в расслабление всего тела, которое продолжалось с лишком пять недель. Особенно она страдала болью в голове, так что не могла ею пошевелить. Агафья не имела никаких медицинских пособий, просила лишь преподобных Сергия и Германа о своём исцелении, обещая, по выздоровлении, идти пешком на поклонение чудотворным мощам Валаамских угодников. Молитва её была услышана: ей вдруг стало легче и в короткое время она была в состоянии исполнить свой обет. На день празднества Благовещения Пресвятой Богородицы, в 1849 году, приходила на Валаам уже совершенно здоровою и поведала о случившемся с нею проживающему в монастыре родному дяде своему, Василию Юдину Макарову, впоследствии монаху Варлааму.

14. Исцеление хромого Феодора Гаугине.

Уроженец Манинского острова, деревни Пелтози, Фёдор Иванов Гаугине, будучи на работе, внезапно почувствовал боль в ноге, которая быстро усилилась, и вскоре он принуждён был ходить на деревяшке. В этом жалком состоянии, Фёдор обратился с молитвой к преподобным Сергию и Герману, прося от них исцеления. Молитва его была услышана: ноге стало тот час же легче. Фёдор поехал в Валаамский монастырь и там в скором времени нога его совершенно исцелела. В благодарность к преподобным, Фёдор жил два года работником при монастыре.

15. Исцеление с. -петербургского купца Капитона Михайловича Михайлова от холеры.

Летом 1849 года, с.-петербургский купец Капитон Михайлович Михайлов, проводив супругу свою на богомолье в Валаамский монастырь, внезапно заболел холерою. Болезнь развилась быстро и достигла той степени, что все усилия помочь страдальцу остались безуспешны. Болящий это заметил и стал уже мысленно прощаться с отсутствующею своею супругой. Горько жалел он, что не поехал с нею и вспомнил, что не раз давал обещание поклониться Валаамским чудотворцам, но всё по житейским нуждам отлагал до удобнейшего, по его расчётам, времени, и вот, как бы в наказание, умирает в разлуке с женою! Он стал просить угодников Божиих, да простят его согрешение и помолятся Господу Богу о душе его, обещая, если получит исцеление, немедленно ехать на Валаам. Едва эта молитва была произнесена–припадки болезни остановились, умирающий стал мало-помалу оживать. Это случилось в 11 часу ночи, а в 6 часов утра Капитон Михайлович почти совершенно здоровый, ехал уже на пароходе „Пётр Великий“ в Валаамскую обитель воздать благодарение преподобным Сергию и Герману, столь скоро услышавшим его раскаяние и молитву, и так чудно исцелившим его.

16. Исцеление с.-петербургского купеческого сына Ивана Старцева от падучей болезни.

Купеческий сын Иван Старцев на четырнадцатом году своего возраста подвергся припадкам падучей болезни, которые мучили его почти каждый день. Год и десять месяцев (1848) пользовали его в с.-петербургской детской больнице, но все старания врачей оставались безуспешны. Напоследок Иван так изнурился, что отчаивались уже в его жизни. Крестная мать Ивана, купчиха Фёкла Матвеевна Погодина, посоветовала ему молиться о своём исцелении Валаамским чудотворцам Сергию и Герману и положить обещание трудиться в их святой обители несколько времени. Юноша, вняв благочестивому совету крестной матери, стал молиться угодникам Божиим–и припадки прекратились, силы его начали укрепляться и через полгода он был в состоянии исполнить свой обет. В феврале 1850 года приехал он в Валаамский монастырь и прожил там около года в совершенном здоровье.

17. Исцеление от пьянства.

Крестьянин Выборгской губернии, Сердобольского уезда, деревни Рандова, Михаил Ильин Вайтине, в течение многих лет был одержим пьянством. Запои его продолжались по несколько месяцев и почти всегда сопровождаемы были белою горячкою, припадки коей иногда бывали так сильны, что Михаил впадал в неистовство и несколько раз покушался на самоубийство. О призраках, которые его смущали в это время, до сих пор он не может вспомнить без ужаса. Все старания родных, и в особенности человеколюбивого купца Семена Ивановича Дружинина, у которого Вайтне жил в работниках на кюменьских рыбных ловлях, не имели успеха удержать его от этой пагубной страсти.

Наконец, Михаил достиг обыкновенных неизбежных следствий пьянства–телесного расслабления и даже слабоумия. Но Бог, не хотя смерти грешника, вразумил благочестивых людей пользовать недуг его словами Христовой веры: страдальца расположили к молитве. Михаил прибег к предстательству и защите Валаамских чудотворцев Сергия и Германа. Скоро в смущенной душе его водворились мир и благопокорность. Он стал укрепляться и телесными силами. Напоследок, сознавая, что ходатайством преподобных Сергия и Германа спасён от вечной погибели, возжелал посвятить остаток дней своих служению угодникам Божиим в их обители и поселился на Валааме, где из лютеран присоединился к св. православной Церкви и потом пострижен в мантию, с именем Михея.

18. Исцеление от умопомешательства и глухоты.

Выборгской губернии, Сердобольского уезда, Имбиляхтинского погоста, деревни Хучука, крестьянин Семён Константинов в 1847 году впал в умопомешательство и оглох.

Родные его усердно молились преподобным Сергию и Герману, да облегчать недуг страдальца, и, веруя твердо, что угодники Божии не отвергнут их молений, повезли больного в Валаамскую обитель. Здесь, по окончании Божественной литургии и молебного пения богоносным отцам , повели Семена к многоцелебной раке нетленных мощей Валаамских чудотворцев, и едва больной приложился к ней – на лице его выразилось радостное спокойствие: ходатайством преподобных Сергия и Германа, Господь совершенно исцелил больного, и потом крестьянин Семён Константинов, прославляя угодников Божиих, совершенно здоровым и наравне с другими выполнял все обязанности своего быта.

19. Исцеление елеем от лампады преп. Сергия и Германа очей крестьянина Алексея Иванова.

У крестьянина Выборгской губернии, Сердобольского уезда, Салминского погоста, Алексея Иванова, промыслом рыбака, долгое время болели глаза. Не получая никакого облегчения от употребляемых им средств, он отправился на Валаам и там, помолясь усердно пред чудотворною ракою Угодников Божиих Сергия и Германа, взял из висящей перед нею лампадки елея, помазал им больные свои очи–и тут же получил исцеление. Возвратясь на родину, уделил и другим болящим взятого им от святых мощей елея: все, употреблявшие его с верою, получили облегчение своим недугам.

20. Исцеление купеческой вдовы А. С. Андреевой.

1828 года, июля 6 дня, прибыла из С.-Петербурга 1-й гильдии умершего купца Семена Евстафьева, сына Андреева, жена Агрипина Семеновна, сопровождаемая двумя родственницами, служащими ей в дороге. Она была подвержена беснованию и страдала от него 22 года. В продолжение сего времени она ужасно мучилась: в церкви, особенно во время литургии, в выходы малый и великий, при чтении св. Евангелия и во время Причащения дух злобы то изгонял ее из храма, то ударял о землю, то мучил и терзал, и почти постоянно подвергал ее страшным мучениям, на которые нельзя было смотреть без слёз. Она не могла терпеть ладана и с упорством отвращалась от него; при раздаче антидора, целовании св. Креста, кроплении св. водою и помазании св. елеем случились с нею ужасные перемены: она то кривлялась, то смеялась, сильно ударяема была о земь, испускала изо рта пену и кричала.

В сих страданиях Андреева искала пособия от врачей земных, и не находила. Наконец, в начале июня 1828 г., в сонном видении узрела она светолепных мужей, возвестивших ей искать помощи в Валаамской обители, которой она особенно благодетельствовала. Она исполнила это повеление и, несмотря на препятствия со стороны родственников её – приехала в помянутую обитель.

Здесь от 6 до 8-го числа, при каждой литургии в означенные священнодействия, случались с нею ужасные припадки. Вследствие чего, казначей сего монастыря, иеромонах о. Арсений, вместе с другими старцами, соборно служил преподобным всенощное бдение и молебен; по окончании оного, приступлено было к чтению над нею церковных заклинательных молитв (по большому Требнику). Дело сие поручено было иеромонаху о. Иезекиилю. При начале заклинании, 8 июля, сначала казалась она спокойною, стояла со вниманием, усмехалась изредка. Когда возложили на нее св. Крест, она сильно противилась сему: рвалась, кричала и едва, при помощи её спутниц и некоторых богомольцев, удержана была на месте.

В следующий день, 9-го июля, по окончании ранней литургии, снова приступлено было к чтению над ней заклинаний. В это время она также неистовствовала. Наложение на нее св. Креста происходило с величайшим усилием. Заклинания усилены–и дух злобы, видя свое изнеможение и скорое изгнание, поверг болящую и с трепетом сказал свое имя. Получив сведение об имени мучащего духа, заклинатель с большею ревностью, с сильнейшею верою, восстал на него, приказывая ему именем Господа Иисуса немедленно оставить болящую и выйти вон. Долго продолжалось это настоятельное требование; дух злобы долго противился, говоря: не выйду, но, побеждаемый силою Креста Господня, не мог противиться более. После невольного слова: выйду, пошла изо рта у болящей густая слюна, и сделался сильный, отвратительный запах в церкви, который в ту же минуту и прошёл. Это было знаком исхождения из неё духа злобы. После сего она села, успокоилась и крепко заснула. Окончание заклинаний происходило уже над сонною: выйдя из церкви, она весь день спала, и ничего не знала, что с ней происходило.

Сомневаясь, впрочем, действительно ли вышел из неё дух злобы, или на время только притаился, чтобы дав отдохновение страждущей, снова и с большею силой напасть на нее, – за нужное сочтено, для большего удостоверения, еще раз повторить над нею заклинания. Почему 10-го числа в третий раз читаны были над нею заклинательные молитвы; но уже ничего не найдено, ибо дух злобы действительно оставил ее. Она была спокойна, благодушна, слушала молитвы с особенным вниманием и молилась Богу прилежно. По окончании всего прочитана Господу Богу, спасающему страждущих от духов нечистых, с коленопреклонением молитва. Приложившись к раке преподобных и воздав им благодарение, она попросила святой воды, ладана и золы из кадила и, смешав оное, выпила, мазалась также св. маслом из лампады преподобных– чего прежде терпеть не могла, того уже сама просила. Выйдя из церкви, она спокойно беседовала с духовником, пользовалась его наставлениями, ходила по острову, посещала больных и, пробыв в монастыре неделю, причастилась Святых Тайн, которых столь долгое время лишалась; затем отправилась благополучно в С.-Петербург, славя Господа и угодников Его преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев.

Действие продолжалось в первый день с литургией четыре часа, во второй–пять часов, в третий–три часа с половиной.

21 Защита сирот.

Выборгской губернии, Сердобольского уезда, Салминского погоста, деревни Реймеля, немеющий родства, семнадцатилетней пастух Пётр, за неплатёж казённых повинностей, был преследуем местными властями и приговорён к сдаче в военную службу. Из сострадания к сироте, крестьянин той же деревни, Терентий Трофимович Торговый, принял в нём участие и молил преподобных Сергия и Германа помочь защитить Петра, обещая, в случае успеха, послать его на полгода в Валаамскую обитель трудиться бесплатно. Заступлением угодников Божиих Пётр был освобождён и с дозволения начальства приписался к семье Терентия Торгового.

В излияние своей благодарности защитникам своим преподобным Сергию и Герману, Пётр, вместо обещанных благодетелем его шести месяцев, служил святой обители целый год.

22. Исцеление двух крестьян, замечательное по участию в нём Валаамского схимонаха Григория, в мире шведского короля Магнуса.

1839 года накануне памяти преподобных отцов Сергия и Германа пришли в Валаамскую обитель два крестьянина из финнов и просили у игумена Дамаскина благословения отпеть панихиду над могилою в Бозе почившего здесь шведского короля Магнуса-Смека, который в 1371 г., возвращаясь из неудачного похода на Великий Новгород около берегов Валаама потерпел кораблекрушение. Спутники его погибли, а сам он Всевышним промыслом спасён был от потопления. Трое суток ладожские волны носили на хребтах своих венценосного норманна, и лишь утлый обломок кормила служил ему оплотом против бушующей стихии. По воле Божией, волны принесли его к подножию Валаамской обители. Благочестивые отшельники радостно приняли венценосного гостя. Познав тщету земной жизни, в глубокой благодарности к Богу и преподобным Герману и Сергию, Валаамским чудотворцам, за свое избавление, он радостно внимал рассказам иноков об истинах православной веры и Церкви и сознавая в своей судьбе особый промысел Божий, царскую порфиру заменил простою одеждою инока–присоединился к православной Церкви и принял схиму, с именем Григория. После трехдневной молитвы, Господь отозвал его в вечный мир.

Валаамские старцы погребли бренные останки короля-инока на своём кладбище.

Прошло почти пять веков–много изменений потерпела Валаамская обитель: огнь и меч не раз стирали с лица земли убежище Божиих тружеников. Но через все перевороты веков уцелела еще на северной стороне нынешнего монастыря одна могила, и к этой-то могиле призывали теперь два пришедшие финна настоятеля Валаамского.

У игумена случилась тогда вся соборная братия, несколько монахов и два богомольца из мирян, всего двенадцать свидетелей. Все любопытствовали знать причину такого благоговения к державному иноку, и один из поселян, со свойственным ему простодушием, рассказал, что с начала весны настоящего года он захворал тяжкою болезнью и до первых чисел июня месяца лежал в бедной своей хижине, почти без всякого движения. Беспрестанные нужды многочисленного семейства его раздирали сердце доброго финна: он предвидел, что если скоро не выздоровеет и не примется за работу, то семью его ожидает зимою голодная смерть.

Бедняк всею силою души своей молил Господа исцелить недуг его и отвратить также страшное несчастье.

Но „близь Господь сокрушённых сердец и смиренные духом, спасёт!“–В одну ночь в сонном видении предстали болящему два старца– монахи и вещали ему: „молитва твоя услышана, и, по предстательству богоугодного короля шведского Магнуса, возвращается тебе здравие. Восстань и иди в Валаамский монастырь; там над могилой сего богоугодного мужа воздай хвалу Господу“.

Я проснулся, продолжал финн, здоровым, немедленно отправился в дорогу на Валаам; на пути встретился с этим человеком, моим соседом по деревне, и он рассказал мне, что ему было такое же видение и такое же приказание и что он тоже был исцелён. Мы согласились идти на Валаам вместе.

Второй финн подтвердил слова товарища своего. Все восхвалили дивного во святых своих Господа.

Настоятель благословил отслужить панихиду о упокоении души схимонаха Григория и всех почивших на монастырском кладбище. Финны эти исповедуют православную веру.


Источник: Сост. И. К. Кондратьев. Издание И. А. Морозова. Москва. Типография Вильде, Малая Кисловка, собственный дом. 1896. От Московского Духовно — Цензурного Комитета печатать дозволяется. Москва, 26 июня 1896 года. Цензор Протоиерей Иоанн Петропавловский.

Комментарии для сайта Cackle