преподобный Каллист Ангеликуд

Слово 18, [состоящее] из сорока одной главы

Глава I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII XXIII XXIV XXV XXVI XXVII XXVIII XXIX XXX XXXI XXXII XXXIII XXXIV XXXV XXXVI XXXVII XXXVIII XXXIX XL XLI

 

 

Слово 18-е Каллиста Ангеликуда1публикуется впервые. Слово сохранилось в единственной рукописи – Vat. Barb. gr. 420, f. 333v-339r. Однако эта рукопись занимает особое место среди кодексов, содержащих творения Каллиста Ангеликуда2. По мнению А.Ю. Виноградова, скрупулезно исследовавшего рукопись Barb. gr. 420 (и некогда составлявшую с ней единое целое Barb. gr. 592)3, она представляет собой автограф Каллиста Ангеликуда4. Это обстоятельство делает рукописи Barb. gr. 420 и 592 важнейшими свидетелями текста как собрания Слов, в достаточной мере условно именуемого «Исихастским утешением»5, так и Глав Каллиста Ангеликуда (наиболее полное собрание, которых содержится как раз в кодексах Barb. gr. 420 и 592)6.

Однако помимо текстов, относящихся к упомянутым выше двум собраниям – Слов («Исихастское утешение») и Глав (иногда именуемых «Исихастским обучением»7), в кодексе Barb. gr. 420 имеется целый ряд Слов, отсутствующих в других рукописях, но при этом жанрово и стилистически весьма близких к Словам, составляющим «Исихастское утешение». Если не считать Слова 48 , от которого в кодексе осталось лишь окончание9, здесь содержится 5 Слов, не вошедших в состав «Исихастского утешения»: Слова 5, 13, 15, 16 и 1810. Из них только Слово 16 оказалось опубликованным благодаря включению (случайному или осознанному) в состав так называемых «Глав Каллиста Катафигиота» (именуемых также «Трактатом О божественном единении»)11 в виде 76-й главы этого собрания. Таким образом Слово 16 рукописи Barb. gr. 420 увидело свет в составе знаменитой святоотеческой антологии «Добротолюбие» еще в 1782 г.12 Остальные четыре Слова до сего дня остаются не только не изданными и не изученными, но и практически не описанными.13

Слово 18 по форме (серия относительно кратких глав) находится в одном ряду с такими Словами «Исихастского утешения», как 24-е и 25-е14 (по рукописи Vat. gr. 736; в Barb. gr. 420 это – Слова 11 и 1215 ), так как эти Слова также представляют собой серии глав (24-е – сотницу, 25-е – 22 главы). С другой стороны, Слово 18, будучи своего рода «таинственным

объяснением»16 103 псалма, примыкает к тем текстам Каллиста Ангеликуда, в которых рассматриваются и объясняются те или иные места Священного Писания. В большинстве случаев, однако, в Словах и Главах Каллиста Ангеликуда разбирается только какой-либо один стих, реже – 2 или 3, в то время как в Слове 18 фигурируют первые 24 из 35 стихов 103 псалма, что необычно для этого автора, чтобы не сказать – уникально. Отдаленное сходство со Словом 18 в этом отношении можно увидеть разве что в Главе 84-й из той же рукописи17.

В стилистическом и лексическом отношении Слово 18 весьма сходно с упомянутыми выше Словами «Исихастского утешения», состоящими из сравнительно кратких глав. Эти главы, как правило, отличаются от других Слов и Глав не таким усложненным синтаксисом и отсутствием излюбленных Каллистом Ангеликудом неологизмов и hapax legomena. В то же время следует отметить, что именно в Слове 18 встречаются два заметных случая отклонения от классической нормы, а именно: άµέρναι (ж.р. мн. ч. от άµέρνος в гл. 19 и άπоλυται (то же от άπоλυτας) в гл. 28. Подобные отклонения18 наблюдаются в творениях Каллиста Ангеликуда крайне редко. Можем отметить µετόχαι (мн.ч. от µετόχη – «причастница», ж.р. от µετоχоς) в Главах19.

Предлагаемый ниже греческий текст публикуется с максимальным сохранением пунктуации и акцентуации (главным образом, в отношении «энклитик») рукописи, а также орфографии при передаче таких написаний, как τῳόντι, ταηάλιστα и.т.п.20Особенно важным представлялось сохранить пунктуацию рукописи, не только в силу того, что, как показал Ж. Норе, «византийская» пунктуация зачастую куда лучше способствует уяснению смысла сложного, например, богословского текста, чем во многом искусственная «классическая» (лишенная, к тому же, единообразия), но и потому, что в данном случае мы имеем дело с автографической рукописью.

В заключение представляется целесообразным вкратце изложить со-держание Слова 18. Оно начинается с благословения (гл. 1–2), причем указывается, что человек возносит благословение не для того, чтобы привлечь вездесущего Бога, а для того, чтобы утвердить в Нем ум. Сияние славы Божества останавливает ум от блуждания, что является основой для всякого богословия.

После благословения предлагаются прошения, каковые следуют до гл. 14, где идет речь об остановившемся по благодати уме. За этим уже следует собственно богословие.

В гл. 4 говорится о том, что останавливающийся от сияния Божества ум (ср. также гл. 43 «О божественном единении») сам одевается в ризы света и становится сияющим, что, согласно Каллисту Ангеликуду, служит признаком начала вхождения в покой Божий.

В гл. 5 Каллист указывает на то, что сияющий в Боге ум освобождается от последних остатков рассеяния, блуждания по земле мира. С полным прекращением рассеяния былая теснота сердца сменяется его «расширением», и сердце становится вместилищем Божества и покоящегося в Боге ума (гл. 6). В таком сердце огонь славы Божией становится одновременно и прохлаждающей росой Духа (гл. 7). Дух возводит душу на небо, и она становится божественной колесницей, которая носит Бога и носима Им (ср. Беседу 1 «Макариевского корпуса»). Такая душа исполнена любви ко всему творению и подвигается Богом на брань со злом (гл. 8–9). После орошения росой Духа ум в сердце, облеченный в одежды Духа, оказывается в небесных высотах, как будто на облаке, и временами, очищенный от земной тяжести, восторгается в видения, но не сам собой, а носимый Духом, испытывая вышеестественное рождение от Него и созерцая в ликовании и любви к Богу духовное (гл. 10). Пребывающая в Боге душа не может уклониться во зло (гл. 12). Когда покой Божий достигнут и «потоки благодати» «стали» на горе созерцания (гл. 13–14), прошения, как уже указывалось выше, заканчиваются, и далее Каллист ведет речь уже о богословии.

Душа, которая, как сказано было в гл. 9, носит Бога и движима Им на брань со злом, как бы «накапливает» потоки благодати в сердце и обрушивает их на зло, но делает это, когда Бог «запрещает» злу, а не по собственной воле (гл. 15). От «гласа грома» этого «запрещения» делающие беззаконие (мысли) «убоятся», и душа обретает «непадательность» (даже в мыслях), о чем просила ранее (гл. 16).

После обретения этой «непадательности» божественные мысли ума «нисходят в поля», продолжая – во святых и через них – Домостроительство спасения Божия на основаниях, предначертанных божественным замыслом от сотворения мира (гл. 17), причем мысли святых никогда не прейдут установленных этим замыслом пределов (гл. 18). Однако когда описанное в предыдущих главах «делание» по какой-то причине «оскудевает», то подвижнику по немощи плоти посылаются слезы покаяния, которые, впрочем, не только во время «оскудения», но и «среди гор созерцания» подают душе «радостопечалие». На этих горах созерцающие души «обитают», подобно птицам небесным (гл. 19), и посреди своего созерцания будут услышаны, получив свыше «напоение» (гл. 20).

Начиная с гл. 21–22 и до конца Слова Каллист Ангеликуд повествует главным образом о том, как божественные Хлеб и Вино Духа, «износимые» в Священном Писании пророками и апостолами, и в логосах творения «умащают лице земли», прорастают и дают свой плод. Говорится также о причинах грехопадения и о борьбе благодати со злом.

Как уже отмечалось выше, последние 10 стихов 103 псалма не находят своего отражения в «таинственном объяснении» Каллиста Ангеликуда.

Слово 18 содержит практически полный набор основных тем и понятий, рассматриваемых и употребляемых в других творениях Каллиста. Это и представление о «двух видениях» – славы Божией и любви (гл. 28), и понятие «умного Рая», пусть и упоминаемое лишь вскользь (гл. 35), и размышления о «таинстве Воплощения Бога Слова» (гл. 17, 27, 36, 38, 40, 41), без которого было бы невозможно духовное восхождение и обожение21, и образ «внутреннего человека» (гл. 35), и «земля» как образ сердца (гл. 18, 21, 23, 24). Перечисление можно было бы продолжать и далее. Параллели с другими творениями Каллиста Ангеликуда в Слове 18 весьма многочисленны, и в этом смысле оно являет собой весьма репрезентативный текст. Однако в настоящей публикации мы не ставили перед собой задачу создания подробного комментария к издаваемому тексту. Задача была намного скромнее: представить читателю издание и перевод замечательного памятника исихастской письменности XIV столетия, до сих пор остававшегося практически неизвестным. Можно надеяться, что готовящаяся в настоящее время публикация основных собраний текстов Каллиста Ангеликуда22 позволит в обозримом будущем установить связи между различными творениями византийского исихаста и приступить к систематическому описанию его богословских и аскетических воззрений.

О. А. Родионов

Слово 18-е, [состоящее] из сорока одной главы

Глава 1

Велий Господь и хвален зело зело, и величию Его несть конца

23. Итак, по- клонимся Ему и восплачемся пред Ним, сотворшим нас, яко Той Господь наш, и мы овцы пажити Его24 .

Глава 2

Благослови, душе моя, Господа25 , не для того, чтобы прибавить что-то Ему, нетварному и ни в чем не испытывающему недостатка, но чтобы ты воз- зрением на Него стала просвещенной и испытала тьмочисленные блага, становясь благой и просветляясь. Итак, благослови тем, что делаешь по заповеди, и [тем, что] видишь сущее окрест Бога и Самого Бога.

Глава 3

Господи Боже мой, возвеличился еси зело26 зело. Потому не оставь меня в нищете моей, но да возвеличится на мне великая Твоя милость.

Глава 4

Во исповедание и в велелепоту облеклся еси, Господи, одеяйся светом яко ризою27. Итак, облеки меня великолепною славой Царствия Твоего, светом Твоим присносущным.

Глава 5

Возводя облаки от последних земли28 , возведи мой ум неуклонно к Тебе от последнего предела рассеяния по земным [вещам], чтобы [я мог] видеть и наслаждаться чрезвычайной красотою славы Твоей, Господи.

Глава 6

Простираяй небо яко кожу29, распространи мое сердце, расширь его и соделай его страннолепным жилищем Твоим и вместилищем.

Глава 7

Покрываяй водами превыспренняя Своя30, покрой меня дароизливаемой росою животворящего Твоего Духа.

Глава 8

Полагаяй облаки на восхождение Свое31, вознеси меня сообразно Твоей духовной силе от земли, собирая мой дух, насколько возможно, в небесных высотах, и так взойди на меня, Премудротворче, и подвигай меня, как подобает. Утверди меня в любви Твоей, наступающего на змей и скорпионов32 и на мирские соблазны, Господи.

Глава 9

Ходяй на крилу ветреню33, Господи, подай мне, Душелюбец, животворящее веяние Духа, чтобы, когда я любовью и ведением, словно крыльями души, с помощью [этого веяния] полечу к Тебе, Ты взошел на меня и походил34 во мне, Человеколюбивейший.

Глава 10

Творяй ангелы Своя духи и слуги Своя пламень огненный35 , даруй мне та- инственное превышеестественное рождение от Твоего Святого Духа, чтобы я таким образом стал [и сам] духом36, и узрел сообразно духовное, и стал непогрешимым вестником Твоих [таинств], возвещая братьям моим о спасении моем и о Твоей милости ко всем и дивной премудрости. Затем, очистив [меня] так от земли огнем любви и как бы утончив в пламень, яви меня служителем и предстоятелем Твоей присноблистающей и неприступной славы.

Глава 11

Основаяй землю на тверди ея37, будь мне, Отче, основанием, чтобы, твердо взойдя на Тебя, я принес подобающий плод.

Глава 12

Не преклонится в век века38 земля: но и я не преклонюсь никогда и никак ко злу, Господи, если Ты будешь моим основанием и утверждением.

Глава 13

Бездна яко риза одеяние ея39; мне же да будет бездна милости Твоей, словно риза – одеянием Иисусовым.

Глава 14

На горах станут воды40, а на уме, высокосозерцающем и высоковозве- щающем [тайны] Твои, станут потоки Твоей благодати, восхождения, по- лагаемые в сердце41 .

Глава 15

От запрещения Твоего побегнут42 те воды, от запрещения Твоего гнева за грех побегут равным образом потоки благодати: те – от гор, на которых стали, эти – от вознесенного Духом ума.

Глава 16

От гласа грома Твоего убоятся43 те [воды], конечно, а мысли ума изумят- ся и сокроются от гласа Твоего Евангельского грома.

Глава 17

Снова воды восходят горы и нисходят поля, не просто, но в место, еже основал еси им44. Подобным образом и божественные мысли – источники от благодати – восходят горы и нисходят поля: восходят горы воззрением на высоту славы Твоей, Вышний, полагая восхождения в Сердцах45 святых Твоих, и нисходят поля, снисхождение Воплощенного Домостроительства Твоего, творя поучением то смиренное, что сопутствует этому [снисхождению]. И то, и другое – подобающим образом, как от начала Духом передали пророки и апостолы, на которых, словно на основаниях, созидали учители и составилась вера и ее боготворящее [действие], конечно, в месте, егоже основал еси им, Господи.

Глава 18

Предел положил еси немощный песок водам морским, егоже не прейдут воды, ниже обратятся покрыти землю46 . Размышлениям же верного сердца предел положил еси всемощное Духа учение, каковой [предел] не прейдут помышления – те, что помышляют что-либо иное, кроме [этого учения]. Потому ниже обратятся покрыти и омрачити землю, то есть сердце, божественные размышления и мысли таковых [верных], но земля их, а именно сердце, будет чистой и осиянной Солнцем Правды47.

Глава 19

Посылаяй источники в дебрех48 , слезы же о оскудении деяния – в покаяние. Однако и посреде гор, то есть меж созерцательных божественных возвышений, пройдут воды49 , слезы любви и радости. А они напаяют и оживотворяют вся звери сельныя50 , разумеется – душевные силы, всячески утучняемые ведением и устремлением к Богу и размышлением. И не только напаяют вся звери сельныя, как сказано, но и пустынные помыслы, убегая далеко от мирских [дел] и [доставляемого] ими беспокойства, точно некие онагри, ждут исцеления жажды51 их, жаждущих, конечно, узреть Бога посредством чистоты52, порождаемой слезами. Потому на тых, то есть на горах, птицы небесныя, беспопечительные и ведомые Духом, беспристрастные и созерцающие небесные предметы души, привитают53 , беспрестанно плачущие в дивном радостопечалии.

Глава 20

От среды будто бы камения, сильных и божественных помыслов, дадят глас54 слышащим рыдающих: ибо не на короткое время или слабо плачут, и особенно те, кто близ Бога и Царства. Благословен Ты, Вышний, напаяяй и орошаяй горы, великие мыслью и высокие умом души, превознесенные и восставшие превыше земных низменностей, от превыспренних и небесных видений Своих55 .

Глава 21

От плода и познания дел Твоих насытится земля56 , то есть сердце, от них созерцающее славу Твою. Ибо сказано в другом месте: Насыщуся, внегда явитимися славе Твоей57 .

Глава 22

Прозябаяй траву скотом, злак на службу человеком58 : поистине Ты, Господи, двоякости души соответственно двоякую подаешь пищу: её животной и страдательной [части] – твердую пищу, Твои божественные заповеди, требующие Твоего посещения и росы Духа, как трава – внешним. Умной же [части] – нежную, и требующую созерцательных очей, и питающую душу, подобно злаку, – Твое познание, ибо умом рабски служит тебе в истине и Духе всякий человек.

Вопрос: Но чего ради, Господи, Ты так душелюбиво даешь соответствующим образом душе питаться?

Глава 23

Извести хлеб от земли59 . Ибо с тех пор, как мы приняли святое крещение, Ты, словно некое семя, вложил в наши сердца животворящую благодать Духа – хлеб с неба60 , дар веры, каковой [хлеб], таящийся в земле сердец наших, созерцанием и деянием, [угодными] Тебе, с тех пор, как мы научимся им, Ты изводишь и снова являешь его нам восходящим из сердца нашего.

Глава 24

И вино веселит сердце человека61 : вино, творящее любовь, излияние Духа в сердцах наших. Ибо сказано: Любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам62 . [Вино] весьма сладкое, как дух животворящий, и чрезвычайно горячее, как Бог, ибо Бог – огонь63, и в нас духовно изливаемое и движущееся. Итак, тогда, как хлеб, Дух, имеющий особенную животворящую и питательную силу, выводимый от земли сердец наших и, словно некое вино, как сказано, Он ясно является, веселя сердце человека, творящего, как изъяснено [выше], заповеди, которым Ты научил [его], и созерцающего божественное и превыше естественное, что окрест Тебя. Однако и

Глава 25

Ради того, чтобы умастити лице созерцательной души елеем64 духовного помазания, Ты прозябаешь, как сказано, упомянутую [выше] траву и злак65. И что дивно, вовсе не только умащаешь, но и

Глава 26

Хлеб, который Ты изводишь из умной нашей земли66 , то есть сердца, не делает износящую его землю, или сердце, бессильной, как это [бывает] в чувственном [мире], но напротив, укрепляет и утверждает и передает ей всё самое лучшее. Поэтому блажен тот, из чьего сердца изводится, восходя и присноизливаясь, животворящий Дух, Хлеб насущный67 : ибо Этот Хлеб укрепляет сердце человека68 , принявшего Его.

Глава 27

Насытятся древа польская и кедри Ливанстии, ихже еси насадил69. Поле и Ливан – это как бы равнина благости Божией и высота славы [Его], которые благодать обычно являет наиболее изобильно, так сказать, в Домостроительстве Воплощения [Бога] Слова и в логосах и законах твари. Насыщающиеся же древа и кедры – это, конечно, помышления и созерцания обоих [этих видов] ведения.

Глава 28

Тамо, то есть в двух видениях – славы Божией и любви, – птицы, души, водительствуемые Духом и не страдающие пристрастием к земному, отрешенные и свободные от всего излишнего, вогнездятся70 и вселятся благодаря легкости мудрствовать и искать горняя71 посредством Духа.

Глава 29

Еродиево, – учителя, водимого Духом, производящего от уст своих сладкоуханные богогласные речения Духа для исправления многих, – жилище предводительствует и начальствует ими72 , созерцательными и сподобившимися ведения. Ибо всеми предводительствует истинный учитель. Итак, поскольку Божественная Церковь состоит из учащих и научаемых, потому святое Слово двоякие подразделяет им и состояния или действия, как бы их ни надлежало называть, говоря:

Глава 30

Горы высокия, разумеется, то высокое окрест Бога, что созерцается и богословствуется, проницательным, и легким в умных прыжках, и быстрым, чтобы убегать от сетей гонящихся [за ними], и имеющим беспристрастное и чуждое всего лишнего, а к тому же еще и возвышенное мудрование, словно неким мысленным еленем73 . И не всем просто и кому придется уделено, а малым по духовному возрасту и весьма пугливым, подобно зайцам, когда за ними гонятся, через молитву прибежищем становится камень74 , то есть Христос.

Глава 31

Сотворил еси луну75 , ум световидный, получающий от умного Солнца свет духовный.

Глава 32

Во времена76 – очевидно, в изменения; ибо ум, конечно, не всегда одинаково приемлет свыше светоизлияния, но иногда неотчетливо, иногда яснее.

Глава 33

Умное Солнце позна запад свой77, сокровенно-таинственное явление в святых душах. Ибо не безрассудно и не неразумно просвещает Оно тех, в чьи сердца заходит. Ибо просвещает всякого человека не просто, но грядущего в мир78.

Глава 34

Положил еси тьму, и бысть нощь79. По благости же [Своей] Ты премудро положил другую тьму, а именно – закрова80 Твоего, чтобы таким образом человек, как наделенный умом и свойством разумевать, уразумевал Твое и размышлял об этом умно и радовался; и не обретал бы Тебя, но постоянно искал Лица Твоего81 , воспламеняемый окружающим Тебя рачением, и устремляясь ввысь, и нигде не находя в настоящей жизни прекращения познания Твоего, если не отпадет в наихудший порок кичения или не пресытится из-за легкости стяжания. Итак, Ты, насколько можно догадаться, таким образом положил тьму закров Свой82 . И вот, из-за нашего безумия и нерадения бысть, увы, нощь83 , причина неведения, и совершенного невидения, и злодеяния. Итак,

Глава 35

В этом неведении и злодеянии души, в [этой] вселютой ночи, пройдут вси зверие дубравнии84 , бесы, зверовидно нападающие, и стремящиеся дико и неукротимо наброситься на нас, и вожделеющие посредством страстей, словно лютыми зубами, злодейски пожрать нашего внутреннего человека. Дубравнии же потому, что нападают от сокрытых и бесплодных дел, насколько возможно, тайно, – [от дел], являющих, по образу действия прелести, лишь образ божественного Рая, на самом же деле не имеющих никаких плодов, но представляющих собой вещество, [предназначенное в пищу] огню. Но еще и

Глава 36

Скимни, то есть наиболее сильные демоны страстей, возможно, гордости и безверия, не просто проходят, неведением и злодеянием, но рыкающе мощью брани, восхитити, с помощью забвения, и взыскати, с помощью неведения, сущих от Бога, непрестанно пекущихся о том, чтобы пребывать в познании, без забвения, в пищу себе85 , скверным, и в отлучение от Бога и погибель. Но – о дивное чудо Твоего промысла, Боже, непревзойденный в человеколюбии! Ведь, хотя умное и достижимое из явлений Твое познание и тьма, что окрест Тебя, превращены в ночь, как я уже сказал, нашим немощным неразумием, ты предлагаешь нам путь второго, более высокого и необычайного познания – великое и страшное [таинство] Домостроительства Воплощения Твоего Единородного [Сына], лучше же [сказать] – сладостнейшее и полнейшее таинство любви и единения. И

Глава 37

Возсия Солнце Правды86, и тотчас от силы дара обожения и благодати собрашася разбойники и бесы, прежде нападавшие на нас, и в ложах своих, в сердцах, не принявших, как подобает, солнечную зарю из-за пристрастной привязанности к ночным делам, лягут87 ; но не в нас, принявших евангельский луч и радуюшихся свету Христову.

Глава 38

Потому-то не покоряющиеся Евангелию и его благодати, как следствие, имеют сердца свои ложами и логовищами, в которых почивает бесовское племя. Человек же, созерцающий горнее и рассматривающий, как подобает, небесное, верующий, как следует, идущий вслед за тем, чему он верует, за сущим превыше ума и хранящий не то, что присуще ему и привычно, но будучи, таким образом, вне себя, поистине изыдет на дело88 своего умного Солнца, – веру в Воплощение и на созерцание Божественного Домостроительства, согласно которому Воплотившийся говорит, что Он совершил на земле дело Бога Отца89.

Глава 39

И на делание90 Его – снова Солнца, разумеется, общую благодать обожения, благодаря которой всякий верующий становится удивительным образом причастником божественного естества91. И это, то есть «изыдет», будет ему до вечера, до конца здешней жизни. Ибо истинный человек, созерцатель горнего, всегда созерцает божественное и духовное в этих трех главных превышеестественных видениях, собирая многое в единовидное состояние в причастии единящего ум Духа.

Глава 40

Яко возвеличишася дела Твоя, Господи92 , [соделанные] в творении, в Домостроительстве Господа нашего Иисуса и в излиянии на всех верных Духа.

Глава 41

Вся премудростию сотворил еси93 : и то, и другое; и как от меньшего, так и от большего, [совершенного] Тобою, Ты привлекаешь нас к Твоему святому познанию и единению [с Тобой]. Ибо видимая тварь явно проповедует славные и страшные [дела] Твои, а явленное нам Воплощение Твоего Единородного [Сына] и излияние Духа – несказанную любовь Твою к нам, ибо Ты настолько соединился с нами, что весьма и весьма притягательно и для верующих и, просто сказать, вожделенно и боготворно. Поистине, весьма возвеличишася дела Твоя, и вся преславно и премудростию сотворил еси, Господи!94

* * *

1

См. о нем: Rigo A. Callisto Angelicude Catafugiota Meleniceota e l'esicasmo bizantino del XIV secolo. Una nota prosopografica // Nil Sorskij e l,esicasmo. Magnano, 1995. P. 251–268; Symeon Koutsas. Callistos Angelicoudé's. Quatre traité''s h%`é'sychastes inédits. Introduction, texte critique, traduction et notes. Ath`enes, 1998. P. 19–29; Родионов О. А. Каллист Ангеликуд // ПЭ. 2012. Т. 29. С. 545–554.

2

Наиболее подробное описание всех известных на сегодня рукописей такого рода см. в статье: Виноградов А.Ю. Существует ли «Исихастское утешение» Каллиста Ангеликуда? Предварительные замечания о рукописной традиции текста // БТ. 2012. Вып. 43–44. С. 367–380; см. также: Syméon Koutsas. Callistos Angelicoudes. Quatre traité's hé'sychastes inedits. P. 72–82; Родионов. Каллист Ангеликуд. С. 546–549.

3

Виноградов. Существует ли «Исихастское утешение». С. 373–376.

4

Там же. С. 374; см. также: Rigo A. Callisto Angelicude Catafugiota Meleniceota e l'esicasmo bizantino del XIV secolo. P. 256; Родионов. Каллист Ангеликуд. С. 546.

5

Виноградов. Существует ли «Исихастское утешение». С. 368–369.

6

О рукописной традиции Глав Каллиста Ангеликуда см.: Rodionov O. The Chapters of Kallistos Angelikoudes. The Relationship of the Separate Series and Their Main Theological Themes // Rigo A., ed. Byzantine Theology and its Philosophical Background. Turnhout, 2011. P. 141–147; Родионов О.А. Рукописная традиция трактата Каллиста Ангеликуда «О божественном единении» // Византийские исихастские тексты / Сост., общ. и науч. ред. А. Г. Дунаева. М., 2012. С. 423–428; Он же. Каллист Ангеликуд. С. 546–548.

7

Rodionov. The Chapters of Kallistos Angelikoudes. P. 142.

8

Здесь и далее, если не указано иное, приводится нумерация по рукописи Barb. gr. 420, а не Vat. gr. 736 – основному свидетелю текста полного корпуса Слов «Исихастского утешения».

9

Виноградов. Существует ли «Исихастское утешение». С. 373.

10

См.: Там же. С. 373 (без указания номеров Слов); см. также: Syméon Koutsas. Callistos Angelicoudé's. Quatre traites hé'sychastes inédits. P. 80; Rodionov. The Chapters of Kallistos Angelikoudé's. P. 147 (упоминание Слова 18).

11

Родионов. Рукописная традиция трактата Каллиста Ангеликуда «О божественном единении». С. 424, 428; Rodionov. The Chapters of Kallistos Angelikoudes. P. 143, 145. Это обстоятельство отметил еще архим. Симеон (Куцас), но он ошибочно указал 66-ю главу из собрания «Каллиста Катафигиота»: Syméon Koutsas. Callistos Angelicoudes. Quatre trai- tes hé'sychastes inédits. P. 80.

12

ФйокаАла.'Ev£-rir aiv, 1782. Z. 1144–1146; 2-е изд.: A9rjvcu, 1893. Т. В'. Z. 486–488; 3-е изд.: A9rjvai, 1992. Т. É. Z. 40–43; славянский перевод прп. Паисия (Величковского) в редакции справщиков Московского Добротолюбия: Добротолюбие. Б. м., б. г. Л. 115об.– 118. О рукописной традиции этого перевода см.: Родионов О. А. «Три книги святого Каллиста» в переводческом наследии прп. Паисия Величковского. (По материалам рукописного собрания Нямецкого монастыря) // Каптеревские чтения. Сборник статей. [Вып.] 10. М., 2012. С. 39–43; Он же. Каллист Ангеликуд. С. 548.

13

Так, архим. Симеон (Куцас), указав на наличие в рукописи Barb. gr. 420 Слов 5, 13, 16 и 18, не упоминает Слова 15, очевидно, не выделенного им из «массива» обрамляющих его текстов. См.: Symeon Koutsas. Callistos Angelicoudes. Quatre traites hesychastes inedits. P. 80.

14

Описание содержания см.: Ibidem. P. 96; см. также: Виноградов. Существует ли «Исихастское утешение». С. 371.

15

Там же. С. 373 (не указан номер Слова – 12 – по Barb. gr. 420: f. 216v, in mg. sup.).

16

Пользуемся здесь определением свт. Игнатия (Брянчанинова), примененным им к подобного рода толкованию. См.: Таинственное объяснение 99-го псалма // Сочинения епископа Игнатия Брянчанинова. Том 2: Аскетические опыты. СПб., 18862. С. 322–327.

17

Barb. gr. 420, f. 223v-224v; в афонской рукописи Iber. 506, содержащей иное собрание, это 29-я глава.

18

Основные особенности языка Каллиста Ангеликуда рассмотрены в статьях: Rodionov. The Chapters of Kallistos Angelikoudes. P. 147–149; Родионов. Каллист Ангеликуд. С. 549–550.

19

Barb. gr. 420, f. 306r (гл. 188).

20

В соответствии с принципами, изложенными Жаком Норе в серии статей (Noret J. Quand donc rendrons-nous a quantite d’indefinis pretendument enclitiques l’accent qui leur revient? // Byzantion. 1987. T. 57. Fasc. 1. P. 191–195; Idem. Notes de punctuation et d’accentuation byzantines // Byzantion. 1995. T. 65. Fasc. 1. P. 69–88; Idem. Les regles byzantines de la division en syllabes // Byzantion. 2007. T. 77. P. 345–348) и реализованными, в частности, в изданиях: Janssens B., ed. Maximi Confessoris Ambigua ad Thomam una cum Epistula secunda ad eundem. Turnhout, 2002 (изложение принципов издания: P. CXXXVII- CXLI); Pirard M., ed. `Αββᾶ'Iσαάκ τоῦ Σύρου Λόγоι ἀσκµτικ ί. ἉἹ Ἅγιλον πος; 2012 (изложение принципов издания: Σ. 200–203).

21

Это «таинство» всегда занимает в творениях Каллиста Ангеликуда центральное место: см., например, Слова 1, 2, 8 «Исихастского утешения», многие места Глав, Гимны (Родионов О. А. Каллист Ангеликуд. С. 549).

22

«Исихастское утешение» готовят к изданию А. Риго, А. Ю. Виноградов и автор этих строк. Мною также готовится публикация Глав и Гимнов Каллиста Ангеликуда.

26

Там же.

31

Там же.

38

Там же.

40

Там же.

43

Там же.

49

Там же.

51

Там же.

54

Там же.

56

Там же.

59

Там же.

66

Ср.: Там же.

74

Ср.: Там же.

76

Там же.

77

Там же.

93

Там же.


Источник: Богословские труды, выпуск №46, 2015 г. Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви. Ответственный редактор: Е.С. Полищук. Научные редакторы: М.М. Бернацкий, А.Г. Дунаев

Вам может быть интересно:

1. О безмолвнической жизни преподобный Каллист Ангеликуд

2. Слово о страхе Божием святитель Кирилл II, митрополит Ростовский

3. Сто семнадцать глав преподобный Иоанн Карпафский

4. Полемические сочинения монах Давид Дисипат

5. Послания к монахине Евлогии святитель Феолипт Филадельфийский

6. Его же другие главы преподобный Григорий Синаит

7. Толкование на книгу пророка Софонии святитель Кирилл Александрийский

8. Вопросы святого Сильвестра и ответы преподобного Антония праведный Кесарий Назианзин

9. Второе слово на Святую Пасху преподобный Исихий, пресвитер Иерусалимский

10. Собеседования о том, каким путем приобретается безгневие, а также о том, чтобы иметь вещи как бы не имея их преподобный Зосима Палестинский

Комментарии для сайта Cackle