святитель Кирилл Александрийский

Толкование на пророка Аввакума

Глава 1

Авв.1:1. Видение, еже виде Аввакум пророк.

Видением здесь называет восприятие видения или принятие предведения, которое получил кто-либо от подающего Бога, ибо Он, по написанному, «умножил видения и глаголал ко пророкам» (Ос.12:10), предвозвещая им будущее чрез Святого Духа и поставляя его уже как бы настоящим и совершающимся пред их очами. А что он (Аввакум) не имел в мыслях говорить что-либо от своего сердца, напротив, намерен передавать нам словеса Божии, – в этом он наперед убеждает ясно, назвав себя пророком и показывая себя исполненным благодати, необходимой для этого.

Авв.1:2. Доколе, Господи, воззову, и не услышиши? возопию к тебе обидим, и не избавиши?

Пророк созерцает лицо угнетаемого и терпящего обиду и издевательства со стороны тех, которые привыкли поступать несправедливо, и весьма искусно свидетельствует о свойственном Богу неизреченном человеколюбии, ибо изображает Его весьма долготерпеливым, хотя и ненавидящим злых. А что Он не тотчас подвергает наказанию согрешающих, это ясно показал, говоря, что Его молчание и долготерпение доходит до того, что наконец нужен бывает вопль к Нему, чтоб одни не совершали нестерпимого притеснения над другими и не наносили слабейшим беспрепятственно обиды. И тем самым, что он как бы упрекает долготерпеливого Бога, свидетельствует о безмерном Его человеколюбии: "доколе, – говорит, – воззову, и не услышиши? возопию к тебе обидим, и не избавиши?»; хотя Он угрожает весьма многими и жестокими наказаниями желающим нарушить закон.

Авв.1:3. Вскую мне показал еси труды и болезни, смотрити страсть и нечестие?

Отсюда ты можешь видеть, что святые ненавидят зло, ибо страдания других называют своими собственными. Посему и премудрый Павел говорит: «кто изнемогает, и не изнемогаю? кто соблазняется, и аз не разжизаюся?» (2Кор.11:29); и нам самим повелел «плакать с плачущими» (Рим.12:15), показывая тем, что сострадание и взаимная любовь всего более приличны святым. Говорит, что Бог "показал" ему «труды и болезни» (очевидно, что нечестие преступников закона, привыкших поступать неправедно) не тем, что причинил ему самому страдания, а тем, что долготерпел совершившим зло; или тем, что не избавил его от жизни, хотя и мог, чтобы не быть ему зрителем поистине ужасных деяний. Святые среди столь тяжких душевных скорбей обыкновенно желают избавиться от жизни, как например и блаженный Иона говорит: и ныне, Господи, возьми душу мою от меня, потому что «уне ми умрети, нежели жити» (Ион.4:9). И премудрый Павел пишет, что лучше «разрешитися и со Христом быти» (Флп.1:23). И подлинно, для желающих жить свято освобождение от совершающихся в мире дел и избавление от ужасных забот здешних есть именно отложение скорбей.

Авв.1:3–4. Противу мне бысть суд, и судия вземлет. Сего ради разорися закон, и непроизводится в совершениие суд: яко нечестивый приобидит праведнаго, сего ради изыдет суд развращен.

Что в его собственной жизни нет ничего располагающего к скорби, но что он приходит в уныние, как святой и любящий правду при виде людей, пренебрегающих божественной заповедью, и притом людей не простых каких-либо, но прославленных высшими почестями, предстоятелей народа и облеченных достоинствами судей, – это ясно показывает, говоря, что прекратились праведные приговоры (суда), хотя закон ясно повелевает: не приемли лица в суде, «яко суд Божий есть» (Втор.1:17). Итак, производство суда есть дело великое, и неподкупный, не допускающий извращения приговора над праведником, судья становится мудрым подражателем божественной высоты и славы; а судья, приемлющий подарки, есть оскорбитель Бога и противник самых Божественных достоинств, потому что он обезображивает красоту истины и заботится об извращении правды, глаголя «лукавое доброе, и доброе лукавое», и тьму нечестиво считая светом и свет тьмою (Ис.5:20). Итак, пророк показывает, как с нарушением одной этой превосходнейшей и преславнейшей заповеди тотчас подвергся попранию весь закон; ибо нарушивший высочайшую из обязанностей как может удержаться от нарушения меньшей? Пророк самого себя выставил свидетелем и зрителем притеснения. Поскольку же, говорит, пренебрегается правый суд, то и закон теряет силу, и не совершается правда судов в угождение Тебе Владыке, и «нечестивый приобидит праведнаго». В том же самом преступлении Бог упрекает сонмище иудейское и устами других пророков, ибо говорит, что «старейшины его на дарех суждаху» (Мих.3:11) и ему опять говорит устами Исаии: «сребро ваше неискушено, корчемницы твои мешают вино с водою. Князи твои непокаряются, общницы татем, любяще дары, гоняще воздаяние, сирым не судящии и суду вдовиц не внимающии» (Ис.1:22–23). Кажется, пророк Аввакум и теперь хочет сделать то, на что указывается в книге Притчей: «яже видеста очи Твои, глаголи» (Притч.25:8). Он разъясняет и показывает, наконец, основание, свойственной Богу неизглаголанной кротости, долготерпящей настолько, сколько Ему прилично, ибо Бог благ; впрочем, с точки зрения человеческого ума – долготерпение Его простирается даже далее всякой меры.

И над Христом совершен был «суд развращен, и разорися закон». Кого следовало почитать как Бога, и потому как чудотворца, на Того начальники иудейские непрестанно клеветали и все силы напрягали к злословию Его. Не было ничего неприличного, чего бы они не дерзнули сказать против Него. То они думали, что Он изгоняет бесов Вельзевулом, то называли Его винопийцей и бесноватым. Потом: Его следовало называть Спасителем и Искупителем всяческих, а они, жалкие, нечестиво умертвили Его, произнеся над ним неправедный приговор, хотя закон ясно повелевает: «неповинна и праведна да не убиеши» (Исх.23:7). Обвинял также их Христос за то, что они не хотели помышлять о правде и святости, но молчали и как бы закрывали умственные очи от того, о чем говорит Моисей. Однажды, отменяя закон о субботе, когда они нападали на Него, и весьма сурово, за то, что Он совершал нечто приличное Богу в субботу, Он так сказал: «едино дело сотворих, и вси дивитеся. Сего ради Моисей даде вам обрезание, не яко от Моисеа есть, но от отец: и в субботу обрезаете человека. Аще обрезание человек приемлет в субботу, да не разорится закон Моисеов: на мя ли гневаетеся, яко всего человека здрава сотворих в субботу? Не судите на лица, но праведный суд судите» (Ин.7:21–24).

Авв.1:5. Видите, презорливии, и смотрите, и чудитеся чудесем и изчезните: понеже дело аз делаю во днех ваших, емуже не имате веровати, Аще кто исповесть вам.

Когда пророк возопил против жестокости законопреступников и как бы обвинял (Бога) за продолжительность долготерпения в отношении к ним (ибо праведная и любящая добродетель душа ненавидит зло), тогда Бог всяческих наконец взывает к презрителям закона, повелевая видеть, рассмотреть и удостоить удивления то, что заслуживает удивления. А это были бедствия, как бы висящие над головой и неотразимо приближающиеся со страшной силою и ужасной стремительностью, о которых и повелел предупредить их для пользы, – бедствия, способные истребить тех, на кого они обрушатся, – удивительные потому, что они нечаянны и неожиданны, и нестерпимы, и чрезмерной силой своей способны поразить и, может быть, даже возбудить недоверие. И действительно, когда приближаются какие-либо великие бедствия, то обыкновенно появляется недоверие к ним, особенно если эти бедствия угрожают людям, надеявшимся никогда не подвергаться им. Кто мог бы когда-либо подумать, что возлюбленный Израиль, первородный между чадами, ради которого погиб Египет, пали бесчисленные народы хананеев и ессеев, и амореев, и ферезеев, и иевусеев, дойдет до такого бедствия, что оставит всю свою страну и подвергнется бесславному и тяжелому рабству, блуждая в чужой стране после военных бедствий, для изображения которых, если бы кто захотел сделать это, недостаточно было бы никакого слова? – были пожары, убийства мужей, пленения женщин, избиения о землю младенцев и, как говорит пророк Иеремия, «руце жен милосердых свариша дети своя» (Плч.4:10); опустошены были и самые священные места и победители не оставили несовершенным ни одного из возможных зол. Итак, они кажутся невероятными и рассказ о них неправдоподобным по причине чрезвычайной жестокости совершителей. Посему, говорит, во дни их сделаю дело, которому они не поверят, если бы кто-нибудь рассказал им о нем. Говоря же: «во дни ваши», дает понять, что не много времени остается до этих событий, но что война как бы при дверях, близко и в соседстве, и наказание недалеко.

Авв.1:6. Зане, се, аз возставляю халдеи, язык горький и борзый, ходящий по широтам земли, еже наследити селения не своя.

Что невероятного, если ведущий повествование сейчас же и объяснил? Ибо он высказал угрозу навести на них вавилонян – воинственное и весьма дикое племя, в жестокости никоим образом не уступающее диким зверям и подвергшееся порицанию за свою необузданную ярость. Борзым же (быстрым) народом назвал их потому, что они почти все всадники, а также "горьким" и злобным, весьма тяжелым, не без познаний в военном искусстве и очень опытным в военных хитростях. А телесная крепость в соединении с рассудительностью в отношении к военным потребностям, думаю, может привести в исполнение намерения нападающих и легко преодолевает решившихся оказать им сопротивление. Поскольку же у вавилонян не было в обычае постоянно пребывать дома и, защищая себя, отражать от себя нападения врагов своих, но они предпочитали распространяться как бы по всей земле и опустошать страны других, и обращали в свою собственность отнюдь им не подобающее, то посему он основательно говорит: «язык ходящий по широтам земли, еже наследити селения не своя». Любили они, как я сказал, нападать на страны других и постоянно распространять свое владычество.

Нечто подобное случилось и с иудеями, убившими Господа. Хотя они и могли беспрепятственно обитать в своей земле, потому что никто не угнетал их; но преданы в руки своих победителей, платят подати и налоги и находятся под властью постоянно распространяющихся и победивших всю поднебесную. Отрекаясь от царства Христова, они прямо говорили: «не имамы царя токмо Кесаря» (Ин.19:15). Надобно знать, что если душа человеческая ни во что поставила божественные законы; то окажется под властью жестоких тиранов – нечистых демонов, и будет служить лукавым силам, постоянно жаждущим «наследити не своя селения». Человек принадлежит Богу; посему Он обитает во святых и водворяется в душах праведных.

Авв.1:7. Страшен и явлен есть, от него суд его будет, и взятие его от него изыдет.

Речь переходит к вождю народа, то есть к тирану вавилонскому, может быть, к Навуходоносору, который покорил Иудею и, предавши огню самый божественный храм, отвел в свою страну, в качестве пленного, Иуду. Итак, называет его страшным по причине его свирепости и неукротимости в гневе, необузданности в мыслях и жесткости в мщении. "Явленным" же называет его, как честолюбивого и тщеславного, и ненасытного любителя славы, ибо цари Вавилона всегда были надменны и весьма славолюбивы. Поскольку же они во всяком деле и предприятии руководствовались своим произволом, требуя от подчиненных просто только исполнения своих повелений, то поэтому говорит: «от него суд его будет», то есть, он действует по своевольным побуждениям и, вследствие чрезмерной надменности, не терпит мнения других, хотя бы он требовал чего-нибудь невозможного; ибо замыслы персов заносчивы. Но поскольку они имели обычай производить гадания пред битвами и при помощи искусства магов старались узнавать, чем окончится предприятие, то он опять говорит: «и взятие его от него изыдет». Взятием же называет прорицание. За искусными в прорицании, говорит, не будет посылать к другим народам или в другие страны; напротив, говорящих ложь и не знающих ничего истинного, но всегда только подстрекающих и обыкновенно предвозвещающих ему победу, он всегда будет иметь среди живущих с ним. Государство вавилонское этим очень славилось. Поэтому-то и Валак, царь моавитский, когда хотел подвергнуть проклятию израильтян и старался узнать будущее, – из Месопотамии призвал Валаама. Он думал, что волхвы вавилонские искусны и проницательны и, будучи весьма могущественны при помощи своего волшебного искусства, могут совершать все, что угодно.

Но, если угодно, мы можем принять и иной смысл объясняемого места. Изобразив вавилонского тирана, сказав, что он страшен и знаменит, тотчас прибавил, что «от него суд его будет и взятие его от него изыдет». Это можно будет понимать так. Бог всяческих определил наказать Израиля, проводившего постыдную и нечистую жизнь. Посему это выражение означает: над ним суд будет от самого вавилонянина; он как бы так говорит: он будет орудием гнева моего и чрез него я накажу тебя. Предсказание же о тебе значит: какое я приму решение и определение, "от него" также "изыдет", то есть, будет приведено в исполнение; ибо он приведет в исполнение то, что происходит из моей воли и благоусмотрения.

Авв.1:8. И изкочат паче рысей кони его и быстрее волков аравийских: и поедут конницы его, и устремятся издалеча, и полетят аки орел готов на яд.

Опять поражает их чрезвычайностью ужасных событий и старается показать, что множество врагов сильно и неодолимо; побуждает же их к покаянию и к познанию того, что им следовало бы исполнять. А что вавилоняне были очень быстры в бегу, весьма смелы и дерзки и нисколько не отличались от диких зверей, и на возможную добычу весьма быстро устремляются, – на это опять указывает, уподобляя барсам коней их. Барс делает весьма быстрые прыжки и весьма легко может нападать на добычу. Уподобляет их и волкам аравийским, о которых говорят, что они превосходят всех других своей свирепостью и с большой стремительностью нападают на то, что желают изловить. И не волкам только, говорит, подобны они, но и орлам, немедленно устремляющимся и слетающимся к мертвым телам, как я сказал.

И ум иудеев стал весьма удобоуловимым, и сердце их слабым и уступчивым и плотским страстям, и самим нечистым духам и, сверх того, весьма могущественным нападениям римлян. Они прогневали Того, Кто говорит: «и аз буду ему, глаголет Господь, стена огненна окрест, и в славу буду посреде его» (Зах.2:5). Удобопленяем, думаю, и без труда одолеваем и всякий ум, который лишается подкрепления свыше, ибо всякая наша крепость и твердость от Бога: Нем сотворим силу: и той уничижит стужающыя нам» (Пс.59:14), по написанному.

Авв.1:9. Скончание на нечестивыя приидет, сопротивляющыяся лицам их противу.

Таков конец предсказаний и таково заключение бедствий. Придут, говорит, халдеи, и будут таковыми, и сделают это, и присовокупят к этому и другое, и последствием всего этого будет то, что проводившие нечестивую жизнь погибнут до основания и со всем своим домом, и вместе с самыми городами и селениями, потому что никоим образом не умилосердится над ними Бог и предаст опустошению нечестиво восставших против Его велений и как бы прямо идущих против Него, и открыто противостоящих и явно противопоставляющих воле Божией свою собственную волю.

Погибла и синагога иудейская, враждебно ко Христу настроенная и восстающая против Господних догматов (и это открыто), и бесстыдно превозносящаяся над Ним, и совершающая и говорящая, так сказать, все самое постыднейшее, и Самого Его пригвождающая ко кресту, и клевещущая на Его воскресение. Ведь они не только убили Спасителя и Искупителя всяческих, но и, когда Христос воскрес, воинам Пилата дали деньги, дабы они говорили, что Он никогда не воскресал, а что, напротив, ученики Его тайно украли Его.

Авв.1:9–10. И соберет яко песок пленники, и той над царьми посмеется, и мучителие играние его, и той над всякою тверделию поругается, и обложит вал, и возобладает ею.

Несмотря на то, что святые пророки всесторонне предвозвестили народу иудейскому грядущие на него бедствия и как бы постоянно твердили ему об этих бедствиях, – он дошел до такого неразумия и столь нечестивых мыслей, что воспламенялся дерзостью и, надменно поднимая бровь свою, то мечтал, что он весьма легко преодолеет врагов своих своей собственной многочисленностью, то думал, что, призвав на помощь себе соседние царства, он сможет без труда заставить своих врагов уступить ему победу. Презрев отеческие обычаи и полагаясь на помощь то египтян, то сирийцев, то тирян, они питали твердую надежду на непоколебимое благополучие и продолжали жить в изнеженности и беспечности. Посему опять изъясняет им, что такие их мечты были весьма суетны и что исход событий будет совсем не таков. Придет, говорит, вавилонянин и хотя бы он нашел народ израильский равночисленным песку, но возвратится домой имея военнопленными жителей Иудеи. И хотя бы народ иудейский имел бесчисленных и могущественных союзников; но он их легко преодолеет. «Над царьми посмеется, и мучителие играние его»; ибо связанного отвел он в Вавилон Иехонию и немало других начальников стран, которые сделались предметом потехи для их победителей. И над городами и даже самыми могущественными он обнаружил такую силу, что взятие каждого из них будет казаться ему забавой. Будет производить сооружение насыпей; так именно взял Александр Тир, хотя он выдавался далеко из твердой земли в море, наподобие острова.

И сатана взял в плен Израиля, оказавшего непослушание Христу, и сделались предметом потехи для него все вожди (Израиля) и величавшиеся славою священства, которых, думаю, не неприлично назвать тиранами за то, что они начальствовали над народом и пользовались большой славой и властью над ним. Но они не сделались бы предметом забавы для жестокости дьявольской, если бы последовали заповедям Спасителя и соблюли веру и освящение Духом; Спаситель всех, покоряющий всякого врага под ноги, и им сказал бы: «се даю вам власть наступати на змию, и на скорпию, и на всю силу вражию» (Лк.10:19).

Авв.1:11. Тогда пременит дух и прейдет и помолится.

Что народ израильский не совсем погибнет и не будет презрен во век, но настанет для них время благополучия и избавление от тяжкого бедствия после возвращения их в родную страну и после свержения ими ига рабства – об этом дает разуметь, говоря, что в Господе всяческих совершится перемена духа, то есть, перемена намерений и определений. Не то хотим сказать, что Он осудит уже свершившееся над нами Свое определение, как не вполне справедливое; но именно то, что Он, потребовав с них достаточное удовлетворение и соответственно их грехам подвергнув их наказанию, преклонится на милость, оставит Свой гнев и будет милостив к пострадавшим. Это, думаю, и означает слово: «помолится».

Авв.1:11–12. Сия крепость Богу моему. Неси ли ты искони, Господи Боже, святый мой? и не умрем.

Когда Бог возвестил, что помилует их и предсказал перемену скорбного их положения на лучшее; то пророк от чрезмерной радости как бы скачет, говоря, что никому иному невозможно возвратить Израиля, освободить его от уз и рабства и помиловать сокрушенного, кроме Тебя, единого Бога, могущего соделать все беспрепятственно, уравнивающего неравности, как бы расстилающего долу высоты и крутизны, Который может исполнить все, что бы ни сказано было всяким святым, и ни в чем не изнеможет. Потом пророк говорит: «неси ли ты искони, Господи Боже, святый мой? и не умрем». Если, говорит, Израиль и был обольщен и введен в заблуждение и в странные идолослужения, то все же Ты, Боже всяческих, как святой, миловал согрешающих и сохранял, и не допускал Израиля до совершенной погибели. Итак, недалеко надежда, что если ты сжалишься и повелишь, то он будет спасен и бедствия исчезнут. И святые, зная о спасении Израиля в последние времена, радовались, совершали молитвы и возносили благодарственные гласы и песни. Посему и блаженный Давид, духом предузнав будущее милосердие к ним и как бы видя их избавленными от уз плена, воспевает и говорит: «благоволил еси Господи землю твою» и далее (Пс.84).

Авв.1:12–13. Господи, на суд учинил еси его, и созда мя обличати наказание его. Чисто око еже не видети зла и взирати на труды болезненныя.

Опять речь пророка. Но о чем он говорит в словах: на суд учинен от Бога, – весьма не ясно. Поэтому нам необходимо тщательно вникнуть в смысл сказанного и изъяснить его. Если говорится о царе вавилонском, что он на суд поставлен от Бога, то мы утверждаем, что он поставлен исполнить определенный свыше суд над израильтянами, то есть опустошение, пленение, сожжение городов, словом, разорение Иудеи. Если же это не так, и мы смысл этого места будем относить к лицу Израиля, то опять мы скажем, что и он на суд поставлен от Бога. Под судом же разумеем осуждение. Посему и Господь наш Иисус Христос негде сказал об иудеях: «на суд аз в мире сей приидох, да невидящии видят, и видящии слепи будут» (Ин.9:39). Итак, Израиль осужден за то, что поступал неправо, пренебрегал законами и безмерно оскорбил Господа всяческих. Меня же, то есть пророка, говорит, "созда" или сделал и уготовал «обличати наказание», которое определил для них; ибо война была для Израиля наказанием и бичом, и случившееся с ними было средством наказания их, а не просто делом вавилонян. Если же, говорит, кто-либо спросит и скажет: почему вавилонянин избирается орудием наказания, а Израиль приговорен на осуждение и страдание? – вопрошающий так пусть выслушает ответ. Поскольку око Господа чисто и Он не может быть зрителем нечистых и беззаконных дел, и не может взирать на страдания слабейших, проистекающие от неправд и притеснения их, то Он отвращает око Свое от приобретших привычку так поступать. Когда же это будет, то всенепременно случатся бедствия и навлекший на себя Божие отвращение подвергнется крайним страданиям. Зная это, божественный Давид умолил: «не отврати лица твоего от мене, и не уклонися гневом от раба твоего» (Пс.26:9); а отвращение Божие непременно сопровождается последствиями гнева (божественного).

Авв.1:13–14. Вскую призираеши на презорливыя? премолчаваеши, егда пожирает нечестивый праведнаго? И сотвориши человеки яко рыбы морския и яко гады не имущыя старейшины.

Возвестив, что око Божества чисто и не может видеть совершающих лукавое, и взирать благосклонно на тех, которые решаются притеснять слабейших и причинять им страдания, пророк вслед за этим как бы увлекается такими размышлениями. Неисчислимые бедствия и весьма тяжкие страдания причинило народу иудейскому жесточайшее войско вавилонян, которые излишество своей необузданности простирали до такой степени силы и крайности, что не остановились даже пред самыми священными местами и сожгли в Иерусалиме священный храм, и вместе с простым народом уводили в плен и священнослужителей при божественных жертвенниках и оскверняли святое, по написанному. Возвратившись же домой, они проводили веселую жизнь, пользуясь награбленным богатством, не подвергаясь наказанию за нечестивые свои дела, не боясь врагов и не страшась войны; напротив, сами они восставали против всех и без труда покоряли кого хотели и наслаждались большим благополучием, величались бедствиями погибших, – неумеренность в гневе, необузданность в угнетении и преобладание над всеми поставляли себе в особую честь. Посему пророк, видя их бесчувственное превозношение, пришел в изумление и касается самых божественных судов, и пытается понять и уразуметь никому не доступное и никакому уму непостижимое. Он старается понять, какой смысл заключается в столь великом долготерпении всемогущего Бога, что Он снисходительным и кротким взором смотрит на привыкших ко всему относится презрительно и проводящих нечестивую жизнь, и молчит, и бездействует, когда нечестивый человек как бы пожирает благочестивого и праведного. А так как, говорит, наказание не тотчас постигает грешников, напротив, гнев (Божий) на них отклоняется, то жители земли дошли до того, что стали нападать друг на друга и подобно рыбам пожирать слабейших, и проглатывать друг друга невоздержной и ненасытной пастью, – они проводят такую грубую и необщительную жизнь, как жизнь пресмыкающихся в горах, и немногим отличаются от тех, которые вследствие большой дикости и чрезвычайной свирепости неукротимы и не подражают свойствам других животных, пасущихся толпами и под предводительством одного вожака стада и являющихся как бы войском, управляемым военачальником. А вавилоняне были необщительны и недоступны другим, жестоки, исполнены яда и погибели, и жадно пожирали слабейших.

Не невероятно, что слова пророка, по-видимому, направлены против дьявола и находящихся с ним лукавых сил. Эти поистине презрители, всецело отвергающие страх божественный, весьма нечисты и доходят до крайней жестокости, между тем как Бог весьма долготерпелив. Как только раз мы попали под их владычество, мы, несчастные, стали пожирать друг друга; ибо тогда не было посредника мира, нашего начальника, то есть Христа, Владыки земля и неба и всяческих.

Посему мы сделались подобно рыбам: бессловеснейшими и совершенно безгласными; у нас не было ни слова благочестия, ни гласа славословия Богу; напротив, мы убивали друг друга, проводили самую неразумную жизнь и жили в мире подобно рыбам. У каждого ум был так груб, что, по-видимому, уже одичал совсем и, что касается раздражительности и жестокости, то или равнялся в этом с ядовитыми животными, или даже стремился превзойти их в этом.

Авв.1:15–17. Скончание удою восхити и привлече его мрежею и собра его сетьми своими: сего ради возвеселится и возрадуется сердце его: сего ради пожрет мрежи своей и покадит сеть свою, яко теми разблажи часть свою и пищи своя избранныя. Сего ради прострет межу свою и присно избивати языков не пощадит.

Упомянув о рыбах, он продолжает держаться переносного образа речи и говорит как бы о ком-либо из мореплавателей и рыболовов. Рыбаки ведут свои занятия многими способами. Они ловят рыб или удами и трепещущих вытаскивают из воды волосяными шнурками (лесами), окружая сетями, извлекают во множестве, или делают это другими какими силками. Когда же сделают они удачный лов, тогда, собравшись во множестве, радуются своему искусству и как бы приносят жертву сетям, как доставившим им богатейшую добычу. Нечто подобное, говорит пророк, сделано Навуходоносором, который как бы удами и сетями, и неводами изловив самого Израиля и другие вместе с ним народы, увлек их в свою землю и, как бы предлагая своим оруженосцам званый обед, повелел им предаваться наслаждениям, а пленникам быть богатейшей частью и добычей победителей. Поэтому-то, может быть, и говорит: «послужит мрежи своей», собственным своим войскам, посредством которых он уловил народы и сверг того Израиля, воздавая благодарность. Поскольку же все это, говорит, совершилось для него весьма удачно, то, говорит, не перестанет убивать народы, уводить в плен племена, подчинять себе страны и совершенно никому не оказывать пощады.

Точно также поступил со всем родом человеческим и, в особенности, с Израилем и сатана: как бы одним силком и одной сетью, сетью греха, говорю, он окружил всех, – и ради беззакония против Христа, и, особенно, Израиля; ибо называет их «пищи его избранныя». Приятными же (для него) по жизни своей паче всех других являются Иудеи; ибо "егда, – говорит, – разделяше вышний языки, яко разсея сыны Адамовы, постави пределы языков по числу ангел Божиих. И бысть часть Господня, людие его Иаков: уже наследия его Исраиль» (Втор.32:8–9).

Итак, Израиль был избранником паче других, как первородный между детьми, как происшедший из святого корня, корня отцов, говорю, как имеющий закон своим руководителем и призванный к познанию единого и истинно сущего Бога. Но и такое имея преимущество славы и благодати, он вместе с другими попал в плен; одни за то, что заблудились и сделались частью дьявольскою; другие же за то, что познав действительного Бога, рожденного от Него по естеству Сына и ставшего в образе и подобии человеческом таким же, как мы, нечестиво умертвили – преданы были в его сети; а у него цель вконец погубить всех живущих на земле.


Комментарии для сайта Cackle

Требуются волонтёры