Азбука веры Православная библиотека архимандрит Леонид (Кавелин) Историческое описание Сербской царской лавры Хиландаря и ее отношения к царствам Сербскому и Русскому


архимандрит Леонид (Кавелин)

Историческое описание Сербской царской лавры Хиландаря и ее отношения к царствам Сербскому и Русскому

Содержание

Век XIV 1-й раздел 2-й раздел 3-й раздел 4-й раздел 5-й раздел 6-й раздел Век XVI и XVII Приложения I. Хиландарское книгохранилище II. Хрисовул Стефана Немани, Великаго Жупана Сербскаго, во иноках Св. Симеона, созданному им с сыном своим, Саввою, Хиландарскому монастырю III. Типик или Устав Пр. Саввы, собственноручно написанный им в 1199 году для своей Карейской безмолвной келии, которая по сему и доселе зовется Типикарницей IV. Грамота Сербскаго Патриарха Никодима 1450 года  

 

«Преподобный Савва оставляет монастырь Пресвятой Богородицы, рекуще Святая Святых, нарицаемый Хиландарь, сбирает мужи Богупотребные, сам образ собою показа им пощения, воздержания, чистоты и всяких добрых детелей, прибежище сотвори общаго спасения своему Отечеству, Сербсцей земли». (Грамота Патриарха Сербскаго Никодима 1422 года.)

«Потьща се и сотвори оградой великой, храм Пресвятые Богородицы, Святая Святых, монастырь, нарицаеми Хиландарь, насадив Богоподобные муже, правилу духовному научив и наказав, пристанище сотвори спасению своего отечества людям». (Хрисовул Краля Милутина 1312 года.)

Хиландарь или Хилендарь, Сербская Царская Лавра и общая задужбина всех сербских королей и царей, создан родоначальником дома Неманичей, Великим Жупаном Стефаном Неманею (в монашестве Св. Симеон Мироточец), отцом Пр. Саввы, как ясно свидетельствует о сем хрисовул, данный им самим сему монастырю, где говорится, что он нашел это место (монидрион, маленький монастырь), называемый Хиландарь, храм Введения Пресвятой Богородицы, разрушенным, и воздвиг на нем церковь того же имени. Причины, приведшие

Великаго Сербскаго Жупана сперва в монастырь, а потомъ на Св. Гору, обшеизвстны: он принял пострижение в монашество в созданной им в Сербии Лавре Студеницкой, а отсюда в 1198 году пришел на Св. Афонскую Гору, для сожительства с любимым сыном своим, Растком (в монашестве Св. Саввой), который, оставив все красное мира сего: отечество, царский дом, богатство и славу, в 1186 году, скрылся на Св. Афонскую Гору, в Русский монастырь. Преследуемый и открытый здесь посланцами огорченного его бегством родителя, Растко, вместо возвращения домой, усыпив их бдительность обещанием беспрекословно исполнить волю родителя, между тем тайно принял обручение великого Ангельского образа и с высоты монастырского пирга (башни) сбросил им свою Царственную одежду, показывая тем искреннее и конечное отречение от мира. Из Русской обители Св. Пантелеймона Савва вскоре был перемещен, по воле Прота Св. Горы, в Ватопед, куда и пришел, для сожительства с ним (в 1198 г.), престарелый отец его, мних Симеон. Ему-то принадлежит благая мысль создать на Св. Горе особый монастырь для иноков сербского языка, подобный, уже процветавшим тогда на Афоне монастырям, Болгарскому, Зографу, и Русскому, Русику.

«Изидох, пишет св. Симеон (в своем хрисовуле Хиландарю 1199 года) из отечества своего в Святую Гору, и обретох манастирь николи бывши, зовомы Хиландарь, Введение Святыя и Преславныя Владычице наше Богородице, идеже не б камень остал на камени, но развален однудь; и потрудив старость свою, поспешествующу ми сыну ми, велиему Жупану Стефану, сподоби ме владыка мой быти ему ктитору, и чести его погибшея взысках и обнових, и по изволению владычице Богородице. И да ере (еже) испросих парике у Царя у Призрене, да дах од них манастиру у Святой Горы Святой Богородицы, у Милеях села: Непробища, Момушу, Сламодравы, Ретивлу, Трние, Ретивщица, Трновец, Хоча и друга Хоча, и Трг тунге (тут же), и два винограда тунге (тут же) насадих и улинике (пчельника) .д҃. (4): един у Трпезях, други у Дабшор, трети у Голишеве, четврти у Парицех; а за коимжде улиником по два человека, и планину Богачу; а од влах: Радово судуство и Дургево, a всеге влахь .р҃о. (170). И дах од добытка что моге, и у Зете кобыле и соли .л҃. (30) сьпудовь…1

Тогдашний византийский император, Алексей Комнин (1195–1203), зять сына Немани, Сербского Великого Жупана Стефана подарил Симеону и Савве в пользу основанного им монастыря, сверх старых его владений на Св. Горе и вне ее, еще опустелый монастырек Зиг со всем, что ему принадлежало, и подтвердил за Хиландарем купленый Св. Саввою у Ватопеда «за 600 перпер (червонцев) велицех» монастырек Скорпиу. Тот же император, по просьбе св. ктиторов, даровал Хиландарю право именоваться отныне навсегда Царским, и в выборе игумена и в управлении не зависеть ни от Святогорского Прота, ни от других монастырей, или, как поясняет Пр. Савва в своем Уставе, «свободну быти святому сему манастыру од всех ту (на Афони) владык, и од Прота, и од иных манастырь, и од особых владык, и ни под кими же да есть правдами, ни царскими, ни церковными, ни иными ницемре, но под единою Пресвятою Богородицею Наставницею (Одигитриею) и преблаженнаго и святого отца нашего молитвою игуменующего в нем.» В знак этих прав вручен был Пр. Савве от родственника императора Игуменский жезл, на котором вырезана по-славянски следующая надпись: «Сей жезл даровал Царь Алексий Комнен Святому Сербскому Савве в знак Царския власти поставляти Игумена самовластна, лета от Христа 1181». Надпись эта, очевидно, сделана в последствии и потому в отношении года неверна; ибо известно, что Савва прибыл на Афон лишь в 1186 году. Жезл черного дерева окован золотом и серебром и украшен драгоценными камнями, бисером и кораллами. Глава а жезла (верх) сделана из красного камня в богатой оправе2.

Выше приведенное сказание Святого Симеона об основании Хиландарской обители (из хрисовула его) подтверждает и Святой Савва. Он, в своем Хиландарском Типике (Уставе), в главе 2-ой: «о наслечени святаго сего монастыра преподобным Отцом нашим Симеоном и Саввою умиленным» пишет: «Наш святой манастыр сий, яко cy ведети вам, яко опустело бяше место сие от безбожных разбойник; пришедшу же ко мне треблаженному наставнику, отцу нашему Симеону мниху... (в сию приде пустыну месеца Ноемврия во 2 день в лето 6706 (1198)... и всхоте он блажены, яко и тамо оправда свое царство, тако и зде вожделев за вы, обрести вы место спасения, испроси у Царя место сие пустое и поем мене грешнаго из Ватопеда, и в место сие вьселив се, и неколико мало пребыв со мною, велики же и непреестествены подвиг прешед, 8 месец пребыв, к вечному преложившу се блаженству в лето 6708 (1200), месеца Фервария в 13 день.3

«Сему же блаженному отцу нашему к вечному преложившу се блаженству, заветомь (завещанием) оставив манастир мне грешномоу, в мале некоем образе, в не мже ми отиде, и перваго Игумена некоего преподобного мужа, именем Мефодия, мниха самого .еі҃. (15) (a по Типику: «самаго десетаго»), велию тугу и боязнь приех, едино от пустошства, а другу от боязни безбожных разбойник. Ны, яко любви изволи се Богоматери и наставницы нашей и Господина Симеона святым молитвам, ти храм от неявленаго и малаго в велелпно вознесе се явление, и совокупих по мале времени братства .у҃. (90), и всю управу соверших, еже на потребу манастырю4.

Благоустроив монастырь с внешней стороны, то есть, снабдив его всеми потребными для жизни иноческой и обеспечив содержание собранного им братства, по числу которого монастырь скоро стал на ряду с первенствующими монастырями Афонской Горы, Преподобный Савва дал ему свой Устав, из которого мы уже привели небольшой отрывок, составляющий историческую часть его.

В этом Уставе Савва показал и свою горячую любовь ко Господу, и свой высокий взгляд на иноческую жизнь: «Преподобные и Богоносные отцы наши, светила всего света (пишет Савва в начале своего Устава), услышавши в Евангелии Господа глаголюща: иже хощет no мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и в след мене да идет; и паки: иже любит отца, или матерь, и проча паче мене, несть мене достоин. Таже научающе презирати убо самым делом плотская мудрования, прилежати же о души, вещи бессмертной, и сице труждающиеяся призывает в покой: приидите, рече, вси труждающиеся и обремененные ко мне, и аз упокою вы, прежде в сем веце безстрастнем: иго бо мое благо и бремя мое легко есть заповедей моих кротким и смиренным. от мене же научитеся, яко аз кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим. И паки: нищим духом Царство небесное, а плачущим утешение бесконечное обещавающа Господа услышавше, оставиша мир и вся, яже в нем, изыдоша в след Господа, п восприяша начало премудрости, страх его, в души своя, и делающе заповеди Божия, плакаху день и нощь о душах своих, всякое злострадание и многия муки претерпеваху с радостию, любве его ради: распинаху и умерщвляху себе, на всяк день послушанием, и своих волей и разсуждения отсечением), и сими всеми очистивше ум и душу u сердце, просветишася благодатию в сердцах своих паче солнца, и Христа вселивши в прекрасныя своя души, вся козни диавольския попраша и победу на него взяша, и аки орли быстропарни возлеташа на небеса. Образъ же добродетельнаго жития своего намъ оставиша, да вси, хотящии по Бозе иночествовати, последуют стопам их.

Темже и аз, грешный и ленивый, и всех последний монах Савва, припадая, молюся вам, любимая о Христе и духовная братия моя и отцы, уподобимся премудрым сим купцем, иже за временная измениша вечная, вся имения своя отдаша, и купно с телесами и души своя, сего ради стяжаша бесценный бисер, Христа. Поревнуйте мудрым девам, яже исполниша светильники своя и готовы внидоша с женихом своим в чертог и радость вечную.

Блюдите себе опасно, о любимицы мои, боюся бо и трепещу, да не некто от вас останется вне уду дверей, яко же пят буих дев, и страшный и грозный ответ он услышит: отыди от мене, не вем тя, кто еси. Сего же ответа боящеся, оный же прекрасный глас желающе слышати: приидите благословеннии Отца моего, внидете в радость Господа своего, смирим себе зде, братие, да тамо вознесемся, плачим зде, да тамо утешимся, алчем и жаждем зде, да тамо насытимся, помилуем зде, да милостива тамо Бога обрящем. Аще и скорбь нам приидет, всяку радость имейте, братия моя, или егда во искушения впадаете различна, ведяще, яко искушение вашея веры соделывает терпение, терпение же дело совершенно да имать, яко да будете совершени и всецели. Блажен мужъ, иже претерпит напасть, зане, искушен быв, приимет венец жизни, его же обеща Бог любящим его. Изрече бо: претерпевый до конца, той спасется. He льстите себе, братие, неции от вас глаголюще: аще дел не творю, но верую в Бога, и спасуся. Но и беси веруют и трепещутъ; вера бо чиста и нескверна пред Богом и Отцем сия есть, да разумеете, яко вера без дел мертва есть.

Авраам, отец наш, не от дел ли оправдася, вознес Исаака, сына своего, на жертвенник; видиши ли, яко вера споспешествова делом его, и от дел совершися вера; и совершися писание, глаголющее: верова же Авраам Богови, и вменися ему в правду, и друг Божий наречеся. Зрите ли убо, яко от дел оправдается человек, a не от веры единыя.

Сия бо, яже слышах, поведах вам, да и вы общение имате; общение же наше с Отцем и с Сыном его, Иисусом Христом; и сие пишу вам, да радость ваша исполнена будет. И сие есть обетование, еже слышахом от него, и поведаем вам, яко Бог свят есть, и тмы в нем несть ни единыя. Аще речем, яко общение имамы с ним и во тме ходим, лжем, и не творим истины; аще же во свет ходим, яко же и сам той есть во свете, общение имамы друг к другу, и кровь Иисуса Христа, сына его, очищает нас от всякого греха. О сем познахом любовь, яко он по нас душу свою положи, и мы должны есмы по братии души полагати. Сия есть заповедь его, да веруем во имя сына его, Иисуса Христа, и любим друг друга. Соблюдай заповеди его, в нем пребывает, и той в нем. Страха несть в любви, но совершенна любовь вон изгоняет страх. Бояйся же не совершися в любви. Мы любим его, яко той первые возлюбил есть нас. аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть; ибо не любяй брата своего, его же видя, Бога, его же не видя, како может любити? И сию заповедь имамы от него, да любяй Бога, любитъ и брата своего, и всяк веруяй, яко Иисус есгь Христос, от Бога рожден есть, и всяк любляй рождшаго, любит и рожденного от него. О сем вемы, яко любим чада Божия, егда Бога любим, и заповеди его соблюдаем, и заповеди его тяжки не суть; яко всяк рожденный от Бога, побеждает мир; и сия есть победа, побеждающая мир, вера, надежда, кротость, терпение, моление, горящее со слезами, наипаче над всеми сими ангельская лепота, то есть, чистота и целомудрие, послушание с самоукорением, и любовь, ея же ради сниде к нам Сын Божий. К сему же прилагающе и незлобие по Господню гласу: не дети бывайте умом, но злобою младенствуйте, умом же совершени бывайте. И верую в Сына Божия, яко обрящете милость и живот вечный, и зде неоскудеемую пищу, аще сохраните сил заповеданная и проповеданная много смиренным. Чадца, блюдитеся от неприязни: да не кто останет внутрь дверей. Аще ли кто есть, братие, в вас ленив, яко же аз окаянный ленивый и сонливый, похулен и немощен; но воспряни, о любимиче, и покаяйся и помысли дарования, яже обеща Господь, о их же рече Апостол: око не виде, и ух не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим его, в няже и Ангели приникнути желаютъ. И яко же слава мира сего ни что же есть противу славы будущаго века, сице и муки мира сего пред вечными муками ни что же суть, их же и сам трепещет сатана. Весте бо, любимицы, яко претерпевшими злострадание слава и честь от Господа уготована, а ленивым и нерадивым вечная мука. И сия вся рассмотревши и о Господе укрепившеся, станете крепко противу лености и, отвергше всяку гордость и избыток злобы, в кротости приимите сие истовое слово, могущее спасти души ваши: будете же, братие, творцы слова, а не слышатели точию. Помышляюще в себе, зане аще кто есть слышатель слова, а не творец, таковый уподобися мужу, смотряющу лице бытия своего в зерцале. Усмотре бо себе, отыде, абие забы, каковх бе; приникий же въ законе совершен свободы, и пребыв, сей не слышатель забытлив быв, но творец дела, сей блажен в делании своем будет.

Се написах вам о Господе, како подобает творити. Положите убо себе, яко же некоего мерила образ, не токмо вам, но и по вас пребывающим в обители сей. Души показана суть и яже телу прилична, да в не взирающе и исправляюще, возможете провождати непорочно житие ваше, Бога помощника имуще, и Пречистую Матерь его, и мою грешную молитву. Подвизайтеся всегда к лучшим, не уклоняющеся ни на десно, ни на лево, но по силе своей, елико кто может, Царским путем тецыте. Поминающе себя, яже во псалме: плоды трудов своих снеси, блажен еси, и добро тебе будет, тщащемуся пройти сквозь тесная врата, и прискорбен путь, вводящий в живот вечный. Друг друга любите, друг другу покоряйтесь, друга друга тяготы носите. Все единомысленно повинуйтеся вашему предстоятелю Игумену. Молю же вас, братия мои, именем Господа нашего, Иисуса Христа, сия держаще заповеданная вам, да не будут в вас распри, но да есте совершени в единомыслии, прикуп себе творяще, яко же премудрии купцы. Вспоминающе в преподобных ваших молитвах, богопочившего отца нашего и наставника, монаха Симеона, и мое недостоинство не забывайте. И тако творяще, истинно глаголю и о Христе свидетельствую вам, яко не постыдни обрящетеся на страшном судищи, и восприимете вечная благая. Благодать и мир Господа нашего, Иисуса Христа, и любы Бога и Отца, и причастие Св. Дуда, буди всегда со всеми вами во веки Аминь.

Устав, данный Пр. Саввою, обнимал и порядок богослужения, и порядок жизни и управления монастырского. Хиландарь должен быть общежительным. Монахам не позволялось иметь собственности, даже и одной медницы; пищею должны были довольствоваться общею, по кельям не дозволялось ни готовить, ни держать ничего съестного. Первая одежда поступающему в обитель выдавалась монастырская, а потом даваемы были каждому па приобретение одежды деньги. Савва признавал лучшим, если по два брата будут жить вместе, помогая друг другу в келейных потребах, но особую прислугу иметь запрещал, кроме больных, для упокоения которых была впрочем устроена особая больница, и для ухода за больными приставлены были один или два брата. Самою важною частью Устава Пр. Саввы в духовном отношении было то, что братия ежедневно должны были исповедовать свои грехи Игумену, если он есть вместе и духовник; по установлению Саввы, Игумен должен всех вообще, и каждого отдельно, поучать и наставлять на путь спасениия. Если же он сам не принимает на исповедь, то выбрать другого старца из своей обители, или ближайшей, который бы мог быть отцом духовным, общим для всех, начиная с самого Игумена, и затем ником из братии иметь иного особого духовника не дозволялось, для сохранения в братстве единомыслия. Исповедь, предшествующая св. Причащению, должна быть приносима в одно время, когда начнется утреннее славословие; не бывшие в это время в монастыре, по какому либо послушанию, должны исповедываться после повечерия. В тех помыслах, которые и днем и ночью беспокоят нас, пишет Пр. Савва, приражаются и отходят, можно разрешать (прощать) и простому Священнику, назначенному для сего Игуменом. Но если помыслы остаются долго, причиняют брань и крепко смущают, то о таких помыслах должно открывать Игумену (или духовнику, если Игумен не принимает к себе на дух), и он подает приличное врачевание. Исповедующийся не должен скрывать и малого, но объявлять о себе все откровенно. Впадши в согрешение, не должно обвинять друг друга, или ссылаться на какой-либо случай: это не покаяние, а пепщевание вины: нужно откровенно сознавать свою вину и очищаться покаянием. Отрекающиеся от исповеди не только не должны быть допущаемы ко Св. Причащению, но если не раскаются по увещании, их должно изгонять из монастыря, как отсекают член сгнивший. Для такого монаха пребывание в монастыре послужит ко вреду, а не к пользе. Как больной, не показывающий своей раны врачу, не может получить исцеления ее, так и не исповедующийся не получит исцеления души своей. Напротив, душа, помышляющая об исповеди, ей, как уздою, удерживается от грехов (по слову Св. Иоанна Лествичника). Те, которые чувствуют себя очистившимися от скверных помыслов и от гнева, роптания, печали и обиды, лжи и смеха, памятозлобия, ярости, злословия и сим подобного, пo установлению Пр. Саввы, могут приобщаться Св. Тайны три раза в неделю. Если же кто впадает в сии греховныя страсти и движения, и скоро очищается от них исповедью и покаянием, тот пусть причащается однажды, или дважды, в седмицу. Впрочем, сие более зависит от воли Игумена, или отца духовного, который должен быть один для всей братии. Игумен, Эконом, Эклизиарх избираются согласием десяти или двадцати, старейших братий без всякого участия Начальства прочих монастырей Афонских. Если кто приходил в монастырь из лиц известных, прося пострижения, то дозволялось постригать его вскоре; а если лице не известное, то не прежде шести месяцев после того, как его способность к иноческой жизни будет изведана. Празднословие запрещалось; сидит ли брат в келье, или трудится на общем послушании, он должен иметь в устах молитву и церковные песнопения.

Покорность игумену, взаимная любовь и согласие (Пр. Савва посвятил в своем Уставе особую главу тому, «яко не волимо (не желаем) числу (то есть, множеству) в вас быти, но аще и мало, но с любовию»: золотое правило, которому, к сожалению, так мало подражателей в наше время), усердное исполнение возложенного на каждого дела, должны быть непременно обязанностью каждого инока.

Подле монастыря Пр. Савва устроил гостиницу для принятия странных, нищих и немощных, которых повелевал игумену снабжать одеждою и обувью, хлебом, вином и сочивом от трапезы братской, а умерших предавать честно Христианскому погребению.

«Елико мне есть желание (пишет Пр. Савва в конце своего Устава), мню, яко и Богу благоприятно, и Наставницы, вам же в пользу велику и снабдение; в вашем же произволении состоит сохранити сия ненарушимо и непоколебимо навсегда. Глаголю же непрестанно вам совершати службу соборную и келейную, яко же предахом, еже хранити веру по Игуменом вашим, и честь отдавати достойну, друг друга любити и тщатися превосходити смиренномудрием. Соболезновати же единому о друзем и исполняти лишение, яко единаго тела уды есте. He в зависть устремляйтеся, ни в любовь нелепотну, или изборие и раздаяния; не ищите председания и мирских почестей. К единому токмо зрети, еже добродетельное учитъ житие, и в том пребывати и хранити, яко же дыхание, а на ино ни на что же. Еще же и слово между вами о пользе, и созидании, и спасении душе да будет. К сим же изгоните от вас всякий злый источник, добытколюбие, глаголю, или еже богатитися от монастыря, или от иного некоего образа, и покладати поклады и сокровища творити за случай, без воли Игумена; ниже бо вам Номаканон простил есть, не точию сие, но аще что и пренебрежением, или инем недосмотром, нечто монастырское погибнет, подлежит от Бога наказанию, кольми паче оно. Дерзновение, елико возможно, отсекайте, и да совокуплше реку: все, еже несть ко спасению, да отгонится от вас; не предпочтите, о чада и братие, временная паче вечных, страсти паче добродетелей. Ни что же бо от преданных вам есть выше силы и не возможно исправити, точию подвигнемся, претерпим мужественно, понудимся мало, и помощь Божия близ; не бо оставихом мир и приидохомь зде покоя ради, но подвига и труда, по силе нашей, обетованных ради благих: нужно бо есть Царствие небесное. Никто же ленивый и сонливый победит врага своего, но трезвящийся, и бдящий и терпящий скорби, и болезни подвигов со благодарением: сии внидут. в Царствие Божие. Тем же молю всех вас, достойно жительствуйте званию вашему, представите телеса ваши чиста Господеви от всякия страсти плотския, душу же от всех скверных помышлений, и памятей, и предприятий злых. И вся творите и помышляйте, елика Богу любезна; яже слышасте и научистеся от мене, сия сохраните непреступно: время бо сокращается; попецытеся о душах ваших, и наше смирение не забывайте в молитвах ваших».5

Когда Пр. Савва устроил Хиландарь, тогда он восхотел исполнить свое давнишнее желание, жить уединенно: «Бых в монастыри нашемь Наставницы Пресвятыя Богородицы (пишет Савва в том же Уставе), и аще поработах, или потрудихся, или много и поскорбех, то приях ли что от тех реченных, или ни, не вем, Бог весть. Пребых же в монастыри, дóндеже собрася о Господе стадо не мало, помогающи немощи моей, Владычицы нашей Богородицы Наставницы. И егда пребывах с вами, от многих попечений о вас забывах своя преумноженная согрешения, яже к Богу, от любве, яже к вам. И помыслих в себе: подобает уже попещися и о своих согрешениих, и изшед, и сотворих себе седалище, еже будет двоим, или трием, и церковцу устроих во имя Преподобнаго Отца нашего пустынножителя Саввы Освященнаго, его же имя и аз недостойный имам. И узаконих Уставец сей6, како подобает подвизатися хотящему житедьствовати в келийцы сей, и таковую заповедь даю Игумену и вам: да не посаждает в ней пекущагося о упокоении плоти, или и неграмотнаго, или искуп дающаго за иго. Но да избираете желающаго ходити прискорбным путем и внити сквоз тесны врата, и тщащагося исполнити сей Уставъ, его же написах зде в келии. И да аще видите, яко не имать, его же аз оставих, ученика подобна себе, то посылати в сие место, его же видите желающа и любящаго вышеписанная, или стар, или млад, каковый обрящется в вас………….»

Место, которое избрал для сего Савва, было на Кареи. Создав здесь сперва келии для пребывания Хиландарскаго игумена и братии, во время прихода их на Карею, по монастырским делам и службам, Савва создал и себе келью в Ораховице, с церковью во имя Св. Саввы Освященного. Здесь он затворился с тремя другими братьями, которые должны были совершать церковную службу. В этой уединенной келье Пр. Савва усилил свои труды, истаевая тело свое ночными бдениями, частыми коленопреклонениями, долу лежанием и постом; от всегдашнего поста внутренность его так иссохла, что он более не мог жить без поста. Душевные страсти он искоренял тем, что, направляя все свои мысли ко Христу, вместе с тем имел всегда и память смертную. Но, трудясь таким образом, он не оставлял и дел Христианской любви и милосердия: если кто из пустынников имел в чем-либо нужду, или кто-либо хотел поставить себе келью, и не имел по бедности к тому средств, то все обращались к нему, и он, как сердобольный отец, утешал и помогал им. Он искупал из плена иноков, поновлял монастыри; так он обновил монастыри Святогорские: Каракал и Ксиропотам, запустевшие и клонившиеся к разрушению, и помогал довершить начатые здания; например, так он помог устройству монастыря Филофея.

Написавши общежительный Устав для Хиландаря, Савва написал Устав и для своей кельи, основанный на правилах пустынножительства. Саввина келья в Кареи хотя и принадлежала к монастырю, но во внутреннем управлении долженствовала быть независимою от игумена. Брат, который поселился в ней, по общему избранию монастырской братии, должен был оставаться в ней до своей смерти. Кроме обычной службы Божественной, он должен всякий день прочитать весь Псалтирь, и в конце службы особые молитвословия с поклонами. В Субботу и Воскресенье должна была совершаться литургия, а на утрене прочитать целого Евангелиста. Пять дней в неделю установлено вкушать пищу однажды в день, притом в понедельник, Среду и Пяток без масла и вина. Что принадлежит келье, никто не смеет изнести из нее, или присвоить каким либо образом. Во время своего пребывания па Кареи, Пр. Савва написал и жизнь своего отца, Пр. Симеона.7

Всего же, по кончине своего родителя (в 1200 году), до перенесения мощей его в Сербию, Пр. Савва пробыл на Афоне 8 лет. Об этом он в выше упомянутом житии упоминает так: «и мимошедшу ми ту .и҃. (8) лет, всташе мнози метежи в стране той; пришедше бо Латиние, и прияше Цесарьград, бывшу Греческу землю, даже и до нас (до Св. Афонской Горы), и вел зоше и ту в светое место; велию же метежу бывшу»... Следует описание перенесения мощей Св. Симеона в Сербию, в Лавру Студеницкую, им основанную, где, понужденный молением своего брата и всего клира, Пр. Савва вынужден был остаться игуменом сей обители, и пробыл здесь до 1215 года, в котором возвратился снова на Св. Гору, в свою уединенную Карейскую келью, намереваясь тут окончить свое земное поприще. Но Господу Богу угодно было, чтобы Пр. Савва соединился со своим отечеством теснейшими узами, как Первосвятитель Сербской Церкви. Это произошло по следующему случаю: домогательства Римского престола о подчинении себе Сербии усиливались более и более. Латинские Костантинопольские Патриархи сильно хлопотали об этом. Существует предание, что и сам Стефан Первовенчаный (брат Св. Саввы), побаиваясь за свой престол, нашелся вынужденым, если не совсем подчиниться Папе, то заискивать его внимания, для чего, в 1220 году, посылал к нему Епископа Мефодия.

Тогда Пр. Савва, паходившийся по делам своего (Хиландарскаго) монастыря в Никее, у императора Феодора Ласкаря, объясниль откровенно ему и Патрарху Герману затруднительное положение своей отечественной Церкви, и молил их назначить в Сербию самостоятельного (автокефального) архиепископа. Император и Патриарх склонились на его просьбу, и убедилие Савву, дабы он сам принял звание архиепископа, и таким образом, Савва был посвящен в Архиепископа Сербского в 1222 году.8 Один добродетельный муж, присутствовавший при этом посвящении, видел, и после передавал Патриарху, что во время возложения на Пр. Савву святительской руки, сошла на него небесная светлость и так осияла его, что он стал как бы огненным.

Прежде чем отправиться в Сербию, Преподобный Савва еще возвратился (из Никеи) на Св. Гору. Много плакал он, расставаясь со столь любимым им уединением и с монастырем, благоустройство которого было плодом его многих и неусыпных трудов. Он взял с собою отсюда несколько избранных иноков, для поставления во Епископы; а в утешение его сердечной скорби о расставании со Св. Горою, накануне отъезда явилась ему во сне Пресвятая Богородица и сказала: «Возстань, и с усердием, ни что же сумняся и бояся, гряди на дело, на которое избран; ибо все совершившееся послужит тебе на пользу». Утешенный сим благодатным видением, Преподобный Савва отправился в путь свой, хваля и благодаря Бога.

История Хиландарской обители, по отшествии из нее Св. Саввы в 1222 году, тотчас погружается в неизвестность, по недостатку письменных сведений. Мы даже не можем назвать по имени того из учеников Преподобного, которому он, удаляясь на безмолвие (в свою Карейскую келью, около 1206 года), поручил управление и прокормление обители. Жизнь и подвиги Преподобного Саввы (ум. 1237) описаны подробно учеником его, Преподобным Дометияном, иноком и Пресвитером Хиландарскаго монастыря, жившим в 1264 году, Феодор Грамматик называет его «истииным книголюбцем и великим Боголюбцем». В библиотеке Хиландарского монастыря находится список этого Жития, – рукопись на пергаменте в ¼ д. листа, писана полууставом. Полное заглавие ее: «Житие и подвизи, еже в пустыне с своим отцем Симеоном, иже во светых отца нашего Саввы, перваго Архиепископа Сербскаго, сказано преподобным Доментианом, иноком и Презвутером монастира, Хиландарь нарицаемаго, списано же Феодосием мнихом тогожде моиастира». В конце рукописи надпись: В лето 7844 (1336) рукою грешнаго Феодула»: по всей вероятности, этим означено время написания настоящей рукописи. По свидетельству новейшего Сербского переводчика Жития Преподоб- ного Саввы (Д. Нешича), Преподобный Дометиан был не только духовником, но и игуменом Хиландарской обители. He оспаривая этого показания, мы, однако, не нашли ему подтверждения ни в самой рукописи, ни в других монастырских актах.9

Что сталось с Сербской Хиландарской Лаврой во время нашествия на Святую Афонскую Гору и разорения ее святых обителей союзниками Латиномудренного Императора Палеолога в 1274-м году, мы можем заключать лишь из сказания Святогорского летописца, Стефана, который пишет, что в это бедственное время не только ни один Святогорский монастырь, но и ни одна келья не осталась не разоренною; так велика была злоба Латин против духовно несокрушимого оплота Православия! Впрочем, монастырское предание говорит, что, заступление Божьей Матери и молитвы Преподобных Отец, Симеона и Саввы, сохранили Хиландарь от конечного разорения тем, что, когда неприятельские войска, разделенные на два отряда, приближались к монастырю, намереваясь напасть на него внезапно с двух противоположных сторон, вдруг на весь монастырь и его окрестности пала такая густая мгла, что нельзя было различать предметов, находящихся перед самими глазами. Неприятельские отряды, миновав по сему монастырь, наткнулись в тумане друг на друга, и каждый, полагая, что встретился с защитником обители, вступили между собою в бой, истребляя в непроницаемом тумане один другого. Это обстоятельство спасло обитель; из оставшихся в живых на поле сражения воинов трое, видя в случившемся явный промысел Божий ко спасению людей своих, уразумели из сего истину и правоту Православия и пожелали посвятить себя на служение Бoгy в лике иноческом. Они изображены в трапезе Хиландарской над входными дверьми, имена их: «Мануил, Исавель и Исмаил». От этого события производят и самое название Хиландарь; ибо по-гречески хиляда значит тысяча (в применении к этому событию, по числу воинов неприятельских отрядов 1000 человек), а мгла андара. Но как из хрисовула Святаго Симеона видно, что место это еще до основания Сербской обители называлось уже Хиландарь, то можно полагать, что и самое событие, упоминаемое в семи преданиях, относится ко временам более отдаленным (к Греческому периоду Хиландаря, нам вовсе не известному), или, что монастырское сказание о названии монастыря и память о позднейших событиях 1274 года, в монастырских преданиях слилось в одно целое.

Из преемников Преподобного Саввы сперва на игуменстве Хилаидарском, а потом и на Архиепископском престоле Сербии в XIII столетии, известны: 1) Савва II, брат короля Стефана Уроша I (сына Стефана Первовенчанного), по одним, довольное время жил в Хиландаре, a пo другим, и управлял обителью, но, «многия беды претерпев от безбожных хусаров (корсаров), оттуда возвратися в отечество свое» (как говорит краткая летопись об Архиепископах Сербских). Посвящен в Архиепископы Сербские около 1266 года.

2) Иоанникий, ученик Архиепископа Саввы II, живший с ним долго в Хиландаре, по поставлении Преподобного Саввы Архиепископом Сербским паки возвратился в Хиландарь, где и был поставлен сперва экономом Лавры, а потом игуменом оной, в каковом звании видим eго с 1263 года10, а около 1272 года поставлен Архиепископом.

3) Евстафий I также долго жил в Хиландаре, и потом был избран игуменом, откуда взят на Архиепископский престол около 1275 года.

4) Архиепископ Савва III (1310–1318) также был постриженцем Хиландарской Лавры; кроме него в следующем столетии увидим двух Хиландарских Игуменов, Даниила и Никодима, преемствовавших один другому в управлении Хиландарем и в Архиепископстве Сербском.

К самому концу ХШ столетия относится хрисовул Греческого Императора, Андроника Старшего, 1292 года, которым подтверждаются права Хиландарской обители на ее имения внутри и вне Святой Горы, большая часть коих приобретена для нее святыми ее ктиторами. Приводим этот хрисовул здесь в Сербском переводе, как знакомящий нас с состоянием обители в конце первого столетия по ее основании:

«Паки, иже чудесем и славы Бог, помаза сущим Божеством, не токмо излитие едино, иже суть перви жребия его, но обаче и языком показати свое человеколюбие и спасение восход, имже и возлия свою благодать всегда, и шествовати на вящная. бывшим дарованиям. И первому верховому от Богозванных хризму дает, общее убо нарещи, ни чесо же нечисто есть, но во всех языцех, ищущих его и правду творящих, своих угодников имать, а не точию иже в вере живущих, первонареченных, делма их на вящшая поставляете. И непрестанно приносити благодарение, со всяким дерзновением и смиренномудрием. Его же разсуждением вящше быв, всякую церковь Божественную, всеми языки подвизаема и сочетанна зрит. И заблудших древле, в горах и в пустынях, идеже покров Господень всякаго покрывает в хладных местах, ныне поставляет, на водах покойных воспитани, и радуются о Дусе Святом. И се же чудное, еже не от нащего рода и естества, но обаче от чужих земель, притецают со дерзновением, требующе благодати. Того ради и наше Царство, многим другим дарование дает, и от Сербския земли приходящих, к нашей державе, и совершающих тщание, иже во Афонской Горе, монашеское и исихаское (безмолвное) житие прейдоша. И делу узрети прияша, еликожды убо молишася, прияша возлюбленне по правде. Тем же и ныне первореченное простроша моление, и не отступиша помышления их. Но обаче, нашему правоверному державству туюжде благодать и любезанство показаша. И молятся прияти хрисовул сей от нашего Царства, за имание, еже имает святая церковь Хиландарская, села и ина оправдания, яже имают, от перворожденних Царех, хрисовул и повеления, и прочая оправдания, яже имают. Тех моления со тщанием приет Царство мое и сей хрисовул дает им и повелевает: да си имаю церкву святыя Богородицы Хиландарския, я да предержаю вся, яже и до днесь к ней приложенная у предних хрисовулех, и о прочих оправданиях, и другая, яже суть приложена, яже воспомянуша братия Царству моему. Яже ту во Святой Горе: место, нарекомое Милеон, и виноград, нареченный Каракал, и прочая правения его. И метохия на имя Святителя Николая. И другая метохия честнаго Преображения Господа нашего, Иисуса Христа. Село, нареченное Святого Георгия. И друго село Святых Исповедник, и со областию его. Такожде у Кареях: сихостирия, нарекомая Савина, и с виноградом его и с овощием и со всею областию его. И другие келие у том же месте у Кареях, еже имаю на облегание, егда приходи у то место кто от них. Такожде и извонь Святыя Горы: метохия Зиг нареченая Святаго Илии, со обретшимися парицы у нем. И у примори маслице, и со всею областию его. Другая метохия у Провлаце близ Ериса, на имя Святителя Николи, с вииогради его и с нивием, еже имаю по купенице свободно о всем, како ми су исповедали. Другая метохия у Рудаве, на имя Пресвятыя Богородицы, со обретшимися парики у нем, и с виногради, и с мельницею, и со всею державою области его. И другая метохия у Лужци, на имя Святаго Димитрия, со обретающимися парики у нем и со областию его. Друга метохия на Струме, нарекомое Мунзияни, на имя Святителя Николая, со обретшимися парики у нем, и с виногради, и со областию его. И близо тоя метохия земля на .ѱ҃. (700) каблом сеяти, приложена ко святой церкви Хиландарской и киим Логофетом Тудром, Метритопулом, и потом записана по повелению Царства моего. Такожде и у граде Солуне метохия, на имя Святаго Георгия, и извонь того града виногради, иже си обретаю купенице тоя святыя церкви. И на реце на Вардари, на месте, нарицаемом у Круши землю .ц҃. (900) каблом. И сия вся обретеся держащи и обладающи святая церковь Хиландарская. И напред боле да держи и да облада, крепостию и силою сего хрисовула Царства ми, невредимо и непоколебимо, якоже и пишу и первый хрисовул и прочая оправдания. И понеже имать та святая церковь у хрисовуле корабль свой, имже приносится в него всяко ядомо и пиемо, и всяко еже на потребу монахом, да будет свободен и той и соблюден от всякаго поданка у пристанищах, и у превозех, входя и исходя, от всякаго взыскания, якоже и днесь обретается у свободе и не поврежден, у запись их и у хрисовулех. И още, да се соблюде святый храм Хиландарский со всеми метохиями своими свобода и самовластво. Такожде и от обретающагося во всяко время честнаго Прота Святыя Горы, якоже се и обретает у Святой Горе Иверская церковь, такова свобода и самовластво, да имает и Хиландарская, якоже той святой церкви Хиландарской первый хрисовул и повелевают. И того ради да прибивают та вся недвижима и непоколебима и у последняя лета, и да не има области никто преслушати от сих записанних ни до едного слова, или да учини силу, или некое поткнутие. Того ради записася сей хрисовул Царства моего, и утвердися, и подадеся церкви святей Хиландарской Пресвятей Богородицы в лето от создания мира 6800-я година, Индиктион 10, месяца Генвария.

Век XIV

Особенным благодетелем Хиландарской обители в этом веке является Сербский Краль Стефан Урош II Милутин (1275–1321), сын Уроша I Великого. Он во второй половине своего царствования, будучи огражден со всех сторон миром, в спокойствии проводил дни свои; удовлетворяя же влечению благочестивого своего чувства, начал, от богатств своих, Богом ему дарованных, созидать церкви и монастыри. Сербский летописец, Архиепископ Даниил, об отношениях этого Краля к Хиландарю пишет: «Сей Христолюбивый сего святого, Богом воздвиженнаго, места, глаголемаго Хиландарь, церковь Божественную, яже бе перваго здания (ІІреподобнаго Симсона и Саввы), от основания разорив и большую создав, и украсив всякими различными добротами, нещадно злато много дая, и в месте том постави многи палаты Царския и келии изрядныя в пребывание ту сущих чернец, и уроки законные устави им, еже на пищу всяким довольством и елико на одежду им11. Около же монастыря того святаго созда град (укрепление) с великою твердынею, за надлежащия ради напaсти разбойников, и воздвиже пирги (башни) великия. Добрый и благий пастырь, милуя стадо свое, сущее в месте том святем, и снабде е́, яко да не прикоснется их зверь лютый и да не расхитит чужии труда его. К сему же святому и Божественному месту, рекомому Хиландарь, многи села и метохи всякаго именованнаго богатства исполни, елико рещи довольно. Сия вся прикупив от державы Царя Греческого, много множество бесчисленно злата за сия вдав, и приложи к месту тому святому. И ту же на брегу у места, глаголемаго Хрусиа, воздвиже пирг велик, и верху его постави церковь во имя Вознесения Господня, и около созда град, и постави палаты многия, и ту устав весь церковный утвердив, и всяк доволь, всем хотящым жити у места того, подав. Сей же пирг есть близ места, идеже был град во дни первыя, глаголемый Самариа».

О времени создания Кралем Милутиным Соборнаго храма Хиландарской обители свидетельствует надпись, сделанная над правой малой входной дверью (из паперти в церковь), современная созданию храма. Надпись эта гласит: «Иже во священную и божественную сию церковь с верою и любовью приступающии, услышим Святаго Пророка Давида, вещающа Духом Святымъ: кто взыдет на гору Господню; неповинен рукама нечист сердцем, сей приимет благословение от Господа, и узрит неизреченную доброту славы его. Иже убо в и пениих и песнех духовных торжествующии во светлейшем храме сем, зрите зде красоты, небеси подобныя и неизреченныя светлости; священным же подвигом и трезвенною молитвою умно просвещаемии и осияваемии божественною благодатию, радости миогия исполнени бывше, молитвы возсылайте, да улучим деснаго стояния Божественныя Троицы. Иже благочестия ревностью движимии, Богоноснии и преблаженнии отцы наши, учители и наставницы всея Сербския земли, новый мироточец Симеон преподобный, с возлюбленным сыном своим, Савою, первым Архиепископом всея Сербии, любовию божественною разгоряемии, многим трудом и потом воздвигоша от основания церковь во имя Пресвятыя Богородицы в месте сем, зовомом Хиландарь. По времени же ныне, милостию Божиею, прииде и на мне, по наследию, отечества ми, Сербское Кралевство мне, Стефану Урошу, зету превысокаго Самодержца Императора Греческаго, Цара Андроника, тщащемуся множае от прежде мене бывших, яже прародителей и родителей наших неедокончанная исполнити, елико будет хотение Владыки моего, Христа Бога. Церковь убо тесну сущую разорих и сию новую воздвигох и подписах, во имя Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и честнаго ея введения. Но, о Владычице, приими убогое мое приношение, и моли сына Твоего и Бога нашего, да не лишит мене Царства своего. Аминь. В лето миробытия 6801 (1293).

Некоторые хрисовулы этого Краля Хиландарской обители дышат неподдельной поэзией Сербского чувства, и потому любопытны даже независимо от исторического значения. Таков, например, хрисовул, относящийся к постройке у моря особого монастырька с храмом во имя Вознесения Господня. Хрисовулъ этот относится к 1302 году:

«Богоотец Давид, вожделев небесных селений и в умилении быв, Духом Святым наставляем в песнях своих вопияше, глаголя: вельми мила суть села Твоя, Господи сил, Царю мой и Боже мой, и добро тем, иже живут в домех Твоих. Еда птица обрела себе храмину и горлица гнездо себе, на нем же положит. И воспитает птище свои, рекох, олтари твои, Господи мои, Господи сил, Царю мой и Боже мой, и блажении пребывающии во дворех Твоих. Тем же и аз умиленный, подобяся пустынолюбной горлице, рад убо бых был огласити вся удолия пусгынныя мыслию всею и присещением благим, якоже и горлица воркованем своим оглашает дебри, гласомъ точию, а крепость ея немощна сущи, какожде и аз грешныи; глас бо мой во всю вселенную изыде, делъ же моих благих на земле Бог не виде, да ин кто видитъ? понеже не сотворих блага на земли. Слышав же от Спаса моего некую вдовицу, двема медницима приобретшу паче богатства ипнех многа, и аз грешный не отчаяхся, видев Святые прародители и родители мои, приложившие в Святой Горе многая множества монастырю Святой Богородицы, называемому Хиландарь, пo изволению Отца Небеснаго, Света Святаго, аз, Урош Краль Стефан, сын Уроша велияго Краля, сына Стефанова, Стефана сына Неманина, рекше Святаго Симеона, пришедшу ко мне иеромонаху Кириаку с чернецами Хиландарскими, и воспомянуша ми беды своя на мори, случающиеся им от безбожных хурсар (корсаров).

Ихже не можем исповедати, глаголющим им ко мне с умилением и мольбою: «Сотвори нам препокоище, весь живот нам на мори и от моря ны есть» и не пречюх их, но исполних все прошение их, и создах им пирг, и на нем сей храм Спасов и исполни их книгами12, и завесы, и иконами и сосуды, и еще иными потребами довольными, да есть на славословие Божие, а онем на покоище и утеху. И меня в молитвах своих да поминают раба Божия Стефана Уроша Краля. Соверши же се храм сей во дни Благовернаго Царя Кур Андроника, и сына его, Кур Михаила, при Проте Иоаннике, при Игумене Хиландарском Кирияце. В лето 6801 (1302) солнечнаго круга 22, луннаго же 8, Индикта 13-го».

Что же касается до приложенных Кралем имений Хиландарскому монастырю, они исчисляются подробно в нескольких его хрисовулах. Так, в одном из них упоминается не только о селах, приложенных самим Кралем, но и о тех, которые приложил отец его, Краль Урош 1-й великий, и дед Стефан, первовенчанный Краль Сербский; тут же объясняется и причина написания самого хрисовула: «яко хрисовуле створенные дедом и отцем ми Светей Богородицы у Светей Горе Хиландару, в них же села и власи (влахи, как работники) и пашища (пашни), обрет Кралевство ми, едно потрено, а друго изгублено, изистив данная прародители и родители Кралевства ми, уписах у хрисовоул сии: село Гюргевик, ІІетровик, Крупиево, Книна, Рубч Потокь, Дрстник, Грбник, Говнь, Дольц, Трьг, Книнц, Петрьче, обои Враники, Беличищи, Видене. A у тех селех два випнограда: един у Крутшеве, а другы у Пещи (Пеки, Ипек), що был выше Пещи Архипискупове, Захак на Бистрицы, и на нем ульяник (пчельник) с ульяри, а имена им: Добрько, брат мой Братослав, Браен, Гноуса. И сим ульярем да не работе никоере (никакой) ине, лише да cy улиярие, и яко никоим временем погине улияник, да га тии улиярие от себе поставляю. A у призрене села (те села, как видно из Хрисовула Святого Симеона частию пожертвованы от сына его, Стефана Первовенчанного, а частию в последствии Урошем 1, Великим Кралем): Слабодраже, Непробище, Момоуша, обе Хотьчи, долня и горня, и половина Доброделении, а друга половина Свете Богородице Студенческе; и половина винограда у Жельчищих, а другая половина Свете Богородице Студеничске, улияник у Трновци, ниже долние Хотьче, а за ним два улияра у Моравицах, Брезова и с заселиями у Лозницы, у Мораве виноград у Зете половина Камениц с людьми, а именем, Домоушики, у Плаве село Досуге и с заселиями. А се власи (исчисляются имена влахов, приписанных к монастырю, во главе стоит: Князь Воихна с детию, зет му Превослав с детию…….) A се власи, коих е Господин Краль придал светей церкви (исчисляются имена влахов с семьями), а планина Добри Доли, а пашища Царинскому добитку Раковица. И куде не (и где бы ни было в) державе Кралевства ми, кто доходе из туге земле к светои церкви сущии людие тези земле, или е парик (земледелец), или влах, или кто-либо того землянин, да си их има церкви. Сего ради видев Кралевство ми, ере (что) бяше потрен хрисовул Господина и отца ми Великаго Краля Стефана Уроша, и зговорев се Кралевство ми си Архиепископом вторим Евстафием, и с Госпождом материю ми, Кралицом Еленом и с всеми Епископы Сербскими: Епископом Зетским Иоанном. Епископом Рашским Филипом, Епископом Звечанским Данилом, Епископом Хвостенским Иоанном, Епископом Холмским Ефстафием, Епископом Призренским Дамияном, Епископом Топличским Герасимом, Епископом Бодимльским Германом, Епископом Лимлянским Андонием, Епископом Скопским Николом, Епископом Добрским Иоанном, Епископом Моравским Курилом, и приписах хрисовул сии Светые Богородице Хиландарские. И видев Кралевство ми, ере не имаше светая церкви пашище у Хвостынской земли, и да пашища Лабикево, a мегя (межа) му (следует описание межи, и в конце замечено: «а ту мегю утеса Севаст Обрадь Манияк»). И паки вид Кралевство ми, ере дае светаа церкви на годище по .в҃і. (12) ждребца пастыром белегу, того ради приложих влахе, и ине влахе избрах от церконых влах, да пасу кобиле церковне, а да не узимаю от церкве белегу ничто, паче ако что изгубе, да плакяю (платят) от себе конь по л҃. (30) перпер (червонцев), а кобила по .к҃. (20) да плакяю церкви. Того ради освети (освободи) их Кралевство ми от всех работ малих и великих Кралевства ми, да им не поноса (подати) никога, ни житнога, ни виннога, ни провода, ни коня, ни пса, ни поклисара (посла), ни владельца никогаре Кралевства ми, ни у Свету Гору да не ходе ни коим посилием, разве да пасу кобиле свете церкве. Сим же влахом имена (следует исчислеие). И отлучи Кралевство ми .к҃д. (24) кобил от своих кобил, и приложих келии своей пиргу, кои сем создал на мори, и да их пасу власи онизи, коих с придало Кралевство ми, како и церковне кобиле, и да им се дае соль с церковными кобилами, и да се изводи у пирг, что се припряга мужско, а калугер пиржаныи да не има печаль о пастырскои храие; (кормлении), ни одеги, ни пастуха да не храни, разве да им се дае от церкве. И обрете Кралевство ми мое тре чловеке на Горачеве: Гюргица, и Радослава, и Продана, и придах е пиргу своему, да будут улиярие, да есть свища Спасу, и освободих от всех работ Кралевских и церковных, како и влахе выше писанных пастырь, и да облада ими пиржаныи калугер, a ине работе им нет, разве улие да пасу, и что погиба от улии, они от Себе да плакяю (платят); и аще се коими временем случи погибнути улем, они да их поставе от себе; а о напастех некоих, или о неправдах, да им огледаю и оговараю церковни владалци (т.е., власти монастырския). И прида Кралевство ми церковь великославнаго Архистратига Михаила, иже в ІЦипу граду, его же Протосеваст Хреля от основания любовию душе си (своей) создал и украсил красотами церковными, да будет приложена церкви сия монастиру славному держави нашее, иже есть в Светей Горе, иже именова се Хиландарь, в паметь Кралевства ми и в паметь его (т. е. Хрели), яко же изволи се месту сему приложити, иже есть купил место у Щипу граду, или дворище, или водяничие, или винограде, или нивие; и прида Кралевство ми церкви Архистратигу от подградия Щипскаго .и҃. (50) люди. А се имена тем людем (следует исчисление) и треть Щипски, и закон подградию, кои с отроцы с коньми, да им есть закон: кги (когда) походи Иконом к ораю, или на котору год работу, а они с ним на конех, а да им со кони не узимают, ни под товар да се не подлагают, ни сами с ними да походет на кои год посол (дело) церковни; а кои cy бес конеи, да орут день есение и день пролетине, и да го пожнут и изврехут (обмолотят), и день у винограде да работают. И прида Кралевство ми селища запустевша от века, име селищу: Брест, и Сухогрел, п Лесковица, и Витьче, Дренок, а мегя Армасана со всеми людьми и населени сел тех, що си е населил от тугих (чужих) земель, и селище Бресток през Лукавицу на Бесну Водяницу, и Калугерица и Полицс пашище с весьми правинами и мегями сел тех, и село у Ключи Кунаряне с парики и с стасми (хижинами) их и с всеми правинами села того. И не презре Кралсвство ми егово моление, не утверди и записа Кралевство ми, да будет утверждено и непоколебимо Светей Богородице Хиланьдарской, яко же и ина, иже суть выписана в хрисовоул родительми и преродительми Кралевства ми, темже образом и та веса выписана суть. Того ради Кралевство ми освободи от малых и великих работ, да им несть ни града, ни позоба, ни поклисара, ни иcapa, ни ин никто от властен Кралевства ми, токмо Игумена настоещаго Свете Богородице Хиландарске, и его же он изволить поставити обладати храмом Светаго Архистратига Михаила, да есть, а ин никто. И прида Кралевство ми церкви Светые Богородице, иже в Лоян и с селом Лояном, с всеми мегями села того и с всеми правинами, и с виногради, и с нивием, и с ливадием, и с водяничием (мельницами водяными) и с засельки: Кыкрино, и Заильжане, и Кобилия Глава, и Доброутовцы, и Градище, да есть метох (владение, имение) Светые Богородице Хиланьдарске. И селищс Влечи Луг у Строумичском поли с всею областию и правинами, и планина Огражден, и пашище Чрвена Полена, синор (следует оишсание границ), и место у Струмици Тетрагонитово да учини церковь и коуке (мотикы), да есть метох Светые Богородице Хиландарске, и чловек у Струмици Бале Екса Армянин с детию. И прида Кралевьство ми церковь Свету Петку на Брегальнице, що есть зидал Карба сам своима рукама и с трудом паче и пописал и украсил красотами церковными, да есть метох Свете Богородице Хиландарске, с виноградом, и с нивием, и сенокоси, иначе и пашища, и земля, що му е дал Господин и родитель Кралевства ми, и ту да си има церковь, и кто си полюби от его люди, или кто свободны человек, да греде свободно под церковь Свету Петку, и Кралевство ми освободи онези люди от всех работ Кралевства ми малих и великих, яко же и выше писано. И церковь Светаго Георгия, да есть зидаль Берислав на селищи Сребшори, с виноградом, и с нивием и со всею областию церкве те, синор (следует указание синора, т.е. границы), да есть метох Свете Богородице Хиландарские. Того ради утверди и записа Кралевство ми, да будетъ утвержено и непоколебимо Светой Богородицей Хиландарской, якоже и ина, иже суть выписана в хpиcoвуле сем, темже образом и та вся выписана суть. Кто ли се обрете таковии, и потшит се разорити сия записания и утверждена мною, Стефаном Кралем, и правоверним властелином Кралевства ми, Протосевастом Хрелом, да му есть местник Господь Бог и Пречистая Мати его, и да го порази сила честнаго и животворящаго Креста, и да есть проклет от Бога и от тн҃і. (318) Отец Никейских… А таковии да приме гнев и наказание от Кралевства ми, и да плати Кралевству ми. т҃. (300) перпир.

† Стефань в Христа Благоверный Краль и Самодержец всех Сербских земель и поморских. †

Но особенное внимание благочестиваго Краля было обращено на созданный собственно им на берегу моря свой пирг или монастырек с церковью Вознесения Господня. Это внимание и забота выразилась ясно в трех хрисовулах, из коих два касаются обеспечения содержания живущих в оном пожалованием в Сербии церквей и принадлежащих к ним сел, a третий определяет подробное отношение монастырька к главному монастырю и его властям:

Создах (пишет Краль в первом из этих хрисовулов) пирг велик и тверд с градом около и с келиями на покои хотещимь жити чернецем ту на месте, рекомым Хроусия, при мори, и с помощью божественною обрех (вверху) того великаго пирга створих церковь в име преславнаго егo Вознесения, и украсих пописанием и ссуды, яже на потребу свещенными внутрь и внешними правдами. И еще благодати Божии споспешествующими ми, потщах се и испросих у Господина и родителя ми, Царя Греческаго, Кур Андроника, и у возлюбленнаго сына его, брата Кралевствами, Царя Греческаго, Кур Михаила, у Струмской области село, именем Куцово, с винограды и с доходы и со всеми правинами села того, близ сел монастырских сумег (по смежности) с ними. И сего села Куцова на име монастырско, ни га (его) дах монастырю, ни да им обладает старец, пребываей в сем пиргу Храма Вознесения Господня. Сий же пирг не отлучи Кралевство ми от монастыря, не паче да единствуе с монастырем, како е и записано в первом хрисовуле, его же створии Кралевство ми монастырю; и от инуде, старець хотеи пребывати в сём пиргу, да се не ставии, токмо от монастыря да се избирая общим советом братие, подобные на то дело, первый по Игумен и пo Бащи (духовник), и без великая узрока (вины) и дела да не ииммает се. И что смь (есмь) даль от дома Кралевьства ми живога, или мертвога, добытка, рекше, яже сyть внутрь церкве, на службу и на украшение церковное, книги, иконы, завеси, честнии крести, сосуди злати и сребрени, и иная мала и голема (велика), и все, что е дало Кралевсгво ми на име пиргу, спроста да не имать власти ни сам Кралевствуеи взети что даных мною в дар Господеви. (Далее следуют обычныя заклятия и прещения.)

Во втором хрисовуле Краль пиишет: пришедшим к ми благоговеном чернецем Хиландарским и молещимь се: створи ны, Господине, покоище на мори, ере (ибо) наш живот весь на мори есть, и за умножение грехов моих, не презрев моления их, н сздах им пирг на мори; в месте, рекомом Хроусия, и исполних его всим исправом церковном, и изволи и (поручить) Кралевство ми, кого избере Игумень и вся братия. И поспешествованием Светые ми Господину Симеона и Савы, прех помочю (Божиею) Скопску страну, и Овчеполску, и Положску, и Дбрску и прочие ине cтране и потом бых зет Благоверному и Самодержавному Царю Греческому, Кур Андронику Палеологу, и да ми онузи землю у прикию. И обрете Кралевство ми монастырь запустел в Скопской стране, Св. Никиту отечества моего, и исправих его, в даль село Баняне и со всеми мегами, и село Пребожду, и Лопушане, и Глуски, а у Глоусех Калогюргя Репану и с местом, Краставц и катон виах, и у Мораве село Смира и Св. Николу (церковь) у Козли и с селом, и с заселками, и со всеми правинами, то все утвердив и записав, дах Св. Никите, а Св. Никиту дах моему пиргу с всем его утверждением, а Игумен, зговоряе се с бащом и с всеми братиями, да поставляе Иконома у Св. Никите. И тако изволих, а наипаче в любви Христове да единствуе монастырь с пиргом, и того ради изволи Кралевство ми, понеже придах села и добытки Св. Никите, и направих и рекох, да есть церкви Св. Никиты .г҃. (3) часть, а две части моему пиргу, что се находии от всего у Св. Никите; и да есть неразделим монастырь от пирга и пирг от монастыра, не что не имети пирг, да му дае монастырь, и да не има порока никогаре, и что не име им ти монастырь, да му подай пирг, да е неразделимо ничимре; a то преложих и на Игумена и на бащу, да се печалуе метохиями и добытки пиржными. И прида Кралевство ми Лесковц и по сей стране и по оной с всеми мегями и с заселками, и благое догде е хотение церкви, да си седии, а кди му рече Игумен, да си походи, куде му хотение. И у Призрене церковь Св. Димитрия и монастырь Св. Димитрия у Билуши с селом и с заселиями и с всеми правинами, село Локвица и с заселиемь, село Живиняне и с заселием. И сия вся, яже придаа Кралевство ми церкви Светые Богородицы Хиланьдарские и пиргу Кралевства ми, иже устворих на покои монастырю, кого бы изволии господствовати по нас или сын мои, или братинех ми детии, или аще Бог пo наших грех изволии и воздвигнет от иного племени царствовати по нас, и того принимаю яко брата, яко сына, и молю и заклинаю Богомь и Пресветою Богородицею Хиландарскою, и крестомь честным, и всеми Светыми; от века Богоугождшими, и молитвами Св. Господину Симеона и Савы, да не погвори моего придания Светои Богородицы Хиландарской, и да не отымет ни чесо же поданых мною грешным, и да не отлучит Св. Никиты от пирга Спасова, ни пирга от Хиландаря, яко же есть и с всеми мегями.» (Следует обычное заклятие и запрещение).

Наконец третьим хрисовуломъ благочестивый Краль, подтверждая вкрате все приложения своему пиргу, определяетъ подробно и точно его отношения к главному монастырю, то есть, Хиландарю. Мы приведем этот хрисовул вполне:

† Земельная земли оставльше и тленных и пристных ошедше, придите возникнм и на высоту вознесем очи, и разумы вперим, глаголюще к превечному и безначальному Владыце и благому Отцу Небесному, Творцу всее твари видимые и невидимые, и единочедому Сыну его, к надежди и похвал рода Християнскаго, Господу Богу, Спасу нашему, Ісусу Христу, и пресветому и благому и животворещему Духу его впиюще: слава тебе, Тресветая Троице в едином Божестве в веки, аминь. Понеже благоизволив, посла единочедыи сын твои на землю, спасения ради человческаго, ядр же (недр же) тебе благаго отца не отлучив се любезныи Ісус Христос, родии се, яко сам восхоте, и явии се, яко сам изволи, и пострада плотию, а не божеством, из мертвыихь воскресе, поправ смерть, и вознесе се в славе, свршеи всачская, миир дав светым своим Апостолом и обещание пришествия Светаго Духа, имже осенени начеше глаголати иными езыки, и тако просветише вселеную наставляюще в разум твои истиннаго Бога нашего; мыи же, просвещаше се ими, поем твои светообразныи лица зрак, покланяем се страстем твоим, чтемже и воскресение, и славное вознесение славимь, и припадающе молим се: сладости неизреченная, Владыко Христе, исполни мое желание, яко последовати ми твоим учением; вещал бо еси в светем Евангелии: да просветит се свят ваш пред человеки, яко да узрет добрая ваша дела и прославет Отца вашего, иже есть на небесех. Слышахом бо сии великая обетования, глаголаная тобою к любещим те, Спасе мои: сего ради тщим се и мыи, подвижуще се от земельных на небесная. наипаче слышати, кыим убо Господь крепость данет и вечная блага, и н не приносещим ли ему славу и честь, приносещим ли ему славу имени его? возьмите бо. рече, жертвы, и входите в дворы Господне. Да понеже есть таковая помощь и утверждение нам от Господа, створшаго небо и землю, подобаше убо от все душе и от всего помышления взлюбити того Божественные заповеди, в низ же прежде первии ходившеи обетования улучише. Мне же хвалити се да не буде, токмо о силе и помощи Господа нашего. Исуса Христа, яко молитвами Пречистые его Матере, и светаго первомоученика и Архидьякона Стефана и светых моих прародителеи, и родителеи, даст и мне настольнику быти им в отечествии моем. Ствфан Урош вторый, от племени же Краль и Самодержец все Сербские и Поморские земле, правнук Светаго Симеона Неманс и внук первовенчанаго Краля Стефана Симона монаха, сын же Стефана Краля Уроша Симона монаха, понужден же божественою благодатию и умолен быв живущими в дому Пресветые Бо- городице, Благодетельнице Хиландарские, иже в Светеи Горе, Игуменом и бащом и всею братиею, и создах им столп велик и тверд на месте, рекомом Хроусия, и с помощию божественою обрех того пирга створих церковь в име пр еславнаго его вознесения. И сице же, Богу поспешствующу ми, о божественом его даре, иже ми дасть, и иная многая приложения, елико ми бысть возможно, прложих в созданиях и в направлениих храма Пресветые Богородице Хиландарские, яже суть внутрь и извне монастыря в запустевших метохиях обновления и виноградна насаждения, и еже есть на крму и одеяние служещиим свети церкви села и пашища довольно в Сербсцей и в Гречесцей земли, елико испросих у Господина ми и родителя, светаго Царя Греческаго, Кур Андроника, и у возлюбленаго сына его, брата Кралевства ми, Кур Михаила, Царя Греческаго; таже вся зде не исписаше се, писана же суть в Царских хрисовулах и в Кралевства ми хрисовул, а яже не возможна быше вписати се в хрисовул вся по едином, тем будет свидетельница и приемница Пречистая моя заступница и благодетельница Хиланьдарска, могущии ми избавити вечные муки.

Сии же пирг не отлучии Кралевство ми от монастира, н паче да единствуе с монастырем, како е и записано у перьвом хрисовоуле, его же створи Кралевство ми монастыирю. И еще же, Богу поспешствующу ми, и умыслих, еже хощет быти на покои и на пищу и на одеяние братиям, хотещиимь жити в сем пиргу, в храм Вознесения Христова, да се дае на всяко годище от монастыря храна мертик свершен исплн всем живущим в сием пиргу, како с записан у монастырском хрисовоули. Того ради да Кралевство ми монастырю в Скопскои области церковь Св. Никиты у Банях с селы и с людьми и с влахы (поселянами), и туиге (тут же) у Скопскои области друго село Тьморани и добытка живога и мертвога, елико сведе тогда настоещая братия в монастыри, колико е довольно давало Кралевство ми в вся времена, елико ми есть пощедел Бог господствовати в Сербсцеи земли. Сии же комать (кусокъ, часть) и мертик (мера) уставлен бысть изволением и общим зговорением, по воли, а не по нужди, Игумена и Баще (духовнаго отца) и всега сбора дому Светые Богородице Хиландарские, рекше, яко и куплено бысть Кралевством ми от них, яко да есть твердо и непреложно ни от тих самых, ни от иных, хотещих быти в том монастыри старейшпнам, рекше Игумена и Баще, и Иконома, и Еклисиярха, и иже с ними. Того ради Кралевство ми записуе и утверждуе, и заклинам и страхом Божиим запрещам, яко сему не разорену быти ни како же, ни дóндеже стоит монастырь Хиландарь, и сие записание да есть твердо и непоколеблимо. Аще ли кто дерзнет разорити его, того да мстит Спас мои, Христос и Светое его Вознесение, и Пречистая Богородица, вместо помощи да му е мстительница, и да есть проклет от всех Светых и от мене, ако (хотя) и грешен есмь. И еще же, благодати Божии поспешствующии, потщах се и испросих у Господина и родителя ми, Царя Греческаго, Кур Михаила, у Струмскои области село, именем Куцово, с винограды и с доходы и с всеми правинами села того, близ сел монастырскиих сумег с ними. И сега села не испросихь на име монастырско, ни га (его) дах монастырю, н да им обладаа старцы, пребываеи в сем пиргу храма светаго Вознесения, и что сем дал от моега дома, или живота, или мертвога, добытка, рекше, яже суть внутрь церкве на службу и на украшение церковное: книге, иконе, завеси, честнии крести и сосуди златии и сребрении, и ино все мало и големо (велико), такожде и извне церкве, еже есть на потребу старцу, и иже с ним хотещим молити Бога за душу Кралевства ми, или виногради, или маслице, или кобыле, или овце, или козе, или говеда, и все, що е дало Кралевство ми на име пиргу, и що не писано у хрисовуле монастырском, спроста да не ма над тем области Игумен монастырьский, ни ин никто от монастыря, ни старец да облада тем, и что и еще усхоке (захочет) дати Кралевство ми на име пиргу, или що старец сам притежии, или добуде, или испроси от куде годе. И Симеон старец, пребываеи в пирзе, что си е свое принесл и що е у кого испросил, все темжде да е образом в область старцу извне области монастырские. Сим же образом устависмо и общим зговорением Кралевства ми и всега сбора, яко да хотеи старец пребывати в Дому светаго Вознесения, рекше, у пиргу, де се не ставии се от инуде, не от монастыря да се избираа доуховен муж, поп чернец, иже есть подобен на този дело, первыи по Игумен и по бащи (духовник), и не по лицемерию и по любви еднога Игумена, или некога от стареише братие да се избиирает, не страхом Божиим и общим изволением всега сбора светые Богородице Хиландарские, и без изобретения вины таковине да га (его) не измету никоим узроком (предлогом), лише ако се обрете до нега такова виина, яже есть подобна извержению, тогда да е отставлюе, а другии пак да се избираа, кои е достоин, да се поставии. И никто же да не дерзнет взети от тога что, що дало Кралевство ми своей келии, рекше, пиргу, еже суть внутрь потребе, еже суть внутрь потребе, и яже суть извне церкве, ни Игумен, ни Баща, ни Иконом, ни Еклесиярх, ни ин кто, ни у купно име, ни у залогу, ни коим образом. Аще ли кто возьмет и мало что, да га мстии светое Вознесение и Светаа Богородица Хиландарскаа, и, яко же выше писахом, да есть проклет от всех Светых и от мене, ако и грешен есмь. Понеже аз, елика есмь даль монастырю и записал и утврдил хрисовулом Кралевства ми, тогази у моем животе не поткнух, ни разорих, не паче, како е записано и утврждено, такози да стои непоколеблимо, И вас, Господие, прошу и молю, его же Бог изволии по кралевстве ми господствовати Сербским Кралевством, или сын мои, или сынов мои, или ин кто от суродник моих, или ин кто любо, сего да не потвориите, ни разориите, понеже и Кралевство ми первых писании и утверждении не потвории; иа господствующаго бо, рекше, Крала Сербскаго, преложих сие мое создание, и еже дах в дар Спасу моемоу, Христу, и светому Вознесению его, яко соблюдати, печаловати се и большаа придавати, а не отузети ни мала чта от зде сущих даных и записаных мною. Такожде и Игумене молю и стареишины монастырске, и запрещам и заклинам темжде образом, непоткновену быти ими ничему от зде записанныих. Аще ли кто Бога не бое се и человек не срамляе се, и всхощет разорити, или претворити, или отнесги что от приложеных и узаконеныих и записаныих мною в сием хрисовоуле, аще и т сам господствующии Краль Сербске земле, или от тамо настоещиих Игумен мона- стырскиих и братства, то, о горе тому, яко отимет от него милость Спас мои, Христос, вознесыи се в славе к Отцу (следуют обычныя заклинания)… Сего ради писав и подписах в сведение всемь.

† Стефань Урошь по милости Божиеи Краль и с Богом Самодержец всех Сербских и Поморских земель.» †

Хрисовул этот писан на пергамент; подпись киноварью и золотая печать на шелковых шнурах.

На том же хрисовуле надпись:

† И аз смирены и всех последнии милостию Божиов Архиепископ всех Сербскиих и Поморскиих земель, нареченыи же в мнишеском образе в име светаго и великаго Апостола Архиерея Сербскаго Кур Савы, рекше Сава третии, вид в благоутробное смышление, и потщание, и потруждение, паче же и подание добро Господина ми превысокаго Краля все Сербске земле и Поморске, Стефана Уроша, еже о келии светаго Вознесения в Светей Горе, еже есть пирг близ моря, на месте, рекомом Хроусия, в области монастыиря светые Богородице Хиландарские, и прошением того самого Господина ми, превысокаго Краля, и яко же видех записанаа и утврждена Кралевством его, елика суть в сием хрисовуле, зговоривсе и аз с братиею своею, с Епископы, записах и утвердих, и запрещам и заклиинам силою Божественою и Пречистыие его Матере, и честнаго и животворещаго Креста, и всеми Светыими, угождшими ему от века, молитвами Господина и Светителя нашего, Кур Савы, и светаго Арсения, Савы и Иоаникия, Евстафия и Иакова и Евстафия втораго. И азь же и братия моя, Светители, живе суще, проклинамо и завезуемо, иже хощет разорити и мало что от писаныих Господином нашим Кралем в сим хрисовуле, ни паче да пребывает схраняемо и сблюдаемо твердо и непоколеблимо, и Кралем Сербскиим, его же Бог изволии господствовати, и Светители, хотещиими по нас быти, и Игумены и братиями дому светые Богородице Хиланьдарскиие. Аще ли кто всхощет разорити, да разорит егo Бог и в сии век и в будущии. Аминь. Сего ради писавше и подпиисаемо в сведение всем.

† Сава по милости Божие Архиепископ всех Сербских и Поморских земель.» †

Подпись сделана зелеными чернилами, и печать зеленаго воска.

Во время нашествия на Св. Афонскую Гopy Каталонцев и их разноплеменных союзников, которые все, будучи сперва призваны Императором Андроником старшим, как воспомогательныя войска против Турок, соединившись с ними, сделались грозою ослабшей Империи, и несколько лет сряду опустошали ее области, угрожая и самому Цареграду. Около 1308 года эта саранча, опустошив совершенно окрестности столицы, переместилась в Македонию, на полуостров Кассандру, и оттуда, в течение трех лет и трех месяцев, производила свои опустошительные набеги на окрестности Солуня и Св. Афонскую Гору. Хиландарским монастырем управлял тогда Игумен Даниил, в последствии (с 1326 по 1332) Архиепископ Сербский. В его Житии, писанном одним из ближайших учеников его и помещенном, как прибавление к его Родослову (Летописи Сербских Кралей), находится подробное описание этого нашествия и его отношения ко всему Афону вообще и к Хиландарю в частности:

«По мале же времени (пишет жизнеописатель Даниила) такова безмолвна житиа всее Горы Святые, сиково попущение Божие бысть… воздвигшесе язы́цы мнози и силою великою ополчившеся, повоеваше страни многи земли Греческие, даже и до самаго Цариграда и вса в опустошение сотворише, и плениики ведоше в работу. Таковие бо земли повоевавше, придоше с силами своими и в Святую Гору, и ту окресть обступивше, вса богатства собранна, яже внутрь ее, расхитиша, и яко не мало сотворише ю в опустение; тому же святому месту, рекому Хиландарю, зело оскорбляему и в велице тесноте сущу от нашествия безбожных: внутрь бо града благоговейни и Богобоязнении мужи заступлении бяху ими, в них же и сей Гос- подин мой (Даниил) и много множество от люди мира державы монастира того, иже прибегли бяху внутрь с женами и детьми, и в той год лютейша злоба злобы бе, яко гладом весь род человеческии растлеваше… Многи же чернцы, сущии в монастыри том, не могуще терпети таковые туги, оставльше сего Господина моего, Преподобнаго Игумена Кир Даниила, единого, и сами бежаше… сей же блаженный подвизася пo церкви Христове, и воле по ней смерть приети, не остави ее створи же на едином месте седе в пиргу монастыря того 3 лета и 3 месяца… Ужас бе видети тогда запустение Св. Горы от рук сопротивных. Сим бо безбожным языком, еже Фрузи и Турки, Яси же и Татары, Моговари13 же и Каталани, и прочии многоименнии язы́цы, пришедше тогда на Св. Гору, многие храмы святии огнем зажгоше и все собранное и богатство расхитише, и пленники ведоша в работу, прочие же останки их лютейшею смертию глада скончавахуся;

Не бе же погребая их, но звери земленые и птицы небесные питахуся от плотей их. На сего же блаженнаго Кур Даниила пришедше с великою победою много множество их, начеше едини сещи врата граду славнаго монастира Хиландара, другие же часть их сзади разбиваху стены града, хотяще внити внутрь; стерли бо, яко капли дождевные, идяху, пущаемые руками безбожных, и трубы ратни клоко- щуще, и сами единогласно вопияху, напредь устремляющесе… Но сей Господин мой, Даниил, с ту сущими ему своих, мужественно бе борей с безбожными от утра даже до вечера, вопия из глубины души к могущему спасти. Сии же злокозненные, яко видяше, елма не могут внити в град внутрь, вседше на кони свое, отиду, гневом великим и яростию распаляеми, сему блаженному претяще, яко пакы взвратившеся, скончати их… Сей же Преподобный Игумен Даниил, видя таковую скорбь неослабну (от осады и истощения продовольствия) Дому Пресвятаго, яко ни что же хочет оцелети насилованием безбожных и изобрете некия мужи достовернии и именовании места того святаго, и сих уверив, якоже поволы ему (согласны с ним), и взет сыны их к себе (в заложники), и по сих предаст им монастырь той тверде стрещи и братие; с предреченною ересию, дав им довольно злата своего; сам же, взем все достояние места того, лже потребы церковные и прочаа, все совокупив и воставь с некоторьми чедь своих, и сии носе, проиде полки нечестивых иноплеменник невредим, и приде к благочестивому Кралю Урошу, сущу ему тогда в славном граде Скопии, и возвести ему сключшеесе беды месту тому… ту предав благочестивому Кралю вса, елико принесеное им, злато многое и многие иные потребы церковнии .. сам не хотя розлучити житиа благонравна Святые Горы паки востав, иде к дому Пресвятые Богородицы, месту, зовому Хиландарь ... и пришедшу ему тамо, и обрете оныи мужи, имже бе поручил монастырь той, яко же хотели су предати его в руки поганых, аще не бы тако вскоре приспел Преподобный; нужда бо и тем бе, яко в едином месте бяху затворени надолзе, скончевающеся гладом и жаждою. Сей же (преподобный Даниил), дав злато свое много, и посла некие мужи худогы (искусные), иже, прокрадшеся, придоше на море, и в едином древе (ладье), купивше обыльно пшеницу, принесоше в монастыре к Преподобному Кур Даниилу и от внешних мест Св. Горы совокупи многое множество мужи избранных, и тые введе к себе в монастырь с оружиями их, яко да борются с оною треклятою ересью. (Так сочинитель называет союз Каталонцев с разноплеменными шайками грабителей и им подобных). И тии безбожныи, слышав пришествие Преподобнаго, и како имает мужи доблие в победу им, не хотеше в той год приити на место тое святое, но многие планы собравше, еже всее Горы Святые, ведяху мужи и жены и юношы же и девы, яко и четвероноги скоты, ужи сверзени, и ведомы в работу…» Далее поведается, что Игумен Даниил сделал засаду нa грабителей и отбил часть пленных, взяв в плен их Воеводу, и вооружение его послал в дар Кралю Урошу II (Милутину). Желая излить свое мщение лично на Преподобнаго, Каталонцы поклялись взять его во что бы ни стало в плен. «Таково же совещание их слышав Господин мой (продолжает свое повествование ученик его), поем с собою два чернеца и мало чедь своих, и встав, яде в монастырь Роушкый, к Св, Пантелеимону, к духовному си отцу, поклонитися ему…»

В Истории Русскаго монастыря мы уже привели ту часть рассказа Даниилова жизнеописателя, которая относится к осаде Русика Каталонцами, с целью овладеть Даниилом, и о видимом заступлении Божием, которое спасло его от врагов. «Вид же благий мой питатель (говорит ученик Преподобнаго), такову победу, бывшу о вразех его (они, после неудачной попытки поджечь пирг, в котором затворился Преподобныи, бежали, объятые внезапным страхом), отверз уста своя, благодаряше всех Бога, его же заступлением, яко смеху играеми, явишесе нахождения суетных; и изшед оттуда (из Русика) и всед на коне с Богодарованными ему чеды, и прииде в монастырь Св. 40 Мучеников на брегу моря, иже зовом е Ксирофосам. (Ксиропотам), его же от основания красив и утверди Богоносный Кур Сава поданием злата его многая, и ту уписав себе и родители свои у помен: в том бо препроводив дни некоторыи, и паки иде к келии своей в Хиландарь, о всех славя Бога. Они же безбожныи и злоименитыи язы́цы поганыи, ихже реку, с смерть лютую грешним пришедше на Св. Гору, стояше в ней 3 лета и 3 месяца, пагубную дерзость творяще; телеса бо человекъ, яко и польская трава, пожинаема бываху; не бе бо места, идеже не лежаху мертвеци. Церкви бо Божественныи и домове мнозии падошесе и растлешасе места многая, яко не познатисе им удоб. Кто бо изречет о той лютой язве, кольми ярость их бе покрыла землю многу? не бе бо тогда дом, иже не им плача. Егда сотворише вся в опустошение, яко не обретати им самим пище, всхотеше паки ити даже и до Царьграда, хвалящеся силою, яко многия земли отворити в опустошение, и прошедшим им до Христополя, всташе державы многи Царства Греческаго и створише им преграду велику здом (стенои) от горы в гоpy, яко немощи им к тому возвратитися вспять, и наречено бысть имя месту тому Кавала; они же нечестивыи видеше, елма не имеют куде взвратитися, повоеваше земли окрестныи мест тех, и на граде же славный Солунь и Бер приходивше, и ту Бог преблагий раздели е в погибель им, да скончаются нечестием своим. Едини бо их, еже Фрузи и Римляне, зовомии Кафалани и Моговари (см. выше обьяснение сего названия), идоше през (чрез) море, в свою землю, Мелекыль же с силою своею к благочестивому Кралю Урошу, на того и Римляне, зовомии Кафалани и Моговори, идоше през море в свою землю, Мелекыль же с силою своею к благочестивому Кралю Урошу, на того бо и свет злый свещав с други своими и ятъ быв, лютою смертию скончасе. Халик же с вои многими простресе на землю Влахиотскую (Греческую Влахию – Феессалию) и на Ливадию и проч. инии земли, воевати е, Фрузи же Ливадсции сотворише с ними брань и не возмогоше одолети им, все же страны земль те х опустивше, рекоше в себе:

«Мы единии, разлучившесе от друг своих, имаем скончатися силою некотораго Царства, аще слышано будет о нас» и увещавшесе у Царя Греческаго, да суть под руку его, с лестию приидоша в Калиполь (Галиполь), и ту отвергшеся, начеше воевати на Царя, пленующе державы его. Благочестивый же и Христолюбивый Краль Урош створи ему помощь, послав великоименитые свое с многою силою вои избранных, и сконча е, яко же знаемо есть, рече бо: «и погибоша нечестивии за беззаконие свое»14

По миновании опасности для Хиландаря, следовательно, около 1312 года,15 Игумен Даниил, оставив настоятельство, удалился в Карейскую келию Св. Саввы, и пребывал там безмолвствуя, на его же место поставлен Игуменом Хиландарским Никодим, прежде бывший учеником его; постриженец той же обители, как он сам свидетельствует о сем в своей Архиепископской грамоте Хиландарю: «Аз, грешный Никодим, сподобихсе в рукотворенем его (Пр. Саввы) вышереченном монастыре прияти образ иночества, стыжду рещи Ангельский, понеже не по образу Ангельски, но по плоти, плотски живу, и пребых повелеваем в послушании Игумена и всее братии, елико Господеви изволисе, дóндеже под умолением, паче же повелением, Господина Краля и Св. моих отец, и предржах монастырь, начальствуе и тяготы братии и монастырския носе, пребых же и в келии Кареиской Святаго Господииа отца нашего, Савы, и паки святыми его молитвами, Богу изволившу, взведен бых па преосвященный его престол Архиепископие церкви Сербския». Это случилось не ранее конца 1318 года; ибо известно, что, во время своего Игуменства, Никодим был посылан с особым поручением от Краля Милутина в Царьград, а это случилось как он сам упоминает в предисловии к переведенному им с Греческаго на Сербский язык Типику,16 в Патриаршество Вселенскаго Патриарха Нифонта, следовательно, между 1312 и 1315 годами; в одном же из Хиландарских хрисовулов, в начале 1318 года, Никодим упоминается еще, как Игумен Хиландарский.

Этот предпоследнй из хрисовулов Краля Уроша II Милутина относится к келии Св. Саввы, что на Кареи, именуемой Типикарницею. Он гласит:

«Понеже начело всех благих, Евангслие еже есть новая благодеть Господа нашего, Иисуса Христа, тем и Кралевство ми хотя слово мало поставити от благодети, начело Евангелия поставих. Рече Господь: иже хощетъ по Мне ити, да отвержетсе себе, и возмет крест свой и по мне да идет. И паки: любей душу свою, погубит ю, и ненавидей душу свою в мире сем, в животе вечнем сохранит ю. И паки: иже погубит душу свою мене ради и Евангелия моего, спасет ю; и: кая польза человеку, аще приобрещет вес мир и отщетит душу свою. И паки: иже любит отца и матерь паче мене, несть мене достоин и иже не примет креста своего и в след мне гредет, несть мене достоин. И паки: иже аще постыдитсе мене и моих словес в роде сем прелюбод ейнем и грешнем, и Сын человеческий постыдитсе его, егда придет в славе своей с Ангелы святыми. И паки: аше кто мне служит, по Мне да ходит; и идеже есмь аз, ту и слуга мой будет; и: аще кто мне служит, почтет и Отец. И паки: не мните, яко придох воврещи мира па землю, не меч, разлучити человека на отца своего, рекше любобожественных от миролюбивых. И паки: подвизайтесе внити узкими враты, узкий путь, вводей в живот, и мало их есть, иже обретают. И паки: от дний Иоанна Крестителя Царство Небесное нудитсе, и поудещеисе всхищают е. Сиа вса услышав и сий божествений юноша, Господин мои, светий родитель по плоти Кралевства ми, Сава первыи, Архиепископ Сербский, их же корене света и аз грешний отрасль есмь, остави отца владычествующа самодержавне в земли отечества своего, матерь и братию, славу и богатство, светлость жития и вельмож, слуг предстояния и вся красная мира сего, яко уметы помыслив, да Христа за всех приобретет и устремивсе Духомъ Святым, мирскаго пространножития и гладкаго разлития плотскаго, яко сети некое крещей избежа, и всельник быв Святеи Горе Афонитской, принесе сам се жертву великому чистителю Христу, яко назим агенц тело свое неискусно, цветом девства светещесе, душу же на небесную гору взнес; и постыдесе Бога и Божиих словес, начело мудрости взлюбив, страх Господень, помыслив скоро минующе сие житие, ни чесо же полезно имуще, точию пара, персть, прах в мал и бедно являющесе, а вскоре погибающе, и вдаетсе на труд и на вздержание, пощение и стояние обнощно, смерае себе, к всакому словеси повелеваему ему, яко дивитисе всем Богоподобному его смирению и преспе янию, сил Божии на нем бывающий, дом створисе Святые Троице, за всех Христа взлюбив, Христа в себе име, Христа в себе носе, поминае Апостола слово: кто ны разлучит от любве Христовы, скорбь ли, ли туга? И проч. И паки: аще точию в животе сем на Христа падающесе есмь, пушьши всех человек есмы, но паче разумевая реченное: ихже око не виде, ни ухо не слыша и на сердце человека нерадива не взыде, яже уготова Бог любещем. И сия помышляе, день дне спяше в благодати Божией, и бяше яко по все дни умирае и душу свою огорчавае уским и прискорбным путем; все же течение его молитва непрестающая и к Богу желание непобедимо (бысть). И еще же к сему не доволен бывает, не добре помыслив себе едина спасена, но паче, многих ради пользе, мзду от Христа приети надеесе, помыслив реченое: аще от недостойнаго в достойное изведеши, яко уста моя будеши; раб, ведевый волю Господина своего, и не створь по воли его, биен будет много. И паки: ему же даше много, вещьша просет от него; и: раба оного, скрывшаго талант и не прикупивша им, осуждения боесе, потщасе и створи ограду велику, храм Пресвятые Богородицы, Святая Святых, монастырь, нарицаемый Хиландарь, насадив Богоподобные мужи, правилу духовному научив и наказав, пристанище створи спасенаго своего Отечества людем, и нам грешним и всем хотещим спастисе, иже тогда и до ныня спасаютсе молитвами Святую Отцу нашею, Симеона и Савы, и вса потребная монастыру удостоив и удовлив, метохие в земли своего Отечества и в земли Греческой, елико довольна. По сих всех на тризну молчания входит, больших трудов показати хотя, молчаливо и несблазно и безмятежно житие цриет, хоте в молитвах и в пощениях и в слезах, един к единому вдворитисе Христу день и нощь, да идеже тело, ту и ум да стоит, да между Богом и между сердцем ни что же ино да се обрещет, но яко между стеною и плотом ограждено сердце, единому Богу точию да глаголет. И изиде в место, нарицаемое Кареа, и ту створи церковь в име Святаго и Преподобнаго Отца нашего Савы, великаго пустынежителя, и келие достойне своего молчания, доволне реченным: идеже еста два, ли три, о имени моем собрани, ту есмь и аз посреде их; и в той келии подвизаесе на добродетели всакие паче меры, пребысть, колико Господеви изволисе, и предаст в уставе келии той о пощении, о молитвах, о молчании и о исполнении всакаго правила духовнаго, яко же сам написал есть в своей заповеди, сущей в келии той, хотещим пребывати в месте том, яко же и Кралевство ми разум, дóндеже годь и до нас грешних Кралевству ми Божиею милостию и молитвами Святую угоднику его, Симеона и Савы, их же корене свята аз грешний отрасль есмь, и господствующу ми самодержавно в земли Отечества моего, сказано ми бысть о келии той и о уставе правила духовнаго, како повелено держати, и несть мощи вся тази свршати пекущимсе о чесом земном, по реченному: не можете работати Богу и мамоне, сиречь молитв и рукоделию ум представити. И взлюблена бысть Кралевству ми келия она, имени ради Господна и Отца моего, Св. Савы, и приех ю, и живущего тогда у ней честнаго старца, монаха Кур Феодула, по гласу Господню: приемлей Пророка в име Пророче, и приемлей праведника в име праведниче, мзду праведничу приимет. И паки: аще кто напоит единого от малых сих чашу студены воды, токмо в име ученика, аминь глаголю вам, не погубит мзды свои, и приех и аз келию ону, и упокои живущих у ней, да не пекутся о притежении крмле и одежде, токмо молчаливо да пребывают в пощении и в молитвах день и нощь, и да исполняютъ устав церковный, преданый Св. Господином и Отцем Кралевства ми, Савом, да молитвами их Бог нам будет милостив. И приде Кралевству ми Преподобный Игумен богохранима и честнаго нашего монастира, тогда предржей Иеромонах Кур Никодим, иже и паче иных многих потрудисе в честном том монастири Кралевства ми, Хиландаре, приде с ним честный старец от келие Светаго Господина нашего и Отца, вышереченный Иеромонах Кур Феодул, и упросихом Светаго Господина и Отца нашего, Архиепископа Саву третьяго, и благослови ны, и колико требова честныи старец Кур Феодул, дах му на воздвижение и обновление келие Господина родителе Кралевства ми, Св. Савы, и книгами направих17 и честнымя иконами и всеми требами, и купихъ три адрфата живущим в келии той, и хотех от Гречских монастырь купити, да не буде тежко нашему монастыру, и имут по нас будущии роптати на живущих в келии той и имут смущати их, но рече Светый Архиепископ и честный Игумен Кур Никодим и старец Феодул от келие Св. Савы: онази келия есть монастырска перва, и бескупа монастырь хоте и не хоте хранити ю хочетъ, да боле купи од нашего монастыра, a братия приемлют. И по прошению их створи Кралевство ми, изговорившисе вса братиа у монастыри, иже тогда бяху, ихже имена си суть, начелних: Игумен и Иермонах Кур Никодим, старец Арсений, Баща (Духовник) Хиландарскй, старец Кур Иоасаф, бывши Баща Кралевства ми, старец Кур Феодул от келие Св. Савы, старец Кур Симеон от пирга, иже на мори, келия Кралевства ми, старец Поп Матфей, Иконом велий Поп Гервасие, старец Поп Кур Феодосие, Еклесиарх Поп Никола, старец Поп Григорие, старец Поп Епифание, Дохияр Иоан монах, Дамиян Иеромонах и другии Дамиян Иеромонах, старец монах Илия и другий Илия, Мефодие монах, Неофит монах, Киприан монах, Антоний монах, Феофил монах, Параиконом Ефрем, Параеклесиарх Иеродиакон Амфилохий, Трапезарь Аркадие, Михаил ваченар, и ини мнози и вса братие, и вси изговорившесе, продаша Кралевству ми келию Св. Савы, да давают два мертика хотещим пребывати в келии опойзи хлеба и масла и сочива, одежде и обуще и от всега, що буде и всей братии сущей у монастыри, то и тем дают, докле стоит Св. Гора и наш монастырь, разве единаго вина да не давают. Свне (кроме) масла, шо се дано от ктитора 60 литр, мертик да им се дает. И дает Кралевство ми перпер тисущу за два комата (части), а трети комат да купет от Гречскаго монастыра, и тако зговорившесе вся братия, продаше два комата келии Св. Саве Кралевству ми. Разум же Кралевство ми, яко приходет етера и просит келию онузи Господинову, у Краля ли, у Архиепископа, говореке (говоря): «Господине, пусти ми и повели ны пребывати у келии ктиторов у Кареях», яко же и Кралевству ми многащи говорише, по тому взбрани Кралевство ми, яко же и заповедь Св. Савы возбраняет, никто по силе да не приимет онузи келию, или посилаем Кралем, ли Архиепископом, ли умилостив Игумена, но да се сбирают вса братия с Игуменом, и да избирают такова брата подобна, мужа, кой хощет правило духовно держати и церковни устав исполняти, яко есть заповедал ктитор светый, и да го поставляют, и да е свобод от всех приходящих от монастыра, да не по некоей силе имут приходити и прелегати, и имуть смущати старца, живущаго у келии той, или что узимати от она келие, но да пребывают и препочивают в дольних широких келиях, еже есть учинено за приходещих, а Сихастирия Господинова да есть в тишине в вса, яже заповедал есть Господин мой, Светый Сава; сия Кралевство ми потверди больше, понеже и Кралевство ми прие келию ону вместо Господина моего и Отца, Св. Савы; того ради записах и утвердих златой печатию, еда кто Бога не бояся и преобиде закон и наше повеление, еже утвердих со всею братиею, и яко не раде о запрещении, дерзнет разорити сие наше повеление и не даяти иметь повеленное нами, да разорит его Бог и Пречистая его Мати, Св. Богородица, и да примет клетву Св. Отец и Св. Савы пустыножителя и сего Светаго Господина и учителя нашего Савы, иже се труди о св. месте том, клетву и заузу да имать и от Кралевства ми и от братьи, с коими сие учинихом, да имать клетву. Сего ради и подписах Кралевство ми в сведение всем, повеле же Кралевству ми и Проту Св. Горы, будущу тогда Господину учителю и наставнику Афонитские пустыне, Кур Исаку Иеромонаху, и иже Царское шаречервление, своей рукою писание, поставити, и по нем Преподобный Игумен честнаго нашего монастыря, Кур Никодим Иеромонах), и по них Баща и вса братиа вышереченае начельна, яко быти в утверждение. В лето 6826 (1318), Индикта а҃. (1-го).

† Стефань Урош по милости Божии Краль и с Богом Самодержец всех Србских земль и Поморскых» †

Несколько позже, а именно, при приемнике Никодима (посвященнаго около 1320 года в Архиепископы Сербские), Игумене Хиландарском Гервасие, благочестивый Краль подобным же образом обезпечил и свой любимый пирг, церковь Вознесения Господня. В хрисовуле, данном по сему случаю Хиландарю, после начала, одинаковаго с предыдущим, говорится: «взлюбдена бысть Кралевству ми келия Св. Вознесения, пирг, иже на мори у Хрусие, вспомянутием старца моего Симеона, иже несть мощи свершати вса духовнаа пекущимсе о чесом земльниим, по реченному: не можете работати Богу и мамоне, сиречь, молитв и рукоделию ум представити. Того ради и Кралевство ми упокои старца и съ братиями, живущими в келии Св. Вознесения, да не пекутся о притежании, и крме и одежде, токмо молчаливо и бсзмолвно да пребывают в пощении и молитвах день и нощь, да исполняют устав церковный по преданию Господню, да молитвами их Бог ми будет милостив; направи же Кралевство ми всякими книгами и честными иконами, и украсих и всеми иными потребами, и зговоришесе с Кралевством ми вся братия, иже в монастыри Светые Богородицы Хиландарскые, иже тогда бяху, ихже имена суть начельных: Игумен иеромонах Гервасий, старец Арсений, баща Хиландарский, старец Кур Иоасаф, бывший баща Кралевства ми, старец Кур Феодул от келие Св. Савы, старец Поп Матфей, старец Поп Феодосие, Иконом велий Феофан, Еклесиарх Евстафие, старец Поп Епифание, Дамиян Иеромонах, Илие монах, Амфилохие монахъ, Мефодие монах, Неофит монах, Киприан монах, Андоние монах, Параиконом Григорие, Параеклесиархъ Андоние, Трапсзарь Андрей, Паратрапезарь Григорие, Феодосие Вагенар и ини мнози, и вса братиа, и зговорившесе вси, продаше келию Кралевства ми Вознесения пиргу, иже на мори .г҃. (3) комата: два да се даю в пирг живущим в келии той, а третей комат да се даю Светой Троици: хлеба, вина, масла, сочиве, одежде и обуще и от всего, что буде, и всей братии, сущей в монастыре, то и тем да даваю, догде стои Света Гора и наш монастырь Хиландарь, да есть в покой и утешение братии и Кралевству ми в помен, и тези три комате купи Кралевство ми с старцем Симеоном за ҂аѡ҃ (1800) перпер, и того ради куниемо, да не буде тешко монастиру до коего любо времени. Сего ради и вас молим, отцы и братие, хотещии быти при нас Игумение и Диакониты кои любо, яко да не будет сие наше записание поколебимо и поткновенно, но паче да есть твердо и неподвижимо.» (Следуют заклинания и прещения в обычной Форме.

В 1322 году, то есть, уже в бытность свою Архиепископом Сербским, Преосвященный Никодим написал, касательно келии Св. Саввы, грамоту, которая составляет лучший памятник его благочестиваго усердия к Хиландарской обители и замечательна, как духовное произведение одного из достойнейших и духовно просвещенных преемников на престол Св. Саввы. По содержанию своему она может назваться словом честь ceгo Св, мужа, a пo тому мы и помещаем се вполне18:

«Тко (кто) сей, к кому нищу и убогу пришедшу другу его, и не имый, что положити ему на трапезе, по притче Спаса нашаго, шед глаголет другу своему: Друже, даждь ми взаем; тако и мы, грубый и житием и словом, по прошению старца, Кир Феодула Иеромонаха, мало слово хтеще поставити о келии Св, Отца нашего Савы, иже во Св. Горе, в месте, речемем Кареи, и от своих дел за леность нашу ничесо же имуще, яко удобрити слово, да прочитаей и слышей пользу приимет, и яко просительний приходим к Св. отцу нашему, и от того взимающе, паки своих ему к тому приносим и слышащим слово украшаем житием отца нашего; без всакоя бо пре меньшие от болшаго благословитесе, рече Божественный Апостол, Сый Преподобный Святый Отец наш Сава, глаголю, первый Архиепископ или скор е рещи и Апостол и учитель своему отечеству Серпсцей земли, от благаго корене добрые маслины святая отрасль, от юности своего возраста Божиею любовию уязвивсе и страхом Божиим оградивсе, пачс всее козни, иже суть мира сего юношеская кичения, начело мудрости навик, Бога боятисе, учению прилежно поучаяся святых книг, и день дне приспевае в заповедех Божиих и размышляя, яко вса красная мира сего ни что же суть, в мал льстяще человеки и вскоре погибающе, и яко мимо текущим водам уподобишесе, величество же и богатство и гордыни сильных исходит равно пепелы, и крепость же телесная и любимая доброта юности, или яко цвете процветев, отпадет, или яко сень отбеже, и не станет, вскоре бо или недугом применитсе, или старостию изнемогши, и обветшает, равно мху, или яко риза червоядива, растлеваема: всяк бо человек гной и сын человечь червь, рожденний женою маложивотны, исполн скорби и смущения, и ни кто же чист от скверны, аще и день (един) живота его; изочтена же сутъ вса деяния его и вса, яже и неволею приступи. Сии вса размышляе, глаголаше: Господи, Господи, не даждь ми грешному ни чим ж красным мира сего насладитисе, на слабость бо есть любве Божие, юже любовию присно разгаратесе и желае Горы Святые доити, нарицаемаго Афона, и еже близ боящихся его Господь и молитву их услыша, услыша и сего и вскоре исправи путь ему, мира сего вся красная заплевав и яко не суща, умети мнев. Оставив сцарствующа отца и изыде селитву творе, и коим мнихом, паче же рещи, Ангелом ведущим и́; или слыша, яко древле Авраам: изыди от земле твоея и от рода твоего, рекше, многомятежнаго сего жития, и вниди в землю, в иго же, аще ти покажу; и вскоре пресельник бывает, приходит в прекрасная пустынных селения Горы Святыя Афона, поклоняет и облобызает святая места и слезами довольными сия умащает, молитву возсылает благодарно к Богу, спасшему и от прелести суетнаго мира и приведшаго и́ тому единому работати в святыне и чистоте. Глаголет с теплыми слезами: Владычице Богородице, упование Христианом, тебе предлагаю поручницу к Сыну Твоему, Богу всех, спасения моего, и вскоре приемлет Ангельский образ носити, пропинает себе мир и себе миру и нелен (неленостен) бывает, тщимое искати, на не же и о нем же изыде, проходит пустыню, ублажает житие святых муж, подражает видети страждущих прискорбным путем тескное и распятое проводяще житие и свои надежде не погрешает, обретает овы общно в послушании наредно живуще, Давидски рекуще: се коль добро и коль красно, еже жити братии вкупе; овы по двема и треми купнодушно; пощение же, яко кто противу сил, о благих же не ленещесе; овы же отходническо живуще, кроме всякия утехи и курения дыма, в прегустых местех, въ преходищах елених, в высоких горах; овы же, яко на заечих прибежащих и на острих стенах и на камених морских вгнездившихсе; овы в глубоких дебрех и пропастех бедно по истине, или паче по онех надежди весело, тихо и безмолвно проводеще житие, ли чесо же имущее татьми крадомо, ни о чесом же земельном пекущися, еже к угодию чрева зело малыми потребпое посещи: овы мало хлеба приимающе, утешение же вода и соль – новый пир; овы же древесными плоды, ини же корением земельным и растущими леторасли былий дивыих, и та скупо сбирающе, потежелени (отягченные летами) старцы и неисходии и до отворения келии. Еще же и бездружное пустошство и несмесно и необщно живуще, общующе с звери лужниими, на мысленные же душевные звери всегда яро око имуще, на отступные силы глаголю, подражаху же и скимени дивые рыканием пищу просещих и си благодарные молитвы всилаху к Господу, отверзающему руку всяких благоволений, дающему скотом пищу и птенцем врановым призывающим и́, глаголаху же поучающесе сице: аще иже чудесем Бог препитавый богатно древле люди роптивыя в пустыни и хлебы одождивый и искыпети птицам сотвори до изобилия, еще разделивый и составивый солнце, проразивый камень и реку взразив, еще напитевый тысуще пятию хлеб и паки седмь, и ина вся сотворшему единому чудеса велика и неизследованна, славна же и дивна, им же несть числа, сый чудесем Бог первый, и по сих в веки, той и нас днесь малыми сими пустынными препитает и свирепое и горькое в пищу нам усладит дивие былие, точию не унываем, точию не отложим подвига терпением, елико бо внешний наш человек изнуряетсе, толико паче и паче внутрении обновляетсе день от дне, по Апостолу: не поревнуим врагом креста Христова, разширяюще чрево, да не будемо причастницы ропщущим на питателя, их же трупия падоша в пустыни. Сими поучающеся, вся удоб страдаху, зимами же и знои и дожди, иже по воздуху премены временными страждуще, овы под стенами, а друзи без покрова и пази мразом осинеюще и солнцем очерняюще, овы же худии рубы власяни носяши, прикровенны ради студа естественнаго, иже обнажи Адам преслушания ради, и тако вси познахом свою наготу, и теми острыми прты (одеждою) довлеющесе и весели паче бывающе, неже, иже от неправды меккая носящих, поучающесе присно Спаса нащего притчею крипа сельнаго, и молитвы же и коленокланяния и стояния обощна, умиления же и тяжка и глубокая воздыхания и радостные слезы, измжание же и истаяние плоти, и от памяти смертные, яко остном стречени, прилпше имуще кости к плоти, яко разум ти на них реченное: даждь крв и прими дух; и вси та и иная дела доблих онех по все дни без крве мученик, кто сказати может, яже тваряху, пременяюще всак помысл в Христа; приготован бо имеяху прав сице, яко вся удоб носити, иа них же венчавает Христос.

Сих всех видев жития и злострастна устращающа ум господин мой Сава, подививсе и ужащсе, и умилением сердца яко близ Бога быв, яко Исаия окаянна себо рек, яко с ними, не пострадав и многия слезы излияв, похваляе муже желания, небесных человек, плотских Ангел, прием молитву и благословение, возвратисе в свой монастырь, и вскоре трудолюбием пчел подобитсе, збирающе от всех цветц потребнейша и противу силе, еже виде, подражает творити: овех истиннное послушание, до конца, свое воле отвржение, иже есть первый стспень входящихъ, на инокыих тризну, овех молитвы без претргновения и ум к Богу имуще, овех на земли долелегание, овех высоко творяще смирение, без него же никто не узрит Господа, овех всенощная стояния и коленокланяния, пощение же и слезы, умиленние же и глубокая от сердца вздыхания, и ина вса злострастия, ими же паче Бог умолим бывает, к сему жеи духовных муж спряжеше, а не о себе мудр бывает к неприязанниным козням, нищепитения же и по пустыне отходником хлебы топлы носе босама ногама, теплые модитвы хоте от них всприете, странноприемства же и утешения скорбящим души очищения от воздержания, сих всех, коегождо (исправления) противу сил исправив, и не добре быти помыслив себе точию пользовати, убоявся муки раба, скрывшаго талант, яко могуще им прикупити и обленившасе, или подати руку доле лежащим помянув реченое: аще от недостойнаго в достойное изведешь, яко уста моя будеши, и вскор оставляет монастырь, храм Пресвятыя Богородицы, рекуще Святая Святых, нарицаемый Хиландарь, сбирает мужи Богу потребные, сам образ собою показа им пощения, вздержания, чистоты и всаких, добрых детелей, прибежище створи общаго спасения своему отечеству, Сербсцей земли, и всем хотещим спастися, присно же поучаетсе, како упразднитисе от всех и с Богом быти, по рекшему: мне же прилеплятися Бозе благо есть и полагати на Бога упование мое, и тому съединитисе в молитве моей; и паки: что ми есть на небеси и от Тебе чему всхотех на земли; и аки: упразднитесе и разумейте, яко Аз есмь Бог; и вса разумев глаголемая, и вса монастырская удостоив и по чину наказав, предав Богу и Игумену, сам всходит к вещим подвигом, в место, наречемое Карея, и ту келию творит достойну молчанию, в ней же и церковь утверди в име святаго тезоименитнаго себе Савы Великаго, и ту проводив, слико Господеви изволисе, подвизаесе по всакой добродетели, поновляе юностные труды, забывая задняя, по Апостолу, и в предняя простыраяся, по все дни начело полагая покаянию, паче всех Христа иский приобрести, едино имя дело добродетель, единаго держеся спасения и доброты помышляемых, яже Бог уготова любящим и; еже к миру, яко по вся дни умирает, a еже житие к будущим надеждам, дольними горняя купуе, и нестоящими и менующими, стоещия и пребывающая притяжавае, a не вместо Бога Божия чтуще, яко же ласкосердивыи и чревуугождающе неверному клеврету. И что ми много глаголати о добродетели мужа? Обаче, Хвалей бо добродетель Бога похваляет, от него же человеком добром быти и зватисе. Сице проводив Св. отец наш в пощении мнозе в келии Карейстей, хоте утаитисе тщие славы человеческие, н по причте Спаса нашего: нe может град укрытисе, верху горы стое, ни светилъники светеща криною покрывают и проч., сице сей, просветивсе добродетелию, яко светяще; прослуху же прошедшу о нем и яко светлый и многонародный град всеми знаем бысть, даже и Восточными благочестивыми Цари, и приходит к Констандиню граду и умолим бывает, и не хоте Царем и вселенским Патриархом, о, реку, Божие человеколюбие и изволение и о нашем роде смотрение! и сего, яко Моисея другаго в Егупт, к Серпсцей земли, к своеплеменником, к нам посылает, не яко Израиля от плинта и плев работы Египетския избавити, но от прелести идолские и нечистих и мерзских жертв, бесовских капищ, нас избавити и горкаего Владыки и лютаго делодавца, мысльная Фараона и лукавых погончих слуг его немилостивых нас свободити. Сице тии сего светила Велицей Церкви Сербсцей предлагают, юже не бывшую прежде он вздвиже священным Преосвященства престолом спричетав, оних не сградив (не презрев) трудна повеления, не украдь, власти мытом не всхитив, яко мучитель, и не гонив чести, но честию гоним, ниже человечу благодать, но от Бога Божественную прием, сице на седалищи не губительне, но спасенные, ни мучительсце, но святительсце, хвалит Господа, его же св. молитвами и аз, грешный Никодим, сподобихсе в рукотвореннем его выше реченнем монастыри прияти образ иночества, стыждусе рещи Ангельский, понеже не по образу Ангельски, но по плоти плотски живу, и пребых повелеваем в послушании Игумена и всее братии, елико Господеви изволисе, дóндеже под умолением, паче повелением, Господина Краля и Св. моих отец и предержах монастырь, начальствуе и тяготы братии и монастырския носе, пребых же и в келии Карейстей Святаго господина отца нашего Савы, и паки св. его молитвами, Богу изволившу, взведен бых на Преосвященный его престол Божие, святые великие Церкви Сербские. И вспомянуше ми, паче же и сам знах, како е повелел Святый отец наш Сава, первый Архиепископ Сербской земле, от дома Спасова, от Архиепископии келью свою, иже в Кареи, наследовати, и даяти на всяко годище братии, живущей в ней, эксот (содержание): сорок перпер и меск, и от монастыря Хиландарскаго 60 литр масла, и аз знах, и едини Архиепископи дали, а друзи не дали. Того ради повелех преписати Типик Св. отца нашего Савы, иже есть в Карейстей кельи, его же Святый своею рукою писал, его же и аз видех, и повеле хранити Типик в церковной ризнице у Архиепископии и с другими его святыми уставы, яко да всяк по нас будущий прочитает и исполняет повеленая о келии, и кроме запрещения и клеветы будем отца нашего Св. Архиепископа Саву третияго, яко знающа и исполнивша вся реченная и подавша на всяко лето меск и сорок перпер, и записавшаго с заклятием, яко и по нем будущия подавати. И сия видев и аз, Никодим, подах на вся лета, реченная и записах и по нас будущим, и засвидетельствую его же избереть Причестие Св. Духа быти Архиепископа, никто же повеления сего разорит, или претворит; смевый кто, Бога не бояся и аки нераде о запрещении Святаго и нашем, и дерзнет изгубити, скрыти и изнести камо от Архиепископии из ризнице Типик Св. отца нашего Савы, иже Карейстей келье, и нас грешных, иже писахом сейзи лист, или кто не имет подавати реченная в Типице отца нашего Савы и в сием месту нами реченная дерзнет разорити и не давати, да разорит его Бог и Пречистая его Мати, и да примет клетву Св. отец и Св. Савы пустынножителя и сего Свят. господина и учителя, отца нашего Савы, иже и трудисе о келии той и в ней же трудисе, клетву и заузу да имать, и нашего смирения да имать запрещение. Того ради подписуем в сведение всем: 6830 (1322) года.

Никодим пo милости Божией Преосвященный Архиепископ всех Сербских земель и Поморскыих.»

В 1321 году, 6-го Генваря, Преосвященный Архиепископ Никодим венчал на Кралевство сына Милутинова, Стефана Уроша III, так называемаго Дечанскаго, который правил Сербией до 1336 года. От его осталось с Хиландаря тоже несколько актов, а именно: хрисовул 1327 года, коим он даровал Хиландарю: церковь Св. Богородицы: за градом Призреном, село Плавни, половину села Добродолянь, село Избище и Команово селище.» В том же 1327 году он выменял для Хиландарской обители у Сербскаго монастыря Студеницы и другую половину села Добродолянь, о чем пишет в своем хрисовуле (данном по сему случаю Хиландарю) так: «Аз Стефан, Краль всех Србскыих земель и Поморскыих потщах се, милии сии дар принести к Пресвети Богородици, реком Хиландари, каако прииде Кралевству ми всечестнии Игумен Светые Горы Афона, Богородице Хиландарскые, Кур Гервасие с братиями, и говорише Кралевству ми за села, що имаю мегю сели Пречистые Студеничке, и како деле село Добродоляне с ними на поле. И сия смыслив Кралевство: ми и проразумех горкы сии притраннныи час смертныи, како предстати тебе, Владыце Хрисхту моему, яко же и бывшии првии Царие и светыи прародителие Кралевства ми, такожде и Кралевство ми исплни прошение их, приложи Кралевство ми Пречистои Студеничкои село Ярине иа Иброу, а Пречистои Хиландарскои половина Добродолянь, а друга половина, си есть, била испрва Богородице Хиландарскые. И тази села Кралевство ми утверди хрисоволем златопечатным: село Сламодража, и село Добродоляне, и село Непробища, и село Момуша и Бела Црква. А мегя темзи селом (следует описание границ). И сие приложи Кралевство ми и утверди (Далее следует обычное заклинание о ненарушении сего хрисовула). И сие записа Кралевство ми в лето 6835 (1327), месеца Июлиа, .ѳ҃. (9) день.

† Стефан благоверни Краль Србскых и Поморских земель» †

Ко времени того же благочестиваго Краля относится список с межеваго дела, выданный монастырю в 1326 году, по просьбе Игумена Гервасия, по приказанию Краля, Логофетом Райком.

Продолжительное благополучное царствование сына Стефана Дечанскаго, Стефана Душана Сильнаго (Краль с 1336 года, Царь с 1347 года, скончался в 1356 году), составляет период высшей славы для Сербскаго Царства и народа, а вместе и самую счастливую пору в истории Царской задужбины Хиладарской Лавры. После и сколько лет продолжавшейся войны, покорив своей власти всю Болгарию и несколько областей Византийской Империи (Македонию и Фессалию), и венчавшись после сего Царским венцем, Стефан Душан, желая возблагодарить Господа силъ за дарованныя ему победы и славу, в 6856 (12 декабря), следовательно, в конце 1347 года, посетил Св. Афонскую Гору, в сопровождении супруги своей, Царицы Елены, с большим сопровождением (по преданию, в 400 человек). Но послушаем, как поведает сам благочестивый Царь о сем приснопамятном для Афонских Славянских обителей событии в одном из своих хрисовулов (после обычнаго Предисловия): «Темь же и аз в Христа Бога благоверныи и Богом поставленый Стефан Царь всем Срблем, и Грком и Западней стране, реку же Алвании и Поморию и всему Дису, божественною бо благодетию взращшу ми в своем отечстве, по того изволению нарещи се отрасль благаго корене родитель моих светиих, от правднику Светую Сумеона Немане, новаго мироточца и первааго Владыкы бывшааго земли Српсцеи, и Светителя нашего Архиереа поспешением Пречистые Владычице наше Богородице, и молитвами богоугодних тех Светыих родитель и прародитель моих, благословением Божием дарованыю ми бысть Царствие, и раждежену ми бывшу в начело царствиа моего к всем светым и божественным црквам, наипаче и больше и с богодарованною ми превысокою и боголюбивою Царицею Августиею Кура Еленою, всесрдечно и от все душе поревновааемо о монастырех ,Светые Горы, великые пустыне. А она, идеже обретают се преподобни и богоносни иноци светые и блаженныи отци, и слышахом многаа и дивнаа о житии муж тех светыих, и желаше от многаа времене Царство ми видети и поклонити се местом тем светым и приети благословение от тех светых и богоносныих отец, странноживоущиих на земли, сия же, Христа моего изволением и поспешением Пречистые его Матере, поспешающуму на всако дело благо и дающуму всаа благаа к спасению, и исполняющуму в благых желаниа, и исплни се от всее душе желание срдца моего видети Св. ону Гору, по глаголющому: взведох очи мои в горы, от пуду же изыдет помощь моя; и пакы: в горы, душе, вздвигнем се, греди таамо, от нуду же помощь приидет ти. Еи же (куда) пришед Царство ми и с богодарованною ми Царицею Августиею Кура Еленою, ту обретающи се великии монастырь Хиландарь, сзданныи преродители моими, пришед Царство ми, и поклони се, и прием благословение от живущих в нем старец, тааже взиде Царство ми в внутрнеише монастыре Светые те Горы, и обшед Царство ми те свете монастыре и с богодарованною ми Царицею Августиею Кура Еленою, обдариемо и украсиемо (их) различны дары, и недостаточнаа монастыреи тех светых всаа исплны Царство ми. И видемо в тои Светои Горе жилища, скиние и вертепи преподобних тех светыих и богоносных отец пустынни жители, и вельми удивлении быхом о жити муж тех светыих, по истине небесны чловеци и земельны аггелии, и прием благословение и душепользна словеса слышав в поучение, яко и вельми пользевати се, ими по глаголющуму: обратеть бо ме, рече, боещей се тебе, и ведущеи сведениа твоя. И обхождением тех светых мест, придоемо в место, рекомое Карея, иде же обретает се келиа Св. Савы, великааго пустьни жителя Ероусалимскаго, сзданна господином и родителем и просветителем нашим; Кур Савом, в неи же безмлвно и богоугодно житие пожив, и видевши боголюбнаа Царица Августия Кура Елена нищету и велие недостатчное келие цркве те светые, ражджена бывши любовию Христовою к тои светеи кели, и по изволению боголюбнааго срдца ее, и нарекше ю на име Царства ее, яко да есть тои светои и божеьственнои кели вторы хтитор, в соблюдение и огледование места того светаго, яко да есть в душеполезное Царство се, и да си избира от всега чина Хиландарскааго старца, коего хощет, и полагав тои свети кели, нес упрошенем и благословением Хиландарскыим, и по е воле и хотении, а от инуде да не буде, кроме цркве Хиландарскые. И взвращающу се паки Царству ни в своя си, в светы и божествены монастырь Хиландарь, поискав Царство ми и с богодарованною ми Царицею Августиею Кура Еленою, старца предстателя кели тои светеи, и с изволением Царства ни, и благословением Игумена и всех старец, благословисмо Проигумена Попа Феодоула, да есть предстатель кели тои, иже у Кареях, и такози му ю даа Царство ни, яко да му есть и до живота непременнаа, да молит Бога за живот и спасение души Царств ни. И по благосредому умолению и благоутробию к всем светым и божественным церквам превысокие и богодарованные ми Царице Августие Кура Елене, и с богодарованным сыном наю, благоверным Кралем Урошем, всечестней кели той Светаго Савы, иже в Кареях, дарова Царство ми у Хвостне село Косорике, и с всеми засельци, заселке му Днеполе, Доляни, Чешково, Челопеци, и с периором Косоритскымь, и с оттесом, и с мегами, с виногради, с млины, с врти, с ливадами, с пашищи, и с лази и с планином, и с всеми правинами села того; и такози е дарова Царство ми, да есть кели светаго Савы, иже у Кареях, до века, и освободи е Царство ми от сокя, от позоба и от приселице, от во ске, от псара и от поклисаря, от града, от винограда, от сенокоше, от глобе и поданька, просто рещи от всех работ велих и малих, и тому да не забави ми Кефалия, ни Кнезь, ни Севасть, ии владоущи в земли Царства ни, разве да облада келиа Савына и настоещи в неи старец в волю и хотение того старца, и да есть у закон сел Хиландарских, яко же и Крушево и прочаа села Хиландарска, да работаю кели тои светои. И що есть записано от светых хтитор да се дае от монастыра у келию светаго Савы благословение. Моли Царство ми и запрещаа, да се исплня и наврша, яко же есть уставлено от светыих хтитор, такожде и в дому Спасове Православнеи Патриархии отечества нашего, иже изволише хтиторые светы, да се дае, и то да несть взбранно господином и отцем нашим Патриархом светаго престола великие цркви Патриархие, н паче да се дае, яко же есть уреждено от светых хтитор К сему же Царство ми приложи да се дае от куке (от двора) Царства ни на всако годище .р. (100) перпер Бенетицех и .і҃. (10) гун (одежд) и .і҃. (10) кожух и .і҃. (10) клашнь (обувь) и .і҃. (10) мех сирениа и . р҃. (10) сиров. И да си узима всако лето на Плочи .и҃. (50) спуд соли. И село Косорик, що биху сок (подать хлебом) давали Царству ми, този да даю кели светаго Савы. И сие златопечатное слово Царства ми, молю всех вас по мне царствующии, сиему хрисовулу не разорену быти, не паче утврждати. Аще кто наваждением диаволим потщит се разорити сие записание мною, Царем Стефаном и Царицею Августиею Кура Еленою, таковааго да разорит Господь Бог и Пречистаа его Мати, и да есть поражен силою честнаго и животворещааго креста и от .в҃і. (12) Апостол и . д҃. (4-х) Евангелист и от .з҃. (7-х) вселенских сбор и Светых Отец наших Сумеона и Савы, и от всех Светых да есть проклет и от Царства ми да несть благословен и да есть причтен Июде предателю Христову и к тем рекшиим: кровь его на них и на чедях их. Написа же се сий хрисовул стоещу Господину превисокому Царю в великославнем граду Прилепе, в лето 6856, Индикта .а҃. (1).

† Стефан в Христа Бога благоверен Царь и Самодержец Срблем и Греком, Поморию и Западной стране.» †

В другом хрисовуле того же 6856 (1348) года, данном в бытность еще на Святой Горе, благочестивый Царь Стефан описывает подробно, что именно сделал он в это время для Хиландарской обители: (После обычнаго предисловия) «Аз в Христа Бога благоверныи и Христолюбивии Самодержц Срблем и Грком Стефан Царь, божественною любовию раждигаем, приидох в Светую Гору Афонскую, в светую и великую Лавру Србскую, в монастир, глаголемии Хилантар, иже и создана бысть преродитялми моими, Преподобным Сумеоном, новиим Мироточцем, и блаженным Иерархом Кур Савом, првиим учителем нашим, и видех храм и раку, источившую миро преродителя моего, Симеона светаго, и облобызав, поклоних се, и покои прием елико мощно, и пакы благословение прием от предржещаго начелство, преподобнаго реку Игумена Кур Гервасиа Иеромонаха, и от братие, еже поити и поклонити се светым местом и иже в безмлвии живущим светым и честным отцем. И тако шедшу ми в Светую Гору и покланяющу ми се светым великыим црквам, и благословение прием от светых и честныих и аггелом подобныих житием отец, и елико бысть мощно Царству ми, украсих светые и честные храмы от малых далге и до великыих, ово златыими сосуди и сребрними, ово же свещенными одеждами, и благодарих Господа нашего, Ісуса Христа, и Пре чистую его Матерь, благодетельницу мою, иже сподоби ме видети очима моима, еже пржде слышах. Пакы взвратившу ми се в свои выше реченныи монастырь Хилантар, и елика бысть сила Царству ми, украсих светую црковь свещенными одеждами и сосуди и иними потребами, светаго же и преподобнаго Игумена Кур Гервасиа и с братиами одаровах, яко же мольбникы, еже к Богу о нашему спасению и держав Царства. Прииде же ко мне Игумен Кур Гервасие с честным сбором Лавры Хиландарскые, и поведаше Царству ми, яко есть место на Превлаце, обще Светые Горы, глаголемое Ливада, и храм светаго Архиереа и чудотворца Николы, глаголемое Палиокометица, и рекоше: «О Цару, купи нам место сие, за упокоение светаго монастыра, твоему же Царству в вечную паметь, и седини с глаголемим Скорпиа, еже есть купил преродитель твои, освещеныи Сава, от Прота Светые Горы, Кур Исаака, и от всего сбора (Афонскаго) за шесть сть перпер велицех, И приложил светомоу монастиру; и еще естъ монастырь, глаголемии Зиг, що есть дал светомоу преродителю твоемоу, Кур Саве, Царь Греческы, Кур Алексие.» И принесоше хрисовуле за Зиг и за место, зовомое Скорпиа, и аз благо слово всприехь, вид вь ихь оусрьдие кь светомоу моиастироу, и изволи се Царству ми за выше реченнаа места на Превлаце, що има Светаа Гора обще глаголемое Ливада, и храм светаго Архиереа и чудотворца Николи, глаголемое Палиокометица, еже купити ми то и съединити с Скорпинском мегом и с Зигскомь, и приложити Пресвети Владычици нашей Богородици Хиландарской. И абие призвах честные и богоносние отце к себе, и Прота Кур Германа, и поискахь место с любовию. Прот же Кур Герман и весь сбор Светые Горы, свет створше, продаше ми выше реченное место Ливаде и Палиокометицу, храм светаго Архиереа и чудотворца Николи с всем оправданием иси. нори, що има, за .҂аѱѯ. (1760) златиц. Умолих же светы сбор, яко да се потруде и да покажу меге и пределе месту тому, и да съедине с Скорпинском и Зигском мегом, еже и створише, и поидоше с Царством ми до выше реченных мест, и с всакым судом и законом Царскыим изнаидоше меге и синоре (следует описание оных); и иже се обретоше тогда на сбор, записа и тех имена Царство ми в сием златопечатленем хрисовоуле в уведение: честны Прот Светые Горы Герман Иеромонах, Царскые великие Лавры Игумен Акакие Иеромонах, великие и честные обители Ватопеда Корнилие Иеромонах и Игумен, великие и честные обители Иверьские Игумен Харлампие Иеромонах, Ксиропотаму Игумен Павл Иеромонах, Свигмену Игумен Елеферие Иеромонах, Каракалу Игумен Лаврентие Иеромонах, Рушкыи Игумен Иоакум Иеромонах, Дохиару Игумен Ромиль Иеромонах, Ксеинофу Игумен Варлаам Иеромонах, Филофеу Игумен Матфеи Иеромонах, Кастамониту Игумен Паисие Иеромонах, Алупскы Игумен Феодоул Иеромонах, Зографу Игоумен Макарие Иеромонах, Сумеона Петра обытели Максим Иеромонах, Харитонови обители Иоаникуе Иеромонах, Григориеви обители Калистрат Иеромонах, Светаго Павла обители Пахомие Иеромонах, Дионисиеви обители Феодосие Иеромонах. И сие приложи Царство ми и утверди с златопечатным словом, с честным сбором Светые Горы, да есть в область Пресветей Владычици нашеи Богородици Хиландарскои Введению в светаа светых, яко да си има выше реченнаа места никым же повр ждена или отъемлема, ни да светаа обитель Хиландарскаа темеи заповеда от нас и до века. Молю же и вас, его же Бог изволит царствовати по нас, или сын Царства ми, или ин, кого Бог изволит, неповторену быти нашему сему завещанию, не паче потвржденну и исплнену (Следуют заклииание и прещения в обычной форме). В лето 6856 (1317), месеца Декемвриа .в҃і. (12) день, Индиктион .а҃. (1). На Превлаце (то есть, на перешейке Афонскаго полуострова).

† Стефан в Христа Бога благоверны Царь и Самодержец Срблем и Греком и Болгаром.» †

ІІодпись сия киноварью. Хрисовул на пергамете, печать сребропозлащеная на шелковых шнурах.

В третьем хрисовуле того же 6856 года Царь Стефан, поведав, почти в тех же самых словах, как и в двух первых, о приходе своем на Св. Афонскую Гору, в монастырь Хиландарский, и о посещении прочих Афонских монастырей, описыват: подробно посещение Протата и великой Соборной церкви его: «И приидох (пишет он) в великую и сборноую црковь Протата, и обретох честнаго Прота Кур Германа, и поклоних се честнеи и велицеи цркви, и украсих црковь елико мощно, и честнаго Прота одарих и придах кабал злата велицеи цркви, помена ради. Паки взвратившу ми се в свои выше реченный монастырь (Хидандарь), и елико бысть мощно Царству ми, украсих св. црковь свещенными одеждами и сосуди и иними потребами, яко же и прежде мене ктитори и родителе мои ми, светаго Игумена и братство одаровах, яко молитвенники еже к Богу о нашему спасению и державе Царства. И прииде же к ми Игумен Кур Гервасие и весь сбор Лаври Хиландарские, и вспомянуше Царству ми, яко монастирское место окружное имать синоре в многих книгах, а не в едином хрисовоуле, и молим, Царствие ти, не преслушает Царствие ти, Прот и Игоумени Св. Горы и старцы приити и сложити все синоре (межи) в един хрисовул. И не презрех моления честных отец и написах свои Царски лист с молением честному Проту, Кур Герману и преподобним Игуменом и старцем всее обители трудь всприети и приити к Царству ми в монастирь Хиландарь. И они честныи мужие, яко отцы послушливи и чедолюбцы, приидоше, не закосневше, и сказав им моление честных отец Лаври Хиландарские, яко съединити окружние синоре мест монастырских в един хрисовул, Прот же Кур Герман; и вси честныи отцы отвещаше Царству ми: «Все хотение твое, Цару, исплним.» и поискавше место от куду синору почети се, и смотривше, от Южнаго моря к западу зреще от места под Великом Выглом, к Зигю прилежеще, и тамо есть водица мала и трстие, и паки почесмо, где есть водица и трстие исходит на море и идет по краи моря под Хриуметицу и под црковь Георгия на солища, и тако идет краем моря, краем моря, на три брата, що сy три камене у море, и мимо ходи моноксилисте, и паки моремь, морем, по краи право зреще к Леону, доходи на реку Иваницу, и доходит до великаго камене у морю на краю, и от толи к северу право хрилом на делк, и тамо вдрузисмо крсть в дуб, и от толи право на келиища, и ту камень подобн гробу, и на нему вулу положиемо, и от толи право вь брдо на Херово на велики дел, и ту постависмо вулу оу камену, и тако делом, делом, паки низ брдо право на путь сборныи противу пещерам орлим, и под пута на долине камень постависмо и у нему вула. и от толи право преко реки у пещере орлие и паки право на велики хридь (скалу) к северу, на равнии дел, на светую Марину, и от толе слече под планину посреди доходи у камение сбранно, и от тоди доходи на долак на.железныи крест, на сборныи путь, и држи путем, що идет у Свигмен, зрещи к вертограду Свигменскому, и иде странно на црвену землю и на црвени камень, како се ками влая к Свигмену, и идет хридом на Приимь и на Лустру, и мимо ходит сзади цркве Цаинове, и от толе преко уз хрид, право у море; паки от толе морем, морем, мимо ходеще Самарию и пристанище и Св. Георгия, и црковь Св. Симеона, право морем на Св. Андрея, обходеще Стиларь морем, морем, под платию и елу и Св. Еуфимия морем на ловища Оркинарская, на сборныи путь, и от толе сборным путем на велику Виглу, зреще на всток, и ту есть крест от древнее време, и от толе паки на десно к югу Виглу, на велику Виглу, на сборныи путь, и ту есть камень, зовомыи Моливдуза, и от толе низ брдо зреще к югу на равину, и ту есть камень становить, и от толе преко глбока потока у велико блато, и тако право низ брдо к морю на водицу и трстие, идеже и почесмо. Того ради умоли Царство ми преподобнаго Прота Кур Германа и честныи Игумени, и трудолюбезно обшедше место и состависмо синоре в едином хрисовуле, да не имать кто досаждати нашеи обители. И иже се тогда обретоше на сбор, записахмо тех имена Царство ми в семь златопечатном хрисовоуле в уведение последным: честныи Прот Св. Горы Кур Герман Иеромонах, великие и честные Царские Лавры (разумеется Лавра Афанасиева) Игумен Акакие Иеромонах, великие и честные обители Ватопеда Игумен Корнилие Иеромонах, честные обители Иверские Игумен Нил Иеромонах, Ксиропотаму Игумен Павл Иеромонах, Свигмену Игумен Елеферие Иеромонах, Каракалу Игумен Лаврентие Иеромонах, Пандократора Игумен Кон- стантие Иеромонах, Рушкии Игумен Иоаким Иеромонах, Дохиару Игумен Ромиль Иеромонах, Ксенофу Игумен Варлаам Иеромонах, Филофеа Игумен Матфеи Иеромонах, Кастамониту Игумен Паисие Иеромонах, Алупскыи Игу- мен Феодул Иеромонах, Зографскии Игумен Макарие Иеромонах, Симеонова Петра обители Игумен Максим Иеромонах, Катломусу Игумен Иоанникие Иеромонах, Григориевы обители Калистрат Иеромонах, Св. Павла обители Игумен Пахомие Иеромонах, Дионисиеви обители Игумен Феодосие Иеромонах. И сие Царство ми сложи и утверди с златопечатным словом, с честным сбором Светые Горы, да есть в область Пресветые Владычицы нашее Богородицы Хилендарскои Введение Светая в Светых, яко до си имать николи же повреждена, или отъемлема, не да светая обитель Хиландарская теми заповеда от нас и до века.» (Конец обычный). Записах сие и утврди словом златопечатным месеца Априлия .к҃г. (26) день19 в лето 6856 (1348), Индикта .а҃. (1-го).

† Стефан в Христа Бога благоверни Царь и Самодержец Срблем, и Греком, и Блгаром, и Арбанасом.» †

Жалуя Хиландарь, благочестивый Царь не забыл и создание деда своего, Краля Милутина, пирга с церковию во имя Вознесения Господня, и даровал ему новыя метохи, о чем свидетельствует его хрисовул, в котором, между прочим, читаем: «Виде Кралевствое ми благооутробное смышление и потщание и потруждение и подание добро превысокаго Краля все Српские земле и Поморскые, деда Кралевства ми, Стефана Уроша втораго, яже о пиргу, иже в Свети Гор при мори, в нем же есть црквы Светаго Взнесения Господа нашего, Исуса Христа, на месте, рекомемь Хрусия, в области Светые Богородице Хиландарскые, иже от основания его вздвиг и наздав совршии. И Кралевство ми, ревнуе богоугодномоу его потщанию, дарованному приложению, иже, в Господню славу, вздвиженному от него пиргу, паче же и поразумев суету мира сего тленнаго, яко вса мимо ходет, и суща яко не cyщa бывают, по словеси премудраго Соломона: суета сует, вса суета; наставлен же: манем божественные благодати, паче же и вспомянутием о Господе духовнаго наставника и учителя, отца Кралевства ми, баще монастира Пресветые Богородице Хиландарскые, Иеромонаха Андония, предржещаго пирг тогда, и прием его богоугодное прошение, душевнаго ради спасения Кралевству ми, всхоте и Кралевство ми, благаго желания теплотою горе, иже видех недостаточное келии Взнесения Господня пирьгоу испльнити, яко требующу месту потребы, строения ради и братиям ту живущим на утешение, яко да не будет им потребных оскудно, приложи и Кралевство ми келии Спасове, пиргу, малии дар сыи: церковь Пресветые Богородице у Липляны, и Поповы, колици се обретаю своими породицами, и колице полюбе церковь у земли Кралевства ми» да греду свободно. И още приложи Кралевство ми трг у Липляны, да е свеща Матери Божеи, и село под црковь Словине с людьми и с ливадами и с улияником. И се мегс селу Словиню (Следует подробное описние сельских границ). Сии имена людем у сел Словины: и се отроци, кои cy полюбили црквь:….. И планину Млечны отдвыше Сириник, и стлып земле при црквы у Липляни, такожде и у Сухогреле, пол вииограда Гоубавча, и стлп Мрежица, и трии стлпы под путем, кои греде от Бане у Кострц…….. Се людие у Сухогреле:……… И где се обретаю людие келие Спасови пирга у Липляни и у Сухогреле, или инде где, освободи их Кралевство ми от позоба, и приселице, провода, соколарь, псарь, орания, жетве, сенокоше, винограда, градных работ, воиске, и просто рещи от всех работ Кралевства ми малих и великых, и да им несть суда, разве пред Кралем и пред Икономом настоещим, н да работаю црквы законом Светаго Савы, що им повел ва Иконом, яко же есть писано в хрисовули деда Кралевства ми, Светаго Краля, и никто же да дерзнет взети, что есть дало Кралевство ми на име пиргу, и еще что усхощу дати, или что сам старец притежит, или добуде, или испроси от куду год, спроста да нема над тем области Игумен монастырскы, ни баща, ни Иконом, ни Еклисиярх, ни ин никто, ни у купно име, ни у залогу, и никоим образом, ни да старец обладает сим, яко же и дед Кралевства ми пишет в своем хрисовоуле. (Следует обычное увещание наследникам о ненарушениии сего хрисовула, и обычныя заклятия).

† Стефан в Христа Бога верныи Краль.» †

(Года не означено, но как в оном Стефан именует себя еще Кралем, а не Царем, то следовательно до 1347 года.)

Память о посещении Царем Стефаном Сербской Хиландарской обители живет в ней и доныне: по пути от моря к монастырю вам покажут старую маслину, называемую Царскою маслиною, по тому что, по монастырскому преданию, под ней отдыхал Царь Стефан, а в нескольких шагах в сторону от того же пути стенка с прибитым к ней деревянным крестом, означает место, где Хиландарцы ожидали Царя Стефана, для его встречи. Монастырскос предание говорит, что, кроме блестящей дружины, Царя Сербскаго сопровождало 400 всадников, который, в память своего пребывания на Афоне, оставил в Хиландарской Соборной церкви свою боевую хоругвь или стяг, которая цела и доселе и именуется Душановой. Стефан пробыл на Афоне четыре месяца, с 12 Декабря по конец Апреля 6856 года, как видно из пометы на двух его хрисовулах, выданных на Св, Горе. Хиландарцы поведают случаи, означающие достаточно личность Душана и его время. До посещения им Хиландаря, вокруг сего монастыря было не мало уединенных келлий, собственно все монастырское братство состояло всего из нескольких десятков человек. В бытность свою на Св. Горе, в одних из великих церковных праздииков, Царь был удивлен, увидев в церкви болыпое число монахов; узнав же от Игумена, что это келлиоты, живущие уединенно в келлиях, которые приходят в монастырь лишь по болыпим праздникам, Царь нашел, что это не порядок, и, не спрашивая никаких объяснений, немедленно послал своих воиновъ с приказанием разорить до основания все окрестныя пустынныя келлии (кроме скитовъ Св. Вознесения и Троицкаго), говоря: «Мы за тем приложили к монастырю многия имения, чтоб в нем жило «монахов множество», а не для того, чтоб монахи прятались в пустынных келлиях, а монастырь оставался пустым.» Келлиоты, возвратясь в свои пустынныя келлии, и найдя их разоренными, по приказу Царя, волею, или неволею, должны были перебраться на жительство в монастырь.

Примеру Царя, в его расположении к Хиландарской обители, следовали и его вельможи, записывая монастырю свои бащинныя церкви и села, право на владения которыми подтверждалось всякой раз Царскими хрисовудами. Таких хрисовулов в Хиландаре довольно, и все они весьма любопытны; ибо в них часто встречаются подробности, касающияся деятелей этой важной поры, сподвижников и пособников Царя Стефана, вознесшаго Сербское Царство на высшую степень его славы. Так, под 1332 годом (следовательно, в самом начале царствования Стефана Душана) находим его хрисовул, которым он, по просьбе Протосеваста Хреля,20 подтверждает за Хиландарским монастырем, прилежешую им этой обители, церковь во имя Св. Архистратига Михаила в граде Щипу: «И прида Кралевство ми (гласит хрисовул), црковь великославнаго Архистратига Михаила, иже в Щипу граду, его же (т.е., храм) Протосеваст Хреля от основания любовию души создал и украсил красотами црковными, да будет приложена црковь сия монастырю славной државы нашеи, иже есть в Светеи Соре, иже именовася Хиландарь, в паметь Кралевства ми, и в паметь его, яко же изволи се месту сему приложити, иже есть купил место у Щипу граду, или дворища, или воденичие, или винограды, или нивие; и прида Кралевство ми цркви Архистратига от подградия Шипскаго .н҃. (50) люди, и тргь Щипски, и закон подградию: кои cy отроци с коньми, да им есть закон: когда походи Иконом к ораню, или на которую либо работу, а они с ним на конех, да им кони не узимают се, ни под товар да не подлагают се, не ткмо с ними да походет на кое годе дело црковнее; а кои суть без конеи, да орут день есенине и день пролетине, и да пожнут его и изврехут (обмолотят), и ден у винограде да работают. И прида Кралсвство ми селища, запустелы от века, име селищам: Вресть, и Сухогрль, Лесковица, Витьчс, Дренюк, мегя Армасана, с всеми людьми и населени сел тех, что населих их от чужих земель, и селище: Бресток и Калугерица, и полице, и пашище с всеми правинами и мегями сел тех, и село у Ключи Кукаряне с парикы и с стаями их и с всеми правинами села того. И не презре Кралевство ми егово (то есть, Протосеваста Хреля) моление, не утверди и записа Кралевство ми,да будет утверждено и непоколебимо Св. Богородице Хиландарскои.»

В 1344 году Стефан Душан, по просьбе властелина града Струмицы, Рудла, приписал его самаго, созданную им церковь Пр. Богородицы, Одигитрии, и село Боруево к монастырю Хиландарскому. В данном по сему случаю Хиландарю хрисовуле, Стефан (именующий себя Самодержцем всех Сербских и Поморских земель и «честником Гречским странам»), между прочим, пишет: «и освободих Кралевства ми Рудла и людии егов и вса, еже суть уписана в хрисовоуле сем от позоба, и приселице, и поданке, и приплат градских и жупских, и градозидания, и поноса, и провода, и геракара и псара Кралевства ми просто рещи от всех малих и великыих работ Кралевства ми, и над Рудлом да не има власти никто, разве Хиландарь.»

В одной старой рукописной книге (Минее) ХІУ столетия имеется следующая надпись: «В дни превысокаго и светороднааго Крала Стефана, обдржащу областию всею Овчепольскою великомоу Воеводе Оливеру,21 в хоре (крае) Злетовцеи, в месте, рекомом Леснове22 вь монастыре великаго Воеводе вышних сил Архистратига Михаила, у гроба Преподобнаго отца Гаурила, его же (то есть, монастырь) великыи Воевода Оливер сзда и с темели (основания), и свршии, и пописа и всакыми добротами украсив, сосоуды златыми, и сребрными, покова великые иконы сребром и златом, яко же есть лепо дом Божии украшати, подав села и метохие, и пашища, и ливади, и планине, милистиов Кралевов утврдив все синоре, и записав златопечатным хрисовулом, и предаст ю у Свету Гору Богородици Хиландарскои с всаким утверждением. Писа же се книга сия в лето 6850 (1342).» 23 В самом Хилендаре нет хрисовула, касающагося этого приложения, но за то есть другой хрисовул того же великаго Воеводы Оливера, относящийся к церкви Св. Димитрия «у Коченех», которая, вероятно, тоже была присоединена им в последствии к Хиландарскому монастырю, чем и объясняется присутствие этого хрисовула в Хиландарских актах.24

К тому же 1342 году относится хрисовул Краля Стефана о пожаловании Иконому Хиландарскому, старцу Иоанну Ходчскому, за его верную и долговременную службу обители Хиландарской, церквы Св. Николая Мрачскаго, въ пожизнное владение и неотъемлемое пользование. Этот замечательный, по своей особенности, хрисовул гласит следующее: «Изиаиде Кралевство ми црквь Светаго Николи Мрачскога, в време то слоучившу се старцу, иже от Светых мест старец Иоан, Иконом Ходчскыи; и да му Кралевство ми црквь ту Светаго Николи, да си облада Иконом Иоан црквом том, и с сельми всеми, що се находи у цркве те, до негова живота, за егово дрзновение, понеже вид в Кралевство. ми егово поработание дому Пречистые Владычице Госпожде и Богородице Хиландарскые, иже есть в Афон, с трудом и всакым поспехом, наипаче и с смирением, да му есть до живота у помен и за душу Кралевства ми, и да есть вину под область Светогорску, у послушание Игумену и всеи брати Светогорскои, а Игумен и братие да га не поткну с онога места, що му есть Кралевство ми записало, до егова живота, разве да си се дохрани старец Иоан до смерти свое у цркви те Светаго Николии, паче и елико се находе людие у цркве те, да га слушаю с всакым страхом Кралевства ми, како и всакога Господаря Игумена о всех работах, що кому заповедуе црковныих и Кралевства ми, не токмо о работах, но в всаком исправлении црквном, како и сущега старца куке (двора) Кралевства ми, и брата Хиландарскаа….. И сие записа Кралевство ми у Мораве преге Спасова дне, в лето 6850 (1342), Ендиктиона .з҃. (7-го).

†Стефань в Христа Бога верни Краль всех Српских и Поморскых земль.» †

Царь Стефан Душан скончался в 1356 году; смерть застала его в поле, во время войны с Греками, когда он, владевший уже значительною частию Византийской Империи, готовился увенчать свои успехи взятием ея столицы. Ему наследовал сьн его, Урош V, Неманич X и последний, второй Царь Сербский (1356–1367). От его царствования остался в Хиландаре лишь один хрисовул, которым он утверждает приложения, сделанныя сей обители детьми Севастократора Бранка: «Приходи (пишет Урош в этом хрисовуле) к Царству ми всечестни старцы Светые Горы Афона Роман, син Севастократора Бранка,25 и успомену Царству ми, како се есть зговорил (с) своим братом Грегуром и Влеком, и како да приложе от свое бащины цркви Св. Богородици Хиландарскои; и за успомен тои всечестнога старца Романа своом братом, дарова му Царство ми си светли хрисовул Царства ми, и записа му Царство ми црквь бащину Св. Архангела с треми селии: с Трстником, и с Бежа- ники, и с Тушилом, и селищем, що есть дало било Царьство ми Севастократору Бранку, с Худинами, о чеса есть житье у Бугаре побегл, 26 а под црковь свету Богородицу Хиландарску, и како есть Царство ми иним светим и божественим црквам записало и утвердило хрисовуле, по тому жде образу и снези цркви светои божественное записа и утверди Царство ми Светои Богородици Хиландарскои (следует обыкновенное заклинание)… И сис записа се и потписа и утверди образом и знамением Царства ми в лето 6873 (1365), Индиктиона .г҃. (3-го), месеца Марта .а҃і. (11) дньоу.

† Стефан Урош верни Царь Срблем и Грком. †

Повелением Господина Светаго Цара Логофет Деян преручи у Прищине месеца Марта .а҃і. (11) дну."

Сами же Бранковичи, Гюрг (Юрий) и брат его, Влек, сыновья Великаго Севастократора Бранка, Господина граду Охриду, пишут в своем хрисовуле, что они, по просьбе их старшаго брата, монаха, приложили Хиландарю церковь Св. Архангела с селами: Трстеником, Бежаники и Тушилом. Влек же, сверх того, приложил села, прилежащия к Трстенику, именно: Баницу, Врбовц, Щучинце, Мугиваре…»

Еще Стефан Душан разделил свое Царство на восемь Воеводств, почтив начальников сих Воеводств разными почестями и санами. Сильный умел держать их в повиновении, но, при слабом сыне его это разделение и усиление власти областных начальников обратилось во зло: Великие Воеводы, пользуясь слабостию своего Государя, стали управлять Воеводствами почти самовластно, и, таким образом, еще при жизни последняго Царя из дому Неманичей, погибли разом плоды усилий прежних Сербских Кралей и Царя Стефана, то есть, Сербия распалась на уделы и, вскоре за тем, терзаемая внутренними усобицами, сделалась добычею сильнаго врага: Урош V убит 2-го Декабря, 1367 года, во время охоты, одним из Сербских властелей, которому он более всех доверился, Кралем Вукашином, на Косовом поле, недалеко от Неродимли. Но убийца не долго пользовался плодами своего злодеяния (1367–1371): в 1371 году он сошелся с Султаном Муратом на реке Марице (Моравице), возгорелся лютый бой, на котором пали: Кесарь Углеша и Гойко Меринявчевичи, братья Вукашины, а Вукашин хотя и убежал, но был убит на пути, во время отдыха, своим слугой.

По смерти Вукашиновой Турки присвоили некоторую часть его земель, а над остальною владел старший сын его, Марко Кралевич, известный богатырь Сербских песен, который сидел в роде Прилепе и провозгласил себя Кралем. Он не хотел подчи- ниться Князю Лазарю Гребеляновичу и был с ним в войне. Марко остался Сербским юнаком (витязем) после несчастной Косовской битвы (1389г.) и, вместе с другими удельными владетелями Сербскими, сделался подручником Султана Баязита и, как увидим ниже, погиб, сражаясь в войсках его, в 1395 году.

В числе Сербских вельмож Царя Стефана был Севастократор Деян, котораго Царь Стефан именует, в одном из своих хрисовулов, «достоверным, о Господе любимим и всесердечным своим братомъ» (см. ниже). Он был женат на родственнице Царскои27, вероятно, на сестре СтеФана, которая по сему, овдовев, в своих хрисовулах называет себя не иначе, как «Госпожею Царицею» Евгениею. 28 У нея было два сьна, Драгаш и Костандин, также дочь Теодора.29 При Царе Уроше V Деян был Логофетом, a по смерти его самаго и Царя, вдова Деяна с своими сыновьями управляла самовластно своим уделом, имея пребывание в городе Струмице,30 что показывают их хрисовулы разным Афонским обителям, которыми они подтверждали этим монастырям права на метохи, находившиеся в Струмскои области на р. Струмице Стримоне), пожалованные им прежними Сербскими Кралями, и прилагали новые от себя лично.

Еще в 1349 году, по просьбе Севастократора Деяна, Царь Стефан Душан дал ему свой хрисовул на села, приложенныя Деяном к устроенной им в своей бащине (отчине)., церкви Ведения во храм Пресвятыя Богородицы. В этом хрисовуле Царь Стефан, воздавая благодарение Господу Богу за милости, излиянныя на весь род его, начиная с прадеда его, Великаго Жупана Немани (Св. Симеона), говорит: его же молитвою и помощию сподобльшу се быти спаследнику того добрым делом, мне, первому благоверному и Богом поставленному Цару Стефану, обновльшому первыи Царскыи венец Сербскои н Поморскои земли, и царствующу ми землею Гречскою и всему Поморию и всем Западныим странам и всему Дису, и веселещу ми се о Бозе с всеми велевозможными под рукою моею, и перви чести вздающу ми светыим и божественныим церквам, потом же властелом и властеличикем, инем прочим записовани хрисоволе и милости словеса Царска, яко ни чесому же вр ежденну быти. Потом же образу Царску и сиему таковому достоверному и многолюбимому и всесердечному и брату Царства ми, Севастократору Деяну; и како успомену и говори Царству ми о своси церкви, кою есть созидал у своеи бащине, у земли Жегликовскои, a у месте, рекомом Архилевида, в име Пресветые и Всесветлые Чюдотворице Матере Боже Введение, иже в Светаа Светыих, еи же изволивши тако быти храму ее; и поиска на Царстве ми брать Царства ми, Севастократор Деян, приложити села своа бащинна, коему есть записало Царство ми, нему и неговемь децам у бащину, и за помилование Царства ми Матере Божие, иже воздвигши от одра болезненаго, изволих принести дар сыи к тебе, Богоматери. Тем же и Царство ми, зговори се с благочестивою и Христолюбивою, превысокою Августиею, благоверною Царицею Кура Еленою, Царицею Царства ми, и с богодарованым и превозлюбленым сыном наю, Кралем Урошем, и с Господином и Отцем нашим Преосвещенныим Патриархом Срблем и Греком, Кур Савом, и с всеми Митрополити и Епископыи и Игумены и с властительми всеми, малыми и велицеми, м с всем сбором Србскые и Поморскые земле Гречкые, и дарова и записа Царство ми сыи всесветлый хрисовол Царства ми Матери Божией Архилевской, и за все правоверно и сердечное поработание Царства ми Севастократора Деяна, всесердечным желанием дарует и записует Царство ми Матери Божеи Архилевской метохию сию: село Подлешане с мегями и оттесы и правинами села того; село Руизворь с мегями и оттесы и правинами села того, село Ругинци... село Мокра Поляна; село Арбанасы… село Боиковци… село Другошевци… село Маисторие, селище Маисторие Крупници, селище Вильска, селище Врдунь, селище Калуяневци, селище Денково, селище Враче, сслище Седларь, селище Мекша; село Глажня с мегями и отеси и с правинами села того. И за сиа села вса успомену брат Царства ми, Севастократор Деян, яко да си утеше меге куде cy сим селищем, и такози повеле Царство ми, да поге (поде) сам с вещиими людьми, да ю теше, и утесавши да принесе Царству ми, и Царство ми записа меге сие сим селом всем, понеже суть у единотес. (Следует указание границ и обычное заклинание наследником о ненарушении сего хрисовула). Села освобождаются «от всех поданк, малых и великих и от всех владущих, разве да си облада сим метохом црковь, а ин никто же. В лето 6857 (1349), Индиктион .і҃. (10-й).

†В Христа Бога благоверныи Стефан Царь Срблем Греком. †

И писа се сие повелением Благовернааго Цара Стефана у Скопии.»

А под 1379 годом находим в Хиландарской обители хрисовуле, писанный по повелению вдовы Севастократора Деяна. «Госпоге превисоке Царице Српскея, Кура Евдокие, и сына ея, Господина Костандина, 31 в граде Струмице: Я, благочестива и Христолюбиваа Госпогя Царица Евдокиа и с превозлюбленним и всесердечниим сыном Царьства ми, Костадином, потщаемо се елико по силе нашои дари и чести приносити светим и божественим церквам, в них же образ Господа Бога Саваофа по вчеловечению написует се, тем же и ми, раждегше се божественою любовию, изволисмо предпосилати и дарове даровати Господу Богу и Пречистои того Богоматери, от нихе же ни есть даль наипаче больше и любезнее храму Пречисти Богородице, изволисмо, иже в Светеи Горе Афона, в месте, рекомом Хеландаро, ведуще не дрзновение к Сину своему, Владици нашему, Христу, о содеяних, ни умолити Владику Христа. Темже и ми припадаем к храму и приносим с усердием сие дари: церковь нашу бащинну Богородицу, иже в месте, рекомом Архилевица, тако и с всом обителиу и ризницом тези цркве, и направами всеми, и с всеми сими по имену сели и заселци: село Архилевица, село Колицко, село Ругинци, село Извор, село Подлешане, село Бела Водица, село Литияница, село Мокра Поляна, село Глажня, село Домановци, село Гокшинци, село Гояновци, село Станчикя, село Злокукяне, село Деиковци, село Крупници, село Скрлинци, село Тудорци, село Другошевци и с всеми синори и мегями, яко же записанием златопечатним утверждено имать от Господина ни светопочившега Цара Стефана, такожде и с црквом, коя есть у Велбужду, рекомаа Госпогиново Поле и село Козница Кричяновска… село Строиково и у Архилевици другую нову црквь скораго помощника Св. Николе у Норчи, такози и с половином тогази селища Норчя, и с всеми виногради, и с пивием, и с млином, и с ливадами у Прешеве тези цркве, яко же имать приложено от мниха Неофита, рекомааго Германа, егда и сздана бисть ниме... Людем же церквним устависмо закон, да дае всяки них угодищи три дни ораниа, а на лето да този прикупляю у житницу, яко же есть обичяи и прочимь метохиам, винограде црквне да обработаваю, по селех же примикюрие, кои сy, да последуют с коими Игумна, яко же хощет, а прочии да понос црквни принашаю на Струму (реку), посол же церквни примикюрие иа коних да исправляю, а вси да даю церкви овчии десетк, Трмчани, и да даю на зевгар (супруг волов) по .д҃. (4) кбле жита, а ине работе и поданка да не маю. И такози дарова Царство ни сия вса храму Пречистеи Богородици Хиландарскои, и утвердисмо знамением и белегом Царским и вместо злата своероучно сие подписасмо имени нашими… В лето 6887 (1370), ендиктион .д҃. (4-ый).

† В Христа Бога благоверни Господин Констадин. †

Повелением Госпоге превисоке Царице Српске Кура Евдокие и Господина Костандина, я, Харитофилаковик Дмитр, писах у граду Струмици.»

С 1371 года начал владетъ Сербским Царством, и признан от большинства удельных его владетелей, Князь Лазарь Гребелянович, женатый на Милице, праправнук Стефана Немани; в 1375 году, когда Турки уже овладели Романиею, частию Македонии, Фессалиею и Болгариею, Князь Лазарь, опасаясь, чтобы не последовало того же и с Сербиею, заключил с ними мир, обещавшись платить им дань и давать в помощь 1000 воинов. В 1376 году Лазарь перенес свою столицу в Призрене, где венчался па престол, как делали все Неманичи, и провозгласил себя Самодержцем Сербским, подписываясь, впрочем, и после сего лишь «Князем.»

Памятью благочестиваго усердия Князя Лазаря к Хиландарской обители остается хрисовул eго об учереждении в сем монастыре больницы, на содержание которой он приложил монастырю и сколько сел, с тем, чтобы учрежденная им больница получала ежегодно от обители: «сто онгии измеси в потребу, иже ту в немощех страждущих»; «Мысленим светом озаривше си мисль, будущаа предзреше божествены Пророци, тем же и Давид велегласно глаголааше: приидут вси езици и поклонетсе пред тобою, Господи; его же собитие зреще, еже от език цркви, яко же багряницею Царскою одеявши се, кровию Владичею, еже от ребр истекшею, радующи се, красует се, и повелении соблюдением надеждею укрепляет се, будущее ради жизни всприетию, си же славе и чести вожделех наследник бити азь, в Христа Бога благовернии и самодержавни Господин Срблем и Подунавию, Стефан Кнезь Лазарь, и прииде к Господствию моему честнеишии в иноцех Кур Герасим, и вспомяну Господству ми за больницу, иже в обители Пресветые Богородици Хиландарскои в Св. Горе Афона, от иже тамо в немощех слежащих светиих и честниих инок, яко да мною восприимут утешение и покои, благоприету же ми сему вспоменутию бывшу и любовию к светым и божьственныим црквам раждигаем, и с светом всечестнаго отца Игумена и все братие, вспоменутие Кур Герасима исполних сице, яко да се дае у больницу Хиландарску на всако лето сто онгии от монастира Хиландарска измеси в потребу, иже ту в немощех страждущих. Сего же ради дах от Господства моего обители Пресветые Богородици Хиландарскои село Ельшаницу Гюрга Ненишикя, с мегями и с заселци и с всеми правинами села того, а заселк му Толановина, а заселк му Гюргево, на чем cy седели кртеше, и заселк му Ресник и село Ельшаница Градислава Тепчие и с церковию и с мегями и с заселци и правинами села того, а заселк му Грабец, а заселк му Гриби, и заселк му Шиконе, и заселк му Ошляк, и заселк му Звиздали, и заселк му Слатина. Сиа вса приложи Господство ми обители Пресветые Богородици Хиландарскои, вспоменутием Кур Герасима и з зговором отца Игумена Кур Неофита и всеи братие Лавры Хиландарские, яко да се дае непресекомо на всако лето больнице Хиландарскои сто онгии. Сие же мое малое приношение, иже дах и писанием подобнем зде више уписах, никим же неотьемлемо в просвещение храму Пресветые Богородици Хиландарскои и в упокоение, иже ту в немощех живущих св. и честных инок, мне же в помен вечныи и благословение, яко да молитв их ради всприму прощение многих ми согрешении, понеже аз видев, яко ничто же плзова прежде нас бывших Господь земльное богатство, понеже от них взеше се и иним преподаше се, точию от сих чают восприети, еже Богу вручише. Сим и аз ревнитель бих и принесох малое сие приношение, яко же она вдоваа две лепты, иже от Тебе неизречено родшему се. Кто ли дерзнет отсть что oт сих выше писаных мною, да разорит его Господь Бог… В лето 6888 (1380), Индиктион .в҃. (2-й).

† В Христа Бoгa благоверни Стефан Кнезь Лазарь.» †

В 1389 году, Июня 15-го, произошла кровавая Косовскаа битва, в которой погибнули оба соперника: Князь Лазарь и Турецкой Султан Мурат.

С 1389 по 1406 Царица Милица, вдова Лазарева (в монашестве Евгения), и Стефан Лазаревич, ея сын, управляли совместно. Сын Мурата, Баязит I, оставил им владение Сербской землей, но под тем условием, что Стефан должен участвовать с своим войском во всех войнах Турецкаго Султана и платить ему ежегодную дань. Сильнейшим по Стефане из Сербских властелей был Вук Бранковичъ, 32 женатый (с 1363 года) на сестре Стефановой, Маре. Вук Бранкович умер в 1393 году, будучи отравлен в Царьграде; у него осталось три сына: Григорий или Грегур, Гюрг (Юрий) и Лазарь. В Хиландарском монастыре сохранился хрисовул. Влека Бранковича 1393 года, из котораго видно, что он был уже в это время данником Баязита, и хрисовул его вдовы, Мары, с сыновьями Грегуром, Гюргом и Лазарем (1393–1414).

К этому же периоду (до 1407г.) относятся и два Хиландарских хрисовула «благоверной монахини Евгении (вдовы Князя Лазаря, Царицы Милицы), с богодарованными ей сыновьями, Господином Кнезем Стефаном и братом его, Господином. Влеком. 33 Вот эти хрисовулы:

1-й раздел

«По изволению и милости Владики моего, сладкаго ми Спаса Христа, и по пренеизреченному его человеколюбию, яа, раб Владице моему Христу, Вльк, сын Севастокртора Бранка, унук Младена Воеводе, пишу, да есть ведомо всакому чловеку, како сложих мир с Турци, и приложих се великому Господину Цару Баязиту и сложих с нимь мир. И кда сложих с нимь мир, расписах землю всу, колико есть в области моеи, како кемо плакяти данк Турком, и тдаи (тогда) прииде к Господству ми всечестни старец Хиландарски Кур Гервасие посланием светаго монастира Хиландара, и положих Хиландарску метохию, колико есть в области моеи у метохие Хиландарске .с҃. (200) унгии, и този узех на себе, да яа тои от себе плакям Турком од мое кюке докле есмь яа жив, а метохия Хиландарска да есть свободна од тогаи данька, да не дава ни ща. И сиюзи милость учиних яа, Влек, Пречистои Матери Божиои Хиландарскои, како да есть сие мое записание тврдо и непотворено метохи Хиландарскои до мога живота и докле давамо дани Турком, и по мне, его же изволи Бог и Пречистаа Мати Божия Хиландарска господовати землею сиею, или кога от сынов моих, или от сродник моих, или кога любо, молю и запрещам сему непотворену бити, не паче подтверждену метохии Хиландарскои... не приложити данка на Хиландарску метохию, токмо .с҃. (200) унги. Повелением Господина Влека Лукч писа у Приштине месеца Ноемвріа .ка҃. (21) день, в лето 6901 (1393).

Ва Христа Бога благоверныи Влек Бранковик, Господарь Серблем и Подунавию.»

2-й раздел

«По пренеизреченному милосердию Владики моего преблагаго Христа, аз; раб Христу моему, Грегур Влековик, и братьми, Гураг и Лазарь, и благочестиваа и Христолюбиваа Госпогя и мати наша, Мара, пишемо в сведение всем, како приидоше к нам старец от честные и Царскые Лавры Хиландарскые, Кур Симон, и Кур Фефан, и Григорие, и исповедаше нам о нужди монастырскои, како cy им Турци метохие поузимали, а друге попленили от междоусобные рати. Мы о том свещавше се, и видевше вса краснаа мира сего, яко сень мимоходеща, и прежде нас бывших Господь, Царь же и Краль, многими леты господствовавших и без памети бывших, единех же паметь имущих, иже добраа дела створших и божьственные церкви вздвигших, тем же и мы, сим ревнующе, противу силе нашеи и принесохом Матери Божией Хиландарскои малое сие приношение: село Ориховац с виногради, с нивами, с ливадами и с всеми мегями и правинами села Ораховца от века и от Цара Стефана даныи. И се мегя Ораховцу (следует подробное описание границ)... да сия вса держит. Хиландарь неотъемлемо до века, и молимо и запрещаемо, его же Бог изволит по нас господствовати сею землею или от сродник наших, или от иного племене, сему неотьемлему быти Матери Божиеи Хиландарскои, не паче и подтверждену, яко же и мы, видевше записания прежде нас бывших Господь Царь и Краль, не потворисмо, не паче и подтвердисмо. Кто ли дерзнет (следует обычное заклинание)…

†В Христа Бога благоверны Господин Грегур и Господин Гураг и Лазарь, и Госпогя мати их Мара.» †

3-й раздел

«Мсельним светом озаривше си мысль, будущаа предзреше божествены Пророци, темже и Давид велегласно глаголааше: приидут все езыци и поклонет се пред тобою, Господи. Его же сбитие зреще, еже от езык црквы яко багряницею Царскою одеявше се крвыю владычнею, еже от ребр истекщею, радующи се, красует се, и повелении сблюдением надеждею укрепляет се, будущее ради жизни всприетию, си же славе и чести вжделех наследник быти, темже и аз благовернаа монахы Еугениа и с богодарованними сынови моими, Господином Кнезом Стефаном, и Господином Влеком, и како прииде к Господству ни всечестны Игумен Хиландарски Ку р Григорие, и с честными старци светаго места того, старец пирга Василиева, иже на мори, Феодосие, старец Герман Илиик, старец Макарие, Поп Феодосие, и вспоменуше Господству ни за пирг Василиев, иже на моры, Взнесениа Господня, како да приимут от нас помощь и утешение место то и живущиих в нем честных инок. Благоприетну же нам сему вспоменутию бившу и любовию к светым и божествным церквам раждигаеми, и с светом отца Игумена и братие вспоменутие исплнисмо, и о томзи, елика попроси старец пирга Василиева, Кур Феодосие, на Господству ни, и приложи Господство ни пиргу Василиеву село Ливочю на Бинче Мораве всеми правинами и отеси села того, яко да си имают този село, яко сущу свою бащину, никим не отьемлемо, в просвещение храму Взнесениа Господня и в покои иже тамо в нем живущих светых и честных инок, нам же в помен вечны и в благословение, яко да, молитв их ради, всприимем прощение могих ни сгрешении, понеже и ми видевше, яко ничто же пользева прежде нас бывших Господь земельное богатство, понеже от них взеше се и иным преподаше се, точию от сих чающе всприяти, яже Богу вручише. Сим и мы ревнителе быхом и принесохом малое сие приношение, яко же она вдоваа две лепты, иже од тебе неизреченно рождшму се. Кто ли дерзнет отети что от сих выше вьписаних нами, да разорит его Господь Бог (Следует обычное запрещение). И вспоменуше и еще Старци Господству ни за меге, що им узел Никола Гоисалик од Ливоче, и посла Господство ни Влека челника и стариннике, да им одтешу меге. (Следует определение границ села Ливочи).

†В Христа Бога благоверны Господин Кнезь Стефан и брат му Господин Влек.» †

4-й раздел

(Начало, подобное предыдущему). «Аз, в Христа Бога благовернии Господин Срблем и Посавию и странам Подупавским, Кнезь Стефан, и с благочестивою материю моею, Кнегином Милицом, и с превзлюбленниим братом си Влеком. И како приходи к ми из Хландара честнейшии в инокох старец Кур Герасим, и с ним честни старци Хиландарци Кур Иаков и Поп Кур Сульвестр и Сумое, Игумен Орашчкии, и успоменуше ми за црковь у Ибру Введение Светаа в Светих, бащину Обрада Драгоилаликя, како ю бил обрекл Хиландару и у хрисовоул уписал, а не издал, и изневери Господству ми Обрад, и за негову неверу узех му, и дах негову бащину властелину мому у пронию (поместье), и видех потруждение и усердию моление Хиландара и честниих старец, и приех моление их и зговори се с Госпогом и майком ми, Кнегином Милицом, и с Господином ми Преосвещенним Патриархом Кур Данилом, и с Митрополити и честними Игумени и властели моими, и приложих црковь Введение Светаа в Светих, Пречистой Матери Христа Бога нашего Хиландарскои, яже есть в Светеи Горе Афонсцеи, покрову и утверждению Християнскому и моеи теплои предстательници и помощници. И сиа села приложих с церквом: село Кукань, заселк му Чаетини, село Щипчино, заселк му Новосели, село Присопник, и у Хрущах три засельци, тако и с улиянци. И сиа вса кждо с своими мегями и правинами сел тех, що си cy имала из начела. И видев Господство ми записания и утверждениа Светих Краль Српских и Цара Стефана и Господина и родителя ми светопочившега Кнеза Лазара, како им су учинили милость и хрисовули утвердили такожде и аз, по милости Божиой, благовернии Господин Срблем, Кнезь Стефан, створих им милость и записанием хрисовула утвердих, да им несть воиске, ни мои кефалия да не влада над ними, ни да им есть сокя, ни кое работе ни е, токмо да им есть, како и иним метохиям Хиландарским, и да им не инде суда, токмо пред Госпоцтвом ми, или пред Патриархом. И сие приложихом Богу в славу и в дар Пречистей Богородици, и в помен вечни и душевную пользу себе и родителем моим, светопочившему великому Кнезу Лазару и матери ми, Кнегини Милици, и взлюбленному ми брату, Влеку. И молим ти се прилежне, Пречистая Богородице Дево, рождшия Христа, Дара и Бога нашего, умоли его благоугробни, можеши бо, сликаа хощеши да милостив будет нам и небесному царствию сподобит ны в будущем веце. И его же Бог изволит по нас госпоцтвовати Српскою землею, того, яко Господина и брата, молю, сиему записанному и неповториму бити, не паче и креще потвержденну бити большим.» (Далее следует обычное прещение и заклятие. Год не означен, но, без сомнения, между 1403–1405).

В 1406 году, по смерти вдовы Лазаря, Княгини Милицы (в монашестве Евгении), сы ея, Князь Стефан Лазаревич, венчался на Царство, приняв титул Деспота, и правил до 1427 года. Находясь в Константинополе, Стефан Лазаревич женился на Елене Кантакузиной, но детей у них не было. От правления Деспота Стефана осталось в Хиландаре два хрисовула: один без означения года, а другой относится к 1411 году:

5-й раздел

«Милостию великаго Господа моего, Исуса Христа, ходатайством же Пресветые Богородице и молитвами Светх ми Господь и отец и прадед и хтитор Сумеона и Савы, благоверныи Деспот, Стефан, Господин всем Срблем и Подунавию, и великаго Царскаго монастыра Србскаго, сущаго в Светей Горе Афонсцеи хтитор же и внутреныи. Аз от юностнааго ми возраста и младих моктеи, Богу смотрением вса на пользу мне творещу, в могыих злолютныих и нестерпимих искушениих, паче же cмртех попуще бысть, имже сведетеле и слышателе небесные стихии и вмале не вса уселеннаа, и от всех избави ме Господь, не еще избавит. Не в сих что хотеше бити, и что хотех пострадати, да речет се. В темных бо сих облакох, к солнечным светлишиим зарамь, добродетелем, глаголю, отца моего и Господина, светаго ми Кнеза, едва и с нуждею взирах аз и сущии к области моеи; аще бо и что ревновах подобити се ему, не с Нуждею и извне кротости oт тщеты, тиха бо датель любить Богь, яко же рече божественныи Апостол. Ныня же скровища великаа благости Божие отврзоше се нам, и смирихом се и почихом, и облацы темныи разступише се, и всия нам солнце, и речем с Апостолом; се время благоприятно, се ныня день спасения, и обновише се острови и ново небо и нова земля ми, по Исаии. И аз взблагодетен Богу и бых и еще буду, благодети Светаго Духа и поспешствующи. Елма же Самодержец и Владика отечскому жребию и широтам Србские земле вверен от Бoгa, венчах се и отечским добродетелем ревнуе. И в сицевом устроении сущу ми и устаменении, в то время приидоше к мне от честнаго ми монастыра честнеишии в инокох старец Кур Иоанн, и честнейши в священноинокох Поп Кур Феодор, и вспоменуше Царству ми скорбь зельную монастирскую, отсечения ради Новобрдскааго доходка, его же приложи и сплняше с радостию монастиру родитель ми и Господин светыи Кнезь. И се Царство ми смотрив, не благоволих лишену бити моему светому монастыру Новобрдскаго обилия, его же Царству ми земля божественным повелением богатне дароносит. И изволих да взимает монастир на годище сто литр сребра, в славу и в честь Пречистей Владычици нашеи Богородици Хиландарскои, и преподобних и богоносних отец наших Сумеона и светителя Савы, ихже заступлением и молитвами светых отец, живущих в Светей Горе Афонсцеи, всеблагыи Бог да смирит и утешит нас утешением неоскоудныи. Аминь. (Далее следует обычное обращение к наслникам о ненарушении сего хрисовула и заклинание и прещение на дерзнувших на сие).

† Милостиею Божиею Господин всем Срблем и Поморию Деспот Стефан.» †

6-й раздел

«Вишнюю славу улучити желающе, божествных Егангелскых заповедеи делателие, светло в уме вы приемше закона Господня достохвальное поучение; аще бо любите ме, рече, заповеди мое сблюдете, яко же различными добродетельми, яко раискими цветци, украсивше се, достолепно потекоше в след благооухания божествнаго разума, Елици бо духом Божием водими суть, си суть сынове Божии, сего ради вдварають се в свете невечернием, т бо сам рече: идеже есмь аз, ту и слуга мои будет. О сих древле велегласно вещаше велики иже в Пророцех божествены Давидь, глаголе: блажени вси боещеи се Господа и ходещеи в путех его. Сим же славе и блаженству вжделев наследник быти азь, иже в Христа Бога благоверны Господин Срблем, Деспот Стефан, приложих светому монастиру, обители Пречистые Владычице наше Богородице Хиландарскые, иже в Светей Горе Афонсцеи, села конь (близ) Новога Брда: село Црешня с всеми мегями и правинами села того, що е било из начела, село же сие сице есть: Конинци, и Зацрквяне, и Ширци, и Рухотинци, и Модра Глава, и село Крилева с всеми мегями и правинами села того, и с Крилевом: Милоевци и Глоговица, и ся с всеми мегями и правинами сел тех. И сия сицевим образом приложи Господство ми светому монастиру Хиландарскому, яко да има Господство ми в монастири шесть адрфат (братских мест с полным содержанием на 6 человек) и келие Герасимовске, що то с и прежде имало Господство ми. И сие келие с лозием и с кипуриами (садами) и с вагенариями (дровениками) и с всем оправданием, що то е; и досьда (до сих пор) било Господства ми. И од овехзи више реченных адрфат да е вольно Господство ми отдати две адрфат кому ми вольно од моих калугер, и пo преставлени онехзи двею брати, кои сy ели онази адрфата, вину да има Господство ми од монастира исплн шесть адрфат свободнех; и паки да их семь волн отдати кому ми годе. По случаю же, егда придет ми обща смерть, да имам од монастира за овази адрфата сицеви помен по уставу Светыих Отец годищни помен, на всакы помен да се вари пшеница; и да се отпева пo десеть литургии, и да се дава всои брати прилевк (приварокъ), и освен (кроме) поменных литургии да ми се отпое до четиридесеть (т.е., до истечения сорока дней по смерти) сто литургии, и свршившу се годищу да се поминам како то хтиторие и братия монастирска. И сия више реченна села сицевим образом приложи Господство ми, и сице освободих од работ Господства ми: од грагения кук (хижин) и дворов, и от понос, и от позоба, и от сокя, от престоя, и од жировнице, и од чбрине, токмо воинице и данка Господства ми, и више сиеча, аще повели Господство ми, и кое ради нужде да уработаю, що им реку, да повели Господство ми Икономоу црквному, да им запове, а ин никто да им неволен заповедати… И написа се си хрисовул и дасть се цркви Царьскые обители Хиландару в лето 6919 (1411), Индиктион .д҃. (4-й), месеца Иуниа .и҃. (8), у Ягоднои.

† Милостиею Божиею Господин всем Срблем и Подунавию Деспот Стефа.» †

В 1427 году скончался Стефан Лазаревич, первый Сербский Деспот, и, не имея ни детей, ни братьет (погибших в 1410 году). он усыновил своего роднаго племянника, Гурга (Юрія) Бранковича (сына выше упомянутаго Вука Бранковича и Мары, дочери Князя Лазаря, сестры Стефановой), который, вступив на престол Деспотский уже на 60-м году своей жизни, правил с 1428 по 1457 год. Он был женат на Ирине, сестре Иоанна и Константина Палеологов, и имел от нея трех сыновей: Гергура (Григория), Стефана и Лазаря. Венчался па Деспотский престол в 1435 году венцом, который прислал ему в дар Иоанн Палеолог. Столицею его было Смедерево (Семендрия), по чему он. и прозван Смедеревцем. Странно, что от продолжительнаго правления Деспота Гюрга (30 лет) не уцелело в Хиландаре ни одного хрисовула, тогда как из его хрисовула Шимену (Есфигмену) 1430 года известно, что Гюрг был на Афоне с своею супругою, Ириною, и записал этому монастырю 50 литр сребра ежегодной милостинной дачи, а Русской Пантелеймонов по благодеяниям считает его в числе своих ктиторов. Из этого необходимо следует заключить, что Гюрг благодетельствовал и Хиландарю, но хрисовулы его утратились. От его времени осталась лишь в Хиландпре грамота современнаго ему Сербскаго Патриарха, Никодима II, 1450 года, которую мы помещаем в Прибавлениях.

Гюргу наследовал младши сын его, Лазарь Гюргевич, женатый так же на Гречанке от племени Палеологов. Он Вступил на престол по кончине своеи матери, Деспотицы Ирины (1457), смерть которои Сербские летописцы приписывают ему, но вскоре, а именно в 1458 году, умер от страха, узнав, что Султан Махмет готовится напасть на Сербию.

В 1459 году Сербия подпала совершенно власти Турок, которые увели из нея множество пленных и добычи, а Деспотица Елена (жена Лазаря Гюргевича) бежала в Угрию и поселилась в Среме, в городе Купинике, где жила до вторжения Турок в Срем. В числе хрисовулов Хилаидарских есть один, писанный Деспотицею Еленою, в месте своего последняго пребывания, 3435 в Будиме (Будине или Офене), в 7010 (1502) году, из чего надобо заключит, что она дожила до глубокой старости (в 1502 году ей должно было исполниться 86 лет). Вот этото хрисовул:

«Боже великыи и вышныи, иже в Светеи Троици покланяеми, иже в свете живии неприкосновенне, един имееи безсмерстство, Владыко вьсачьскыих, Господи небесе и земле и всакое твари выдимие и невыдимие, седей на престоле славы и и призирае в бездны, безначелне, невыдимие, непостижиме, неописане, неизменне, Отче Господа нашего, Исуса Христа, великааго Бога и Спаса, упованиа нашего, иже есть образ Твоее благости, печать равнообразна, в себе показуе Тебе, Отца, Слово живо, Бог истинный, превечнаа премудрость, живот, освещение, сила, свет истиныи, имже Дух Светыи яви се, истинный Дух, сыноположениа дарование, обручение будущааго достоаниа и начетк вечныих благ, животворещиа сила, источник светыне, им же вса тварь, словеснаа же и разумна, укрепляема, тебе служит, и тебе присносущее взсылает славословие, яко всаческаа работна тебе; тебе бо хвалет Аггелы, Архаггелы, Престолы, Господствиа, Начела, Власти, Сили, и многоочитаа Херувим и шестокрылатаа Серафим, вопиюще непрестанными усты, немлечными славословленьми: Свет, Свет, Свет Господь Саваоф, исплнен небо и земля славы его. С сими блаженными силами, Владыко чловеколюбче, и аз грешнаа вьпьем и глаголем: Свет еси и пресвет и несть мери великолепию светыне твоее, и преподобн в всех делех своих, Бог си превечныи, иже грешныих нас ради сшеди с небесе и воплотивы се от Духа Светаго и Богородице и Приснодевы Марие, благодетелнице и заступнице моее, и страсть претерпеви, иже вдовице две цете прием, и блудние оставление грехом подав, и разбоиника в последнем исповедании прием, и митоимца словом оправдав, иже и Матерь свою, Пречистую Богородицу и благодетельницу мою, о грешныих молениа не отвратив, сего ради и аз Пречистую и Пренепорочную Матерь твою и благодетельницу мою приводим в моление твое, Христе Боже, яко да молитвами ее покрыеши множство грехов моих; вем убо, Владыко, вем, яко прошениа Пречистые Матерс твоее, благодетелнице мое, примеши, иже чловеколюбиа ради милостиве вчловечиви се. Сего ради и аз, грешнаа и недостоинаа раба твоя, дерзнух принести к тебе, Всесветеи и Пренепорочнеи Матери Бога моего, дар с, яко да будет в оставление грехом моим, яко да молиши се сыну своему и Богу о нас и створих приношение от малие силе моеи, яко да давам на всако годище, иже в Светеи Горе Афона монастиру нашему Царскые и великие Лаври Пресветые Богородице Хиландарские, сто дукат, да ми се пое параклис и лутургиа Пресветеи Богородици и благодетельници в всакии вторник и прилвк на трапезе, и да смо в всаки поменныи в светых службах, и по преставлени моем да ми се пое коливо сборпо и лутоургие, яко же есть обычно Светым Царем и Ктитором. Писа се сиа книга в лето 7010 (1502), месеца Июниа .а҃і. (11) день, у Будиму.

† В Христа Бога благоверна Госпогя Елена милостию Божиею Деспотица Срблемь.» †

В 1479 году еще была в живых Царица Мара, дочь Деспота Сербскаго Гюрга и Елены, выданная в 1135 году замуж за Султана Амурата II-го. Пользуясь уважением сына Амуратова, Султана Баязита, Мара (Марья) овдовев, проводила остаток дней своих в селе Ежове, близ Сереза (в Македонии), и много благотворила Афонским обителям, в особенности же Сербским монастырям, Хиландарю и Св. Павлу. Памятью благодеяний Султаницы Мары Хиландарю служит ея хрисовул 1479 года сле дующаго содержания:

«Всевыдец и преблагыи и чловеколюбывии Царь славе, Господь наш, Исус Христос, Сын Божии, непостижимии, неисповедыми, неизглаголанныи, неизчтенныи, неизреченныи, неизследимии Владыка и Творец и Создатель всеи твары, и умысли умышленем своим, яко же самь весть, и ин ни кто же может исповедати о неисповедимыих чюдес твоих, Христе, Боже наш, яже ни Аггели убо предстоеще пресветому твоему престолу, Владыко, божества твоего ни кто же может такових исповедати, своима бо пречистыма рукама боголепно взем прст и от прсти сздав наше бренное тело и от небытиа в бытие привед, и паки своим дыхновением пресветаго и животворещааго Духа дыхнув, и оживи и вложи душу в ние, и повеле жити на земли и паки в землю взвращати се, по словеси Господню, и яко же первозданныи Адам и вси праведныи Пророци, и Апостолы, и Мученици и вси Светыи, угодившеи Христу Богу от.века, овы же пророчествиа, а друзы проповеданиа и учениа езыком и крещениа всем живущим на земли. Тебе же, небесныих воинств Воеводо, Архистратиже, Божии слуго, Михаиле Архаггеле, небесныим силам чиноначельниче и предстателю, вси земльнии припадающе и приносеще добродетельные дары к светому и божествному храму твоему, Царем же и всем, в Православии живущим на земли, елици же убо в Царех приеше правоверие, и сии получише обетованиа Божиа. Сего ради аз, раба твоя, Царица и Самодержица, Кура Мара, припадаю и прошу помощи и покрити нас кровом крилу твоею зде и в страшное оно судище пришествиа Христова, вечных благ получити просим, и тебе припадающе, и видевши аз хрисовуле, записанные преродители Царства ми, преблаженным и приснопоминаемыим благоверныим Царем Кур Стефаном Урошем, що cy приложили и записали цркви Светому Архаггелу, яже есть в Иеросолим,36 и како cy се уткмили (условились) с властели Дубровчани, давнии им Стон град с всем оправданием, да даваю на великь день, на Вскресение .ф҃. (500) перпер Дубровчкыих, такожде и на Дмитров день другыих .ф҃. (500) перпер Дубровчкыих, како да буде на годину тисуща перпер Дубровчкыих. И тои мы видевше, како пишу хрисовоули преродитель Царства ми, ако запусте храм Архаггела, яже в Иеросолиме, овьи доходк, да се дава у монастире у Свету Гору, що cy наши предеди и родители градили, Светы Сумеон Неманя, и Светы Архиепископ Сава, и ини по них, даже и до днесь, монастиру Хиландару и Светому Павлу, и ми с истиною изншедши, ере таи црква ни Иеросолим есть пуста, створих яко же прежде реченно бе, да доходк, що даваю Дубровчане на Иеросолим, да даваю у Свету Гору у оваи два выше реченна монастира, и послах от Хиландара и от Св. Павла у Дубровник калугере, чловеке почтение, Кур Арсениа и Курила, и учинише Дубровчани с ними белег за ради верованиа, дукат разсечен на трое, да доходе от таи два монастира калугери на сваку годину, да узимаю три доходк, и да се дава три доходк докле годе стои Дубровник и монастыри Хиландарь и Светы Павл, и да не буде ни ким отъемлем ни от нашего рода, ни паки от иного кого. Сего ради створих записание сие, како cy и преждныи преродители мои створили. И ако би се прилучило, да изгубе монастири белег, по коем наваждению бесовском, пакы да поиду чловеци веровани, да учине опеть белег, каконо и прежде, да узимлю монастири, що е них доходк, дóндеже монастири стое. И молю се, его же Господь изволит по нас, сие да не разорит, ни норушит, не паче больше да потвердит и сохранит. И аще кто бесовскыим наваждением, покусит се и разорит сие приношение и дар светым црквам, таковаго да разорит Господь Бог и Пречистаа Богородица и ІІриснодева Мариа, и да есть проклет от светых отец .ти҃і. (318) в Никеи, и да имаить учестие с предателем Иудою и с рекшими: взми, распни его. И сие известное слово Царства ми записах и утврдих у Ежеву в лето 6987 (1479), Индиктион .в҃і. (12) Априлиа, е҃і (15) день.

† Султана Цара Амурата Царица Maрa, дщи Гюргиа Деспота.» †

По завоевании Сербии Турками, в 1459 году, Стефан, средний сын Деспота Гюрга Смедеревца, переселился в Угрию, a именно в Срем, и вывел с собою многия Сербския семейства, которыя поселились в сем послнем. Эти-то Сербы, живя сдесь в 1160 году избрали и провозгласили Стефана своим Деспотом. Он, испытывая свое счастие, покушался неоднократно возвратиться в Сербию, но тамошние Сербы не хотели принять его и признать за своего (Деспота), покорившись одни Мехмеду II, a другие Стефану, сыну Фомы (Томаша), Краля Босанскаго (рожденному от брака сего Краля с Марою, дочерью Лазаря Гюргевыча). В 1461 году Стефан был принужден бежать в Албанию, которая в то время еще имела собственных Князей. Там Стефан женился, взяв себе в супруги Ангелину, известную в народе под именем «Майки (матушки) Ангелины. «Стефан имел от Ангелины два сына, Георгия, в монашестве известнаго под именем Владыки Максима, и Иоанна Деспота. Когда Турки, по смерти Скендербега, начали угрожать и Албании, тогда Стефан бежал отсюда в Италию (в 1167 году), и там умер. Семейство его перешло из Италии в Ердель (Седмиградскую область), а вь 1485 году из Ерделя в Срем.

В 1496 году, во «Христа Бога благочестивая и Христолюбивая Госпожа Деспотица Ангелина и Деспоты Георгий и Иоанн» обещаются прилагать монастырям Хиландару и Св. Павлу на всякий год по 500 дукатов каждому от их Дубровницкаго доходка. Хрисовул о сем писан 3 Ноября, 1496 года, в Купинове (в Среме).

1503 года Иован (Иоанн) Деспот, по причине частых нападений Турок, перенес свою столицу из Купиника в Беркасово, где мало пожив, скончался 10 Декабря, 1503 года. По смерти Деспота Иоанна, брат его, Георгий, тогда уже Иеромонах Максим, видя, что Турки все более и более напирают на Срем, взяв тела отца, матери и брата, переселился в Угровлахию (Седмиградию), где был поставлен в Митрополиты Угровлахские. Но, по нерасположению местнаго духовенства к чужеземцу, не мог оставаться сдесь долго и возвратился обратно в Срем, где основал монастырь Крушедол. Это было в 1509 году, а в 1516 и он преставился ко Господу.

В делах Московскаго Посольскаго Приказа уцелели две просительныя грамоты, с которыми обращалась последняя Сербская Деспотица, Ангелина, к единоверному ей Государю Русскому, Великому Князю Василию Ивановичу, после кончины сына ея, Иоанна Деспота, а следовательно после 1503 года. В одной из этих грамот Деспотица Ангелина поручает особому вниманию Великаго Князя Святогорские монастыри Хиландарь и Русик, называя последнии его отчиною, которыя до сих пор были под непосредственным покровительством Сербскаго Царства. Из последующаго очерка мы увидим, что упование старицы Ангелины не постыдилось, и что с ХУІ столетия Сербская Царская Лавра Хиландарь была принята Великими Князьями и Царями Московскими под их особенное покровительство, наравне с своею отчизною, Русским монастырем Св. Пантелеймона

Век XVI и XVII

Первые подробные известия о прямых сношениях Сербской Хиландарской Лавры с Русскими Царями относятся к 1550 году. Из дел ІІосольскаго Приказа видно, что в Августе месяце этого года пришел к Царю Ивану Васильевичу Хиландарской обители Игумен Паисий и с ним три старца, и принесли в дар Государю от всей братии иконы, обложенныя серебром, Святых Симеона и Саввы Сербских, и крест, который носил на себе Св. Савва Сербский, с животворящим древом внутри его, и мощи Великомученика Стефана. Милостиво принял их Государь и позвал к столу; грамота, поданная Паисием, была такого содержания: «Слава тебе, Триединому Богу, утвердившему Православие на Востоке и Севере, и даровавшему скипетр Царства Христолюбивому и Самодержавному Великому Царю Московскому, единому правому Государю, Белому Царю Восточных и Северных Стран, который всем Православным Християнам, наипаче же нам, грешным богомольцам, Царь и Государь, и како солнце Христіянское сияет на Востоке и Севере и озаряет всю подсолнечную, утверждение семи Соборных столпов, украшение церковное, всем православно живущим, вторыи Константин и поборник божественных церквей, хоругвь Християнская, на коей честныи крестъ воздвижен в просвещение Православным, во славу и утверждение благочестиваго Царства, в победу же на злочестивых Агарян и иных богопротивных языков. Во Св. Горе Афоне, Царския и священныя обители Святаго Симеона, новаго мироточца и чудотворца, и Святителя Савы, великия Лавры Сербской, глаголемой Хиландарь, где храм Введения Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, Проигумен Геннадий, Иеромонахи и Священники, и Диаконы, и вся яже о Христе братия, сложив руки и преклонив колена, метание приносят святому Твоему Царствию лицем до общей матери нашей земли, и молим Господа Бoгa и Пречистую его Богоматерь и святых ктиторов наших, Симеона, новаго мироточца, и Святителя Саву, Сербскаго учителя, и Петра, Архиепископа, Русскаго учителя, и Святаго Сергия, иноком наставиика, купно и всех Святых, да подаст Тебе Господь благодать и благопоспешение и на враги победу и одоление. Аминь.

Уразумели мы, что изволил Бог твоему Царствию на сердце положить, приять Святый монастырь сей и ктиторию, и Ты к нам писал свою Царскую грамоту, посреди многих скорбей увидели ее и прочии, возвеселились сердцем и утешились от многой печали и нужды, належащей Святому монастырю и нам во все дни и часы от безбожных Агарян по морю и по суху. Того ради послали к твоему Царству нашаго Игумена, Паисия Иеромонаха, Протопсалта Анастасия и Священника Прохора и Диакона Висариона, вместо всех нас, да принесут от Святаго монастыря твоему святому Царству мир и благословение: образ Св. Симеона, новаго мироточца, и Святителя и Чудотворца Савы, серебром обложенныи и жемчугом украшенныи, Тебе на славу и на победу против врагов видимых и невидимых, и еще крест серебренный, и в нем животворящее древо и Святыя мощи, с жемчугом и с камением, который носил Святый Сава, когда был в Царских одеждах прежде иночества, и еще образ Святаго Краля Милутина и Святаго князя Лазаря, и Службу их, и мощи Святаго Первомученика Стефана, серебром обложенныя, да принесут их Святому твоему Царству в дар, и да известят о монастырском нуждном пребывании и о нашем прискорбном житии и насиловании от злочестивых Агарян, и оскудении ктиторов Святаго монастыря, и как был монастырь создан из давних лет выше реченными святопочившими ктиторами, ныне обетшал и келии все порушились и в долг подпал, сосуды церковные златые и серебреные, кресты и Евангелия святыя и кадильницы, и рипиды и иная утварь церковная позаложены у Турков и Жидов на рост за полторы тысячи рублей, а не откуда помощи не имеет, святой монастырь в здешних землях, как и прежде писали твоему Царству, кто бы о монастыре печаловал и те сосуды освободил от поганых рук, или кто бы монастырю ограду обнвил, и стрельцы и келии соорудил. Отколе имел святой монастырь помощь и укрепление, всеми теми землями Турки владеют, и дани великия на Християн наложилось, Сербскою землею и Греческою и всеми Западными даже до Мултянския и Волошския земли, и пришел монастырь в последнюю нищету до конечной тягости, и теснота не малая належит нам. Хотели мы от монастыря разойтись, но боимся суда Божия, да на нас исполнится слово Евангельское: ова падоше при пути, другая же на камени, а ина в терние и прочая. Скорби ради належащия, потерпим и нуждаемся, делающе своими руками, поминовение да не угаснет благочестивых Царей ктиторов и да не посмеется лукавый враг, непрестанно борющий Церковь Божественную, и да не рекут: рука ваша высока, а не Господь сотворил сие. Ведаем, что навел на нас Господь и на землю отец наших, истиною и судом навел, грех ради наших, и предал церкви наши в порабощение иноплеменником, и нашу плоть в измождение; мы смиренны пред лицем их, и нет во время сие Князя, ни вождя в отечестве нашем, ни места, где бы подклонить главу и обрести милости, но душею сокрушенною и духом смиренным ходим и скитаемся по чужим землям, ничего не получая; ибо одолели козни злочестивых Агарян по всем здешним землям, отколе имел святый монастырь помощь и укрепление, как скажут златопечатныя грамоты твоему святому Царству; обступили нас злочестивые Агаряне, яко пчелы сот, и разъярились на нас и на божественныя церкви, даньми и пошлинами и всякими неправдами, именем Господним противляемся им и ныне надежды не имеем ни откуда, только на Господа и Его Пречистую Богоматерь уповаем и на твое святое и великое и благочестивое Царство. Того ради молимъ и припадаем со слезами к святым твоим стопам, Благочестивый Царь, доспей великую себе славу в здешних землях, a пред Богом безконечное Царство и вечных благ наслаждение, украси святыя сии две обители, монастырь Св. Пантелеймона и монастырь Св. Савы, и от долга откупи. И паки плачемся Тебе, Царю и Государю, умилосердись, покажи милость, пошли до Турецкаго Султана свое Царское слово, дабы с нас дань не брал и пошлин, и поклепы бы на нас от его людей не были, а которыя отняли у нас Греки зимовища, где скот монастырский зимою живет, то бы нам Турецкий Султан велел вернуть; от сего монастырь в конец погиб, тягаясь с Греками пред Наместниками Турецкими: они богаты и Туркам великия посулы дают, и у наших монастырей пашни поотнимали, как скажут твоему Царству старцы Св. Пантелеймона. Сперва Греческие монастыри многих благ и богатства насладились от Св. Савы и Св. Симеона, как его Житие известит, а ныне Греки наши монастыри неправдуют; и о том Тебе, Царю и Государю, челом бьем и плачемся: умилосердися, покажи милость, оборони нас, пошли до Турецкаго Султана своего посланца: оборонить нас своим Царским словом мощно Тебе, Царю и Государю, солнцу Християнскому, второму Константину на земле, сие дело доспеть своим Царским приказом; ибо слышали от Наместников Турецких: если бы Царь Московский до нашего Султана Сулеймана послал посла и грамоту, чтобы с вас дани не брались и вернули вам пашни, какие поотнимали Греки, и отдали бы вам записи крепкие, то бы вас никто ни чем не трогал.

Все мы подробно твоему Царству исповедали о всяких нуждах монастырских: умилосердись, покажи милость, не презри моления нашего. Будь милостив к отцу нашему, Игумену Паисию, и нам, грешным богомольцам твоего Царства, да услышишь блаженный глас Владыки Христа: блаженни милостивии, яко тии помиловаии будут; и паки: странен бых, и введосте мя, наг, и одеясте мя, и прочая. Ныне наши монастыри Славянскаго языка в Греческой земле пребывают в чуждостранствии, и алчем, и жаждем, и наготуем, без своих Царей и ктиторов у безбожных Агарян. Сотвори милость с нами, да приимешь мзду от мздовоздаятеля Бога, с блаженно почившим Великим Князем Ярославом, который создал обитель Св. Пантелеймона, и со Св. Симеоном и Святителем Савою, которые снабдили сию св. обитель от основания многими трудами и подвигами. Умилосердись, Царь, Государь, Князь Великий, Иван Васильевич, всея Русии, на святый монастырь и на нас грешных, своих богомольцев, пошли милости своей теплоту, от солнца Православия лучу твоего Царства, повелением и грамотою до Турецкаго Султана, согреть нас от мраза належащаго гнева их.»

В последствие этой грамоты и личнаго прошения Игумена Паисия, Царь дал ему свою грамоту к Султану, в которой писал так: «В настоящее время честнейшаго Вашего Царства, Св. Горы монастыри Пантелеймонов и Хиландарь, просили нас, Бога ради сотворить о них милостивейшее слово Высокодостоиному твоему Царству, да сподобятся облегчения дани, поелику оскудели в конец, и справедливейших повелений да дастся им сохранение от насильствующих и оскорбляющих их. И мы, не презря их моления, пишем к твоей любви и доброму твоему к нам приятельству, да дастся им от тебя защищение и облегчение дани твоей, да приимут ради нас, да не тощим створится моление их к нам». Грамота писана в Сентябре, 1551 года.

В 1556 году дана Хиландарским старцам, так называемая, проезжая грамота, для свободнаго въезда в Россию за милостыне в указные годы. Грамота эта следующаго содержания: «От Великаго Государя Ивана, Божиею милостию Царя всея Русии и Великаго Князя (следует титул), по городам наместником нашим и по волостем волостелем и по мытом мытчиком и перевощиком и мостовщиком и всем пошлинником. Коли к нам поедут к Москве старцы Святые Горы Хиландаря монастыря о милостыне, или поедут от нас с Москвы к себе, и вы бы, наместники наши, и волостели, и мытчики, и перевощики, и мостовщики, и все пошлинники, тех старцев и с их людьми пропускали без всяких зацепок. А мыта с них, и явки, и перевоз, и мостовщины, и иных ни которых пошлин не имали. И давали бы есте тем старцом по подводе человеку, да под рухлядь четыре подводы, да всем проводник до Москвы. А корму бы им по ямом давали на день большому старцу по алтыну, а меньшим старцом по четыре деньги, а слугам по две деньги человеку. А лошадям бы к зиме давали корму, как их можно прокормити, а летом бы им давали сторожа. А коли старцы похотятъ в Смоленск опочнути, и сколько ни поживут в Смоленске, и наши Наместники Смоленские дают им корм и их сдугам и лошадем дают корм, но тому же, как в сей грамоте писано. А кто их через сию грамоту чем изобидит, и тем от меня, Царя и Великаго Князя, быти в великой опале и казни. А прочитая сию грамоту отдавайте им назад, и они ее держат вперед иным для наших наместников и пошлинников. Писано на Москве лета 7064. (1556), Июля месяца» (на пергаменте, печать потеряна).

Старцы, получившие эту грамоту, быди отпущены обратно в 1557 году. Государь послал с ними 300 рублей милостыни и богатую завесу к церковным дверям которая доселе сохраняется в обители Хиландарской. Завеса сия или катапетазма вся шита золотом и унизана жемчугом: на ней изображен Деисус, то есть, Господь Иисус Христос с предстоящими Божиею Материю и Иоанном Предтечею, с ликами Апостолов и Пророков вокруг; драгоценные камни украшали венцы их. Царевич Иоанн послал от себя панагию серебряную вызолоченную, с жемчугами, а Князь Юрий Васильевич 50 рублей деньгами, и столько же дано быдо Священноиноку Сильвестру и старцем его от Государя на дорожные расходы.

В 1571 году Царь Иван Васильевич дал Хиландарскому монастырю свою жалованную грамоту, не только на приезд, но и на владение двором в Москве, по тому что старцы сей обители присылали к нему бить о том челом Екклесиарха Сильвестра и Священика Прохора с братиею еще в 1556 году. Весьма замечательна и умилителына сия грамота, которая начинается молитвенным воззванием и поклонением Св. Троице, утвердившей скипетр Православия Державы Русскои:

«Небеснаго Бога Богом и Господа Господем всеми владычествующаго, и Господа Иисуса Христа единочадаго, Слова Божия, на спасение наше воплотившагося, всесотворителя, мздовоздателя исправляющим слово Святых его заповедей, и Господа утешителя Духа Святаго истиннаго, везде сый, вся исполняющаго, во всех вся деиствующаго, животворящаго, всем благим подателя, единаго Бога нашего в трех лицах славим, поем, и превозносим, и покланяемся, сотворившему всяческая, утвердившему нас скипетр держати Православия и пастырствовати словесньм его овцам устроившу, ему же возсылаем славу во веки. Аминь.

Мы, Великий Государь, Иван Васильевич, Царь всея Русии и Великий Князь Владимирский, Московский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Государь Псковский, Великий Князь Смоленский, Великий Князь Тверский, Государь Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский, и иных Государь, и Великий Князь Нова-города Низовския земли, Черниговский, Разанскии, Полоцкий, Ростовский, Ярославский, Белоезерский, Удорский, Обдорский, Кандинский, и всея Сибирския земли и Северныя страны Повелитель, а дети наши Царевич Иван Иванович, и Царевич Феодор Ивановичъ.

Пожаловали есма во Святой Горе Афоне обители Введение Пресвятыя Богородицы Хиландаря монастыря, Лавры началства Государства Сербскаго Святаго Савы и Симеона, во многа лета бывша во благоденствии, ныне же, за проумножение грехов всего Християнства, конечно смиренных и озлобленых приятием богоотступных Турок. He токмо Лавре сей, но и всего Господства Сербскаго премененных и отлученных, не токмо смирению их оскорбитися, но и все начальники Сербские изведошася. И не бе им ни отколе ни кое же помощи в престатии всего Господства Сербскаго, и сего ради возложихом упование на всемогущаго Бога волю и на Ходатаицу в помощах, Преславную Богородицу, и на всех Святых, яко, их молитв ради, не оставит Бог достоянию своему в конец оскорбити, и сего ради упования надеждею обложихомся падшим встати и на первобытное обратитися; ныне же о них сжалихомся, уповая упованию, аще ныне и не в нашем начальствии, видя их скорби и утеснения, и смиренное метание и прекладныя молитвы к Государству нашему, прияхом их во имя Государства нашего, на вспоможение и на пропитание во всяких скорбех Архимариту и всему братству их. Во Государства ж нашего Дворе града Москвы, на покой приездной Архимариту и всей братии Хиландаря монастыря, дахом, в вечный поминок, двор, со всеми потребными хоромы в новом городе в Китае, с правую сторону Богоявленскаго монастыря, возле Устюжскаго двора. Сию ж нашу жалованную грамоту дахом в руки Архимариту Прохору, он же везет в Лавру Преславныя Богородицы ко Священником и всей братии. Архимарит же, и Священники, и вся братия молят Господа Бога и Спаса нашего, Иисуса Христа, и Пречистую его Матерь, и всех Святых, о нас и о нашей Царице и Великой Княгине, и о наших детях, и о всем Православном Крестианстве, отшедших же, во блаженной памяти отца нашего, Великаго Государя, Василия, во иноцех Варлаама, и матерь нашу, Великую княгиню Елену, и Деда нашего, и весь род наш, поминают во вседневном помяннике, который дахом к ним в монастырь. Дана сия грамота в Государства нашего дворе града Москвы лета 7079 (1571), Марта месяца, и золотую есма печать к сей грамоте велели привесити». На подлинной грамоте подписано тако:

«Диак Андрей Яковлев сын Щелкалов».

И привешена на шнуре золотая Государственная печать.

В том же 1571 году Царь Иван Васильевич отправил посланника своего, Андрея Кузминскаго, к Султану Селиму, и с ним вместе послал в Царьград к Патриярху и во Св. Гору по монастырям с милостынею купца Семена Барзунова. В наказной памяти, данной сему последнему, велено было явиться ему во Св. Гору к Проту и в монастыри Хиландарь и Пантелеймонов, для раздачи грамот и милостыни по росписи, и кланяться им от имени Царскаго. В грамоте Хиландарскому монастырю упоминалось, что уже Архимандриту их, Прохору, выдано в Москве 500 рублей, для поминовения Царицы Аиастасии, да еще посылается 105 рубдей, для поминовения брата.

В 1582 году послана была на Восток большая милостыня с Иваном Мешениковым, по душе Царевича Иоанна, в том числе в Хиландарь 700 рублей. Иван Мешеников возвратился в Москву лишь в 1584 году, и привез с собою, в числе благодарных грамот к Царю, и грамоту Хиландарскую, в которой старцы сей обители благодарили Царя за его усердие и любовь к ним, смиренным его молебникам, которые в трудныя времена надеялись только на его благочестие, как на одного из древних Цареи Православных.

В Сентябре же 1585 года Воеводы Царские из Чернигова, Князь Долгорукий и Наумов, известиди Царя о приезде из Киева, со Св. Горы из Лавры Хиландарскои Еклесиарха Григория с двумя Иеромонахами, Вениамином и Серапионом, и еще двумя старцами, которые имели при себе жалованную Государеву грамоту и мощи Священномученика Анфима. Одновременно с ними прибыл в Москву Митрополит Вифлеемский Дионисий. Государь приказал Митрополиту и старцам Афонским явиться на двор к Московскому Митрополиту Дионисию, где была им приличная встреча, по обычаю, а в день Святителя Николая являлись они и к самому Государю. Царь Иван Васильевич принял их в столовой избе, при чем старцы Хиландарскаго монастыря поднесли Государю образ Архангела Михаила мозаический в серебре, и мощи Святаго Исповедника Анфима, а Царевичу, Феодору Ивановичу, образ Богоматери, обложенный серебром, с Греческою надписью: «Надежда ненадежным». Государь приказал им всем быть у праздника, у Николы Гостунскаго, а потом быть у своего Царскаго стола.

Грамота из Хиландарскаго монастыря от Архимандрита Макария на имя Государя была исполнена в начале обычных благожеланий, с прописанием всего Царскаго титула. Настоятель и вся братия молили Господа и Пречистую его Матерь и Святых Чудотворцев Сербских, Симеона и Савву, и Русских Петра, Алексия и Иону, о многолетнем здравии Царя, со всем его семейством, и о победе над врагами. Они извещали, что посланные Царем 120 рублей к Архимандриту Феодосию пришли в целости в их Лавру, и что они вознесли о Святом его Царствии должную молитву Богу. Ныне же со слезами опять просят, чтобы показал милость своему Царскому богомолью, Лавре Хиландарской, и обновил в ней стены и стре льницы, обветшавшия от многих лет и распавшияся от землетрясений. Братия же Хиландарская, по оскудении благочестивых ктиторов своей земли Сербской, не имеют на кого другого возложить свою надежду, кроме как на Царя Православнаго, и по сему послали к нему старцев своих со священными дарами.

В следующем, 1584 году, Сентября 1 дня, велел Государь отпустить Афонских старцев обратно; при отпусте дано Еклесиарху Григорию, по душе Царевича Иоанна, 60 рублей (в моиастырь же уже было послано на сей же предмет 700 рублей в 1582 году), 40 куниц и 20 рублей четырем старцам его, с ними вместе послан в Царьград торговой человек, Марка Самсонов, с грамотами и милостынею на Св. Гору, при чем послано в Хиландарский монастырь полное облачение. Это была последняя милостыня сему монастырю от Царя Ивана Васильевича, который скончался в том же 1584 году.

Сын и наследник его, Царь Феодор Иванович, продолжал благотворить Лавре Хиландарской, как принятой отцем его под особое покровительство, наравне с Русскою обителью Св. Пантелеймона. Так, в 1585 году, он послал в оба эти монастыря с старцем Нифонтом дорогия ризы. Потом подтвердил жалованную грамоту на двор, пожалованный в Москве Государем отцем его, на приезды старцев. Грамота эта, одинаковаго содержания с приведенною выше, писана на имя Архимадрита Саввы в Ноябре, 1586 года; в ней Царь просит старцев молиться за супругу его, Царицу, Великую Княгиню, Ирину, и о чадородии их в наследие рода их; к грамоте привешена золотая Государственная печать, а при том дана еще «проезжая грамота» одинаковаго содержания с такою же грамотою 1556 года37.

По учреждении в России Патрияршества, первая жалованная грамота, которая встречается в делах Архива нашего, писана от лица Патриярха Московскаго и всея России Иова, 1591 года, Апреля 16-го дня, на имя Архимандрита Хиландарскаго Григория с братиею, о дозволении им собирать во всякое время милостыню в России: «Благословение Великаго Господина, Святейшаго Патриарха царствующаго града Москвы и всея Великия России, во Св. Духе сынам нашего смирения, Преосвященным Митрополитам и боголюбивым Архиепископам и Епископам, благоверным Князьям и Вельможам, и во градех Наместникам, Воеводам и Волостелям, гостям, купцам и всем людем земским, и во всепречестныя обители святых монастырей настоятелям духовным, Архимандритам и честным Игуменам и Протопопом, и всему Священническому чину, инокам и инокиням, и всем Православным Христианам, во благочестии цветущим, богопросвещенным Господним людем, и всему сущему народу истиннаго великаго нашего Православия, от Господа Бога Вседержителя свыше благодать, мир и милость, и Пречистыя его Матери и Святых Чудотворцев Петра, Алексия, Ионы, Русских Митрополитов, благословение и молитва, да и нашего смирения благословение и молитва да будет всегда с вашим боголюбством, благотворением и благоугождением.

Ныне, сыны мои и чада о Христе, пишу вам, славы ради великаго благочестия, и возвещаю, что пришел Архимандрит Григорий с братиею из Св. Горы, честныя обители Введения Пречистыя Богородицы Хиландаря монастыря, от всей во Христе братии, бить челом Царю, Великому Государю и Великому Князю, Феодору Ивановичу, всея Руси Самодержцу, чтобы Государь пожаловал честную обитель, Хиландарь монастырь, в свое имя взял; и благоверный, Христолюбивый Государь пожаловал ее, во свое Царское имя взял и, почтив их и удовлетворив, как ему, Великому Государю, Всесильный Бог известил и положил на сердце, отпустил их во Св. Гору. И ныне Архимандрит Григорий и старцы пошли до вашего иститинаго Православия, желая принять oт вас милостыню на вспоможение и искупление братства честнои обители. Сего ради послали мы к вам сию нашу грамоту, прославляя и возвеличая имя Господне, которое в Русских землях просияло вашим благочестием, и благословляем вас, детей своих о Христе, всех Православных, да подадите им милостыню, по силе вашей, за спасение и очищение грехов единородных и безсмертных душ, поминая Евангельское слово, глаголющее: блажени милостивии, яко тии помиловани будут (Мф. 5:7), и еще: дающий убогому, самому Христу дает, и в самыя Христовы руки влагает, и от него сторицею мзду восприимет и жизнь вечную наследует; ибо милостыня великое дерзновение имеет ко Владыке Христу и невозбранна бывает о душах грешных, и от уз тяжких разрешает и к Богу на небеса возводит; творящий милостыню другом Божиим наречется и восприимет достойныя дары от Спаса нашего, Иисуса Христа, в Царствии небесном; и в страшный и грозный день великаго суда Христа умилостивляет и душу свою свободит от вечных мук, и небеснаго, безконечнаго Царствия за то сподобится, которое молю вам получить. А если Бог повелит в будущее лето, тому архимандриту Григорию, или по нем иному Архимандриту, приходить, или старцев посылать к благочестивому Царю и ко всем Православным Христианам милостыни просить, то вы бы им впредь, по сей грамоте, милостыню, Бога ради, по силе давали.»

Подпись грамоты: «Смиренныи Иов, Божиею милостию Патриарх царствующаго града Москвы и всея России».

Доверенность Царя Федора Ивановича к Хиландарскому Архимандриту простиралась до того, что, дав щедрую милостыню на возобновление Русскаго Пантелеймонова монастыря он писал к Проту Св. Горы, что если, паче чаяния, Архимандрит Русскаго монастыря, Неофит, и Строитель Иоаким, возвратясь на Св. Гору, не начнут тотчас устроивать своей обители, то пусть Прот повелит тот монастырь строить Хиландарскому Архимандриту Григорию.38

При Царе Борисе Феодоровиче, в 1603 году, жалованная грамота Хиландарю Царей Ивана Васильевича и Федора Ивановича, на двор в Москве, была переписана, по просьбе Хиландарскаго Архимандрита Антония, на его, Царево и Государево, имя, причем Царь просит старцев молиться за него и его супругу Царицу Марию, и о его Царских детях, Царевиче, Великом Князе, Федоре Борисовиче, и о Царевне, Великой Княжне, Ксении, и о всем Православном Христианстве, чтоб Господь даровал нам и всему Православному Христианству полезное, яко же весть святая его воля. Отшедших же во блаженной памяти Великих Государей и Царей Всероссииских, Великаго Государя Царя и Великаго Князя Василия Ивановича, во иноцех Варлаама, и сына его, Великаго Государя Царя и Великаго Князя, Ивана Васильевича, всея России, во иноцех Ионы; и Царевича Киязя Ивана Ивановича всея России, и Великаго Государя Царя и Великаго Князя Федора Ивановича, всея России Самодержца, во вседневных службах и в синодиках поминати». Под 1605 годом встречаем известие о приезде в Москву за милостынею Хиландарскаго Архимандрита Лонгина. Он привез с собою в дар Царю мощи Св. Великомученика Феодора Стратилата.

Междуцарствие и смутное время остановило сношения России с Афоном, но с восшествием на престол родоначальника Дома Романовых, Царя Михайла Федоровича, сношения эти снова возстановились. Так, в Мае 1623 года, приезжал в Москву, для испрошения милостыни, по жалованнои грамоте, Хиландарский Архимандрит Феодор, и исходатайсгвовал для своей обители подтверждение прежней жалованной Царской грамоты на двор в Москве, то есть, Царь Михаил Федорович приказал переписать ее на свое имя и скрепил собственноручною подписью, с приложением Государственной печати.

В Марте 1627 года приехал в Москву Архимандрит Хиландарскаго монастыря Лаврентий, и, будучи спрошен в Посольском Приказе, показал Думному Дьяку, Грамотину, что братия Хиландарской обители послали его бить челом Государю и Патриярху о милостыни, и что он везет с собою грамоты и мощи, перст Св. Иоанна Златоустаго. В грамоте значилось, что Хиландарская братия, через своего Архимандрита Лаврентия, благодарят Царя за пожалованую им милостыню: соболей, куниц и бархат, и просят его принять от них в благословение икону Спасову, с частицею Св. мощей Иоанна Златоуста, в серебреном ковчеге, и укрепить стены, стрельницы и келии монастырския, чтобы они не впали в разрушение, и душегубительные разбойники не расхитили, как в худо защищенном гнезде, церковные сосуды и украшения, дарованныя прежними Царями и Его Величеством.

В 1629 году, в Августе, приезжал на границу, в Путивль Хиландарский Архимандрит Филипп, но по Государеву приказу выдано ему там на месте Царскаго обычнаго жалованья 12 рублей и отпущен обратно, по тому что недавно приезжали из того монастыря за милостынею.

В 1638 году приехали бить челом о милостыне, по жалованной грамоте, из Хиландарскаго монастыря Митрополит Мардарий и Келарь Макарии и, по именному Царскому Указу, сделаны Митрополиту Мардарию облачения церковныя, ценою на 113 рублей.

В 1641 году был в Москве за милостынею Хидандарскаго монастыря Архимаидрит Мелетий, и то была последняя милостыня при Михайле Федоровиче.

В царствование Царя Алексея Михайловича, в Августе 1645 года, был в Москве за милостынею Архимандрит Михаил; при представлении Царю он поднем ему икону Спаса и Богоматери и панагию.

В 1653 году приезжал в Москву за милостынею Хиландарский Архимандрит Виктор. Сего Виктора, в подписи на одной из Хиландарских рукописей, называют «честнеишим и преподобнейшим, всякими добродетели украшенным, Царствия небеснаго рачителем, всем последователя Евангельским заповедям, кротким и братолюбивым, жилищем Христовым чистым.» По его просьбе Царь Алексей Михайлович переписал жалованную грамоту своего отца на свое Государево имя, а в помянник монастырский записал всех своих предков и присных, которые и доселе там поминаются. Но в малолетство Царей Ивана и Петра, при Патриархе Иоакиме, Хиландарское Московское подворье было отобрано для Патриярших певчих, а в замен сего положено отпускать в монастырь по 100 рублей милостыни в указные годы, что и доныне производится. Это распоряжение значится в следующей надписи на обороте жалованной грамоты Царя Алексея Михайловича 1653 года: «192 (1684) года, Марта в 9 день, Мы, Государи Цари и Великие Князи, Иоанн и Петр Алексеевичи, всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержцы и многих Государств и земель Восточных, и Западных, и Северных отчичи, и дедичи, и наследники, Государи и Обладатели, сей дарованные грамоты отца нашего, великаго Государя и блаженные и вечные памяти достоинаго великаго Государя Царя и Великаго Князя, Алексия Михайловича, всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержца, слушав, пожаловали Афонския Горы Введения Пресвятыя Богородицы Хиландарскаго монастыря Архимандрита Гавриила с братиею, и велели им, вместо монастырскаго подворья, которое написано в сей, отца нашего, Великих Государей, жалованной грамоте, и живут ныне на том месте Великаго Государя, Святейшего Иоакима, Патриарха Московскаго и всея России, певчие дьяки и поддьяки, давать Нашего, Великих Государей, жалованья, в прибавку милостинной прежней дачи, к семидесяти рублям по тридцати рублей, всево, с прежнею милостинною дачею, по 100 рублев из нашой Царской казны собольми, тогда когда они на Москве в приезде, по Нашей, Царской, жалованной грамоте в указный год. И для того сей Наш, Государский, милостивыи указ, на сей жалованной грамоте подписать повелено. Думный дьяк Емельян Игнатьевич сын Украинцев.» 39

В. последних годах ХVII столетия Хиландарский монастырь, по умножению долга, дошел до такой скудости, что даже временно опустел и затворены быди его врата, докол не нашелся благочестивый купец Венециянскии, родом Сербин, (брат Хиландарскаго Игумена Симеона), который вызвался торжественно в Карее, уплатить все долги обители, и действительно заплатил всем заимодавцам. Сам он поступил в монахи, в искупленной им обители, и доселе чтится в ней память усерднаго инока Никанора, бащи (духовника) Хиландарскаго, как ея ктитора, ежегодной по душе его соборной панихидой. Кроме уплаты долга, старец Никанор усердно заботился вообще о поддержке обители. Так, в надписи на книге Никона Черной Горы, под 1682 годом, находим следующую заметку: «Сию книгу, глаголемую Никон, купил духовник Никанор от Попа Виктора на Св. Анне, ценою сребра 20 грошеи.» Никонорь испросил от Владыки Симеона Белградскаго 600 грошей, «и украсисмо пирг Св. ІІредтечи (самый высокий) каморами и тавани (полами) и писанием, такожде испросисмо 600 грошей от великаго Виссариона, Протосингелла Патриярха Сербскаго Максима, и оградисмо истерну (водоем), и бысть вода красна на потребу монастыра, Также на Спасовой води соградисмо церковь и келия, чешму (колодец) и лозие, истерну и укрисисмо церковь писанием стенным.»

На Лествице находим надпись: «Аз, смиренный духовник Никанор, воздвиг церковь Свято Троицы от основания, и той церкви приложил 30 книг, при Игумену Симеону, брату моему по плоти, 7193 (1685) года.» На одной Псалтири замечено, что духовник Никанор скончался в том же 1685 году.

B 1722 году страшныи пожар опустошил половину монастыря; об этом пожар в одной рукописи замечено: «Монастырь изгоре 1722, от пирга Св. Савы до пирга Св. Георгия, при Патриархе Вселенском Иеремии, а Пекском Василии, при Игумене Герасиме; при нем же начаше правити 1728 года, при Патриархе Сербском Арсение.»

Заботы об обновлении обители, после пожара 1722 года, ввели монастырь в новые долги; но посетивший Хиландарь вторично, в 1744 году (след., через 20 лет после пожара) наш паломник Барский, нашел Хиландарь еще в довольно удовлетворительном состоянии, и похваляет его иноков за верность общежительному уставу своего основателя, Св. Саввы, и странноприимство.

Но как бы ни было, а во второй половине сего столетия пала и эта последняя опора духовнаго стояния обители: общежитие уничтожилось; в котором именно году последовала эта перемена, утвердительно сказать не можем. На одной рукописи замечено, что «Игумен Герасим, Архимандрит Лавры Хиландарской, преставился в 1761 году». Если упоминаемый сдесь Игумен Герасим был последним Игуменом Лавры, то нельзя не остановить внимания на сближении имен; ибо и первый Игумен возобновленнаго ныне общежития (с 29 Июля, 1866 года) носитъ то же самое имя. Сим как бы указывается обители свыше, что столетний промежуточный период жития не по уставу Св. основателей обители признается не существующим в гдазах Св. небожителей, для коих и тысячи лет, яко день един есть.

Наступившия во второй полоовине ХVIII столетия войны России с Турциею прекратили сообщение Афона с Российской Державою и оставили Хиландарь, равно как и прочия Афонския обители, собственным их средствам: это положение дел всего более повредило монастырям Славянским, а именно: Хиландарю и Русику (другие как, па пр., Свято-Павловскои, Филофей и Ксиропотам, еще прежде перешли в полное владение Греческих иноков); ибо Греческие монастыри имели уже тогда свои имения в Княжествах, Болгарский-Зографский обновил еще ранее Молдавский Воевода Стефан, преемники коего даровали обители этой метохи в своей земле; Хнландарь же и Русик, как жившие (после потери своих Сербских метохов) одной милостынею России, с прекращением сношений с нею, начали быстро склоняться к упадку, так что Русик был оставлен совершенно Русскими иноками еще в 1735 году и перешел во владение Греков, а Хиландарские иноки вынуждены были искать себе пропитания от сборовъ, преимущественно между Болгарами, что и дало в монастыре перевес, Болгарам перед Сербами. Это случилось уже во второй половине ХVІІІ столетия, после упразднения общежития; ибо в 1744 году, по свидетельству нашего паломника Барскаго, большинство Хиландарской братии состояло еще из Сербов (остальные же были из Болгар).

Ближайшим последствием скитальческой жизни иноков было ослабление строгих правил общежития, оставление котораго, в свою очередь, грозило конечным упадком обители. Сербское Княжество, пo утверждении своей незавимости в текущем столетии, обратило внимание и на свою древнюю Царскую Лавру Афонскую; Россия по прежнему не отказывала ей в своей помощи, но не могла не видеть, что без возстановления общежития помощь эта не будет никогда вполне действительною. Еще в начале 1860 годов дозволено было Хиландарю произвести в России, сбор, для поправления монастыря, Хиландарцу Архимандриту Софронию (родом Болгарину), под тем условіем, что, по окончании сбора, первым делом будет возобновление общежития, но это благое намерение не пришло тогда в исполнение, за кончиною отца Софрония, и только в текущем, 1866 году, Хиландарская братия, вняв одновременным увещаниям Константинопольских Представителей России и Сербии, решились, по некотором колебании, возвратиться к общежительному уставу, и начали это дело выбором себе Игумена, совершившемся 29 Июля, 1866 года, в личном присутствии Русского Чрезвычайного Посланника и Полномочного Министра в Константинополе, И. П. Игнатьева, посетившаго в это время Св. Афонскую Гору. С этого знаменательнаго события можно и должно считать новую пору в жизни Сербской Царской Лавры Пр. Симеона и Саввы. Верим и надеемся, что возвращение ея к общежитию, дружное и искреннее содействие всего братства к утверждению общежительных правил, и неуклонному последованию им привлечет на обитель сугубое благословение ея Св. основателей и все благия обетования Пр. Саввы, обещанныя им, во имя Господне, своей обители, под условием точнаго исполнения оставленнаго ей Устава, сбудутся над нею, во время свое, молитвами Пречистыя Богородицы Наставницы и всех Святых Сербской земли.

Приятно заметить и то, что теперь, с обращением в киновию Хиландаря, все три Афонских Славянских монастыря следуют общежительному Уставу.

Приложения

I. Хиландарское книгохранилище

Хиландарское книгохранилище, по числу Славянских рукописей, доселе остается первым между Афонскими, хотя неоднократно подвергалось опасности, и до сего времени еще не обережено вполне от пропаж, хищений, порчи (через выдирание листов и изображений), до сих пор еще не имеет верной описи, хотя наклеенные на корешках рукописей билетики с нумерами и показывают чьи-то благородныя усилия привести библиотеку в порядок, усилия, оставшияся безплодными; ибо, по не имению описи, нельзя и догадаться, какому порядку подчинена эта нумерация. Получив свободный доступ в Хиландарское книгохранилище, в Мае месяце 1866 года, я уже не нашел в нем нескольких замечательных рукописей, упоминаемых Г. Григоровичем, обозревавшим оное в 1844 году, а именно, не оказалось на лицо: 1) Летописи Георгия Амартола; 2) Жития Св. Панкратия Тавроменийскаго, перевод котораго, как известно, приписывают Болгарскому Епископу Константину;40 а существует ли где другой список этого перевода, не известно, и по тому утрата этой древней рукописи составляет чувствительныи ущерб для библиотеки и для всех любителей Славянской письменности. Я упоминаю сдесь о пропаже лишь тех рукописеи, на которыя обратил внимание, зная о существовании их из сочинения Г. Григоровича, но, вероятно, этим не ограничивается еще недочет. Так, от «Хиландарскаго летописца», о котором упоминает Г. Раич, в своей «Истории Славянских народов», я нашел только один листок, служивший закладкою другои рукописи. На вопрос мой у старцев: «Куда бы могли деваться столь драгоценныя рукописи?» один отвечал, что несколько лет тому назад разбирал их один Архимандрит Грек, Хиландарский постриженец, прославившийся в Тернове истреблением Болгарских рукописей, найденных в тамошней Митрополии, из чего надобно заключить, что, вероятно, и упомянутыя выше рукописи не миновали его рук. Но кто же виноват, что его пускали свободно в библиотеку, оставляя делать в ней что угодно? ответ на это один: «А ну, что будем делать?» равносильный Русскому: «Тут ни чего не поделаешь», где простота встречается с лукавством, прибавим мы.

Будем надеяться, что, с возвращением монастыря к общежитию, явятся в нем ревнители и книжнаго дела, каким был сам основатель обители, Преподобный Савва, его ученик и жизнеописатель, Дометиан (котораго Грамматик Владислав называет великим книголюбцем) в ХIII столетии, и Игумен Виктор в ХVII столетии (1650 года), иждивением котораго написано не мало рукописей нынешней библиотеки, и, в конце того же столетия, духовник (баща) обители Никанор, подаривший в устроенный им заново Троицкий Скит 30 рукописных книг.

В настоящем состоянии Хиландарскаго книгохранилища Славянския рукописи отделены от Греческих и помещаются на полках трех открытых шкапов; число рукописей простирается до 300.

Самый большой отдел составляют древния Евангелия, Апостолы и церковныя Богослужебныя книги (они занимают треть всего помещения), за тем Отеческия Писания и Сборники, и наконец самый скудныи отдел – Исторический.

В этом последнем отделе, как наиболее подверженном хищению, однако сохранилось еще несколько замечательных рукописей, а именно:

1. Болгарский перевод Греческой Летописи Манассии, 1350 года, в лист, на лощеной бумаге; точный список с этого перевода находится в нашей Московской Синодальной Библиотеке, а самый текст перевода описан подробно Г. Чертковым, по чему мы и ограничиваемся сдесь не имеющейся в нашем Синодальном списке надписью, которая находится на внутренней стороне переплета Хиландарской, а именно похвалы Болгарскому Царю Александру. Но что особенно замечательно, так это то что похвала эта вставлена Болгарским переводчиком в самый текст Манассииной летописи (чем и решается окончательно спорный вопрос о времени ея написания) в том месте, где Манассия повествует о взятии Рима Вандалами (Гензерихом): после чего Болгарский переводчик прибавил от себя: «и сия убо приключише се Старому Рыму, наш же новый Цариград (разумеет Тернов – столицу Болгарскаго Царства) доит (стоит) и растит, крепит ее и омлаждает се, буди же ему и до конца расти. Ей Царю всеми царствуй, сицеваго приемшу светла, светоноснаго Цара, велиаго Владыку и изряднаго победоносца, корне суща Иоанна, преизящнаго Цара Блгаром, Асене Александра глаголю, прекроткаго и милостиваго, мнихолюбиваго 41 и нищиыим кормителя и великаго Цара Блгаром, его же державу солнца бесчисльнаа да исчтут.» Грустно становится, когда вспомнишь, что эта похвала, в справедливости которой нет причин сомневаться, относится к царствованию, через 40 лет после котораго последовало окончательное падение Царства, доселе стенящаго под ненавистным игом Мусульман и в добавок служащаго самым свободным поприщем для козней Латинских и Протестантских, которыя, видя в них беззащитных овец, не имеющих собственных пастырей, действуют, для прельщения их, всеми своими обширными средствами, опираясь на могущественное пособие политических орудий Франции и Англии.

2. Житие и подвизи, иже в пустыни с своим отцем… иже в светых отца нашего Савы, прваго Архиепископа Србскаго, сказано Преподобным Доментианом, инокомь и Презвутером монастира, Хиландарь нарицаемаго, списано же Феодосием, мнихом тогожде монастира.» Рукопись на пергаменте в 4-ую долю листа, полууставом. В конце надпись: «В лето 7844 (1336) рукою грешнаго Феодоула.» 42

3. Родослов Сербскаго Архиепископа Даниила, и его Сказания о Архиепископах Сербских, с присовокуплением его собственнаго жития. Рукопись на бумаге в лист. В послесловии сказано: «Списа се сиа божественнаа книга, глаголемыи Родослов Св. Србских Господь, списа се в лето 7061 (1553) в храм Св. Взнесения Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа, идеже почивают Св. и честные мощи, иже во Св. отца нашего Савы, прваго Архиепископа Србскаго, трудом и настоянием раба Божия Проигумена Никанора, Иеромонаха и старца Нектария, и приложися у Свету Гору монастиру, глаголемому Хиландару.»

Важность этих двух рукописей очевидна, но Родослов до сих пор еще не напечатан, хотя он для Сербов то же, что для нас Нестор (по внутреннему достоинству своему ниже Нестора уже по одному отсутствию летосчисления).

4. Типик или Устав Хиландарскои обители Пр. Саввы, списанный, по преданию, одним аз учеников его, рукопись XIII века на пергаменте в 8-ую д.л., в которой, к сожалению, недостает уже и скольких листов, вырванных святотатственною рукою одного из посетителей книгохранилища в настоящем столетии; ибо в прошлом столетии листы были все, как доказывает перевод этого Устава 1788 года. Этот замечательный памятник Сербской письменности, очевидно, списанный с подлинника с тем священным благоговением, с которым всегда относилась обитель к памяти своего Св. основателя, составляет и по языку драгоценный памятник Сербской письменности XIII столетия (к сожалению, доселе неизданный), а в церковном отношении служить лучшим свидетельством высокаго настроения души Пр. Саввы, для истории же Православнаго монашества мерилом того, на какой высоте духовнаго совершенства находились подвижиики Афонские XIII века; ибо известно, что Пр. Савва, как трудолюбивая пчела, собрал свой духовный мед с самых благоуханных цветов современной ему Афонской жизни. Повторяю, что Устав Пр. Саввы, вместе с позднейшим Скитским Уставом нашего Пр. Нила Сорскаго, составляют драгоценный матерьял для будущаго историка Православнаго Восточнаго монашества. Устав этот в конце прошлаго столетия (в 1788 году) переложен одним из знатоков Славянской письменности на общий Церковно-Славянский язык для яснейшаго понимания.

5. Типик Палестинския Лавры Св. Саввы Освященнаго, на пергамент в 4-ую д. листа, рукопись ХІУ века, писана при Царе Стефане Душане, след., между 1347 и 1356 годами. В конце Месяцеслове, в котором значится: «Ноября .аі҃. (11-е). Паметь благовернаго Кнеза Стефана Владислава и хтитора дому Господа Бога и Спаса нашего, Исуса Христа, иже есть Милешева. В ти же день паметь Св. и благовернаго Крала Стефана Уроша и хтитора дому Господа Бога и Спаса нашего, Ис. Хр., иже глаголет се Дечани.» Февраля .ді҃. (14): «Пp. Отца нашего Курила Филосопа.» Тропарь ему: «Тврдым умом и богодхновенным учением просвещае мира, обтече яко млнию вселенную, Куриле Свете, разсевае пресветло Божие слово на Западе, и Севере, и Юзе, мира просвещае учением, Свете.»

6. Сборник, озаглавленный неправильно: «Синаксарион» (№ 101), в большую 4-ую долю примечательны: «Евфимиа Патриарха Трновскаго (слово) похвальное Святым великыим и равноапостольным Царем, Константину и Елене». В конце этого слово сказано: Благочестивейший Цару, Иоанне Шишмане, любымый дар, иже нас на се понудивый слово. Сие ти многожелательное сокровище, не бо лжним баснем последовавьшии сие составихом слово, не от истинныих и нелжныих сведетелей, нельстнаа избрахом разумениа, ихже люботроудей се обрящешь в Божественныих писаниих. Буди жe и тебе подражателю быти благочестивеишему Константину и с ним вечныих насладити се благв…» С таким благожеланием обращался к последнему Болгарскому Царю, если не последний пo числу, то последний из известных и самый замечательнейший из всех бывших Терновских Патриярхов, Архипастырь Болгарской Церкви, учитель и сородич нашего Всероссийскаго Митрополита Кипряна (по свидетельству знавшаго лично обоих, Южно-Русскаго Митрополита Григория Самблака, написавшаго им обоим Похвальныя Слова). Давно пора бы кому либо из Болгарских родолюбцев извлечь из забвения, разбросанныя в разных местах, сочинения блаженнаго Евфимия. Конечно, это было бы давно исполнено, если бы у Болгар было поболее таких трудолюбцевь, как почтенный о. Неофит Рыльский, и побольше свободнаго времени для таких просвещенных мужей, как нынешний Игумен Зографский.

7. Премудраго Иосипа Маттфие, иже от Еуреи удржавшаго преискренно любомоудрие.» Рукопись на бумаге полууставом в 4-ю д. листа. В Послесловии значится: «В лето 7093 (1585) приписах сию книгу Иосипа премудраго, иже от Евреи премудрейшаго – от Рускаго извода, понеже не обреташе со сиа книга Иосып нашим Србскым езыком, ни в Светеи Горе в Србскых монастырех, ни в Србсцеи земли – аз же монастырским посланием и вторицею бых в Рускых землах у благочестиваго Цара и Великаго Князя Ивана Васильевича, в иноцех Иона монах, и многых Царскыих щедрот и милосты всприехом, ему же буди вечная паметь, и тамо привикох нашего Рускаго езыка, елико ми разумети многая Рускыя речи в сей книзе, и преписах Србьски речми Сия писах в пиргу Св. Савы в Кареех, тогда ми убогому пребывающу в том месте... И тогда бысть трус страшныи месеца Иоулиа .и҃і. (18) днь, и мног бысть убиток изымиа по монастырех, и пиргови падоша мнози, и на превлаце вси, лета 7093 (1585), месеца Августа .ф҃. (9-го)… Убогий Григорие, в скиме преименованный Василие свещенноинок.»

8. Евангелие на пергаменте, писанное в 6846 (1356) году.

9. Евангелие на пергаменте; в, конце запись: «Аз, раб Христов, Дияк Бунило, написах Снаксарь по Тетроевангелу речею Господина Митрополита Дамиена, что и прегрешно, пращаите, а не клните…»

В этом Евангелии помещено: «Слово учителя нашего Константина Философа» следующаго содержания: «Проглас есть Светаго еуаглия. Яко же Пророци прорекли суть прежде: Христос гредет езыки сбрати, свет бо есть всему миру; реше бо они: слепии прозрет, глусии услышет слово буквное, Бога познают яко достоит. Темже услышите, Словени вси. Дар бо есть от Бога сии дан, дар Божий десные чести есть, дар Божии душам николи же тлее, душам тем, иже и приимут, се же есть дар. Матфеи, Марко, Лука, Иоан, учет весь народ, глаголюще: елико лепоту своим душам видите, любите и радуите се, елико же хотеть грех тму отвре щи и мира сего тлю отложити, и елико житие раиское обрести и избежати от огня горющаго, внмите ныня от всего ума. Слышите, Словенск народ весь, слышите, слово; от Бога бо прииде. Слово, иже крмит душе чловечские; слово, еже крепит срдца и умы; слово, вса готовая Бога познати. Яко бо без света радость не будет оку, видещю Божию тварь всу, не все без света ни лепо, ни видимо есть, тако и душа всака без букв, не видещи Божия закона добре, закона книжна, духовнаго, закона, раи Божии явлющи. Кыи бо слохь громнаго тутна не слышав, может Бога боети се, ноздри же паки цвета не ухающи како разумеет се Божие чюдо? Уста бо, яже сладка, не чюють, яко камена твореть чловека, паче же сего душа безбуковна мертва явлеет се в чдовецех. Се же все мы, братие Словени, замышляюще, глаголем свет подобающ, еже чловеки все отлучит от жития скотска и похоти, да не, ум имуще неразумн, туждиим езыком слышеще слово, яко медна звона глас слышите; се бо Светы Павл уче, рече, молитву свою вздае прежде Богу, яко хощю словес петь изрещи с разум, да и вса братия разумеют, неже тьму словес неразумн. Кыи бо чловек не разумеет, кыи не приложит притче мудрые, сказающа беседы прави нам? Яко бо тля плтех настоит, все тлещи, паче гноя гноещи, егда своего брашна не имать, тако душа всака отпадает жизни Божия, не имуща живота, егда сдовесе Божия не слышит. Ину же притчю мудру зело да глаголем, чловеки любеще се, хотещи расти Божием растом. Кто бо веры сее не весть правы, яко семени, падающу на ниве, тако на срдцих чловечесцех, требующих джда Божия, букв, да взрастет плод Божии паче. Кто может притече все, обличающе без книг езыки, ме в глас смыслне глаголюща, ни аще езыки вси умеет, может сказати немощ сих? Обаче свою притчю да приставлю, мног ум в мале речи каже: нази бо вси без книг езыци, брати се не могуще без оружия с противником душ наших, готови в плен мукы вечные. Иже бо, езыци, не любите врага, брати же смыслеще с ним зело, отверзете прилежно уму двери, оружие приемше твердо ныня, еже куют книгы Господне, главу труще неприязни вельми. Букв ибо сие иже приимет, мудрость Христос глаголет и душе выше крепит. Апостоли же с Пророки вси: иже бо сих словеса глаголюще, подобни будут врага убити, победу приносеще к Богу добру, плти бежеще тле гноевые, плти, еже живет, яко в сне, не падающее, крепко же стоеще, Богу явльше се яко храбри, стоеще о десную су Божия престола, егда огнем судить езыком, радующе се с Аггели в векы присно, Бога славеще милостиваго, внегда книжныими песньми Богу поюще, чловеки милуюшему, яко тому подобает всака слава, честь же и хвала Божия выну с Отцем и с Светым Духом в веки веком от всее твари. Аминь.»43

10. Апостол, полууставнаго письма в 4-тю д. л. Надпись: «Написа сии праксии аз, многогрешныи раб Божии, Миргата Хате Диак в дни благовернаго Стефана Воеводы в лето 6971 (1463).»

11. Апостол, отличнаго полууставнаго письма. Послесловие: «ІІовелением и иждивением преизбраннаго с Господом в предстатствие постничствуюшеи общежительно братии великые Лавры Србскые монастыра Хелендара всепреподобнейшаго отца Игумена Г-нa Виктора, oт добра извода преписахом от старых преводник Ресавскых, не имущаго ни что же порока в лето 7168 (1660).»

Кто такие были эте старые преводники Ресавские, и когда именно появились на свет их добрые изводы, не имущие ничто же порока? Когда и кем направлялись и поощрялись эте труды, имеющие для Сербской письменности очевидно то же самое значение, какое для Болгар труды их старых приводников Охридских?

Ресава река, впадающая в Сербскую Мораву ниже города Свилайнца, сообщающая свое имя Срезу (Уезду) Ресавскому; на ней находился монастырь того же имени, задужбина Сербскаго Деспота Стефана, сына Князя Лазаря, убитаго на Косовском поле в 1389 году. Об основании этой обители Сербский историограф, Архимандрит Раич пишет: «Во время посещения Государства своего обрете Стефан Деспот место красно пустынное, подобно молчанию, в Браничевском Княжении, на реце Ресаве, и созда ту монастырь прекрасный, который от реце тоя и имя получил Ресава; храм же посреде его воздвиже во имя Живоначальные Троицы и всякими добротами украси, и град около созда, и в стенах того келии. Собра же и множество иноков боголюбезных, и всели ту и всякими потребами удовли, и сокровище от дне на день полагаше ту, иде же последи положися. Подаде же ту и иконы златом и бисером украшены и множество книг, и сосуды и ризы, с великим бисером и златом, яко превосходити и Святыя Горы великую Лавру (Хиландарь). Призывает и Патриарха Кирилла со всем собором Сербския земли, и сотвори освящение храма в день Святыя ГІятидесятницы. Начатъ же обитель сию здати в 1407 году, тако свидетельствующим всем нашим историкам» (История Слав. народов, ч. III, стр. 113 и 114).

По Сербским летописям, монастырь Ресава сгорел в 1456 году: и тожде лето 6964 изгоре Ресава.» (См. «Повесть от битиа и о Царствих васех родов», в «Гласнике Друж. Сербской словесности» кн. X, стр. 273). Память о красоте и велелении этой обители в ряду других Сербских задужбин (монастыреи, построенных в вечный помин, души) осталась в следующей Сербской пословице: «Призренске цркве патос (пол, помост) и Дечанска цркви, Петска припрать (паперть) и Банско злато и Ресавско писание (иконопись), не обрета ее нигде». Многое ли осталось из «Множества книг», собранных в Ресаве ея ктитором, благочестивым книголюбцем Деспотом Стефаном? На это ответом служит наше открытие в Хиландарской обители, не подлинной Ресавской рукописи, а лишь копии, переписанной в XVII столетии с Ресавскаго извода. Деспот Стефан правил 38 лет, с 1389 по 1427 год. Сербские летописцы согласно свидетельствуют об его богопросвещенном уме и благочестивом, целомудренном житии (о душевных его свойствах см. у Раича, ч. III, стр. 111 и 112). О заслугах же его на пользу духовнаго просвешения своего народа один из Сербских летописцев, говоря о Стефане, между прочим отзывается так: «Стефан же Деспот не остави семене, благочестно и богооугодно пожив, и многа писаниа преведе от Греческыих писании, паче инех прежде бывших того, сзда же и монастирь достохвалан Светей Троици на реце Ресаве, в положение мощем своим… Житие же его все по реду написует се Константин философо44 по мнозе умолени Синклит, па чеже еговим трем явленныим (троекратным) запрещением, еже и начан от десетыих слов Моусеискаго законоположениа, таже егову (Стефанову) взрасту и власти и благочестию удобротворив, и украсив плетеными и ветискыми глаголы, аще кто ин древных любомудрец, яко велику сладость и умиление прочитающиим, и вса памети достоина написав и ухытрит яже мы недовлеем к повести, тчию от чести вспоменухом, длготи слов убежавше, яко же от некое пучины ужасни краи взехом, да не потопление ума подимем.» (См. Сказание о Србскыих Господах» в «Изборе Югославянских Достопамятносте», издан. II. Шаaaрbком в Праге, 1851 г.» стр. 62 и 63).

Из вышеприведенных слов летописи о том, что Деспот Стефан «многа писаниа преведе от Гречскыих писании, паче инех, прежде бывших того,» и замечания «о добрых изводах Ресавских преводник, не имущих ничто же порока,» следует заключить, что Деспот Стефан, собрав в основанной им обители смножество книг» и ученых иноков, как знаток Еллинскаго языка, предпринял труд исправления перевода на Сербский язык книг Св. Писания, Богослужебных и Отеческих, дополнив, по всей вероятности, новыми переводами45 то, чего еще недоставало тогда в Сербской письменности. Этим предположением только и может, объясниться отзыв летописца о многих его переводах с Греческаго, несовместных с Царственными заботами, в особенности того тяжелаго времени, которое выпало на долю Деспота Стефана. И самое направление этих занятий есть уже великая заслуга, которая ставит Стефана выше его предшественников. Замечательно еще, что этот труд был предпринят тогда, когда уже Сербское Царство было, так сказать, на кануне своей государственной смерти. Очевидно, что в душе благочестиваго Стефана жило сознание будущаго его возрождения. На нынешнем Сербском народе лежит святой долг собрать во едино труды старых Ресавских преводник и издать их в память великаго дела и мужа, его совершившаго.

12. Триодь Цветная, рукопись на бумаге XVII столетия, в лист. Надпись: «Сыю книгу писал смеренныи поп Оливер, и молю вас…»

13. Каноны Богородичны 8 ми гласов, рукопись полууставнаго письма. Надпись: «Сии св. книги (понови?) трудом и настоянием Игумена Гавриила; рукою Хаджи Герасима, Иеромонаха, родом Русина, в лето 7210 (1702).

14. Минея Месячная (Ноябрь месяц), приложена Мардарием, Проигуменом от Влашския земли, от Св. Троицы, при Игумене Григорие 7101 (1593) года.

15. Апостольския Послания, в 1/2 листа полууставнаго письма. Надпись: В лето 7148 (1640) совершися сия божественная книга повелением Иеромонаха Паисия, Игумена Зографскаго… Руконачертание многогрешнаго Кирилла Хлубочан"…

16. Апостол на пергаменте XIV века. Надпись: «Приложих аз грешныи Афанасии Богородице Хиландарьскои 6873 (1365) г.

17. Пролог полууставнаго письма: «списан в Кареи в пирг Хиландарском 7129 (1621) года.

18. Шестодневник Василия Великаго. Надпись: «Сию книгу Шестодневник написа Игумен. Иларион 7131 (1623) года. Преставися 7135 (1627) года».

19. Житие Варлаама и Иоасафа, Царевича Индейскаго. Перевод этой книги, как известию, относится ко временам Болгарскаго Царя Симеона.

20. Сборник, под названием «Силлогизмы,» заключающий в себе обличения против Латин из сочинений Св. Григория Паламы и др. Св. Отцев Восточной Церкви.

21. Типик церковной службы в Иерусалимской Лавре Пр. Саввы. Рукопись в Лист полууставнаго письма, XVI столетия, на лощеной бумаге. В послесловии сказано: «В лето 7164 (1656) списа се сиа книга, глаголема я Типик, труди и платею Игумена Виктора Иеромонаха во время Игуменства его, рукою Попа Антония на Св. Анне (скит Св. Анны близ Лавры Св. Афанасия) во дни Султана Махмета, тогда благочестивый Царь Московскии двиг се и приет всу Лешку землю и плени Татаре.»

22. Летопись о Царях Иудейских, Римских и Греческих (послед. Лев Армянин). По содержанию видно, что она есть перевод Зонары, Надпись: «Сиа книга прежде была святопочившаго Владыки Призренскаго, Митрополита Кур Михаила, паки ю аз смирении и меньшии в Архиереях Иоанн Архиепископ Пекский вдах ю монастиру Хилендару, да буде на служение и пользу прочитающим… Писах в лето 7111." (1603)."

23. Книга Никона Черной Горы. Надпись: «Сию книгу, глаголему Никон (63 слова) купил Духовник Никанор от Попа Виктора на Св. Анне ценою сребро 20 грошей» 7190 (1082) года.»

24. Избранная Минея: «списана рукою грешнаго Попа Гавриила Житомысличинина в монастире Хиландарском в 7178 (1670) году, повелением и иждивением честнейшаго и преподобнейшаго, всякими добродетелями украшеннаго, царствия небеснаго рачителя, всем последователя Евангелъским заповедем кроткаго и братолюбиваго, жилища Христова чиста, Кур Виктора, Иеромонаха и Игумена и Архимандрита Царския и Священныя Славеносербския великия Лавры монастыра Хилендара.»

25. Толковая Псалтирь, то есть, толкование на Псалтирь Максима Грека, с его посвящением Царю, писана полууставом в лист.

26. Толковая Псалтирь 7019 (1511) г., начата при Игумене Данииле, кончена при Игумене Матфее.

27. Псалтирь, писана полууставом. «Оправил Игумен Симеон 7193 (1685) года. Замечено: «В том же году скончался духовник Никанор.»

28. Лествица. На ней надпись: «Аз смиренный духовник Никонор воздвиг церковь Св. Троицы от основания, и той церкви приложил .л҃. (30) книг при Игумену Симеону, брату моему по плоти 7193 (1685) году.»

29. Книга, «иже на языку Греческом именуется Догматики паноплиа, на Славянском же Велениом, паче же Богословиом всеоружство», в 4-ю д. л. Приложена в монастырь духовником Исаиею 7117 (1609) году.»

30. Книга Поучений Св. Исаака Сирина, писана в 7163 (1655) году.

31. Повесть о Св. Горе Афонской Стефана Святогорца, писана полууставом XV столетия.

32. Слова Св. Григория Богослова, на пергаменте, из числа 30 книг, пожертвованных духовником Никанором в 1685 г. в Троицкий скит.

Сборник поучений Св. Отцев, начинающийся поучениями Пр. Исихия, рукопись ХІV века на пергаменте.

34. Сборник разсуждений об исхождении Св. Духа. Надпись: "Аз смиренный Василий, Митрополит Новобрдский, изобретох сию книгу и приложих церкви Грачаници Митрополии Новобрдскои лета (1592) года.

35. Миней Месячных 12 книг, на пергаменте четкаго полууставнаго письма XIV столетия.

36. Панагирики (Четь-Минея), три книги, писаны на лощеной бумаге полууставом, «успехом отца Игумена Кур Илариона 7132 (1624) у пиргу на Кареях.»

Кроме книг, в библиотеке хранится несколько пергаментных и бумажных свитков; таковы: 1) три свитка Литургии XIV века. Выписываем из одного из них молитву о победе на врагов: «ІІаки те молим милосрдаго Владыку, Господи Саваофе, Боже Израилев, седеи на Херувим и на Серафим почиваеи, ты един Царь eси всеи вселенеи, небесным и земльным, услыши ны и внми, Господи, и виждь насилие воюющих на ны, и не яростию твоею обличи нас, ниже гневом твоим накажи нас. Молим те, Господи, отложи гнев твои, сущии на нас, и подаждь Стефану Урошу, Кралю нашему сему, помощь твою, и укрепи силою честнаго и животворещаго креста твоего, и покори сиу все встающее на н супостаты, и даждь ему вса прошения, яже к спасению, и оружием благоверием венчаи его. Рци в срдци его благаа о цркви твоеи и о всех людех твоих, даждь ему мирно царство, да и мыи в тишине его тихо и безмлвно житие поживем. И схрани, Господи, люди свое, клети их исплни всакаго блага, сврсты их в мир и в единении сблюдии, младенце их вспестуи, юноте вспитеи, старые укрепи, малодушные утоли, расеяные сбери и нудимые духы нечистыми свободи, с плавающыми плаваи и с в путь шествующими путешествуи, болещее исцели молитвами Пречистые Владычици нашее Богоридици, Приснодевы Марии, и всех Светых твоих. Аминь.»

He менее замечателен свиток, писанный на хлопчатке в начале ХІУ столетия, в которомъ, по совету Сербскаго Архиепископа Никодима и всего освященнаго Собора, Краль Стефан Милутин приказал вписать, на память потомству, свои деяния. Этот свиток, составляющий копию с подлинника, назначеннаго для хранения в Сербской Архиепископии, длиною в 3 1/2 аршина, начала и конца недостает. Выписываем содержание его: «…темже и аз, раб сыи моего Спаса Христа, Стефан Урош и по милости Божиеи Краль и Самодржец всех Србскыих и Поморскыих земль, разумев словеса твоя, сладкий мой Иисусе, в светем Евангелии, учещие ни: да просветит се свет ваш пред чдовеки, яко да узрят добраа ваша дела и прославет отца вашего, иже на небесех... узнав, что нет ни чего лучше Царям и Архереям, как на Соборах закон Божий почитати, пришедши в Соборную церковь и у Пекы, и поклонившись иконам и лобзавши честну руку Предтечи Иоана, и прием благословение духовнаго отца Архиепископа Србскаго, Кур Никодима, и иже с ним светаго Сбора Србскаго да не останутсе чудные дела Божие в жртву забвения гробу, сих ради заповедает Кралевство ми о сих Божиих благодеяниех, паче же о Хиландарском поновлении и о жидчском писании и о селищу улиарском под Пекию… Держава Греческая простиралась до Лиляна и Греки делали насилие; ради того, благословясь, пошел он в пределы окрестные Царства Греческаго, и когда никто не сопротивлялся, занял оба Полога и с градови и с областию их, и град славныи Скопие, по сих же Овче Поле, и Злетову, и Пианц; смирихь вса места и прогнах вса власти Гречьские от тех предел. Они же, злословныи и лукавыи Гречци властници, возвестише Цару Палеологу.» Тот, собрав войско и присоединив Татары, Турки и Французы, и восприем Латинскую веру», пошел на нас войною. Но дошедши до места, глаголемаго Илангыфа, на три дни пути от Константинополя, где храм Великомученика Георгия, внезапно скончался и положен во град Силиври. Вельможи же его с толикими победами устремились на Србскую землю; дошедши же до места Липианя и Призрена и сотворив не малы пакости, возвратились. «Плка Татарскаго» одна часть дошла до реки Дриим, но, переплывая ее, частию потонула, частию побита. Старейшины их Чрноглава голова принесена Кралю. «Восприемши же дрзновение» и благословясь, с помощию брата своего, Стефаня Краля Сремскаго (Драгутина), пошел опять в пределы Греческие, он постизаем до внутрь земли Гречьские, до места, глаголемаго на Суд,» и отпраздновав там Рождество Христово, «постизаем внутрь земли Гречские до Светые Горы Афонские.» Заняв все пределы «Струмскые и Серскые крестоположе и иные страны окрестные, и все их богатство и имение вземше, взвратисе в отечство Отпустив Краля Стефана в землю Сремскую, вскоре идет он опять на Грецию, «и приехом с градовы и области их, землю Дебрскю, државу земли Кичавскые, и землю Поречскую, и сиа вса приложи Кралевство ми к нашему отчству. По сих же и Влахиотску землю повоевавшим нам и тамо неисповедимаа богатства вземше, и сии в опустении изоставихом.» Но «в Браничеве, в месте, рекомем Ждреле, да вельможи самовластна и самобратна суща, Куделин и Дрман, с своими силами наскакают на брата Стефана Краля,» и присовокупив много войск Татарских и Куманских. Тогда сей Стефан приходит «к Кралевству ми, стание створшим на Мораве, у Мачковци, и молит о помощи. «Кралевство ми ни мало не коснив, на тые безбожные съединенными воискы идохом и желание наше получихомь. Сии же зломысльцы бегу се смлют обон пол Дунава, а име их погибаст. ІІо сем же вста некто Шишман в земли Болгарсцей, живыи в граде Бдины (Видине), предрже окрестные страны многы земли Блгарсцеи. Тои присовокоупив проклету ересь езыка Татарска, доиде до места Хвостна, и, хоте внити в место Ждрело, да взмет ту сущи достояния много». Тут случилось великое знамение: «стлп огнь и мужии огненые образы имуще», кои прогнали «Блгар. Тогда идохом до града Бдына. Сии же, прием древа (ладьи), преходит реку, глаголемую Дунав. Его же всу државу прием, всхоте Кралевство ми вса жилища разорити и град, в нем же дворы его бяше, в конце сокрушити. Сии же рабски молит се, яко един от меньших моих, обещае в всем послушании быти Кралевсгву ми. Кралевство ми подтврдих и заповедах моего вельможи, Великаго Жупана Драгоша, дщерь себе взети в жену. Се же и бысть. По сих видех его велие прилежание и любовь срдечную к себе, видех дщерь свою за сына его, Михаила. Великии и беззаконный «Царь Татарски Ногей с всеми силами вздвигает се на ме. Кралевство ми, устроив богатые дары, посылает к нему.» Беззаконный Царь, спешащий на Кралевство ми, «прием дар, возврати се вспеть.» Послал сына Стефана с великоименитыми властели на службу его (Ногея). Когда отчаявались в его возврате, Стефан возвратился невредим: «тогда бо сему беззаконному Цару междоусобная рать бысть. По их.. безбожнии Перси и Агаряне вооружились на Христовыи род: они вселились в Великую Романию и укоренились во всякой свободе до 20-ти лет. Кралевство ми призвах некую часть от тех безбожных «Пepc на похвалу и честь и зависть Кралевству ми от околних Царь.» Когда же они замыслили погибель Кралевства ми, тогда в конец их победил, не токмо в державе Кралевства ми, но и в Романии: «и градове их в конце разорише се, никому же ни единому от таковаго безбожнаго езыка где в памети обрести се на всеи великои Романии по сию страну Византийскаго моря, кроме иже в рабстве сущих Србским властелом. Кур Андроник Палеолог, вселенскии Царь, тесть Кралевства ми, умоли всесрдечнаго сына државнаго Царства, да пошле воиско противу Перс в Анатолию. Он же, подвигнут молением, отряжает дружину с Великим Воеводою, Новаком Гребстрека, которая, достигнув града Ираклии, радостно встречена Андроником и, «влезше в древа, прешла в Анатолию.» После многих сражений победила и, возблагодаренная Андроником, воротилась во свояси.» Дальше следует сказание: о Божией благодати, просиявшей в храм Св. Апостол в Рашском монастыре, второй Епископии Сербской, в храм Успения Богородицы, в Студеницком монастыре и, в Хиландаре…»

Из этого краткаго очерка Хиландарскаго книгохранилища можно заключить, сколько еще в нем имеется лобопытнаго для Славянской письменности вообще и Сербской в частности. При следующем посещении сей обители, если Бог благоволит, надеюсь сообщить более подробныя сведения, в дополнение настоящих.

II. Хрисовул Стефана Немани, Великаго Жупана Сербскаго, во иноках Св. Симеона, созданному им с сыном своим, Саввою, Хиландарскому монастырю

Искони створи Бог небо и землю и чловекы на неи, и благослови е, и дасть им власть на всеи твори своеи, и постави ови Царе, другие Кнезе, ини владикы, и комужде дасть пасти стадо свое и сблудати е от всакога зла, находещаго на не. Тем же, братие, Бог премилостивы утверди Грке Царьми, a Угре Кральми, и когожде езика разделив, и закон дав, и правы уставы, и владикы над ними по нраву и по закону раставл своею премудростию, тем же по мнозеи его и неизмернеи милости и чловеколюбию, дарова нашим прадедом и нашим дедом обладати сиюв землов Србсков, и всакоеко Бог строе на унша чловеком, не хоте чловечи гибели, и постави ме Велиега Жупана, нареченаго в светем крещени Стефана Неману, и обнових свою дедину и больше утврдих Божиюв помокию и своею мудростию, данов ми от Бога, и вздвигох погибшую свою дедину, и приобретох од морске земле Зету и с градовы, а од Арбанас Пилот, а од Грчке земле Лаб с Лпланем, Глбочицу, Реке, Загрлату, Левче, Белицу, Лепеницу, и Божиюв помокию и своим трудом та вса приобрет, поспешением Божием мир и тихость всприемшу владичству моему од всуда, зачех пощравати мысль свою и поучавати ум свои, вжделевати и пещи се о души своеи, в которое число вчтен буду в день страшнаго суда, и како би мощно всприети ми ангельски и апостольски образ и последовати владичнем глаголом: взмете иго мое на се и научите се от мене, ко кротк есмь и смерен срдцем; иго бо мое благо и бреме мое лко есть. Минувшу же времени многу Владика мои премилостивы не презре моление сплескание (творения) своего, н яко щедры трудоположник и мздовздатель, иже рече нескврними своими усти: но придох призвати праведник, н грешник в покаяние, и мне, по милосрдью его, внезапу приклучшу се вре мени ясно, и вса мира сего честь и слава ни в что же ми вменена бысть, и всу красоту жития сего и дивно взрение яко и дым ми бысть видимо, а Христова любы паче привезоваше се к мене, аще и к недостоину, и внезапу оставих владичство мое и вса мое, различна мое, Христу извольшу тако и Пресветеи Госпожди Богородици, и сподоби ме грешнаго светаго ига его благаго, и общника ме створи честнаго и ангельскаго и апостольскаго образа малаго и великаго. Сему же кончавшу се о мне, устрою сему бываему, оставих на престоле моем и в Христу дарован ми владичстве лубвнаго ми сына, Стефана, Велиега Жупана и Севастократора, зети од Бога венчанаго Кир Алексия, Цара Гречкога, и аще и не достоин раб Христу нарещи се, Симеон мних, благослових и всаким благословением, яко же благослови Исак Иакова, сына своего, еже поспешствовати ему о всаком деле блаз у владичстве своем и благосрду быти на мир крстиянскы и о црквах пещи се и о служещих в них, и ни како же быти зазорну од всех творца и Господа. По сем же, пзволением Владикы моего, Исуса Христа, яко же вещавает писание: никотори же пророк в отечстве своем приет есть, начет подвизати се мысль моя изити ми од знание моего и дети и постигнути некое место, и ту получити спасение; и не остави мене Владика мои и моего желания, паче бо радует се о грешнице кающи се. Изидох из отчства своего в Светую Гору, и обретох монастирь николи бывши, зовомы Хиландарь, Введение Светые и Преславние Владычице наше, Богородице, идеже не бе камень остал на камени, ну развален однудь, и потрудив старость свою, поспешствующу ми сыну ми, Велиему Жупану, Стефану, сподоби ме Владика мои быты ему ктитору, и чести его погибшее взисках и обнових, и по изволении Владичице Богородице, и да, ере испросих парике46 у Цара у Призрене, да дах од них манастиру у Светой Горе, Светои Богородици у Милеях села: Непробища, Момушу, Сламодравы, Ретивлу, Трние, Ретивщица, Трновец, Хоча и друга Хоча, и трг тунге (тут же), и два винограда тунге насадих, и улиниеке .д҃. едн у Трпезех, други у Дабшоре, трети у Голишеве, четврти у Парицех; а за коимжде улиеником по два чловека, и планину Богачу и од влах47. Радово судство и Дюргево, а всеге влах .р҃о. (170), и дах од добытка что моге, и у Зете кобыле и соли .л҃. (30) спудов. И аке кто од манастирских луди бежи, или влах, под Велиега Жупана, или под инога кога, да се вракаю опеть, а коли од Жупаних луди приходе у монастырске людие, да се вракаю опеть, и вса, елико дах манастыреви у Свету Гору, да не требе ни моему дететеви, ни моему унучетеви, ни мо (ему)… ро(ди)… му, ни иному никому ре(же). Ако ли кто сие претвори, да му Бог суди и да му е суперница Света Богородица на страшном судищи оном и яз грешник Симеон.

Крст Симонов и подписание.»

Этот хрисовул писан на пергаменте между 1198 и 1200 годами; к нему привешана печать, на которой вырезано по Гречески так: «Печать Стефана Великаго», a на другой стороне: «Жупана Немане.»

III. Типик или Устав Пр. Саввы, собственноручно написанный им в 1199 году для своей Карейской безмолвной келии, которая по сему и доселе зовется Типикарницей

«Начело премудрости страх Господень, разум же благ всем творещим и (яко же48) вещает великий Апостол Павл, их же (око не виде), ни ухо слыша, ни на срдце чловеку не взыде, (яже) уготова Бог любещим е. Тем же, слышаще се, всакому, хотещему спасти се, подобает подвизати се шствовати тесным и прискрбным потем. Путь бо кратк есть, братие моя любимая, им же течем, дымь есть житие наше, пара, прст и прах, вьмале являет се, а вскоре погыбает; мал бо есть труд житию нашему, велико же и бескончно благых вздание. Тем же и аз, всех последни и грешнеи и, присно слабыи, уныли на подвизание духовное, пришстовав в Светую Гору, обретох богоизбраннаа светила, различными образы текуще к подвигу духовному, тем же и аз, укрепив свою немощь, подвигох се, елико сил могющи, и устворих ограду светую, дом Пресветые Владичице нашее, Богородице, Приснодевы Марие, общаго светого жития, и келие им довольне у Кареях, идеже да приходеще пребывают Игумен и вса братия. По сем же пакы устворих туижде у Вораховици место безмлвию Светого Преподобнаго отца нашего Савы, в жилище двема, или трем, по гласу Господню, идеже бо еста два, или тре, сбрани в име мое, ту есмь аз посреде их. Тем же сию заповедь даю всемь, да есть в дома: ни Прот да не имать обласи над тов келиюв, ни Игумен светаго нашего манастыра, ни ин кто от братие, да не имать смущать живущаго в келии сей Светаго Савы, и что обретает се у тои келии, или вино, или овоще, да не иметь узимати наш манастырь ни чесоре од того, или Игумен инем отдавати, н паче да дает се ту от нашего манастыра, помени ради, свеща Светому Саве, масла литр .з҃. (60). А о ином всем на волю взлагаю Игумену и всеи братии, аще чим имут мощи присещати брата живущаго в келии сеи, то верую в Бога, ере да не оскудеют вы грсть муки, ни чванц масла, и мою, аще и грешному, молитву, но паче имети в помщ себе, его же бо аз оставлю по смрти своеи в той келии, т да пребывает до живота своего не пременен ни от кого же; потом пакы сиков образ да ваю да бывасть, да сскуплает се Игумен светаго манастыра с всси братею, и да избирают мужа богобоязнива, иже есть подобен жити в кели в месте том, либо аще будет кто апоигумен, или ин некто поработавших месту тому светому, да посилает се в то место, и т всаку свободу и область да имать над келиею тов, яко же и прежде писахом, а манастырь ни Игумен да не имать ни коере области над келиов тов, ни паки, мыта ради, да не поставляет се некто у келии тои, а небуде достоин правила духовнаго.

Сии же устав уставлаю в келии тои да држит, хотеи жити в неи: понедельник и сред и петк ни масла яждь, ни вина пии, в вторник же и в четврк масло яжди и вино пии. Сие вса пети дние единое днем да яси, в суботу же и в неделю рыбы и сыр и вса прочая, и дващи днем ядение. В пост же великы: в суботу и неделю масло яждь и вина вкушаи, а в ине дни ни вина, ни масла. А к Рождству Христову пость, яко же и в ины дни, уставихом, буди и тги такожде. А в пост к Светым Апостолом такожде да есть, яко же и в ине дни препросте устивихом. В пети же да држите сии устав: утрни и вечерна яко же есть обычай; на утрени же през все годище да поет се по .г҃. (3) каф. псалтыра, а на вечерни к Господу, егда разве тропарь; Господне же поем разно, првую годыну с утренею без псалтыра, на третеи же године и на шестеи и на деветои певаем по .г. кафисмы псалтыра с метанием, яко же обычаи имамо, на всако же начало в Придите поклоним се, по .г҃. метаниа, и пакы кончавше псалом и рекшю аллогу (аллилуия) по .г҃. метаниа, или в вечерни, или в мефемоне, или в псалтьри, или в годинах, или в полнощницах; всаки же службе свршающи се концу, гдере глаголют се: Боже, ущедри и благослови ны, по .в҃і. (12) метаниа; полунощница же певает се в цркви с блаженами, по .г҃.. каф. и канон Богородици, а что же остает псалтыра, то изглаголи любо в дне, любо нощи, тчию да препевает се псалтырь на днь и на нощь. В суботу же вечер бывает, яко же имамо обычаи агрипинию; се же певаем на агрипнии: рекше трстое, помилуи ме, Боже, и потом поем канон агрипишне, и потом чтет се Тетревангелиа глава една. Аще ли будет не взможно, да преполови, и потом начинает се служба утрени, отпевше по шести псалмех, но Бог Господь отпевше .Г. каф. и четврту каф. Блажене с припетием Ангел сбор, потом седалне, потом чтене и поем степение: Все дьхание. Еуангелие, по Еуанглии Вскресение Христово, и потом Помилуй ме, Боже, и песни за една да поет един, и потом канон вскресе, яко же имамо обычаи, и Светому, аще имаши, и потом свршают се яко же подобает. О светых же и божьственных литургиях противу сил да служет се. В Господскые же великые праздникы подобаеть нам сблюдаи в пени и бдении нощном, поминающе слово глаголемое: бдите и молити се, да не внидете в напасть, дух бо бодр, а плть немощна. Сего ради бдите, труд бо плод своих снесте, аще сия свршите, и блажени будете. Они же устав в пети (о пении) и в ядении уписахом, мольбою молим се, яко будет не претворен, разве аще в болезнь впадет, то елико крепость может. О пити же и ядении, аще случит се некому любимому пришльствие на утешение, тито да разарает се пост, разве среды и петка. О свободе же места того заклинаю Господом нашим, Исусом Христом, и ІІресвятою его Материю, яко же писахом зде, да не будет потворено. Аще ли кто сие претворит и смущати имет живущаго в месте сем, или что узимати иметь, еже есть в месте том, или от книг, или икон, или ино что год будет у месте том, проклет буди и завезан ти от Светые и Животворещие Троице Отца, и Сына, и Светаго Духа, и мною грешным, и да не будет прощен, ни в сием веце, ни в будущем. Сего ради написав и подписах си свое рукописание в лето 6707 (1199).

†Всех последни Сава грешни.»

У сего Устава-свитка почать восковая, на которой вытиснутъ крест со монограмой «Сава.»

IV. Грамота Сербскаго Патриарха Никодима 1450 года

† Понеже убо благоволи всевиновная благодати и подательная, безмерная божественная и сила устрабляющая вся действом Св. Духа, разделяе дари пo своему неизреченному человеколюбию, овем убо дарует скуптра Царствия, овом же вручает службы начельнаа церковнаа. Сей же благодати и на смирение ми призревши, и изволением и судом Благочестиваго и Христолюбиваго Господина Срблем и Поморию Зетскому, Деспота Горгя, п Благочестивые и Христолюбивые Госпоге Деспотице Ирине, и Благочестивых и Христолюбивых сынов их, Господина Гргура, и Господина Стефана, и Господина Деспота Лазаря, и Госпоге Деспотице Елене, и тех всечестним Собором земле Србские Преосвященнии Митрополити и Всеосвященни Епископи и честными и преподобними Игумени и всего Собора Сербскаго, взведену бывшу мне, смиренному Никодиму, и по милости Божией Патриарху на сыи святыи престол, иже во Святых отца нашего, перваго наставника и пастира и добре просветившаго отечествие свое, землю Сербскую, Архиереа Христова, Господина ми Кур Сави. И отнелже приидох в Патриархию, лету уже тогда текущу владычествия моего потому, по течению же обхождения летняго 6958 (1450). Сего ради и пишет смирение ми в сведение всем: приходили к нашему смирению от Св. Горы Игумен Хиландарский, Иеромонах Кир Роман, и Проигумен Кур Варнава, и старцы Феодор и Сава, и вспоминали смирению ми о приложку, що е устав за Святи Сава, да се дава от великии церкви Сербские Патриархие, млчалнице Св. Сави, жителем пирга Карейскаго. И смирение ми, свете сотворив с собором церковним Дому Спасова, с калогири и властели, и найдосмо соборне, ере од смерти Господина Цара Стефана не давано тази диякония от Патриархие Хиландару, н обдрекосмо (обязались), ако се почме држати Типик и правиле церковна у пиргу Карейском по уставу Св. Савы, да онузи диякония исправлямо пиргу Карейскому, докле смо ми живи, по прешствии же нашем от здешних, его же изволит Владыка Христос предржати престол Св. Савы, того, яко Господина и брата моего, молим сие утвержденное в златопечатном хрисовуле господином и учителем Сербским, Кур Савом, и нашим смирением, не потворено, не паче утвержденно, и сему николи же не потворит, не паче больше и крепчае подтверждать. А коли почме синзи пирг продавати и не почме се држати Типик и правила церковна по Уставу Св. Савы, да се онази диакония от Патриархии не дава жителем пирга Карейскаго. И еще вспомину нашему смирению Игумен Иеромонах Кур Роман и Проигумен Кур Варнава и старцы за кукя и за стлп земле и за виноградаа, що имаа святи монастирь Хиландарь у Пеку, да им синози освободимо. И сие смирение ми с всем собором церковним тем освобождает, да им е синози свободно од унче и од теласа и от всех плат и работ, що доходи на место на Пек. Писан в лето 6958 (1450), месяца Иуниа .и҃і. (18) дня у Пеку. Писа и подписа и печати Логофет Тодр.

Никодим Патриарх Сербский.»

У грамоты печать восковая с изображением внутри паралелограма Пр. Саввы, Архиепископа Сербскаго, и надписыо: «Сава Преподобный Архиепископ Сербских и Поморских земель.»

Д. Член Архимандрит Леонид.

Царьград.

1866 года.

ОПЕЧАТКА.

Напёчатано: Читать:

Стран. 28, стр. 3.

мотики. Хижины.

* * *

1

Этот хрисовул есть один из древнейших памятников письменности сербской, напечатан у Авраамовича в его «Описании древностей Сербских на Св. Афонской Горе», Белград, 1847 года, стр. 16–18. Мы помещаем его вполне в Прибавлении к сей статье.

2

В описи Греческих хрисовулов Хиландаря сверх того значится хрисовул Императора Алексия Комнина 1199г., о содержании коего замечено: «пише в нем, како Святы ктиторы испросили место Мылеа, да оградят Хиландарь. И проч.»

3

См. Типик Пр. Саввы, рукопись XIII века в 1/8 д. л. Полууставного письма. Замечательна и в литературном отношении как почти единственный памятник Сербской письменности этого столетия. К удивлению, рукопись эа до сих пор еще не издана в свете, а между тем, из нее уже исчезло несколько страниц. Для истории Православного Восточного монашества эта рукопись составляет драгоценный материал; ибо представляет живую картину Афонского подвижничества конца XII и начала XIII века, плод наблюдения и личного опыта одного из лучших людей, самого теплого и искреннего подвижника того времени. В недавнее время, в XX книжке «Гласника Сербской Словесности», хотя и напечатан Устав Пр. Саввы Хиландарю, но не по древнему, упоминаемому нами, его списку, а по переложению с него на церковнославянский язык, сделанному в конце прошлого столетия, по всей вероятности, старцем Паисием Величковским, знатоком и любителем церковнославянской письменности. Древний список так и остался не напечатанным.

4

См. Житие Св. Симеона Немани, написанное Пр. Саввою, в «Изборе Юго-Славянских достопамятностей», П. Шафарика, Прага, 1851г.

5

Как предисловие, так и Послесловие из Устава Пр. Саввы приведено нами здесь для ясности разумения, по преложению с подлинника, сделанному в конце прошлого столетия.

6

См. сей Уставец в прибавлении 3-м к сей статье.

7

Напечатано в «Изборе Юго-Слав. достопамятностей» П. Шафарика, в Праге 1851 года».

8

А по другим, в 1219 г.

9

Пр.Дометиан назван духовником (а не игумеиом) и в других Сербских рукописях. Таков, например, «Шестоднев Иоанна Экзарха Болгарского», шисаный по его повелнию, в 1263 году. Эта рукопись находится ныне в Московской Синодальной Библиотеке и значится под 34-м нового каталога

10

В Послесловии Грамматика Феодора: «тогда же (1263 г.) предержащи крмило Хиланьдарския Лавры Преподобному отцу нашему Игумену Kур Евстафию» Калайдовича Экзарх, стр. 164.

11

А о том, что и как установил Св. Краль, можно судить пo следующему указанию: в хрисовуле Царя Стефана Душана 1348 года, при установлении содержания инокам, основанного им в призрении монастыря Св. Архангел, между прочим сказано, что установляется им такое же точно содержание, как у Банском монастыре (основанном, как известно, Кралем Милутином). Можно догадываться, что и Хиландарские иноки получили от сего Краля такое же точно содержание. «А мертик хлебныи и винни, како есть узаконил Светый Краль у Баньской, и да се дае кисел хлеб всем еднак, у среду, и у петк, и у понедельник едином дпе хлебе, а вино и си ютра и вечер, а у посте всакы день едном, разве суботе п неделе; и да е выну трапеза; ако ли се кто обрете старц болн, да му се дае мертик яко и на трапезе. И де се дае на дмитров день благословение игумену .к҃. (8) перперь, а церковоником пo четири пepпepe, а прочим калугером по трии перпере, и да се дае калугером капам пo две ярине, и влна да се дае калугером всем еднако, ками кои у Банской и клешне"……. «И да се дае месечина братиям двема на десете все пшенице, како им се и у Банской дае, и сирения двадесети и четыре мехе, а мехь .р҃к. ((20 литр, и сиров толикоге, а сир . ѕ҃. (6) литр, и соли трии кбли, и коже говеге трии, и да им се дае по окрои и пo клашнях, и на воскресение (светлое?) пo перпер, и вина да им се дае, како и калугером у монастыре, тако и ним». См. хрисовул сей в «Гласнике Друшства Сербск. Слов…» кн. XV, 1862 года, стр. 306–308.

12

Книги сии отчасти расхищены, а отчасти перенесены в общее монастырское книгохранилище, по упразднении сего особнаго монастырька или пирга, развалины которого видны и по ньне. Будем надеяться, что с оживлением внутренней жизни Хиландаря, через возвращение его к общежительному Уставу своего ІІр. основателя, оживятся и его опустевшие скиты и калибы, и будут оглашаемы не одним шумом древесным и птичьими гласами, но и хвалебным пением иноков.

13

Моговары, Алмоговары. Это слово значит просто: Западные. Это имя Арабов или Мавров Испанских, пришедших в эту страну из северозападной части Африки, называемой Магреб или Запад, которая, действительно, лежит на западе от Machriga, отечества Chargin (Сарацинов); Махрик же есть Аравия – Восток, Восточная часть империи Калифов; а из Шаргин мы сделали Сарацын, что означает Восточных (Арабов).

14

В свитке, заключающем описание подвигов Св. Краля, к этому времени и событию относится следующее место: «по сих… безбожнии Персии и Агаряне вооружились на Христов род. Они вселились в великую Романию и укоренились во всякой свободе до 20-ти лет. Кралевство ми призвах некую часть от тех безбожных, на похвалу и честь и зависть Кралевству ми от околних Царь. Когда же они замыслили погибель Кралевства ми, тогда в конец их победил не токмо в державе Кралевства ми, но и в Романии. И градове их в конец разоришесе. Никому же ни единому от такового безбожнаго языка где в памети обрестисе на всея великия Романия по сию страну Византийскаго моря, кроме иже в рабстве сущих Сербским властелом.

15

Время настоятельства в Хиландаре Игумена Даниили, не означенное хронологически в его Житии, определяется следующими соображениями: в хрисовуле Краля Стефана Милутина 1303 года, значится еще Игумен Кириак. Каталонцы, по известиям, заимствованным из Византийских летописцев, передвинулись из Галлиополя в Кассандру в 1308 году; по словам Даниилова жизнеописателя они опустошали Афонскую гору 3 года и 3 месяца, пока отсюда ушли в Грецию; по миновании же опасности, Даниил сложил с себя Игуменство, следовательно, в 1312 году.

16

См. Гласник Дружства Сербской Словесности, кн. XI, 1859 года, стр, 189.

17

Сохранилось доселе Евангелие уставнаго письма с след. надписью: Сии книги повеле написати Самодержец всех Србских земль и Поморских Стефан Краль Урош. Написаше се... при Архиепископе Саве рукою Георгия Дьяка Радослава. Лето же бысть 6824 (1З16). «–Cиe Светые и Божественные книги приложи Стефан Урош Краль велии Светаго Савы пустынежителя иже в Кареех, юже сзда Г-н родитель Кралевства ми и учитель очства нашего, Светый Сава, првыи Архиепископ Србскый, труды п ноты своими светыими на свое спасение.»

18

Эта грамота, равно как и некоторые другие из помещаемых сдесь актов, являются в печати в первый раз; грамоты же (хрисовулы), помещенныя у Авраамовича, сверены с подлинниками и исправлены. См. Авраамовича: «Описание Древностей Сербских у Св. Горе Београд. 1847 года.» – К сожалению, сверка и справка не везде точно выполнены, особливо касательно правописания рукописей Сербскаго извода; там же, где это соблюдено, при печатании сокращения раскрыты, знаки препинания выставлены, ѥ замещено буквой е, все же прочее передано согласно с подлинниками. О.Б.

19

Из этого видно, что Царь Стефан пробыл на Афоне (может быть, уезжая и возвращаясь опять для устройства новозавоеванных от Греции областей, Македонии и Фессалии) четыре месяца, с 12 Декабря, к которому относится первый, подписанный на «Превлаце» (Афонском перешейке) хрисовул, до 26 Апреля, к которому относится этот, также в бытность на Св. Горе подписанный хрисовул.

20

В Болгарском Рыльском монастыре есть древняя каменная башня, которая одна уцелела во время пожар, истребившаго лет 30 тому назад, все моиастырския здаиия вместе с церквию. Эту башпю народ зовет Релин пирг, и на неи паходится надшись, составленная из каменнаго кирпича: «При Держави Господина превысокаго Степана Душапа Крала созда сей пирг Гослодин Протосевастос Хрель с трудом великим и сзодом светому отцу Иоанну Рылскому и Матерь Божией, нарицаемей Осеповица, в лето 6843 (1334) Ноемврия .е҃. (5)» Из надиписи на его надгробной плите (в том же монастыре) видно, что бывший прежде Протосеваст, а потом Кесарь, Хрель Охмучевич, скончался в 1343 году, прняв перед кончиной монашеский образ с именем Харитона (См. Гласник Дружства Сербской Словесности. Београдъ 1855, кн. VІІ, стр. 181–184),

21

Оливер пишет о себе: «Аз раб Христов Иоан Оливер, по милости Божии и Господина ми Крала Стефана бих Срблем великы начелник, по том и великы слуга, по том великы Воевода, по том великы Севастократор… За верное ему поработание, по милости Божии, всее Србские земле и Поморскые и учестник Греком.»

22

Развалины этой обители существуют доселе между Штина (др. Щип) и Кюстендиля, в месте, доселе называемом Лесново. Здесь была богатая библиотека, ныне расхищенная. Нам известно несколько рукописей из нея, между прочим Слав. Перевод «Жития Св. Иоанна Златоустого, соч. Георгия Архиеп. Александрийскаго.» Перевод этого по слогу принадлежит к первым произведением Славянской письменности. В Лесновской рукописи он лишь несколько посерблен.

23

Гласник Дружства Сербской Словесности. Београд 1861, кн. XIII, стр. 296.

24

В этом хрисовуле читаем: «По милости Божии и по милости Господина ми Краля Степана, я слуга вели, Оливер, створих милость Господину ми, Светому Димитрию, иже у Коченех, а налице Игумену Семеону: наидох селище пусто Св. Димитрия у Ястребнице, и послах мога человека Тодора, кои ми се преда из Грек по руце, да насели онози село. И такову милость учиних, и да греде кто любо Св. Димитрие на закон церковне, и да су свободни от всех работ Господства ми, и да им се не узима никии поданк, ни Кралев, ни мои, ни позоб, ни душегубия, и да не работаю на едину работу, ни орания, ни копания, ни поноса, токмо да работаю церкви Господина ми Краля, ни мои, не севастни, Кнезь, ни прахтор, ни псарь, ни ини кто, иже под властию"…«

25

Летопипси Сербския также упоминают о том, что одпн из братьев Брапковичеи сделался монахом, но называют его не Романом, а Герасимом.

26

Это вводное предложение, кажется, имеет такое значение: «постыдило наши глаза его житие, – бежал в Болгарию,) то есть, сделался изменником. Об этом обстоятельстве не упоминают Сербские летописцы, вообще весьма краткие, особенно в пору Сербских уделов, и по тому заметки сего хрисовула доставляет иовыя данныя для Сербскои истории.

27

Известно, что Царь Стефан имел сестру Душицу. Евгения не крестное ли имя Душицы?

28

Сестра Драгяша и Костандина, Теодора, была выдана замуж за Жарка Мерешича, а овдовев вышла за Гурга Балыпа.

29

2 9 Если бы мать Драгаша и Констандина не была действптельно от Царской крови; то она не посмела бы называть себя в хрисовулах своих «Госпожею Царицею», тогда как сам Вукашин (убийца Уроша п похититель его властн) не решился принять титул Царя, а именовался лишь Кралем, все же другие удельные владетели Сербские оставились с теми титулами, которые получили от Царя Стефана, т. е., Кесареи, Севастократоров, Деспотов и т. п. Если же предположить, что вдова Деяиа присвоила себе произвольно титул Царицы, то и сыновья ея, особенно старший соправитель ея, Драгаш, также именовался бы Царевичем, тогда как он в тех же хрисовулах титулуется лишь Деспотом.

30

3(1 Город Струмица и его округ был завоеван еще Стефаном Дечаиским; правителем. его сначала был Протасеваст Хреля Охмучевич, который потом передался Византийцам и подружился с Каптакузином. Вероятно, после него Струмиццкий округ отдан был в управление Севастократору Деяну, который в 1354 году именуетея уже «Великим Логофетом», наравне с Гойком, братом Вукашина. Деяи был Логофетом и у сына Стефанова, Уроша, как видно из подписи под Хилландарским хрисовулом 1365 г., приведенным нами выше сего.

31

В хрисовуле той же Госпожи Царицы Сербской Евдокии 1377 года, данном Русскому Афонскому монастырю, упоминаются оба сына ея, «Деспот Драгаш п Господин Костандин.» Есть еще хрисовул, написанныи от имени уже одного Господииа Костандина в 1385 году. И так, Царица Евдокия с сыновьями своими управляла самовластно своим уделом (Воеводством Струмским) и после венчания на Царство Князя Лазаря, то есть, после 1376 года. В хрисовулах ея и сыиовеи ея упомииается в прошедшем времеии о Царе Стефане и Уроше, как о их Государях, но о современном им владетеле Сербии, Князе Лазаре, не говорится ничего: очевидно, что они не признавали над собой его власти, считая себя равными ему по родству с домом Неманичей. По Сербским летописям оба брата, Деспот Драгаш и Костандин, сделавшись после Косовскои битвы подручииками Баязита, погибли в битве при Никополе 1395 года, будучи вынуждены помогать Султану в его войне с Влашским воеводою Мирчой, последним бойцом за независимость своих единоплеменников Болгар.

32

Сын вышеупомянутаго великаго Севастократора Бранка, «по милости Божиеи и превысокаго Цара Стефана, Господина Граду Охрпду.» Из выше приведеннаго хрисовула сына Стефанова, Уроша V, видно, что Браик по чему-то изменил Урошу, убежав в Болгарию, но сыновья его, Гюрг и Влек, остались на службе Уроша.

33

Влек и Лазарь, братья Стефана, будучи взяты в заложника ко двору Султана, злодейски умерщвлены Султаном Мусою в 1410 году, а мать их, Царица Милица ( в монашестве Евгения), скончалась еще в 1406 году. К 1399 году относится пожертвование в Хиландарскую обитель богатой атласной, шитой золотом, серебром и разноцветными шелками, церковной завесы, вдовою Деспота Углеши, – монахинею Евфимиею, дочерью Кесаря Воихны (Правителя Македонии при Царе Стефане), погребеннаго в Хиландаре. Тут же подвизался и сын ея, Иоанн (в монашестве Иосиф), а по другим он жил в устроенном благотворениями их дома Симопетра.

34

3 5 Говоря о вторжении Турок в Срем, Сербские летописцы замечают: «а Госпогя Царица Елена, бывшая Деспотовица, невольно остави славный град Купник и да се бегству преко реке Дунава, заутренею (то есть, во внутреннюю Венгрию).»

35
36

Монастырь Архангелов в Иерусалиме основан Кралем Стефаном Милутиным после 1303 года; запустение, о котором сдесь упоминается, было лишь временно, по случаю чумы. Сербское братство, населявшее эту Славянскую Палестинскую обитель в начале XVII столетия заняло и Лавру Св. Саввы Освященного, после чего Иерусалимский Архангельский монастырь сделался подворьем Лавры, а в первой четверти XVII столетия Сербы, будучи вытеснены из Лавры происками Греков, вынуждены были покинуть, по бедности, и свой родной Архангельский монастырь, который тоже заняли Греки; в нем и доселе, по преданию, помещаются иноки Славянского языка, приходящие на богомолье в Св. град.

37

Кроме Русских Царей принимали некоторое участие в судьбах Хиландаря в XVI столетия Воеводы Угровлахийские: так в 1334 году Воевода Винтил, нарицаемый Влад, пожертвовал сему монастырю единовременно 10,000 аспр и 100 на больницу, а в 1389 г. Ио. Михна Воевода пожаловал 13,000 аспр.

38

Упоминаемый сдесь сперва Еклесиарх, а потом Архимандрит Хиландарский, Григорий окончил свои дни в постнице Пр. Саввы на Карее, где занимался переложением книг с Русскаго на Сербский язык. Памятно трудов его остается перевод на Сербский язык книги Иосифа Флавия «Иудеиския Древности» с Русскаго извода, причем переводчик заметил о себе (1585 года); «аз же монастырским посланием и вторицею бых в Рускых землях у благочестиваго Царя и Вел. Князя Ивана Васильевича, во иноцех Ионы монаха, и многых Царских щедрот и милости впсприяхом, ему же буди вечная память!»

39

Приведемъ сдесь имена Настоятелеи – Архимандрнтов Хилендарских, XVI и XVII ст., значащихся в надписяхъ на рукописях Хландарской библиотеки, в добавление к тем, которые упомянуты в приведенных нами актах: 1511 г, Игумен Даниил, 1515 Игумен Матфей, І693 Игумен Григорий, 1620 Игумен Василий, 1628 Иларион, 1632 Филипп, 1656 Виктор († 1678), 1684 Симеон, 1702 Гавриил. Большая часть сведений о сношении Хиландаря с Россиею извлечена, кроме монастырских актов, из: «Сношения России с Востоком по делам церковным» С.-Петербург, 1858 г., в двух частях.

40

О Славянском переводе Жития Св. Панкратия упоминается в описи имущества первой Русскои обители на Афоне –Ксилуриу (Древоделя) в 1143 году. (См. «Описание Русокой Афонскои обители Св. Пантелеймона. С.-Петербург, 1866 г»).

41

О духовных делах в царствование Александра довольно подробное известие находится в Житии Пр. Феодосия Терновскаго, ученика блаженнаго Григория Синаита, составленном Патриархом Константинопольским (тоже из учеников Григория Синаита) Каллистом, а на Болгарской язык переведенном Евфимием, Патриархом Терновским. – Оно напечатано в «Чтениях в Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете,» кн. 1-ой 1860 года, отд. III-м, со списка, находящагося в Рыльском Болгарским монастыре, на уже в Славяно-Русском изводе. Если Евфимий перевел это Житие с Греческаго на Болгарский, то, без сомнения, с последняго оно было переложено на Славяно-Русский Иеросхимонахом Спиридонием, сочинителем Службы сему Феодосию, нашедшим Житие его в книге, Панегирик именуемой, в ней же обратахуся множество избранных святых отец жития, написана от древняго извода» (Болгаро-Славянскаго). Этот извод Спиридоний и передал в Славяно-Русский, как это я уже заметил в предисловии к «Житию Феодосия, иже в Тернове,» печатая оное в названной выше книге «Чтений.» О.Б.

42

*2 Известно, что Житие Преподобнаго Саввы Сербскаго, составленное Доментияном, дошло до нас в двух изводах: первый тот, который сочинил Доментиян, а другой его же, но переделанный Феодосием. Оба извода встречаются во многих Русских книгохранилищах, на свете же изданы Г-м Даничичем, первый в 1860 году, в Белграде, пo списку тамошней народной Библиотеки, ХVI-го века, а второй там же в 1863 году, по списку ХVІ-гo века Венской Императорской Библиотеки. К сожалению, издатель позволил себе многия вольности при печатании текста, ни чем не оправдываемыя. О. Б.

43

Это Слово напечатано уже в 1-й кн. «Русской Беседы» 1858 года (II, стр. 108 и сл.). Г-м Гильферлингом, нашедшим его при одном пергаментном Евангелии XIII века, писанном уставом в обители Печской (Ипецкой), где был некогда престол Сербских Патриархов. О.Б.

44

В Известиях о деятельности Общества Сербской Словесности за 1858 год упоминается о рукописи, подаренной этому Обществу от Ужицкаго Владыки Г. Иоаникия, в которой, между прочим, находится: «Словеса вкратце избранна от книг Константина Философа Костенскаго, бывша учителя Србскаго в дня благочестиваго Стефана Деспота Господина Срблем,» на хартии в 8-ку. Уцелело ли, написанное им Житие Деспота Стефана, нам не известно. Там очевидно заключаются положительныя данныя для решения вопроса «о старых преводниках Ресавских», вопроса немаловажнаго в истории Славянской письменности.

45

Так известен его перевод с Греческаго Лествицы Св. Иоанна Лествичника, который сличен с древними Славянскими (Болгарскими) переводами.

46

Недвижимыя имения, населенныя крестьянами, обязанными в отношении к тому, кому принадлежат занятыя ими земли; иби в Сербии никогда крепостнаго права в нашем смысле не было, кроме пленных, но и те, после нескольких лет, или отпускались на волю совсем, или вступали в число обязанных поселян.

47

Влахи – безземельные крестьяне, занимавшиеся исключительно скотоводством по найму, или обязанности, у поземельных собственников.

48

Сдесь вырезан кусок пергамента.


Источник: Москва. Университетская типография (Катков и К0) на Страстном бульваре. 1868

Вам может быть интересно:

1. Историческое описание Малоярославецкого Черноостровского Николаевского общежительного монастыря архимандрит Леонид (Кавелин)

2. Описание Иоанно-Предтечева псковскаго монастыря митрополит Евгений (Болховитинов)

3. Ростовский Троицкий Варницкий монастырь – место родины преподобного Сергия Радонежского Чудотворца Андрей Александрович Титов

4. Гефсиманский скит близ Троице-Сергиевой лавры Иван Михайлович Снегирев

5. Описание монастырей и скитов, находящихся на святой горе Афонской Андрей Николаевич Муравьёв

6. Краткое сказание о Климецком монастыре архиепископ Игнатий (Семенов)

7. Слово благополезное о создании монастыря Пресвятой Богородицы Иверской и святого нового исповедника и свщмч. Филиппа патриарх Никон (Минин)

8. Описание Красногорского Богородицкого мужского общежительного монастыря Архангельской губ., Пинежского уезда архиепископ Макарий (Миролюбов)

9. Повествование о Дабра-Либаносском монастыре Борис Александрович Тураев

10. Святыни Валаамского монастыря Иван Кузьмич Кондратьев

Комментарии для сайта Cackle