архимандрит Макарий (Веретенников)

Гомилетическое наследие Митрополита Иосифа

С 16 августа 1920 г., после иерейской хиротонии, иеромонах Иосиф начал свое пастырское служение, при этом очень часто проповедуя. Владыка Иосиф стремился произносить проповедь на Литургии после чтения Евангелия. Говоря о проповедническом служении, он всегда подчеркивал священность того места, с которого произносятся проповеди, и что с амвона можно говорить только «во имя Отца и Сына и Святаго Духа».

Рукополагая ставленников, Владыка всегда обращался к ним со словом назидания в конце Литургии, нередко обращая внимание на шесть слов о священстве святителя Иоанна Златоуста. «Правда, он там очень пугает, потому что сам этого пугался, он сам этого боялся, боялся благодатных полномочий священнослужения. Но во всяком случае, Иоанн пошел и во пресвитера, и в патриарха, а поэтому все за Иоанном Златоустом идем и по нравам, и в обычае, и в осторожности...».

Будучи очевидцем многих бед, которые перенесла страна в XX веке, Владыка Иосиф не был безучастен к проблемам сохранения мира на земле57. Его миротворческие призывы с особой силой звучали в Рождественских посланиях и проповедях в начале наступившего года. В последнем его Пасхальном послании к Алма-Атинской пастве мы читаем: «Люди разных вероисповеданий, населяющие Казахстанскую землю, имеют свои храмы и молитвенные дома. Каждый человек по своей вере, по своему убеждению имеет возможность исполнить свой религиозный долг и получить духовное удовлетворение. Молясь «о мире всего мира...» будем прилагать к молитве и лепту от трудов своих, дабы имя Господне прославлялось во всех концах земного шара в мирной благословенной обстановке во веки веков». Посещая приходы обширной Казахстанской епархии, «Владыка Иосиф произносил поучения»58.

Наряду с некрологом в «Журнале Московской Патриархии», своеобразной летописи церковной жизни нашего времени, опубликовано «Слово в день Рождества Христово»59. Несколько проповедей было опубликовано в последующее время в казахстанской церковной прессе60. Митрополит Куйбышевский Мануил сказал по этому поводу: «Проповеди его отличаются образностью, поэтичностью и живостью»61. Очень часто Владыка, говоря о высоте проповеднического служения, указывал на священность возвышенного места, с которого произносится слово Божие. Основу такого благоговейного отношения к амвону Владыка получил еще у себя на родине в Могилеве62. В своей проповеди он однажды сказал: «И мы все, служители и проповеди яко, поставленные на эту опасную и ответственную возвышенность, должны вам говорить и проповедовать, чтобы потом Христу Спасителю сказать: «Да! Мы все дни – говорили, проповедали; а так как они приняли, то Ты ведь Сердцеведец, Господи, ниспослал им открытое сердце, о котором и они, и Церковь, и мы всегда молились: о даровании нам чистого сердца и обновления благодатного во всем нашем организме, и разума в нашем интеллекте».

В последний год своей жизни, в летнее время, он благословлял на воскресных и праздничных Литургиях произносить проповеди студентам Московской Духовной Академии, гостившим у него, при подготовке к которым он давал практические советы. Представленные ниже проповеди в своем подавляющем большинстве относятся к последним годам жизни Митрополита Иосифа и были произнесены преимущественно в Караганде.

Проповеди Митрополита Иосифа

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Опять Господь привел нас посетить храмы Божии в боголюбивом граде Караганде и разделить с вами молитву и Христову чашу причащения, и напомнить вашему вниманию о тех ваших обетах, в которых вы устами своих богопоставленных кумовьев, крестных отцов и матерей исповедали веру в Троицу Святую – Отца, Сына и Духа Святаго. Все то, что говорили ваши кумовья, они от вашего имени говорили. И что обещали тогда от вашего имени кумовья, что вы были обязаны в любви Христовой и преданности Ему исповедовать святое имя Святой Троицы и с Богом быть всегда в мире. А так как в мире житейском всяко бывает: всякие бури, наветы, бураны, взаимоотношения, охлаждения и искушения бывают в мире с человеком – то Дух Святый, Который обвеял вас в Святой купели, не оставит вас никогда в тяжелые минуты, во всяких обстоятельствах, и даже в тяжелые минуты вашего раздумия, и даже в тяжелые минуты даже вашего охлаждения.

Итак, Христос Спаситель говорит Своим ученикам, и святой апостол Матфей говорит на последней странице и на последних строках своего Божественного Евангелия, как Христос Спаситель по Воскресении Своем сказал Своим ученикам: «Идите в мир, проповедайте людям то, что Я говорил, учите их всему тому, что Я благовестил, и когда будете учить веровать в Мя, и когда будете их учить доверять Мне, Сыну Божьему во плоти, то и крестите во имя Отца и Сына и Святаго Духа. И кто будет крещен, тот будет спасен. А кто не будет крещен, – святой евангелист прямо и открыто говорит, – будет осужден. Но это слова не евангелиста, а Самого Христа Спасителя, которые и подает нам в своих божественных строках евангелист Лука. Об этом читается всегда на воскресной утрене в 8 недель раз. В 11 недель раз, потому что воскресных у нас 11 Евангелий, а восемь гласов только.

Так вот мы, священнослужители, каждый из нас, поставленный на чреду своего служения от Господа Бога – через земную Церковь, через земную, Богом поставленную, иерархию во чреде своего послушания, на служении чреды своя священнослужения, обязаны пред Господом Богом время от времени во времена благоприятные благовестить вам эту истину, повторять вам эту истину, очень деликатно, без всякого принуждения: «Аще хощеши». Все то, что было сказано у купели, напомнить вам, что вложено было в уста ваших восприемников и напомнить все то, во что вы верили в детские возрасты, так как никто из старцев уж не может так правильно, без рассуждений верить на веру, как верят дети своим отцам и матерям.

Как бы посещая вниманием свои паствы, имеем долг, имеем обязанность, имеем ответственность не умолчать пред вашим вниманием о том, о чем сейчас преподносится вашему боголюбивому вниманию и слуху о нашей вере, о нашей любви, о нашем христианстве, о нашем сыновстве к Господу Богу, о нашем сыновстве к Царице Небесной и о нашей любви к Церкви Христовой, которую Господь на земле построил как на добрых камнях – на Своих святых апостолах и скрепил эти камни Своею Божественной Кровию на страшной Голгофе, на страшном римском Кресте. Это мы исповедуем, это мы приняли, это мы лобзаем и очень всему должны мы быть рады, что мы родились в Православной Церкви, что мы крестились в православной купели пакибытия, что мы исповедали устами своих восприемников и что мы приняли от своих верующих родителей. Все это говорит за то, что мы это сохранили, как драгоценную жемчужину, в сердце своем.

С таким предложением посещают пастыри и архипастыри свою паству и проповедуют в храмах своему духовному стаду. Они всегда должны неленостно, неуклонно и с большою ответственностью перед Господом Богом, не из-за страха, а только по любви и вере вам сии слова проповедывать пред вами и ваше внимание освещать словами теми, которые мы вашему вниманию преподносили с божественных строк священного Евангелия, и этим биением воздуха, доходящего до вашего через ваш слух в ваше сердце, вас обновлять, вас утешать, вас укреплять в надежде общей на все то, что обещал Господь Иисус Христос всем любящим Его.

Снисхождение Сына Божия – безмерная милость к роду человеческому и снисхождение Христа Спасителя – выше снисхождения ваших земных родителей. Вот такой замечательный и трогательный и высокий пример, что Христос Спаситель, когда проповедывал на земле, воплотившийся Бог во плоти Адама, т.е. во плоти человеческой, под видом как бы обыкновенного благочестивого человека повышенного уровня, проповедывал истину неба, истину неба, на... лукавой земле. И Христос Спаситель, как Бог, знал человеческую душу, знал человеческое сердце, знал человеческий характер, знал человеческие увертки, знал человеческую злобу, хитрость и лукавство, знал, что Его будут поносить, что будут в Него камнями метать и даже будут желать с горы столкнуть с высокой, как это было в одном городе. Но Он Божественной благодатью «прошед идяше» – как говорит святой апостол на прекраснейшем, на этом малопонятном, но очень приемлемом нашим сердцем и сознанием славянском языке. Один богослов сказал, что это прекрасный славянский язык, на котором человек беседует с Богом.

Мы, посещая приходы, мы, посещая города, приносим вашему вниманию все то, что нам поручено в нашем благодатном послушании вам говорить, вам проповедывать и вам в очень деликатных формах напомнить все те ваши обязанности христианские, чтобы мы были не осуждены, как неключимые рабы, ничего вам не говорившие, и чтоб на Страшном Суде вы б не сказали, что мы все время молчали. А поэтому мы и говорим, чтоб тогда, если вы ошибетесь, чтоб вы тогда молчали. Так святые все четыре евангелиста, пошедшие в мир проповедывать Евангелие и поставляя архиереев и священников, им заповедали все то проповедывать, чему учил Христос, но я возвращусь. Я эту мысль не забыл, которую и начал, что Христос Спаситель, будучи во плоти, как человек, и которого оскорбляли и в которого многие не веровали, даже близкие, даже Иосифа обручника сыновья не очень-то верили некоторое время, то Он же сказал им: «Можете Меня оставить». И Христос Спаситель пред страданиями сделал такую возможность, две такие возможности необыкновенные человечеству: спастись и получить то обетованное Царство, которое приуготовлено до сотворения мира сего, до устройства земного мира сего для каждой той души, которая на нашей планете родится. Всемогущий Бог знал, что творил, и знает, что творит. И так как люди Иисуса Христа в лице Сына человеческого всегда поносили и оскорбляли, и не признавали, и бесноватым называли, то Он, Божественный Отец наш, Благодетель наш, однажды сказал так: «Будет прощено человеку, который хулил Меня в лице Сына Человеческого». Кто в Иисусе Христе не видел Сына Божия, кто соблазнялся о Нем, кто поносил Его, если будет каяться, будет ему прощено. Какая радость, какое обетование! Но дальше Христос Спаситель говорит: «А кто похулит Духа Святого, действие Духа Святого – тому не простится никогда». И спросили однажды апостолов люди благочестивые, что это значит, что в лицо Иисуса Христа ругали, и поносили, и камнями в Него метали, и это простится при покаянии. А Духа Святого неведомого, Дух бестелесный, если кто не признал – тому никогда не простится. И ответили святые апостолы так, что в лице Сына Божия могли люди соблазняться, ибо Он принял плоть Адама согрешившего, чтоб Адама спасти и всех людей адамовичей спасти. Но хула на Святого Духа есть хула на Таинства благодатные: Таинство Священства, Таинство Соборования, Таинство Причащения. Если в этой области человек будет поносить, хулить будет, то Бог по земным нашим порядкам не обещает прощения грехов. А дальше идет двоеточие в том месте Евангелия, где говорится, что «малых сих не соблазняйте», т.е. понимающих образ спасения, запросто живущих. Если малая вера зародилась в их сердце как зернышко малое горчичное, то дай Бог, чтоб и это сохранилось! Оно должно возрасти со временем в большое дерево. А если сих малых кто соблазняет, с пути благодатного отклоняет, кто его не поддерживает, то эти люди называются соблазнителями. Иисус Христос – Источник любви – Источник прощения, Источник радости – Ходатай Небесного Царствия, давший апостолам ключи в Царствие Небесное, через двери которые мы все должны пройти в рай по планам Божественныя Троицы. И здесь же Он говорит, что все соблазнители растление грехов не приимут – и лучше бы их камнем мельничным в пучине водной потопить. Святой Иоанн Златоуст говорит так, что, если человек согрешил, он может покаяться, поплакать и Господь простит. Если человек согрешил и начинается у него в душе пожар, а потом после пожара ад начинается, тогда человек этот в Храм Божий идет на беседу к священнику и, побеседовав с священником, в исповеди получит утешение, получит эпитимью, если нужно некоторое наказание – отеческое и грехов прощение и благодатное обновление.

А тот, который соблазнил, трудно ему покаяться, и соблазнивший никогда не кается в своих соблазнах. Поэтому вот так у Господа Иисуса Христа и приговор страшный – лучше бы ему удалиться на пребывание до Страшного Суда в пучины морские с камнем. Как страшно! А поэтому и вывод такой, говорит святой Иоанн Златоуст: «Будем стараться в своем житейском земном общежитии быть человеколюбивыми, быть снисходительными, быть терпеливыми, быть доброжелательными. И эти чувства, которые дорого достаются человеку, – подвиг христианства! Иметь их долг и подвиг любви Христовой, иметь их подвиг крещеных людей наследников на вечное Царство Небесное».

С такими мыслями, с такими чувствами, с такими настроениями все святители всего мира и наше недостоинство, все священнослужители, Богом поставленные, всегда напоминают своей пастве о мире с Богом, о примирении с Богом, о мире с людьми, о мире с церковью, и о мире с своими чувствами, ибо в человеке всегда два чувства живут: чувство разума и чувство сердца. Чувство сердца – сожигает; чувство разума – морозит. Если предаться чувству разума, то разум заморозит чувство сердца. А если предаться чувству сердца, горению его беспредельности, то оно растопит необходимый градус разума и сожжет весь разум и сожжет всего человека. А поэтому к чувству сердца, которое всегда мы просим у Бога: «Сердце чисто созижди во мне Боже и дух прав обнови во утробе моей», – требуется еще и разума духовного. Как и спросил Господь у Соломона: «Ты что хочешь?» Он сказал: «Разума желаю, Господи». Будет разум здравый, будет и сердце в порядке. Будет сердце в порядке, будет разум здравый, значит, будет мудрость, а где мудрость – там не должно быть ошибок.

Я третий раз повторяю вашему боголюбивому вниманию. С такими чувствами, с такой мыслию, с таким Апостольским посланием, посланием добра, мира, истинной человечности, преданности, мы и в этот город прибыли и преподносим вашему вниманию как лучшее наше чувство предстоятелей алтаря Божьего, с пожеланием вам всем в этом богохранимом храме, и в первую очередь присутствующим, мира с Богом, мира с людьми, здравия, ибо в здоровом теле – здоровый дух, домашнего благополучия, церковного мира, радости духовной, и тогда, поживши здесь свой отрезок жизни, мы смело, как дети, Отцу Небесному посмотрим в глаза. И мы все служители и проповедники, поставленные на эту опасную и ответственную возвышенность вам говорить правду, – в тот ответ, который мы проповедывали здесь и отвечали, – мы тоже Христу Спасителю скажем: «Да! Мы все дни говорили, проповедали, а так они приняли, Господи, Ты ведь сердцеведец – Ты им сердце даровал, о котором и они, и Церковь, и мы всегда молились: о даровании нам чистого сердца и обновления благодатного во всем нашем организме и разума в нашем интеллекте». Только после таких пожеланий, после всего этого считаться в мировом масштабе пред Отцом Небесным: мы все чада – дети Адама и Евы. Так устроена наша религия, так проповедали святые Апостолы, так и нам поручили предстоятелям у Престола Божия и служителям Его Таинств. Так мы с любовью, с верою, с искренностью, с молитвенным пожеланием желаем вам всего того, чему учил нас Христос Спаситель, что Он заповедывал Апостолам проповедывать и что мы сейчас от части малой, малой крупицы преподносим вашему вниманию. Аминь.

Наставление Митрополита Иосифа новопоставленному пресвитеру

С благодатным священством, которое на вашу голову ниспало с неба, как снег с неба падает на всю землю и на человеки. Дай, Господи, чтоб вы были хорошим священником, чтобы служили с верою в Господа Бога, в надежде на Господа Бога, в любви к Господу Богу и чтобы вы имели любовь к человечеству, к людям, старшим священникам, к равным священникам, к младшим членам причта. Чтобы относились к требам и ко всем равно: и к богатым людям, и к бедным, и к умным, и глупым, где много заплатят, где и мало заплатят, где понадеяться можно на трапезу, где и надо еще дать немножко в руку – чтоб всем равно служить.

Помни, что Богослужение требует красоты и естественности. И великие святители вселенские очень красиво служили. Они не признавали театральности, они бичевали театральность, а служили изящно и естественно. Потому что Богослужение должно выражаться в лучших формах, возможных человеку: в его познании, в его достижении, в его желании, в его образовании, в его, в конце концов, самообразовании, в конце концов, его природных качествах. А так служить, лишь бы только внутренне углубляться глубоко, а на наружные формы наплевать – это не принимается Церковью, не принимается народом, никем. У нас есть такой опыт. Мы недавно святого человека назначили в одно место, а у него полная угловатость, у него полное деревенское мужичество, и там его не принимают и выбрасывают вон – не хотим, и кончено! Надо, значит, считаться с человеческим ухом, надо, значит, считаться с человеческим глазом.

Богослужение требует естественности. Батюшку любят иметь люди изящного в наш век, когда все кругом кричат об изящном, красивом, культурном, художественном. А разве Церковь должна закоснеть, закоснеть и лежать, и лежать, как медведь на соломе?! Так это грубо, дико и некрасиво, что сейчас осмеивают и в журналах, и люди. В самолетах мы летим, в поездах мы едем дорогих, встречают нас на станциях, везде нас только осмеивают, и если нас осмеивают, что мы ошиблись и Бога нет, это другое дело, это принципиальный вопрос. Мы тогда только улыбаемся, но когда начинают нас, батюшек, бичевать, нас, архиереев, бичевать, тогда мы выходим на сцену.

К вам лично, отец Виктор. Надо поправить в отношении эстетики. Это значит, нужно красиво служить, хорошо поворотиться, хорошо благословить, хорошо приложиться, хорошо «малый вход» сделать не спеша, хорошо покадить, хорошо встать, хорошо сесть, т.е. воссесть на горнее место. На горнее место не садятся, а восседают, чтоб это еще и красиво было. Это требует публика наша, она любит, чтоб все красиво служили. Это уж закон неотъемлемый всегда был, и теперь особенно в России любят красоту. Видите? А мы в хвосте. И я.

Вот к вам лично мое назидание служить, чтоб красиво, сколько возможно: и облачиться хорошо, и подризник поправить, и палицу, т.е. набедренник, поправить, и все в порядочке и почитать и благоговейно служить: в будний день побыстрей, в праздник поторжественней, потом надо немножко изменить голос, чтоб литературно служить, красиво служить. Русский же язык, славянский, дает все-таки возможность красиво служить. Нужно не глотать слова, позаниматься дома, почитать дома. А вы думаете что? И перед зеркалом иногда крутятся хорошие священнослужители. А ксендзы все как красиво служат! Думаете, они из пальца высосали, из потолка – они работают над собой. А у нас, что гнило – попу в кадило. Надо, батюшка, заниматься этим, вы молодой еще; у вас есть некоторые данные и голосочек есть, вы красиво служить сможете.

Матушка, вы имейте в виду и возьмите в руки его. Вот, дорогой батюшка, моя просьба к вам, чтоб служить красиво, чтоб богомольцам нравилось, и благоговейно, и с полной искренностью к Господу Богу. Когда вы служите обедню и всякую службу, весь живот наш Христу Богу предадим, всего себя Тебе, Господи, отдал. Но требуется форма изящная, вот возьмите вы в древнем, в языческом мире, как они богослужение изящно совершали. Вот наш балет мистический, балет пришел из древности. Вчера по телевизору показывали, как богослужение в древности совершали перед своими идолами: изящные формы, строгие формы, изящная дисциплина, а потом перешло это в еврейский мир. Помните у Соломона, какая изящная красивая служба была: изящность звуков, изящность поворотов была, изящность воздеяния рук, изящность коленопреклонения. Видите? Значит, Богу угодно было.

Вот сама скиния была и само облачение священническое, архиерейское. Бог прямо Моисею говорит: «Ты ж так, Моисей, сделай, прикажи Василиилу так, как я показал тебе на горе». А брат Моисея Аарон уже так был красиво, так изящно облачен, как никто из патриархов не облачался: такие драгоценные камни двенадцать, золотые бубенцы вот эти вот, кисти, все это были не то, что сейчас. Все это было драгоценное.

Значит, к вам просьба, чтоб служить красиво, чтоб заняться языком, чтоб заняться произношением, чтоб заняться диалектикой славянской, что очень важно. Во-вторых, засыплют любовью к вам, тогда заплатят вниманием, вас всегда будут помнить – первое; второе – ко всем нужно равно относиться: и к бедным, и к богатым, и к умным, и к глупым, ученым, культурным, и к невежам – равно быть для всех батюшкой.

С отцом настоятелем послушливей. Христос Спаситель был послушлив до смерти, до смерти крестныя. Настоятеля слушайся. С церковным советом ничего общего не имей, кроме поклона. С богомольцами никаких, никаких особых «люблю», «не люблю» – всех люблю. И я люблю всех.

Потом, главным образом, научиться служить красиво – так это главный капитал: изящно служить, особенно в праздник. Позаниматься нужно, почитать, уставное Евангелие, празднуемого святого, нужно почитать на русском языке, потом по-славянски дома, а потом в церкви.

Дома у вас порядок, я знаю: у вас дома иконы и молитва и все, и дома постятся, без пяти минут монахи дома. А детей иметь – Бог даст. Вот такие вещи.

Значит, мы попросим, во-первых, чтоб красиво служить, так? Чтоб хранили мир в приходе и проповедывали только мир. Понимаете? Мир. Где мир, туда Троица сойдет, где мира нет, то у них там мрачно, страшно.

Вам такой урок и лекция, которую вы слышите первый раз в жизни и, вероятно, не услышите больше. Примите это как жемчуг. Я как архиерей месту этому, сего года я вас рукополагаю и за вас отвечаю пред Богом. Я же на Страшном Суде буду за вас отвечать. Вот, Льву, Папе Римскому, Петр Апостол все грехи вымолил очень легко, а вот за рукоположения, говорит: «Не могу вымолить тебе, сам будешь на Страшном Суде отвечать перед Богом, кого где посвятил, когда достойных и недостойных».

Вот как архиерею страшно. Я же каждый раз это знаю и боюсь. И сегодня утром боялся, когда телеграмму давал. Боялся, и когда рукополагал, боялся, но будем надеяться на Духа Святого. Он везде сущий, всемогущий, врач душ и телес наших человеческих и Дух Святый ведает, что священники составлены из того же материала, что и Адам был, согрешивший, но вдохновенный благодатию в День Троицы при рукоположении. Это надо не забывать – этот капитал, и спекулировать им не надо, а только благодатно быть мудрым купцом.

С пожеланием вам здоровья, с пожеланием мира вашей семье, с пожеланием, чтобы и матушка ваша умная была, чтобы она через край не перехватывала, и с пожеланием, чтобы вы с причтом и советом жили хорошо, с пожеланием, чтобы группы там никакие не создавать.

Для вас всех, дорогие братья, я для всех служитель, я слуга слуг Божиих. С вашим настоятелем теперешним жить трудновато. Я и сам знаю – «в терпении вашем стяжите души ваша», – Христос Спаситель говорит. Уважайте, любите, не возражайте, и все будет по-хорошему.

Наше вам полное благословение, наше вам доброе пожелание, за вас наша молитва. Это нужно запомнить. И просим святых молитв ваших, и будет все по-хорошему. Вот я хотел бы, чтоб вы там были апостолом мира. Старик уже перезрел, отец Иоанн – это острая бритва, а вы уж так будьте между ним так уже, как ласковый теленочек, что двух маток сосал. И Бог там будет, и мир там будет, и Троица там будет, и покой на подушке на вашей будет. Аминь.

А вас я приветствую (обращаясь к сослужителям) с новым собратом, с отцом Виктором. Вы уж помолитесь за него, что бы он так же изящно служил, как вы изящно все служите, и чтобы он изящно так мыслил, как вы изящно мыслите, и чтобы он так же мозгами не ленился, как и вы все работаете, так и ваше Высокопреподобие.

Наставление Митрополита Иосифа новопоставленному пресвитеру (30 октября 1961 г.)

Ставленника приветствую с рукоположением в благодатный и великий царский сан священства!

Господь говорит через пророка Исаию: «Священство ваше царствует в людях, священство ваше да царствует среди народа». Так вот Господь Бог дал своих священнослужителей, а потому священнослужители, которые с образованием, они должны знать закон Церкви, знать свое право, и право Церкви, и право благодатное народа, которым подается иногда больше, иногда меньше.

Как всякий день и богатый и бедный должен быть мудростью своей равным для вас быть, как равна и мудра и всякая душа. Ко всем являясь отцом, врачом, священник на сердце будет иметь богатое сгорание, недовольствие и даже обиду на человека. Один богослов смелый сказал так, что иерей – помойная яма, в которую сливаются все нечистоты мира. После исповеди у исповедавшегося внутри такое делается обновление этого человека благодатное и предивное и такое высокое.

А лучше всего красноречивую молитву надо прочесть Иоанна Златоуста. Правда, он там очень пугает, потому что сам этого пугался, он сам этого боялся, боялся благодатных полномочий священнослужения. Но во всяком случае Иоанн пошел и во пресвитера, и в патриарха, а по этому все за Иоанном Златоустом идем и по нравам, и во обычае, и в осторожности...

Некоторые обвиняют Иоанна Златоуста в сухости, что он сухарь такой был, сухой отец. Ничего подобного! Иоанн Златоуст был самый любвеобильнейший человек. В письмах своих к Олимпиаде это все прекрасно видно. С пожеланием вам все слова и речи Иоанна Златоуста о священстве прочесть. С пожеланием вам выполнять, хотя и кратко, правило священнослужения. С пожеланием вам всегда переживать совершаемую вами Божественную службу, Литургию. С пожеланием вам быть добрым семьянином. Детей держать в любви, научении и страхе и не очень-то их баловать, чтоб их не искалечить, чтоб потом от них скорбей не иметь после преполовения дней своих.

С пожеланиями вам, чтоб вас полюбили на вашем приходе, с пожеланием, чтоб и вы полюбили свой приход. С пожеланием вам здоровья сердечного и душевного. С пожеланием вам мудрости, которую даровал Господь Бог Своему Соломону. Там, где мудрость, там и ученость, где нету ума, там и слезы.

Чтоб не задерживать это почтенное собрание, которое благодатно собралось здесь за Литургией, за которой был возведен в сан пресвитер, и чтоб вас почтить с пожеланием всем им здравия и спасения, добрыми быть христианами, разумными быть христианами, и многая лета!

Хор: «Многая лета, многая!»

Проповедь Митрополита Иосифа (22 декабря 1968 г.)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Святой апостол Лука всю осень занимается с нами и даже часть зимы взял. Он все благовествует, учит, утверждает христиан в христианской жизни и напоминает слова Христа Спасителя, притчи Христа Спасителя. Напоминает человечеству, чтоб человек стал таким человеком, которого Бог хочет видеть таковым, ради которого и Сам воплотился для людей.

В сегодняшнее воскресенье положено Святою Церковью чтение Святого Евангелия от Луки, где святой Лука объясняет встречу одного человека – еврея, вероятно, образованного, верующего, знающего закон Синайский, Богоданный для евреев, и через евреев – человечеству. Этот человек подходит к Господу Иисусу Христу. Он, вероятно, уже наслышался проповедей Христовых и говорит Ему: «Как мне спастись, быть наследником Царства Божия, которое Ты проповедуешь?» Христос Спаситель указал на закон. Как читаешь и понимаешь закон, данный Господом Богом чрез Моисея. Он говорит: «Закон мне известен, в законе сказано: «Почитай и люби, поклоняйся Господу Богу твоему от всего сердца твоего и помышления твоего; почитай, люби родителей твоих, родителей, тебя воспитавших; к ближнему относись по-человечески хорошо, без всякого лукавства, не воруй, не лжесвидетельствуй, не нарушай человеческих интимных законов, интимных тех законов и инстинктов, которые прекрасно вам известны, о которых вслух не говорят, а которые сами во взрослом человеке очень сильно кричат, как и живут».

Этот человек говорит: «А я от юности все это знаю и исповедую эту веру, и люблю, и почитаю, но вот Твое учение высшее, идеальное, как Ты говоришь, о небесном бессмертии души. Я-то знаю, что праотцы наши все в «шеол» сходили по смерти, в преисподнюю. И уважаемый Креститель в преисподней поныне томится там, и Авраам, и Исаак, и Иаков. Христос Спаситель ему не объясняет категории, где пребывают души человеческие до страшнаго момента кончины мира, но говорит ему: «Ты правильно делаешь, что так поступаешь». Он, как бы оправдываясь и искушая Господа Бога, еще требует разъяснить ему высшее учение, преподаваемое Христом.

Тогда Христос Спаситель и говорит, видя что он богатый человек: «Распродай свое имение, раздай бедным, иди за Мной с Моими учениками и будешь иметь то, что обещено таковым не раз уже Мною». Но это был богатый человек, этот человек не был подготовлен для высшей аскетической жизни, чтобы все оставить, распродать, раздать и, ничего почти не имея, пойти за Иисусом Христом наслаждаться Его бессмертной проповедью и быть наследником вместе с апостолами Царства Небеснаго. И он опечалился, склонил голову свою и отошел. Христос Спаситель посмотрел на учеников Своих и удаляющегося человека, которого видны были только плечи, и сказал: «Как все-таки трудно богатому войти в Царство Небесное».

И здесь Христос Спаситель, конечно, не осуждает богатство. Без богатства невозможно существовать на земле человечеству. Здесь Спаситель не культивирует обязательно бедность, а здесь Христос Спаситель понятно евреям тогда и нам ныне понятно говорит, что когда богатый всецело отдаст свое: все свое, сам себя, и душу и сердце богатству, накоплению, то, конечно, он не будет думать о Царстве Небесном, он не думает уже о бедном человеке, чтоб помочь ему во имя Господа и во имя человечества, во имя любви, он тогда уже ничего не думает, как недавнишний богач ничего не хотел думать, только думал, чтобы расширить свои хранилища и собрать побольше пшеницы, чтоб долго жить, веселиться, радоваться и на золото ее обменять.

Христос Спаситель у богатых людей бывал на обедах, Христос Спаситель бедных не выбирал, Христос Спаситель грань не ставил между богатством и бедностью физически, социально, но Христос Спаситель всегда ставил грань между сердцем богача и сердцем страждущего бедняка. Бедность нельзя культивировать и нищих, потому что бедность будет склонна к воровству, что запрещено в законе Моисееве. Потребности и инстинкт желудка иногда толкают на преступление человека, идти на обман. Если инстинкт у человека пьянство, то он идет на всякий обман, чтоб получить известную цифру, он должен одолжить, выпросить или обмануть, чтоб выпить ему вина и утолить свой кричащий и беснующий инстинкт пьянства.

Бедный человек зачастую благочестивый, очень терпеливый, доволен тем, что имеет. Богатый человек нетерпеливый, все ему мало, готов забрать весь мир в свои руки и все средства мировые. Поэтому, как недавно сказал один ученый человек, «все зависит от личности человека, был бы он богатым, был бы он бедным, как он принимает учение религиозное, как он принимает законы земные».

И поэтому Христос Спаситель отвечает этому человеку: «Как ты закон понимаешь? Имел ли ты то, что понимает закон, касающийся будущей вечной жизни, вечной и касающийся насущных дней человеческого существования? Думает ли этот человек только о себе или немножко и об окружающих его? Будет ли этот человек честный или нечестный человек?» Поэтому Христос Спаситель умно сразу ответил, а в его лице всему человечеству и сегодня нам с вами, братия и сестры, Он подчеркнул: «Как ты знаешь закон?» И будучи Богом, даровавшим человечеству закон, и будучи сердцеведцем, знал, что он будет отвечать для окружающих. И тот отвечал, закон говорит: «Не прелюбы сотвори, храни тело в чистоте и в законе, не воруй, не лжесвидетельствуй, не говори клятвы на брата или дядю и слова божения, почитай своих родителей». Закон родительское благословение, дом и семью новую начинающуюся утверждает. И этот еврей прекрасно все знал, что надо выполнять для жизни вечной, для спасения, но им было известно, как выше сказано, что и сам Креститель в преисподней и Ева и Адам, а Христос Спаситель благовествует о жизни вечной души бессмертной и о бессмертии, что, может быть, слышал этот еврей. Но он был богатым, и на богатство свое иначе, по-видимому, смотрел, как говорит святой Иоанн Златоуст в своей проповеди на сегодняшний день, когда он еще молодым пресвитером проповедывал при Епископе Флавиане в Антиохии.

Так Бог весть, как мы что понимаем, и Бог весть, как мы что хотим творить. Человек – это есть такое существо тайное, в нем заключен весь мир, и только человек и дух его знает, что в человеке. И Бог весть, с какою целью подходил человек этот к Иисусу Христу, но Бог знал, что он подойдет и у Него так спросит, как Он ответил ему то, что сказал ему.

Возлюбить Господа Бога всем сердцем и всем помышлением – первая заповедь, братия и сестры, во вся века, и на протяжении всего человечества, и сегодня, и до смерти вселенной будет. Без любви к Господу Богу ничего не получишь, без почитания Господа Бога ничего не получишь. И я вот вспомнил одного художника слова, русского человека, высокопоставленного человека, который умер в 1911 году. Когда он в одном месте рассуждал на богословские темы, то он сказал: в мире есть замечательные три любви между людьми.

Первая любовь – это художественная любовь. Вот он любит встречаться с ним, вот он любит письма от него получать, вот он любит письма ему писать, приветствовать его – любовь художественная. Хорошее дело. Дай Бог, чтоб такая любовь была по всем селениям, улицам и переулкам между соседями!

Любовь есть материальная, когда человек друг другу помогает материально, но, вероятно, деньгами. И любовь есть третья, самоотверженная, ради которой друг за друга готов пойти в огонь, готов в суде покрыть его и готов самую смерть принять за этого человека – так он любит этого человека и желает, чтоб он оставался жить, и берет на себя его преступления. Я знаю таких людей, поэтому я смело пред вами и говорю. Если б я не знал, а только это художественное слово художника пера вам преподносил, так это все было бы мало. Но этот художник пера, которого имени не скажу вам, он не достойный, чтоб здесь его обсуждать, то я только скажу, что он это знал, он это переживал, и ему доступны были хранилище, архивы судебных дел. Так вот, есть любовь самоотверженная: хоть на огонь, хоть на смерть, конечно, не бравируя, а нужно! И Христос это сказал, что высшая любовь – это душу свою положить за людей.

А вторая любовь материальная: помочь из кошелька, из кармана. Это нужно, нужно, и нужно часто, кто что может: и копейку, и три копейки, и десять рублей, и двадцать пять рублей, и пятьдесят рублей. Кто что может, должен помогать, а кому помогать – он сам знает, кому надо помогать. А третья любовь – художественная, тоже очень хорошо, хорошо относиться к людям, приветствовать, рукопожатия теплые, письма писать, письма хотеть получать. Это есть тоже художественная любовь. Но еще есть и идеальная, как этот художник слова пишет об идеальной мистической любви: к Господу Богу любовь человека. Первая любовь, что ничего не хочу, ни ада, ни рая, ничего не хочу, только Тебя знаю, Троице поклоняюсь, люблю и поклоняюсь. Эта любовь высшая, самоотверженная, без желания чего-нибудь, без купли на жизненном рынке.

Вторая любовь, если человек любит Господа Бога, и молится Ему, и в церковь ходит, и акафисты читает, и доброе дело сделает – хочет Царствие Небесное получить. Он хочет этим добрым делом Царствие Небесное купить, хорошее дело, от мамоны приобретайте друзей себе, через кошелек, через хлеба кусок, приобретайте себе друзей, которые, получив от вас помощь или кусок хлеба, или трапезу, помолятся за вас пред Господом Богом.

И третья есть любовь к Господу Богу. Ада боюсь, пекла боюсь, огня боюсь неумолимого, необходимого, как сказано в Церкви. Так я молюсь, и пощусь, и копейку даю, и нищих приветствую, и свечи ставлю, и пощусь, и акафисты читаю, боюсь пекла, боюсь огня. Вот еще три любви высшие мистические.

Надо иметь что, человек – многогранное существо. Поэтому, значит, кто как понимает, кто как умеет, кто как хочет, кто как может распорядиться своими средствами и распорядиться средствами своего сердца и разума. Итак, хорошо братья и сестры, говорит Иоанн Златоуст сегодня, что когда разум и сердце вместе, ах какая красота. Когда разум и сердце отдельно – бывает опасно! Разум рассуждает как прокурор, а сердце – как родная мать.

О если б родная мать как прокурор смотрела б на все, и прокурор бы смотрел как родная мать на все и... может, так и бывает, конечно, в жизни. Этот слог аллегорический, конечно, и мысль аллегорическая, но у Златоуста они прекрасно проходят, потому что Златоуст не был прокурором, но он был замечательным адвокатом. Был бы... если б он пошел по этой дороге дальше, но он держал путь к святому алтарю. И святому алтарю прослужил всю жизнь и написал очень много своих творений, чем напитаются в первую очередь наши богословы, высшего толка адвокаты и прокуроры, духовенство среднего толка, ну и миряне. Много есть таких, которые Златоуста и любят, и читают, и понимают. Братья и сестры, сегодня первый пункт разговора Господа Иисуса Христа с этим пришедшим к Нему человеком есть главное – любовь к Господу Богу всем сердцем, всей душою и помышлением. Бог был, есть и будет, без всякого искушения и без всякого лукавого с левой стороны внушения нашему разуму, нашему чувству, нашему сердцу, нашему всему тому, что есть человек.

Прекрасна любовь самоотверженная, земная, когда человек готов пойти за нею на смерть. Я знаю таких людей и не одного. Это не только художественное слово, хорошо подобранное, но это пережито. Какая дивная это картина. И я часто вижу и слышу в наши дни любовь материальную: помощь материальная друг другу. А художественной любви меньше всего. Чего-то люди очень стали в последнее время не так друг друга любить, как это требует Бог, как учит Матерь Церковь.

Я не знаю, дома мама учит ли сейчас этому детей, или бабушка, кто их знает. Надо детей учить, чтобы они всех любили, чтобы они Господа Бога любили, чтобы они людей любили: и тетю, и дядю, и соседей. И еще такой урок сегодня давайте возьмем все, при детях ничего плохого не говорить ни о ком, даже заведомо о плохих людях и преступниках. Дети должны о людях знать только все хорошее, красивое, лучезарное, потому что зло само к ним подойдет, а они будут возрастать как вешние воды под хату. Будем учить своих детей, кроме художественной любви и чтобы знали о материальной любви, и о самоотверженной любви: пойти на смерть, если это нужно и понадобится, когда сердце и разум будут в контакте об этом высоком деле – рассуждать.

Сегодня такое слово у Златоуста Иоанна довольно тяжелое, и у Филарета Митрополита на сегодняшний день тяжелое, и художественное произведение у одного нашего отечественного художника замечательного – тоже на сегодняшний день трудное слово. Оно много клонит: любовь, любовь, любовь, любовь и любовь, боюся ада – люблю, хочу рая – люблю, а вот без ада и рая любить бы Бога, не бояться б ада и не желать бы такой высокой зарплаты, как рай, не ставить это предлогом, а только любить, только поклоняться, только славословить. Вот это любовь высшая, мистическая без всякой спекуляции. Это уже чужое выражение, этого художника.

И постольку, поскольку мы сегодня имеем слово такое серьезное, такое многогранное и у Златоуста и у светских художников, то уж сами, братья и сестры, делайте выводы о спасении души своей. Самостоятельно мыслить надо, а не чтобы все время за руку вели, не все время с пастухами. Надо иногда самим выходить на пастбища Христовы. Прекрасны наши чувства, прекрасно наше сердце, прекрасен наш разум, и весь наш интеллект говорит, что добро – счастье и свет; зло – тьма и погибель! Пойдем же, братья и сестры, за Христом, Который на землю принес свет и просвещение. Поверим словам святого апостола богогласного Луки, который сегодня нас учит, чтоб мы были святыми, чтоб мы были наследниками Царствия Небесного, не лишая нас всего того, что необходимо нам на земле было вчера, сегодня, и будет нужно завтра и послезавтра.

Итак, нам нужно запомнить, что говорит сегодня Господь Спаситель, что вопрошает еврей, что благовествует Лука и что толкует святый Иоанн Златоуст. Милосердный Господь Бог сказал в конце сегодняшней притчи, что богатому очень трудно войти в Царствие Небесное, верблюду легче пройти сквозь игольное ушко. Такое сравнение высоко аллегорическое, чисто в понятии еврейском было, и сейчас один человек мне сказал, что это не логично, Владыко. Я говорю: «Очень логично, только подумай немножко, и будет очень логично».

И заканчивая сегодня наше слово, обращенное к вам, прошу принять его, как сказанное с этого священного и ответственного места. Поверим, братья и сестры, всему тому, что чрез наши малые труды предложено вашему благочестивому вниманию. Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа на праздник Рождества Пресвятой Богородицы (21сентября 1968 г.)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Так святый апостол Лука сегодня утром благовествовал и нас всех поучал, как Христос Спаситель однажды посетил имение своего друга Лазаря, у которого были сестры Марфа и Мария, и как женщина одна в восторге большом от проповеди Господа Иисуса Христа воскликнула среди толпы, приближаясь к Нему: «Блаженно чрево, которое Тебя носило, и сосцы, которые Ты сосал, питаясь, как младенец, по установленному Господом Богом естественному закону питания младенца, драгоценной и чудесной жидкостью, что есть млеко». Молоко груди матери есть тайна желез млекопитающих.

Итак, святый апостол, подходя сейчас к вечернему времени, завтра в наутрие Воскресения Христова, то Церковь положила в пятнадцатую неделю по воскресении Господа Христа благовестить в трагических мотивах небольшой отрезок из последних дней жизни Господа Иисуса Христа на земле и тех страшных дней для апостолов и очень страшных дней для святых мироносиц – сердечнейших жен добропо-бедных страданием и терпением, и очень уважаемым еще тогда даже среди язычников, и особенно верующих христиан.

Вот святый Лука сейчас и будет нам говорить среди храма, он будет влагать в наши уста недостойные очень достойнейшее благовествование о воскресении Спасителя Христа. Но немножко раньше у того Луки в предыдущих главах есть страшные моменты до этого радостного, но еще недоуменного явления воскресшего Христа апостолам и мироносицам. То страшные драматические моменты, когда Христос Спаситель нес на Голгофу Свой Крест, на котором должен быть распят по закону римскому, как самый наихудший разбойник и политик; и по закону еврейскому, как Учитель нового, благодатного и лучезарного, выходящего из рамок тоже благословенной и священной религии. Еврейское сознание того времени и сегодня, кроме некоторых, смотрит более вдаль, вдаль с верою и верит и доверяет своему соотечественнику святому апостолу Павлу, что наступит такое время, когда Израиль, который пока еще бунтует, будет сопричтен к нам, крещенным во имя Святыя Троицы христианам. Когда будет то время – знает Святая Троица. Святый Дух вложил в уста апостолу Павлу говорить и записать это.

Так, это был такой страшный момент, когда Христос Спаситель нес крест на Голгофу, и под крестом Он изнемогал, и время от времени от усталости Он падал. Ему помогали приподняться с крестом и друзья, и враги Его. И вот, увидев одно крыльцо, слева, как Он двигался к Голгофе, то Он хотел там на минутку присесть, под крестом прилечь и отдохнуть. Но вышел богатый человек – Агасфер – еврей, верующий Агасфер, верующий во все законы, чрез Моисея пришедшие к евреям, веровавший пророкам иудейским, но не знавшим ничего еще о светозарном свете Евангельского учения и обещании вечных благ, т.е. уже не в аду пребывания после смерти даже и святых пророков и патриархов, но в преславном Царствии Небесного Отца Бога Вседержителя.

А Иисуса Христа он знал как человека, который вносит изменения в религиозные уставы и еврейскую веру. Не все Христа Спасителя понимать могли, даже и расположенные люди к Иисусу Христу, как Никодим, князь жидовский, благочестивый человек, как Иосиф Аримафейский, благороднейший человек, как Гамалиил, профессор очень важный того времени богословских высших мотивов, не понимали Христа, уважали Христа, что-то такое навевало у них доброе о Христе, но они крепко стояли на фундаменте незыблемом. Это Библия Священная. Этот камень очень важный, отточенный на важном инструменте Святым Духом, и от корки до корки Библия Святая. Но поверх Библии Святой еще строится новая постройка – на этом фундаменте создается основательная положительная красивая ажурная постройка Церкви, в которой будут совершаться Таинства, оставленные Христом на земле и обвеянные Духом Святым.

И вот когда Христос Спаситель хотел присесть у крылечка этого богатого и верующего по-своему еврея Агасфера, то Агасфер открыл двери и, толкая ногой Спасителя Христа, крикнул: «Иди, иди отсюда, Тебе здесь нет покоя, сектант! Ты нововведения принес, пришел церковь израильскую рушить! Мы посмотрим, как разрушить Ты обещаешь церковь и в три дня ее построить, которая строилась тридцать восемь лет». И он ногою оттолкнул Спасителя Христа. С запекшимися глазами от высокой температуры и гнойности по естественным законам человеческого естества и запекшимися от жары и температуры Божественными устами, которые лопались, и кровь текла от терния, от ран Его Божественного чела капала кровь и палила землю, которая тоже плакала, что Бог, Творец земли, мира, сошедший в мир страдать на землю, так бичуем и так страдает. Она пила кровь Спасителя Христа, возвещая в свое время доброе плодородие мысли человеческой, возрастающей и приемлющей ток из этого растения, которое было посеяно десницею Вседержителя в известный день творения мира. И только одна женщина подошла, когда Христос Спаситель стал путь продолжать, подгоняемый и мечами время от времени римскими ударяемый. Тут подошла женщина Вероника и, сняв белый платок с своей главы, она утерла лицо Спасителя Христа запыленное, в слезах с кровью, жаждущие пыльные губы, местами лопнувшие от солнца, воздуха и температуры. И когда она отерла Его Божественный лик, то она сразу увидела изображение на этом своем белом платке. Она сразу получила благодарность и награду, запечатленную страдающим Христом на том платке, которым, вероятно, она или покрывалась, или специально приготовила для данного момента – великого подвига свободы и любви.

А потом дальше Христос Спаситель шел опять, стал падать. Шел человек, которого имя Александр Киринеянин. Ему приказали в административном порядке крест нести, потому что узник, совершенно изнемогая, падал. Надо было узника сохранить, чтобы Он в полном сознании был прибиваем ко кресту, чтоб Он знал, что Он, злодей такой, злодейское приемлет наказание неумолимого римского креста!

А женщины кругом шли и плакали, и воздыхали, и мироносицы следовали и плакали все, бьющие в перси своя, и возвращались от Голгофы, куда не всех пускали, когда преступникам совершали высшее гражданско-религиозное, еврейское наказание. Римляне исполняли, евреи подогревали, евреи клеветали. Римляне, закон свой исполняя и некую свободу давая евреям, должны были этого еврейского пророка, который ничего с римлянами и с римскими религиями не имел, ко Кресту пригвоздить и воздвигнуть его, чтобы Он умер страдальчески на Кресте. А потом апостолы, описывая страдания Христа и словеса Его, описывают просьбу благоразумного разбойника, который во время таких же страданий на кресте просит, чтоб помянул его Христос во Царствии Своем. Значит, какой-то инстинкт, какой-то смысл высший в разбойнике заговорил, что это Бог, у Которого ключи от Царствия Небесного. И тот разбойник еще несколько минут назад Его тоже поносил, как и тот его сосед, что был слева, сказал: «Помяни мя, Господи, когда Ты придешь во Царствие Свое». И Христос Спаситель, так пишет экзегет один английский – Фаррар, благочестивый человек и священнослужитель английский, Он так склонил немножко Спаситель в его сторону Свою Божественную главу и сказал: «Сегодня ты будешь со Мною в раю». И Церковь назвала этого разбойника «благоразумным». А потом, как дальше вам известно из чтений Евангельских, особенно в дни страстей Спасителя Христа, Ему вопросы, издевательства, коварные слова евреев в Его адрес, проклятия, насмешки и свист: «Сойди со Креста, тогда мы уверуем в Тебя! А Ты церковь обещал разорить и в три дня ее воздвигнуть!» Но Христос Спаситель молчал. Он мог бы сейчас с Креста сойти Своей Божественной фигурой, Он мог бы поразить этим чудом весь мир, но этого Он не сделал. Почему? – вопрос такой ужасный, как будто бы не понятный. Среднего понятия люди задают, а высшего понятия люди отвечают: «Если бы Христос Спаситель тогда с Креста сошел и поразил бы и тех и мир таким великим чудом, то ожесточенная часть, вероятно б, не поверила этому чуду, единственно что злодеем бы Его назвали. А та, которая поверила б, упала б пред Ним, как бараны, в доверии страшного порабощения и потеряли бы свободу своей веры». Так или так.

Так Христос Спаситель если бы сошел с Креста, есть третье предположение, то сатана засмеялся бы своим металлическим голосом из ада и сказал: «Ха, ха, Сын Божий миссию не выполнил, мои остаются у меня, и все, которые идут за Ним, и которых сейчас Христос оставил у Креста, – все мои, весь мир мой!» Он бы предложил Христу оставить планету земную, уйти в обители Отца Небесного, если б он поверил, что это воистину «Христос Сын Бога Живаго, пришедый в мир грешныя спасти». Ведь от сатаны многими вещами, многими моментами скрывалась эта тайна, не боясь сатаны. Бог не боится сатаны, но Бог действует пред человечеством, ради человечества и ради спасения человечества, и осторожности, и философии, и послушаний, и мозгов различных у людей – это все концентрируется воедино. А так как Христос Спаситель с Креста не сошел и оставался на Кресте, умирая, то евреи как будто бы в покое с Голгофы разошлись Пасху свою совершать, украсив свои столы, как кто умел по достоянию, обязательно цветами с Хевронской долины роз ароматных, и фисташки, и орехи, и бальзам, и вино, и опресноки и т.д. А Христос Спаситель в это время умирал. И благороднейшие Иосиф и Никодим, которые так почитали Христа, но все боялись, решили любовь свою реально пред Ним доказать. Пошли к Пилату просить Его тело, рискуя. И тело получили от него. И риск их был тогда очень страшный. А впоследствии за эту идею они оба мученически умерли по вознесении Спасителя Христа. А потом Священное утро – Воскресение. Потом жены мироносицы, любвеобильные женщины, как и многие из нас ради добра, ради человека, ради страдальца, ради Церкви, ради идеи, ради ребенка, ради человека готовы в огонь пойти и сегодня. Так и мироносицы, прекрасные жены, почитавшие Спасителя Христа, когда они рано утром подошли на авось... Женщины все делают на авось. И этот авось у женщин часто реально получает добрый эффект. Но когда они пришли с драгоценным миром, чтоб помазать Божественного Учителя Христа, то увидели гроб и двух Ангелов, которые сказали им: «Христос Воскрес! Он же вам говорил в Галилее, что будет предан в руки грешных человек, отчаянных человек, неверующих человек, распят будет, убит будет и в третий день воскреснет». И вспомнили сразу мироносицы, и поспешили к ученикам сказать это событие священного воскресения Христа Спасителя. Но после таких трагических дней, часов и моментов, как же могли ученики понять, принять, поверить, зная, что Христос Спаситель пред ними, когда были некоторые издали «зрящи бывшая», что Он дух испустил и погребен как человек в саду благородного Иосифа Аримафейского. Они дрожали, не понимали и не могли поверить даже мироносицам, благороднейшим женщинам, которых любили, которых почитали и за друзей и сестер и матерей называли. Тогда быстрый на вопросы и быстрый на ответы, и горячий сердцем, и горячий отказаться, и горячий каяться и плакать апостол Петр «востав тече ко гробу» и «приник виде ризы едины лежащия, отыде в себе дивяся ничто же понимая». Вот такое наступает, относительно завтра, священное утро и сегодняшняя ночь, о чем нам сейчас будет благовествовать святый апостол Лука, который нам и утром сегодня благовествовал о Господе Христе, о женщине той, которая в восторге воскликнула: «Блаженно чрево, носившее Тя, и грудь, которая питала Тебя». Тот блаженный Лука апостол, который был ближе всех к Богоматери и больше знал историю Божественную мистическую о Богоматери, и первый портрет Ее начертал себе в благословение. И портрет тот стал по-гречески называться иконою, и стали копии с него сниматься, и христиане очень любили этот портрет, хотели иметь этот портрет, копии снимали с него. И Она на первый портрет посмотрела, улыбнувшись, как нам пишет святый Епифаний Кипрский, сказала: «Моя благодать будет с ним». И после того много-много в мире оказалось пред самыми нашими днями чудотворных икон Богоматери.

И после тех моментов Спаситель явился ученикам – Луке и Клеопе – в тот же вечер, когда они шли, бежали в Эммаус. Там целый кошмар был в Иерусалиме, аресты пошли всех последователей Христа Спасителя. Два ученика в Эммаус бежали, а группа учеников «дверем заключенным» на большом крючке на толстом сидели, крючком закрылись, и все переживали и дрожали. И им в это время такое благовестие, которое сражало их разум, касалось их сердца, соединяло разумом мышление и сердца горение. И апостолы, Лука и Клеопа, когда увидели Иисуса Христа, когда Он благословил хлеб в Эммаусе и стал видим, Который недавно еще беседовал с ними в пути, воскликнули: «Не сердце ли наше горя бе в нас егда глаголаша нама на пути. Не горело ли в нас сердце наше, не пылало ли оно той верой, доверием и любовью к Человеку, Который к нам приблизился, стал спрашивать, что делается в Иерусалиме в последние дни, и когда мы стали Ему рассказывать, разве Ты не слышал, не знал, разве в Иерусалиме не был в эти дни: события страшные: бичевание, предание, Пилат, народ, Голгофа и, говорят, воскресение. Мы надеялись, что Он спасет Израиль, а вот такие последствия. Он им начал, этот Спутник, рассказывать пророчества о Себе. Они немножко глаза расширяли и сердце, и разум, и кладовки памяти раскрывали, чтоб туда это все можно было спрятать, чтоб позднее в Евангелии написать. И когда Он благословил хлеб в Эммаусе, попросили Его: можете тут отдохнуть, и ужин был, и когда они положили хлеб для путника, предложили Ему благословить трапезу, и когда Спаситель приподнялся и воздвигнул руки, то они увидали, что это Христос, но Он стал невидим.

Тогда они быстро поспешили в Иерусалим, ничего уже не боялись, никого уже не боялись, ни смерти, ни меча – ничего. И дверем заключенным застучали: «Скорее открывайте!» Все боялись, что их арестовывать идут, а они: «Мы, мы!!! Христос воскрес!» И когда открыли двери, Лука бросился в объятия всем и стал обнимать и целовать: «Христос воскрес! Христос воскрес!», а ученицы Христовы, мироносицы, уже тихонько и осторожно, им же не верили ученики, стали повторять: «Воистину воскрес, воистину воскрес – нам Ангел сказал это».

Вот я немножко расширил мысль, которую сегодня будет передавать апостол Лука о воскресении Спасителя Христа. Из писаний людей ученых, из архивов людей ученых, из Предания, из художественного слова верующих людей и все создалось то, что я мог почерпнуть своим маленьким ведерочком разума из того глубокого колодца в мире мысленными коротенькими веревками, но все же оттуда некоторые материалы достал и вашему благочестивому вниманию долгом считал, любовью считал и некоторою обязанностью в тех мотивах и формах, каких я мог вам о воскресении Спасителя Христа и предыдущих Его страданиях сейчас возвестить. Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа (20 сентября 1968 г.)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Здесь у вас в храме все так хорошо, прямо как в книге написано – красиво. Такая действительность, что мы совершаем здесь Богослужение при такой торжественной обстановке и сонме духовенства и, что ныне редко бывает, стечении народа в храм!

Мы имеем обязанность, и послушание, и долг Апостольского служения, пребывая в своем граде, должны иметь еще и желание, и обязанность посещать все города и все храмы Божии63. И по возможности это делается в течение всего года. И посещаются все храмы, где приносится благословение от имени Господа, в силу нашего рукоположения на это служение ответственное, красивое, завидное и коварное, как некоторые мирские художники слова говорят о нем. Вероятно, так и есть.

И в этот ваш град мы всегда имеем особое тяготение, кто его знает почему. И на этот раз так все удачно вышло: красота за красотой, как будто бы иголкой золотой, золотою ниткой вышиваешь по прекрасному бархату священного голубя узор. Вот мы вам привезли благословение нашей мерности64, самые добрые искренние молитвенные пожелания вам здоровья65, благополучия, лучшего настроения внутреннего вашего мира каждого из вас66, мира, покоя и удовлетворения земной жизни, семейной67, мира, покоя, удовлетворения, без всякого раздражения людям, пребывающим в Боге в едином количестве и числе: одни под черным покрывалом, другие под светлым покрывалом, а иные в новых – покрывалах модных наших дней68. Но мир внутренних критериев всегда у всех ценился больше, несмотря на внешнее покрывало, и послушание, и труды, и, может быть, некоторые изменения, и, может, некоторые искажения для улицы в фотоэстетике. Мы стоим в первую очередь за внутренний благочестия закон69, но требуется и пожелание к внешней красоте, чтоб один пред другим или одна перед другой соблюдали бы строгость костюма. И с этим пожеланием, и с этим молитвенным настроением, и с этим ожиданием завтрашней Божественной службы, принесения всемирной Жертвы, что есть Священная Литургия – мы мечтаем и просим Бога довести нас до того момента завтрашнего благословенного дня – Храмового Праздника. Мы молитвенно желаем опять видеть ваши лица, настроенные благочестиво, настроенные утвердительно, настроенные положительно в том, что есть сам, что любит, что верит, что приобрел, что хочет, чем дорожит, и, что по всей вероятности, за такое желание, за такие молитвы, за такой подвиг, за такое усердие, несомненно, Бог, Который был есть и будет, несомненно, каждого из вас и нас посетит, сердце наше, душу нашу бессмертную. Посетит душу нашу, которая имеет пребывание на благодатном тепле сердечном, но не без контроля разума.

Разум – это необходимый прокурор, чтоб в гражданском мире был порядок и тишина. А в духовном мире духовное начальство существовало и существует, хотя уж с урезанными правами. И мирская власть как смотрела тысячелетием и сейчас смотрит, чтоб порядок был среди общежития живущих граждан-людей, в том или другом государстве на земле. И мы ничего не можем сказать, или в кулачок дуться, или на подушке своей во время пребывания отдыха, как говорят, дуться и переживать: как много будто бы отнято и не дается. Все может быть под солнцем на земле: иногда много показывается, но мало получается, иногда много получается – драгоценность как камушек, которого не найти в земле, – нужно очень много покопать.

Вот так и каждый из нас для Господа Бога, через посредство Его Церкви, Им созданной на земле, откапывается, отыскивается, находится, как драгоценный камушек – тот человек, который верует в Святую Троицу. И для венца Господа Бога, прославленного уже после страданий, как Его видел Иоанн Богослов, этот человек – драгоценная жемчужина!

И поэтому, когда князь Владимир получил христианское счастье, то Церковь ему и воспела: «Ты нашел многоценную жемчужинку, которую так глубоко на сердце своем сохранил, и через все законы и все двери сердца твоего эта жемчужинка и согрела, и освятила, и просветила все то государство, которое тебе поручено было свыше. Рассмотрев и проверив все религии на земле, ты ничего, княже Владимире, не нашел светлее, лучше и светозарнее христианской веры, которая потом вылилась в рамки Православия: правильно славить Святую Троицу».

Мы, конечно, являемся с вами счастливыми людьми, как выражаются многие наши писатели-христиане православные: «Счастливчики! Им уже нечего ломать голову и мозги свои: кто и что, какова наша вера и приходить испытывать ее». Но мы счастливые люди, благодаря своим родителям, веруем во Христа с купели Святые Троицы, нам родители во время крещения вложили в наше сердечко драгоценный бисер, драгоценную жемчужинку – Христа, т.е. веру в Него. Так мы являемся счастливчиками, и каждый из нас, пребывающих сейчас на молитве, и отсутствующие по обязанностям, отсутствующие по хладнокровию, и отсутствующие даже индифферентно смотрящие на религию, все же у каждого из них, кто крещен во имя Святыя Троицы, там далеко и глубоко лежит жемчужинка веры, бесценный бисер – благодать Господа Христа, полученная во святом Крещении.

И Сам Спаситель мира об этом говорит, и Лука нам передает в одну из суббот, в один из одиннадцати вечеров, в вечер субботний, нам апостол Лука об этом говорит от имени Христа, что он сам слыхал, что он сам видал, чему он сам поверил, что он сам пережил и в Евангелии для всей вселенной написал, чтобы удивляться школой, учебниками, нравоучением, поучением на все времена до скончания, до последнего дня существования мира, во что уже верят все и даже гордая наука.

Мы посещаем города, благовествуем слово Истины, которое мы слышали, которому нас научали, в чем нас уверили и в заключение этой Истины даровали нам благодать рукоположения на то или иное служение. И мы с любовию, не стыдясь, подъемлем некоторый, хотя и малый подвиг – посещаем города, везем вам Истину, проповедуем, как умеем, увещеваем, как умеем, надежду обещаем, сами у вас поучаемся, взирая на ваши радостные и верующие лица. А на челе у каждого из вас хороший грамотный человек может прочитать: «Благодать». А если этот человек уже посвящен в сан какой-нибудь, то вторая строчка уже написана: «Благодать и священство!». Так говорит, Кому мы поверили и во имя Которого мы крестились: Отца и Сына и Святаго Духа.

С таким приветствием мы к вам прибыли, дорогие братья и сестры, чтоб вас приветствовать, чтоб вас по возможности обрадовать, чтоб посетить и освятить Богослужение, и ваш разум, и ваше сердце, и всего в вас нашими, хотя и слабыми и не горячими словами.

А завтра, Господу Богу будет угодно, будем совершать Божественную службу, и многие из вас удостоятся причащения Христовых Таинств, очистят совесть свою в интимной беседе с духовником. И завтра прославим Царицу Небесную, Которая по провидению свыше была предназначена быть Богородицей, через Которую воплотился Сын Божий Спаситель мира без мужа на земле, но с Отцом Небесным на небеси.

Так да будет благословен сей священный вечер, которого преполовение есть Богослужение! Да будет благословенна сегодняшняя ночь, канун преславного Рождества Пречистой Девы Марии, Этой утренней звезды, восходящей на небосклоне спасения всей вселенной! И да будет Божие благословение и разуму, и сердцу в вас на всех путях: и в доме, и в пути, и на работе, и везде70.

Вы, несомненно, все понимаете, что сказано, и помолимся, чтоб эти два элемента человеческие в вас – сердце и разум – жили в мире, дополняя друг друга, не смешиваясь. Потому что когда один элемент с другим соединяются, то катастрофа бывает и бывает вольтова дуга. А так, чтоб разумно дружили, повенчанные благодатью, кольцом золотым скованы, венцом золотым покрыты, как чудные благодатные внутренние супруги: и разум и сердце. Так наши ученые-отцы говорят, и Василий Великий так говорит в «Шестодневе», где идет речь о творении мира и человека.

Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа (20 сентября 1968 г.)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Мы так вчера вечером приветствовали друг друга. Вы нас приветствовали с прибытием в ваш Богохранимый город и в этот храм, духовно насыщенный, и с намеками на древность, на обветшалость большую, но намоленный, как святая старинная икона. Икона святая старинная, которую любят люди старой веры, перед которой сотнями лет тысячи верующих людей молились, радовались, плакали, просили, благодарили и колена преклоняли, и сердце свое. Так эти иконы старинные и называют наши богословы и духовно настроенные люди – икона намоленная. Веками пред ней молились, веками пред ней плакали, веками пред ней просили, веками пред ней благодарили.

Очень характерно, когда батюшку отца Иоанна хоронили в Петрограде в свое время, так там один протоиерей Скипетров71, такой знаменитый и благочестивый протоиерей города Петрограда, которому Митрополит Петроградский поручил слово сказать надгробное над батюшкой о. Иоанном Кронштадтским на Карповке, на Васильевском острове. Вот очень характерно, я тогда мальчиком еще был, это было в восьмом году. Юношей я был – это в восьмом году было. Вот этот отец Скипетров и назвал о. Иоанна так характерно очень, как многие люди мыслящие, многие проповедники, богословы, собеседники вынесли это слово с того храма от гроба доброго батюшки, – ты был как икона, намоленная пред русскими людьми. Так характерно. Он взял эту мысль, что говорится и в художественной литературе есть нашей русской: «Так старый, как икона намоленная». Так это икона старая, пред ней множество людей молились.

Так и о. Скипетров сказал пред гробом великого пастыря земли Русской, молитвенника за землю Русскую, и молитва сейчас его неиссякает за землю Русскую, за мир на Руси, за стояние доброе Руси, за неиссякаемое благочестие на Руси, за исцеление душевных и телесных наших болезней, за пребывание мира на Руси, здравия и ищущим спасения людям – спасения.

Так и ваш храм всегда мне представляется не изяществом архитектуры, не блестящей дорогой позолотой, ни дорогой парчой. И опять же мне он напоминает храм преподобного Сергия в Троице-Сергиевой Лавре. Однажды в свое, в то отдаленное от нас время Митрополит Московский Филарет служил. В великом блеске Митрополит Филарет свою службу совершал. Парча не была искусственная, но златотканая, сребротканая, люстры были дорогие, царями утвержденные в куполах Троице-Сергиевой Лавры, и все приборы евхаристические, все служебные предметы и подсвечники даже, и купели и так далее были серебряные с орлами – царский дар. А свечи в люстрах были по два с половиною фунта, по килограмму теперешнему. И Митрополит Филарет, как это описывается в старинных записках исторических земли Русской и Церкви Русской, выступал в день преподобного Сергия пятого июля. Так он, восхищенный этим блеском и красотой, сам сиял, как драгоценный камень в дорогой оправе, не отвергая всю эту красоту, эту эстетику во славу Божию, но все же он очень характерно сказал. Он сказал: «Ох, как я хотел бы сейчас вместо этих тяжелых риз, унизанных драгоценными камнями и жемчугом, облачиться бы в ризу преподобного Сергия из домотканого полотна, которая в ризнице хранится в киоте за стеклом. О, как я хотел бы сегодня вместо этих драгоценных сосудов из чистого золота, бриллиантами усыпанных, приношение царей и благодетелей, как бы я сегодня хотел совершить Литургию на том потире из дерева, выточенном деревянном, на котором служил преподобный Сергий и из которого и он сам и сослужащие ему однажды увидали во время освящения Причастия нисходящий благодатный огонь. О, как я хотел бы сейчас вместо этих люстр, сияющих, драгоценных, которые не отвергаются, как приношения и красота, я хотел бы сейчас докончить Божественную службу при треске свечей сосновых и еловых, при которых Сергий преподобный служил. О, как я хотел бы сейчас не только переступить тот порог, который однажды переступила, а может быть, и много раз, Сама Царица Небесная в келью преподобного Сергия, посещая его. Я хотел бы сейчас приблизиться к этому порогу и только облобызать его и просить Царицу Небесную о помощи в управлении порученной мне епархией Московской и этой Лаврой, этой драгоценностью Всероссийской, а немножко подальше – гробница драгоценная, драгоценнее всех жемчужин и драгоценных камней – рака преподобного Сергия». И дальше Филарет говорил:

«Я вам это напоминаю, братья и сестры, как историческое уже ушедшее и канувшее в седые времена-времен, но мы никогда не будем забывать старое, почитать старое, благоговеть пред старым, не мешая вторжению всего полезного, нового!»

Так и мы, братья и сестры, находясь сейчас в этом храме, и особенно я немножко когда-то был наделен Господом Богом памятью, когда начинал азбуку еще учить, и так на память немножко сохранилась даже чуточку и крошку до сего дня при почтенном уже возрасте, и так мне все это играет передо мной и Филаретовы всегда слова и пожелания. А я Филарета очень рано полюбил. И если я Филарета отшлифованные мысли не понимал, то я имел прекрасных изящных учителей. Как апостолы святые простяки имели самого изящнейшего в мире Учителя, неповторимого Учителя – Господа Иисуса Христа.

Так, возвращаясь к этому моменту, всегда, когда я вхожу в этот храм и совершаю в нем Богослужение, то тогда у меня целая лента большая идет исторических русских церковных событий и то, что, с пятьдесят седьмого года мы здесь бывая, заезжая и посещая, те же мысли, те же чувства имеем и сегодня, в день храмового здесь праздника в честь Рождества Царицы Небесной. Как я и вчера говорил, мы удостоены быть у вас, и вы утешены, вероятно, архиерейским Богослужением72, которое такое же самое, как и священника скромного деревенского, но некоторая обстановка святительского положения, нрава и красоты нашего духовного выражения для вашего утешения, ибо эстетика из церкви не должна никогда уходить. Красота и изящность исполнения Богослужения как кто умеет, он должен уметь и хотеть красиво служить, но без театральности и подмосток, тогда благоприятно будет наше кадило пред Престолом Святыя Троицы.

Так Иисус Христос идет недавно, как нам Лука сейчас описал, в Вифанию идет и решил зайти с учениками и с Своей Матерью Пречистой, Которая часто Его сопровождала в дом Своего друга Лазаря. Лазарь был человек неженатый, как нам говорят экзегеты древности и предания, и Лазаревы сестры были барышни: Марфа и Мария. И Христос Спаситель решил зайти к другу Своему, Сам Бог и Промыслитель и Сердцеведец, что очень понятно сегодня было в Евангельском чтении от Луки, сейчас вот-вот, зашел туда. И блаженный Лазарь, который очень Иисуса Христа любил, Иисус Христос его тоже любил, как Иоанна Богослова. Приглашены были в горницу, это в восточном духе под Иерусалимом летом. И Мария, любившая слушать проповедь Господа Иисуса, сразу села у ног Его. А божественный Учитель, которого все назначение было Совета Святыя Троицы благовестить в мире мир, в мире радость и в мире спасение и благодатное обновление человека, Человека с большой буквы, после языческого человека с малой буквы, стал Божественныя глаголы Своя вещать. Его учение в открытые окна и двери слушали люди, сопровождающие Христа. Лишь только Марфа, как добрая хозяйка и как прекрасно знавшая, что каждый человек и Божественный Учитель, воспринявший плоть и кровь, кроме греха земного человека тоже, несомненно, трапезы вкусить хотел. И Марфа очень беспокоилась, чтоб угостить дорогих гостей, чтоб угостить драгоценного Учителя и Господа и Друга их семьи. Марфа очень беспокоилась, суетилась, приготавливая блюда, составила быстро в разуме своем меню: поскорее и вкусно приготовить. Это естественный закон всех хозяек и добродушных, тех, которые любят гостей принимать во имя Бога. Мария слушает вечные глаголы Божественного Христа, а та в кухонном одеянии все занималась и хлопотала... И не выдержало сердце ее женское, и вошла она в горницу, где Господь Иисус беседу проводил, и, ставши близко у порога, как нам говорят историки и экзегеты, довольно возвышенным голосом сказала, обратись ко Христу: «Господи, разве Тебе не все равно, разве мы не равны пред Тобою две сестры? Прикажи Марии, чтоб она сейчас встала и помогла накрыть стол, угостить вас, и как недавно сказал в молитве, которой научил Ты учеников, и мы эту молитву уже знаем, и в этой молитве говорится в одном месте «хлеб наш насущный даждь нам днесь». Правда, мы и то уже слышали из уст Твоих Божественных, что ты сказал, что не одним хлебом насущным будет жив человек, но все же, все же...» Она женщина была, она хозяйка была, она любила тоже Господа Христа. А Христос Спаситель с таким легким отеческим и любвеобильным упреком оборотился к ней, оставляя этот упрек на все время на земле: «Марфа, Марфа, ты молвиши и заботишься о многих, а Мария избрала благую часть, которая уже никогда не отымется от нея». И когда Христос Спаситель после трапезы оставлял дом Лазаря, то в большой толпе, с большой толпы вышла женщина-старушка и воскликнула, услышавши проповедь Христа чрез открытую дверь: «О блаженное и счастливое то было чрево, которое носило Тебя под сердцем, и та грудь, т.е. те сосцы, которые Ты сосал, питался, как человек по законам человеческим, которые Ты Сам создал и сотворил». И Христос Спаситель ее тоже осторожо похвалил. Но сказал опять для всех нас и сейчас слышите чрез наше слово: «А самые счастливые, а самые блаженные те, которые слушают Слово Божие и хранят его в сосуде сердца своего».

Святый апостол Лука был самый ближайший к Божией Матери. Он больше всего наблюдал из жизни Царицы Небесной, он и Павла сопровождал, и святый Лука написал в Евангелии больше всех о жизни Пресвятой Девы Марии описал. И о случаях из жизни Господа Иисуса Христа, когда Дева Мария относилась ко Христу как мать и Он – как сын к ней. Но тогда было это премудрость для людей и нужно было усыплять всегда бодрствующего сатану. Так святый апостол Лука написал о Деве Марии, в сегодняшний день мы читали, это положено на все Богородичные праздники. И такое дивное, и бессмертное, и воспитывающее это Евангелие, о котором нужно думать, разбирать и на славянском языке, и на русском читать, или опытных людей спросить толкование. И несомненно, в наших святых храмах во всем мире подсолнечной, где православные храмы, в сегодняшний день совершается торжество в честь Рождества Царицы Небесной, и здесь, в храме, который в память Рождества Царицы Небесной. Поэтому сегодняшний праздник в честь Царицы Небесной и во всем мире, и все служащие, несомненно, беседуют с богомольцами что-то на тему, что соприкасается непосредственно с Пресвятой Богородицей и необходимого окружения этой мысли и слова, как сказано нами сейчас пред вашим благочестивым вниманием.

Так Царица Небесная в мир пришла, как утренняя звездочка, возвещавшая: вот-вот будет восход солнца. Рождение Царицы Небесной подобно настоящей утренней звезде. И в Писании это воспоминается Священном, Она предшествовала вечному Солнцу, пришедшему в мир – Иисусу Христу, вечному Теплу, вечному Свету и вечной Жизни. Как без солнца жизни на планете не могло быть, так и без воплощения Сына Божия все б замерзло на разуме, и сердце было б замкнутое на большой замок, и не могло быть бы красоты и лучезарности и тепла христианства.

На сегодняшний день очень много есть проповедей замечательных, часть из которых я имел счастье прочесть еще в юности: и блаженнейшего Филарета, Митрополита Московского, и Платона Московского и Иннокентия Херсонского, и других великих русских святителей, и Димитрия Ростовского святаго, и заграничных богословов, которые признают Царицу Небесную Богородицею. На этот большой день имеются замечательные проповеди, замечательные поучения, замечательные назидания. Величаем Царицу Небесную, чтобы Она приняла во внимание нашу любовь к Ней, хотя и холодное наше сердце, оно чаще бывает холоднее разума холодного. Чтоб Царица Небесная учла наше посещение храма, чтоб учла наш труд, чтоб учла Матерь Божия, что зимой холодно, а летом жарко – так пишет Митрополит Антоний Харьковский. Чтоб она учла все наши движения и, хотя недостатки сердца нашего – индифферентность, холодность, а может, враждебность, покрыла бы нас Своим омофором. Она же знает прекрасно с раннего возраста еще в храме, назначение человека в мире – рождение, знала весь принцип благовещения от Гавриила и с тем пошла к тетке своей Елизавете, супруге благороднейшего первосвященника Захарии. И там на основании пророчеств, на основании личных чувств и веры она в том доме открыто сказала о себе: «С этого момента весь человеческий род будет меня ублажать, как Матерь грядущего в мир Спасителя Христа».

Вот, братья и сестры, поздравляем вас с сегодняшним храмовым здесь праздником, предприняв некоторое путешествие, которое очень легкое сейчас на художественных и быстролегких самолетах. Теперь путешествие, конечно, легче уже: не на конях, не на волах, не на осликах, не верхом, не пешком – а летаем на самолетах. И поэтому имеем возможность в обширной епархии иногда в три дня быть на трех храмовых праздниках. Примерно было воскресенье, а в понедельник уже Константина и Елены. Где-то, где-то мы были, а на Константина и Елену совсем уже в другой части Казахстана.

Старое почитая, иконы старинные лобзая как Первообраз на иконе изображенный, апостолам веря и в проповедь Евангелия, а паче всего веря Господу Иисусу Христу, в мир пришедшему, Который Церковь создал на незыблемых камнях – апостолах, Который Таинства оставил Церкви, Который сказал: врата ада не одолеют ее, хотя мебель иногда будет ломаться и крошиться иногда то от суши, то от сырости, но идея «врата ада Церкви не одолеют» верна, потому что Сам Иисус Христос это сказал. Но этим не надо бравировать, а надо быть благоговейными, послушными Господу Богу, Его Церкви и быть снисходительными, и быть с уважением и с некоторым послушанием законным к Матери нашей Церкви и отцам нашим. Пусть они так далеко от нас, которые очень думают, чтоб граждане земли Российской жили в мире, в покое спали бы ночью и отдыхали и чтоб в их кладовых не иссякала ни пшеница, ни елей, ни вино. Об этом помолимся к Царице Небесной, чтоб Она управила в жизни нашей земной, которая есть поприще и ковер, посыпанный кому цветами мягкими, кому розами с шипами, а кому ничего, но путь грядущий в Царство Небесное, где, по словам Иисуса Христа, апостол Петр стоит с золотыми ключами, хотя аллегорическими, и будет Петр открывать тем, кто признал величайшего Учителя Иисуса Христа Творца мира и человека, кто принял Царицу Небесную, как Честнейшую Херувим и Славнейшую без всякого сравнения Серафимов, и кто благоговейно уважал Церковь, уважал духовенство и не забывал того, что духовенство из того же теста, что и вы, но с большими правами и в кармане с ключами. Это аллегория, она очень реальна и всем понятна.

Да будет же мир в ваших сердцах, братья и сестры!

Желаем вам молитвенно здоровья!

Желаем Караганде цвести и быть такой гордой и богатой, как она сегодня!73

Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа (25 февраля 1969 г.)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодня Русская Церковь празднует день Ангела своей главы – Патриарха Московского и всея Руси Алексия, он же священноархимандрит Троице-Сергиевой Лавры. А в Троице-Сергиевой Лавре святые мощи почивают нетленные преподобного отца нашего Сергия, молитвенника и печальника и строителя земли нашей Русской, помощника и защитника и молитвами, и средствами, и братиею своею в те тяжелые отдаленные исторические времена, и всегда, и сейчас, и в будущем до скончания века. Аминь74.

Несомненно, сегодня в Москве в кафедральном соборе патриаршем духовный пирог такой большой, если нет тельца упитанного. Потому что уже мясо не вкушается, то духовного тельца заклали и возглашали: «Святая святым, подходите причащаться, достойные и допущенные духовником к страшной тайне – Христова причащения». Вся земля Русская, все кафедральные соборы, все преосвященные архиереи, весь священнический и монашеский чин с радостью сегодня празднуют день Ангела Патриарха.

Конечно, все воссылают молитвы к Вседержителю о его здоровье, о его еще и еще пожить и послужить и управлять прекрасно Церковью, как он и управляет.

Ныне все молебны будут петь, как и у нас, везде многолетие, везде пожелания. Так все послали поздравительные телеграммы, и мы послали поздравительную телеграмму с пожеланием здоровья, многолетия, долгоденствия, да сохранит он к нам любовь такую же, какую и мы имеем к Патриарху Святейшему нашу сыновнюю и почтительную любовь. Итак, помянем о здравии спасении Святейшего Патриарха с пожеланием ему еще пожить, с пожеланием ему здоровья, лучшего настроения, которое отражается во всей Русской Православной Церкви.

Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа (23 февраля 1969 г.)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Единственный был в мире и неповторимый Учитель и его изящные профессора, которых никогда не было и не будет, т.е. Господь Иисус Христос и Его ученики, сегодня подвели своих учеников, ну студентов, что ли, выразиться, мы же в высшей школе учимся с вами – познания христианских добродетелей.

И сегодня подвели уже к тому порогу через модус своих познаний, через модус капитала внутреннего сокровища христианских добродетелей и учительства от великого Учителя Господа Иисуса Христа через Своих учеников, которые основали Церковь, в которой мы с вами находимся сыновьями и дочерьми. И сегодня мы подведены как ученики Христовы почти, почти к порогу Великого Поста. А вечером будем стоять уже на самом пороге. Сегодня, сейчас, уже в преддверии, а вечером уже будем стоять уже у самого порога и в полунощный час, когда Ангел Хранитель придет каждого навестить и благословить, как жених невесту свою возлюбленную, нашу душу, он переступит этот священный ответственный и многими любимый порог Великого Поста.

Здесь много людей, которые очень любят пост, и Господь Иисус Христос любит постников, а поэтому, значит, сегодняшний день прощенный. Сегодняшний день во всей вселенной христиане, ученики Господа Иисуса Христа чрез апостолов святых и чрез нашу Матерь Церковь, подытоживают свое сокровище христианского добродетельного воспитания и сегодня в завершение как бы печать на этом документе будут ложить печать поцелуя христианского друг другу – слова прощения: слова «Прости», в ответе «Бог простит». И среди этих слов, и среди этих сердец, и среди этих уст – будет Сам Христос, Который неложно сказал: «Где два или три во имя Мое – Я буду посреде их. Я буду руководить их сердцем, Я буду руководить их мозгом, Я буду руководить их сознанием».

Почему? Без всякого насилия, потому что они сами пошли ко Мне в Мои ученики и являются Моими учениками и учениками и «чадцами», т.е. сердцем. Вот такой смысл сегодняшнего Евангельского чтения, которое апостол Матфей передает Церкви: Христос Спаситель есть величайший, единственный и неподражаемый, пришедший на землю Учитель рода человеческого, избравший святых апостолов Своих и учеников. И апостолы-ученики пошли во все города вселенной: и в бедные, и в богатые города, где их встречали целованием, и в грады, где их встречали камнями, римскими мечами, оскорблением и смертью. Да будет это уроком всем тем начинающим свою работу на пажити церковной, на ниве овец Христовых, учения Христова и служения Его – молодым священникам на приходах.

Сегодняшнее воскресенье предлагает нам, хотя, можно сказать, и осторожно и деликатно, но все же твердо: прощайте друг другу, умейте прощать. Но самое тяжелое – умейте просить простить.

История человечества говорит, что сердце человеческое, конечно, создано Господом Богом. Если Он Творец всего и человека, и разума его, и сердца его, и сознания его, и интеллекта его – то и сердце от Бога. Спрашивают: «Почему же Господь Бог такому-то, такому-то такое злое положил сердце?» Отвечаю, что Господь Бог всем сердце дает обыкновенное, человеческое, но человек по своем рождении, по своем крещении, по воспитании и дома, и в школе, и самообразованием мысли своей должен воспитываться, воспитывать свое сердце, чтобы оно было чисто и «дух правый» бы обновлял его. Поэтому требуется и домашняя школа, и систематическая школа, и внутренняя школа работы над самим собою.

Известно, что люди все разные: разное социальное положение, разного настроения. Есть такие, которые в школе не учились, писать не умеют, читать не умеют и не хотят учиться ни читать, ни писать, и работают плохо, и в тяжесть семье, и в тяжесть обществу. Но эти люди, заметить нужно, настолько гордые бывают, как сам сатана. И кажется, такой простячок, что ему стоит попросить прощение за свое вольное и невольное, что ему стоит поклониться в ноги пред любым человеком, как пред образом Божиим, как первообразу создавшего человека, его друга, товарища, родственника, как хотите? Так есть такие люди, которые мучаются, страдают искренне и места не находят, не пьют, не едят, НО ПОКЛОНИТЬСЯ НЕ МОГУТ! Вот где красота! Изящная красота, но вместе дьявольская красота.

Мы Господа Бога не можем обвинять, что в эту коробочку, в человека, положил Господь такое сердце. Бог дает сердце всем равное, проси Духа Святаго обновляющего сердце, обновляющего разум, освящающего всего. Поэтому Христос Спаситель нам говорит, через одиннадцать раз в одном утреннем воскресном Евангелии, что кто крестится, тот спасен будет. Поэтому крещение и младенцев, и юношей, и взрослых уже, которые по каким-либо причинам не были крещены, то оно полное делает обновление человека и грехов прощение. С младенцев снимаются грехи прародительские, а с человека лет преполовения – личные грехи, и с человека старости – также. Христос Спаситель говорит, кто примет крещение, тот спасен будет уже во имя крещения. Спаситель после этого слова ставит точку. В Евангелии – точка, не двоеточие, не точка с запятой, не тире, а только точка. Кто крестится, спасен будет, кто откажется от крещения – осужден будет.

А сегодня Господь Иисус Христос, наш божественный неподражаемый Учитель, какого больше уже не будет на земле, и сегодня Его лучшие сотрудники святые апостолы, и сегодня Матерь наша Церковь, которая нас возродила крещением пакибытия, которая нас любит, которая нам прощает, которая нас привлекает, которая много нам дарует счастья и земного и небесного, которая нам дарует Причастие и Духа Святаго, причем Причастие дарует в реальности, физически Кровь Христову и подлинное Тело Христово – сие есть чудо, сие есть плач Бога, сие есть плач Святыя Троицы.

Поверим, братья и сестры, этому. Если мы будем этому верить – не напрасно будет наше хождение в церковь, и молитвы дома не напрасны. Об этом говорят высокие научные богословские доктрины о спасении рода человеческого и каждого из нас.

Так я вернусь. Тот лентяй, который и читать не хотел научиться, и писать не хотел научиться, и работать не очень-то желает, преисполнен гордости большой: а поклониться не могу. И ходит, и страдает, и мучается, и не пьет, и не ест, все восстает: могу, не могу, не могу!

А другой, развитый тонко, вроде усопшего Архиепископа Луки, вроде Павлова мирового, вроде многих ученых-христиан прекрасно колена в сегодняшний вечер преклоняют пред всем народом, даже пред прислугой своей: «Прости меня, Аннушка, в жизни все бывает, может, я что-нибудь обидел тебя или опечалил твое сердечко». И Павлов кланялся, и Лука кланялся, и Менделеев кланялся, и все кланялись ученые-христиане мужи добродетельные, мужи науки, мужи чувств, мужи познания, мужи ответственности пред обществом, потому что как бы Сам Бог их поднял на большой уровень выше общества.

Так вот такое разное бывает сердце человека.

Кто его знает, в чем дело? Или влияние сатаны, или по всем инстанциям отклонения. Вероятно, собственное желание, собственный характер, в таких формах выработанный вольно или невольно. Конечно, за это в первую очередь отвечает Матерь Церковь и несчастные священники, потому что священников всегда спрашивают о том, что Господь сказал: «Вы все-таки доили овец, все-таки стригли их, а плохо пасли». А в другом месте Пророк один говорит так сильно очень: «Вы, – говорит, – те псы, которые не лаяли, когда волки шли ваших овец зарезать и сожрать!»

Сегодняшний вечер, который вместе с солнцем, вместе с течением солнца приближается к известным чертам вечернего богослужения, уже будет законченный финал нашего настроения и нашего решения, как переступить священный порог в полуночный час Великого Поста. И ученые, и неученые, и развитые, и неразвитые, и труженики, и лентяи, и кто хотите, но верующие в Бога имеют надежду всегда на благодатное обновление. Есть на земле сегодняшняя полночь, когда могут просвещаться и освящаться все люди, пришедшие в мир сей грешный и прелюбодейный.

Наступает священная седмица, и совершаются богослужения в грустных мотивах, в строгих мотивах, в серьезных мотивах и окрыленных, полных любви и призыва всякой души грешной к Господу Богу чрез Матерь Церковь. Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец. Это давно сказано святыми отцами, самой наукой и нашим внутренним чувством, которые много нам говорят, много нас бичуют, требуют, спорят с нами, ибо в человеке всегда два течения, два веяния, два влияния.

Так угодно Господу Богу было, что Дух Святый человека не тянет в рай, а добровольно, на добровольных началах веры, надежды и любви ведет туда. А сатана бросается на людей, душит и все обещает, обещает, обещает... И посмеется своим металлическим голосом, когда уж душа, страдающая и уже неспособна на покаяние, каких я сам за свой 50-летний опыт встречал людей. Когда на юге я служил, то не переносил один человек, когда я мимо окна его проходил. Тогда не было машин, пешком ходили служить службу, как апостолы. И он все время возмущался и все время броситься хотел даже на меня. И когда хозяйка рассказывала этому неженатому пожилому человеку, который много лет плавал где-то далеко, с волнами боролся, во всех портах был мировых, и когда он стал умирать, и он попросил призвать меня к нему, но хозяйка малоразвитая побоялась меня призвать. Тогда он стал ее просить, что это последняя его воля: «Сними икону, тетя, и дай мне!» Тетя настолько была святая, не хотела на эту грешную грудь даже иконы снять – как печально было это. Я заочно посмертно, когда стал архиереем, заочно посмертно снял с него этот грех и много совершил за упокой об этой метающейся на земле, этой плачущей пред лицом смерти душе молений о прощении грехов его.

Такой эпизод я считаю возможным сейчас приподнести вашему вниманию и вашему духу покаяния, чтобы вы никого не осуждали из тех, которые пока от Матери Церкви отворачиваются и от этой нежной соски с нежным питанием, с таким молоком растворенным благодатным – от этой соски отвергаются.

Будем таковых людей терпеть, и тех, которые осознают не все грехи тех, которые нас обидели, всех тех, которые принесли нам оскорбления незаслуженные. Если же мы не прощали до сих пор и если сердце наше кипело на основании даже справедливых данных, то сегодня вечером, сегодня в полночь священную все простим в надежде будущего Христова воскресения.

И оставаясь добрыми учениками Иисуса Христа, чрез святых апостолов, чрез Матерь нашу Церковь будем уметь грехов прощение просить у Отца Небесного. Будем уметь извиняться пред людьми-товарищами. Будем уметь прощать всем, которые нам подчинены: слабые и ожидающие от нас прощения. Будем в радости духовной дальше жить, а то уж совсем все мрачные. Будем жить в Господе, будем Евангелие читать, будем учениками оставаться Христовыми! Какая радость и жизнь будет на земле, и счастье будет при возделывании земли, и счастье будет при хождении по земле, и счастье будет, когда жизнь наша будет приближаться к нашему жизненному вечеру, жизненному закату, к жизненному тому, что, бывает, солнце уже садится, спешите домой по дороге, чтоб змеи вас не встретили, стадо гоните скорее домой, солнце садится, волки из леса выйдут. Так говорит один святой, не помню имени его, чтоб Церковь была бдительна, чтобы родители были бдительные.

Значит, сказанное нами всем понятно, что значит сегодняшний день, что значит чтение сегодняшнего Евангелия от Матфея и что значит один член из молитвы Господней: «И остави нам долги наша, как и мы оставляем должником нашим», т.е. Господи, прости нам грехи, и мы прощаем. Это просто уже договор какой-то с Господом Богом, и Господь допускает этот договор, допускает этот тон, допускает эту благоговейную молитву верующих: «Оставь нам, потому что мы оставляем!» И если так, то оставь нам, потому что и мы оставляем. Так потрудитесь, пожалуйста, друг другу прощать. Но если вы друг другу не будете прощать, то будут ваши молитвы больше нежели фальшивыми и больше нежели поддельными, только будет биение воздуха, оскорбление Бога и себя.

Такой сегодня радостный день, когда подытоживается все, что было за год, и когда можно все это вот высыпать, весь этот груз греховный можно сбросить, и когда можно в обновлении просить у Господа Бога грехов прощение, на пост благословение и вообще в жизни благословение. То к этому дню еще можно добавить: сегодняшний день создан ради мира во всем мире, ради покоя святым Божиям церквам, ради покоя в семейной жизни всем вам, ради благоденствия страны нашей и всего мира.

Сегодня по гражданской линии празднуется день ваших детей, которым государство поручило, а вы благословили пойти туда с мечом, чтоб в наш огород камешки не бросали «из зарубежных стран». Мы первые никогда факел с огнем не бросим... История русская говорит, что мы никогда факел с огнем не бросим. Русская рука – христианская и православная факел с огнем никогда не бросила на другое государство. Мы никогда камня не бросили в чужой огород, но когда нам бросали, то хорошо отвечаем. Да будет вам примером и Димитрий Донской, и Александр Невский и многое множество наших добропобедных и боговенчанных мужей, которые спасали землю нашу Русскую в очень критические моменты, и преподобный Сергий, и все святые, московские святые все чудесным образом, все в чудесных видениях многим святым и грешным являлись, даже выходили из Кремля, защищали землю Русскую.

Так ныне ваши дети, ваши внуки – броня, которая принадлежит священной земле нашей. Если война – все нарушится. Как треснет бомба – все! И чтоб этой бомбы не было, чтоб победа земли Русской всегда была, как и была, мы об этом всегда молим: «о мире во всем мире», «благостоянии святых Божиих Церквей», и всех людей в соединение во единое сердце, во единую любовь, молим за русского доброго, с широким сердцем, с большой душой, с хорошим характером человека.

И не напрасно в сегодняшний вечер установлено, тем более в земле Русской – прощать и прощение просить. Запомним, братья и сестры, этот урок сегодняшний от Господа Иисуса Христа через профессоров Его апостолов и через наше смирение нас наученных, но все же которым поручено вам эту истину ответственно, с ответственного места в сегодняшний день с чистой совестью, с чистой любовью, с чистой надеждой и ответственностью сказать.

И вдобавок сегодня, кроме праздника нашего воинства, чад ваших, сегодня Москва имеет пирог и духовный и, вероятно, вещественный – сегодня день Ангела Патриарха Алексия.

Итак, сегодня сгруппировалось: великое учение Господа Иисуса Христа через апостолов и Церковь на наши верующие сердца, сегодня празднуют дети ваши там, о которых мы молимся всегда, и у Патриарха сегодня праздник – день Ангела. Ему исполнился девяносто второй год, насыщенный жизнью, насыщенный духовной красотой, насыщенный опытом, который нам все передает, чтоб мы вашему вниманию передавали время от времени и сегодня передаем.

Так вот такой сегодня день, вот такой сегодня урок. Вот от такого великого, неподражаемого все это исходило Учителя Господа Иисуса Христа чрез проповедь неподражаемых Его апостолов святых и чрез ныне существующую благодатную Православную Русскую Церковь, которая, как Невеста Христова необруганная, неоскорбленная, через страдания и скорби она все это приняла.

Поверьте этому мне, пред Божественной Литургией говорящему.

Аминь.

Обращение Митрополита Иосифа к молящимся «По поводу геройского военного подвига русских воинов на советско-китайской границе в начале марта 1969 года» (9 марта 1969 г.)

Усекновение главы Иоанна Крестителя совершается 29 августа, и тогда бывает поминовение воинов, убиенных на поле брани за веру и Отечество. Как трогательно, вы сами знаете, совершается Богослужение в тот день в честь памяти усекновения того добропобедного воина Крестителя Спасова Иоанна, и как прекрасно Церковь установила и совершает это 29 августа.

Так сегодня память – День обретения главы Иоанна Крестителя. Иоанн Креститель был усечен, т.е. честную главу потерял по проискам Иродиады, Ирода жена, хотя она была не совсем его законная жена, даже по тому времени библейскому. Креститель все время говорил Ироду, который его очень уважал: «Не положено, нельзя тебе иметь жену Филиппа, твоего брата». А он так полюбил эту Иродиаду, и дочка у нее подрастала, что брата своего сослал в ссылку. А Иоанн Креститель из пустыни говорил и с берегов Иордана, что нельзя этого делать, особенно государю, который есть первый правитель страны и есть первый гражданин известного государства. И когда первый гражданин соблазны вносит, тогда легко соблазняются все подданные и говорят, указывая пальцем: «Да, он так делает, он старше нас, значит, нам можно, маленьким». Иоанн Креститель все время говорил: «Не достоит тебе иметь жену Филиппа, брата твоего».

И как это в Евангелии ярко и резко произносится, то не достоит иметь и ныне, в наши дни, жен своих братьев по кресту, жен своих братьев по гражданству и жен своих братьев по человечеству.

После усекновения главы неумолимая Иродиада спрятала ее, закопала очень далеко у себя. Немногие только фрейлины придворные знали, куда она эту голову закопала. А труп без головы ученики Иоанновы забрали и в Севастии похоронили его. Так долго-долго оставалось, покуда Сюзанна, тоже придворная дама фрейлина, жена важного человека, важного министра при дворе, после того, как крушение совершилось над семьей, над Иродом, Иродиадой и дочкой, тогда она указала это место, где хранится закопанная глава Иоанна Крестителя. И ее с честью нашли, и в сегодняшний день установлено обретение главы Иоанна Крестителя.

Так сегодня уместно в день обретения главы Иоанна Крестителя, святаго добропобедного воина, как и 29 августа, в день усекновения главы вспоминать покойников, особенно воинов. Так, сегодня очень уместным оказалось в день обретения главы Иоанна Крестителя помянуть наших воинов, которые на днях потеряли жизнь на советско-китайской границе, защищая рубежи страны нашей святой. Там 51 человек воинов погибли. Китайцы с ними так разделались, как могли разделаться... На границе было все в порядке, все в норме, как везде бывает во всех местах необъятной границы страны нашей. Но у нас оказалось меньше силы, как сила хитрыми путями надвинуласъ и сделала то, что вам известно из газет, из словес, из эфира и так далее.

Так воины положили свою жизнь за наши священные рубежи. Так воины положили жизнь за землю нашу Русскую и особенно это капризное место – это китайское. Если наше правительство не верит в Бога, то оно зато не мешает веровать в Бога, а там Мао Цзедун в три дня разделался и с Богом, и с верою, и с религией. Поэтому они очень страшные для нас, так страшная была бы дверь, которая открылась бы и сюда пошли бы на порабощение к нам бесчеловечные китайцы. Вот они бы сделали какой акт.

В жертву принесены 31 человек наших расцветших наших юношей, расцветших наших воинов, детей, которые время от времени посылаются на известный срок служить на военную службу, хранить землю нашу, Отечество и особенно хранить капризные места, и особенно самое капризное место – советско-китайскую границу. Уместно сегодня нам помянуть их, как верующим людям, чтобы Господь Бог да простил им согрешения, даровал им там радость духовную, успокоил бы там сердца и души бессмертные.

Патриарх Сергий однажды сказал, ответил одному ученому человеку, что тот говорит: «Что же вы молитесь за коммунистов?» Тогда первый год, первое лето войны было, и Сергий служил панихиду в церкви Иоанна воина в Москве – панихиду по воинам, жизнь свою за Родину положившим. А ему один профессор старенький сказал: «Что же вы молитесь, они же безбожники?» А Сергий сказал так: «Трудно сказать в момент приближения к смерти, как быстро может человек обновиться и переродиться в силу слов: Кто призовет имя Господне, тот спасется».

На основании этой силы и правды Божией, и патриотизма, и любви к нашим детям, к нашим сыновьям и заступникам страны нашей и рубежей наших мы сейчас возгласим им «блаженную память». Возгласим им «вечную память», чтоб Господь Бог дал бессмертным их душам утешение и успокоил бы их и уплатил бы им за молодую жизнь, отданную за землю Русскую.

Протодиакон: Во блаженном успении вечный покой подай, Господи, усопшим воинам, ныне жизнь свою положившим за священные рубежи страны нашей, и сотвори им неувядаемую вечную память!

Хор: Вечная память...

Проповедь Митрополита Иосифа (12 мая 1969 г.)

Владыко: Христос воскресе!

Народ: Воистину воскресе!

Самый лучший обет, самое лучшее исповедание веры своея, когда на вопрос: «Христос воскрес ли?» старушки отвечают, говоря: «Воистину воскресе!»

На этом малом свидетельстве истинности Христова Воскресения зиждутся богословские и догматические доктрины апостола Павла о Христе, Его бессеменном воплощении от Девы Марии, Его ученики и Евангелии, апостолы, Церковь с ее дисциплиной, священство благодатное.

Дух Святый поставляет священнослужителей, а не капризы отдельных архиереев, и не капризы отдельных церковных советов, не капризы особых поклонниц-матушек. Дух Святый поставляет священнослужителей, Дух Святый поставляет Епископов, а потому нам порою не нравится и кажется б лучше другого поставили, если не Дух Святый. Это, конечно, искушение наше, мы же не знаем, что завтра будет, какие будут распоряжения послезавтра, какие будут действия Святаго Духа дальше и дальше, дальше, но всегда меряем на свой метр, что сегодня сотворено.

Дух Святый поставляет священнослужителей, Дух Святый поставляет Епископов, Дух Святый действует в Церкви, хотя иногда и в Церкви бывают замешательства. Так и были когда-то замешательства в прекрасном раю радости, раю светлости, когда богосозданным супругам Адаму и Еве сатана подбросил такое прекрасное яблоко надежды с советами: станете богами... Но оказалось то, что оказалось. По сей день мы страдаем, начиная от Авеля. И в ад много пошло после Адама и Евы, дóндеже не пришел Иоанн Креститель благовестить, что Бог явился во плоти, Бог воплотился в человеческое тело, Бог пришел спасти мир человеческий. И милосердие Божие с любовью, как говорит Иоанн Златоуст, совершило и в аду то, что нам, человекам, неведомо, ибо любовь Божия превосходит человеческие чувства, взаимоотношения и т.д.

Так дни наши, течение наше послепасхальных дней до дня Святыя Троицы рассуждают учители Церкви, богословы раскрывают книги Писания, где все это повествуется о пришествии в мир Христа Спасителя, Его учении, Евангелии, апостолах, Церкви, права Церкви, дисциплины Церкви и обещания вечных будущих благ всем верующим в Господа Христа, пришедшим чрез крещение к вере во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Вот с такой радостью духовной, в таком духовном опоясании находятся все верующие христиане. Так и мы с вами, пришедшие сюда сегодня разделить с вами Божественную службу, нам приносить ответственно и руки поднимать, и вам ответственно молиться с нами вместе и веры Церкви крепко прилежать. Милосердный Господь оставил нам после Святой Пятидесятницы ту благодать, что Дух Святый поставляет священнослужителей. Святый апостол Павел, как я сказал выше, прекрасно все это разъяснил и прекрасно уложил все это в сердце человеческое и разум человеческий, и изобразил и оставил своими письменами бессмертными на все время существования мира верующим в счастье мира, его промыслительность. Планы Божии непостижимы, и мы ничего на это сказать не можем и подсказать и рассуждать, что будет завтра. Но мы знаем то, что было позавчера, вчера и тысячелетие назад, а Христос Спаситель сказал, что слова Мои истинны, и без Моих слов не можете творить ничесоже, потому что Я все исповедую от Отца Моего, Я послан на землю Отцом Моим, и Он Мне даровал, и Я воплотился в тело простого раба-человека, чтоб человека обожить, родимей Богу сделать и чтоб в день «чаю воскресения мертвых», как Спаситель говорит в начале Евангелия от Иоанна и как прекрасно толкует святый Павел, мертвые восстанут, а живые изменятся.

Ломают голову химики наши: как это может быть? Ломают голову веществоиспытатели, как это может быть, все сгорело, все переработалось химически: волк съел, медведь съел, вода размывала, огонь сожег, все рассеялось, но вышние законы еще есть, что в мире все экономически сохраняется, хотя бы газета и тридцать раз сгорела и в трубу вылетела, все равно сущность ее остается.

Вот интересный момент сейчас вам расскажу. Так у нашего философа, большого христианина, большого боголюбца, большого человеколюбца Достоевского есть такой момент в «Братьях Карамазовых». Там есть такой момент, который очень нравится образованному верующему человеку и заставляет думать не только маловерующих людей, но и совершенно неверующих людей. Такой момент. Достоевский на основании Писаний, на основании истории, на основании преданий, на основании Пророк, на основании свободы человеческого полета мысли посмел и не ошибся человечеству оставить интересные материалы и мотивы, на которых зиждется и наука, и мысли, и вера, увенчанные живоносным Крестом. Это такой есть момент, правда, Достоевского никто, вероятно, не знает. Ну что ж делать, надо рассказать. Есть такие, которые знают Достоевского, а есть, кто не знает, вот.

Иван спрашивает у беса: «Бог есть?» Бес молчит. Потом Иван настоятельно этому человеку, этому бесу, который вроде человека-приживальщика с опаловым камушком здесь в галстуке и с перстнем с опаловым камушком.

Камушки опаловые любимы бесом, говорят. Вероятно, несчастливые очень. У меня панагия была с опалами. Кто его знает, счастливый или несчастливый, только после этого я быстро пошел в тюрьму. Вот.

Значит, бес не может ответить Ивану, что есть ли Бог. Иван его припирает. Бес легкий. Как обычно, бес и туда и сюда и везде он без мыла влезает и вылезает из воды сухим. В конце концов, Иван его припирает к стене, а он во плоти человека, он не может объявить себя, кто именно он есть и что на свете есть сатана. Сатана же очень прячется. Вы не думайте, что сатана любит играть в жмурки и в шутки. Ух, он очень прячется. Сатана в шутки не играет, если он будет в шутки играть, то быстро будет нам понятен, общей большой толпе. Тогда же будет с ним определенная борьба, определенная будет молитва, а поэтому он спрячется и будто бы его нет и будто бы каждый человек самостоятельно делает то, что делает. А он всех искушает, он отравляет самые первоисточники в нас, первые мысли в мозгах и сердце и подкладывает такие красивые пожелания нашему сердцу и разуму, и все портит в нас, и обещает, и улыбается: «И весь мир твой и Бога нет, и ничего нет, ты царь мира, ты, ты, ты!»

Так вот интересно, к чему я хочу подойти сейчас, я немножко в сторону отклонился. Так вот, Иван припирает к стене приживальщика, который бес: «Бог есть или нет? Сейчас же говори!» Тогда он сейчас же говорит: «А у тебя часы есть?» – «Есть». Ну раньше на руке их не носили – это новая мода. Он вынимает часы: «Вот часы». Бес спрашивает: «Ну вот эти металические часы откуда взялись?» Иван говорит весь процесс, откуда эти часы появились, весь процесс химический, обработки технической. Ну откуда часы взялись, понятно же вам: руда, так далее – доменные печи, сталь, пятое десятое, прокаты-блюминги и так далее и так далее, еле видная работа. Вот. Вот когда эти часы опять разложатся75. Вот. И говорит, когда эти часы твои разложатся на все элементы, из которых они созданы, мир должен кому-то крикнуть: «Осанна! Благословен грядый!» Значит, сам-то бес исповедывал Господа Бога, Которому когда-то в свое время положенное все человечество воскликнет: «Благословен грядущий во имя Господне!» Тем более Христос Спаситель перед страданиями Своими так сказал: «Когда Я буду вознесен на Крест – распят, тогда Я всех привлеку к Себе». Он не сказал, что тогда привлек к Себе верующих – всех! Πaντων́ по-гречески. Вот и значит постольку, поскольку Христа Спасителя слова, истинны, то и обещания Его приемлемы верующей душой, и верующих даже тех, которые знают и понимают сердцем, но боятся говорить или из-за куска хлеба с маслом с медом, или стыдятся, или боятся, или еще не научились – Бог весть, Бог Судья. Так вот Христос Спаситель сказал: «Когда Я буду распят на Кресте – всех привлеку к себе». Значит, это было, как говорит Иоанн Златоуст и как говорят другие отцы Церкви, и как говорит красивый художник жизни Господа Иисуса Христа, Фаррар, то в Божьих планах, чтоб ни одна душа не погибла, которая уже погибла. Трижды погибельный стыд, вероятно, уже погибель. Но Христос говорит, всех привлеку к Себе. Значит, надежда у всех не только сегодня неверующих, не только, которые будут завтра бунтоваться против Христа, а надежда всего человечества, но когда это будет это, братья и сестры, вероятно, может быть, и скоро и... Бог весть. Когда эти часы так разложатся и возвратятся в землю свою, может, тогда бы это будет внезапно, как молния с востока на запад, по словам Христа, Спасителя.

Значит, вашему вниманию слова заостряются на том, что мы живем в счастливый период по Воскресении Христа Спасителя, что мы с вами сейчас живем в период от Пасхи до Троицы, что мы счастливые с вами все: и руки подымающие у престола, и молящиеся с нами. Мы в период пасхальный собралися на богослужение от Пасхи до Троицы, тогда как по сказанию простых людей Сам Бог еще ходит по земле и посещает наши земли, и посещает больницы, посещает остроги, и посещает воинские части, и посещает кельи, и к сердечным вратам подходит Сама Троица: «Я, Отец Небесный, для тебя Сына послал в мир, ты открой, и Мы войдем к тебе и трапезу совершим». Так вот мы с вами, братья и сестры, во-первых, счастливы, что мы с вами в Новом Завете родились, во-вторых, мы очень счастливы, что мы во имя Святой Троицы в купели крестились, в-третьих, что мы так или иначе как возможно храним веру в Господа Христа, храним законы обязанности семейных обязательств, и любви, и терпения, и уступок.

А то бывает так, вам это я напомню. Когда фонтаны били, и луна, и красота – все было хорошо. А потом через год, три Ванька уж не нравится. Я в таких случаях говорю: «Ты люби его, дорогая, он тебе нравился». – «Да, нравился. Мне тогда казалось, что он с неба упал». – «Так люби же его». – «Мне казалось, что он упал с неба, такой он хороший, такой...» Я, конечно, по опыту уже знаю.

Так ну вот, значит, апостол Павел говорит так, что если твой муж уже стал плохим, если твой муж подымал не раз топор на икону, и икону расколол, сатане сильнее поддался. А для того, чтоб поддаться сатане, много есть перспектив. Сатана, во-первых, искушает, хлеб наш насущный дай нам днесь; сатана, во-вторых, искушает – служебные обязанности человека: занимаемая должность и положение ответственность. Много насилий делает сатана, и только тот человек знает это, который это знает, а который и не знает, что губит его враг рода человеческого.

Сейчас в Евангелии отец наш молодой протодиакон, т.е. отец диакон еще, протодиакон будешь через пятьдесят лет, так вот он читал нам76, что иудеи обвиняют Иисуса Христа, что Он беса в Себе имел. Те, которые Нового Завета не приняли, Церковь не приняли, по-своему мудрствуют, по-своему хотят быть, по-своему спасение рода человеческого без Церкви хотят получить. Они не приняли слов Христа, когда Он говорил им, Отец Небесный Мне поручил к вам на землю прийти. Это очень момент важный, братья и сестры, надо его запомнить.

Я потом говорю этой женщине, что ты же его тогда полюбила, фонтаны свидетельствовали, луна молча свидетельствовала об этом. И она соглашается со мной, как будто бы он поскользнулся там, на небе, и через облака упал. Вот и надо любить – он такой-сякой. Так ты же когда на базаре бываешь, ты же там лук пробовала или редьку покупая. Потом уже разделываешь. Ох, какая поганая, редька горькая, вероятно, хозяйка злая. Вот и на этом жизненном базаре купила такую же горькую редьку. Теперь только ты его уже смири по слову апостола Павла, если он плохой, такой-сякой, топором на иконы. Не бойтесь этого! Бога никто уже рубить не может. Хватит того, что на Голгофе Его прокололи копьем за род человеческий. И ты бы своего этого Мишу или Гришу, ты ж его люби и держи его, и называй его ласковыми словами, ну, Васек там, Григорочек, как хотите. Так я сегодня уже говорил, вы думаете, старое я вам привез?!

Если вы будете верующие, и ты, будучи Христова ученица, и ты, будучи причащающаяся, ты не гнушайся его во всех обстоятельствах семейных обязательств для освящения. Соприкасался с тобою и духом и разумом, и сердцем и телом, он будет освящаться понемногу. Он будет о тебя ошлифовываться и округляться, как на лучшем механическом станке болванка. На заводе полено принесут, а потом такая красивая ножка для красивого стола получается.

Мы заканчиваем свое слово, оно очень разбросано, и время разбросано, и люди разбросаны, и я немножечко разбросан бываю. Ничего не поделаешь: мир, время, настроение и осторожность человеческая. Раскрытое сердце, как ларек, в котором ничуть нет продуктов, в таком положении мы часто бываем, но для этого есть лекарство и помощь, т.е. всегдашняя молитва к Господу Духу Святому: «прииди и вселися в ны». Значит, наше слово такое разбросанное.

Такое мое слово сегодня, что удивит самого скромного и самого неученого из самой скромной деревни недавно посвященного батюшку, который еще не заработал себе на кожаные сапоги, а еще продолжает в лаптях служить. Так в древности было на Руси, в простоте духовной, когда батюшки многие еще в лаптях некоторое время служили, покуда сапоги себе приобретут. Это история. Это история, которую нам описывает Костомаров, известный русский историк, потом Сергей Соловьев, брат Владимира Соловьева, у него многотомная история. Там он описывает о батюшках-мужичках, которые служили еще некоторое время в лаптях, в сосудах очень бедных, а в их сосуды благодать нисходила, многие видели священный огонь.

Бог тот же, Церковь та же, Филарет тот же, сатана тот же ходит за нами, и Ангел Хранитель тот же, который хочет нас за ручку вести к Свету светозарному, а там что-то нас взади задерживает. А Ангел Хранитель за ручку хотел бы вести, и мы все время от Ангела Хранителя ручку свою отдергиваем иногда, что Ангел Хранитель пойдет за хату и плачет и слезки утирает ризою своею невещественной. А тот смеется металлическим голосом: «поймал, говорит, рыбку для ада».

Я такую фантазию не разводил бы вам, но она есть в Священном Писании древнем и средневековом, где более все фундаментально. И позавчера, и вчера, и сегодня трезвые богословы об этом во всем мире говорят, и что можем из этой большой и важной мировой богословской почтительной трапезы чрез себя преподать вашему вниманию, и вашей вере, вашему доверию Матери-Церкви, через наши глаголы, то лучшего счастья мы на земле не желали бы.

Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа (1969 г.)

...На исповеди молодой священник говорит: «Ну не спешите, говорите, что у вас после последней исповеди было? Какие у вас были недоразумения пред Господом Богом? Какие были у вас недоразумения с Ангелом Хранителем? Какие у вас были недоразумения со средой, окружающей вас?»

Да к тому же он видит, кто пришел: отец, мать, сестра, брат или маленький, поменьше молодой человек, или древний старец. И он тогда спрашивает: «Вспоминаете все то, что у вас накопилось? Потому что только тот кричит, у кого что-то болит. И вы пришли с этим духовным криком сюда и с духовной болезнью. Вот крест, вот Евангелие, я стою пред вами свидетелем. Я засвидетельствую ваше исповедание пред Богом, ваши чувства, ваши скорби, ваши ошибки. И если вы искренно каетесь, и если вы будете в дальнейшей жизни бороться с грехами, то я имею право сказать во имя моего сана, во имя идеи церковной, во имя прав, данных Господом Иисусом Христом Церкви Его, – прощаю и разрешаю!»

И после этой формулы, такой прекрасной, священной и ответственной, поверьте мне, братья и сестры, что каждый человек отходит уж от этой исповеди чистенький, как молодая голубочка! Поверьте мне! А поэтому нужно быть серьезными людьми, серьезными христианами, серьезными гражданами светскими, серьезными детьми и родителями в своем очаге.

Так что запомним обетование и радость великую, что грехи первородные омыты нами в Крещении: «Исповедую едино Крещение во оставление грехов». А для всего житейского, попутного на жизненном пути, на скользком жизненном катке и на скользких жизненных колесиках, когда мы часто падаем и голову ударяем. Поэтому для Господь Бог даровал нам такую лечебницу, такую поликлинику в каждой церкви. Там все наши недуги лечатся приличным исповеданием человека при свидетельстве священника и его святой воли над вами прочесть разрешительную молитву, к чаше допустить Христовых Таинств, чтоб всегда охранять вас во все дни, которые каждому отмерены на земле.

Так я вашему вниманию сегодня предложил довольно капризную тему. Я даже этого в Алма-Ате не говорил. Наш город с некоторыми искушениями, а Караганда – город серьезный: и на земле серьезной и ответственной и богатой и разбирающийся, и начитанный, и капризный, и очень любвеобильный.

Таковыми и оставайтесь всегда!

Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа (11 июля 1969 г.)

Один оратор на английском языке из буддистов говорил, что человечество и вожди человечества, правители человечества не имеют права, ответственны пред миром, ответственны пред человечеством, ответственны пред своими, ответственны пред чужими: не допустить войны.

Он очень замечательно произносил. Во-первых, у него там вид такой был ну: плащ, кисти, красные нити, что у нас же бывает тут, в Балхаше. Он был довольно низок и толстенький, весь бритый, курносенький, и ноги до колен голые, сандалии, такой плащ с бахромой. И этот человек стал говорить: «Мы, буддисты, решили войне давно преградить путь. Мы, буддисты, во имя Бога, во имя религиозной философии решили не допустить войну и все из себя всех отдать, не боясь даже огня, который бы сожег нас до костей за истину и правду». Так они, вероятно, когда-то и делали, утверждал лама.

Другой его товарищ священник-буддист, он тогда говорил слово по-английски. Он тогда говорил слово о своем мировоззрении, что буддисты и огня не боятся, и солнца горячего не боятся, и никого не боятся, и женщин не боятся, что-то еще они не боятся. Вот потом во время встречи он так как бы прыгнет, как бы взлетел на воздух, да так все...77.

Так, значит, на этот съезд, на эту конференцию, на которой я имел возможность быть, будучи очень счастлив большой наградой от Патриарха, благословившего мне там быть и репутацию составив ответственную по чести. Я приехал сюда совершенно наполненный понятиями, которые я всю жизнь собирал. Я преисполнен всеми теми речами, словами и пожеланиями, улыбками скорби, улыбками радости и рукопожатиями со слезами, которые просили и умоляли нас, сильных и богатых москвичей: прервать дорогу войне, закопать путь войне, убить войну и все средства к войне.

Так я был сильно поранен и два дня сон бежал от моих очей. И я сейчас прибыл в пять часов в храм, а тогда, когда я должен был обедню служить в день Рождества Иоанна Крестителя в Казанской церкви, как вам всем я обещал.

Я никого не видал, и себя не видал, и не знаю, как я отслужил эту обедню. Вероятно, сам Ангел с небес сошел и обедню совершил и всех нас причастил.

Сегодня начало светлой памяти святых апостолов Петра и Павла, этих собирателей вселенной, этих учителей мира, этих учителей любви, этих проклинателей войны, этих воспитателей плохих людей хорошими, тех людей, которых мы могли обвинить в жестокости и обвиняли действительно в канун их светлой мученической кончины за веру в идеал, за Христа, за Церковь, за человека.

Мы сознательно и с любовью преклоняем всего себя пред памятью святых апостолов и пожелаем молитвенно всем тем народам, которые недавно посетили нашу Москву, приехав с советом и за советом, как бороться с войной.

Святые славные добропобедные, боговенчанные апостолы, Петре и Павле, молите Бога о нас. Молите, чтоб у нас войны не было и чтоб между собой не воевали ни соседи, ни священники, ни архиереи, ни министры, ни правители семей, чтоб все были братья меж собою, неся каждый свое земное послушание честно и красиво.

Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа (19 октября 1969 г.)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа! Святый апостол Лука сегодня благовествует во всей вселенной тот случай, когда Господь Иисус Христос у ворот города Наина воскресил юношу – сына старой бедной вдовы. Христос Спаситель благоволил войти в этот город с проповедью Евангелия и у самых ворот встречает Он процессию с покойником. Христос Спаситель должен войти во град с учениками. Очень многие из них следовали во след Его, а здесь не так велика процессия, но велик вопль и плач матери-вдовы, потерявшей сына и сочувствующих ей сердец. И Господь Иисус Христос умилосердился об этом трагическом случае с матерью, и велел остановиться процессии и, взяв за руку покойника, сказал: «Я тебе говорю: встань». И покойник ожил, из ада возвратилась душа в тело, сердце забилось, мозг заработал, кровь стала пульсировать, как сейчас говорит наука нам, и... юноша сел на носилках. Гроба же тогда не было и сейчас нет на Востоке. И Господь отдал его матери. И та мать, которая провожала покойника с горькими слезами, не имея ничего большего, теми же слезами стала благодарить Господа Бога Иисуса Христа Учителя за воскрешение сына и возвращение ей такового, который был ее надеждой. Она надеялась, что сын, возрастая, возобновит семью, возобновит фамилию, и мать любимого сына желала, конечно, тайными молитвами, чтоб удачная невестка в доме была, потому что в древности глубокой говорилось: неудачная невестка, что ложка соли или перцу в бочке с медом, все портит. Теперь, говорят, лучше стали жить невестки с своими свекровями, и свекрови стали теперь лучше относиться к невесткам, и, понимая и рассуждая, и взвешивая течение жизни и по возможности чтоб в сердцах пожара не было, одна к другой должны применяться. А разумный сын или муж должен это регулировать. Так всегда говорят, так всегда пишут в популярных газетах, докладах и так далее. Очень все это хорошо, очень полезно и утвердительно для семейств.

Итак, мать получила сына воскрешенного, жизнь воскресла в сознании матери, жизнь воскресла во всем юноше, жизнь воскресла в семье. Вот это событие святый апостол Лука сегодня благовествует нам, а святые апостолы, святые мужи апостольские, богословы, отцы Церкви, учители Церкви на эту тему до сегодняшнего дня нам все толкуют, рассказывают и поучают нас об этой важном событии у ворот города Наина о воскрешении сына и возвращении его в мир, и внушении всему человечеству, чтоб никогда не забывали дня «чаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь».

Так вот, сегодняшнее воскрешение юноши и возвращение его осчастливленной матери является для всех нас уроком и напоминанием о мире, где и куда идут умирающие сейчас. Время от времени они воскрешались добрыми делами и надеждам нашим Господом сердцеведцем и Творцом человека, и Творцом сердца человеческого – Господом Иисусом Христом, потому что человека создавала вся Троица. Когда заканчивалось творение мира в шестой день, то вся Троица Святая: Отец, Сын и Дух Святый, совещались между собой: сотворим человека по образу Нашему и по подобию, и образ картинный, фигурный и внутреннее подобие-богоподобие.

По-древнееврейски это очень красиво, сотворим человека по образу Нашему и по подобию, я забыл от древности лет своих.

Это было в Предвечном совете Святыя Троицы. Вот тут-то страшная и пошла интрига. Когда денница услыхал такое решение, что уже в созданной планете земной сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему и даже фигурный образ. А Бог же был Дух тогда: Дух Отец, как и ныне, Дух тогда был Сын до воплощения на земле от Девы Марии и Дух Святый таким же был тогда Духом, каким остается и сейчас – Духом Святым.

Да как же по образу и по подобию?

Знал Господь Бог, что сказал тогда, и многие узнали и знают и нам говорят, что Бог воплощенный, Сын Божий воплощенный на земле в Сына Человеческого, это как отражение Бога и боготворение человека чрез Сына Божия. А Сын Божий воплотился в человеческое естество чудесно, как говорят сейчас ученые. Так человек устроен был, когда денница был первейший Архангел Херувим, чрез него первейшего слава Божия исходила, он был распоряжаемый от Святыя Троицы и посылаемый. И он когда услыхал, это толкование есть очень древнее арабское, это толкование очень древнее, греческое, это толкование переведено немножко некоторыми нашими богословами и особенно на Западе, где более смелее толкуют Слово Божие, нежели у нас. У нас толкуют Слово Божие очень довольно осторожно, чтобы это было богоприятно, богоприлично и ответственно. А на Западе там немножко в этом отношении и чернил побольше в чернильнице и хартии бумаг больше и длиннее, нежели в Церкви Православной, которая осторожно все изображает, рисует, говорит и учит, потому что все богословы православные, они никогда не забывают свою ответственность пред человечеством и всегда помнят, как сыновья Адама, день «чаю воскресения мертвых». Они осторожно все изображают, но мир прекрасно эту осторожность понимает, а на Западе, и особенно северном Западе, где в свое время, в XVI веке, утратили характер православия и устоев его и создали какую-то церковь, очень свободную и легкую, под председательством господина Лютера, который монашество побоку, оженился и пошел писать. А потом, когда своим он не понравился, тогда свои его стали осуждать и подсказывать ему, то он тогда обратился к германскому правительству, в то время формирующемуся, которое держало от Рима и римского влияния, которое стало создавать у себя ту церковь, которая формой имело как будто бы внутреннего духа, а все внешнее, благодатное, как называется сакраментальное утратило механически, сознательно творя это.

Так вот когда, я возвращаюсь, когда денница услыхал, что будет сотворен человек по образу Божию и по подобию, то он очень возмутился и стал скорбеть и страдать. Это был дух. Он сразу понял, что человек будет с телом, со всеми теми доспехами, достоинствами и нравами, и возможностями: размножением и бессмертием души жизнь малая в утробе, жизнь земная каждому от Бога отмерена, потом жизнь вечная, причем вкупе с телом. Бог дал ему жизнь, чтоб быть с телом, потом пойдет рождение земное, потом он умрет и потом он «чаю воскресения мертвых», и потом Архангелова труба, и потом воскресение мертвых, и потом обновление такое, как бы выразиться на нашем языке из Божественных книг, как бы переработка тела человеческого, в котором не будет уже после «чаю воскресения мертвых» ничего материального.

Так вот, от «чаю воскресения мертвых» Павел апостол, который был на третьем небе и узнал многое, даже чего сказать не мог, но все же сказал, что мертвые восстанут, живые изменятся, и все будут подняты в воздухе в невесомость, которая известна науке, и в этой невесомости будет такой акт суда Божьего над миром.

Этим словом нас очень пугают богословы – суд Божий. Господь нигде не говорит, что судить будет, а Он только говорит, что пришел спасти мир, а человек, кающийся покаянием, должен говорить, что судить мир будет. Но есть надежда неизменная и которая от нас очень много зависит: чтоб вы оставались людьми, настоящим Человеком, с большой буквы и с благодатным интеллектом и с благодатными правами, которые дают человеку продолжать род человеческий, но в рамках таких, которые не разлагают человека, не разлагают Церкви, не разлагают общества, закон земной, который вы прекрасно понимаете все, как будто бы ничего не знаете, часто себя искушая и обманывая.

И когда был сотворен Адам, так возмутился первейший Херувим, и когда особенно Еву увидал, эту хрупкую натуру и бледнорозовым лепестком покрытую, созданную из Адамова ребра, он тогда именно взбесился. Так отцы святые говорят это с глубокими осторожностями.

Сам своей фантазией я не мог всего этого выдумать, помня ответственность пред небом, пред днем «чаю воскресения мертвых». Я бы тогда получил бы во! Так я читал книги, святых отцов, где истина заключена, которую мы исповедуем, которую не рискуя говорим, ибо она есть истина, в это верим, это написано.

Так вот денница, увидал прекрасную чету – творение Божественныя Троицы. Бог вдунул в ноздри жизнь первому человеку, он как лучший гончар обжег его и даровал ему весь мир и приказал ему быть хозяином мира. Неправда, когда говорят, что Адам был создан только, чтобы с одной Евой жил. Неправда! Неизвестно же естество ни Евы ни Адама, известны же последствия одних детей. Они, вероятно, в раю, Златоуст нам толкует святитель, были бы и рожали бы детей достаточно, потому что так созданы.

Но этот сатана сделал то, что сделал. Он возмутил третью часть Ангелов, которые несогласны были, что какие-то новые существа появились – Адам и Ева, конечно, любимые Богом жемчуженки, и которые будут пользоваться всем психофизиологическим счастьем на земле.

А он дух, который прекрасно изобразил Лермонтов в «Демоне», который прекрасно изобразил Достоевский в «Братьях Карамазовых». И для Господа Бога это было не новостью. Для Господа Бога это не было неожиданностью, ибо у Бога были такие планы, о которых нам всегда говорит: Мои дела непостижимы, не волнуйтесь и только молитесь и просите. И Господь чрез многих Пророков говорит, чтоб мы помнили о планах Божиих, а молились бы на земле, по своему земному. И у Бога такие планы оказались, которые нам так известны, что создался мир грешный и прелюбодейный, все это как будто бы уже тонуло в греховной крови и в греховных моментах, но в планах тоже было, второе заседание было на небеси.

Вы же знаете, что я немножко знаком с пророчеством утонченным, в некоторых местах оно проходит самой тонкой паутинной нитью. По закону требуется знать за полсотни лет, это же десять институтов по статистике.

Так вот, у Бога планы были, чтоб было так, как есть, и как будто бы отрицающие Бога, и как будто ломающие идею Бога, а в планах положено то, чтоб в этом теле, в этом футляре была б бессмертная душа. И не напрасно мысль такая положена нашему русскому поэту: по небу полуночи ангел летел, и тихую песню он пел. И звезды, и тучи толпою внимали той песни святой, он душу младую оттуда в объятиях нес для мира печали и слез, в родильный дом нес, чтоб эту душу заключить... Нет, не в родильный дом, а чтоб душу заключить в то тельце, которое в утробе матери.

Дева Мария пошла после Благовещения в дом Захарии поделиться с моментом Благовещения Гавриила самой близкой женщине и родственнице Девы Марии к супруге Захарии – Елизавете. И когда Дева Мария порог переступала, я вам говорю не новость, а Евангельскую истину, то Елизавета на расстоянии еще услышала: «Откуду это мне, Матерь Бога моего ко мне идет?» А Мария ее приветствовала приветствием, которое полагается. А потом Елизавета кричит, когда мои уши услышали твое приветствие, то младенец заиграл, стал плясать во чреве моем. Значит, это говорит то, что шестимесячный Иоанн во чреве благороднейшей Елизаветы, жены первосвященника, взыграл от радости, что Матерь Бога входит в дом его родителей. Как хотите понимайте, а Лука это написал ответственно, Лука образованный человек был, он и художник был кисти, он и художник был слова, он и доктор был, знаком, вероятно, и с деторождением, и с кесаревым сечением, и приобщением бессмертной души в дитяти.

Вот эта высокая философия нашей веры, братья, вот какая красота, вот какое обещание, вот какая радость! А мы иногда делаемся совершенно никуда не годными, не ценим, не понимаем это, иногда в мелочах размениваемся, и Ангел Хранитель плачет, и Христос ожидает нашего обращения, и Павел давно сказал, что будет общее воскресение, и святыя отцы в Никеи в триста двадцать пятом году 19 июля в неделю сказали: «чаю воскресения мертвых». И мир принял это «чаю воскресения мертвых», и человеческий разум принял это воскресение мертвых, и человеческое сердце приняло, и, несомненно, мы с вами приняли «чаю воскресения мертвых». Вот сегодняшнее событие, воскрешение юноши, и объяснение всего этого нам апостолом Лукою и объяснение нам Иоанном Златоустом, который не стесняется иногда выражаться в своих трудах, и мы посмели предложить вам, что могли, что запомнили, чтоб сегодняшний день освятить такой истиной и нашим сердцем, словом.

Поверим мотивам нашей православной религии и не ошибемся!

Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа в Неделю святых праотец (29 декабря 1969 г.)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Приближаются дни к Святому Рождеству Христову. Церковь Христова сегодня в день Праотцев вспоминает праотцев от Адама, собственно говоря, от ближайших к Адаму святых до всемирного потопа и немножко после потопа до начала Пророков – это вещуны большие в свое время.

После рождества Христа Спасителя, особенно после Его проповеди, среди ученых того времени, верующих богословов и среди язычников, враждебно настроенных против христианства, было исполнено то пророчество, где говорилось о Христе Спасителе: «Род же Его кто исповесть». Поэтому Церковь Христова и вспоминает сегодня праотцев, а в следущее воскресение святый Матфей точно объяснит рождение по линии земной, по линии человечества – точно объяснит родословие от Авраама и до самого рождения Спасителя Христа.

А сегодня предваряет Церковь святыми праотцами. Сегодня апостол Павел рекомендует держаться своей линии всем христианам, которой держались праотцы святые, – праведности: без закона жили паче нежели в законе. И святый апостол Павел те качества сегодня напоминает и подтверждает, чтоб люди держались тех возвышенных качеств, законов естественных, которыми жили святые праотцы. Закон благодати начертан на скрижали сердца, ибо всяк человек есть Божие создание, а впоследствии назвали, что всяк человек или душа человеческая есть христианка.

В сегодняшний день очень реально выступает жизнь святого праведного Иосифа, сына патриарха Иакова, которая прекрасно написана в Библии, особенно в переводе на русский язык, его вся жизнь с раннего возраста в семье патриарха Иакова и среди братьев своих. Потом трагический случай продажи его братьями в Египет, пребывание его в Египте в хороших условиях у царедворца Потифара и пребывание его в тюрьме. А после того как он растолковал сон одному царедворцу и сон был в руку, то он еще два года просидел, покуда не произошел случай – иметь фараону необыкновенные сны. Тогда этот освобожденный царедворец напомнил фараону, что есть такой в тюрьме еврей Иосиф, который прекрасно растолковал сны: один из твоих рабов был на третий день повешен, а я тобою освобожден и имею счастье сейчас подать тебе чашу с вином. Это был придворный виночерпий, вероятно, министр был винных дел.

Так вот, заостряется сегодня вопрос о личности святого Иосифа, который является примером истории для всего человечества – тогда был и особенно теперь. Дело было так, что Иосиф был любимым сыном патриарха Иакова, был самым меньшим. И необыкновенные сны он видел, что в поле все снопы его снопу кланялись и что само солнце и луна ему кланялись. И не нравилось это очень отцу и матери, и особенно старшим братьям его. Отец его всегда при себе держал и одевал его в красивые ризы, паче нежели других своих сыновей. Иосиф возрастал в красоте и разуме. Библия святая говорит, что однажды отец послал его далеко в поле навестить братьев своих и послал им гостинцы. А братья, когда его увидели издалека, то решили уничтожить этого сновидца. Мы его сейчас убьем. Неужели мы ему, и отец и мать будут кланяться, неужели он господином будет над нами? И решили они убить его. Но один из более разумных и более богодухновенных братьев, Рувим, сказал: «Нет, мы не должны крови проливать брата своего, мы не должны руки возложить на него, а мы его в ров опустим, и во рве сам умрет от голода». И взяли веревки и опустили его в ров. Он очень плакал, он умолял, как Библия нам говорит, братьев своих, но братья черствыми и холодными оставались, жестоковыйными были его братья. А потом идут, идут обозы в Египет – это купцы, которые покупали и живой товар. Тогда братья решили: «Неужели брат наш будет умирать и на нашей совести будет его смерть? Правду ты сказал, Рувим. Давайте вынем его сейчас изо рва, и продадим этим купцам в Египет. А одежду его снимем и ее окрасим кровью козленка, которого мы заколем сегодня к трапезе обычной, и скажем отцу, что нашли вот ризу сына твоего любимого и нашего брата, вероятно, его растерзали звери».

И продали они Иосифа купцам, которые купили его за сребреники, и повели его в Египет в главный город, там они продали его царедворцу фараонову, начальнику охраны царской. И тот его взял в свой дом белого, красивого, с красивым станом, с красивыми глазами, с умными мозгами, спокойным взором, с спокойными грациозными манерам. И он, как раб, исполнял всякие работы, которые ему приказывали. И заметил господин, что благодать Божия в руках этого молодого еврея. Заметила и его жена, что очень умен этот человек, и заметил господин, что человек этот честный, и он поручил ему большое поручение. Он ему поручил все... кроме своей жены. Иосиф с благоговением исполнял все свои обязанности. И такое счастье сыпалось на хозяйство Потифара. И какой-то успех, и благодать, и мир, и покой, и радость была в сердце господина и всех окружающих слуг.

Но сатана заполз в сердце госпожи и вложил ей искушение к этому слуге своему, рабу своему – еврею Иосифу, вложил ей страсть, запрещенную в союзе семейном, в союзе супружеском. И сердце ее разгоралось страстной любовью к Иосифу. И не раз она, пленяясь страстью, склоняла на запрещенный грех, и не раз она его задерживала во внутренних покоях под предлогом дела и некоторых поручений. И в конце концов она решилась сделать то, что совсем запрещалось и политическим законом. Она требовала остаться с ним в спальне. Иосиф ей сказал, что он Господа Бога Вседержителя чтит, почитает и боится нарушить волю Его. Он ей сказал, что почитает господина своего, он верный раб и слуга всего, что поручено ему. И, поклонившись ей, госпоже, сказал: «Ты госпожа моя, неприкосновенное лицо». Тогда она схватила его физически, но он вырвался у нее. У нее остался в руках его верхний плащ. Тогда она закричала на весь дом, что вот этот еврей хотел насилье учинить, которого муж ввел сюда в дом, показывая плащ Иосифа. Когда явился к обеду Потифар, она рассказала ему все со слезами и истерикой: «Не ожидала такого оскорбления от молодого еврея, которого ты ввел в дом. Он хотел меня оскорбить». И возмутился очень господин, но порядок остается порядком, и он его заключил в царскую тюрьму.

А благодать Божия была с Иосифом и в тюрьме. Ему там начальник тюрьмы поручал всякие поручения. Он имел непосредственное прикосновение деловое ко всем заключенным. А там заключенные были высокопоставленные особы: не уголовники, не воры. Царская политическая тюрьма, вероятно, была высшего порядка, раз там министры сидели. И благодать Божия была там с Иосифом, и его все там любили. И вот там два оказались министра, как выше сказано, один хлебодар, иначе начальник питания, а другой начальник виноделия – министры. Они видели сон такой, что один держал корзину с разными яствами на голове своей, и ворон клевал их. И этот сон повторился три раза. А другой видел сон, что он опять подошел, нацедил вина в чашу фараона и подал ему. Иосиф сказал: «Ты через три дня будешь опять фараону подавать чашу с вином, восстановлен т.е. будешь; а ты через три дня будешь повешен». Так и совершилось.

Прошло два года, в течение которых этот министр виночерпия не вспомнил Иосифа. Только когда фараон увидел сны необыкновенные: худые коровы, худые и хорошие, что предвещало страшный голод семь лет, тогда тот министр виночерпия и виноделия сказал: «Ах да, там есть Иосиф в тюрьме, еврей, который прекрасно растолковал сон, который сбылся точно. Вели его привести сюда, он точно расскажет. Он единственный расскажет, ибо Бог его один, Бог его с ним». И был призван Иосиф. Его, конечно, выкупали, причесали, облачили в белый хитон, препоясали его. И подведен он был к фараону, и поклонился фараону в ноги как полагается.

Иосиф стоял как свеча пред иконой: высокий, красивый, грациозный, благоговейный, как написано на иконах. Тогда фараон ему объяснил свой сон. И он сказал: «Да живет душа твоя, Владыка! Сон твой от Господа Бога. Будет семь лет необыкновенный урожай в твоей стране и семь лет страшный голод. Найди такого человека, который взял бы хозяйство в свои руки во всем государственном масштабе. И те, которые семь лет урожая будут, нужно собирать пшеницу особенно и не портить лишнюю часть, из которой можно приготовить продукты, чтоб на те страшные семь лет пропитание было стране, да и чужие люди придут сюда к тебе за пшеницей».

И понравились фараону эти слова, и поверил фараон этому объяснению своих снов Иосифом. И как бы Сам Бог положил ему на сердце и разум фараона, и фараон сказал, сказал своим рабам и министрам сказал: «Кого же мы тогда найдем на это дело лучше, нежели этот снов толкователь Иосиф-еврей?» И все были согласны с этим, ибо благодать Божия вела это к дальнейшим и дальнейшим Божиим действиям и промыслительному делу и домостроительству. Иосиф сразу вошел в свою роль. Благодать Духа Святого в нем действовала и еврейский торговый и коммерческий мозг. И пошло прекрасно все. Он дал распоряжение по всем городам и селениям строить, так называя по-нашему, элеваторы. Он приказал известный процент изымать и известный процент покупать и все продаваемое покупать. У него быстро очень накоплялась пшеница во всех закромах всего государства, все было больше, и больше, и больше, и больше – до наступления страшного голода.

И когда подошли года страшного голода, то отец его Иаков, который оплакал давно его, как растерзанного зверем, сказал: «В Египте хлеб продают, возьмите, дети, мое серебро и овечек, бальзам и пойдите купите и обменяйте». И собрались десять братьев, десять сыновей Иакова, навьючили подарки и повезли. Навьючили на своих ослов и верблюдов и пошли, и там все предложили Иосифу. Все было промыслительно. Бог как бы за руку вел это дело. Иосиф отпустил их, только спросил об отце своем. Потом опять повторился приезд с серебром, потом третий был приезд, который был обусловлен, чтобы и Вениамин пришел сюда, которого отец не отпускал, боясь, чтоб его не погубили, как Иосифа. Иосиф ребром поставил вопрос: «Не будет Вениамина, вы соглядатаи, вы шпионы!» И отец согласился отпустить Вениамина. Увидел Иосиф Вениамина и упал на его шею, и плакал, и целовал. И открылся Иосиф братьям своим, и они обедали вместе. И фараон разрешил ввиду страшного голода, продолжающегося и все усиливающегося, фараон разрешил, чтоб сам Иаков приехал со своими сыновьями. Семьдесят два человека приехали в Египет. И повелел фараон отвести им землю Гесем. Это лучшая земля, нечто вроде нашей Кубани. И сам Иосиф поехал навстречу отцу своему, и как бы упал жезл из рук у Иосифа, и будто он стал подымать его, чтоб сделать свой поклон отцу, ибо египтяне смотрели на евреев, как на меньших.

И поселились в Гесеме братья Иосифа с отцом своим Иаковом. И там они прекрасно жили. Только время от времени Иосиф им напоминал, чтоб они между собой не ссорились бы, делить пока нечего, а там Сам Бог укажет. И было у Иосифа два сына, Ефрем и Манассия. И когда патриарх Иаков умирал, он Иосифа пригласил к себе: хотел благословить его детей и Иосифа самого. И прибыл Иосиф в Гесем с двумя сыновьями Ефремом и Манассией, и стал подводить к одру умирающего отца уже слепого, который сидел – посадили на одре. Там, как по традиции было уже, чтоб патриарх возложил на них руки: на старшего правую, на младшего левую. Но патриарх так сделал... Тогда Иосиф: «Что ты, что ты отец! Не так – это младший, это старший!» А патриарх говорит: «Знаю, знаю, что я делаю во имя образа Христова Креста». И отсюда пошло архиерейское благословение обеими руками в Новом Завете.

Патриарх Иаков пророчествовал будущее Иосифа и колена его, пророчествовал всем сыновьям остальным. И Иосиф так же, когда умирал, завещал евреям своим братьям, которые очень размножались, что когда Спаситель Господь чрез сотни лет посетит вас и выведет вас из Египта в землю, обещанную Аврааму, Исааку и Иакову, отцу нашему, чтоб не забыли перевезти в Палестину и кости его, что и совершилось во время исхода, на что и дал распоряжение в свое время Моисей.

Вот такая история праведного Иосифа, который в сегодняшний день так особенно реально выступает своей жизнью, своим этим Боговедением, как за руку его Сам Господь Бог вел, и необычайный его дивный характер, и необычайные его были способности и необычайная красота, и необычайная воздерженность, честность, честность при исполнении долга. Он честно выполнил долг во дворе своего господина Потифара, он удержал себя от искушения и преодолел все свои инстинкты половые, зная, что это нельзя! И он честно в тюрьме выполнял возложенные на него послушания, всегда молясь и страдая, не зная, что завтра будет. И он честно выполнил задание, порученное фараоном: спасти страну от голода, спасти свою фамилию, размножить за сотни лет Израиль во Египте и предусматривал чудесное избавление евреев от египтян и чудесный исход под предводительством великого Моисея, великого уполномоченного и секретаря Господа Бога и дееписателя – Моисея.

Вот таковая тема сегодняшнего праздника святых праотцев. Вот каковой пример людям уготовили не знавшие закона начертанного, выполняя закон совести, и жили они по совести, по-человечески.

А мы часто в благодатном законе, не только в благодатном законе Синайском, но в благодатном законе Христовом, так страшно нарушаем эти законы, так страшно позволяем своим инстинктам бушевать и плясать по нашей совести.

Иосиф дает пример и поучение сегодня и благословение небесное всем государственным деятелям, которые пекутся о хлебе насущном в государстве своем.

Сегодня праведный Иосиф благословляет, утверждает и рекомендует святость семейных взаимоотношений, и сегодня Иосиф праведный показывает благодатный и страшный пример: третьему лицу никогда не вклиняться в семейный союз, где полагается два.

Он сегодня является примером красоты духовной, примером смирения, примером веры в Господа Бога, примером семейной жизни, как нужно жить, примером, как нужно долг исполнять возложенный, примером человека, которого не напрасно так прекрасно Моисей описал в первой книге Библии – Бытии.

Так помолимся сегодня святым Праотцам, чтоб они о нас помолились Господу Богу, которые очень прекрасно выполняли ненаписанный закон на бумаге, но начертанный в каждой совести человека – на сердце его.

Попросим же праведного Иосифа, чтобы он молился Господу Богу об укреплении семейных уз, об удержании страстей людей в молодых годах, да и в самой старости, и чтоб он благословил всех тех в каждой стране и в нашем государстве, которые всегда думают о том, о чем молятся верующие: «хлеб наш насущный даждь нам днесь». Как при Иосифе питался и не оскудел Египет в хлебе, так за его молитвы да не оскудеет никогда пшеница, вино и елей в стране нашей благодатной русской – за их молитвы, святых праотцев и Иосифа.

Поверим всему тому и не забудем то, что до этого еще закона, написанного в Библии при рождении еще древних патриархов и каждого младенца, рождающегося вчера, позавчера, и после, и завтра и так далее какой-то благодатной и невещественной рукой, но начертывается на скрижали его сердца закон веры, закон совести, закон исполнения долга. Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа перед началом молебна по случаю 25-летия первосвятительского служения Патриарха Алексия (1 февраля 1970 г.)

В текущие дни Русская Православная Патриаршая Церковь, частью которой является и боголюбезная Алма-Атинская епархия, и мы сейчас вместе с вами, можно смело выразиться, «светло празднуем» церковное русское торжество. В настоящие дни по всей Святой Руси, во святых ея церквах празднуют люди верующие, Патриарха почитающие, двадцатипятилетний юбилей его на Руси Патриаршества.

Двадцать пять лет тому назад в эти дни и избирали, и посвящали, и решали, и молились, и беспокоились, и вдаль смотрели, когда Святейшим Патриархом Алексия выбирали, и утверждали, и утвердили, и приняли, и посвятили. Те священные и отдаленные дни сегодня светло празднует боголюбезная наша православная Москва, и с нею неусыпающая Лавра Свято-Троицкая, и мы с вами, и все епархии юбилейно празднуем, Господа Бога благодарим за все излиянное на Церковь в течение последних двадцати пяти лет, которые возглавлял своим жезлом Святейший Патриарх Алексий.

Сегодня Церковь Русская испрашивает ему еще много лет, несмотря на то, что ему уже девяносто третий год идет. Такая Русская Церковь и русский народ, любящий, привязанный и ненасытимый: все мало и мало. И девяносто три года Патриарху для Русской Церкви мало, как будто бы он должен вечно жить.

Я вчера слушал доклад очень интересный в Москве среди ученых. Это было в глубокую полночь, когда один профессор уверял, чуть ли не гарантировал, что такое нашли лекарство, что нашли такой образ поведения, и лечения, и тренировки, что человек будет жить сто тридцать, не меньше как сто пять лет. И в это время, когда эта лекция была, я сидел, облокотясь о письменный стол, и меня прострелила такая мысль: «Вот надо поспешить скорее к нашему Патриарху, до ста лет его задержать, чтоб он не умирая жил и чтоб такое течение и порядок в Церкви был, который сегодня совершает Русская Церковь в светлом торжестве, в радости духовной».

Управление жезла Патриарха Алексия для Церкви сделало то, что заметно самому скромному верующему мирянину: и академии, и семинарии, и священнослужители, сонм архиереев, и уже на много лет Церковь обеспечена сонмом архиереев образованных и священнослужителей. Это великое дело в наши дни, в нашу эпоху, что когда-то казалось ничего уже нет – а тут это растет и возрастает, посеянное десницей Вседержителя и содержимое Святым Духом.

Святейший Патриарх – москвич. Родители его москвичи. Он получил блестящее светское образование, и он блестящее получил богословское образование в Свято-Троицкой Лавре при прекрасных наставниках и строгих учителях. И Святейший Патриарх, так я вам смело скажу, думаю, что никто тут не записывает на пленку, что на протяжении всего и моего архиерейства меня всегда мысль искушала, что вот если бы второй Толстой родился, да немножко поверующее, да немножко покорректнее с Господом Богом и с Церковью Христовой, – он имел бы очень большой и красивый материал в молодом человеке Симанском – студенте, теперешнем Патриархе, написать поэму нового отца Сергия, уже не в таких бы мрачных мотивах, хотя тоже очень красиво, как Толстой написал своего о. Сергия.

Ну вот это был бы материал, прекрасно воспитывающий в красоте духовных мотивов: отдать сердце, жизнь, душу и силы Христовой Церкви земной во имя Христа. Но Святейший Алексий был духовным красавцем в то время, и в своем духе, и в своем стиле и сегодня. Он все оставил: пред ним большая была карьера. Но уже из-за домов, и из-за заборов, и из открытых окон чувствовалось могучее движение революции. А это движение и грядущая революция на страну заставляло граждан подумать о себе и посмотреть вокруг себя. И в эти времена, когда наука, ученые люди, мыслящие люди, политики чувствовали дыхание революции, боялись ее, и в это самое время молодой студент-богослов приносит на жертвенник церковной службы всего себя. И постепенность и последовательность: в Академии, начиная от скромного иеродиаконства, – выше и выше, и архимандритство с поручением воспитания юношей в Семинарии – быть ректором. И в самом Новгороде в тринадцатом году посвящение во Епископа Тихвинского в знаменитой новгородской Софии, куда приехал из Антиохии Григорий Антиохийский Патриарх в тринадцатом году. Тогда я уже орарь имел, хотя еще был мальчишкой, я имел счастье на Божественной Литургии быть в Софийском соборе. Я недалеко жил от Новгорода, в Калинине, и видел посвящение молодого архимандрита Алексия (Симанского) в Епископа Тихвинского, викария Новгородской епархии. Как и вчера, как, может быть, и сегодня и тогда, он в своем стиле, в своем духе блистал, и впечатление он произвел сильное в своем поведении во время посвящения, как будто бы много лет его к этому готовили. И дальнейшая служба его в Новгороде, и внезапный приход революции, и осторожность и корректность хранить паству свою, и осторожность и корректность к взаимоотношению к грядущей силе – революции. И он оказался и граждански и церковно – герой. И сегодня мы празднуем победу мыслей, пожеланий, доверий в юбилейный праздник патриаршего служения славного – двадцать пять лет.

Мы шлем приветы златоглавой Москве, мы сыновне склоняем свои головы пред кровом Святейшего Патриарха и благодатному и умному окружению его. И мы надеемся, что Господь ему после высказанного вчера через аппарат изыскания умного профессора, работника русской Академии наук, дарует ему жить сто тридцать лет. Попросим и помолимся, хотя бы сто лет даровал Господь нашему Патриарху с мистической точки зрения, не знаю, как кто смотрит, а я на это посмотрю, как на мистический акт.

И вас, братья и сестры, я приветствую с событием таким, что почти не бывает, быть Патриархом двадцать пять лет. Все мешает быть двадцать пять лет Патриарху, все мешает, даже иногда политика мешает, а здесь так все прекрасно, как лучший утренний бутон белой лилии. Сегодня Патриарх в благоговении своем для нашего сознания, для душевного аромата расцвел!

Мы сейчас с вами помолимся Господу Богу вместе с вчерашним профессором-ученым, чтобы испросить паки и паки Святейшему жить, управлять, служить, гостей принимать и тех капризных зарубежных гостей, которые очень капризные и придирчивы к нам, которые все же находят необходимым не только один палец давать, но и всю руку давать Патриарху и целовать.

Вот такие события, которые накатили сегодня на землю Русскую благодатно. И эти мотивы с Москвы дошли до нас, а мы по долгу службы, священства, и права, и смелости говорим то, что говорим.

Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа на Вербное воскресенье (18 апреля 1970 г.)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня великое торжество – вспоминается Вход Господа в Иерусалим торжественный и царский.

Но вчера был день трагедии большой, трагедии и радости. Христос Спаситель друга Своего Лазаря воскресил из мертвых, тело которого четыре дня пребывало в земле, а душа – в аду. И так как Бог есть начальник жизни, то Он возвратил из ада его душу и тело из тления, из гроба. Лазарь четыре дня уже пребывал в гробу, Бог, конечно, знал это, но медлил прийдти к своему другу, чтоб его исцелить и недопустить к нему прикосновения тления смерти. Так угодно было Спасителю Христу, чтоб показать воскресение с тела, уже посмердевшего, а душу вырвать из ада преисподнего.

Так говорит еврейское сказание библейское, которое является фундаментом Нового Завета, новой жизни и новой веры, растворенной молитвой, благодатью. Так и построена вся вера, потому что пророки иудейские пророчествовали все то, что совершилось и что еще совершится.

Так страшный день вчера был и радостный: борьбы света с тьмою, борьбы Христа Спасителя с адом. Воскресение Лазаря показало всеобщее воскресение всех людей из мертвых, всех, всех: всех наций, всех убеждений, всех вер древних, вер теперешних и вер будуших. А некоторые колеблются, и появляются новые веры, которых не признает ни иудейство, ни христианство.

А в сегодняшний день Церковь празднует Господа Иисуса Христа вход в Иерусалим. Он еще раз показывает после Фаворской горы, что Он есть «Отчее сияние». Он на Фаворской горе недавно показал, что Он есть «Отчее сияние», Сын Божий. Сегодня Он входит в Иерусалим, в священный древний город еврейский Свой, родину Его, и показывает еще раз народу, что Он Сын Божий, царского достоинства, но далек от земных почестей. Что Он уже сказал в начале Своей проповеди, на сорокодневной горе: «Прочь отойди от Меня сатана, искушающий человека в Моем лице и в лице человека – верующих, верящих моему Сыновству у Отца Небесного». Сегодня Христос Спаситель еще раз показывает людям того времени и апостолам, чтоб они не соблазнились на горе Голгофской, где Он будет распят, чтобы они были уверены, что Он – «Отчее сияние», но надлежит совершиться всему тому, что надлежало быть, и что совершено, и что зафиксировано в новозаветных книгах, и что было зафиксированно в ветхозаветных книгах святых библейских пророков.

Так сегодня сочетавается и старое и новозаветное новое, так и в наши дни, так и сегодня, так и сейчас во всем мире в мировом масштабе, и особенно в очертании земли нашей Русской, встречается старое с новым. Когда новизна и старина встречаются, то необходимо должны обниматься и даже лобзаться, но без всяких припадок и истерик.

Вера была, есть и, как говорится, наполняет нашу жизнь до последнего мгновения видения солнца и луны. Вера настолько отвлеченная вещь, которой помогает математика и высшая философия, но которая прекрасно обходится без этого, благословляя, и освящая, и поддерживая законы математики, законы физики и философии и высшие законы человечества. Вера – отвлеченный капитал человека, и раба неграмотного и высокообразованного мыслящего ума. Напрасно человечество смешивает науку с верой и говорит, что ничего там и там нет общего. Много общего, потому что это все в человеке, а человек есть маленький мир, в котором все в многогранных процентах есть, только для этого надо смотреть хорошо и усердно отнестись к этому. Так что вера не смешивается ни с чем, и веру нельзя называть продуктом невежества, и верующих людей нельзя называть поклонниками невежества, рутины и отсталости.

Вера все благословляет, вера все благословляет, вера все освящает, и она очень отвлеченная, она предназначена для будущей жизни, но она здесь реализуется, реализуется многими хотящими подготовить себя к путешествию в иной мир, или в еврейский «шеол» по грехам, или в Царство Небесное Новозаветного сияния, о котором еврей Павел говорит: «Наступит время, все будет одно, один народ, одна мысль и одно царствие, приготовленное для него». Но когда это будет, сказать очень трудно. И очень ученый Павел, на третьем небе бывший, тайны этой человечеству, вероятно, для пользы человечества, не сказал. Но правду бытия будущего века подтвердил в своем Писании, которое считаем бессмертным и читаем.

Сегодня Иерусалим был в то отдаленное время потрясен. Древняя пророческая Церковь была потрясена новым явлением, новым лицом – Спасителем Христом. И только теперь, когда мы читаем Священные строки бессмертной Библии, мы как-то реагируем на это после почти двух тысячелетий, прошедших с того времени. Некоторые есть, кто активно реагирует, некоторые средне реагируют, некоторые физикой собственной смотрят на эти все события бывшие и успокаиваются. Сегодня Христос Спаситель еще раз подтвердил истину о воскресении мертвых, и что Он есть «Отчее сияние», чтоб апостолы Его не разбежались с горы Голгофы, когда Он будет изнемогать, страдать и молчать. Вот это событие мы сегодня, братие и сестры, с вами празднуем единым праздником Вербного воскресенья. Вспоминаем, как еврейские дети того отдаленного времени, как говорит нам апостол Иоанн Богослов, не умея еще связать речи, как они кричали на своем древнеарамейском и еврейском языках: «Осанна Сыну Давидову, благословен грядущий во имя Бога Отца». И христианская Церковь сразу возлюбила это событие этого праздника, и почти две тысячи лет она в этот день потрясает тайнами детских глаголов и вербой русской, веря и вспоминая то событие, и любя его, и готовясь к Пасхе. Мы сегодня с вами всю эту историю прошедшую знаем, нам легче это принимать. Как было тяжело принять это потрясенному Иерусалиму вчера, когда Христос Спаситель входил. Церковным властям было о чем подумать, что-то новое движется. У церковных властей книга была раскрыта, преисполнена и почти закончена. А здесь новое веяние, новое сияние и новое биение. Итак, глубокая пророческая старина и Христово новое встречалось вчера, несомненно, в болезненном страдании, как у матери, рождающей в мир нового человека.

С сегодняшним праздником, братие и сестры, вас сердечно поздравляю, не смею вашего внимания задерживать, потому что вас очень много и стоять неудобно и, может быть, не слышно, но с пожеланием вам всякого благополучия78, здоровья, мира на земле, мира дома, мира в Церкви, мира в государстве нашем. И это все зависит от нас, от нашего сердца, пожеланий и верующих молитв. С пожеланием здоровья, с пожеланием радости жизни на земле, пожеланием мира справедливого на всех реках, которые есть на земле.

Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа (июнь 1972 г.)

Мы так любим приезжать сюда, но приезжаем и бываем в меру79.

С пожеланием вам здравия и благополучия! Благополучия общественного, благополучия государственного, благополучия домашнего, благополучия семейного, благополучия сердечного. Вот что самое главное. Самое главное, чтоб было благополучие, мир и покой, а тогда будет и здоровье.

Так вчера многие жаловались, что болит то тут, то тут. Я рекомендовал покой, покой дома, покой сердца, вероятно, покой на работе, и дорожить им. Многие старушки обещали, что они уже будут покойные, и дома не позволят никогда никакой ссоры, никаких неприятностей ни со старыми, ни с молодыми, ни с малыми. Так приятно было такое исповедание старушек вчера на Михайловне, что уже не будем больше ссориться ни с малыми, ни с старыми, ни с какими. И они говорили таким голоском нежным, говорили тонким голоском.

Вот. Мы теперь в Целиноград поедем – посетить Целиноград поедем. Там такой иеромонах новый. Там такой иеромонах, академик, ученый. Он там обновление церкви сделал Константина и Елены. Он там хорошо со всеми живет: и с властью хорошо живет, в меру и норму власти и права Церкви. Поедем туда его посетить. Я там давно уже был. Вероятно, лет семь, как я уже там был. Нет меньше... Отец Стефан! А?.. Ну лет пять, как я там был.

Вот. А в Алма-Ате у нас собор, конечно, кафедральный. И еще одна церковь Казанской Царицы Небесной, и еще одна церковь Покрова Царицы Небесной. Время от времени я во всех служу. Служим, проповедуем слово Божие, молимся со всеми своими прихожанами там, чтоб Господь Бог милость послал нам, всей земле нашей Русской, Отечеству нашему, чтоб войны не было, чтобы неприятности не было никакой, чтобы никаких пожаров не было ни душевных, ни телесных. А войны начинаются от пожаров душевных и сердечных сначала, а потом уже все горит: и поля все, и все люди, и чуть ли не сама вода.

Мы всегда молимся, и вы молитесь, чтоб мир был на земле Русской80.

Молитесь, чтоб Господь Бог помогал нашему правительству везде, на местах, куда они очень часто ездят, летают, как вы знаете по газетам и эфиру, чтоб там у них был успех на их трудном послушании от русского народа – чтоб мир был во всей вселенной, исходящий из России, потому что Россия самая святая. Матерь Божия давно уж сказала, что земля Русская – мой любимый дом. И когда строилась Лавра Печерская в Киеве, и когда Царица Небесная прислала из Константинополя чудотворную икону туда Успения, то передала: «Я всегда буду в земле Русской – это мой любимый дом». Невзирая на то, что бывает время от времени во всем мире и во всяких государствах, и даже у нас была некоторая перетряска. А теперь все укладывается к лучшему, к лучшему и к лучшему. И дай, Господи, чтоб наше правительство достигало цели – везде сговориться о мире, и дай, Господи, чтоб наши батюшки во всей земле Русской и в нашей епархии, чтоб они не напрасно ручки поднимали у престола и милости просили земле нашей Русской81. Чтоб они не напрасно поднимали ручки и просили мира и покоя и благополучия дорогой и богатой Караганде82. Дорогой и богатой и капризной Караганде! Капризы бывают от разных причин. Даже есть такая поговорка: «Где любовь, там нет капризов».

Так, вероятно, завтра или послезавтра мы уже поедем в Целиноград. Вам оставляем благословение наше83. И мне известно, я все подслушиваю ухом, как шпион, когда батюшки совершают проскомидию, так я подслушиваю, кого же они поминают. Так они поминают всю нашу Алма-Атинскую епархию и каждый город отдельно. И делается на душе приятно, прохладно, и радостно, и тепло. Так что мы, служители алтаря Божьего, всегда молимся за нашу епархию, за все города нашей епархии и за каждого человека, чтоб Господь ему мир послал, здоровье послал и многолетие!84 Поверьте мне, я вам говорю то, что исходит от сердца! И поверьте мне и старости моей, что я говорю от искренней к вам любви и правды.

Прошу принять!85

Оставайтесь с миром, оставайтесь с радостью, оставайтесь с здоровьем, оставайтесь с благополучием дома, а нас послезавтра дальше и дальше с проповедью Евангелия благословите!

Проповедь Митрополита Иосифа (25 августа 1974 г.)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Когда Христос Спаситель проповедывал Царствие Небесное, Он посвятил апостолам много дней, потому что Он говорил глаголы жизни вечныя, и так красиво и так приятно для еврейского уха, которые спешили слышать и понимали их и ожидали их. И Христос Спаситель именно в таком духе всегда проповедовал. С высот слова Его подымалась высокая благодать.

Однажды подходит ко Христу Спасителю молодой человек. Он муж богатой семьи, и молодой человек с образованием, и с воспитанием и говорит Ему: «Учитель! Что мне хорошего сделать, чтобы получить все то, чему Ты учишь? Ты учишь возвышенным вещам, в синагоге нам этого не говорят. И Пророки в пророчествах очень осторожны на обещания, как Ты обещаешь Царство какое-то Небесное, бессмертие нам. Мой отец – фарисей и мать. Мы верим Вам, говорит, мы верим в воскресение мертвых, но то, что Ты говоришь, что о Тебе говорят что-то необыкновенное. Меня это прельстило, я к Тебе подхожу и спрашиваю: «Что мне хорошего сделать для людей, чтоб получить то, что Ты обещаешь, чему Ты учишь?» Христос Спаситель ему говорит: «Закон же есть Моисеев...» – «Я Закон знаю с малолетства, когда еще мальчиком был и в школу ходил, там изучал древнееврейский, хотя и по одной букве, но изучал несколько лет подряд, и эти законы, к которым ты меня отсылаешь, мне они знакомы». Тогда Христос Спаситель видит возвышенную душу юноши: «Знать, ты хочешь быть совершенным» – «Да совершенным». – «Тогда ты вот что сделай, если ты хочешь быть совершенным, продай все имущество, которое принадлежит тебе, и раздай бедным людям. И приходи сюда ко Мне и следуй за Мной. И получишь неисчерпаемое счастье, неисчерпаемое счастье небесное от Сына Отца славы, которым немножко и Я распоряжаюсь на земле, посланный от Бога в мир спасать мир и научить мир, как миру спасаться лучше всего, прямее всего». Юноша был богатый, юноша имел большую часть имения. Он не мог вместить такой высокой научной философской доктрины до конца и тихонечко незаметно среди толпы исчез.

Тогда Христос Спаситель обратился и говорит: «О роде неверный! Когда же Я научу вас истинно мыслить, истинно творить, чтоб Царствие Небесное получить, ради которого Я пошел на землю к вам?» И тотчас ученикам сказал: «Как богатому трудно войти в Царствие Небесное». А Петр ему и говорит: «А что же нам будет, мы все отдали». А у Петра ничего не было, кроме старого баркаса и старых гнилых сетей. А Он говорит Петру: «Вы будете на двенадцати золотых тронах сидеть во время пришествия Моего на землю и будете судить мир сей». По-видимому, Петр успокоился и больше ничего не сказал.

Так сегодня начинается Евангелие с юноши. Юноша просит хорошего. Юноша желает добра, юноша начитанный, по-моему, образованный и благочестивых, видно, родителей, наслышавшийся, вероятно, много о Христе Спасителе, как проповеднике и молодом раввине. И он решил подойти и решил сделать жертву такую, чтоб наследовать лучшую жизнь, выше той, что Моисей обещает в Законе своем. И получил такой ответ, который опечалил его, и он ушел. И Христос Спаситель остался недоволен, сделал упрек и ученикам Своим урок и окружающим Его.

Но сегодня второй юноша выходит на сцену, кроме юноши этого еврея, этого благочестивого хорошего еврея. Завтра отдание праздника Преображения и завтра память святителя Тихона Задонского. Святитель Тихон Задонский был настоятелем в древнем Тверском Отроче монастыре и был ректором Семинарии Духовной. Он учил молодых людей быть батюшками и быть архиереями. А потом после ректуры он был назначен викарием Новгородской епархии, а затем был Воронежским Епископом, Воронежским и Тамбовским. Потом, когда стал приближаться к жизни вечной, к старости своей, то он ушел на покой в Задонский монастырь в шестидесяти километрах от Воронежа, и пребывая там, занимался богословием. Он писатель и богослов строгий и красивый, которого в России многие называют «Русский Златоуст».

Святитель Тихон Задонский часто навещал помещиков-дворян, которые имели имения в ближайшем окружении монастыря, потому что он был очень интеллигентный, образованный и всегда искал еще пищи духовной. Мало того, что он с простыми монахами равноангельными жил, но он еще искал людей мирских и далеких от равенства с Ангелами, чтобы их сделать ангелами, чтоб их детей сделать ангелами. И вот однажды он был в гостях у одного помещика. А в этот день приехал сын помещика из Парижа, студент, который окончил Московский университет, а потом поехал в Париж на повышение познаний, воспитание и так далее, чего тогда искали в тот век исторический богатые люди. Ну стол, угощение. Молодой человек, конечно, воспитанный. Его Владыка знал, еще когда он был в Воронеже и учился. Что-то вроде гимназии тогда было в Воронеже. Владыка провожал его в Париж, был у них в тот день. Владыка теперь совершенно случайно услышал, что сегодня утром приехал молодой человек из Парижа. Масса новостей! За три дня не переговорить, особенно старикам отцу, матери и бабушке.

Святитель Тихон заинтересовался духовной жизнью, конечно, в первую очередь: как во Франции обстоит дело с духовной жизнью, как стоит во Франции дело духовного образования, спрашивал о богослужении, о священстве, о порядках. О чем угодно он спрашивал молодого человека, и молодой человек прекрасно отвечал. А потом вопрос все время больше и больше подымался о духовной жизни парижан. Молодой человек поделился со святителем мнением, что новые книги выше, что новые учителя, новые преподаватели лучше, которые не очень-то на религию смотрят с благоговением, а немножко искоса смотрят на религию, а некоторые совсем отвергают, а некоторые в адрес религии улыбаются. Большой психолог святитель Тихон читал на челе этого студента, что он сочувствует всему этому. Вопрос заострялся, заострялся больше и больше. И на все, что молодой человек говорил святителю, он говорил: «Нет, нет, неправда. Нет, не может быть. Это ошибка, это бульварные дешевые писаки. Это не журналисты строгие, это не богословы». В это время покраснел, как алма-атинский апорт, молодой человек, приблизился к святителю и ударил его по щеке и назвал: «Мужик!» Святитель стал было падать... должен был упасть, но его поддержали старики. Старики около него еще были. А молодой человек стоял весь бледный, как из белого мрамора памятник на кладбище...

Замешательство и тишина. В это время святитель Тихон опускается на колени пред молодым человеком и говорит: «Прости меня, молодой человек! Я не всю вашу душу взвесил и позволил кое-что с вами откровенное говорить о нашей религии, так простите меня. Я вас вывел из равновесия». И святитель поднялся. Замешательство оставалось в семье. Молодой человек вышел.

Так вот мне рассказал один преподаватель Тверской Духовной Семинарии. Он мне рассказал однажды, когда у Владыки гостей много было, и этот преподаватель Духовной Семинарии был благочестивый человек. Он вышел на балкон не покурить, а вышел только на балкон подышать – в зале было жарко. Я у него и спрашиваю, а я еще мальчик был, правда ли, что один помещик ударил святителя Тихона по щеке? «Правда, Ваня, правда». – «Так як же он это мог взять и ударить архиерея по щеце? Як же это»? Я по-белорусски выразился. Мне этот преподаватель сказал больше того, как я сейчас вашему вниманию преподношу. Именно так и было. Тогда такое время начиналось, о религии стали немножко говорить не так, как следовало. Все сыночки, которые ездили в Париж проматывать денюжки своих родителей, они там набирались духа атеистического и этот дух привозили к нам, в Россию, и книги такие, и все это заражалось. Совершенно правильно, Ваня, а постольку поскольку он посмел ударить святителя и этим показал то, что он ничему доброму не мог в Париже научиться – ни фотоэстетике поведения, а сразу архиерея ударил по щеке. Караул! Я остался очень благодарен этому преподавателю Успенскому из Духовной Семинарии. После ухода гостей и когда навели порядок в покоях архиерейских, я Владыке это все рассказал. Владыко говорит: «Точно, Ваня, так все и было. Тогда такое течение было, что с Запада сюда безбожие перешло на землю Русскую. Безбожие шло на землю русскую...»

А юноша-еврей Спасителю говорит: «А, законник, что есть беззаконие?» А Спаситель ему повторяет: «Ты же, законник, помни, что ты знаешь закон: не убий, не посмей убить, не посмей любодеяние творить». Любодеянием называется измена религии, а в измене находится ключ всяких преступлений. Я хорошо запомнил это слово, где мне законоучитель Успенский разъяснил его мне, что слово «блуд», «блудодеяние» в славянском языке не такое имеет значение, как мы его понимаем. Оно означает измену Церкви, измену закону, измену человеку и измену своей бессмертной душе.

Так кто же оказался настоящим мужиком? Святитель ли Тихон или благородный студент, который учился там, за границей, и приехавший только утром из мирового Парижа? Это решение я преподношу вашему вниманию решить, кто был подлинный мужик? Молодой человек! Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа на праздник Успения Божией Матери (27 августа 1974 г.)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Шесть месяцев прошло, как Архангел Гавриил благовестил первосвященнику Захарии в алтаре, что от него родится сын Иоанн, который будет очень споспешествовать спасению рода человеческого.

В этот шестой месяц был послан с небесных высот от Святыя Троицы Архангел Гавриил Деве Марии. Деве Марии Архангел Гавриил благовестил величайшее и несказанное, и неизреченное, и неожиданное счастье для всего мира – пришествие в мир Сына Божия – рождение Иисуса Христа, бессеменное воплощение.

Пресвятая Богородица, живя у Иосифа, благороднейшего старца, была очень стеснена, как говорит древнее предание греческое. Она была стеснена, т.к. там все жильцы и даже дети и жены детей Иосифа благороднейшего и праведного, не понимали ее значения, не понимали, в чем дело, что Дева пребывает у отца их и дедушки, без всякого смысла и всякой нужды, без всякой идеи, не выйдя замуж ни за кого, только оставаясь в келье, упражняясь трудами. Она прекрасно вязала, она прекрасно вышивала, она вообще была большая мастерица по рукоделью, научившись в храме Иерусалимском, где всех девочек учили такому прекрасному ремеслу и изделиям. Пресвятая Дева Мария вязала, вышивала и ткала. Дети Иосифа праведного эти все труды уносили и продавали, этим существовала почти вся Иосифова семья. Поэтому кругом Девы Марии и сплетни ходили. Многих это удивляло чистосердечно, многие не понимали, в чем дело, многие были настолько невежественны, они не могли этого почерпать из Священного Писания и из Пророчеств. И кругом Девы ходил всегда какой-то дымок, какая-то тучка темная непонятная, лишь только она одна понимала, которая все слагала в сердце своем.

И вот после шестимесячного зачатия святой благородной Елизаветой в Горняя Архангел Гавриил благовестил Деве Марии, что Она родит Сына. Дева Мария, будучи в окружении расположенной к Ней с улыбками, недоумением и осуждением, не могла вынести и вместить в сердце Своем человеческом все то, что Гавриил Ей сказал и благовестил. Но так как Она дивная Дева, воспитанная в храме, не раз беседовавшая с Ангелами, так Предание говорит нам, то Она кое-как вмещала это невместимое. И решила Она пойти в Горнее, во град Иудов к праведной Елизавете и первосвященнику Захарии и тете своей, где по большому секрету рассказать ей то, что не вмещало сердце Ее человеческое, особенно женское, особенно девическое, – бессеменное рождение. Она пришла сказать, рассказать, посоветоваться и беспокоилась. И Святое Евангелие говорит нам, когда она вошла во двор Захарии, это было лето, открыты были все двери, и когда издалека Дева Мария увидела Елизавету, приветственно воскликнула приветствием, восточным восклицанием.

И та, Елизавета, увидев Деву Марию, переступающую несколько порогов, половину комнат, воскликнула: «И откуда мне сие, да прииде Мати Господа Моего ко мне!» Какое пророчество смелое, настолько смелое, как не у многих пророков, но как у Иоанна Дамаскина. Он сказал: «Чрево твое пространнейшее небес содела...» И потом Елизавета, когда обнималась и целовалась и приветствовали друг друга, говорит: «Ты знаешь, когда я услышала твое приветствие, то во чреве моем, вероятно, сын – заплясал!»

А вам это и странно: заплясал. Но для Златоуста не было странным сказать тогда: «Иоанн во чреве заплясал матери своей шестимесячным младенцем, которая приветствовала Богоматерь Деву Марию, входящую в ее дом». И такое дивное чудо совершилось в доме благороднейшей четы: Захарии и Елизаветы. Тот Захария, который вводил Деву Марию трехлетнюю в храм святый, тот Захария, который наблюдал ее там пребывание, наблюдал за Ее святостью, удивлялся и недоумевал и терялся, когда время приходило замуж отдать девушку по закону Моисееву: необходимо замуж! Никак! Никаких уступок, ни религиозных, никаких! И как вам известно, и можно напомнить, напомнить в этот день, что первосвященник со священниками и левитами много совещались и спорили: «Что делать с девушкой Марией? Она не желает иметь брака, а оставлять в храме дальше жить нельзя. Что сделаем?»

И очень красивое есть место у одного писателя у нашего, я забыл его фамилию. Там первосвященник перепугался и воскликнул к небу: «Господи, Ты Сам укажи, что нам с ней делать!» В тупик все встали: первосвященник – патриарх, и священники, девушки, которые подрастали, догоняя возраст брака.

Тогда было свыше посещение души первосвященника и был таинственный голос: «Надо Деву спрятать от сатаны. Надо Деву спрятать, чтоб сатана не наклеветал на нее. Довольно того, что сатана наклеветал и обманул одну деву у древа познания добра и зла, чтоб не повторилось такое несчастье для рода человеческого, для будущей славы, красоты и счастья его небесного. Поэтому нужно обмануть сатану». Так и есть в одной молитве на Троицу: «Ты благодатным необыкновенным обманом обманул сатану»... Вот славянский язык как говорит. И вот Дева Мария, пребывая в таком покойном доме у родственников, больших доброжелателей, у подвижников пребыла три месяца у Захарии в гостях. А к тому времени подходило время родить Елизавете сына Иоанна. По Промыслу Божию Дева должна была оставить этот дом и не принимать участия никакого ни в освящении, ни в обрезании, ни в умовении, ни лобзании новорожденного Иоанна, рожденного естественным законом. Все святое и чудесное в мире рождено естественным образом, кроме Христа, Которого воспевает Церковь Великим постом, «Бессеменнаго зачатия», которое воспел дивно Иоанн Дамаскин, немногие служители и песнотворцы церковные. Дева Мария возвратилась в дом свой, пребывала в таком же положении, в каком и была: духовная тишина, тишина сердца, тишина и смирение разума, и физическая работа, и уважение всех окружающих, и терпение всех окружающих.

А чрево росло, а закон естественный оставался законом естественным – Марии быть Матерью – «Бессеменного рождения». Она не волновалась, ей Архангел все объяснил, и на прощанье с Архангелом она сказала, так нашими словами выразиться: «Я раба Господняя, все, что угодно Господу Моему, пусть совершается надо Мной. Я раба Господня!» Но Иосиф этого не знал. Дева Мария Иосифу не говорила, Иосиф, видя Деву... Иосиф преклонялся пред Ней, молился пред Нй, лобызал ноги Ее, Иосиф с благоговением свитки держал, когда Она читала. Она читала хорошо, а у Иосифа были свитки пророческие, потому что он из царского рода, он имел сокровища пророчества. Иосиф как мог служил Деве Марии, но боялся своих, потому что свои всегда делают больше неприятностей своим и создают всякие дела в таком положении. Дева Мария очень переживала, но в смирении и кротости все терпела и переносила.

Мы будем на Рождество говорить дальше, что произошло дальше будем говорить на Христово Рождество, если Господь Бог удостоит нас закончить лето, встретить осень и встретить зиму, и встретить Рождество «бессеменнаго рождения» Спасителя Христа. А в сегодняшний священный вечер, вечер, в который мы совершаем чин воспоминания погребения Девы Пречистыя Богородицы, очень удобно и удачно нам вспомнить то, что записано для всех людей в Святом Евангелии от Луки, что Дева Мария после благовещения направилась с посещением, с глубоким рассуждением побеседовать к Захарии первосвященнику и своей родственнице – благороднейшей супруге Захарииной, Елизавете.

Да будет нам это на духовную пользу сегодняшнее слово наше краткое, в вечер священный, священнаго праздника Успения, и чтоб Царица Небесная учла бы нашу любовь к Ней, учла бы наше послушание к Церкви, учла бы Матерь Божия и все ваши немощи, Своими молитвами исправляла б Она пред Престолом Сына Своего Христа Бога нашего, ибо Она наша Молитвенница и Заступница, и тем более Она не раз говорила лучшим святым, как бы ни было, что бы ни было, как бы страшно ни было, а все-таки земля Русская, Россия, – Мой дом.

Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа на праздник Успения Божией Матери (28 августа 1974 г.)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В Богородичные дни Святая Церковь положила читать Евангелие Богородичное. Из истории, Предания и Евангелия известно, как Христос Спаситель часто бывал у Лазаря. А у Лазаря были две сестры: Марфа и Мария. И вот Спаситель любил бывать в этом доме благочестивом и там всегда говорил проповеди. Несомненно, окна были открыты и потолок по-южному, по-восточному, и всегда много было людей, которые слушали слово Божие и хранили его в сердце своем. Однажды Христос Спаситель с учениками пришел в дом Лазаря. А гостей всегда, конечно, принимают трапезой какой-нибудь. Одним словом, для человека во плоти сущего надо немножко еще закусить, поэтому хозяйством заведовала Марфа. Она сестра Лазаря, она сейчас же бросилась приготовить закуску, завтрак, возможно, обед, а может, и ужин. Очень спешила она, очень волновалась она, так как любила очень Христа Спасителя, Учителя Божественного и Его несравненных учеников, святых апостолов, то она все спешила и волновалась и нервничала, и некому было ей помочь в приготовлении трапезы, так как все слушали слово Божие, исходящее из уст Христа Спасителя. И вот Марфа не выдерживает из ревности к своей сестре младшей Марии, входит в комнату, где Спаситель проповедует и где Мария у ног Его сидит, и говорит: «Господи! Неужели небрежешь, что меня одну оставили на кухне готовить трапезу. Прикажи сестре или кому-нибудь, чтоб мне помогли. Я тоже хочу слушать слово Божие, я тоже люблю слушать слово Божие». А Христос Спаситель ей говорит: «Марфа, Марфа! Ты очень много заботишься о чреве, очень много заботишься о питании, очень много заботишься о том, о чем можно меньше заботиться. А Мария благую часть избрала, она все время слушает слово Божие. Она все время слушает проповедь». Значит, Христос Спаситель так высоко ставил проповедь, так высоко ценил поучение, нежели заниматься только кухней и трапезой, что очень необходимо.

«Господи! Да Ты б без трапезы и проповедывать не мог бы. Если бы Марфа и Мария и другие Тебя не угощали: фарисеи и саддукеи и всякие грешники, где ж бы Ты обедал?» Спаситель это знает, внимает этому и награждает за это, но слово Божие несравненно было в Его глазах и в поучениях народа выше всего. Есть же такое выражение, которого вы всегда боитесь и спрашиваете, и переспрашиваете, и забываете, что Спаситель говорит в одном месте, в другом Евангелии, что кто оставит отца, кто оставит мать, кто оставит сестру, кто оставит дочь, кто оставит сына, тот наследует Царство Небесное. Это не то чтоб убежать из дому. А куда бежать от собственного дома? И бежать-то некуда. А это нужно в сердце носить Господа в первую очередь, а потом все остальное житейское попечение: и огороды, и сады, и что хотите, и ремонты, и пятое и десятое.

Вот это имел в виду Христос Спаситель. Это нам растолковали отцы святые, богодухновенные и духоносные, что Христос Спаситель никогда ничего не отвергал, но выше всего душа – бессмертная вещь. Вот так вот и понималось всегда, и так Христос Спаситель научал понимать. И многие так и понимали, а некоторые не понимали и возмущались. Даже Марфа, где Христос Спаситель часто бывал, и то почти возмутилась на Марию, что она сидит и слушает, а ее одну оставили. «Прикажи, чтоб она шла помогла мне. Надо соус сделать, надо хлеб нарезать, помидоры... надо все». А может быть, и что-нибудь другое. Надо обратиться к тем историческим временам, чем тогда угощали и что ели. А ели все скоромное почти, потому что Жених еще не отнялся. Когда ученики Спасителю рассказали, вот мы видели учеников Иоанна Крестителя: они постятся, не едят ничего, а мы вот, Твои ученики, все едим что попало, что нам преподносят. А Спаситель и говорит, что отымется Жених от вас и будете поститься, сами пост установите и найдете нужным и необходимым, чтоб был пост. И когда Христос Спаситель из мертвых воскрес и вознесся и когда в день Пятидесятницы основалась Церковь, то об этом святые апостолы подумали, что нужно установить для человечества пост – и установили те посты, которые очень любят люди, особенно в Алма-Ате.

умирают, как посты любят. Не успеешь еще разговеться, как они уже ждут, как старухи алма-атинские: «Скоро ль постик ли будет? Скоро ли будем заговляться»? Я говорю: «Будет, будет пост, хватит с вас», – я говорю. В Алма-Ате очень любят поститься. В Алма-Ате очень строгие люди, они и рыбу постом не едят и Успенским постом рыбу не едят, и даже в Филипповку не едят. Я им иногда говорю осторожненько, что у рыбы кровь холодная, не горячая, не то что у барашка горячая кровь, а у рыбы же холодная кровь. Вкушать надо. Но алма-атинские старушки остаются на своем, и они получат венец в Царстве Небесном за любовь к Писанию, за любовь к выполнению законных апостольских постов.

И вот шла трапеза, Господь Бог... Марфа подавала на стол. Господь Бог Иисус Христос вкушал трапезу, ученики вкушали трапезу. Спаситель все время говорил беспрестанно. Весь полный двор, и окна раскрытые – народ стоял и слушал слово жизни Христа Спасителя. А потом настало время Христу Спасителю дальше идти. Встали, помолились, хозяевов поблагодарили, и Спаситель стал выходить по коридору, по ступенькам вниз, чтоб идти дальше. А одна женщина из народа выступила и воскликнула громким голосом: «Счастливое то чрево, которое носило Тебя, и сосцы, которые ты сосал и питался, которые Тебе жизнь дали земную и укрепили Тебя». Да, это самое важное, кажется, самое главное, самое необходимое, самое первое. Но Христос Спаситель и здесь оказался верен Себе, верен Своей проповеди. Он ей ответил: «Да, счастливые все те, которые питают своей грудью младенцев, счастливые все те, которые носят младенцев под сердцем своим, покуда не будет рождения, но счастливее всех те, которые слушают слово Божие и хранят его в памяти своей, в сердце своем ». Так что Христос Спаситель ставит чтение Святого Писания, которое есть боговдохновенное, особенно Евангелие, выше всего и выше даже трапезы. Трапеза на своем месте, все на своем месте: и завтрак, и обед, и ужин, но слово Божие, Евангелие, слова Христа Спасителя ставятся Самим Христом Спасителем, и ставятся Церковью, и ставятся даже натурой нашей, ставятся выше временного земного, скоропреходящего – бессмертные слова Спасителя Христа о спасении бессмертной души.

Так Христос Спаситель не раз говорил людям: «Изучайте Писания. Знайте, во что вы верите, знайте свою религию, разумейте и понимайте, кто вам что проповедует. Пастыри вам проповедуют, поставленные Господом Богом, или волки, или люди в шкуре овечьей, но остающися волками», – Спасителевы слова это.

Значит, пусть будет сегодня уроком у гроба Богоматери, Которая Сама любила читать Писания, Которая Сама любила читать Пророчества и Которую застал Архангел Гавриил во время Благовещения за чтением Священного Писания. И мы будем, братья и сестры, любить Писание Святое, приобретать его разными возможностями и прочитывать его. И неграмотные должны просить грамотных, почитывать немножко Священное Писание. И Священным Писанием нужно питать свою бессмертную душу, и Христос Спаситель в Страшный день суда похвалит ту душу, которая любила Писание Священное, и сама прочитывала и другим читала.

Это сегодня возьмем за урок у гроба Пречистой Девы Марии. Будем Христа Спасителя принимать и духовной любовью своею угощать. Будем Священное Писание любить и прочитывать, и другим читать, как Он сказал, что выше всего, выше всякой трапезы земной есть Священное Писание. Да будет сегодняшний праздник нам уроком, чтоб мы не забывали Священное Писание, прочитывали бы, читали бы другим и верили бы в этом Господу нашему Иисусу Христу, что Писание есть очень важный предмет. Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа в день памяти архидиакона Стефана (9 января 1975 г.)

«Се благовествую вам радость велию, яже будет всем людем, яко родися вам днесь во граде Давидовом Спас, Иже есть Христос Господь» (Лк.2:10). Так благовествовал Ангел Божий человечеству в ту священную и великую ночь Рождества Христова. Вот Божиею милостью мы вновь вступаем в эти радостные рождественские дни. Уже много веков христианский мир переживает духовную радость, воспоминая великую благочестия тайну вочеловечения Бога Слова. И всякий раз по-новому волнуют нас слова хвалебного гимна: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение» . Мир и любовь принес в мир рожденный в убогих вифлеемских яслях Богомладенец. Потому особенно радостны и светоносны наступающие рождественские дни, что наша планета вступила в эпоху доброго взаимопонимания и разрядки напряженности между народами. Человечество полно желания сохранить мир и строить счастливую жизнь без войн, без пролития крови. И несмотря на то, что есть еще в мире очаги войны, мы верим, что добро победит. От начала времени идет постоянная борьба между добром и злом. Наблюдая жизнь, можно прийти к выводу, что всегда побеждает зло.

Вспомним историю. Зло погубило праотцев Адама и Еву, и они потеряли райское блаженство. Злой дух подтолкнул Каина на братоубийство. Евреи избивали пророков и продолжали свою греховную жизнь. Зло толкнуло руку Ирода убить вифлеемских младенцев, ища убить Богомладенца Христа. Сей же дух вразумил Иродиаду искать главы Иоанна Крестителя. И наконец, Голгофа... «Распни Его, распни». Не этот ли дух двигал тогда сердцами и умами иудеев? Несмотря на эти печальные факты, в сущности, зло побеждено, и победа эта пришла с Голгофы. Голгофский Крест стал символом победы над злом. Христово учение уверенно завладело миром.

Через три года по Вознесении Спасителя под водительством апостолов стала создаваться раннехристианская Церковь. Огромная работа была уже не под силу апостолам во все умножающейся Церкви. «Тогда двенадцать апостолов, созвав множество учеников, сказали: «Нехорошо нам, оставив Слово Божие, пещись о столах. Итак, братие, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святаго Духа и мудрости» (Деян.6:2–3). И были избраны семь диаконов, среди которых был и Стефан, муж, исполненный веры в Духа Святаго (Деян.6:5).

Имя первомученика архидиакона Стефана означает по-гречески «корона». Это было чудное совпадение, ибо он получил корону первомученика. Святой евангелист Лука, мастер художественного слова, точной фразой обрисовывает нам духовный облик этого человека: «Исполнен веры». И такая вера динамичная, творческая, по словам Спасителя, может горы передвигать. Он был исполнен Духа Святого, веры и силы, совершал великие чудеса и знамения в народе (Деян.6:8) – качества, присущие духовной и высоконравственной личности.

И вот в зарождавшейся Церкви Христовой зло вновь поднимает руку на такого человека. Когда иудейские религиозные вожди увидели, что они не в состоянии противостоять мудрости и ревности, с которой святой Стефан проповедовал учение Христово, они решили расправиться с ним. Святой Стефан обличал Иерусалим, как живой свидетель Слова, его проповедь шла от сердца.

Со всей Римской империи приходили евреи, чтобы поклониться общенациональной святыне – храму, на праздник Пасхи. И здесь с великой ревностью молодой диакон проповедовал Христа Распятого. Он был неутомим и неустрашим, обличая лжесвидетельства. Аргументы его были вескими, ибо основывал он свою проповедь на Библии. Речи святого архидиакона Стефана возбуждали народ, вызывая гнев и злобу фанатиков. Такова была естественная реакция его противников, не могущих опровергнуть его, так как учение его было правым, и они решили: прав тот, кто силен. Искали всячески убить его. Вскоре представился случай, когда Стефан сказал, что видит Господа Иисуса Христа одесную Бога. Народ схватил его, и он был приведен в синедрион для суда. Были здесь первосвященники, книжники и учители искусные – все были заодно. Обвиняли святого в противодействии Моисееву закону, в том, что проповедовал Распятого Христа, и по всем пунктам признан виновным. Нетрудно себе представить этот суд. Полные злобы и угроз взгляды судей и народа. Темные, по-восточному экспансивные, возбужденные лица устремили взоры на святого. Тот стоял перед ними юный, с светлым лицом, как Ангел. При мертвой тишине начал святой свою защитительную речь, раскрывая вначале священную историю еврейского народа, потом начал обличение: «Жестоковыйные! Люди с необрезанным сердцем и ушами! Вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы. Кого из пророков не гнали отцы ваши? Они убили предвозвестивших пришествие Праведника, Которого предателями и убийцами сделались ныне вы» (Деян.7:51–52). Слушавшие скрежетали зубами. Слова праведника были для них как яд. Подняв свой взор к небу, он сказал: «Я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога» (Деян.7:56). Гневный ропот наполнил здание синедриона. Одни выкрикивали угрозы, другие закрывали уши, чтобы не слышать, и, наконец, ослепленная яростью толпа устремилась на него. Толпа влачила страдальца по улицам Иерусалима и вывела из города, со зверской жестокостью камнями побивая мученика. Но первомученик и архидиакон Стефан проявил благородство и христианскую любовь к человеку. Кротко, с воздетыми к небу руками он молился за своих убийц. А они – один, второй, третий, целый град камней устремили на него. Святой Стефан под этим градом камней пытался встать на колени для молитвы, получая еще более жестокие удары. Он обращает к людям свое окровавленное лицо, взгляд его исполнен радости, и со слезами он молит: «Господи! не вмени им греха сего» (Деян.7:60). С этими словами мученик предал дух свой Богу. Упившись кровью мученической, толпа оставляет вне града бездыханное тело.

Уже вечерело. Стада спускались с гор в долину. Вдали видны были очертания Елеонской горы, с которой Господь вознесся. Заходящее солнце отсвечивало кроваво-красным заревом. А там, горе, в небесах, отверзлись врата Царствия Небесного, да внидет первый мученик за имя Христово – неустрашимый юноша архидиакон Стефан.

Так закончил земную жизнь святой Стефан. Жизнь его была короткой, но блистательно красива духовной красотой чистоты и святости. С человеческой точки зрения жаль, что такая юная душа, этот духовный великан, так рано умер. С его умственными силами, пламенной верой, духовной мудростью он много бы сделал для Церкви. Но Богу было угодно, чтобы он, подобно звезде, мелькнул на церковном небосклоне, оставив в памяти христианского мира неизгладимый след, оставаясь бессмертным. И воистину, архидиакон Стефан не умер, он начал новую жизнь.

Пример его вдохновил все раннехристианское общество. Многие тысячи исповедников за имя Христово пошли его путем, удостоившиеся мученических венцов, подобно святому Стефану. Дух первомученика Стефана продолжал дело Божие через них. И учение Христово их трудами и подвигами все шире и шире распространялось во все уголки земли.

Как видим, победа духа злобы была призрачной. Кажущаяся победа его обратилась против самого духа злобы. И хотя поныне зло не изжито, и сейчас оно порой расправляет свои черные крылья, сея вражду между людьми, насаждая разделения в Церквах, порождая ереси, сея смерть невинных людей от рук убийц и в мирное время. Но эти малые тучи зла не в состоянии затаить светлую радость жизни в Боге.

И для борьбы со злом нам не нужно, подобно первомученику Стефану, идти на смерть. Церковь зовет и требует от нас другой жертвы – бескровной. И этот новый подвиг в наши дни не менее труден и важен, чем подвиг красного мученичества. Этот подвиг состоит в самоотречении, в победе над страстями, в распятии своей плоти на духовном кресте. В несении этого креста в жизни, в борьбе со злом, в терпении и готовности благодарить Бога за все ниспосылаемое – и доброе, и злое. Духовный подвиг состоит еще в том, чтобы иметь такую же пламенную веру и ревность по Боге, какую имел святой Стефан. И наконец, этот подвиг состоит в воспитании в нас всепрощающей святой любви по Боге ко всякому человеку. Этого подвига от нас ждет мать Святая Церковь. Она предлагает нашему духовному взору величественный подвиг святого Стефана, как добрый пример для подражания. Память святого архидиакона Стефана празднуется сразу же после Рождества Христова, потому что жизнь его и смерть были во имя Христа.

И сейчас Церкви и народу Божию нужны люди, подобные первомученику Стефану, и она хочет видеть в каждом из нас его последователя в личной жизни и общественной, в гражданской и церковной. Поэтому каждый христианин, каждая православная община должны внести свой вклад в борьбу со злом, поддерживая своими пожертвованиями Фонд мира. Мы должны быть носителями добра, святой, высоконравственной чистой жизни, кротости. Собой мы должны воплощать идеалы Христовы на земле. Тогда не будет места злу, оно исчезнет. Исчезнет и не вернется этот опасный недуг греховного человечества. Наступит радостная и счастливая жизнь, и воцарится на земле истинный мир, мир Христов, который да пребудет со всеми нами всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Иосиф, Митрополит Алма-Атинский и Казахстанский, Рождество Христово, 1975 г. (ЖМП. 1975. № 12. С. 39–41).

Наставление Митрополита Иосифа новопоставленному пресвитеру (26 января 1975 г.)

Честнейший отец, поставленный сегодня во пресвитера! Поздравляем прежде всего с благодатным саном!

Мне, когда я был на заре юных лет, один очень почтенный архиерей сказал: «Ваня! Ты если одну обедню отслужишь, то уже обеспечен рай». Но тогда Господь даровал мне, похвалюсь перед вами, даровал мне тысячу обедней отслужить.

Если одна обедня гарантирует рай, то приветствую тебя с пожеланием тысяч обедней отслужить, когда приедешь в свой город знаменитый, старинный и казахстанский, Кзыл-Орду. Это была столица когда-то казахстанская, а сейчас большой город и большая река, и чудной вкусной рыбы там для постника батюшки много.

Когда впервые взглянешь в лицо на Божественной Литургии на своих прихожан, то так сделай, как апостол Павел делал, как мудрый архиерей сделает, и ты так же сделай. Взойдешь в такой момент Литургии, как сейчас, в конце – взойдешь на этот священный амвон, который амвон почитается, который амвон благодатный, с которого амвона только Бог прославляется, с которого амвона только Евангелие благовествуется, который амвон мудрые священники целуют иногда. Да я сам видел в Могилеве, когда старый протоиерей, уходя за штат, он амвон поцеловал. Он там пятьдесят лет служил, а затем зять занял его место это. Поэтому с амвона следует учить народ о спасении души бессмертной. Вот, отец Валентин, там ты народ свой увидишь, своих прихожан в Кзыл-Орде. Они очень соскучились: там месяцев пять службы уже нет. Так ты им так скажешь: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любовь Бога и Отца и общение Святаго Духа буди со всеми вами!» – и поклонись им. Так, скажи, святый апостол, когда объезжал свои приходы в то отдаленное время, так он так прежде всего такие слова говорил своим прихожанам. И ты так скажи своим.

Я его знаю еще молодым мальчиком и на ты его называю. Вот он подрясник очень любил и тайно носил. А я раз его поймал в подряснике в соборе. Я говорю: «Подрясник рано еще носить, момент придет и время»... Он семь лет уже диаконом в Караганде. И в Караганде он был в строгой церкви, где строго смотрели за церковным порядком и обычаями, и каноническими правилами. И он такой оказался строгий. С пожеланиями, чтоб строгий был сам к себе и чтоб был милостивый к людям. А когда строгий к людям, а к себе милостивый м... эффект малый бывает. Тут уже будет акривия, а не икономия. Будешь обращаться с прихожанами так, чтобы их научить так обращаться между собой. В больших грехах и даже в средних прихожан крепко не обличай, чтобы они не отчаялись, а с любовью им всегда напоминай, что так нельзя.

С приходским советом живи хорошо. Им отдана власть хозяйственная и денюжки им отданы. А мы получаем столько, сколько нам полагается. Надо договориться, чтоб хорошо получать, а то церковные советы скупые бывают. А у батюшки бывает... у тебя только мама, а у другого батюшки бывает семь сыновей. Попробуй обуть, одеть, школу-десятилетку пройти, да каждый священник хочет, чтоб его сын не был пастухом, а чтоб сын его инженером был. Это что-то стоит. Ко всем людям относись равно, и к умным, и неразумным, и добрым, и злым. Злых делай добрыми своим примером, а лучших лучшими. И на Божественной Литургии всех поминай – любящих и ненавидящих тебя. А враги у тебя окажутся сразу, как и у всех, как и у меня. Без врагов жить нельзя. Великий пророк и царь Давид был такой могущественный царь, который однажды сказал: «Четыреста голов снять с таких-то». И снял. А вот языка человеческого боялся и написал псалом один, который читается всегда, на первом часе: «Избави меня, Господи, от клеветы человеческия».

Так великий Давид ничего не боялся, а тут боялся только языка клеветнического. Так и мы будем убояться языков клеветнических. Мы не будем пример подавать, чтоб нас ругали и на нас клеветали. Будем скромны, терпеливы во имя Господне, будем нести свой крест. В этом-то и заключается крест: «Аще хощеши за Мной идти – скорби подыми, крест неси, не возмущался». Лучше ото зла уйти, нежели зло победить среди народа. Но надо учить своим примером. Для прихожан, особенно городов областных и так далее ниже, то для них очень много значит слово живое священника. Для них священник являлся раньше, до революции, когда врачей мало было, в селе являлся священник и архиереем, и царем, доктором – всем являлся священник в селе. И он был врач душ и телес.

Так умей воспитывать своих прихожан, пример подавай. На это священное место никакой ссоры, ни ругаться, ни упрекать. И нисколько сюда навозу человеческого мысленного не водить. А с этого священного амвона там у себя будешь только во имя Отца и Сына и Святого Духа и во имя Бога Отца, во имя Бога Сына, во имя Бога Духа Святого будешь проповедывать отсюда, чтоб люди были обожены, потому что есть у Пророка слово одно к каждому человеку: «Бози есте». Вы тоже боги – маленькие. Крещенные люди уже боги маленькие, поэтому надо быть очень осторожным и мудрым. Ты начитался книг, я знаю, поэтому ты многое знаешь, отец, и многое ты чувствуешь, и у тебя искренняя вера, у тебя все... И дай Бог, чтоб на приходе у тебя была искренняя вера, искренняя любовь и искренняя надежда на спасение и у той паствы, которая тебе поручается.

И за нас, которые тебя рукоположили, и за тех, которые присутствовали на твоей хиротонии, всегда частицу вынимай: за боголюбивых жителей града Алма-Аты частичку из просфорочки и – в Чашу, в Пречистую Кровь.

С пожеланием доброго здоровья, с пожеланием доброго настроения, с пожеланием моря любви от своих прихожан, и чтоб это море досягало и до нас. Еще раз приветствую, поздравляю, всего доброго желаю, и матери твоей, которая тебя так воспитала, наше спасибо и благословение!

Проповедь Митрополита Иосифа на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы (7 апреля 1975 г.)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Долг требует говорить слово сегодня. А если бы умер, то не сказал бы и долга не было б. А постольку ходит человек и служит – долг требует говорить сейчас. И вашему вниманию преподношу хоть малое, но слово во имя тех событий отдаленных-отдаленных небесных, которые касаются и нас сегодня.

Как я недавно говорил в этом божественном храме, когда мир еще не был сотворен наш, земля наша, и в Предвечном Совете Отец, Сын и Дух Святый имели суждение о том, что Ангелы пошли на искушения многие и захотели тоже быть богами, не захотели они в послушании пребывать самому Творцу и были изгнаны во ад преисподний.

А так как Ангелы были изгнаны в ад преисподний, любвеобильное сердце Отца Небесного страдало, можно сказать, за то, что много Ангелов погибло. А поэтому состоялся Предвечный Совет, как по-нашему – заседание Святыя Троицы: Отца, Сына и Духа Святаго. И решено было из преизбытка любви Божией создать человека и мир, создать уж человека не такого, как Ангел был дух, а создать во плоти человека, физического человека, чтоб он физически на земле жил, чтобы он физически себя понимал и чувствовал, чтоб он физически спасался, чтоб он физически не грешил, – решено было.

Но Отец Небесный сказал: «А мир кто спасать будет? Мир создадим, рай насадим, розы зацветут, человека создадим, жену по его вкусу дадим». Та жена, что приготовлена была для него из тончайших розовых лепестков розы, оказалась для него очень нежна. Адам был плотью и кровью, чтобы мир заселить.

И когда этот Совет происходил Предвечный, то Отец сказал: «Кто же будет спасать мир? Мир пойдет левой дорогой». Как и сейчас, мы многие нередко идем левой дорогой. Тогда Сын Божий пред Отцом Небесным сказал: «Я, Отче, пойду тогда в мир грешный и прелюбодейный, на Крест взойду, которого семечко Ты уже бросил в будущую землю, чтобы семечко в древо создалось, и Ты Мне уже заранее, еще до Рождества Моего, до Благовещения, до Девы Марии, а сейчас, немножко раньше, как сейчас уже ухо мне просверлил – быть рабом».

А в древнее время было так. Все рабы имели просверленное ухо, чтоб видно, что он не патриций и сережка вставлена в нос. Серебряная, а не какая-нибудь другая, чтоб не было заражения крови. Сережка так и называется сережка, а серьги – это по-латыни «быссербус» – раб Божий.

И когда Сын Божий изъявил желание спасать мир, пойти в мир чрез Деву Марию и воплотиться, страдания принять, учение оставить, Евангелие возвестить, учеников оставить, тогда Отец Небесный благословил быть планете нашей, миру, раю, человеку и всему, что потребно человеку. Так начался мир.

Многие ученые смущаются, а нам малоученым помалкивать надо, что будто бы эти семь дней, в которые творился мир, это были семь периодов очень длинных. Мы спорить не можем и не желаем с учеными богословами, а смиренно склоняем главу и говорим: «Как было, так уж и было – слава Богу!»

И вот все. И прекрасный Адам был создан. Сам Бог, Златоуст говорит, вылепил его из красной глины. Бог вылепил – так и выражается Златоуст – вылепил физически, физически вылепил. И Адам был очень красивый. Но потом Адам однажды к древу приперся и очень был печален и скучен. И Господь Бог заметил печаль Адама и, будем говорить богоприлично, и подошел к нему и сказал: «О чем ты, Адам, печалишься, что тебе еще мало?» А Адам и говорит: «Все, Господи, есть, больше, как следовало б, есть, но подруги нет, подруги сердца нет. Ты же сказал, Твой же секретарь, Твой поверенный Моисей напишет в книге в свое время, что не «добро быть одному человеку». Тогда Господь ему сказал: «Хорошо».

И был вечер и было утро – день шестой.

И привел ему Господь красоты неизреченной невесту, такой красоты, какой Павел и в раю не мог видать. Из тончайших, от дуновения даже теплого ветра колебалось на ней все, она была из лепестков розы самой нежной, самой ароматной, самой райской розы лепестков – создана и соткана женщина-жена со всею красотою. Но Адам опять запечалился. Тогда Бог – так Златоуст говорит: «Думайте о Боге богоприлично, но иногда смотрите – осторожно за учеными идите, у ученых тоже две ноги, тоже они часто – раз и упал».

И Адам опять стал печалиться, что перед ним стояла такая красавица неизреченной красоты и премудрости аромата. Господь и спрашивает: «Почему же ты, Адам, теперь печалишься?» – «Господи! Да Ты же Сам видишь, разве это плоть и кровь наша? Это же та красота дуновения хлада летня, хлада тонка, это небесная жилица, это выше всего, чего ты создал уже, – и Херувимов и Серафимов». – Он нотацию Богу читает. Адам – бедняжечка, но по-человечески. Тогда Господь сказал: «Хорошо».

И был вечер и было утро – день седьмой.

И навел Господь сон большой на Адама, и Адам уснул. И Господь вскрыл часть его тела в хирургическом порядке, как у нас говорят, ребро вынул, вдунул в ребро – и стала обыкновенная красивая женщина-дева. И когда Адам проснулся, он воскликнул и подбежал к ней и сказал: «Вот это плоть и кровь моя». И стали жить Адам и Ева.

Златоуст говорит, сто двадцать лет прошло после того, как у них появились сыновья Каин и Авель – Златоуст так говорит. Потом нам известно из Откровения об убиении Каином Авеля. Потом нам стало известно, что еще от Святыя Троицы упомянуто во время заседания, что люди пойдут левой дорогой многие, и даже от Бога откажутся многие. Но так как Сын сказал: «Я пойду в мир», тогда и посылает Господь Архангела Гавриила в Назарет к Деве Марии возвестить Ей, что Ей суждено, Ей должно, Она достойна, возрадуется дух Ее о Бозе Спасе Своем и роди все ублажат Ее, и любить будут, и почитать будут, и Она всему роду человеческому явится Матерью, Покровом и Защитницей.

И повелел Ангелу Бог Отец сойти на землю в Назарет и тайно Деве возвестить: «Ты Сына Мне родишь. Он велик будет, Он мир спасет, Он плоть примет человека, ту плоть приимет человека, которая предназначена и «на небеси жить». И Архангел Гавриил трепетно, со страхом принял такое высокое поручение, ответственное поручение и вошел тихо и смиренно к Деве Марии, когда она читала списки пророчества о том, что Дева родит, ДЕВА РОДИТ. И она смутилась, и Пророк смутился – Дева родит, – и переводчик Симеон смутился, а Дух Святый не смутился – должна Дева родить. «Бессеменного бо зачатия...»

И Гавриил благовестил Деве то, что вам известно, и Дева приняла это. Она сказала только одно: «Это воля Господня, и пусть надо мной заключится то и совершится, что угодно Господу Моему. Я раба Господня, я не Ева, которая хотела быть царицей мира, которая хотела богиней быть, которая мужа совратила, которая мужа красным соком напоила. Я раба Господня». И это сильный документ, этот документ, подтверждающий истину, правду, и любовь, и святость, Гавриил очень быстро вознес к Престолу Святыя Троицы и благовестил. И стало все так, как все мы знаем из Писания.

Поверим Священному Писанию! Поверим Господу Богу] И поверим своему сердцу, когда оно правду говорит.

Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа (1975 г.)

Владыко: «Христос воскресе!»

Народ: «Воистину воскресе!»

Верующие большого столичного города Алма-Аты с нами, собравшимися к вам с пасхальным посещением, приказали, чтоб я вас целовал пасхальным целованием86 и говорил: «Христос воскресе!»87 Я лобзаю вас пасхальным целованием, а вы, уверенные в этой идее, говорите: «Воистину воскресе!»88

И алма-атинские мудрые старушки, такие самые мудрые, как и вы, они мне сказали, вы там не забудьте сказать старушкам, ну и старичкам немножко, что в мире существуют два поцелуя, два близнеца. Один поцелуй родился в Великий Четверг после Тайной вечери в саду Гефсиманском под густолиственными деревьями оливковыми. А другой родился в день Светлого Воскресения Христова, рано-рано утром. Первый поцелуй мрачный, темный, предательский, холодный, коварный, нехороший, опасный. А второй поцелуй родился в Светлое Воскресение утром, после того, как мироносицы с Христом встретились. Они говорят друг другу и апостолам: «Христос воскресе!» С того времени в мире существуют поцелуи бессмертные оба: и бессмертный поцелуй пасхальный, радостный, теплый, веселый, открытый, и мрачный, предательский иудин. Целование пасхальное апостольское и жен-мироносиц, и целование остается сатанинское, холодное, предательское, коварное.

Так они, старушки алма-атинские, боялись, чтоб я не перепутал, и я им обещал, что при всей древности лет не перепутаю89. И когда возвращусь, я им с такого же священного места, такого же возвышенного, такого же почетного, такого же завистливого, такого же коварного даже места, все им расскажу, как здесь было.

Так в мире существуют два поцелуя, поцелуй апостольский, поцелуй воскресный, поцелуй пасхальный, поцелуй хороший, поцелуй, обещающий Царство Небесное и вечную любовь на земле и на небе; и поцелуй сатанинский, печальный, мрачный, холодный, предательский, коварный.

Так уж вышло, ничего не поделаешь. Один святой говорит: «Держись, человек, и смотри вправо, а если не хочешь идти или засмотришься влево, так и поцелуй получишь коварный, холодный, сатанинский. А сатана премудрый умеет подделки делать, вы знаете прекрасно и понимаете это». Так Алма-Ата верующая вам передает90.

Там у нас порядок, у нас там и гражданский порядок, и такой красивый город. Церковный там порядок, все в порядке, три церкви, богослужение совершается каждый день в кафедральном соборе. Говорят, очень прекрасный хор. Пожелаем и вам такой хор иметь91. Разрешите нашему хору поклониться за его фортиссимо и пианиссимо. А вы возглашаете очень сильно, и слышен ваш голос даже «до последных земли»92, и отклики прекрасные слышны.

Так я привез вам пасхальное целование93, чтоб пасхальное целование вселилось в ваши дома94, чтоб вселилось в ваши сердца95, вселилось в ваш быт96 и вселилось во все те места, где необходимо вам быть, чтоб добывать «хлеб наш насущный даждь нам днесь»97.

Несмотря на древность и старость, с удовольствием сюда к вам прибыл, чтоб ваши лица видеть. А вы мало постарели, старушки98. А там совсем в Михайловне как отроковицы.

С пожеланием вам стареть разумно, стареть умно, вовремя, стареть когда надо и нервишки беречь, чтоб быстро не стареть99. Еще раз с истинным целованием всех вас без разбора!100 Всего хорошего богоспасаемому городу Караганде. Караганда – казахстанский кошелек, Караганда – казахстанское золото. Так и говорят во всей стране нашей и хвалятся своей Карагандой пред всей миром. Похвалимся и мы пред вашим вниманием церквами Божиими, похвалимся и мы о вашем внимании друг к другу. Говорят, в Казахстане, особенно здесь в вашем городе, даже мало судятся люди, а как-то всегда быстро мирятся все по-хорошему, даже в церквах.

Еще раз желаю здоровья, благополучия101, радость видеть с детьми102. С молодежью относиться осторожно, ее не переделаешь, не перекрутишь, а все-таки поддерживать духовно нужно. Город ваш стал такой красивый, цветет, цветут аллеи красные, и все удовольствия есть для молодежи и удовольствие для нас – Церковь.

Мир вам, любовь вам, искренность вам, Господне благословение и горячий-горячий пасхальный поцелуи.

Проповедь Митрополита Иосифа в Неделю о блудном сыне

Сегодняшнее воскресенье называется «Неделя о блудном сыне». Сегодняшнее воскресенье Святая Церковь предлагает вниманию слуха, сердца и души верующих своих выслушать услышанное из уст Господа Иисуса Христа притчу святым апостолом Лукою и записанное им в Божественном Евангелии. А Лука был человек образованный, как доктор и как художник, и вообще развитый был человек. Он был апостол из ученых.

Так сегодня Святая Церковь предлагает притчу Христа Спасителя, которую Он сказал однажды для большего и большего повышения нравственного уровня человечества учащегося тогда и в будущем до мира конца. Евреи очень любили слушать вещи положительные в иносказательных формулах и понимали их. Поэтому Христос Спаситель, Сердцеведец Господь применялся, будучи Сыном Человеческим, к человеческой жизни, человеческому мышлению, к человеческим возможностям, пожеланиям и приближал ближе и ближе к счастью человека даже на земле преддверие небесного, вечного счастья.

В этом и цель была сошествия на землю Сына Божия, воплощение от Пречистой Девы Марии. В этом заключался и апостольский труд и проповедь во вселенной и запечатлелась эта истина кровью Сына Божия, Который оставил на земле Чашу для питания души человеческой, обновления и для смытия всех ужасных пятен жизненных, которые мы часто приемлем и вольно и невольно.

Один богатый человек, весьма богатый, имел два сына. И однажды младший сын говорит: «Отец! Раздели нам наше имение. Я хочу идти в страну далекую, я хочу иную жизнь там начать. Мне не нравится дома». И благий отец, добрый отец разделил имение двум сыновьям. Младший быстро собрал все и со средствами, которые он получил, отправился, как говорит Евангелие, «в страну далече» – подальше от дома, подальше от отцовского глаза, подальше от материнских глаголов, подальше от соседей, подальше от ставших уже не интересными товарищей. И далеко уехал он на отцовские средства.

Он там некоторое время жил, гулял, пил, ел, веселился. Быстро нашлись товарищи новые, которые нравились ему, и он своими средствами и сумочками с золотом им тоже очень нравился. А потом все то, что имеет начало, имеет и конец и во всяком мешочке есть свое дно. Поэтому и средства этого молодого человека стали быстро-быстро истощаться и истощились все. Тогда видит он, что дело очень плохое и голод и нищета грозят ему. Пошел он к одному большому хозяину, вроде его отца, и нанялся там быть пастухом свиней. А в той стране в это время был ужасный голод. Хозяева были заинтересованы, чтоб свиньи не были худыми, чтобы во время голода ими торговать и средства больше и больше наживать. И такое положение было вообще в стране, что хозяева смотрели за пастухами, чтоб пастухи не съедали столько желудей, сколько свиньи. И пастухам давали меру очень малую. И молодому пастуху что даже свиной пищи, свиных блюд, как желуди, и тех вволю не разрешают есть.

И в конце концов истощание дальше и дальше шло. Молодой человек ослабевал, но в сердце он веру в Бога, вероятно, не потерял. Потому что тоже сын возлюбленного отца считался и считается и будет вперед считаться. И в конце концов он пришел в себя, все продумал, все пережил, диалектически посмотрел вперед, что, может быть, и решил: отбросив стыд, отбросив срам, отбросив неудобства, возвратиться в дом отца. У его же отца рабы и наемники хлеб едят пшеничный, а здесь только свиньи едят и то в меру дают и смотрят, чтоб лишнего я не съел бы. И я слабею, и я худею.

И пришел в себя, решил и отправился на родину к отцу. Конечно, он когда подходил к своему дому, к своей земле фамильной, он, несомненно, – дело показывает и отцы святые толкуют, что он медленно шел. И он послал кого-то узнать: какова жизнь в доме отца его? Не говорят ли о нем, не ждут ли его? Не прокляли ли его. Как часто бывает – люди безумные наших дней, когда начинают возбужденно и не совсем умно для родителей не принимать детей назад и на пороге проклятья им посылать. Христос Спаситель сегодня поучает этой дивной и понятной притчей всех нас.

И отцу сказали, что твой сын, который промотал ту часть, которую ты ему дал, там, на границе поместья, в лохмотьях сидит и насекомыми обсыпан, утружденные глаза от слез, и губы полопались от температуры. То лето было. И он сидит и собирается к тебе с покаянием прийти. Каково?! Отец быстро поспешил накинуть плащ на себя свой отцовский, мобилизовал быстро отцовскую к сыну любовь, мобилизовал близко пророчество святых пророков о любви, честности и правде, и потомстве, и прощении, любви и терпении и поспешил сам старец, задыхаясь, навстречу блудному, возвращающемуся к нему сыну его. И сын, когда упал на колени, чтоб заученную молитву сказать пред ним, и только открыл рот говорить: «Отче, я согрешил пред небом и пред тобою, я уже недостоин называться сыном своего отца – это факт. Я уже недостоин быть наследником чему-нибудь твоего – факт, но приими меня как работника рядового в дом свой. Ты видишь положение мое. Ты меня родил, к тебе мое влечение, к тебе единому после Бога Вседержителя». Ты любовь моя, ты моление, и покаяние, и просьбы, и поклоны, и слезы!»

И отец его обхватил, к груди прижал и поцеловал: «Сыне мой, кровь моя, тело мое, истощение мое, любовь моя!» И быстро отрока призывает и говорит: «Скорее несите лучшую одежду, вы ж видите, в лохмотьях и весь в насекомых он! Несите сапоги, сапоги хорошие, не сандалии дырчатые, а сапоги хорошие, глубокие, чтобы опять змий не укусил его в пяту и чтоб опять он не взбесновался второй раз. И кольцо принесите золотое и обложите его, как полагается сыну у отца, и скорей заколите лучшего тельца. Пир устройте. Будем радоваться, будем веселиться, будем пировать, будем Отца Небесного благодарить, прославлять за такое устройство человечества и чувства его на земле и широту их жизни, красоты земной». И так все совершилось.

Крепко обнявшись не раз, поцеловавшись, не раз прижавшисъ к груди друг друга, они пошли торжественным шествием в дом любвеобильного и всемилостивого отца. Покуда сына блудного в порядок приводили, вероятно, купали и мыли, вероятно, по восточному обычаю дорогими ароматами намащали, и он был одет в новую опять ризу. Так полагается сыну отца и наследнику, и на руке его опять засияло кольцо золотое, что есть вечный союз, потому что кольцо не имеет краев, оно круглое, конца нет в кольце. Значит на пальце он имел уже вечный союз на верность к отцу и уже имел в кольце вечный союз на верность своим чувствам, сегодня решившись быть навсегда с отцом. И был пир большой и ужин как у восточных, и, вероятно, восточные танцы отроковиц, и чаши, и кубки, и блюда, и пожелания, и радость, и целования.

И в это время с поля возвращается домой старший сын, который отца не оставлял и который отцовскому порядку, режиму не изменял. И когда он услышал музыку и веселье, взвизгиванья каких-то отроковиц от радости и пляски, спросил раба: «А что там дома?» А раб сказал: «Это, а брат твой, который в свое время, помнишь, ушел с своею частью и все промотал, и в страшном своем виде в лохмотьях возвратился. Отец сам навстречу ему, как молодой олень, побежал и обнимал, и целовал, и прижимал, и одел, и кольцо, и любовь, и обещания, и слезы, и пир, и отроковицы, и танцы».

И очень опечалился старший сын и стал думать: «Что это такое? Я с ним жил все время, я его никогда не преслушался, я его всегда слушал, все делал, что он хотел, все делал, что ему нравилось, истинно его любил, истинно ему хотел глаза закрыть, истинно хотел корень свой сохранить, фамилию сохранить, а он вдруг что сделал? Сын, который блудно и позорно свою часть с любовницами там прожил, который все бросил здесь и наплевал и теперь возвращается, его голод и несчастье подгоняют, и безумный и старый бесхарактерный отец бежит, обнимает и целует, плачет и величает. Я не хочу войти в чертог!»

Тогда отцу сказали: «Встречай старшего верного сына».

Отец к нему вышел туда, тоже стал обнимать, а он ему говорит: «Ты любодейцу обнимаешь и целуешь в лохмотьях с насекомыми». И отец говорит: «Здесь все мое – твое!»...

Проповедь Митрополита Иосифа в праздник на святителя Николая

... Святитель Николай очень почитаемый, и ему Господь дал чудес море! Великий чудотворец, чудес море! Где только Николай – там чудеса, где только Николай – там и милость, где только Николай – там и исцеление и охранение! Тот Николай, которого вы знаете – великий чудотворец, чудес море! Вся вселенная стала его почитать, любить Николая чудотворца, молитвы его просить, портреты его рисовать и от портретов его чудеса пошли, и появились чудотворные иконы.

Хотя один Митрополит его осмеял в Константинополе, но когда он утопал, крикнул: «Николай, Мирликийский помогай!» И Николай появился на волнах, взял его за руку, говорит: «Зачем ты смеялся надо мной в Константинополе у богатой вдовы в гостях?». История говорит так.

Так вот, братья и сестры, сегодня мне навеяна такая мысль, такой маленький очерк вашему вниманию преподнести о тяжелых минутах Собора, о тяжелых минутах благочестивого Константина, и об очень тяжелых минутах святого Николая, который за свою ревность, за правду Божию знал, что потеряет священный сан, но бросился на Ария чисто по-гречески, чисто горячий, чисто невоздержен ради Христа.

Я приветствую вас, братья и сестры, с завтрашним праздником Христовым Николая Чудотворца и вашего дня и преподнес то, что мне очень нравится в Николае. Я ему служу всю жизнь: в Таганроге собор – Никольский; в Ростове – Никольская церковь; в Петропавловске – Никольский предел, а здесь всечестной храм. Так я под сенью Николая и под его омофором всегда был с раннего возраста до того времени, когда и сам получил высокую честь носить, как Николай, как Божия Матерь с высоты показывала этот священный омофор.

И нас, Святитель, не оставляй; и нас, Святитель Николай, у Престола Святыя Троицы поминай, нисходя к нашим слабостям, но учитывая нашу любовь к тебе, учитывая, хотя и холодную нашу веру к Господу Богу, за которую ты сана чуть не лишился. Мы любим Господа, мы веруем в Господа, в Троице поклоняемого Отца, Сына и Святаго Духа, ибо без Троицы нет тогда ни Церкви, ни Таинств.

Прими же, Николае Чудотворец, наши уверения, прими наши просьбы, приими наши молитвы, полюби нас, твоих детей.

Аминь.

Проповедь Митрополита Иосифа

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

... Когда дядя и племянник ясно заметили, что недавно три прутика, посаженные ими в горячий песок, которые племянник стал поливать из обыкновенного водоема водою от дождя, так как долго было ходить за шестьдесят километров на Иордан и там почерпать воду, и приносить сюда, и поливать эти три прутика. А три прутика были: кедр, пальма и кипарис. Из них со временем был сделан Животворящий Крест – Господа Иисуса Христа Крест. Так возрадовался Авраам, так возрадовался племянник его Лот, что Господь принял их обещания, что Господь принял их прутики, несмотря на то, что это было преполовение лета и песок горячий-горячий был в полдень. Авраам в сердце свое положил, чтоб милость Божия его намерение и предложение приняли бы. И племянник Лот очень был рад, что Господь Бог примирил его благодаря этим трем прутикам с очень благочестивым и духоносным дядей Авраамом.

Так святый Авраам боялся, чтоб вторично не получилась семейная неприятность, потому что между Авраамом и племянником его Лотом неприятность была довольно крупная. У Авраама большие стада и много рабов – 318. И у Лота большое было стадо и рабов было много. И всегда у колодца споры были, неприятности были и, вероятно, побои были между рабами – пастухами этих двух богатых очень господ – Авраама и племянника его Лота. И Священное Писание библейское говорит, что Авраам и Лот были очень богатые, у них большие были стада, много было золота и серебра, и боясь, чтобы опять неприятность не повторилась, Авраам однажды, помолившись Богу, предложил братанику своему, т.е. племяннику своему: «Давай разделимся, давай разойдемся: ты – вправо, я – влево, ты – влево и я – вправо, чтоб нам с тобой сохранить дорого заслуженный и дорого испрошенный у Господа Бога мир, который Сам Вседержитель знаменовал в трех прутиках пока».

Призадумался племянник Лот. Он очень любил дядю. Призадумался и дядя Авраам, он тоже очень любил племянника. И невзирая на этот большой – большой был вопрос хозяйства Авраама и его племянника Лота, тяжело было расстаться, да и пастухи, вероятно, уже примирились и пожалели, что Сам Господь их разводит в разные стороны. Но все же это расхождение произошло, Авраам прозорливый был господин, прозорливый богоносный был патриарх, который имел величайшее счастье и дерзновение уже не раз беседовать с Господом Богом; не раз имел счастье беседовать с Троицей Святой во Отце, Сыне и со Святым Духом в виде Ангелов Божиих.

И разошлись и стали жить отдельно. Однажды святый Авраам, сидя в полдень под ветвями Маврийского дуба у входа в свое жилище, в свой шатер, стал дремать, хотя он в эти часы всегда бодрствовал, ожидая путников, которые часто проходили мимо его поместья по столбовой дороге, как теперь выражаются. Он всегда выходил навстречу, делал земной поклон перед путниками и просил зайти на время жары, стоящей в Египте, чтоб и ноги омыть холодной водой, и закусить, и отдохнуть, покуда спадет жара. Такой порядок был у святого Авраама, что называется, великий дар от Бога – гостеприимство. И Авраам дремал, но он заметил, как три фигуры приближаются. Он быстро встал, как говорится, в себя пришел и поспешил к этим трем фигурам: путникам-странникам. И упав пред ними на колени, просил: «Господа! Прошу, не премините моего жилища. Зайдите, покушайте под тенью жилища моего: и вода будет прохладная, чтоб умыть ваши усталые ноги, и трапеза будет: творог, масло и молоко. Я с любовью вас принимаю во имя Господне, ибо известно уже нам, что Бог, в Троице поклоняемый, когда Ему угодно, в виде Ангелов путешествие совершает по вселенной». И согласились путники, и поворотили к Авраамову шатру, и заняли место за столом. Авраам, поклонившись им, сейчас же удалился дать указание – немедленно воды принести прохладной, не горячей, не холодной. Горячей водой бесполезно почти, а холодной простудиться можно, поэтому нужна вода средней температуры. Потом Авраам поспешил к коровью стаду, которое ближе всех стад паслось к жилищу, и сам выбрал самого нежного теленка и приказал рабу, вероятно, повар у него был придворный, приказал рабу приготовить жаркое, и сам поспешил опять к столу гостей и стал с ними беседовать.

Не смел он у них ничего вопрошать. Стоя, он им служил, как всем странникам, покуда им мыли ноги и покуда принесли холодное молоко, и масло на стол, и тельца питомого жареного. И в это время гости как будто бы ели жаркое, принимали масло – на лепешки мазали, которые быстро сделала старая Сарра, супруга Авраама. И во время трапезы этой мистической и высокой средний Ангел, обращаясь к стоящему пред ним и благоговейно служащему, спросил: «А где твоя жена Сарра?» И в этот момент и при этом слове «Сарра» Авраам духоносный, очень чувствительный, благодатный, праведный и святой муж, сразу почувствовал прикосновение неба к земле, почувствовал, что за столом – Бог. И он с благоговением ответил: «Здесь она, господа мои». И средний Ангел говорит: «В этот же час, в этот же день, через год мы здесь опять будем, и твоя жена Сарра будет уже кормить грудью мальчика своего». И недоумевал Авраам, осторожный и благородный, необыкновенным небесным глаголам: «Как же будет ему это, и госпоже его девяносто лет».

А в это время Сарра, стоя позади за стволом дуба, внутренним духом рассмеялась: «Како будет кормить младенца, которой 90 лет, как заматеревшая, как бесплодная смоковница?» – и в душе засмеялась. И Ангел старший говорит, что Бог говорит, то не изменяется и никогда не изменится, хоть иногда и очень в жизни кажется старое, давнее, устарелое, силу потерявшее, – запомни эти слова.

И Ангелы поднялись, приветствовали хозяина, поклонились. Авраам поклонился в ноги им и их стал провожать. И когда простился и осознал благословение, оставленное Ангелами Сарре, он поспешил к своей Сарре с ней поговорить немного серьезно за болтливость языка ее: «Как же ты говорила? Как же ты посмеялась в душе? Как же это ты говорила, Сарра не родит, в то время когда Сам Бог об этом говорит, и ты с Богом препиралась? Пойми положение свое».

Сарра по обычаю стала немедленно отказываться от своих слов и внутреннего смеха. И Авраам горько еще не раз ее укорял. Потом он заметил, что святые путники стали спускаться в низину к городу Содому, где его племянник Лот был. И почувствовал своим пророческим духом Авраам, что не напрасно туда пошли два Ангела впереди. И он стал догонять их поспешно, невзирая на старость свою, усугубляя, мобилизуя все силы свои физические и догоняя Ангелов, догнал только Ангела старшего, который замедлительней всех, как будто бы нарочно ждал Авраама. И Авраам, покуда догонял Ангела этого Великого Совета, он чувствовал, что Ангелы не напрасно пошли туда, в тот развратный и распутный город Содом. А там его любимый племянник, племянника жена, благородная женщина, и две дочери, и молодые дети. Не совсем растерявшийся Авраам догнал Ангела и упал пред ним на колени...

Проповедь Митрополита Иосифа на Пассии

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Стояли у Креста Христова на Голгофе Матерь Его, и Мария Магдалина, и Иоанн Богослов. Христос видел Матерь Свою и Иоанна Богослова, обратился, – это говорит Новозаветное богословие, Новозаветное Писание, – увидел Матерь Свою и ученика Своего, и говорит Матери Своей: «Се сын Твой». А обратись с Креста к ученику, говорит: «Се Мати твоя». И с того времени Иоанн Богослов взял под свое покровительство Пречистую Деву Марию, Матерь Господа нашего Иисуса Христа, и Она у него пребывала почти всю жизнь, кроме того, когда Она на Афон путешествовала, кроме того, когда Она жила во Ефесе, и кроме того, когда Она была на острове Кипре у Лазаря четырехдневнаго, который был там Епископом. А так все время жизни и успение Ее было в доме Иоанна Богослова.

Когда было это завещание дано Деве Марии в лице Иоанна, что усыновляет всех христиан себе, как сыновей, о которых еще вчера говорил, что друзья Мои не рабы, а друзья, чадца Моя, деточки Мои, близкие сердцу Моему, дорогие сердцу Моему, отдавшие свои сердца Мне, и Мое будет в них.

Видя все это, воин взял копье и пробил ребра Его копьем, римский воин из римской когорты. И сразу ручеек потек крови и воды – это нам Новозаветное Божественное Евангелие говорит.

В сегодняшний вечер, в отдаленное очень время, в Киеве, в Духовной Академии в Братском монастыре, совершалась также пассия, как сейчас у нас с вами. И там всегда уже многие десятки лет говорил всегда проповедь на пассии известный профессор, красноречивый богослов, по фамилии Певницкий. У моего Владыки вот столько было книг этого Певницкого, и когда мы с Владыкой время от времени уезжали вольно или невольно, то эти книги потерялись. Я сейчас ни одной такой книги не имею, но кое-что помню. Так вот, Певницкий говорил проповедь в Братском монастыре, в Духовной Академии на подворье в Киеве, в то очень отдаленное время. Он интересно начал эту проповедь. Он эту проповедь так начал: «Две идеи, две мысли между собой толковали, между собою спорили и не знали, кто из них старше на земле. Одна мысль была, это юриспруденция, т.е. судьи, которые судят людей, судят мир, которым люди поручают себя, которым люди поручают свое благополучие, которым люди поручают свою правду и за которых люди и в древности голосовали, и мы голосуем время от времени. Юриспруденция, юридический мир, судьи. А другая идея была лечебная, медицинская, и эта идея лечебная, медицинская стояла и молчала. Тогда вся идея медицинская была в белоснежных халатах, высоких докторских колпаках. Некоторые врачи, особенно хирурги, держали в руках маленькие скальпели, которыми вскрывали гнойные нарывчики, а некоторые держали большие скальпели, которыми в анатомическом театре вскрывают трупы и сухожилия – мертвым, конечно...

Проповедь Митрополита Иосифа в день памяти святителя Николая

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

По имени твоему тако и житие твое. Что это значит? Каждая вещь, каждый предмет имеет свое имя. Имя обозначает свойство и отличительную черту предмета. Так, часами называют предмет, указывающий время, градусником – предмет, указывающий температуру. Каждый человек, в отличие от другого, тоже имеет свое имя.

Вот и празднуемый ныне святитель имеет имя Николай. Николай слово греческое, оно означает «победитель». Но, скажете вы, мы никогда не слыхали, чтобы он был полководцем и побеждал супостатов, завоевывал города и вообще был военный. Да, но кроме обычной брани есть еще особая борьба. Это борьба внутренняя, борьба человека с самим собою. Каждый знает, что у него есть и добрые желания, и слова, и дела, но есть и злые желания, преступные дела, нехорошие слова. Достаточно проследить один день, и каждый заметит, что у него бывает и то и другое. Плохое называется грехом, а хорошее – добродетелью. Человек сожалеет о плохом, нехорошем, но... опять делает его. Эту борьбу с грехом святой апостол Павел описывает так: Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю... Итак, я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием, но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих (Рим.7:19–25).

У каждого из нас бывает борьба со грехом. Всякое повторение того или иного дела рождает привычку, повторяемая привычка, если это дело греховное, обращается в страсть. Страсть – это почти неизлечимая хроническая болезнь души.

Евангельский пример Иуды показывает, как страсть сребролюбия сделала его из апостола – предателем. А литературные примеры Плюшкина у Гоголя, Скупого рыцаря у Пушкина показывают, как страсть, захватив всего человека: его ум, сердце и волю, – губит его. Господь сказал: «Всяк творяй грех, раб есть греха». Христос избавил нас от греха, указал путь, дал благодать в помощь, и всякий, идущий за ним, побеждает грех. Святитель Николай пошел по этому пути борьбы со грехом и с Божьей помощью победил его. Вот почему в церковной службе и указано «по имени твоему и житие твое». Вот какой он победитель. Но он не только победил грех, но он еще стяжал и добродетель. В тропаре Святая Церковь его характеризует как «правило веры».

В период его архиерейства было еще гонение на христиан со стороны язычников. Гонение коснулось и святителя, но он остался верен своей христианской вере и был заключен в темницу. Когда при равноапостольном Константине была объявлена свобода христианского вероисповедания, тогда святитель Николай вернулся на свою кафедру. Но тут Церковь ожидало новое испытание: из самой Церкви выступили некоторые с неправильным учением о Святой Троице, о Сыне Божием. Арий смутил всю Церковь своим неправославным учением, люди терялись, не знали, кого слушать, где истина, чем доказать ее. Для утверждения истины созван был первый Вселенский Собор, на котором был и святой Николай. Последний ревностно защищал и доказывал истину и обличал лжеучение Ария. Результатом деяний первого Вселенского Собора стал Символ Веры. Этот символ Святая Церковь завещает каждому исполнять ежедневно: молясь правильно Богу и подтверждая слова молитвы своею жизнью.

«Образ кротости» – продолжает характеристику святителя тропарь церковный. Мы часто друг друга обижаем. Если обе стороны будут поступать со злобой – вот и ссора и вражда со всеми вытекающими отсюда последствиями. Кротость, если не всегда прекращает злобу, то не дает ей распространяться. Злоба, столкнувшись с кротостью, не может покорить ее, как не могут свирепые волны моря перейти песок.

«Воздержания учителя». Если в кротости человек явился удерживающим злобу в других, то в воздержании является он удерживающим самого себя. Как часто человек сознает свой грех, свою кротость, но не может побороть себя. Воля, пораженная грехом, бессильна.

У святителя Николая воля не была поражена грехом. Он не только сам воздерживался от зла, но и тем самым являлся для всех примером, что можно победить грех, что можно жить благочестиво, правдиво, свято. Это тропарь изобразил в словах: «Яви тя стаду твоему». Господь явил наглядный пример в лице святителя Николая, каким должен быть христианин. И этот пример был при жизни святителя для всех его современников, но он остался в силе и по смерти святителя и останется таким навсегда.

Что же мы, пришедшие в храм молитвенно почтить святителя, возьмем для себя из его примера? В чем наше сходство и единение с Николаем и в чем мы не схожи с ним? Единение наше состоит в том, что мы все так же, как и святитель, – христиане. Мы все принадлежим к Единой, Святой, Соборной, Апостольской Церкви. Как и он, в церкви молимся, принимаем Таинства, исповедуем тот же Символ веры . В этом наше единство со святителем Николаем.

А в чем разница? Здесь каждый пусть сам просмотрит себя пред Богом и своею совестию и скажет: «Христианин ли он по жизни?» Живет ли так, как требует Христос и Его Церковь? По жизни своей так ли мы сходны и едины со святым Николаем, как и в принадлежности к Церкви? Святитель был христианином и по имени, и по жизни. Таковы ли мы?

Расспросивши себя пред Богом и своею совестию и почувствовав свои немощи и недостатки, думаю, что каждый вознесет молитвенный вопль к Богу и святителю. «Господи, Ты указал нам путь, дал благодатную помощь, дал образец христианской жизни в жизни Своего угодника, а мы не подражаем ему. Помоги же нам! Укрепи и спаси. А ты, святителю отче Николае, моли Бога о нас».

Аминь.

* * *

57

Иосиф митрополит. С заботой о мире//ЖМП. 1971. № 2. С. 46–47.

58

ЖМП. 1967. № 3. С. 35.

59

ЖМП 1975. № 12. С. 33–41.

60

«Светильник светил, и тропа расширялась...» Праздник Сретения Господня//Свет Православия в Казахстане. 1994. №2(11). С. 2–3; Радуйся Благодатная! Благовещение Пресвятой Богородицы (25 марта/7 апреля) (Проповедь незабвенной памяти Митрополита Алма-Атинского и Казахстанского Иосифа, произнесена 25 марта/7 апреля 1975 года)//Свет Православия в Казахстане. 1994. Ms 3(12). С. 2–3; Проповедь, сказанная в Богородице-Рождественском храме г. Караганды 21 сентября 1968 года// Свет Православия в Казахстане. 1994. N° 7(16). С. 7–8.

61

Manuil Metropolit (Lemesevskij). Die rusaischen ortho-doxen Bischofe ... T. 4. S. 36.

62

ЖМП. 1975. № 12. С. 13. Фотографии, на которых запечатлен Владыка-митрополит в момент проповеди, см.: ЖМП. 1967. № 3. С. 34; 1973. № 2. С. 29. На последней Владыка сфотографирован произносящим проповедь о митрополите Николае в день его кончины в 1972 г. Владыка всегда молился за своего предшественника.

63

Народ: «Спаси, Господи!».

64

Народ: «Спаси, Господи!».

65

Народ: «Спаси, Господи!».

66

Народ: «Спаси, Господи!».

67

Народ: «Спаси, Господи!».

68

Народ: «Спаси, Господи!».

69

Народ: «Спаси, Господи!».

70

Народ: «Спаси, Господи!».

71

См. о нем: Жития и жизнеописания новопрославленных святых и подвижников благочестия, в Русской Церкви просиявших (От царствования Царя-мученика Николая II Александровича и до наших дней. Январь – Июль. СПб. 2001. С. 113–116.

72

Народ: «Спаси, Господи!»

73

Народ: «Спаси, Господи!»

74

Народ: «Спаси Вас, Господи!»

75

Замолчи, пожалуйста, эй. Это все скучные песни земные, неинтересные же. Что-нибудь придумай, а это же скучное, тяжелое. – Реплика Владыки на выкрикивания больной в храме.

76

Зач.32 (Ин.8:42–51).

77

Владыко при этом что-то, жестикулируя, произносит от лица всех там бывших: «Во!»

78

Постоянно после каждого пожелания народ говорит: «Спаси, Господи».

79

Народ: «Спаси Вас, Господи!»

80

Народ: «Спаси Вас, Господи!»

81

Народ: «Спаси Вас, Господи!»

82

Народ: «Спаси Вас, Господи!»

83

Народ: «Спаси Вас, Господи!»

84

Народ: «Спаси Вас, Господи!»

85

Народ: «Спаси Вас, Господи!»

86

Народ: «Спаси, Господи!»

87

Народ: «Воистину воскресе!»

88

Народ: «Спаси, Господи!»

89

Народ: «Спаси, Господи!»

90

Народ: «Спаси, Господи!»

91

Народ: «Спаси, Господи!»

92

Народ: «Спаси, Господи!»

93

Народ: «Спаси, Господи!»

94

Народ: «Спаси, Господи!»

95

Народ: «Спаси, Господи!»

96

Народ: «Спаси, Господи!»

97

Народ: «Спаси, Господи!»

98

В народе оживление.

99

Народ: «Спаси, Господи!»

100

Народ: «Спаси, Господи!»

101

Народ: «Спаси, Господи!»

102

Народ: «Спаси, Господи!»


Источник: Москва 2005

Комментарии для сайта Cackle