епископ Михаил (Лузин)

Предварительные понятия

§1. Новый Завет и новозаветная Исагогика. Введение

I. Новый Завет

Изначала Бог, по любвеобильной благости Своей, открыл Себя творению Своему и человеку в особенности посредством Своего слова, чтобы сделать их участниками Своего блаженства. Бог для того и открыл Себя в творческой деятельности, приведши в бытие иное, нежели Он Сам, чтобы призвать сотворенное к блаженству2. Достижение сотворенными существами этого назначения есть и было целью божественного миросохранения и управления, опять главным образом посредством откровения Его слова3. Это откровение Божие было особенно необходимо человеку после его преступного отпадения от Творца, когда в человечестве с порчею воли помрачился и разум. Для восстановления падшего рода человеческого Бог благоволил употребить особенные спасительные средства4, которые потом в видимом учреждении открыл главным образом тогда, когда, избрав особый народ, происходивший от богопросвещенных праотцев, предуготовлял в нем благодать, которую от вечности предопределил сообщить некогда всему падшему роду человеческому. Высшее же и окончательное самооткровение Бога для искупления мира, после долгого предварительного приготовления человечества, после пророчеств и прообразований, последовало наконец во всем мире с пришествием Искупителя, Который, будучи вечным Словом Божиим, стал плотью (Иоан. 1, 1. 14).

Как предуготовительное слово Божие, возвещенное издревле, так и окончательное, которое Сын Божий благоволил возвестить в слове и деле искупления, было первоначально словом изустным. Но чтобы в мире греховном, и чрез грех подверженном заблуждению, слово Божие могло сохраняться чистым, неповрежденным и во всей своей силе, оно было заключено в писаниях. И эти Писания, которых достоинство, как Слова Божия, засвидетельствовано их происхождением, характером и божественными действиями, имели и имеют своею целью – в чистом и ясном виде представить пред взором человечества всю великую систему божественного откровения в целом ходе ее исторического раскрытия. Таким образом писания сии представляют как бы собрание «актов» или «документов» божественного откровения, образовавшееся в последовательном историческом порядке; это суть как бы «acta Dei», которые, начинаясь с первобытной истории, проходя чрез закон и пророков и завершаясь в вочеловечении Сына Божия для искупления мира, простираются с Ним и Его царством до конечного предела истории мира. Соединенные в одно целое, Писания сии составляют по истине «книгу книг», единственную в своем роде книгу, единое священное писание. Предуготовительное слово Божие заключается в Ветхом Завете и записано богопросвещенными мужами Еврейского народа, а окончательное слово Божие о совершившемся искуплении заключается в Новом Завете и записано такими лицами, который по своему непосредственному общению с вочеловечившимся Искупителем были способны созерцать и воспроизвести всю полноту основоположительного учения новозаветного.

Понятно, что один только ветхий завет первоначально и главным образом был известен под именем священных писаний (ιερἁ γράμματα), святых писаний (γραφαι ἁγίαι ), или просто писания (γραφηʽ) (2Тим. 3, 15. Римл. 1, 2. 2Петр. 1, 20. Mф. 22, 29), а у Св. Златоуста преимущественно – под общим именем Библии5. Впоследствии эти наименования усвоены были писаниям и нового завета. – Что касается до самого названия священных книг ветхим заветом (ηʽ παλαιαʽ διαϑἠϰη, vetus testamentum) и новым заветом(ἠ ϰαινη̕ διαϑἠϰη, novum testamentum): то оно образовалось из приложения понятий о двух заветах Бога с человеками к выражению сих заветов в священных книгах, как слове Божием. Слово berith – завет, как обозначение заветного отношения Бога к народу израильскому, Апостол Павел и LXX Толковников переводясь словом διαϑἠϰη6, и выражением παλαιαʽ διαϑἠϰη. Aп. Павел ближайшим образом обозначает вообще домостроительство дохристианское в противоположность религии христианской (Евр. 8, 6–13. и 9, 13–18), а отсюда уже в переносном смысле и весь состав священных еврейских книг (2Кор. 3, 14.), в коих заключено изложение или выражение сего завета. – Выражение ϰαινη̕ διαϑἠϰη – новый завет для обозначения союза Бога с человеком во Христе и нового христианского домостроительства, заменившая собою древнее еврейское, употребляет и Сам Иисус Христос (Mф. 26, 28) и Ап. Павел (Гал. 4, 24. Евр. 8, 8. и 9, 15), соответственно изречению пророка Иеремии (31, 31), а отсюда было уже удобно перенести это название и на весь состав письменных источников новой христианской религии. Если в новом завете названием ηʽ παλαιαʽ διαϑἠϰη (2. Кор. 3, 14) обозначаются священные книги древнего израильского домостроительства: прилично было и книги нового домостроительства или завета во Христе наименовать ἠ ϰαινη̕ διαϑἠϰη, и уже во 2-м столетии у Тертуллиана, рядом с выражением novum instrumentum, встречается и выражение novum testamentum в значении состава священных книг христианских7, точно также в 3-м столетии у Оригена8 встречается выражение ϰαινη̕ διαϑἠϰη, а в следующих столетиях оно делается уже общеупотребительным. Состав новозаветных священных книг называется еще Евангелием и Апостолом (τοʽ ̓Ευαγγέλιον ϰαὶ ὁ ̓Απόςολος). Первым словом обозначается совокупность четырех евангельских историй, а последним совокупность 23 прочих апостольских книг. Это название очень древнее: его употребляют Ириней, Тертуллиан и Климент Александрийский.

II. Нозаветная Исагогика

Задача новозаветной Исагогики, как науки, ввести исторически в Новый Завет изучающего оный. По этому названию и задаче она конечно должна заключать в себе очень и очень многое разнородное9. Но ограничение этого слова и задачи понятием собственно исторического Введения или историко-критической Исагогики10 дает этой науке научный характер и научное единство; иначе она могла бы превратиться в сборник самых разнородных сведений, лишенных внутреннего строя и единства. Как критическая история Библии, Исагогика, вводя в изучение Библии и Нового Завета с исторической стороны, по своему содержание становится одною из отраслей исторического богословия, а по своей цели – пропедевтикою к истолкованию Библии, как такая наука, которая рассматривает Библии как чисто историческое произведение. Естественно, что значение библейской новозаветной Исагогики тем выше, чем важнее самые Писания, которых историю она представляет, чем важнее Новый Завет в сравнении с Ветхим.

Каким образом новозаветная Исагогика, как история Нового Завета, должна быть органически разделена на части? Наиболее употребительно было разделение всего содержания науки на Исагогику общую и частную11. Но это деление имеет скорее логически методологическое основание, чем внутренно историческое, выходящее из самой сущности дела (и кроме того, при решительном отделении обеих частей одной от другой, Исагогика в своей специальной части переходит собственно в область экзегетики). – Для решения вопроса об органическом расположении составных частей новозаветной Исагогики в последнее время получили особенное значение исследования Реусса (Reuss) и Рудельбаха (Rudelbach)12. На основании начал изложенных Рудельбахом и развитых Реуссом, новозаветная Исагогика, как история Нового Завета, удобно может быть разделена на следующие пять частей:

1. История приготовления Нового Завета13; 2. История происхождения Нового Завета; 3. История собрания священных книг Нового Завета в один состав, или история канона; 4. История сохранения Нового Завета, или история текста; 5. История распространения Нового Завета, или история новозаветных переводов, и как приложение – 6. История толкования Нового Завета в ее основных чертах.

§ 2. История и литература новозаветной Исагогики

Только в новейшее время библейская и в частности новозаветная Исагогика, как критическая история Библии, взошла на степень науки отдельной и самостоятельной, хотя прежде и приготовлен был для нее богатый, может быть даже с излишком, материал.

I. В древней Церкви и в средние века

Ни в древней Церкви ни в средние века историко-критическое Введение в Библию, как наука, не было известно. – Религиозно-научный интерес богословов тех времен сосредоточен был по преимуществу на самом содержании священного Писания, на раскрытии и оправдании истин веры, на защите догматов против еретиков и язычников. – Относительно вопросов об истории самих книг священных делаемы были лишь более или менее краткие замечания.

Более других замечательные в сем отношении деятели суть: бл. Иероним, в истолковательных сочинениях которого, а особенно в предисловиях к ним и в книге De viris illustribus, находится много очень полезных и важных для Исагогики замечаний. Кроме его занимался довольно вопросами, относящимися к библейской Исагогике, бл. Августин в своем сочинении De doctrina christiana14. После них известны Юнилий (Iunilius) епископ Африканский (†550)15 и Кассиодор(†562)16. После этих начальных трудов, в продолжении целого тысячелетия не сделано было ничего существенно важного в области Исагогики, и только немногие предметы, принадлежащее к ее области, получили некоторое разъяснение. В этом отношении имеют для нас преимущественное пред другими значение сочинения следующих трех средневековых писателей: Алкуина (Alcuin †804) Dispulatio puerorum (нечто в роде катихизиса) в 8-й главе de novo testamento; далее – Николая Лира (Nicolaus von Lyra †l340) предисловие к библейским и в частности к новозаветным книгам, в его Postilla17. Тот и другой на Западе. На Востоке патриарха Фотия (†890) сочинение Αμφιλόχια18, изданное в первый раз Анжело Maи (Angel о Mai) 1825 г. В конце этого периода Доминиканец Сант-Пагнин (Santes Pagninus), прозванный Lucensis (из гор. Лукки †1541), издал два сочинения под названием введений: Isagoge ad sacras literas и Isagogae ad mysticos sacrae scriplurae sensus. Из них первое (ed. Lugd. 1536) обнимает весь запас средневековых исследований о Библии на основании трудов Августина и Иеронима.

II. С реформации до 18-го века

Основное начало, высказанное реформаторами, что учение веры должно быть основано только на свящ. Писании, естественно оживило изучение оригинальных языков Библии; но на историко-критические исследования о Библии в первое время реформации не обратили никакого внимания19. Вольные и смелые суждения Лютера о некоторых книгах Нового Завета (о послании Ап. Иакова и Апокалипсисе) были не больше как порождения минуты, когда он из-за (односторонне понятого) догмата решился пренебречь историей, и видоизменены им самим впоследствии в зрелую пору мысли. И этот детский порыв критики, вызванный временем реформации, угас снова, как скоро оно миновало. Впрочем Clavis scripturae sacrae Матфея Фляция20 заключает в себе много важного для Исагогики.

Новое направление в области богословия, начавшееся в последующее за реформациею время, оказало на библейскую Исагогику невыгодное влияние. Правда, реформаторам удалось провести черту между богословием и философиею, и выяснить ту мысль, что экзегетика есть основная богословская наука; но последующее время опять уклонилось от этого направление и стало на путь протестантской схоластики. Снова стали вводить философию в область богословия, обратили все силы на мелочную разработку догматики и полемики, притупили этим исторический смысл и экзегетический вкус, и вместо того, чтобы основывать догматику на выводах и следствиях экзегетических и исторических исследований, стали часто и во многом подчинять последние первой. Следствием сего было то, что в области Исагогики долгое время довольствовались двумя посредственными трудами: доминиканца Сикста Сиенского (Sixtus Senensis †1559)21 и лютеранина Михаила Вальтера (Mich. Walther)22. К ним примыкают и еще несколько сочинений подобного рода не столь распространенных, как первые, именно: Авр. Каловия (Abr. Сalоvii)23, реформата Андрея Ривети24 (Riveti) и Иоанна Генр. Гейдеггера (Heideggeri)25.

Впрочем еще в течение 17-го века появились два замечательных труда, которые хотя и не могут быть названы полными Введениями, но важны по необыкновенно ученой и очень умной обработке отдельных частей Исагогики, именно – истории текста и древних переводов. Разумеем сочинения: Англичанина Бриана Вальтона (Walton)26 и сочинения французского католика Ричарда Симона (Richard Simon †1712)27. Труды Симона, который первый отделил новозаветную Исагогику от ветхозаветной, отличаются особенно смелостью и глубиною исследования, но заключают в себе немало несостоятельных гипотез, и ставят свящ. Писание наравне с произведениями светской литературы. Можно сказать, что Ричард Симон первый проложил путь новейшей библейской критике и в лучшем и худшем ее направлении28. Как и следует ожидать, у Симона было много врагов29, из которых многие были равны ему по силам30. Но когда в 18 столетии31 эта полемика прекратилась, впали в другую крайность, и стали буквально повторять его мысли.

III. С 18-го века доселе

Новый поворот богословской мысли во второй половине прошедшего столетия с появлением рационализма естественно должен был оказать влияние и на библейскую Исагогику, влияние благоприятное для исследований более внешних сторон, вредное для исследования более внутренних32. Разделение, проведенное Симоном между Ветхим и Новым Заветом, с этих пор начали признавать делом решенным, и только одною внешнею связью соединять ветхозаветную и новозаветную Исагогику в тех частях, где они идут рядом33.

В новозаветной собственно Исагогике34, на плечах Ричарда Симона проложил новый путь Иоанн Давид Михаэлис (Michaelis †1791) в своем Введении в божественные писания Нового Завета35, которым он оказал особенную услугу истории библейского текста по исследованиям о критическом достоинстве древних переводов и рукописей. В тоже время начал точнее обрабатывать Исагогику Иоганн Сал. Землер (Semler †1791) в своем Apparatus ad liberalem N. Т. inierpretationem36 и в рассуждении о свободном исследовании канона37. Но сколько в Землере Исагогика приобрела со стороны остроумной и ученой обработки, столько же в нем, как отце рационализма, утратила со стороны глубины и основательности; гипотезы, основанный на скептическом произволе, оказывают ей более чем двусмысленную услугу.

Скептицизм и страсть к гипотезам Землеровой школы отразились вполне и на Введении в Новый Завет Иог. Готфр. Эйхгориа (Eichhorn †1827)38, несмотря на умную обработку и мастерское изложение предмета. Но произвол этой школы встретил себе противодействие со стороны Иоганна Фридриха Клейкера (Kleuker †1827) в его подробном исследовании подлинности и достоверности письменных источников христианства39, также со стороны Иог. Леон. Гуга (Hug †1846) в его Введении в Писания Нового Завета40, по изложению, учености и основательности исследования замечательном произведении католической литературы, достоинствам которого только по местам вредят тонкости и произвольные гипотезы41. Гораздо меньшее значение в сравнении с трудами Клейкера и Гуга имеют: руководство к Введению в Новый Завет Г. К. А. Генлейна (Hänlein)42 и историко-критическое Введение в Новый Завет Иог. Эрн. Хр. Шмидта (Schmidt)43. Историко-критическое Введение в канонические и апокрифические книги Ветхого и Нового Завета Леонг. Бертольдта (Bertholdt †1822)44 имеет только значение литературного сборника, заключающего в себе все доселе сделанное в области Исагогики.

В истории новозаветной Исагогики нового времени составляет эпоху учебник историко-критического Введения в канонические книги Нового Завета В. М. Л. де Ветте (de Wette †1849)45. С формальной стороны сочинение это отличается точностью изложения и богатым собранием материалов, а по внутреннему характеру субъективным произволом и скепсисом46, которые дали в свое время повод к изданию в свет моих материалов для историко-критического Введения в Новый Завет47.

В последующее время появились еще следующие сочинения: историко-критическое Введение в книги Нового Завета Шотта (Schott)48; оно стремилось, не всегда впрочем успешно, примирить старое с новым. Восставая против него, Креднер (Credner †1857) в своем Введении в Новый Завет49, еще дальше уклонился на сторону де-Ветте50, развивал его положения, а иногда самостоятельно их видоизменял, хотя и не имел дарований де-Ветте51. Кроме того появились52: Ц. Ж. Нейдеккера (Neudecker) учебник историко-критического Введения в Новый Завет с прибавлением источников и цитат из древней и новой литературы53 (собрание материалов богатое по объему, но скудное по духу – в направлении Креднера); далее – мое историко-критическое Введение в Новый Завет54. Из посмертных сочинений Шлейермахеpa (†1834) его введение в Новый Завет55. Из католических: Введение в свящ. книги Ветхого и Нового Завета И. М. А. Шольца (Scholz) (не окончено)56; Ф. X. Рейтмайра (Reithmayr) Введение в канонические книги Нового Завета57. Из направления Шлейермахера (с обработкой материалов новейшей критики) – Блеека (Вleek) Введение в Новый Завет (ряд лекций, читанных им 1858–59 г.)58. Но ни одно из появившихся сочинений с формальной стороны не имеет такого значения для обработки новозаветной Исагогики, как изданная Эд. Реуссом История свящ. писания Нового Завета59. Правда, со стороны содержания она идет путем де-Ветте и Креднера, но существенно отличается от них тем, что в труде Реусса критика прилагается не к данному канону, как у де-Ветте, Креднера и им подобных, но утверждает самый канон, как результат предварительной критики, причем частные факты, касающееся истории канона, проникаются и оживляются истинно историческою мыслью60.

Рядом с указанными здесь новейшими сочинениями из области новозаветной Исагогики в ее обыкновенных пределах, в последнее время приобрели важное значение исследования новой Тюбингенской школы Баурa (Baur †1860). Школа эта в философско–спекулятивных интересах привела к единству разъединенные и непоследовательные воззрения отрицательной критики Землера, де-Ветте и пр., провела их еще далее и, обняв самостоятельным разрушительным взглядом первоначальную христианскую Церковь и историю Церкви, попыталась лишить исторической почвы почти весь Новый Завет, твердо державшийся на ней в продолжение 18 веков, и объявила его неподлинным. (Подробнее об этом см. в §7). Главными представителями Тюбингенской школы кроме Баура, который оставил большое число сочинении (между ними особенно замечательны о «Евангелиях» и о «Павле»), служат: А. Швеглер (Schwegler †1857). (В его сочинении Nachapostolische Zeitalter. 2 Thle. Tub. 1846 почти весь апостольский период с его письменными произведениями относится ко второму столетию): Е. Деллер (Zeller), с своими многочисленными сочинениями, также А. Ричль (Ritschl), А. Гильгенфельд (Hilgenfeld),P. Кэстлин (Köstlin), Г. Фолькмар (Volkmar) и пр. – Бруно Бауэр (Bauer) те же самые начала отрицательной критики выставил во всей их грубой наготе, идя по стопам Давида Штраусса (Strauss), который в своем сочинении «жизнь Иисуса», появившемся 1835 г., предшествовал ему на этом поприще. В противоположном разрушительному историческому воззрению Тюбингенской школы на апостольский век, развито было в новейшее время положительное, консервативно-историческое воззрение на первенствующую христианскую Церковь и Новый Завет, особенно Г. В. И. Тиршем (Thiersch) в его сочинении Versacb zur Wiederherstellung des historischen Slandpunkts fur die Kritik der neutesl. Schriften. Erl. 1845. и в другом Die Kirche im aposlol Zeitalter und die Entsteh. der neutestamentl. Schrifteu. Frkf. 1852. (Последнее сочинение, не без влияния католических преданий и пристрастия к Ирвинговой секте, хотя и не имеет строго ученой формы, представляет труд, в котором содержание новозаветной Исагогики проникается и оживляется чистою и глубокою историческою мыслью). В подобном же направлении написаны: Aposteigeschicbte von М. Вaumgarten Halle und Braunschw. 1852. 3 Thle.; J. P. Lange Geschichte der Kirche (Braunschw. 1853. 2 Bde); G. V. Lechler Das apostolische und nachapost Zeitalter. Zweit. Ausg. Stuttg. 1857. К тому же направленно принадлежать многие сочиненения Гофмана (Hofmann): Welssaguug und Erfüllung. Nordl 1844. 2 Thle.; Der Schriftbeweis. 2 Ausg. Nördl 1857. 1859. 2 Thle.; Die h. Schrift N. T. zusammenhängend untersucht. Nördl 1862. (Срав. zur Entstehungsgeschichte der. h. Schrifteu. Erl. Zeilschr. f. Protest u. Kathol 1859 s. 85 ff); В.О. Дитлeйнa (Dietlein) Das Urchristenlhum. Halle. 1845.;I. В. Люттербека (Lütlerbeck) Die neutestamentl. Lehrbegriffe oder Untersuchungen über das Zeitalter der Religionswende, die Forstufen des Christeth. und die erste Gestaltung desselben. Mainz. 1852. 2 Bde.; Ф. В. И. Лихштенштейнa (Lichtenstein) Lebensgeschichte des Herrn Jesu Christi. Erl. 1856.; В. Ф. Гесса (Gess) Die lebre von der Person Christi. Bas. 1856. (В сочинении этом доказывается, что только при предположении подлинности новозаветных писаний возможна естественная и согласная с законами духовного развития история новозаветной Христологии) и др.

* * *

2

Бог в Своем существе вообще и в Своем самооткровении как Триединый в частности есть полнота вечной любви (1Иоан. 4, 16). Он не имел нужды ни в какой твари: ибо Отец, Сын и Дух Святый были от вечности вседовольны и всеблаженны. Но в существе же божественной любви всегда лежало основание возможности призвать к участию в ней и другие существа. Это последнее, к чему побуждала божественная любовь, привело в исполнение божественное всемогущество, и таким образом Бог явился Творцом, т.е. произвел из небытия в бытие иное, нежели Он Сам, и открывая Себя вовне, Он вложил вечную мысль о Самом Себе в мысль существ неравных Ему.

3

Как скоро посредством творения приведен был в бытие весь мир, началась постоянная и доселе продолжающаяся особенного рода деятельность Божия в мире. Деятельность эта устремлена к тому, чтобы тварный дух, имеющий подобно всему сотворенному свое раскрытие и свою историю раскрытия, еще стоя на пути тварной зависимости и свободы, принимал участие мало-по-малу в полноте божественного величия, абсолютное созерцание которой принадлежим одному только Бесконечному. Достижение сотворенными существами этого назначения есть и было целью божественного мирocoxpaнения и управления, а средством для сего послужило откровение, которое Бог сообщал человеку.

4

От творческой руки святого Бога не могло произойти ничего греховного, и следовательно человек в своем первобытном состоянии был безгрешен. Но один взгляд на внутреннюю и внешнюю истории человечества, равно как и на самое дело искупления, показывает, что он уже не таков более. Зло не могло возникнуть само собою из естественного развития человека, иначе природа сама по себе была бы проникнута грехом и Творец ее не был бы святым, а следовательно Богом. Немыслимо равным образом и существование особого самостоятельного злого начала: ибо представлять себе первоисточник всякого бытия иначе как только единым, или, что-то же, признавать иное кроме Бога самостоятельным началом – было бы внутренним противоречием. Поэтому зло есть не что иное, как действие сотворенного свободным существа, состоящее в злоупотреблении им своею свободою, в уклонение от живого первоисточника всякого добра Бога. (Возможность такого злоупотребления лежала в сообщении свободному существу всякого дара). Как скоро хотя однажды совершилось такое действие, в существо отступника превзошло нечто ему чуждое; люди перестали быть чистыми и безгрешными, и естественный ход развития природы, которого не стесняла божественная святость, неуничтожающая своего создания, имел своим последствием то, что нечистое стало производить одно нечистое. Но не побудив вечно неизменяемого Бога к уничтожению естественного хода развития, грехопадение человека послужило поводом к тому, что Бог, по бесконечному Своему милосердию, благоволил положить начало особенному благодатному домостроительству для восстановления падшего человечества посредством божественного откровения и искупления.

5

В том же смысле употреблял блаж. Иероним аналогическое выражение bibliotheca sancta.

6

У Сираха 24, 23 говорится о книге завета βίβλος διοϑἠϰης.

7

Adv. Marcion. IV, 1. Adv. Prax. XV, 20.

8

De principiis IV, 1.

9

Всякое словесное произведение, дошедшее до нас от древних времен, заключает, в себе много такого, что может быть понято только с точки зрения тех времен; тоже должно сказать и о священных книгах Ветхого и Нового Завета. Божественное откровение постоянно приходило в связь с существующими в известное время формами мысли и представлениями, проникало и освящало те из них, которые не были противны его духу. Посему как Новый, так и Ветхий Завет носят в форме своей временный и национальный отпечаток. А отсюда следует, что в новозаветную Исагогику должна войти вся совокупность сведений, относящихся к этим временным формам, именно сведений из библейской истории, географии, археологии, герменевтики, филологии и т. д. Или, с другой стороны, так как священное Писание Ветхого и Нового Завета имеет одно существенное содержание, далеко возвышающееся над всеми временными и местными отношениями: то под библейскою Исагогикою можно разуметь введение в дух священных книг.

10

Ср. Н. Hupfeld Uber Begriff und Methode der sogenannten biblischen Einleitung. Marb. 1844. и F. Delitzsch Ueber Begriff und Methode der s. g. bibl. und insbes. alttestamentl. Einleitung в Erl. Zeitschr. f. Protest Sept. s. 133. ff.

11

Выходили обыкновенно из того начала, что при историческом рассмотрении Библии вниманию исследователя представляются три стороны: буквы и слова, отдельный книги, и наконец собрание их в одно целое, вследствие чего явилось и разделение на три части; а, история собрания библейских новозаветных книг в один состав или история канона; б, история текста (со стороны содержания и формы, со стороны основного подлинного текста и переводов); в, история отдельных новозаветных книг (причем естественно вопрос о подлинности священных книг находил для себя полный и подробный ответ, равно чуждый и того неисторического произвола, который решает дело a priori, по внутренний, субъективным впечатлениям, и – предвзятых догматических воззрений, которые не дают места соображениям человеческим, а хотят решать дело a posteriori по смыслу догмы, ответ, опирающийся на исторических данных, на внутренних и внешних основаниях в их целости). Таким образом все содержание науки сосредоточивалось в следующих трех вопросах: как образовалось co6paние библейских новозаветных книг? В каком виде существует ныне текст Нового Завета, и какую судьбу испытал он прежде чем дошел до того состояния, в каком мы его теперь имеем? Наконец, как произошли и что такое в историческом отношении отдельные новозаветные книги? Два первые вопроса составляли общую Исагогику, а третий – частную.

12

Первый (Geschichte d. heilig. Schrift. N. Т. von E. Reuss. Halle. 1842. 4. ausg. 1864) излагает новозаветную Исагогику, как историю Нового Завета, в следующих пяти отделениях: 1, история происхождения новозаветных священных книг; 2, история их собрания в один состав (канон); 3, история их сохранения (история текста); 4, история их распространения (история переводов); и 5, история их толкования. Последний (Uber den Begriff d. Theologie und der neutestamentl. Isagogik von A. G. Rudelbach в Zeitschrift fur d. gesammte luther. Theologie. 1848. Heft 1) библейскую новозаветную Исагогику или науку Введения в книги свящ. Писания определяет как историю происхождения и распространения свящ. Писания Нового Завета. Первая часть ее должна быть посвящена исследованию об исторических условиях и обстоятельствах при которых произошли Писания Нового Завета. Часть эта носит название историки (Historik). Но происхождение и определенный состав книг Нового Завета можно рассматривать еще с других сторон, именно со стороны последовательного образования его в одно целое. Этим определяется задача второй части, которая должна представить деятельность Церкви с одной стороны в принятии и канонизации новозаветных писаний, с другой в сохранении неповрежденности их. Первую сторону рассматривает каноника или история священных книг до окончательного собрания их в один канон, вторую – критика, которая изображает деятельность Церкви, направленную к тому, чтобы сохранить в целости собрание священных новозаветных книг, представляет в ясном свете каноническое их достоинство и защищает его против всяких возражений. К изложенному сейчас содержание Исагогики Рудельбах считает, весьма приличным присоединить еще третью заключительную часть – герменевтику или историю толкования. При этом он высказывается совершенно против так называемого частного введения, и находит совершенно согласным с интересами научной экономии отделить от Исагогики содержание этой новой части, и присоединить ее к экзегетике в виде предварительных понятий. – Но если при таком понимании и органическом разложении задачи Исагогики она делает, важный шаг вперед, тем не менее возбуждаются сим и некоторые недоумения, не в пользу такого расчленения представляется чрезвычайно широкое и почти необозримое поле историки, далее – отчасти совпадение границ каноники и критики, потом – невозможность основательного понимания каноники без изучения некоторых вопросов, принадлежащих области так называемого частного введения, наконец таким разделением не исчерпывается все содержание науки и остаются нетронутыми некоторые не лишенные важности стороны из истории Нового Завета.

13

Это отделение соответствует Рудельбаховой историке. Всю эту часть новозаветной Исагогики, имеющую очень широкие границы, в недавнее время стали обрабатывать в виде отдельной науки. Таковы сочинения: I. А. В. Lutterbeck Die neutestamentlichen Lehrbegriffe oder Untersuchungen über das Zeitalter der Religionswende, die Vorstufen des Christenthums etc. 2 Bde. Mainz. 1852. (cp. Kritik von Rudelbach in der Zeitschrift. f. d. luth. Theol. 1852. s. 733 f f.); J. J. J. Döllinger Heidenthum u. Iudenthum, Vorhalle zur Gesch. des Christenthums. Regensb. 1857. и M. Schneckenburger Vorlesungen über neutestamentliche Zeitgeschichte, herausg. von Th. Löhlein Frkf. a. M. 1862. (vrgl. mit der Anzeige in der Zeitschr. f. d. luth. Theol 1863. s. 532 f.).

14

De doctrina christiana II. IV. in app. ed. Bened. III.

15

Юнилий в сочинении De partibus legis divinae занимался не только отдельными вопросами входящими в Исагогику, но все его указанное сочинение по основной мысли есть первое ближе других подходящее к точному понятию библейской Исагогики. В предисловии Юнилий указывает следующие предметы, входящие в содержание ее: species dictionis, auctoritas, conscriptor, modus, ordo. (Junilii–de partibus legis divinae libr. duo ad Primasium episcopum, in Max. Biblioth. Patrum. Tom. X. p. 389–350).

16

Кассиодор в сочинении De institutione divinarum scripturarum сначала перечисляет в отдельности книги священного Писания, с указанием при этом важнейших толкований на них, потом рассуждает о герменевтических правилах, о делении Библии и каноне, о критике (лат. перевода) и т. д. (Cassiodor. opp. ed. Garet. Venet. 1729. II p. 508–527).

17

Он рассуждает в нем о каноне, писателях, содержании, времени происхождения писаний, о началах толкования и т. д.

18

̕Αμφιλόχια, ἢ πρὸς ̕Αμφιλόχιον μητροπολίτην Κοζίϰου λόγων ἱερῶν σολλογη`, ὲν ᾕ ζητήματα τῆς ϑείας γραφῆς διαλόεται in Maï Scriptorum veterum nova collectio. Tom. 1. p. 193 sqq. Сочинение это заключает много герменевтических и критических правил.

19

Представители ее на первый раз довольствовались тем, что противопоставляли свое истинное, по их мнению, толкование Библии ложному, по их мнению, толкованию противников; в исследованиях же о подлинности Библии и других вопросах современный им век не имел нужды, так как в божественном достоинстве и подлинности свящ. Писания в то время никто не сомневался.

20

Изд. много раз, особенно Svicer. Lips. 1695. fol.

21

Bibliotheca sancta. Venet. 1566, 2 Vol. fol. Сочинение это (позднейшие издания его Francf. 1575., Col. 1576 и Lugd. 1591), написанное под влиянием Тридентского собора и его определений касательно канона, вульгаты, смысла Библии, представляет довольно богатый материал для библейском Исагогики; 3-я книга составляет род истории герменевтики, а две последние 7 и 8-я сводят почти все сомнения в подлинности библейских книг; собственно же библейской критики конечно нет.

22

Officina biblica noviter adaperta, in qua perspicue videre licet, quae scitu cognituque maxime sunt necessaria de sacra scriptura in genere et in specie de libris ejus 1, canonicis, 2 apocryphis, 3, deperditis, 4, spuriis. Lips. 1636–14. ed. 3, Vitemb. 1703. fol.

23

Criticus sacer biblicus, de sacrae scripturae auetoritate, canone, lingua originali, fontium puritate, ac versionibus, imprimis vero vulgata latina et graeca LXX interpretum. Vitemb. 1643. 1673. 4.

24

Isagoge ad scripturani sacram V. T. et N. T. Lugd. B. 1627. 4.

25

Enchiridion biblicum ίερμνημονιϰόν. Lectionisacrae, analysigenerali singulorum V. et N.T. II., et delibato capitum argumento; praemissis quinetiam ad notitiam cujusque libri de authore, summa, scopo, chronologia, partitione etc. notis, subnexa libris singulis tabula synoptica, denique expressis intepretibus veteribus reformatis, augustanis, ponlificiis et hebraeis, unice inserviens. Tiguri. 1681, 8, ed 4. 1703. и Jen. 1723.

26

Apparatus biblicus, появившийся сначала в виде предисловия к изданию лондонской полиглотты (1657. 6 voll, fol.) а потом изданный отдельно (Tigur. 1673. fol. и Lips. 1777 in oct, с предисловием Dathe). Biblia sacra polyglotta, complectentia textus originales (hebraicum cum pentateucho samarit., chald., graecum) versionumque antiquarum (samar., graecae LXX interpr., chald., syr., arab., aethiop., pers., vulg. lat) quicquid comparari poterat. Cum textuum et versionum orientalium translationib. lat.... Cum apparatu etc. В пролегоменах трактуется de idiotismis linguae hebr. el graec., de biblior. editi – onibus praecipuis, de bibliorum versionibus, de variis in scriptura leclionibus, de textuum originariorum integritate et auetoritate, de vulgata iat. versione, de lingua syriaca et scripturae versionibus syr., de lingua arab. et script verss. arab., de lingua aethiop. et scr. versione aethiop., de lingua pers et scr. verss. pers.

27

Histoire critique du Vieux Testament. Paris 1678. 4. (в латинском переводе Natalis Albertus de Versé. Amstelod 1681. 4.); его же Histoire critique du texte du Nouveau Test. Rotterd. 1689. 4; и Histoire critique des versions du Nouveau Test Rotterd. 1690. 4; а также Nouvelles observations sur le texte et les versions du N. T. Par. 1695. 4. Три последние сочинения изданы в немецком переводе (Rich. Simons kritische schriften uber das N. Т.) H. M. А. Gramer'ом с предисловием и примечаниями I. S. Semler'a (3 части Halle 1776. 77. 80).

28

Только меньшее уважение римско-католической Церкви к свящ. Писанию, чем к преданию, и антипротестантское направление всех сочинений Симона – «показать, что протестанты не имели твердого начала для своей веры, отвергая предание Церкви» дали ему возможность высказать такие взгляды в области католичества. Но, сознавая громадную ответственность за них, он в старости сжег свои рукописи, хотя и не мог пережить этой потери.

29

Ср. H. Maji Examen histor. crit. N. Т. a R. Simone vulgatae. Giss. 1694. 4. ed. nov. Francof. ad M. 1699. 1708. 4.

30

Ср. E. F. K. Rosenmüller Handbuh fur die Literatur der biblischen Kritik and Exegese. Bd. 1. s. 115. ff. 157. ff.

31

Важнейшие труды по части Исагогики из первой половины 18 столетия принадлежат: Ио. Ге. Прицию (Pritius) Introductio in lectionem Nov. Т. (in qua, как гласят дальнейшие слова заглавия, quae ad rem criticam, historicam, chronologicam et geographicam pertinent, breviter et perspicue exponuntur). Lips. 1704. 12., изд. в последний раз Ц. Ж. Гофманом Lips. 1764, 8.; а по части Ветхого Завета – ученому Готлобу Карпцову (Carpzov) Introductio in libros canonicos Vet T. Lips. 1721. 4. (3-е издание Ausb. 1741, к которому как общая часть присоединяется critica sacra 1728. 4). Последнее сочинение представляет сборник всегда годных к употреблению материалов. – К первой же половине 18 столетия относятся следующие сочинения по части Исагогики: Дж. Весселя Румпея (Rumраеi) Commentatio critica de libris N. Т. ingenere. Cum praefat. J. G. Carpzovii Lips. 1730. 57. 4.; И. Г. Д. Мольденхавера (Moldenhaweri) Introductio in omnes libros cum V. tum N. T. Regiom. 1744, 8.; а вскоре за сим: Ц. Ф. Бернерa (Baerner) Jsagoge brevis ad scripturam sacr. Lips. 1753. Co стороны реформаторов: Саль-ван-Тиль (Sal van Til) Opus analyticum, comprehendens introductionem in S. S., ad I. H. Heideggeri enchiridion concinnatum. Traj. ad Rh. 1730, ed. 2. Bas. 1734, 2 voll. 4; Ант. Блакквайля (Blackwall) Auctores sacri classici defensi et illustrati, seu Critica N. T. Lat. vert. M. C. Woll. Lips. 1736. и проч.

32

Древних богословов стали упрекать в том, будто они руководились преимущественно догматическими предубеждениями, между тем как говорившие это сами оказались виновными в таковом же пристрастии, только в другом отношении, как то показывают особенно исследования о подлинности священных книг.

33

Что Ветхий и Новый Завет суть откровение единого Бога, дело единого Духа, книга содержащая одну историю, и как плодотворно было бы правильно понять и представить, в чем состоит внутреннее единство обоих заветов при их различии, определить в различии единство и в единстве различие, – соображения подобного рода были совершенно чужды духу этого нового времени.

34

Отметим кратко важнейшие из новых трудов по части ветхозаветной Исагогики: I. G. Eichhorn Einleitung in das A. Т. Leipzig. 1780. 1783. 3 Thle (с введением в апокрифические книги Ветхого Завета Leipz. 1795) 3-te Aufl. 1803. 4-te 1.823–24 в 4 х частях; труд отличающийся умною обработкою и изложением, но с особенным пристрастием к гипотезам. (Ветхий завет здесь является как человеческое только произведение, хотя автор в вопросе о подлинности руководится этим взглядом менее своих последователей). Далее шел в неологическом направлении Бертольдт (L. Bertholdt) в своем историко-критическом Введении в канонические и апокрифические книги Ветхого и Нового Завета (Erlang. 1812–1819. 6 Thle. 8), сочинении, главное достоинство которого составляет богатая литература предмета. Еще далее, и может быть далее всех прочих писателей по части общей Исагогики, провел исторический скептицизм В. М. Л. де-Ветте в своем Lehrbuch der historisch–kritischen Einleitung in die canonischen und apocryphischen Bücher des A. T; сочинение это отличается точностью и богатым собранием материалом, но по своему направлению возбудило недовольство даже в среде единомысленных писателей. (Berl. 1817. 4-te Ausg. 1833. 5-te 1841. 6-te 1845. 7-te 1852). Из католических сочинений J. Яна (Iahn) Einleitung in die göttlichen Bücher des A. B. Wien 1793. 8. 2 ganz umgearbeitete Ausg. Wien 1802 3. 2 Thle in 3 Bden. 8. (и в латинском извлечении – introductio in libros SS. Wet. Foederis in compendium redacta. Vindob. 1805. ed. 2. 1815) совершенно свободно от предзанятых идей того времени, и отличается основательностью суждений и ученостью, хотя автор его обладал не в достаточной степени историческим тактом и вдавался по временам в доказательства натянутые. Сродно по духу с сочинением Яна сочинение его единоверца И. Г. Гербста (Herbst) Histor, kritische Einleitung in die heil. Schriften des А. Т. по смерти сочинителя дополненное и изданное В. Вельте (Welle). Th. I. Allgemeine Einl. Carlsr. 1840. Th. 2 in 3 Abthlgn. Specielle Einl. 1841–44.; менее важно как для Ветхого так и для Нового Завета сочинение J. М. А. Шольца (Scholz) Einl. in die h. Schriften des А. и N. Т. Cöln. 1845. – Основательнейшее и ученейшее противодействие ложному направлению в новейшей ветхозаветной Исагогике явилось главным образом со стороны Е. В. Генгстенберга (Hengstenberg) преимущественно в его Прибавлениях ко введению в Ветхий Завет (Beitrage zur Einleit ins A. Т. Berl. 1831–39. 3 Bde.) и в других его сочинениях, а потом из его же школы со стороны Гэверника (Hävernick) в его (тяжелом по форме) Handbuch der histor.-krit Einl. ins A. T. (3 Thle in 5 Bdn Erlang. 1836,–37.–39.–44.–49. Третья заключительная часть издана Кейлем (Keil) 1849, по смерти сочинителя). Далее, противодействие со стороны другого направления в сочинениях: Гофмана, (I. С. К. Hofmann) преимущественно в его сочинении «Weissagung und Erfüllung» Nördl. 1844. 2 Bde и «Der Schriftbeweis 2 Th. 1852. 2. Ausg. 1857.; особенно же Bleek Einleitung in d. A. Test изд. von I. Bleek und A. Kamphausen Berl. 1860 2-e изд. 1866. (Сравнительно c этими сочинениями, такие сочинения, как J. Güte Entwurf zur Einleitung ins A. T. Halle. 1787 J. Babor Allgemeine Einleitung in die Schriften des A. T. Wien. 1794. G. L. Bau'er Entwurf einer hist.–krit Einleitung in die Schriften des A. T. Nürnberg. 1794. (3-te Aufl. 1806) и его же Critica sacra Veteris Test Lips. 1795., J. C. W. Augusli Grundriss einer histor.– krit Einleitung ins A T. Leipz. 1806 (2 Aufl. 1827) и др. не заслуживают особенного внимания).

35

Einleitung in die göttlichen Schriften d. N. Bundes. Götting. 1750, 8. 2-е изд. 1765. 3-е 1777. 4-е допол. изд. в 2 том. в 4. 1788, потом переработанное Англичанином Гербертом Марш (Marsch) и восполненное примечаниями и прибавлениями (на немец, язык перев. Rosenmüller'ом Gött. 1795. 2 части. 4). Прибавления эти впрочем простираются только до Евангелия от Луки.

36

Halle. 1767. 8. В соответствие ему написано другое сочинение Apparatus ad liberalein V. Т. interpretationem. Halle. 1773. 8.

37

Abhandlung von freier Untersuchung d. Kanons. Halle. 1771–1775. 4 части. Несколько ранее появившееся сочинение того же автора Vorbereitung zur theologischen Hermeneutik. St .1–4. 1760–69 8. не имеет для Исагогики одинакового значения с последним.

38

Einleitung in das N. Т 5 Thle. Leipz. 1804. 1810–14 и 1827.

39

Untersuchung der Gründe fur die Aechtheit und Glaubwürdigkeit der schriftlichen Urkunden des Christenthums. 5 Thle. Hamburg. 1797–1800. Почти в одно время с ним появилось введение в книги Нового Завета Г. Ф. Гризингера (G. F. Griesinger) 1799.

40

Einleitung in die Schriften d. N. Т. 2-е изд. 1821. 3-е 1826. 4-е 1847.

41

Труд другого католического богослова Андр. Бенед. Фейльмозера (Feilmoser) Einleitung in die Bücher d. N. B. Snasbr. 1810. 8. в переработанном втором издании Tübing. 1830. имеет также важное богословское достоинство.

42

Handbuch der Einleitung in d. Schriften des N. T. 2 Thle. Erlang 1794– 1802. 3 Thle. 1802–1809. Его учебник введения в Новый Завет издан в Эрлангене 1802. 8.

43

Historish-kritische Einleitung ins N. Т. Giessen 1804–1805. 2 Thle. Сочинение это примыкает к школе Землера, между тем как критика Гейнлейна отличается сдержанностью.

44

Historisch–kritische Einleitung in sämmtliche kanonische und apokryphische Schriften des. A. und N.T. Bang. 1811–1819. 6 Thle.

45

Lehrbuch d. historisch-kritischen Einleitung in die kanonischen Bücher, des Neuen Testaments von W. ML L de Wette. Berlin. 1826. (как вторая часть его введения в Библию вообще; первая часть появилась в свет 1817. 2-е изд. 1830. 3-е 1834. 4-е 1842. 5-е 1848).

46

Второе издание 1830 г. было несколько умереннее, а новейшие попытки Тюбингенской школы сделали его представителем среднего направления.

47

Beiträge zur historisch-kritisch. Einleitung. Halle. 1828. Продолжение их в первом выпуске Halle 1831. Точно также: Nachweis der Aechtheit sämmtlicher Schriften des N. Т. для читателей всех сословий Г. Ольсгаузена (Hamb. 1832) обязано своим появлением сочинению de Wette.

48

Isagoge historico–сritiса in libros Novi Foederis sacros. Ien. 1830. 8.

49

Geschichte der Einleitung in d. N. T. und Geschichte der Entstehung der neutestamentl. Schriften. Halle 1836. 8.

50

§1 начинается так: Новый Завет должен быть собранием апостольских писаний.

51

Подкрепленный дерзкими критическими выходками Штраусса, Креднер в последствии самым ненаучным образом популяризировал результаты своих исследований, как будто они стояли выше всякого сомнения (Credner Das N. Т. nach Zweck, Ursprung, Inhalt, für denkende Leser der Bibel. 2 Thle. Giess. 1841–43. mit neuem Titel 1847).

52

Сочинение Густава Шиллинга (G. Schilling Populäre Einleitung in die sämmtlichen Schriften des N. T. Für den gebildeten Christen jedes Standes and jeder Confession. Reutling. 1840), не заслуживает особенного внимания.

53

Lehrbuch der historisch-kritischen Einleitung in d. N. T. mit Belegen aus der Quellenschriften und Citaten aus der älteren und neueren Literatur. Leipzig. 1840.

54

Leipzig. 1843. 2 aufl. Leipzig. 1854. 3-е Leipzig. 1868.

55

Einleitung in d. N. T. mit Vorwort von F. Lücke herausg. von G. Wolde Berl. 1845.

56

Einleitung in d. heil. Schriften d. A und N. T. Cöln. 1845 и след. 4 Thl.

57

Einleitung in die canon. B.B des N. Regensburg. 1852.

58

Einleitung in N. T. herausg. von I. F. Вleek Berl. 1862. 2-е изд. 1866.

59

Geschichte d. heil Schriften N. T. Halle 1842 2-е изд. Braunschw. 1852. 3-е 1859. 4-e 1864.

60

Но если сочинение это в своих выводах, особенно относительно первоначальной истории Нового Завета, допускает существенно важный погрешности и идет инде ложным путем, если оно раздробляет Новый Завет на части, опуская из вида целое, и представляет его в духе известной школы, – виною этого не прекрасный метод Реусса, но критический предрассудок, с которым этот метод прилагается к делу, и односторонне историческая мысль.


Вам может быть интересно:

1. Обозрение пророческих книг Ветхого Завета – Глава 6. Книга Пророка Иезекииля Алексей Никитич Хергозерский

2. Отдел второй. Писание святых отцов. Толкования Священного Писания протоиерей Александр Горский

3. Историческое обозрение священных книг Нового Завета протоиерей Василий Рождественский

4. Греческие списки Завещания Соломона Василий Михайлович Истрин

5. Столетие из истории толкования Библии у нас в России епископ Михаил (Лузин)

6. Книга пророка Амоса – Глава 9 профессор Павел Александрович Юнгеров

7. Книга пророка Иеремии – Глава 43 преподобный Ефрем Сирин

8. Толкование на пророка Иеремию – Глава ХLIХ святитель Иоанн Златоуст

9. Пророческие книги Ветхого Завета в русском переводе с еврейского профессор Аким Алексеевич Олесницкий

10. Первая глава книги пророка Иезекииля профессор Михаил Николаевич Скабалланович

Комментарии для сайта Cackle