архиепископ Никифор (Феотокис)

Окружное послание старообрядцам

Всем именующим себя староверами, в Словенской и Херсонской епархии обитающим, благодати небесной и просвещения к познанию истины от Господа и Спаса нашего желаем. Рассматривая овец милосердием Божиим вверенного мне стада и по должности моей рассуждая о спасении их, вижу, что и ины овцы имам, яже не суть от двора сего, и яко и тыя ми подобает привести; и глас мой услышат, и будет, по словеси Христову, едино стадо, и един пастырь (Ин. 10:16). А что вы, именующие себя староверами, те овцы есть, которые от сего двора отлучились, известно есть и нет никакого сомнения. Но каким образом вас привести? Как в стадо паки обратить? Как склонить возмогу к тому, дабы вы мой глас услышали и более многих стад не составляли, но было бы едино истинное стадо, пасущееся на Божественной и православной пажити, пресыщающееся небесною пищею и пиющее чистое питие благочестия?

Никтоже не может приити ко Мне, рече Господь, аще не отец пославый Мя привлечет его (Ин. 6:44). Убо и вы не можете приити к свету Православия, аще благодать Божия вас не привлечет. Сего ради преклоняю колена моя ко Отцу Господа нашего Иисуса Христа (Еф. 3:14), с сокрушением сердца и многими слезами моля Его милосердие, дабы послал вам благодать Свою просвещающую и Духа привлекающего, чтобы вы мой пастырский глас и отеческое увещание услышали.

Я вижу в вас то, что апостол Павел о евреях сказал: свидетельствую бо им, яко ревность Божию имут, но не по разуму (Рим. 10:2). Евреи по ревности отвергли веру в Господа нашего Иисуса Христа, да и сам апостол Павел по ревности гнал верующих во Христа (Гал. 1:13–14); вы [же] по ревности удаляетесь Православной Христовой Церкви и православных христиан чуждаетесь. Они, мняще веру во Христа противну быти закону Моисееву, соблазнялись; вы, думая, что Церковь Российская переменила апостольские и отеческие предания, смущены и расточены стали. Но как ревность у евреев была не по разуму, так и ваша ревность истинного знания непричастна.

Я рода греческого, в Греции рожден, воспитан и священства удостоен; святейших патриархов, как то Константинопольского и Иерусалимского, и разных из первейших греческих архиереев видел и чрез многое время имел с ними обращение; с преосвященными Иверскими, с многими христианами аравлянами, далматами и булгарами о их церковном чине речь имел; с начальными иноками горы Афонской и горы Синайской, кои с великим тщанием и самые церковные обряды наблюдают, многажды разговаривал; в Валахии и Молдавии пребывая, многие книги древле читал. И сего ради свидетельствую вам пред Богом и Господом нашим Иисусом Христом, что ни в догматах, ни в Таинствах, ни в священных обрядах, ни в Божественном служении, ни в церковных канонах, ни в отеческих преданиях, ни в книгах церковных, ниже в учении нравственном есть какое-либо церковное различие между всеми вышеупомянутыми и россиянами, но совершенное и исправное согласие даже до иоты и точки. А все суть едино духовное тело: един Господь, едина вера, едино крещение (Еф. 4:5). Все между ними согласное и сходное, без всякой разности, так что даже удивлялся я многажды величеству промысла Божия, рассуждая, что хотя толикая разность языков, толикая отменность племен и народов православных, столь великое между ними расстояние, – однако все православные согласно и единодушно, одним и тем же образом Богу поклоняются и слово веры исповедуют. И токмо одни от всех православных разнитесь в заповедях церковных так, что даже и сами между собою имеете зело важные церковные разногласия.

Я, с немалым прилежанием исследовав, кто был первый сеятель сего раздора, кто первый отлучил вас и отторгнул от святейшей нашей общей Матери Апостольской и Православной Церкви, сыскал в соборе Киевском, что он был некто Мартин, образом монах, а родом и ересью армянин, который многие места прошел, в том числе и Рим, где, по-видимому, вкусил нечистоты и папских заблуждений. Наконец, около лета Господня 1150-го в Россию пришел и объявил себя греком православным, а притом Константинопольскому патриарху сродником. Он не токмо по разным местам насеял свои еретические догматы, но издал и книгу, которую наименовал «Истина», содержащую в себе разные ереси и суеверия, например: что едино есть во Христе естество; что тело Его с небес снизошло; что тремя перстами, то есть двумя последними и первым, креститься надлежит; дважды после псалмов должно петь «Аллилуия»; ходить надлежит посолонь в процессиях; что не должно знаменовать просфоры знамением креста; не должно почитать четвероконечного креста – и иные двадесять ересей. Но когда позван был от православных архиереев, собравшихся в Киеве, и допрошен, то все свои написанные ереси изъяснил и притом признался, что он не грек, ни православный, ни патриарший сродник, но родом и ересью армянин, и с клятвою обещал всего отрещися, кроме Армянской ереси, в которой он рожден и воспитан был. Того ради помянутые архиереи отправили его в Константинополь, к патриарху Константинопольскому Луке Хризовергу, во времена которого, то есть в 1166 году, по повелению императора Мануила Комнина собравшийся собор судил за достойно оного Мартина огню предати. О сем синоде пишет Иоанн Киннам в 6–1 книге Истории и Никита Хониат в 7-й книге Истории императора Мануила Комнина, а рукописные деяния оного собора даже до сих пор находятся в Риме в Ватиканской библиотеке, почерком преизрядным начертанные и собственноручным подписанием епископов утвержденные, как свидетельствует очевидный свидетель Аллатий в своей книге, нарицаемой «Беспрерывное Восточной и Западной Церкви согласие». После сего льстеца были еще в Сибири в 1660 году ваши главные три учителя раскольнические, их же имена: Иосиф Астомен, армянин же, Иаков Лепихин и лжемонах Авраам Венгерский, родом жидовин, из коих первый и последний между прочими нелепостями противу естества и разума учили страшный и Богу прегнусный грех делать, то есть учили ужасному и богоненавистному самого себя сожиганию. Из сего следует, что вы, будучи таких учителей учениками, не можете быть единодушны и согласны в вашем благочестии и обрядах, но противны и разногласны, подобно как строители столпа Вавилонского, составляющие разные толки. Напротив того, православные христиане по Спасителе нашем и апостолах имеют у себя наставников и учителей, мужей апостольских, ученейших и святейших, каковы суть: великий Афанасий, небоявленный Василий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст и прочие, – учением и святостью сим подобные и от вас самих почитаемые, и суть все между собою согласны и единодушны, едино и тожде о благочестии помышляя и церковного раздора никакого не имея.

Между тем и то рассуждаю, что в самом начале первого Спасительного века православные христиане всегда имели училища, учителей, наставников и толкователей Писания и других мужей ученых, что особливо явствует из школы Катехической Александрийской, в которой процветали мужи преславные, как то: апостольский (муж) Пантен, Климент Александрийский и прочие. Ибо знали христиане, коль велика состоит нужда в науке, чтобы проповедовать веру, побеждать язычников и нечестивых, сопротивляться обаяющим еретическим доводам, ведая, что и Сам Господь Бог наш проповедников Своей святейшей христианской веры в день Пятидесятницы, через излияние благодати Духа Святого, благоволил украсить и укрепить дарованием премудрости, и слыша божественного Павла, повелевающего сугубой чести сподоблять пресвитеров, паче же труждающихся в слове и учении (1Тим. 5:17), и говорящего, что Священное Писание может умудрить во спасение (2Тим. 3:15). Сего ради толикое было между христианами множество ученых мужей, что римский император Юлиан Отступник, будучи тронут завистью, запретил христианам не только иметь училища, но ниже приходить в оные. Почему святой Григорий Богослов, рассуждая о вреде, могущем оттуда Церкви последовать, в обличительной своей речи на сего царя лукавную оную пронырливость и хитрую вероломность сильно укорил.

Вы же не имеете ни училищ, ни книг, ни учителей, ни мужей ученых и искусных; следовательно, не ведаете свойственного толка Писаний, силы закона Божия, догматов и истинного богословия, правил Вселенских и Поместных Соборов, установлений святых отцов, толков разных еретиков, церковных историй и всего того, что просветить может человека к различению истинного благочестия от несправедливого иноверия. Напротив того, православные христиане во всех вышеописанных как с самого начала, так и ныне преизобилуют.

К сему прибавить можно и то, что вы не имеете ни церкви, разве какой неизвестной и потаенной; ни священника, кроме какого-либо вероломного отступника, который или по бесконечной своей злости, или отлученный за злодеяния, бежавши от Православной Церкви, сыскал у вас прибежище; ниже святого мира, разве частичку украденного, по большей части сомнительного и за великие деньги вами купленного; ниже архиерейского благословения, ни проповедования слова Божия; но всех сих духовных даров и благодати остаетесь лишены. И вы имеете глад не в хлебе, но в слове Божием, по словам пророка Амоса (Ам. 8:11). Православные же христиане не токмо бесчисленные, преукрашенные и великолепнейшие церкви имеют, но и все степени священства, весь монашеский чин, всех Таинств священнослужения, всякой благодати и Божественных даров преизобильное подаяние, Слово же Божие беспрерывно у них чтется, и слышится, и проповедуется.

Отсюда явствует:

1. Что сатана, который под видом змия обманул праматерь нашу, тот самый ваших предков под видом ревности обольстил, притом с таким различием, что он праматери сказал: приступи и вкуси плода, и будеши бессмертною (Быт. 3, 3–5); а вашим предкам внушил, чтобы они, желая спастись, не приближались, но бегали бы Церкви Православной. Тот самый, который и во Ангела светла преображается (2Кор. 11, 14), предков ваших от сообщения с православными под видом наблюдения «старой веры» отлучил, подобно как и евреев под видом почтения к закону Моисееву от веры в Господа нашего Иисуса Христа отчуждил.

2. Что, кроме самих дел вопиющих, имеете мое свидетельство, клятвою утвержденное, которое доказывает, что между Российскою и всех православных христиан Церковью нет никакого различия. Из сего сами вы признать можете, что ревность ваша не по разуму.

3. Что такие были учители и наставники вашей секты, которых одно воспоминание приводит в стыд и срам, потому что они были армяне, да евреи, кои, сыскавши простаков – предков ваших, обольстили оных и, от прямого пути отведши, в ров погибели привели, советуя им почитать добродетелями такие дела, какие прежде творили нечестивые язычники, сынов и дочерей своих для благоугождения богам своим сожигавшие.

4. Что истину веры евангельской и предания апостольские одна Православная Церковь проповедует и тщательно соблюдает. Ибо истина едина, а ложь многоразличная быть может. Мы видим, что все православные христиане во всей вселенной едино и то же имеют благочестие и обычай и едино духовное тело, по молению Господа нашего Иисуса Христа: да будут едино, якоже Мы едино есма (Ин. 17:22). А у нас различные суть мнения, несогласия и толки и не только в учении нравственном, но и в самих действиях, к Таинствам относящихся.

5. Что не только не понимаете разума Священного Писания и всего, чему православные христиане веруют и что Церковь святая содержит, но и того не ведаете, чему сами веруете. Ибо кроме преданий и бабьих басней и неких невежд, целое христианское благочестие некиими ничтожными делами составлющих и ограничивающих, более у вас ничего не объясняется и не преподается. Когда все вы должны быть наученными, по евангельской заповеди (Ин. 6,45), то в самом деле нет между вами ни наученного, ни в церковном учении искусного.

6. Наконец, явствует (хотя сие не производит в вас никакого к печали и соболезнованию чувствования, однако во мне, получившем от Бога благоволение вас пасти и души ваши исправлять, рождает несказанную болезнь и сердечные воздыхания, принуждает проливать горькие слезы), что вы, будучи прежде братие наши и сочлены, ныне отторгнуты от нас и отделены. Прежде изобиловали Божественными дарованиями, а ныне удалены от всей Божественной благодати, алчущие слова Божия, жаждущие Таинств, лишенные священства, бедствующие в отпущении грехов и недостаток терпящие в благословении архиерейском. Прежде вы, будучи с нами согласны и братие наши, любовь и почтение от всех имели, а ныне почитаетесь как несогласные и отделенные, и раскольники и отступники презираемы есте. О вас то же самое можно сказать, что Господь о некотором книжнике сказал: не далече еси от Царствия Божия (Мк. 12:34). Ибо когда вы Таинства православных почитаете, к епископам и священникам православным честь имеете, то для чего и к Церкви, где Таинства совершаются, где также и епископы и священники посвящаемы бывают, присоединиться не желаете? Для чего учения пастырского бегаете? Для чего к отцам духовным истинной Православной Церкви приходить не хотите? Едина есть святая, истинная и апостольская Церковь. Она начало свое имеет во святом Сионе. Первый ее основатель – Сын Божий, строители – божественные апостолы, украсители – святые отцы. Она есть истинная и единая невеста Иисуса Христа, чистая и непорочная, такова же и ныне, какова была в самом начале, ибо врата адова не одолеют ей (Мф. 16:18), по непременному Господа нашего изречению. В ней единой, как во святой и духовной сени, все древние правые верования и догматы и все предания апостольские неврежденны и непременны содержаться и сохраняются. В ней, единой Православной Церкви, есть источник спасения вечного и неиссыхающие потоки всех даров Духа Святаго. Сего ради, чадца (глаголю бо вам словами божественного Павла), имиже паки болезную, дондеже вообразится Христос в вас (Гал. 4:19), придите, отеческим и пастырским гласом вас призываю: придите, обратитеся ко Мне, глаголет Господь сил, и обращуся к вам, глаголет Господь сил (Зах. 1:3); приступите к Нему и просветитеся, и лица ваша не постыдятся (Пс. 33:6). Се, отверзаю вам врата церковные, уготовляю святилище, предлагаю Тайны, обещаю духовную благодать и пастырское благословение. Приидите, я имею отверстые обътия, да обниму вас с отеческим сердцем в веселии духа; ожидаю вас – не отлагайте времени обращения под различными видами, ниже начальникам вашим, буде они вас воспрепятствуют, повинуйтеся. Ибо они, о собственных прибытках, пользе и тщетной славе стараясь, не хотят попустить, чтобы вы к свету Православия приступили. Обратитеся без отлагательства к святой Матери нашей Церкви. А я, не косня, после вашего обращения, как сынов возлюбленных восприиму, как уды Христовы облобыжу, прочим православным братиям присоединю, священников вам определю, церкви иметь дозволю; а что еще более, все священники будут вам скоры, чтобы совершать священная, и все церкви вам отверсты, а, наконец, будете от всех православных христиан любимцы и почитаемы, от меня всегда защищаемы и одобряемы, от Бога милосердого возлюблены и его благодатию обогощаемы. Приидите убо, приступите – сей глас смиренного вашего пастыря и архиерея вы должны разуметь не так, как глас человеческий, но как глас всемогущего Бога, которым он вас зовет, как некогда с небес Павла – первее гонителя Церкви, а потом апостола языков – призвав. Сей глас, мною произнесенный, мою исполняет должность, а вами услышанный, дарует вечное спасение. Но как я, если бы такого гласа не произнес, должен бы был Богу Судии в страшный оный день, в который все будем судимы, дать ответ, так и вы должны будете за оное отвечать, когда явимся пред страшный Его Престол. Посему вы сие моего пастырского гласа отеческое призывание слушать должны, а не презирать. Ибо, если вы оное услышите, услышите Бога, по слову Единородного Его Сына: Слушаяй вас, Мене слушает, и отметаяйся вас, Мене отметается, отметаяйся же Мене, отметается Пославшаго Мя (Лк. 10:16).