архиепископ Никифор (Феотокис)

Толкование Воскресных Евангелий
с нравоучительными беседами
Часть 1

 Толкование 3Толкование 4Толкование 5 

Толкование на Евангелие от Иоанна в неделю Расслабленного (Ин.5:1–15)

Была в Иерусалиме купель, около которой было пять притворов, а в оных лежало множество больных. Ибо Ангел Господень на всякое лето сходил в купель и возмущал воду: и кто из больных по возмущении первый влазил в воду, здравым бывал. Господь наш Иисус пришел из Галилеи во Иерусалим на праздник, и нашед на притворе человека расслабленного чрез тридцать осмь лет, вопросил его: хочет ли он здравия? Но больной ответствовал: не имею человека, который бы ввергнул меня в купель; ибо прежде нежели я прииду, другой слазит и, вшед первее в купель, здравым бывает. Тогда же Господь Иисус сказал ему: «востани, возми одр твой, и ходи» (Ин.5:8). И в тот же час расслабленный встает, берет одр на рамена свои, и ходит. Но Иудеи, поелику тот день был день субботы, соблазняются, обвиняют расслабленного. Не имеешь власти, говорят, взять ныне одр. Тот же им ответствует: исцеливый меня повелел, да возьму одр мой. И хотя Иудеи спрашивают о том, кто есть исцеливый? однако расслабленный сего не знал, поелику Иисус, сотворив чудо, уклонился ради множества народа, там находящегося. Потом же незадолго, обрет его в церкви, сказал: «се здрав еси, ктому не согрешай, да не горше ти что будет» (Ин.5:14). Вот сие есть содержание истории нынешнего Евангелия. Просто все здесь кажется и нелюбопрительно; однако смысл заключает высокий и душеспасительный. Почему, если кто усердно приклонит к сему ухо свое, может исцелять благодатию Христовою душевное свое расслабление.

Ин.5:1. Во время оно, взыде Иисус во Иерусалим.

В Кане Галилейской находясь, Господь Иисус сына царедворцева исцелил от смертоносной болезни: когда ж наступил праздник Иудейский, пришел во Иерусалим (Ин.4:47). О празднике сем иные говорят, что была Пятидесятница, а другие Пасху поставляют4. Приходил на таковые праздники Иисус для того, что тогда многое собиралось людей множество, а паче тех, кои были благочестивые и празднолюбные. Почему Он, научая и чудодействуя, многих обращал, да веруют в Него. Ради праздника убо пришел во Иерусалим.

Ин.5:2. Есть же во Иерусалимех овчая купель, яже глаголется еврейски Вифезда, пять притвор имуща.

Во Иерусалиме, повествует, есть купель Овчая, то есть, близ Овчих врат; называлась же купелию Овчею для того, что туда овцы были приносимы, определенные на жертву, и внутренняя их в той омывались5. Врата Овчая, о коих упоминает Неемия, название свое получили от сей Овчей купели. Называлась сия купель на Еврейском диалекте Вифезда, что значит дом милосердия. Около купели было пять притворов; притворами же называются места (или огородки) столпами утвержденные, ибо было два ряда столпов, кровлю поддерживающих.

Ин.5:3. В тех слежаше множество болящих, слепых, хромых, сухих, чающих движения воды.

В тех около купели притворах лежало множество бесчисленное болящих, слепых, хромых, сухих, то есть расслабленных и других, разными болезнями страждущих. Сии все, лежа в притворах, ожидали возмущения в купели водного, да избавятся от своих болезней.

Ин.5:4. Ангел бо Господень на всяко лето схождаше в купель, и возмущаше воду: и иже первее влазяше по возмущении воды, здрав бываше, яцем же недугом одержим бываше.

В некоторое время года, говорит, сходил Ангел в купель, и возмущал воду. Но какое ж то было время? Определенное ли и известное? или неопределенное и одному Богу известное? Во время ли Пятидесятницы, или на праздник Пасхи, или во всякий праздник? Иные6 говорят, будто в день Пятидесятницы сходил Ангел; но из слов расслабленного вероятнее признать надобно, что время было неопределенное. Он говорил: «Господи, человека не имам, да егда возмутится вода, ввержет мя в купель» (Ин.5:7). Если бы время было известное и определенное, бедный и немощный расслабленный, хотя бы по толиком времени, то есть, по тридцати осми летнем, сыскал бы такого человека, который, умилосердясь, бросил бы его в купель. Но неизвестность времени причиняла в нем отчаяние. Сходил же Ангел в купель, да не подумают Иудеи, что та вода по естеству имела врачебную силу, но да веруют, что благодать Божия целит немощных: а воду возмущал для того, да даст знать тамо сущим о своем схождении, чтобы они ввергали больных в купель. Почему ж Ангел, сколько раз ни сходил в купель, исцелял одного только? Могущество Божие есть беспредельно, благодать преизбыточествующа, милосердие неисчерпаемо. Почему, говорю, не все, а один только исцелялся при возмущении Ангельском? Поистине сие неудобоистолковательно, если не коснемся рассуждением таинственного сего действия смысла. В Овчих вратах бывшая купель означала в Церкви таинственную святого крещения купель: омываемые же и очищаемые в той овцы – крещающихся в таинственной купели и от грехов своих омывающихся; схождение Ангельское в купель – сошествие благодати Святого Духа в воду крещения: возмущение в оной воды – стертие глав невидимых змиев, производимое силою Святого Духа. Не вода купели Овчей, но Божественная сила исцеляла плотские недуги. Не простая подобно вода, но благодать Божия в воде крещения целит душевные язвы. Ради пришествия Ангельского купельная вода была целительною: ради нашествия Святого Духа, вода крещения приемлет благодать омовения. В Овчей купели Ангел был служитель телесного врачевания: в духовной купели Владыка всех дарует благодать усыновления. Единого только исцелила Овчая купель, ибо для одного только Иудейского рода был дан закон; бесчисленное множество врачует купель крещения, ибо во все языки изыде вещание: «шедше в мир весь, проповедите Евангелие всей твари. Иже веру имет и крестится, спасен будет: а иже не имет веры, осужден будет» (Мк.16:15–16). Но посмотрим далее.

Ин.5:5. Бе же ту некий человек, тридесять и осмь лет имый в недузе своем.

Какой был тот человек, – то есть, какой фамилии, поколения, имущества, – умолчал Евангелист; видно же, что был бедный и неимущий, может быть, и странник, когда ни прислужника, ни сродника, ни друга не имел, который бы его ввергнул в купель. Время же ясно означил, говоря, что тридцать осмь лет страдал недугом, да и тяжесть болезни страждущего и величество силы Врача познаем.

Ин.5:6. Сего видев Иисус лежаща, и разумев, яко многа лета уже имяше в недузе, глагола ему: хощеши ли цел быти?

Вот истинное благоутробие! вот Божественное милосердие! вот беспредельное человеколюбие! Ниже требует расслабленный, да здрав будет, ниже малейшую просьбу предлагает Иисусу; но Он, видя его на одре лежащего и ведая, яко Бог, многолетний его недуг, в тот же час дарствует ему исцеление. Какое же было предположение вопроса Господня: «хощеши ли здрав быти?» Кто когда спрашивает немощного: хочешь ли себе здравия? Сверх сего Иисус Христос, яко сердцеведец Бог, всесовершенно знал больного хотение. Для чего ж убо спрашивает? Веры от других больных искал Богочеловек; «веруета ли, яко могу сие сотворити» (Мф.9:28). От сего ж расслабленного только желания ищет: «хощеши ли цел быти?» (Ин.5:6) Те не за грехи страдали: «ниже сей согреши, ни родителя его» (Ин.9:3); почему вера во Христа довольна была ко исцелению оных. Сей же за грехи свои страдал: «ктому не согрешай» (Ин.5:14). Почему к исцелению его требовалось содействие его хотения. Сим убо вопросом Своим Господь нам изъявил, что для получения прощения грехов нужно есть и содействие произволения грешащего. Заметь еще, что вопрос Господень вызвал ответ расслабленного, ответ же обнаружил немощь и терпение расслабленного, также и жестокосердие Иудейского народа.

Ин.5:7. Отвеща Ему недужный: ей, Господи, человека не имам, да, егда возмутится вода, ввержет мя в купель: егда же прихожду аз, ин прежде мене слазит.

Не оплакивает своего несчастия, ниже стенает от болезни, как делают малодушные, находясь в болезни, но кротко и великодушно ответствует Владыке Христу: «Господи», говорит, «человека не имам, да, егда возмутится вода, ввержет мя в купель»: в то же время, когда я прихожу к купели, другой предупреждает, и первее меня слазит. Из чего явствует, что сей расслабленный не совсем был недвижим, ибо говорит, «егда я прихожду». Может быть, и ходил он, но с великою трудностию и медленностию, так что всегда другие больные его предускоряли, или сами приходя, или от других приносимые. Удивления же достойно то, что он в этом же месте, в котором толикое множество было людей, чрез тридцать восемь лет не находил себе человека, могущего ему сделать помощь. Сие ясно представляет и тамо сущих жесткость бесчеловечных Иудеев, и жестокое грешникам наказание Божие. Ибо тридцать восемь лет страдал расслабленный за свои грехи. Когда же исполнилось время наказания, тогда

Ин.5:8–9. Глагола ему Иисус: востани, возми одр твой, и ходи. И абие здрав бысть человек: и взем одр свой, и хождаше. Бе же суббота в той день.

Сие приличное Богу повеление ясное доказательство есть власти над человеком, и беспредельного могущества Богочеловека Иисуса. Не призывает, ни молит Бога Отца Своего, так, как творил при воскресении Лазаря, для того единственно, да не подумают сущие с Ним, что Он есть простой человек, так как один из чудотворивших Пророк; но повелевает как Владыка всех и Бог: «Восстани!» И в тот же час восприяли жилы естественную их деятельную силу; жизненный дух, по расположению естественному, отделившись от крови, беспрепятственно прошел во все члены, и весь непорядок устроения телесного восстановился в стройность естественную и порядок. Той же Бог, Который говорил некогда: «да будет свет, да будет твердь, да соберется вода, и бысть тако» (Быт.1:3, 6, 9), – сказал и сие: «востани». Тогда слово «да будет» из не сущего вдруг произвело вся: ныне же слово «востани» исправило весь непорядок и нестройство расслабленного тела. Для большего же о чуде бывшем доказательства, берет расслабленный на рамена одр свой, и ходит. В день субботний сотворил чудо для того, да покажет, что Он есть Господь субботы, и купно да уврачует Иудейские суеверия и безумные их о субботе строгости. Но смотри, коль великая Иудейская злоба! Не могши что сказать о чуде, молчат; на расслабленного же восстают таким образом:

Ин.5:10. Глаголаху же жидове исцелевшему: суббота есть, и не достоит ти взяти одра своего.

Нет сомнения, что закон повелевал: «в день же седьмый, суббота Господу Богу твоему, да не сотвориши всякаго дела в онь» (Исх.20:10); Пророк же Иеремия: «и не носите бремен в день суббот» (Иер.17:22). Но когда бы злоба не помрачала их ума: удивлялись бы сему великому чуду, удивляясь же поверили, что сим единым словом, «востани», никто кроме единого Бога не может укрепить чрез тридцать восемь лет расслабленные члены. Поверили бы, говорю, что Тот, Который покорил телесные расслабленного силы естественным законам, чрез исцеление его расслабления, Тот Самый имел власть нарушить и соблюдение субботы по хотению Своему для исцеления человека, для коего сотворена суббота. Таким убо образом слепотствующие Иудеи говорили расслабленному: «не достоит ти взяти одра». Надобно же знать, что и мы часто, подобясь Иудеям, видя ошибки и погрешности других, осуждаем по лукавству сердца нашего: добродетели же и добрых дел, наподобие слепых, никогда не примечаем, и об них, как немые, нимало не говорим. Расслабленный, однако, с величайшею смелостию ответствуя Иудеям, сказал:

Ин.5:11. Он же отвеща им: Иже мя сотвори цела, Той мне рече: возми одр твой, и ходи.

Не я дерзнул, говорит, сие учинить, но Врач мой, мне сказавший: «возми одр твой, и ходи». Сие же служило величайшим для Иудеев обличением, когда так им ответствовал: Тот, Который имеет такую власть, что одним только словом исцелил мою многолетнюю и неисцелимую болезнь, Тот имеет по справедливости власть нарушить и субботу. Таковый Божественный и всемогущественнейший человек никак бы мне не повелел взять одра моего, если бы ведал, что таковое дело есть грех.

Ин.5:12. Вопросиша же его: кто есть человек, рекий ти: возми одр твой и ходи?

Виждь злость Иудейскую! Расслабленный отвечал им, что исцеливый меня повелел мне сие сделать: и они молчанием проходят исцеление, судят же только о взятии одра. Не говорят: кто есть сотворивый тя здравым, кто есть твой врач? но «кто есть рекий ти: возми одр твой, и ходи?» Оставляют великое и удивления достойное дело, а настоят на мнимое закона нарушение. Хотят чудо утаить, но вывесть на среду кажущееся закона преступление.

Ин.5:13. Исцелевый же не ведяше, кто есть: Иисус бо уклонися, народу сущу на месте.

Не ведал исцелевый расслабленный, кто был Врач его; ибо Иисус Христос скоро, по совершении чудеси, уклонился, то есть, отшел и удалился от множества народа, тамо Его ищущего. Сделал же сие, во-первых, бегая человеческие славы; также, чтобы при Его отсутствии свидетельство расслабленного было достоверным и неоспоримым; еще же, дабы Его присутствие вящей не воспалило во Иудеях зависти, ибо присутствие тех, которым завидуют, воспаляет сердца завидующих: напоследок, чтобы и нам показать пример нелицемерного и совершенного благотворения. Сим примером прямо научает нас Спаситель, вопия: людие, не ожидайте молитв и прошения, когда намереваетесь помощь сделать нуждающимся: но сами вызываясь, произвольно благодетельствуйте, сколько можете благодетельствовать, так как и Я помиловал расслабленного. Не требуйте от облагодетельствованных вами мзды и благодарности; но бегайте тщеславия, мздовоздаяния и платы, как Я уклонился, исцелив расслабленного, совсем будучи незнаемый. Тогда за благодеяние ваше воздаст вам праведный добрых дел воздаятель Бог. Но рассмотрим и другое подобное Иисуса Христа благотворение.

Ин.5:14. Потом же обрете его Иисус в церкви, и рече ему: се здрав еси, ктому не согрешай, да не горше ти что будет.

Потом, – то есть, по излечении, по взятии им одра своего, по вопрошении Иудейском, по ответе расслабленного, – обрел его Иисус в церкви, и паки чрез Божественное Свое наставление благодетельствует ему, говоря: «ктому не согрешай», более грехов не твори. Требует Бог от нас воздержания нашего от греха, которое составляет душевное наше спасение, и сие вменяет в воздаяние за Свои благотворения! Коль великое поистине Божие человеколюбие! Люди требуют мзды благодетельствуя, но Бог вместо мзды ищет душевного только нашего спасения. «Ктому не согрешай», говорит; потом придает и угрожение: «да не горше ти что будет». Смотри, приказывает, исцелившись от расслабления твоего, паки не согрешай, да не будешь наказан жесточае. Из чего мы научаемся, что грех причиною бывает болезни: и ежели Бог по благоутробию Своему, исцелит нас от недуга, мы же паки, исцелившись, устремимся ко грехам, то жесточае тогда наказывает нас.

Ин.5:15. Иде же человек, и поведа Иудеом, яко Иисус есть, Иже мя сотвори цела.

Виждь благоразумие расслабленного. Пришед он ко Иудеям, о взятии одра, чем их соблазнил, ничего совсем не сказал; но токмо объявил имя Того, Кто его исцелил: Иисус, сказал, есть Врач мой; Иисус, исцелив неисцелимую мою болезнь, освободил меня от многолетнего расслабления и соделал целым и здравым.

Беседа о грехе

Единый ли был грех расслабленного, или многие? И ежели один, то какой именно был? Лишнее и бесполезное есть любопытство о том, о чем Божественное Писание совсем умолчало. Сие: «се здрав еси, ктому не согрешай, да горше ти что будет», показывает, что расслабленный тридцать восемь лет страдал за свои грехи. Но что умолчано Евангелистом, какой был его грех: сие не без причины, но чтобы нам дать знать, что не только за сей грех, который делал расслабленный, но и за всякий другой наказывает Бог нераскаянного грешника.

Мы когда рассудим, что ни Ангел, ни человек не мог излечить язву первобытного прародительского греха; когда вникнем, что для очищения от греха нужно было небесное Божественное схождение и воплощение Сына Божия, страдание, крест, кровь и смерть: то ясно увидим, коль великая есть греховная тяжесть. Единая только кровь Сына Божия могла примирить Бога с человеком. Сила и благодать оной бесценной крови, доныне в православном таинстве Евхаристии изливаемые, омывает нас от всякого греха.

Грех есть нарушение закона. Три же вещи встречаются нам при нарушении закона: законодатель, закон и нарушение закона. Чем более вникнешь в каждое из сих, тем паче увидишь, коль великое зло есть грех.

Законодатель есть Тот, Который из не сущего сотворил небо и землю, и море, и вся, иже в них; Который, взяв брение от земли, создал человека, вдунул в лице его дыхание жизни, сотворил его по образу Своему, ввел его в рай сладости, поставил обладателем и господином и царем всея земли, «и покорил вся под нозе его» (Пс.8:7). Той, ради последовавшего прельщения падшего человека и спасения его души, сшел на землю, воплотился от Святого Духа и Марии Девы вочеловечился, страдал яко осужденник, и умер на крестном древе. Законодатель, говорю, есть Тот, Коему служат Ангелы, повинуется тварь, боятся стихии, трепещут беси. Тот есть Законодатель, Который единым мановением соорудил небо и землю, и преисподняя, и вся видимая и невидимая. Законодатель есть праведнейший Судия и сострадательнейший Бог, обещающий хранящим закон Его вечное царствие, а нарушающим нескончаемую муку. Законодателя лице высочайшее, могущество беспредельное, слава неувядающая, честь преславная, власть неограниченная, благость безмерная, правда бесподобная, милосердие нескончаемое, суд неумолимый.

Закон же, который Бог Законодатель дал людям, весь клонится к пользе же человеческой. Он есть светильник и свет. «Светильник ногама моима закон Твой, и свет стезям моим» (Пс.118:105). Яко светильник, просвещает ум твой к доброму житию; и яко свет, руководит тебя ко стези спасения. Смотри же, колико преуспевают и в сем временном мире хранящие закон Божий, и колико бедствуют его презирающие. Кого почитает мир? Воров ли и хищников, или творящих правду и не прикасающихся к чужому стяжанию? Кого почитает мир? Блудников ли и похотливых, или воздержных и трезвых? Кому вверяют имение свое, разбойникам ли, убийцам и лжесвидетелям, или никого не обижающим, добро творящим ближнему своему, и ненавидящим неправды? Кого похваляем, того ли, кто чтит отца и матерь свою, или того, кто презирает и поносит родителей своих? Весь мир, братие, хранящих токмо заповеди Божия почитает, хвалит, полагается на них, верит им и всячески вспомоществует. Преступников же закона ненавидит, не доверяет им и отвращается от них. И так, добро творящие люди в сем мире, как бы залог будущего воздаяния, имеют почтение и доброжелательство человеческое; а после сей временной жизни ожидает их радость неизглаголанная, свет невечерний, небесное царствие, жизнь вечная: «аще ли хощеши внити в живот, соблюди заповеди» (Мф.19:17).

Рассмотрим же далее беспредельное Божие человеколюбие. Он все Свои заповеди включил в едину добродетель, любовь: «исполнение убо закона любы есть» (Рим.13:10). И таким образом соделал закон Свой не только спасительным, но и легким и удобным. Почему и сказал: «иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть» (Мф.11:30). И поистине: какую трудность и тяжесть заключает в себе сия сладчайшая добродетель, любовь? Ради сея ниже труды потребны, ни поты изливаются: восхотел только, – и тот же час возлюбил. Когда же сия Божественной любви отрасль возрастает и вкоренится в сердце твоем; то приносит плоды душе твоей: плод мира, долготерпения, благости и всякую другую добродетель. Посему закон Божий есть полезен в сей жизни, спасителен в будущей, легок и благ в творении, сладок и плодотворителен сердцу. Вот каков есть Законодатель, и каков закон! Рассмотрим же теперь и то, что такое есть нарушение закона.

Преступник есть презритель закона, и называется грешник: и поелику преступление закона касается лица Законодателя, то явствует, что грешник дерзает презирать Бога. Но бедный грешник! ты ли, будучи тварь, дерзаешь на Творца твоего? ты ли восстаешь на Спасителя твоего, на Судию твоего? Если бы был закон тяжек, имел бы извинение в немощи твоей; если бы был вреден, имел бы отговорку в нерадении твоем; но закон есть легок, полезен и спасителен: неизвинителен убо ты и безответен. Праведно убо Бог открывает гнев Свой на беззаконнующих, и столько строго наказывает согрешающих. Отверзаются хляби небесные и потопляется водою вся земля; ниспадает огнь от облаков и поядает пятиградие; десять страшных казней наказуют Египет; Фараон со всем воинством погружается во глубине моря; разверзается земля и поглощает Дафана и Авирона; заражаются проказою Мария, Озия и Гиезий от головы до ног; усыхает рука Озы; падают мертвыми Анания и Сапфира; ослепляется волхв Елим, и другие еще премногие примеры гнева Божия на грешников обретаем в Божественных Писаниях. И доныне видим преступников заповедей Божиих наказуемых, и Пророческое сие слово исполняющееся: «во обличениих о беззаконии наказал еси человека, и истаял еси яко паучину душу его» (Пс.38:12). Иному земля, хотя он ее и удобряет, не дает плода своего; другого же труд, и по многом поте, остается тщетен. Один страждет нестерпимою и многолетнею болезнию; другой умирает смертию нечаянною и скоропостижимою; а иной впадает в ров несчастия бедственнейшего и неутешимого.

Почему ж, возражают некие, видим мы иногда грешников таких, кои не только никакого и не претерпели наказания, но жизнь провождали благополучную и благоденствовали в сем настоящем веке? На сем пункте и великий пророк Иеремия остановился, говоря: «что яко путь нечестивых спеется? Угобзишася вси творящии беззакония?» (Иер.12:1) Но там же он сие вдруг и решил, ответствуя: «близ еси Ты уст их, далече же от утроб их» (Иер.12:2). Чрез уста разумеет внешняя и временная благая, которые Бог от них не отнимает: а чрез утробу – внутренняя и вечная, от коих те за грехи свои далече отстоят. Потом и казнь объясняет, для которой спеются нечестивые: «очисти их в день заколения их» (Иер.12:3). Жестоко также Божественный Апостол осуждает грешника, не о Боге мыслящего, но нерадящего о благости, кротости и долготерпении Божием и неведущего, что сею благостию призывает его Бог на покаяние. Нераскаянне, говорит, – ты ли восстаешь против Бога? «Или о богатстве благости Его и кротости и долготерпении нерадиши, не ведый, яко благость Божия на покаяние тя ведет?» (Рим.2:4) Посему, если никоторые из грешников не наказываются в сем мире: то сие есть знак благости Божией, призывающей их на покаяние. Горе же им, если сердце их ожесточается, и пребывают нераскаянными. Почему сии несчастные собирают тогда весь Божий гнев в страшный день суда. «По жестокости же и нераскаянному сердцу, собираеши себе гнев в день гнева и откровения праведнаго суда Божия» (Рим.2:5). Поелику Бог есть праведнейший и нелицеприятный, то без сомнения равно наказывает всех преступающих повеления Его. А понеже наша жизнь есть не одна, но две, – одна временная, а другая вечная; то посему иных, то есть тех, коих грехи суть легчайшие, наказывает в сей жизни, да видя наказания и устрашась праведного Его гнева и мщения, отвратятся от греха: а иных, то есть, жесточае согрешающих, оставляет ненаказанными, да не сомневаемся, что есть будущая жизнь, и суд и воздаяние, если верим что Бог есть праведен. Убо когда видим иных грешников наказуемых, а иных не только не наказанных, но и благоденствующих: то по необходимости признать убеждаемся, что приидет день, в который ненаказанные грешники восприимут достойное наказание.

Посему, христиане, когда видишь благоденствующим нечестивого и беззаконного человека, не гонись за его счастием, ниже поревнуй ему: «не ревнуй лукавнующим, ниже завиди творящим беззаконие» (Пс.36:1). Почему ж? «Зане яко трава скоро изсшут, и яко зелие злака скоро отпадут» (Пс.36:2). Когда видишь славу и честь грешничу, нимало не удивляйся; «яко грешницы погибнут, врази же Господни, купно прославитися им и вознестися, исчезающе яко дым изчезоша» (Пс.36:19–20). Когда видишь нечестивого возвышающегося яко кедры Ливанские, не соблазняйся: ибо, «мимо идох», свидетельствует Пророк, «и се не бе, и взысках его, и не обретеся место его» (Пс.36:35–36). Когда видишь преступника ненаказанного, нимало не малодушествуй; ибо хранится он в день суда: «хранится нечестивый на день зол» (Притч.16:9) Если же ты сам грешник, и никакого от Бога не получаешь наказания; знай, что сие есть благость Божия и кротость и долготерпение, тебя призывающее; прииди, вопиет тебе: – покайся. Если же сердце твое пребывает каменно и нераскаянно, – горе тебе: «собираеши гнев в день гнева и откровения праведнаго суда Божия»! (Рим.2:5) Если пребываешь в беззаконии, и вместо наказания получаешь счастие, – горе тебе: ибо готовишься в день заколения, «хранишься на день зол». За нераскаяние твое Бог тебя оставляет, и никогда не наказывает тебя наказанием временным, но приуготовляет тебе вечную казнь.

Братие! наказание за грех есть неизбежное. Если не наказываемся временно, накажемся со временем вечно. Поелику же грех отовсюду нас окружает: где бы кто ни был, куда б ни обратил очей своих, везде искушения и сети и бедствие греховное. «Помышление бо наше прилежит прилежно на злая от юности нашея» (Быт.8:21): так что ж нам остается делать? Дерзайте, не отчаивайтесь. Имеем великое убежище, имеем подкрепление и довольную надежду на беспредельное Божие благоутробие к раскаивающимся. Через покаяние и исповедание не только избежим временного наказания, но и совершенное получим грехов оставление. «Беззаконие мое познах», говорит Пророк, «и греха моего не покрых: рех, исповем на мя беззаконие мое Господеви, и Ты оставил еси нечестие сердца моего» (Пс.31:5).

* * *

4

Златоуст, Кир. Алек. на Иоан., Ирин. Лугд. 2, глава 39.

5

Аммон., Феод. Мопс. в бесед. Неем.3:1, 12:39.

6

Алек. Кир. 3, 207, 4 и Аммон. в бесед.


 Толкование 3Толкование 4Толкование 5 


Источник: Никифор Феотокис. Толкование Воскресных Евангелий с нравоучительными беседами. Ч. 1. Пер. в Казан. Духовн. Академ. — М: Синодальная типография, 1890 г

Требуется программист