Библиотеке требуются волонтёры

преподобный Никодим Святогорец (Калливурцзис)

Песнь 3. Ирмос:

Жезл во образ тайны приемлется, прозябением бо предразсуждает священника: неплодящей же прежде церкви, ныне процвете древо креста в державу и утверждение.

Толкование

Историю, составляющую содержание настоящего ирмоса, песнопевец заимствовал из 17 главы книги Числ. В ней повествуется, что после того как расступилась земля и поглотила Дафана и Авирона и бывших с Кореем, потому что они восстали против Моисея и Аарона, Бог повелел Моисею, и Моисей взял двенадцать жезлов, по одному жезлу от каждого колена Израилева, и положил их в скинию свидения; а утром, вошедши в скинию, о, чудо! – нашел, что один только жезл Аарона и всего колена Левиина произрастил цветы и орехи (миндальные). Сию-то историю сообщая в ирмосе этом, священный песнопевец и говорит, что оный жезл Ааронов, который чудесным прозябением орехов показал, что Бог из всех других одиннадцати колен предразсуждает священника, т. е. предпочитает священника Божия или архиерея (священство здесь разумеется в более широком смысле, с распространением его и на архиерейство), Аарона и одно только колено Левиино и никакое другое, почему и впредь чтобы никто не осмеливался противиться такому суду и предпочтению Божию: жезл, говорю, оный приемлется в прообраз креста; ибо и крест воистину есть и называется жезлом, по слову Писания: «жезл силы послет Ти Господь» (Псал. 109, 2) и: «жезл Твой и палица Твоя, та мя утешиста» (Псал. 22, 4). поелику, как говорит Птохопродром, что иное сильнее, или что утешительнее, успокоительнее креста? Конечно, ничто.

Последнее изречение Псалтири некоторые понимают иначе, имея в виду толковника ее Евфимия Зигабена. Они говорят, что под двумя этими словами: жезл и палица здесь разумеется два дерева, из которых слагается крест. И именно, палица (палка), с помощью которой мы, падшие в заблуждение и грех, восстаем снова, обозначает прямое дерево креста, ибо все носящие палку для опоры, опираются на нее, естественно, нося ее в прямом положении. А жезл, которым Христос поражал демонов и ниспровергал их, означает поперечное древо креста, ибо естественно, когда ударяют кого-нибудь, ставят жезл в поперечное положение и поражают им.

Вслед за тем песнопевец говорит, что как тот жезл Ааронов, будучи сухим, бесплодным и лишенным влажности, произрастил плод – орехи, так и теперь в церкви языческой, прежде бесплодной и нерождавшей, процвело древо креста и произрастило плод жизни, т. е. повешенного на нем Спасителя Христа. Посему оно сделалось для Церкви державою и утверждением посредством такого чуда. Поэтому же и блаженный Августин прекрасно назвал крест чертогом раждающей. Рождающая есть Церковь, чертог же брачный – крест. – Ибо посредством креста Церковь обручилась распятому Христу и чрез истекшую из ребра Его кровь и воду, она, прежде бесплодная, родила много детей и сделалась матерью многочадною и вместе доброчадною, рождая водою крещения, и питая рожденных телом и кровию Господа. Усматривай же мудрость песнопевца. Так как третья песнь есть произведение бесплодной Анны, родившей пророка Самуила: то по сему и он выше наименовал бесплодною церковь, прообразом которой была Анна. прежде бесплодная, а впоследствии соделавшаяся многочадною. И опять, поелику Анна сказала: «Утвердися сердце мое в Господе» (I Цар. 2, 1): то посему и он (песнопевец) сказал: в державу и утверждение; и этим окончил ирмос.

Но почему жезл Ааронов произрастил орехи? Во-первых, потому, что как орех снаружи является жестким и твердым, а внутри имеет нечто съедобное, так и священник снаружи должен быть воздержным и твердым, а изнутри, в сердце – обладать добродетелями, по толкованию Григория Нисского. Во-вторых, потому, что как семя, орех в себе самом имеет начало и конец: начало, конец, плод, так и священник должен иметь совершенную добродетель в себе самом, согласно учению Филона.

Но и жезл креста, как бы орех, произрастил пригвожденного к нему Христа. Ибо ореховое дерево знаменует бодрствование. Поэтому, когда Иеремия сказал, что видит палку ореховую, то Бог ответил ему: «благо видел еси: понеже бдех Аз над словесы Моими, еже сотворити я» (Иер. 1, 12). Итак, подобно тому, как кто-либо спит и потом просыпается, так и Владыка Христос, уснув на кресте, опять проснулся чрез воскресение. Отсюда Кирилл Александрийский сказал: «воскресение Христа из мертвых было как бы пробуждением от сна». По Еврейскому тексту жезл Ааронов произрастил миндали, которые тоже производят бессонницу, по толкованию Прокопия; поэтому, когда под подушку спящего кладут миндальную ветку, она прерывает сон его.

Тропологический смысл этого ирмоса применим и к тебе, возлюбленный. Ибо, если и ты подвизаешься деятельностью приобрести внешние и телесные добродетели: посты, бодрствования, коленопреклонения, стояния на молитве и прочее; а в то же время подвизаешься и чрез умозрение приобрести внутренние и душевные добродетели, каковы: смирение, любовь, радость, кротость и прочие; то знай, что и ты будешь ореховым жезлом и произрастишь плоды, т.е. принесешь пользу себе самому столь великую, что окажешься не только орехом, но и целым ореховым садом; и Сам Владыка Христос, мысленный жених душ, возжелает твоей красоты и захочет сойти в сад, по слову Песни Песней: «в вертоград орехов снидох видети в плодех потока» (Песн. 6, 11). Что я говорю? Ты, брат, принесешь пользу не только себе самому, деянием и умозрением (практикой и теорией), но и всей Церкви Христовой и весьма умножишь число чад ее своим учением и добрым примером, как и патриарх Иаков своим ореховым жезлом умножил свое стадо, согласно написанному: «взя же себе Иаков жезл орехов зеленый и острога: являшеся же на жезле белое, еже острога, пестро. И зачинаху овцы при жезле, и рождаху овцы беловатыя и пестрыя и пепеловидныя пестрыя» (Быт. 30, 37,39).

Одним словом, ты будешь и ореховым жезлом и палкою. Как жезл, будешь поражать бесчинных и непокорных, чтобы они жили благочинно и в повиновении заповедям Божиим. а как палка (посох), ты будешь поддерживать немощных и ленивых; и таким образом на тебе исполнится и вышеупомянутое псаломское изречение: «жезл Твой и палица Твоя, та мя утешиста» (Псал. 22, 4).

Тропарь 1

Яко испусти ударяем воду краесекомый непокоривым людем и жестокосердым, богозванныя проявляше церкве таинство, еяже крест держава и утверждение.

Толкование

Из 17 главы книги Исхода или 20 главы книги Числ заимствовал божественный песнопевец чудо, которое совершил Моисей, ударив о скалу жезлом своим и изведши воду из нее, когда народ жаждал (в пустыне). Это событие песнопевец вводит в содержание тропаря сего и применяет ко кресту, говоря, что оная скала, краесекомая и ударяемая, после того, как поражена была жезлом Моисеевым, испусти, т. е. произвела воду: ради кого и для чего? – ради непокорного и жестокосердого народа Еврейского, который почувствовал жажду на пути и роптал на Моисея. Краесекомая оная скала, как источившая воду, прообразовала тайну нашей христианской Церкви из язычников, которую так называл не человек, не ходатай, не ангел, но Сам Господь наш Иисус Христос, Сын Божий, по свидетельству Исаии (Ис. 63, 9), соединив ее по ипостаси с Собою, как невесту, соделавшись Женихом ее.

Где же именуется оная скала краесекомою (утесистой)? – Во Второзаконии; ибо там Моисей говорит к неблагодарным Евреям: да не «вознесешися сердцем твоим, и забудеши Господа Бога... изведшаго тебе из камене несекома источник водный» (Второз. 8, 14,15). Также и в книге Премудрости Соломона написано: «возжадаша» (Израильтяне) «и призваша Тебе, и дана бысть им вода от камене несекомаго, и исцеление жажды от камене жестока» (Прем. 11, 4). Слово acro-tomoV (краесекомый) объясняется многоразлично: или обозначает твердую и усеченную с вершины горы скалу; или, по мнению других, значит ударенную жезлом Моисея и усеченную с краю, или же указывает, что оная скала была настолько тверда, что не могла быть усечена ни малейшею частицею с вершины ее. И как скала эта, будучи прежде бесплодною, сухою и лишенною влажности, впоследствии, при помощи жезла Моисеева, извлекла воду, и из нее потекли воды, как реки, согласно сказанному священным псалмопевцем Давидом (Псал. 77, 20): так и Церковь из язычников, хотя прежде была твердою, каменистою и совершенно сухою, как лишенная закона, Священных писаний, знания и благодати Божией, впоследствии с помощью жезла Христова, т. е. честного и животворящего креста, источила целые моря духовных таин и целые реки небесных догматов и учений, которыми напаяет и досыта питает не народ жестокосердый и непокорный, каковым был Еврейский, но народ мягкий, народ благопокорливый и благоразумный, каков богозванный народ христианский. Поэтому-то и крест признается державою и утверждением этой Церкви, что составляет характеристическое изречение третьей песни, как выше было сказано12.

Поэтому и Златоуст скалу оную объясняет как прообраз Христа, а жезл, дважды ударивший скалу, как крест. Он так говорит: «видимое было скала, а подразумеваемое Христос. Апостол Павел также толкует, что та скала была прообразом Христа: "пияху бо, – говорит, – от духовнаго последующаго камене: камень же бе Христос» (I Кор. 10, 4). Камень был прообразом Владыки (Христа), а жезл – прообразом креста. И эта история означает силу креста. Моисей ударил скалу однажды и дважды. Итак, если бы чудо было только делом Божиим и без отношения к тайне креста, то было бы достаточно и одного удара, одного мановения, одного слова; но дабы показать, что здесь указуется благодать креста и что Христос не иначе как чрез крест источает благодеяние, Моисей ударил однажды и дважды, не одним и тем же способом, а образуя крест. Для чего однажды и дважды? – чтобы и неодушевленная природа оказала уважение знамению креста» (в Слове Честному Кресту, коего начало: «Добро нам и премудро», том 5).

Применим сей тропарь и к тебе, возлюбленный читатель, в тропологическом и нравственном смысле. Ибо и твое собственное сердце сделалось, под влиянием страстей и грехов, жестоко и нечувствительно, как скала или камень, почему и называется оно в Св. Писании окамененным. «Еще окаменено сердце ваше, – сказано, – имате" (Марк. 8, 17) И ты стал жестокосердым, как некогда Еврейский народ, о котором сказал Иезекииль: «весь дом Израилев непокориви суть и жестокосерди» (Иезек. 3, 7). Страсти, будучи сами жестоки по словам св. Исаака (Сирина), ожесточают естественно и сердце; а жестокосердый, по свидетельству Приточника, «не усрящет благих» (Притч. 17, 19). Итак, если и ты, брат, страшишься угроз и мучений, которые Бог в Св. писании указывает, чтобы наказать грешников и жестокосердых, то пойми, что этот самый страх угроз вследствие частых размышлений о них будет ударять в сердце, как оный Моисейский жезл поразил скалу. От такого удара сокрушено будет твое сердце и потекут из него каплющие от сердца слезы, которыми упиваясь и питаясь ты будешь веселиться духовною и неизреченною радостью, так что и сам воспоешь изречение Давида: «напоил еси» меня «вином умиления» (Псал. 59, 5).

Тропарь 2

Ребром пречистым, копием прободенным, вода с кровию истече, обновляющая завет, и омывательная греха: верных бо крест похвала и царей держава и утверждение.

Толкование

После того как в предыдущих двух тропарях св. Косма упомянул о двух событиях Ветхого Завета и применил их к празднику креста, теперь, для сего третьего тропаря, избирает событие из Евангельской истории. И как зодчие, когда строят какую-нибудь стену, вкладывают среди деревьев и железа, так называемые связи, пояса и узлы, чтобы они скрепляли стену и делали ее тверже, ибо опасаются, как бы одни кирпичи или камни не развалились и не упали: так поступает и этот песнописец, новыми историями Евангелия стягивает и скрепляет истории Ветхого Завета. Итак, он говорит, что когда пречистое ребро Владыки Христа было прободено копием воина, тогда тотчас вышла из него вода и кровь, как пишет Евангелист Иоанн: «един от воин копием ребра Его прободе, и абие изыде кровь и вода» (Иоан. 19, 34); – кровь для доказательства того, что Распятый был человек, ибо человеку свойственно испускать кровь, а вода для доказательства того, что Он был и выше человека как говорит Григорий Богослов в слове на Пасху13. И хотя тогда Господь по естеству был мертв, однако выше естества вышли те две стихии (вода и кровь), каждая в отдельности, по словам Вриенния, не холодные, а теплые, из чистого ребра Его, ибо и оно было соединено с животворящею ипостасью Бога Слова. Эти же два, т. е. кровь и вода, произвели два великие последствия. Во-первых, они обновили, т. е. утвердили и укрепили Новый Завет Евангелия, как истинный и действительный. Сия бо есть, говорит святой Матфей, «кровь Моя новаго завета» (Матф. 26, 28); и Лука: "сия чаша, – говорит, – новый завет Моею кровию» (Лк. 22, 20). Во-вторых, они служили очистительным средством праотеческого и добровольного греха людей: «сия бо есть, – говорит, – кровь Моя, яже за вас изливаема во оставление грехов» (Матф. 26, 28). поелику же вода, истекшая из ребра Господня, означала таинство крещения, а кровь таинство Божественной евхаристии, и оба эти таинства омывают или очищают людей от грехов: то посему и песнопевец назвал их выше (в тропаре) средствами спасающими и очищающими от греха. А что далее говорит песнопевец, именно что крест есть похвала христиан, верующих во Христа, ко кресту пригвожденного, держава и утверждение православных царей, то сказал он, полагаю, для того, чтобы показать, что настоящая песнь есть третья, характеристическую черту которой составляют эти изречения. Он употребил в ней слова: похвала», ибо по Св. Писанию: «о сем да хвалится хваляйся, еже разумети и знати Господа» (I Цар. 2, 10) , и – “утверждение” – ибо «утвердися», сказано, «сердце мое в Господе» (I Цар. 2, 1). Крест есть похвала христиан, следующих Павлу, сказавшему: «мне же да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа: имже мне мир распяся, и аз миру» (Гал. 6, 14).

Кто-либо спросит: почему, как Ветхий. так и Новый Завет освящены кровию? Вопрос этот разрешает одним глубокомысленным ответом прошедший надземное пространство и восходивший на небеса апостол Павел. – Он говорит: «завет бо в мертвых известен есть, понеже ничесоже может, егда жив есть завещаваяй» (Евр. 9, 17). Итак, поелику кровь есть знамение смерти, посему кровию, означающею смерть, освятился или получил начало утверждения, по толкованию Феофилакта, не только Новый Завет, как мы сказали, но и Ветхий. «Реченней бо бывшей, – говорит тот же Павел, – всякой заповеди по закону от Моисеа всем людем, прием кровь покропи, глаголя: сия кровь завета, егоже завеща к нам Бог »(Евр. 9, 19–20; сн. Исх. 24,8).

Какую же полезную себе мысль можешь, возлюбленный, извлечь из сего тропаря? Следующую. Если кровь Владыки нашего Иисуса Христа спасительна от греха, то есть очищает человека от греха, то почему ты, брат, не стараешься постоянно причащаться, чтобы получить отпущение простительных грехов твоих? Неужели ты не знаешь, что чем чаще причащаешься этой святой крови, тем чаще причащаешься самой жизни? «Ядый Мою», говорит сладкий Иисус, «плоть и пияй Мою кровь имать живот вечный» (Иоан. 6, 54). И, наоборот, разве не знаешь, что чем более медлишь и не причащаешься этой животворящей крови, тем более удаляешься от жизни? "Аще, – говорит Сам Господь, – не снесте плоти Сына человеческого, ни пиете крови Его, живота не имате в себе» (Иоан. 6, 53).

И если, по свидетельству Иова, орлы жаждут пить так много крови, что не насыщаются пия ее, потому что от крови получают они жизнь и глаза их очищаются, видят дальше, по мнению естествоиспытателей: «издалеча очи его» (орла) «наблюдают: птичищи же его валяются в крови» (Иов. 39, 29, 30); если, говорю, орлы так сильно жаждут пить мертвую и тленную кровь, чтобы оживотворяться, то почему ты, брат, не желаешь пить бессмертную и нетленную кровь Господню, чтобы душа твоя оживотворялась, чтобы просветлело сердце твое, чтобы ум твой освящался, чтобы ты получил очищение своих простительных грехов? Ибо кровь Иисуса Христа, говорит возлюбленный Иоанн, «очищает нас от всякаго греха» (I Иоан. 1, 7). Если желаешь, брат, оправдаться кровию сею, то получишь желаемое по словам Павла: «оправдани бывше ныне кровию Его» (Христа) (Рим. 5, 9). Если хочешь освятиться кровию Христа, приобретешь и это по его же слову: «темже и Иисус, да освятит людей Своею кровию, вне врат пострадати изволил» (Евр. 13, 12). Если тебе нужно победить дьявола, победишь тою же кровию, как написано в Апокалипсисе: «и тии» (святые) «победиша его» (дракона) «кровию Агнчею» (Откр. 12, 11).

Наконец, если ты, возлюбленный читатель, желаешь получить вышеуказанные и еще другие неизреченные и непостижимые божественные дары, то постоянно прибегай к пречистым таинствам и причащайся. Однако внимай тому, чтобы причащаться после надлежащего приготовления, т. е. после исповеди, поста по возможности, воздержания, молитвы со вниманием и сокрушением сердца и с чистой совестью, испытывая себя, по наставлению апостола (Павла), чтобы причащение Божественных таинств не к осуждению тебе служило. Соответственно твоему приготовлению дается тебе и благодать таинства причащения. Поэтому два условия ты должен исполнить: приобщаться и постоянно и – достойно насколько возможно без всякого препятствия, определенного священными канонами: «да искушает человек себе и тако от хлеба да яст, и от чаши да пиет» (1Кор. 11, 28).

* * *

12

Феодорит иначе понял эту историю. По его мнению, краесекомая скала есть прообраз Христа, вода же, истекшая из нее, – прообраз крови Христовой. И как Евреи ели манну и пили воду после того, как перешли чрез Чермное море: так и мы, христиане, после крещения, прообразом которого было Чермное (море), причащаемся тела и крови Господа. Заметь, что некоторые предполагают, будто Евреи положили эту скалу на повозку и перевозили с собою по всему пути. Такое предположение произошло из неправильного толкования апостольского изречения: «пияху бо от духовнаго, последующаго камене» (1Кор. 10, 4). Но это неверно; ибо если бы Евреи возили в самом деле ту водоносную скалу, то каким образом они и потом так часто испытывали жажду? Так, например, они жаждали «воды пререкания» (Числ. 20, 13); жаждали перешедши землю Эдома (Числ. 20, 19); жаждали опять, когда роптали на Моисея (Числ. 21, 5); жаждали, когда пришли к колодезю (Числ. 21, 16). Изречение же апостола нужно так понимать: не говорит апостол, что сама оная чувственная скала следовала за Евреями, но духовная и мысленная, т. е. Христос, прообразом которого была она. Так его толкуют: Златоуст, сам Феодорит, Феофилакт и Икумений.

13

Поэтому было бы сообразнее, если бы в этом тропаре было упомянуто сперва о крови, а потом о воде, по порядку слов Евангелия, так: истекла кровь с водою, но песнопевец употребил их без различия, переменив порядок; а может быть и переписчики потом совершили такое перемещение, а не песнопевец. И Зонара, в толковании второго гласа Октоиха, соответственно словам тропаря: «яко в раи насажденное», говорит следующее: «ребро Господне, прободенное копием, испустило кровь и воду, первую по естеству, а последнюю выше естества. Ибо если плоть выпустила кровь, это – не новость, хотя и это ново, потому что не в порядке естества, чтобы из мертвой плоти потекла кровь; а чтобы из раны вылилась вода, это и очень ново. Закон природы позволяет, чтобы из раны вытекла кровь или гной; плоть же Господня прободенная и притом после смерти, испустила кровь и воду, ту и другую не без значения. Вода есть символ божественного крещения, а кровь – питание и очищение верующих, потому что мы питаемся плотию и честною кровию Господа, как Он Сам сказал Своим ученикам, устанавливая таинство: «и дал чашу, сказав: «пийте из нея вси, сия бо есть кровь Моя», и очищаемся его кровию, ибо и закон Моисеев повелевал всем очищаться кровию, как пишет блаженный Павел в послании к Евреям: почти все кровию очищается и без кровоистечения не бывает крещение. Как вожделенное для христиан, заметим и то, что повествует Иосиф Вриенний в первом своем слове на крест. Говорит же он так: «эти поистине страшные тайны, то есть кровь и воду, по наставлению Владычицы мира, приняв в чистый сосуд, отдельно сгустившиеся, Евангелист Иоанн дал Ей для сохранения на память о возлюбленном. После же Ее преставления он, уходя из Иерусалима на проповедь, передал их епископу Иерусалимскому, которым был Иаков, брат Божий. Но не только это он ему передал, а и хитон, сверху донизу тканый, и одежды, и копье и тростник, и губку, и терновый венец; кроме того и синдон и сударь, который был на голове Господа. Одним словом все, что, будучи символом страдания Христа, до нашего времени сохраняется во вселенной, этот остаток как дорогое сокровище оставил нам». Что касается впрочем крови и воды, истекших из ребра Господня, их судьба подлежит сомнению. Некоторые говорят, что они с воскресшим телом Христа сделались нетленными. Об этом и мы сказали в Синаксаре под десятым числом сентября в жизнеописании Варипсавы.

Комментарии для сайта Cackle