архимандрит Пантелеимон (Нижник)

Н. Р. Бобров († 1970 г.) Открытое письмо православным русским людям [по поводу «автокефалии» Американской митрополии].

«Они вышли от нас, но не были наши; ибо, если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и чрез то открылось, что не все наши» (1Иоан. 2, 19).

Итак, порочный круг, наконец, сомкнулся. Многолетния блуждания, многократныя колебания, клятвы в верности, обман – в предательстве, ложь, клевета и инсинуации – завершились естественным концом – «духовной смертью», наглядным превращением «американской митрополии» в «церковный труп».

«Затея с получением «автокефалии» имееть, т.-ск., – свою «историческую давность». Ее пытался осуществить, правда кустарным способом, еще митрополит Платон. «2-го февраля 1927 года митр. Платон собрал «священный синод» из подведомственных ему епископов. Председателем его назначил сиро-араба Евфимия, еп. Бруклинского, которому предложено было составить конституцию «святой восточной православной кафолической и апостольской церкви в Северной Америке». Через 6 месяцев, 14 сентября, созванный Собор епископов ее одобрил и принял в составе митр. Платона и пяти епископов: Евфимия, Феофила, Амфилохия, Арсения, и Алексия.

Затем она утверждена была гражданским путем по законам штата Массачузеттса и 1 декабря объявлена.

19 декабря 1927 года от имени «Святейшего Синода Американской Православной Кафолической Церкви» разослано было всем главам Поместных Церквей уведомление об основании в Америке нового и юнейшего члена семьи Православной Кафолической церкви, – независимой, автономной и автокефальной Американской церкви. Учредители этой «автокефалии» решили объединить все национальныя православныя группы в Америке и организовать их под своим главенством. Чтобы легче и скорее достигнуть этого, новая американская церковь, с одной стороны, лишает национальных названий всех объединяемых ею православных церквей, а, с другой стороны, вводит в богослужение английский язык, как могучее средство для такого объединения.

Для безпристрастия и доказательства интернационального характера новой церкви, Церковь делается «чисто Православной», не русской.

Декларация об этом гласит следующее: «Принимая во внимание, что Русская Церковь теперь неспособна нести ответственность за Православие в Америке и должным образом проявить свой авторитеть, по причине патриаршего хаоса в России, который может продлиться неопределенное время... эта ответственность за Православие и за проявление сего авторитета Церкви в Америке, фактически остается теперь на нас, как канонических русских епископах в Америке... Мы повелеваем одному из наших членов, архиеп. Евфимию Бруклинскому позаботиться о благоустройстве Американского православия в собственном смысле православного кафолического народа, рожденного в Америке и главным образом говорящего по-английски, или других американских жителей и народов, какой бы ни было национальности, или лингвистической группы или происхождения... тех, которые пожелають сами присоединиться к автономной независимой Американской Православной Кафолической Церкви... Уполномачиваем учредить, организовать, основать, возглавить, вести, контролировать и поддерживать определенную, независимую и автономную ветвь Православной Кафолической Церкви, которая да будет известна, законно установлена и общепризнана, как святая, восточная, кафолическая и апостольская Церковь в Северной Америке».

Митр. Платон окончил свою затею вскоре, потому что она встретила осуждение от всех церквей, а первый председатель «синода автокефальной американской церкви» Евфимий (Офиеш), архиепископ Бруклинский, в 1933 году женился и лишился сана. Спустя несколько месяцев не стало и возглавителя «автокефального конфуза» – митр. Платон умер 7/20 апреля 1934 года, но «автокефализм» значительно пережил его. Все эти годы, вплоть до года 1969-го, шла напряженная работа по изысканию иных и любых способов получения заветной «автокефалии». Подбирался соответствующий контингент активных «работников», которым любыя средства были приемлемы для получения «самовозглавления». Основным поставщиком такой безпринципной и антицерковной рабочей силы стал французский Париж, точнее, парижский питомник свободных «богословов» – духовная «академия» – детище небезизвестного учинителя церковного раскола митр. Евлогия.

Кто такой митр. Евлогий и какое благотворное влияние мог оказывать он на питомцев созданного им «духовного» учебного заведения в Париже? Не говорим уже о том, что, будучи монахом и носителем высокого архиерейского сана, он сознательно творил церковное беззаконие и увлекал за собой доверчивых простофиль.

Не будет ли ответом на этот вопрос заметка, заимствованная нами из издававшегося в Париже журнала «Двуглавый Орел» № 20 за 1928 год.

«Новое о советском митрополите Евлогие».

«В Триэсэрии успешно подвизается советский народный судья, товарищ Георгиевский. Как известно, советская власть назначает в народные судьи исключительно проверенных партийцев-коммунистов. Этот товарищ Георгиевский – родной брат заграничного советского митрополита Евлогия. Братья ведут между собой оживленную переписку, и советское ГПУ сему ни мало не препятствует. Оно и понятно. Кстати, в Италии одно почтенное и заслуживающее доверия лицо было как-то в гостях у знакомого кардинала. Разговор зашел об евлогианской смуте. Кардинал заметил, что поведение Евлогия его не удивляет, ибо от фран-масона можно всего ожидать. Русский собеседник усумнился, чтобы православный архиерей мог стать масоном. Тогда кардинал приказал подать книгу с секретным списком... масонов, и в этом списке, под № 3, оказался архиепископ Евлогий, который, по сведениям католических разведчиков, вступил в масонскую ложу задолго до революции – едва ли не в бытность его членом 3-й Государствениой Думы. Примечательно, что секретный католический список был отнюдь не новый и, видимо, составлен был еще в то время, когда митрополит Евлогий пребывал в России. Силуянов».

Как теперь должно быть ясно для всех, в том числе и для возглавителей русско-американской митрополии, роковую роль для «духовной смерти» митрополии сыграл Кливландский Собор, точнее, незначительная числом, но активная и наредкость единомышленная группа... «интеллигентных» людей, перекочевавших в Америку из Парижа, которые в руководстве церковными делами нашли здесь, по выражению соловчанина о. Михаила Польского, «точку приложения своих сил». «Те-же», подчеркивает о. Михаил, «кто «помогали» митр. Евлогию, стали здесь помогать митр. Феофилу»... за откол митрополии от Синода Зарубежной Русской Церкви и за вхождение в «юрисдикцию» советской «патриархии».

На стр. 122 большого и ценнейшего труда «Русская Православная Церковь в Северной Америке» (Историческая справка. Джорданвилль 1955 года, 224 страницы) есть такия строчки:

«Но постепенно стала проявлятъся «работа» сил разрушения. Определенная группа вела компанию против митрополита Анастасия. Важность разрыва с «Карловцами» всячески старался доказать архимандрит Иоанн (Шаховской), присутствовавший на Соборе в качестве «гостя», в то время, как явствует из той же «Исторической Справки», ни митрополит Феофил, ни архиепископ Леонтий (впоследствии митрополит) «до самого начала Кливландского Собора не хотели прерывать связи с Архиерейским Синодом и не без тяжелой борьбы уступили потом просоветской стихии Собора» (о. М. Польский).

В большой статье «Церковная и Личная Политика» (церковный журнал «Православная Русь» № 13 за 1956 год), протопресвитер о. Михаил Польский, говоря о «разрушительной» роли архимандрита Шаховского на Кливландском Соборе, достаточно обоснованно отметает всю ничтожность «доводов» архимандрита за разрыв митрополии с Синодом:

«Взяв на себя эту миссию, еп. Иоанн (Шаховской) продолжает ее до сего дня. В мартовском номере «Рус.-Ам. Правосл. Вест.»... он вспоминает монархическое выступление первого Церковного Собора в Карловцах в 1921 г... неясно намекает на «всю германскую тяжелую эпопею и церковную политику Русского Зарубежного Синода там, но... нашел все же нужным заявить «к чести Владыки Митрополита Анастасия», что он отделял себя от всяких течений, чуждых духу Церкви и что он, конечно, не был «гитлеровцем"»...

«Еп. Иоанн делает вывод, что-де «справедливо русская просвещенная и верующая интеллигенция Парижа…. от таких явлений и нецерковных влияний отмежевалась» и питает «недоверие к церковному центру», бывшему в Сремских Карловцах. «Не очевидно ли нам теперь», констатирует о. Михаил, «что на таковое отмежевание эту интеллигенцию толкала своя, другая политика?... Неужели просоветская политика Кливландского Собора 1946 года, в которой участвовал еп. Иоанн, была более церковной, чем монархическая политика I-го Зарубежного Собора 1921 года?... И если речь шла о личной «политике митрополитов Антония и Анастасия, то позволено говорить и о личной «политике» еп. Иоанна, которая навряд-ли достойна этого серьезного названия, потому что она руководится принципом – быть на той стороне, которая в данный момент имеет успехи...».

Что-же побудило архимандрита Шаховского в прошлом и заставляет епископа Шаховского в настоящем так энергично выступать письменно и устно против Синода Русской Православной Церкви Зарубежной, фактически не имея никаких для этих, чисто митинговых, выступлений данных, разве только фейерверк слов и безсмысленность фраз с стремлением не сказать... ни «да», ни «нет»?

Разрушительная антицерковная «деятельность» парижского митр. Евлогия и американского митр. Платона – понятны: об этом уже много написано и документально доказано. Но... архимандрит Шаховской – смешно же говорить о несбыточных мечтах быть когда-нибудь ему в лоне подлинной Православной Церкви… «сам себе головой»?

«Вспомним, что говорил о себе преп. Досифей, когда приходил ему помысл тщеславиться в больничном послушании: «ты хорошо делаешь постель, но хороший ли ты монах». Ты с претензией «оратор», но какой ты руководитель Церкви? «Когда слепой ведет слепого, то оба упадут в яму (Матф. 15, 14). А слепота налицо... И яма для «американской церкви» оказалась налицо, ибо «лоно» Московской Патриархии... совсем не «лоно Авраама», а ад насилия и неправды».

Край завесы, за которой скрывается эта «разгадка», приоткрывает узник советчины – «соловчанин» о. Михаил Польский:

«Надо полагать», пишет о. Михаил, «что только ценой своей «работы» на Кливландском Соборе и выступлением в печати на защиту московской патриархии (см. «Церковный Дневник» еп. Иоанн, «Н. Р. Слово» 11 апреля 1948 года) и неизвестно еще чем, еп. Иоанн мог умилостивить советские круги и их тогдашних русских попутчиков заграницей, после своего прогитлеровского выступления в Германии. Не только ни одна эмигрантская газета попутчиков, но даже коммунистический «Русский Голос» в Америке, нещадно и постоянно, без прогитлеровских документов и доказательств, поносивший Архиерейский Синод... ни одним словом не обмолвились об этом печатном выступлении архимандрита Иоанна, ныне епископа С. Францисского.

Приводим этот документ полностью, подчеркнув те места, которыя, среди светлых его надежд и претензий на пророческий дух предведения, указывают на симпатии и оценки среды и момента автора этого документа:

«Близок час».

«В крови и грязи пришедшее, уйдет в крови и грязи. Человеконенавистническая доктрина Маркса, вошедшая в мир войной – войной исходит. «Я тебя породил, я тебя и убью!» кричит сейчас война большевизму. До каких дней желанных, под-Советской, и Зарубежной России довелось дожить. Не сегодня-завтра откроются пути свободной жизни, свободного исповедания веры Христовой, свободных слов о Боге. Пред своей кончиной в Москве, в начале большевизма, афонский старец, праведный о. Аристоклий сказал такия, буквально записанныя (людьми, автору сих строк близкими) слова: «Спасение России придет, когда немцы возьмутся за оружие». И еще пророчествовал: «Надо будет русскому народу пройти через многия еще унижения, но в конце он будет светильником веры для всего мира». Кровь, начавшая проливаться на русских полях с 22 июня 1941 года, есть кровь, льющаяся вместо крови многих и многих тысяч русских людей, которые будут скоро выпущены из всех тюрем, застенков и концлагерей Советской России. Одно это уже исполняет сердце радостью. Лучшие русские люди будут скоро отданы России. Лучшие пастыри будут отданы церкви, лучшие ученые – русской науке, лучшие писатели – народу, отцы – детям своим и дети – родителям; к женам вернутся с далекого севера любимые мужья; сколько друзей разосланных вновь соединятся... Невозможно себе представить сколько будет радости людям... Промысел избавляет русских людей от новой гражданской войны, призывая иноземную силу исполнить свое предначертание.

Кровавая операция свержения Третьего Интернационала поручается искусному, опытному в науке своей германскому хирургу. Лечь под его хирургический нож тому, кто болен, не зазорно. У каждого народа есть свои качества и дары. Операция началась, неизбежны страдания, ею вызываемыя. Но невозможно было Провидению далее выжидать свержения безбожного интернационала рукою сосланных и связанных на всех своих местах русских людей. Невозможно было долее ждать, что за эту задачу возьмутся те, так называемыя «христианския» правительства, которыя в недавней испанской борьбе были и материально и идеологически не на стороне защитников христианской веры и культуры. Обезсиленные и закрепощенные по лагерям, заводам и колхозам русские люди были безсильны подняться против международной атеистической силы, засевшей в Кремле. Понадобилась профессионально-военная, испытанная в самых ответственных боях, железно-точная рука Германской армии. Ей ныне поручено сбить красныя звезды со стен русского Кремля. И она их собьет, если русские люди не собьют их сами. Эта армия, прошедшая своими победами по всей Европе, сейчас сильна не только мощью своего вооружения и принципов, но и тем послушанием высшему зову, Провидением на нее наложенному сверх всяких политических и экономических разсчетов. Сверх всего человеческого действует меч Господень.

Новая страница русской истории открылась 22 июня, в день празднования русской церковью памяти «Всех святых, в земле русской просиявших». Не ясное-ли это даже для самых слепых знамение того, что событиями руководит Высшая Воля. В этот чисто русский (и только русский) праздник, соединенный с днем воскресения, началось исчезновение демонских криков «Интернационала» с земли русской... Внутреннее воскресение зависит от сердца человеческого; оно подготовлено многими молитвами и терпеливым страданием. Чаша исполнена до краев. «Великое землетрясение» начинает «колебать основание темницы» и скоро «у всех узы ослабеют» (Деян. XVI, 26). Скоро, скоро русское пламя взовьется над огромными складами безбожной литературы. Мученики веры Христовой и мученики любви к ближнему и мученики правды человеческой выйдут из своих застенков. Откроются оскверненные храмы и освятятся молитвой. Священники, родители и педагоги будут вновь открыто учить детей истине Евангелия.

Иван Великий заговорит своим голосом над Москвой и ему ответят безчисленные русские колокола.

Это будет «Пасха среди лета», о которой 100 лет тому назад, в прозрении радостного духа пророчествовал великий святой русской земли, преподобный Серафим.

Лето пришло. Близка русская пасха...

Архимандрит Иоанн».

«Новое Слово», № 27/356. 29 июня 1941 г. Берлин.

«Прочитав этот документ, каждый скажет, что напрасно еп. Иоанн вздумал упрекать Заграничный Синод в «смешении Св. Церкви и политиканства»... Напрасны и все доводы за раскол. Они безплодны, ничтожны, никогда не будут оправданы, ибо причины их низки, темны и преходящи. Достаточно вспомнить историю Кливландского Собора.

Протопресвитер Михаил Польский».

Можно ли провести, хотя бы подобие аналогии, между этим, явно прогитлеровским документом, написанным одним из активнейших сотрудников американской «митрополии» по учинению в Зарубежной Руси церковного раскола и «благодарственным адресом» Германскому правительству, написанным митрополитом Анастасием? Первый написан архимандритом Шаховским 29 июня 1941 года – в тот период, когда дикия полчища нацистов в течении уже двух лет безпощадно громили Европу и зверски расправлялись с несчастным еврейским народом, что архимандриту было известно. Второй – «Благодарственный Адрес Председателя Архиерейского Синода Германскому правительству написан 12-го июня 1938 года, т. е. точно за три года до начала войны с СССР и за полтора года до начала вообще «второй мировой войны», когда о зверствах «гитлеровцев» никому не дано было знать.

Свою «статью» – славословие Гитлеровцам архимандрит Шаховской писал от «избытка своего сердца», а «благодарственный адрес» Германскому Правительству был написан, как знак признательности за полученный вклад в дело Православной церковности: 25 февраля 1938 года германское правительство издало закон о сохранении недвижимого имущества Русской Православной Церкви во всех городах Германии для нужд Зарубежной Церкви, освободив от долгов и исков.

30 мая 1938 года в Берлине митр. Анастасием был освящен собор, построенный для русских германским правительством, которое дало первую ассигновку в 45.000 марок и затем дальнейшия по мере надобности.

Европейская война началась 3 сентября 1939 года, а войну с СССР немцы начали 22 июня 1941 года.

Попытка возглавителей русско-американской «митрополии» убедить доверчивых простачков, будто в отношениях советского «патриарха» Алексия с злодеем Сталиным и его наследниками – сатанистами, с одной стороны, и Председателем Синода Русской Православной Церкви со злодеем Гитлером, с другой стороны, есть нечто общее – попытка недобросовестная, свидетельствующая лишь о порочности замысла противной стороны дискредитироват блаженнопочившего Авву митрополита Анастасия и об отсутствии в их арсенале для этой дискредитации каких-либо, даже ничтожных, данных. «С начала войны митр. Анастасий не помогал немцам в борьбе с союзниками и потом он не издал ни одного письменного акта в пользу немцев, как это сделали другие, например, один митрополит в Париже 22 июня 1941 г. и один архимандрит в Берлине» («Нов. Слово» № 27 – 356; 29 июня 1941 года).

Патриарх Сербский Гавриил, в бытность свою в Лондоне в октябре 1945 г., различным церковным кругам, русским, английским, и польским, с чувством глубокой симпатии и личной дружбы к митр. Анастасию, заявил, что последний с великой мудростью и тактом держался при немцах, был всегда лояльным к сербам, несколько раз подвергался обыскам и совершенно не пользовался доверием немцев. (Русско-Американский Прав. В. И. 1946 г. Рос. 8 нояб. 1945).

Это свидетельство настолько авторитетно и значительно, что «разсеивает всякую тень лжи и клеветы», независимо от того, кто их сочиняет – отпрыск «высокопоставленных» или «Иван не помнящий родства».

«Не больно, когда большевицкое копыто лягает израненого духовного льва эмиграции, но позорно и горько, когда бросившие свои знамена и бежавшие с поля битвы, «победоносно» и с усмешкой выглядывают из чужого двора на принявших все сражения и сохранивших свои святыни. За что же вы не любите Заграничный Синод? Почему же вы встревожены его существованием, волнуетесь от проявленной им деятельности, радуетесь его потерям, боитесь его усиления, ждете его исчезновения? Потому что честный, прямолинейный, не уступивший ничего и никому, несгибаемый, не знавший колебаний путь служения правде Христовой в ваших условиях является живым укором вашему пути, и вы досадуете».

«Оффициальная церковная власть в России не со своею церковью, не со своим церковным народом – страдальцем. Она – по нужде терпимое насилие». Что Московская Патриархия не отступила от обрядов, с этим можно согласиться, и это будет вполне в компетенции рядовых прихожан. Относительно остального будут судить другие, более сведущие люди, которые, если простят три четверти канонических преступлений этой Патриархии, то и тогда она не избежит отлучения от Церкви. Что же касается Заграничного Синода, то «в общение со Вселенской Церковью он входит не через Константинопольского или Сербского патриарха, а через свою Русскую Церковь, ибо отцы судили, что ни для единой области не оскудевает благодать Св. Духа» (митр. Анастасий). И эта верная область заграницей у Русской Церкви есть, только временно она не в общении с неверным ея возглавлением. Заграничная область – единственный оплот, надежда, утешение и радость Российских катакомб. Так было в то время, когда в них был пишущий; эти строки, так осталось и теперь по подтверждению вновь прибывших из них...» (о. М. Польский). «Позиция непримиримости Архиерейского Синода – это позиция тех, кто в советской России сидит в тюрьмах до сего дня, а многие разстрелены... Заграничная часть Русской Церкви во главе с Архиерейским Собором и Синодом не только себя исповедует, но действительно находится в составе Русской Церкви. Она от нея никогда не отрывалась, живя ея интересами, нуждами, борьбой, правдой, защитой канонов и мучеников, продолжая заграницей тот старый тихоновский, канонический путь первых десяти лет, который там ушел в катакомбы со дня падения митр. Сергия...».

«Архиерейский Собор Сербской Церкви 6 декабря 1927 года постановил: «по канонам св. Православной Церкви, когда православная иерархия со своею паствою вследствие гонений перейдеть в беженство на территорию другой церкви, она имеет право самостоятельной организации и управления, вследствие этого такое право необходимо признать и за русской церковной иерархией на территории Сербской Церкви...»

«Сербский Патриарх Варнава вместе с русскими иерархами участвовал в выработке «Временного Положения о Русской Православной Церкви Заграницей» и с ними его подписал 2/15 XI 1935 года. В нем сказано следующее:

Русская Православная Церковь Заграницей, состоящая из находящихся за пределами России епархий, духовных миссий и церквей, есть неразрывная част Российской Православной Церкви, временно существующая на автономных началах. Высшим органом законодательства, суда и управления для Русской Православной Церкви заграницей является Собор Архиереев, собираемый ежегодно, а его исполнительным органом – Священный Архиерейский Синод. Заграничная часть Русской Церкви состоит из четырех областей: Западно-Европейской, Ближне-Восточной, Северо-Американской и Дальне-Восточной, в каждой из которых образуется митрополичий округ».

Таким образом, согласно св. канонам, Сербская Церковь признала всю полноту единой центральной церковной власти за Архиерейским Собором и Синодом, распространяемую на все страны, где есть русские приходы.

На фоне всех этих Соборных деяний, заслуживаеть внимания отношение к ним руководства «митрополии Сев. Американской Области». Отколовшись, в нарушение упомянутого «Положения», совместно со всеми выработанного и вместе со всеми подписанного, от Архиерейского Собора и Синода Русской Православной Церкви заграницей, названные «руководители» оставили у себя награды, сохранили за собой полученные от Русской Церкви... рукоположения, хиротонии и «митрополичье» наименование. Тогда, как по логике общепризнанной, следовало бы от всего отказаться и возвратиться в свое... первобытное состояние. В самом деле, если Архиерейский Собор и Священный Синод Русской Православной Церкви Заграницей «признаются» органами «не законными», не «каноническими», то как же можно... присваивать себе «незаконныя» даяния?

И так всегда: вступать в состав Зарубежной Церкви, как бы для того, чтобы получить каноническую... подачку от... «не канонического» даятеля и, под неблаговидным предлогом уйти к себе с очередным «даянием».

За грех отделения от Русской Церкви, за несохранение братского союза епископов заграницей, за союз с большевиками чрез посредство общения с Московской патриархией в условиях своей свободы, за невыполнение долга пред Матерью Церковью, к которому обязывают эти условия, за отказ от борьбы за ея истину, епископы будут отвечать пред Русскою Церковью, не говоря о том, что и перед Богом на Суде Божием.

Когда то Сербский Патриарх Варнава, в горячей любви к России и к русским людям потерявшим свое Отечество, говорил:

«Знайте, что изуверы, гонящие Церковь, не только ее мучают, но стараются ее расколоть, разъединить и всячески простирают свои преступныя руки и к вам, находящимся за пределами вашего Отечества. Вы, верные сыны России, должны помнить, что являетесь единственной опорой великого Русского народа, и вы обязаны во что бы то ни стало сохранить неповрежденными народныя церковныя предания во всей их чистоте. Это ваш долг перед Богом, перед вашей Великой Родиной и перед всем Христианским миром...».

И этот наказ Патриарха Сербского Варнавы, Русская Зарубежная Церковь в полном составе своем, и клирики и миряне, всегда помнит, сознавая, что все нападки на возглавителей ея, ложь и клевета на весь ея церковный строй – продукть деятельности «изуверов, гонящих Церковь и пытающихся ее расколоть, разъединить». К сожалению, этого не понимают и не сознают возглавители русско-американской «митрополии», когда, в своих нападках на Русскую Православную Зарубежную Церковь, пользуются тактикой... «изуверов».

Неправда, будто бы епископат, клирики и миряне Зарубежной Церкви считают себя «находящимися вне ограды Православной Русской Церкви», ибо «никогда не разрывали канонического, молитвенного и духовного единения со своей Матерью Церковью. Представители Зарубежной Церкви вынуждены были прервать общение только с высшей церковной властью в России... Зарубежные епископы встретили для себя твердую поддержку в этом... в лице т. н. епископов-исповедников в России, которые жили в той же опасной и тревожной обстановке», как и оба советских «патриарха», «перенесли гораздо больше чем они и гонений... прошли сквозь тюрьмы, концлагери и отдаленныя ссылки, ходили подлинно, как «смертники»... и потому вправе были требовать от них таких же жертв для Церкви, какия приняли сами... «Подумайте об ответственности на Страшном Суде Божием», писал один из них из ссылки митр. Сергию, заключившему унию с сатанистами, «и откажитесь от Вашего курса и Ваших компромиссов... явите себя глашатаем Вечной Правды... отбросьте человеческия мудрования и разсчеты и станьте на путь твердого исповедничества во имя Христово, не бойтесь возможности горших скорбей и испытаний для Церкви (оне неизбежны и Ваши компромиссы лишь принижают их значимость), ибо Церковь возликует, идя вслед за сим на новую Голгофу и даже в страданиях своих благословит Ваше имя, зная, что главный источник разлагающего ее начала уничтожен. Но увы! если Ваше Высокопреосвященство станете упорствовать в Вашем курсе и открыто пренебрежете голосом Церкви, то она, продолжая свой крестный путь, откажется от Вас, как соучастника с ея распинателями...».

Способны ли эти слова, в которых гонимая Зарубежная Церковь «слышит как бы глагол апостолов, голос древних отцов и учителей Церкви и наших великих Отечественных исповедников Православия – Святителей Филиппа и Гермогена», затронуть религиозное чувство и разбудить православную совесть у возглавителей американской «митрополии», игнорирующих завет первомучеников и исповедников Церкви Православной – отказаться от советских «патриархов, как соучастников с распинателямн Церковными»?

Ссылка группы возглавителей американской «митрополии», в своих домогательствах «автокефалии», на «пожелания», якобы высказанныя свят. Тихоном в бытность последнего правящим епископом С. Американским, – не заслуживает внимания. Таким «пожеланием» не оправдывается получение «автокефалии» во что бы то ни стало и от кого бы то ни было. Мог ли первомученик Церкви Российской, предавший анафеме ея гонителей – «извергов рода человеческого», благословить явную несуразность: войти в «деловую» сделку с этими «извергами» по каким-либо церковным вопросам?

Не был ли призыв Святейшего противоположным и категорическим:

«Заклинаем всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение... стать на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне святой Матери нашей...

Архипастыри и пастыри с пламенной ревностью зовите чад ваших на защиту попираемых ныне прав Церкви Православной...» (послание св. Тихона 19/1 1918 г.).

Так ли действуют возглавители американской «митрополии»? Так ли они выполняют его призыв? Понимают ли они, исключая, конечно, еп. Шаховского и его парижских единомышленников – «парижских мудрецов», что, заключая «сделку» с представителями советской «патриархии», тем самым они вступают в общение с «извергами рода человеческого», т. к. без визы «извергов» на этой «сделке» она не будет действительной.

В оправдание преступной связи руководителей «митрополии с орденоносным «патриархом» советским Алексием – ставленником сатанинской власти, г. А. А. Боголепов, видимо, главный «советник» митрополии по церковным «делам», в своем обширном «разъяснении» – «Исторический Путь Американской Митрополии», поражает своей потрясающей... «канонической» вольностью, когда пытается собственным домыслом оправдать назначение сатанинской богоборческой властью на Всероссийский Патриарший Престол Алексея Симанского.

«Правящие иерархи Поместных Церквей,» пишет г. Боголепов, «нередко подлежат утверждению их светским правительством. В Византии», приводит он пример, «патриархи и епископы утверждались Императором», а посему, дескать, и советский «патриарх» Алексий, назначенный на этот высокий иерархический пост богоборцем Джугашвили-Сталиным – «канонически-правильно поставлен».

Позволительно, после таких частных домыслов, задать г. Боголепову общий вопрос, понимает ли он разницу между православным Византийским Императором, защитником Церкви от раскольников-узурпаторов, хранителем ея, и богоборцами сатанистами – гонителями Церкви, разрушителями и осквернителями святых храмов, использующими преданное им «не за страх, а по совести»... «патриаршее священноначалие» в своих сатанинских целях? Понимает ли г. Боголепов существенную разницу между турецким султаном, китайским богдыханом и татарским ханом, по своему богобоязненными и по своему в Высшую Силу верующими, и сатанистами, типа Джугашвили, Ульянова-Ленина, Хрущева, Косыгина и... имя им «легион», ведущих безпощадную борьбу со всякой религией и безпощадно уничтожающих всех... не по совести своей им, богоборцам, «преданных»?

Пусть еп. Тихон и «выражал», неизвестно в какой обстановке, когда и в каких выражениях и в силу каких обстоятельств, свое «пожелание» видеть Сев. Американскую Православно-Русскую Епархию самоуправляющейся единнцей, но разве позволительно толковать это его «пожелание» в произвольном аспекте, безотносительно к главному: достаточно ли крепка и нерушима Православная вера у американских пастырей и у их пасомых и достаточно ли обезпечена ея нерушимость и развитие; соответствует ли своему назначению стоящее у власти церковное руководство, не совершает ли оно в настоящем и есть ли основание расчитывать, что не совершит оно в будущем ничего неканонического.

Можно ли по православной совести и перед Богом утвердительно ответить на все эти основные вопросы?

Конечно, нет, нет, и нет!

Если в бытность свою правящим архиереем Сев. Американской епархии, еп. Тихон дает убийственную характеристику церковной некультурности его паствы, когда, по его словам люди «в оправдание своего отступничества от Православия приводят суждения о том, что здесь – не старый край, а Америка и потому (!?) нельзя соблюдать всего, чего требует Церковь... почитают «стариною», «непринятым среди образованных людей» носить на себе крест, иметь в доме иконы, соблюдать праздники церковные и посты... не говеют, не исповедуются... не венчаются по церковному...» (слово еп. Тихона в гор. Сан Франциско 23 февраля 1903 г.), то, спрашивается, что изменилось за прошедшие шестьдесят лет в этой потрясающей церковной некультурности?

Не добавилось ли чего определенно антиканонического?

«Каноническая оценка позиции Американского высшего церковного управления сделана была однажды», свидетельствует протопресвитер о. Михаил Польский, «в проповеди представителя Архиерейского Синода в Америке, Архиепископа Виталия, который сказал: «самостоятельность Православной Церкви в Америке нужно заслужить, но нельзя ее украсть, пользуясь современным положением Русской Православной Церкви». Что из себя представляет вся эта история домогательств в американской епарахии, начиная с 1920 года, пусть каждый судит сам. Пусть каждый, слепо идущий за своим «руководством», над этим вопросом серьезно задумается и решит, не... «парижской», а своей русской головой, куда его ведут и от чего отводят, памятуя, при этом, строгий завет святого Апостола Павла:

«Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными. Ибо какое общение праведности с беззаконием?... выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и Я приму вас» (2Кор. VI, 14, 17).

«И не участвуйте в безплодных делах тьмы, но и обличайте. Ибо о том, что они делають тайно, стыдно и говорить» (Ефес. V, 11–12).

Н. Бобров.


Источник: «Луч света». Учение в защиту Православной веры, в обличение атеизма и в опровержение доктрин неверия. В двух частях: Часть вторая. / Собрал, перепечатал и дополнил иллюстрациями Архимандрит Пантелеимон. — Издание второе. — Jordanville: Издание Свято-Троицкого Монастыря, 1970 [1971]. — С. 401-407.

Комментарии для сайта Cackle